Новинки » 2021 » Февраль » 11 » Владимир Поселягин. Сеятель. Вечный 3
10:38

Владимир Поселягин. Сеятель. Вечный 3

Владимир Поселягин. Сеятель. Вечный 3

Владимир Поселягин

Сеятель. Вечный 3

 

с 11.02.21

  с 01.02.21  425р 332р.  -22%
 
  -22% Серия

 Военная фантастика

  -22% Книги

Владимира Поселягина

01.02.21 (367) 330 р.Скидка 100%

 
Федор Палкин уже привык к постоянным повторениям своей жизни. Пусть в других телах, но всё же. Однако в последнее время смены тел и времени жизни, а точнее выживания, начали его напрягать. Даже от вечной жизни можно устать. Однако, когда тот при очередной смене тела попал в лабораторию, откуда всё началось, у него появился тот самый стимул, ради которого он столько вытерпел. Теперь задача. Он в незнакомом теле подростка, и нужно как-то выбраться и отомстить. Слишком долго он этого ждал.


М.: АСТ, СПб.: Издательский дом «Ленинград», 2021 г.
Серия: Военная фантастика
Выход по плану: декабрь 2020
ISBN: 978-5-17-134684-3
Страниц: 352
Выпуск 191. Третий роман цикла «Вечный».
Иллюстрация на обложке В. Гуркова.

Сеятель. Вечный 3
Содержание цикла:
Купить все 3 книги серии  Вечный со скидкой -  

1. Корейский вариант (2018)  

2. Время Сурка (2020)


3. Сеятель (2021) нов

Литрес
Книга 1

Корейский вариант

Корейский вариант
2

Время сурка

Время сурка
 

Книга 3. Сеятель

 

 

Очнулся я от озноба, что бил всё тело. Дело привычное, после уколов реакция на штаммы вирусов. Почти сразу скрипнула дверь, открываясь, и в камеру вошло трое. Двое охранников, и лаборант. Тот взял кровь, измерил состояние, температуру, записал что-то в принесённый журнал, и удалился, забрав все приборы и аппаратуру. Тот столик катил перед собой. Кстати, когда я тут загибался в своём родном теле, ко мне заходило трое охранников, я считался буйным, одному лаборанту гортань порвал, не откачали. Тут двое, но это тоже для подростка много, одного обычно хватает, если что, лаборанты помогут, они все парни крепкие как на подбор. Может действительно подбирают? Значит паренёк, в тело которого я попал, тоже был не подарок. Проверил память, так и есть, одному охраннику ударом ноги колено выбил. Неплохо, рад за него, но для побега это как раз плохо, может осложнить его. С двумя я ещё справлюсь, даже в таком теле, с тремя уверенности уже нет.

Когда принесли пищу, судя по каше с рыбой, сейчас ужин, я поел, чай выпил, всё в пластиковой одноразовой посуде, бросив в мусорный мешок через подвальное окошко, мешок держал охранник, после этого умылся под умывальником, тут всё монументальное, не оторвёшь, и стал изучать себя. Зеркал в камерах не было, так что больше на ощупь. Что ж, опыт у меня немалый, тем более, когда жил с Май, моей вьетнамской принцессой, закончил в Аргентине медицинский университет, по профессии полевой хирург. Да и вообще хирург, но изучал отдельную дисциплину, у нас в университете подавалась, изучали военно-полевую хирургию. Я был офицером запаса в Аргентине. Не раз приходилось свои навыки использовать, пока мы работали вдали от цивилизации, однако практики мало, не скажу что деградировал как хирург, но и опыта было действительно мало. Так вот что я скажу, изучая себя. Не больше пятнадцати лет, да и сомневаюсь, что столько есть, думаю лет четырнадцати. Тело высокое, стройное, худощавое, хотя я бы сказал худое. Думаю, от недоедания такое может быть. Возможно парнишка из неблагополучных, возможно даже из бродяг. Только зубы все на месте, и похоже над ними работал опытный стоматолог, что не подтверждает мою версию. Никаких отметин, разве что от местной исследовательской аппаратуры и уколов, я не нашёл. Ни шрамов, ни ожогов. Волосы светлые, я вырвал клок, на ощупь лицо правильное. В общем, зеркало нужно, но славянская внешность, это точно.

Одет я был в синий медицинский костюм, специальный для пациентов. Бирок или чего такого нет. Тот слегка не по размеру, чуть больше, но не страшно. Кроме синего костюма только тапочки. Даже белья не дали, сволочи. В принципе, тело мне досталось крепкое, мускулы чувствовались, думаю парнишка не так давно активно спортом занимался. И судя по накаченным мышцам, тот или троеборец или просто бегун. Хотя верх тоже неплохо подготовлен, не только ноги. Озноб уже прошёл, хотя температура держалась, по этой причине я решил пока полежать. После ужина в сон тянуло, поэтому улёгся на койке, она к стене намертво прикреплена была, и завернувшись в одеяло, уснул. Я помню про побег. Но не время пока. Несмотря на то что я тут в родном теле провёл четыре года, про лабораторию я практически ничего не знал. Свою камеру, блок содержания, два коридора, и исследовательский корпус, куда меня пристёгнутого к каталке, возили охранники. Это всё. Где она находится, только приблизительно, радио которое мельком слышал, говорило на литовском, значит в Литве. Меня даже привезли сюда в бессознательном виде. Съел обед в тюрьме, уснул, очнулся в камере у этих безумных учёных. Вот такая история.

Следующую неделю я готовился, занимался в камере, качался, давал проводить замеры. Я знал, в течении двух недель после ввода штамма, меня только изучают, не более. Причём штамм не опасный, раз без защитных костюмов были. Вот когда я в родном теле был, мне там два года кололи самые опасные штаммы, только в костюмах заходили, да и камера оборудована, с вытяжкой и всем необходимым. А тут обычная камера. Ничего, привык, кормят хорошо, но из-за занятий, всё быстро пролетало, не в мясо шло, так что как оставался худощавым, так и оставался. Видимо строение тела такое. А пока готовился к побегу, размышлял. Охранников взять можно, не проблема, как я думал раньше, вот только вооружены те электрошокерами, да дубинками. Ничего огнестрельного да опасного. Однако я надеялся, что у меня будет повторный шанс, если в первый раз не получится, то с его опытом продвинусь дальше в следующих, пока не вырвусь на свободу. Да не просто убегаю, а освобожу всех пленников и подопытных, включая местного Фёдора. Тому конечно уже девяносто, но я имел право называть его по имени, несмотря на возраст того.

Сейчас же я сидел на койке, как раз обед прошёл, час назад всего, когда расслышал шаги из-за двери, они эхом доносились, это точно ко мне, время я чувствую отлично, а через час те придут к несчастному в соседней камере. Судя по писку, что иногда доносился, похоже это женщина или девушка. А может и ребёнок. Я пока готовился, пытался вступить в контакт с соседями. На голос примчались охранники, после нескольких ударов тока, шуметь как-то расхотелось, так что перестукивались. Сосед справа отвечает, а вот женщина слева нет. Или всё же там ребёнок? Дверь скрипнула, открываясь, вырывая меня из размышлений, и вошедшие охранники зафиксировали меня на койке, не пристёгивали, хотя с буйными именно так поступали, но от подростка опасности те не ждали. Один стал в голове, другой в ногах, а к койке подкатили столик со всем необходимым. Всё это было рутиной, это я давно заметил, даже охранники были расслаблены, не то что лаборант. Поэтому, когда я схватил лежавший на столике зажим, к сожалению, кроме него вблизи доступа рук ничего не было, метнув в того что стоял в ногах, это стало полной неожиданностью. Хотя лаборант и охранник в голове отреагировали с похвальной быстротой. Реакция у них была очень высока, но я всё же оказался быстрее. Пока тот что в ногах оседал, острый конец зажима вошёл тому в глаз, и похоже достал до мозга, я перекувыркнулся через голову и ударами обеих ног ударил по подбородку второго охранника. Хотя тот успел схватить мои руки, удар ног пропустил, и отлетел к стене, сползая явно в бессознательном состоянии. Однако оставался лаборант.

Тот прыгнул на меня, набирая воздуха в лёгкие, у них по инструкции в случае внештатной ситуации сразу орать, чтобы на шум помощь подоспела, однако я и не пытался уйти от него. Наоборот принял того на колени, что успел поджать после удара, так что тот рухнул на них. Чую - пару рёбер он сломал. Тот видимо прыгнув, хотел спеленать меня, своим тяжёлым телом удержать, зафиксировав руки, и поорать, вызывая помощь, но я этого ожидал. Однако несмотря на повреждения, замысел свой тот исполнил, и руки схватил, разведя их на ширину плеч, и навалился на меня, ни вздохнуть, ни охнуть, ещё и с поджатыми ногами оказался зафиксирован. Этим я воспользовался. Пока тот хрипел, пытаясь отдышаться чтобы заорать, я начал их распрямлять, дёргая руки. И неожиданно освободил одну. Тот пытался снова её схватить, однако я ударил кулаком тому в висок. Костяшками. Вырубил. Дальше ногой оттолкнув столик, тот откатился, я с некоторым трудом сбросил тушу лаборанта с себя, и отдышавшись, адреналин так и пёр, сердце готово вот-вот выскочить из груди, весь в поту, костюм мой пропитался, всё же медлить я не стал. Времени чтобы в себя прийти, выделил миг, пять секунд, и встав, занялся делом. Теперь у меня полчаса, пока не поднимется тревога. Все замеры лаборанта занимали примерно это время. Так что быстро осмотрев столик, я взял шнур от прибора, отсоединив его, и накинув удавку на второго охранника, первый затих, хотя мелкая дрожь по телу ранее пробегала, пульса нет, я проверил, и начал душить. К сожалению, больше ничего подходящего не было. Тот тоже задёргался, помычал, но руками не шевелил, видимо хорошо я его ногами приложил, не очнулся. Тут лаборант застонал и зашевелился. К счастью, охранника я до душил, так что прыгнув на спину лаборанту, накинул удавку, и стал душить и его тоже. Минуты две борьбы, я даже удивился продолжительности, пока тот не затих. Ещё раз проверив, убедился, что все трое мертвы. Теперь по одежде. Ни одна мне по размеру не подходила, однако ботинки на высокой шнуровке одного охранника были вполне впору. Всего на размер больше, сорок второй где-то, также позаимствовал штаны со множеством карманов, у бывшего хозяина кишечник не освободился, как у двух других, поэтому и снял, ремень застегнул с рацией, дубинкой и шокером, наручники ещё были. Форма у охраны чёрная, мешковатая, военизированная, с надписями на спине и на груди. Дальше надел куртку, утонув в ней, кепку сверху, и осмотрев себя, вздохнул. За охранника меня не принять, даже издалека. В коридоре камеры наблюдения, так что о побеге узнают быстро.

Я согнал складки назад, сунул сзади за ремень второй шокер, они в виде пистолетов были, как я понял, выстреливали контакты на проводах и били противника током. Кстати, тут регулятор был, я поставил на максимальную мощность у обоих. После этого ключом, целая связка на ремне одного была, открыл дверь камеры. Она изнутри запирается, что охранники и делали, запустив лаборанта, ну и выйдя наружу, запер дверь, и уверенным шагом направился прочь от исследовательского корпуса. Охранники всегда с этой стороны подходили, значит и комната где сидит тот, кто наблюдает за картинками от камер наблюдения, тоже где-то тут. Пока всё было тихо. Полный разворот плеч, козырёк бейсболки скрывает лицо, шагаю уверенно. Подойдя к решётке, я открыл замок, закрыл решётчатую дверь, заперев её. Сразу вторую такую же дверь открыл и закрыл за собой, и направился дальше по коридору, повернув за угол. Тут уже нормальные двери были. В этом месте бывать мне не доводилось, блок содержания и камеры с пациентами остались за спиной, видимо тут служебные помещения. А на стене план эвакуации висел с отмеченными помещениями. Что интересно, камер содержания на нём нет, те места отмечены как подсобные помещения. Мельком глянув на неё, отсчитав три двери справа по ходу движения, подошёл и потянул за ручку. Закрыта. Тогда я постучался. К моему удивлению, раздался щелчок, я потянул, и та открылась. Входя в комнату, доставая оба шокера, я уже понял почему тревоги ещё нет. Охранник, что должен был наблюдать за мониторами, сидел к ним спиной и ржал от шуток ещё одного охранника, сидевшего на диване. А всего их трое в помещении было. Наблюдатель, тот что на диване, и в открытой двери в соседнее помещение, стоял и вытирал руки тряпицей ещё один. Выстрелил я в этих двоих. В дверях и наблюдателя. По первому, тот мог запереться в помещении, не достать, а рядом со вторым кнопка тревоги. Так что использовав шокеры, те тряслись от ударов тока, я отшвырнул их, и выхватив дубинку, ударил по ногам тому, что ранее сидел на диване. Тот уже вскочил, доставая своё оружие. К моему удивлению, из кобуры показалась «Бететта», а не шокер.

Действовал я быстро, удар по ногам, и под вскрик охранника, это болезненно, так резиновой дубинкой по коленям, и по затылку. Тот повалился на пол замертво. Пока те двое дёргались, я подскочил к третьему. Забрал из рук «Беретту», проверил, оружие боевое, не резиновые пули, бывший хозяин успел привести пистолет к бою, что и дало мне время, сменил на ремне кобуру шокера на ту что для «Беретты», перекинул три чехла с магазинами для неё. После этого стал обыскивать охранников. Деньги и мелочёвка. Заглянул в отрытую дверь, в помещении только две двери было, в коридор и соседнюю комнату. Это арсенал оказался. Теперь понятно почему первый охранник руки вытирал, он тут чистил оружие, на столе лежал автомат «МП-5». Незваных гостей я не опасался, дверь запиралась автоматически, и открыть её мог только охранник за пультом. Что кстати, тот и сделал, впуская меня. Думаю, он мельком глянул на монитор, увидел в форме своего, и впустил. А может и не смотрел. Тут конечно всё строго, но не тюрьма. Хотя на мой взгляд, тут даже хуже.

Я скинул куртку, наблюдатель был тщедушный и его униформа мне подошла. Тоже слегка великовата, но не то что было ранее. Далее я окопался в арсенале. Набивал магазины к пистолет-пулемётам, укладывал в подсумки, на себя подсумки и ремённую систему накинул, на бедро кобуру с «Глоком». Хороший пистолет, он мне нравился. На другом бедре нож. Именно с помощью него я глотки всем трём охранникам и перерезал. Неплохо вооружился, только на мой взгляд арсенал слабоват, двадцать автоматов и столько же пистолетов. Для пациентов пойдёт, но не для обороны. Снарядил я два десятка магазинов, большую часть по многочисленным карманам распихал, прихватив пять автоматов, тяжело было идти, и покинув комнату охраны, у наблюдателя я забрал чип, чтобы открыть дверь снаружи, карточка такая, и побежал обратно. Открыл обе решётчатые двери, не запирая их, и стал открывать камеру. Начал с камеры Фёдора. Она не сначала, но хотел начать с него. Кстати, я был серьёзно так подготовлен. На голове каска, думаю кевлар, лёгкая. В комплекте с ней шёл прибор ночного виденья, я дожил в других жизнях до этих времён, и интересовался подобными девайсами. Сейчас тот отключён, но пригодится если выключат свет. Бронежилет, разгрузка со множеством карманов, гарнитура к рации. Всё в чёрном цвете. В общем, смотрелся как настоящий спецназовец.

Думаю, именно поэтому, когда я открыл дверь, распахнув её, и стоял в дверях с автоматом наготове, местный Фёдор вытаращил на меня глаза, лёжа на койке. Думаю, тот своим глазам не верил.

- Меня Матвеем зовут, - негромко сказал я. - Я подопытный из другой камеры. Убил лаборанта и пять охранников, вскрыл арсенал. Ты не против прогуляться к учёным и вернуть им всё причитающееся?

Тот оскалился такой жуткой злобной улыбкой, зубов не было, что даже я вздрогнул. В глазах плескалась настоящая злоба и ненависть. Однако, возраст. Встал тот осторожно и пошаркал ко мне. Когда я отдал ему один из пистолет-пулемётов, тот вцепился в него как утопающий за соломинку, с надеждой и отчаяньем. Передав также пару запасных магазинов, и ключи от другого охранника, запасной комплект, велел открывать остальные камеры, он справа от своей, я слева. Каждому кто находился в трёх десятках камер, они с обеих сторон были, всего тридцать две, пустых не было, сообщали что готовимся к побегу. К сожалению, набрать боеспособных, считая меня с Фёдором, удалось девять человек. Остальные старики, женщины и дети. Тревоги пока не было, хотя те полчаса прошли, которые должен лаборант потратить. А ведь его ждут чтобы сравнить данные с прошлыми днями. Все мы отправились в комнату охранника-наблюдателя. Большая часть вооружилась там из арсенала, разгрузки, каски, бронежилеты, рации, я настроил рации на одну волну, тут с шифровальными платами были, и мы направились к исследовательскому центру. Нас было одиннадцать, две женщины вооружившись присоединились к нам. Молодые и отчаянные.

Схему лаборатории, включая исследовательского корпуса, мы уже изучили. Через камеры, и в компьютере, что был у наблюдателя. Добравшись до места, шедший впереди парень, он бывший омоновец из Вильнюса, именно он принял командование, пристрелил охранника на входе. Там пост был. Использовал «Глок» с глушителем, несколько таких пистолетов в кейсах, нашлось в арсенале, в ящиках шкафов. Там же рюкзаки-однодневки того же цвета что и форма. Я рюкзак прибрал, как и два кейса с пистолетами, патронов отсыпал доверху. «Беретту» убрал в рюкзак. На бедре «Глок» с глушителем был. Да, в кармашках разгрузки две светошумовые гранаты и ещё шесть в рюкзаке. Также приметил зарядные устройства к рациям, штук пять на зарядке было, и взял одно, там адаптированное устройство, можно от сети заряжать или от гнезда питания в машине. То есть, возвращаться в арсенал я не планировал, сразу ноги сделаю. Хотя пленных выведем, не без этого. Пока один из пленников освобождал охранника от униформы, никому в синих костюмах ходить не хотелось, а у того его размер был, мы вот как поступили. Нас четверо в чёрной форме, в масках, так что мы уверенно по коридору прошли к концу корпуса. Учёные-генетики на нас удивлённо смотрели, трое встретилось, однако ничего, дошли до поста, именно тут был выход, и омоновец пристрелил охранника уже здесь. Тот кстати вооружён был, пистолетом и помповым ружьём. Вот это интересно, в арсенале их не было, хотя стойка имелась, пустая, да и патроны были, двенадцатого калибра.

Дальше действовали так. Трое от выхода начали зачищать помещения, но не захватывать медиков и учёных, а уничтожая их. Автоматы за спину, в руках пистолеты, работали тихо. Окон не было, помещения подвальные, так что оружие с глушителем думаю тут нам будет в помощь. Другие по сигналу, рации нам помогали, начали работать с другой стороны, двигаясь навстречу. Я же сел на место убитого охранника. Тут было три монитора, на них шли картинки с камер, что находились снаружи. Шесть камер, на экране разделены на квадратики. Я видел заснеженный двор, заставленный легковыми машинами, несколько микроавтобусов, и две санитарных, будку охранника у ворот, там он и маячил. Ворота мощные, в бок уходят. В общем, в зачистке мне поучаствовать не дали, старшой, что взял командование на себя, довольно жёстко указал мне на моё место. Держать выход во двор.

- Парни, под столами смотрите. Эти крысы могут там прятаться.

Мой совет, что я дал в эфире, помог, троих нашли, и застрелили. Хотя мне тоже повезло, из подсобки двое выскочили, я их и пристрелил, тоже из пистолета. Если уж работаем тихо, так тихо. Судя по растрёпанному виду и наспех одетой одежде, те там явно не перекусывали. Спаривались видимо. Ладно хоть разнополые были, а то знаю я американцев. Парня я впервые вижу, а вот девушка знакома, кажется тоже учёный-генетик. Год как тут работает. Зачистка заняла шесть минут, почти три десятка мы уничтожили. Разные учёные, генетики и их помощники. Повезло, день рабочий, все на рабочих местах были. Лаборатории к чертям разгромили, пациенты вымещали злобу. Разбивали всё что видели. Дальше, пока двое убежали привести остальных из арсенала, я передал пост омоновцу, тот картинки с камер стал внимательно изучать, а сам направился к помещению что находилось рядом. Это была раздевалка, где работники переодевались в униформу. Оно уже проверено было. Кстати, второй выход был у другого крыла, где арсенал находился, там же морг, поэтому решили прорываться тут.

- Ты куда? - тут же отреагировал омоновец.

Мы вообще все на нервах были, адреналин зашкаливал, так что резкий окрик заставил меня вздрогнуть. Однако остановившись и обернувшись, я сообщил:

- Тут раздевалка, одежда гражданская, деньги, ключи от машин. Я лично собираюсь свалить из Литвы и средства мне нужны. Тем более спасённых я бросать не намерен. Например, дед Фёдор, я доставлю его к семье, это мой долг. Надеюсь и другие так же поступят и возьмут на себя вернуть пострадавших родственникам. Если они у них есть.

- Добро.

Омоновец передал пост Фёдору, тот устало сел в кресло, и с остальными мы прошли в раздевалку. Стали вскрывать шкафчики, они не запирались, осматривать одежду, отбирать по размеру. Я сходу приметил на одном из шкафчиков большую спортивную сумку с известным логотипом фирмы, что изготавливает разную одежду и спортивные аксессуары, достал её, вытряхнул содержимое, спортивный костюм, пропахший потом, влажное полотенце, кроссовки в целлофановом пакете, в общем, ожидаемо, кто-то пробежками любил заниматься. В эту сумку я и стал складывать вещи. Нашёл зимние кроссовки по размеру, сорок первый, сложил, туфли, должны Фёдору подойти. Костюм для него и пальто с шляпой. Всё же на улице зима. Я посмотрел время на мобильнкие одного из убитых, пятое декабря две тысячи тринадцатого года. Сами мобильники не брал, опасался, что отследят по ним. Для себя джинсы, рубаху, и зимнюю пуховую куртку. При этом обхлопывал всю одежду в поисках находок, деньги убирал в отдельный кармашек. Нашёл ключ от автомобиля с брелком сигнализации, эмблема «Мерседеса». Я на стоянке видел микроавтобус этой марки с затонированными стёклами, как раз будет. Надеюсь ключ от него, так что прибрал в карман. Тут и другие подошли, тоже собирать начали, да сразу переодеваться. Для всех хватало. Дальше, пока те готовились, я вышел из раздевалки и передал одежду Фёдору. Тот не стесняясь разделся до нага, и стал одеваться в приготовленную одежду. Я также поступил. А униформу убрал в сумку, как и оружие. Рюкзак, каску и бронежилет тоже. Да всё. Деньги по карманам, за пояс пистолет, в кармане электронный ключ от машины. Дальше двое в форме вышли и ликвидировали охранника в будке. Один зашёл в будку, стал искать как открыть ворота, а омоновец, собрав нас во дворе, сказал:

- Грузимся в эти две машины и прорываемся к границе с Россией. Кто не с нами, уходят самостоятельно.

Причину такого решения я понимал, омоновец офицер, тот скачал всё что можно с компьютеров, двое что разбирались с ними помогли ему с этим, и ему ещё нужны были живые свидетели. Так что те грузились в два микроавтобуса, а мы с Фёдором, тот решил со мной ехать, скрипя снегом подошли к внедорожнику. К сожалению, когда я проверял пульт автосигнализации, пискнул не нужный мне автомобиль, а этот небольшой трёхдверный внедорожник серебристого цвета. Сумку я закинул в багажник, и устроившись за рулём, вставил и провернул ключ. Машина промёрзла, все же зима, декабрь, однако движок затарахтел сразу, похоже дизель. Включив отопление, тут климат-контроль был, я стронул машину с места и выехав следом за микроавтобусами наружу, покатил не за ними, а свернул в другую сторону. Кстати, помповое ружьё с поста я забрал, к нему всего десяток патронов в подсумке было, с картечью.

- Что там увидел? - спросил Фёдор, крепко держа автомат, что лежал на коленях. У меня автомат между сиденьем и дверцей был, ружьё с сумкой в багажнике. Сам я оборачивался, пока мы отъезжали от центра, там пожар разгорался.

- Вывеска была. Представляешь, они и не прятались. Так и написано, что исследовательская лаборатория.

- Твари.

- Это да. Кстати, что это за город? Улочки узкие, старый город, но не узнаю.

- Я тоже. Похоже мы в центр едем, вон ратушу видно, там и узнаем, - несколько нервно крутя головой, ответил Фёдор.

Я его понимал, столько лет провести в камерах, а тут открытое небо, в смысле затянутое низко висевшими облаками, похоже вот-вот снег пойдёт, люди вокруг, яркие вывески реклам. Ему нужно адаптироваться, да и здоровье его меня беспокоило, а ну как сердце откажет? Нет, мы Палкины такие, всё выдержим.

- Точно.

Я остановился, при этом скрывая лицо, и Фёдор со своей стороны поинтересовался у похожей женщины, что это за город. Оказалось, Утена.

- До границы меньше ста километров, - сообщил Фёдор. - Быстро доедем.

- Быстро, - согласился я. - Только у меня тут дела есть, отомстить той твари, из-за которой я к американцам в лабораторию попал.

- Хм, у меня тоже должок остался, - задумался тот. - В Вильнюсе живёт гад. То есть, двадцать лет назад жил, но вот где, не знаю. Можно уточнить у начальника тюрьмы, где я сидел раньше. Он должен знать. Тот в деревушке живёт, а та рядом с тюрьмой находится где меня содержали. По пути будет.

- Найдём, - обнадёжил я. - Займёмся твоим долгом, потом я передам тебя родственникам. Есть они?

- Сыновья.

- Вот им, и займусь своим должком.

- Хорошо.

У книжного магазина я остановился, купил автомобильный атлас Литвы, и ориентируясь по нему, покинув городок, по шоссе покатил в сторону Вильнюса. Через сорок километров в стороне от трассы показались стены тюрьмы, в прошлом замка, свернули на повороте, там и заехали в деревушку. Фёдор вышел вместе со мной. У прохожих поспрашивав узнали, что у тюрьмы новый начальник, а прошлый вышел на пенсию. Проживает тот тут же в своём доме с женой. Навестили их, убили обоих, но нужный адрес узнали. Вернувшись на трассу, поехали дальше к столице. От машины нужно избавится, и я пока думал, как. В машине я нашёл документы, записана та за американцем, но номера местные. Был бы его паспорт, проблем нет, продали бы на авторынке столицы, а так придётся бросить. Жаль, деньги бы не помешали, по карманам я собрал мелочёвку, американцы на картах всё держат, на пару дней нам хватит, а дальше придётся искать средства. А пока ехали, и перекусывали, купили сэндвичи на бензоколонке, я полный бак залил, то общались. Фёдор описывал мне ту гниду, которая его в тюрьме гнобила, из-за которой тот и стал живым мертвецом. Официально он мёртв и ему ещё нужно доказать сыновьям что тот жив. Те-то официальной версии верили.

До Вильнюса доехали благополучно, жёлтая зимняя куртка придавал мне массивности, и со стороны я казался вполне взрослым. Хотя было жарко, пришлось убавить температуру в машине. Въехав в город, я покрутился по улочкам и доехав до магазина, где продавали мобильные телефоны и сим-карты, припарковался на свободном месте. Оставил Фёдора в машине и прошёл в магазин. Дальше всё просто, дал сверху стодолларовую купюру, она одна нашлась среди тех денег что я нашёл, остальные евро, и сотрудник продал мне два телефона и две сим-карты, зарегистрированные на левого человека. Роуминг подключён. Я сразу по двадцать евро на счета положил. Долго пользоваться ими я не планировал. Автозарядку взял. Телефоны простенькие, одинаковые. Приметив аптеку рядом, купил сердечные лекарства, это для Фёдора. Так что вернувшись в машину, поставил одну мобилу на зарядку, сим-карты уже внутри телефонов были, и протянул другую трубку Фёдору, звонить можно было.

- Телефоны сыновей я не помню, - вздохнув, признался тот.

- Ничего, найдём. А теперь показывай адрес своего недруга.

Я и сам его помнил смутно, столько времени прошло для меня, но Фёдор вёл довольно уверенно, хотя постоянно говорил, что город сильно изменился, много новых построек, многоэтажных домов. По пути мы остановились у небольшого рынка, где заперев машину прогулялись. Одежда на голое тело, это не комфортно, приобрели по два комплекта утеплённого нательного белья. Ещё сумку спортивную Фёдору, а то ему вещи хранить негде было. Припасов купили, долгого хранения целый пакет. Потом по очереди на заднем сиденье машины переоделись. Тут тонировка, никто не видел. Стало гораздо лучше. Уже стемнело, вечер, но найти нужный дом смогли. Небольшой дом сталинской постройки, с одним подъездом. Консьержа не было, в подъезд мы смогли пройти за одним из местных жильцов. Дальше подошли к нужной квартире на втором этаже, и я позвонил. За спинами мы прятали пистолеты с глушителями.

- Кто там? - услышали мы из-за двери.

Я назвал нужного человека и дверь щёлкнув замками, отворилась.

- Вам нужен отец? - спросил парень лет тридцати.

Я тут же ударил ногой ему в грудь, отчего тот улетел вглубь прихожей, и пустил дальше Фёдора. Знаю, что и я имею полное право карать, но тут его месть. Тот войдя, выстрелил дважды в грудь лежавшему парню, и направился дальше, заглядывая в комнаты и стреляя. Я страховал его на лестничной площадке. Тот нашёл нашего знакомца, слышалось бормотание из комнаты, потом два хлопка и тот вернулся. Мы спустились вниз, вышли на улицу, машина стояла на парковке ближайшего супермаркета, и сев машину покатили к выезду из города. А Фёдор всё молчал, находясь где-то далеко в мыслях.

- Так тяжело было? - спросил я, на ходу доставая лекарства и посоветовав положить таблетку под язык

- А? - очнулся тот, потом тряхнул головой. - Нет. В доме дети были. Не смог я их. Хозяина, жену его, невестку и сына убил, а внуков не смог. Рука не поднялась.

- У каждого человека есть тот предел, та черта, которую переступать нельзя. У меня это убийство детей. Ты молодец, дед.

- Да что ты понимаешь парень? - вздохнул тот. - Я себе поклялся, что изведу это семя, если смогу, а мог, и не сделал.

- Да, тут дело сложное. Хотя идея есть. Ты вот что, передай внукам, или детям, чтобы дождались, когда те станут взрослыми, сам-то ты точно не доживёшь, и пусть закончат начатое.

- Хм, я подумаю, спасибо за идею.

- Всегда пожалуйста. Кстати, за нами полицейская машина с проблесковыми маячками едет, я похоже скорость превысил, отвлёкся. Ну вот, просят остановится.

- Отобьёмся, - уверенно сообщил Фёдор, поглаживая автомат.

- Тоже так думаю. Трасса ночная, но машин хватает, хотелось бы без свидетелей обойтись, - сказал я, притормаживая и съезжая на обочину. Тут грейдеры ходили, она очищена от снега.

Причмокнув, тот ещё гонял под языком таблетку, никак рассосать не мог, Фёдор сказал:

- Давай сначала ты выйдешь, потом я, поддержу тебя.

- Не стоит. Я их в зеркало заднего вида вижу. Встали за нами. Вышли оба. Сам справлюсь.

- Хорошо.

Я вышел из машины, и держа пистолет за спиной, как только мимо пролетела фура, резко выхватил оружие и выстрелил сначала по одному, потом по второму. Тот шустрый, перекатом успел уйти в сторону, но тут всё открыто, а от пули не убежишь. Быстро всё произошло, первый лишь вопрос успел какой-то на литовском задать, и всё.  Я проверил обе тела, забрал оружие, у второго из руки, он его выхватить успел, но не привести к бою. Это оказались такие же «Глок-17», как и у меня. Снял ремни с рациями, наручниками и запасными магазинами, убрал в багажник. В полицейской машине выключил проблесковые маячки, обыскал, забрал зарядные устройства от раций, сломал прибор что вёл запись по ходу движения машины, после этого вернулся в свой внедорожник, и мы погнали дальше. В полночь смогли, объехав пограничный пост прямо по целине, проехать границу и уйти от латвийских пограничников, хотя о пресечении границы те явно доложили, и погнали дальше, уже по Латвии, а не по Литве.

- От машины избавляться нужно, засвечена и в Литве и тут, - сказал я, сворачивая на просёлочную дорогу. - Наверняка план «Перехват» объявили. Найдут машину быстро.

- Значит, избавимся.

- Хорошо, сейчас до трассы доедем, там я вас высажу с вещами, отгоню машину и будем ловить попутку или автобус. Должны же тут рейсовые автобусы проходить.

- Добро.

Так мы и сделали, я высадил того на обочине, а сам отогнал машину в сторону, тот по карте автодорог речка рядом, спустился на лёд, и стал монтировкой рубить лёд под передком. Удалось прорубить, и хрустнув, машина колёсами провалилась в воду, только тонуть не спешила, лёд крепкий держал машину, пришлось рубить дальше. Полчаса работы и машину булькая, стала уходить под воду. Я окна открыл чтобы облегчить это дело. Надеюсь тут глубины хватит. Прихватив монтировку с собой, мало ли пригодится, я побежал обратно. Как раз успел, Фёдор автобус остановил, и там вещи грузили в багажный отсек. Подбежав, я оплатил два билета до Риги, автобус туда шёл, и мы, устроившись на свободных местах, покатили дальше. Устали оба так, что забылись в тревожном сне, а через два часа нас разбудили. Приехали. Там сошли на автовокзале, автобус международный был, из Польши ехал, как я понял, водитель подкалымил, и мы гружённые сумками отправились на поиски гостиницы. Нашли такую в порту, сняли двухместный номер, чуть доплатив портье, чтобы не спрашивал документы. Дальше душ, и спать. Оружие если что под рукой.

Утром позавтракав в кафе, а я заказал яичницу с колбасой и стакан молока, Фёдор зеркально повторил мой заказ, мы вернулись в номер. Там Фёдор и спросил:

- Что делать будем? Честно сказать, твоей смекалкой я доволен. Рад за нашу молодёжь. Не всей, те кто развалил нашу страну ничего кроме ненависти не вызывают, но ты не такой, ты заставляешь гордиться тобой.

- Спасибо. По поводу планов, я договорился с портье что воспользуюсь его компьютером, поищу адреса и телефоны ваших сыновей. Вы мне их контакты дайте, я всё сделаю.

Всё действительно удалось, и телефоны найти, пусть и рабочий младшего сына, старший на пенсии был, и созвонится, и договорится что старший сын приедет и заберёт отца. Убедить их, что отец у них жив, удалось не сразу, но рассказы о их детстве помогли, наконец поверили. Кстати, по телевиденью шёл скандал. Наши из освобождённых прорвались через границу в Белоруссию. Попав в руки КГБ, и там быстро слили информацию на телевиденье, чтобы американцы не замели следы. Дальше бывшие подопытные давали интервью. Россия в травлю Литвы и США тоже включилась, доказательств хватало чтобы поднять такой шум. О том, что их отец тоже через всё это прошёл, сыновьям Фёдор сообщил. Как они перевезут отца через границу я не знал, узнал через неделю. Мы уже покинули гостиницу, сняли квартирку, там нас и нашли оба сына. Оказалось, мотодельтаплан будет ждать у границы, на нём и привезут воздухом, а сыновья по загранпаспортам границу пересекут. Так что мы обнялись, прощаясь, я так и не сказал Фёдору кто я. Не хотел, и так тот глотал сердечные пачками, и те отбыли.

Сам я следующей же ночью угнав машину, покатил обратно в Литву. Есть дело. Хочу ограбить там банк, пусть Литва заплатит за всё то что со мной происходило в родном теле, а потом отправлюсь в какую страну. Белоруссия нравится, может на Украину рвану. Буду бандеровцев убивать, вполне нравится идея. Устроюсь на Западных областях, там те не скрываются, вон, даже герб – трезубец, и буду душу отводить. Неужели не найдутся нормальные люди, что достанут пулемёт, и когда начнётся очередной марш нацистов или эсэсовцев, расстреляют их, уничтожив как можно больше. Неужели не осталось настоящих людей? Похоже кроме меня и не осталось. Пока же я хочу вернутся в тот городок, где находилась лаборатория, покрутится вокруг, мало ли с этой шумихой появится кто из руководителей, прихвачу, выясню кому та принадлежала, и начну проводить акты уничтожения её хозяев. Машина была внедорожной, старый «уазик», я пересек границу, тут её вообще слабо охраняли, это нам с Фёдором просто не повезло на патруль наткнуться, и выехав на трассу покатил дальше, пока не доехал за остаток ночи до нужного городка. Там бросил машину на окраине, смог снять квартирку у пожилой русскоговорящей женщины, и устроился в ней. Кстати, на последнее деньги снял, за неделю уплатил. Я в Риге гардероб сменил, всё по размеру купил, да и вообще трат хватало. Это Фёдор отправился в Россию с родными, а мне тут ещё работать, так что добыча средств уже стояла на первом месте.

Разложив вещи, продукты, те самые что мы купили с Фёдором в Вильнюсе, но так и не использовали, питались по кафешкам, дня на три хватит, а потом хоть подмётку ешь. В общем, я поужинал, хотя снаружи уже давно рассвело, и заперев квартиру, вышел на улицу. Тут пурга началась, снег ещё шёл, видимость не дальше пяти метров. Неплохо, скроет меня. Карта города при мне, так что ориентируясь по ней, добрался до района где была лаборатория, здание сгорело, но там до сих пор всё перекрыто, стояли полицейские оградители, ленты натянуты, и ко мне выскочил полицейский, тот в машине грелся, и сообщил что дальше запретная зона, мол, работают полицейские эксперты, и специалисты из Интерпола. Покивав, извинившись, я отошёл и направился прочь. Мне нужен начальник полиции города, если у кого я и получу нужные сведенья, то только от него. Умело задавая правильные вопросы прохожим, я вскоре добрался до особняка что принадлежал главному полицейскому в городе. Опросил семерых, двое меня послали, назвав москалём, четверо не знали, а последний и сообщил где тот проживал. Вот и всё. Отговаривался чепухой, где курьером представлялся, где дальним родственником, чтобы не зацикливались на вопросах. Через соседей я перелез через забор, и добежав до входа в особняк, осмотревшись, попытался открыть дверь. Заперта. Поэтому перебрался к чёрному входу, и там попробовал, тоже закрыто. Ладно подождём.

Ждать пришлось почти час пока дверь черного входа не щёлкнула замком и не стала открываться. Вышла женщина в форме прислуги, с накинутой сверху зимней курткой. В руках чёрный мусорный полиэтиленовый пакет. Камеры наблюдения у особняка были, держали внешний периметр под контролем. Однако пурга и соседский забор позволили мне оказаться на территории оставаясь незамеченным. Подскочив к женщине сзади, я вырубил её, ударив рукояткой пистолета по затылку, капюшон не спас её, и та молча повалилась. Проверив пульс, я подхватил ту подмышки, тяжёлая, и волоком потащил обратно к двери. Проверил что за ней, тут коридор небольшой был, и видимо кухня чуть дальше, запахи очень ароматные доносились. Проверив пару соседних помещений, нашёл пустую кладовку для хозяйственного инвентаря, и затащив ту внутрь, скотчем что нашёл тут же, замотал руки сзади, правильно замотал, в районе локтей тоже, ну и ноги. Также кусок лентана губы, чтобы не подала голос. Дверь я запер, брошенный мешок снаружи остался, но меня это не волновало. Я разделся, снял верхнюю одежду, оставив вещи в другой комнате, тут припасы были складированы на полках, и никого, ну и поправив маску на голове, ту самую, с прорезями, бронежилет был на груди, разгрузка с магазинами, автомат на плече, но главное, пистолет с глушителем. Пистолет-пулемёт его не имел. Дальше я пробежался, и вырубив горничную что убиралась в спальне, тоже связал её скотчем, потом и хозяйку. Больше в доме никого не было. Только снаружи у ворот находилась будка с охранником, тот отслеживал ситуацию с помощью камер видеонаблюдений.

Убедившись, что в особняке больше никого нет, я посетил и будку. Охранника уже убил. Сидел тот уж больно неудобно для меня, пришлось дистанционно с ним расправляться. После этого патроны и укороченное помповое ружьё в спортивную сумку, я её в доме нашёл, рацию, зарядник следом, в общем, всё ценное, я вернулся в дом, и приведя хозяйку в чувство, стал допрашивать. Та быстро выдала код к сейфу в кабинете хозяина, даже не ударил ни разу. Очень испугана была. В сейфе кроме множества документов было сто тысяч долларов в пачках, видимо хозяин за что-то недавно получил их, может аванс? Ещё тысяч пять евро. Прибрал всё. Пистолет, старый «Макаров», но почти сотня патронов к нему и два запасных магазина. Потом вскрыл оружейный сейф, сигнализации тут не было, я проверил, и стал набивать сумку патронами. Тут даже «АКС» был, его забрал, нарезной карабин с оптическим прицелом, патроны, подсумки. В общем, сумка полна оказалась. В другую сумку сложил припасы, найденные в холодильнике и кладовке. Обе сумки отнёс в будку охранника, ну и сбросив его тело с сиденья, занял освободившееся место, положив ноги на стол, и стал ожидать приезда хозяина особняка, поглядывая на мониторы. Тот, как сообщила хозяйка, на взводе постоянно был, всё же такие события международного уровня происходят, шум в телеэфире и интернете и не думал стихать, но на обед обещал быть. К двенадцати действительно подъехала служебная машина, её покинул полный мужчина в форме, машина с водителем укатила, а тот прошёл через калитку, которую я открыл и тут же закрыл, дистанционно, с пульта, и покинув будку, непогода не стихала, и ткнув того стволом пистолета в спину, сказал на английском:

- Добрый день, мистер главный полицейский. Доставайте оружие, и без шуток

 
Читать Форум Узнать больше Скачать отрывок на Литрес Внимание! Вы скачиваете отрывок, разрешенный законодательством и правообладателем (не более 20% текста). После ознакомления вам будет предложено перейти на сайт правообладателя и приобрести полную версию произведения. Купить электронку Купить бумажную книгу Купить бумажную книгу Купить бумажную книгу
5.0/3
Категория: Военная фантастика | Просмотров: 885 | Добавил: admin | Теги: сеятель, Вечный 3, Владимир Поселягин
Всего комментариев: 0
avatar
Вверх