Новинки » 2021 » Апрель » 18 » Валерия Веденеева, Рианна Авалонская. Дар демона
21:09

Валерия Веденеева, Рианна Авалонская. Дар демона

Валерия Веденеева, Рианна Авалонская. Дар демона
 

Валерия Веденеева, Рианна Авалонская

Дар демона

новинка
 

с 19.04.21

   

  с 20.03.2021   462 277р-40%
 
  -40% Серия

 Фантастический боевик

Семья Арона Тонгила погибла по вине некроманта. Арон отомстил… а затем заключил сделку с демоном, пообещавшим вернуть его родных. Вот только демон не предупредил, что отправит Арона в иную реальность, где человек окажется магом, главой Ковена Темных, тем, кого ненавидит вся империя. Чтобы найти свою семью, ему придется сначала выжить.

Веденеева В., Авалонская Р. Дар демона: Фантастический роман / Рис. на переплете Л.Клепаковой — М.:«Издательство АЛЬФА-КНИГА», 2021. — 345 с.:ил. — (Фантастический боевик-1266)
7Бц Формат 84х108/32 Тираж 2 000 экз.
ISBN 978-5-9922-3237-0
Дар демона
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ГЛАВА 1


Темные маги всегда умирают долго, а этот был самым сильным в Ковене. Он все кричал и корчился на полу своей спальни, пришпиленный копьем к паркету. Наконечник, выкованный из селина, прошел сквозь все слои магической защиты и пробил сердце.

Арон не вслушивался в вопли некроманта: в криках существа, которому вырвали язык, не могло быть смысла.

А маг все никак не мог замолчать. Он хрипел, тянул к своему убийце обрубки, еще утром бывшие руками, и в налитых кровью глазах пылала ненависть. В Ароне ненависти жило не меньше, но насладиться муками врага не получилось — смотреть на некроманта было противно, хотелось скорее все закончить.

Жаль, в спальне чародея не нашлось ничего напоминавшего топор. У самого воина остались лишь два кинжала за голенищами сапог и селиновое копье, вынимать которое из груди мага было пока нельзя. Меч, которым Арон отрубил некроманту руки, почти сразу растекся лужей расплавленного металла. Отрезать голову врага кинжалом и пачкаться в его крови не хотелось, а другого способа быстро умертвить некроманта Арон не знал.

— Маги, — пробормотал воин, — даже подохнуть, как нормальные люди, не можете…

Некромант тем временем дергался все слабее, крики перешли в хрипы, а из ран начала, пока слабо, сочиться кровь.

Пожелай маг умереть без мучений, отпустил бы Нити стихий и ушел почти мгновенно. Но некромант все оттягивал встречу с Серой Госпожой. Быть может, надеялся на спасение, на чудо.

Вот только Арон знал: чудес в этом мире быть не могло. Он понял это несколько лет назад, когда по возвращении увидел вместо дома серое пепелище, а в запертом снаружи погребе — единственном, что уцелело, — тело задохнувшегося в дыму сына. Несколько месяцев бесплодных поисков, и воин нашел то, что осталось от его жены после забав некроманта — безумное костлявое существо с копной седых волос. Когда в монастыре Светлой Лиины, богини целительства, к его Тери вернулась память, она покончила с собой…

Некромант все быстрее терял кровь, та растекалась, красная, совсем как у человека, хотя ей следовало быть такой же черной, как душа мага.

Арон ждал.

Наконец некромант затих, выпученные глаза остекленели. Арон подошел ближе, достал флягу с горючей смесью. Пока у мага сохранялись силы, жечь его было нельзя — помимо некромантии тот в совершенстве владел огненной стихией.

Всего несколько капель, и одежда на мертвеце вспыхнула. Потом пламя принялось за плоть…

Темные маги умирают долго, и убивать их следует правильно. Только когда огонь закончил пожирать тело некроманта, Арон выдернул из кучи пепла копье.

В замке было пусто и тихо — его ныне покойный хозяин не жаловал людей, хотя несколько слуг все же жили здесь. Впрочем, о них Арон позаботился заранее, отравив еду и напитки. Это был хороший, качественный яд, однако, расправившись с магом, воин обошел все покои и перерезал горло тем, кто еще не умер. Жизнь научила его не оставлять врагам шанса.

Проверив замок, Арон подошел к лестнице, ведущей в подземелье. Обычно именно там некроманты, нуждавшиеся в человеческих жертвах, держали пленников, и кого-то из несчастных еще можно было спасти.

Весь длинный лестничный пролет освещался факелами. Впрочем, для Арона это не имело значения — в темноте он видел немногим хуже, чем при свете. Вот только камер с пленниками внизу не оказалось, ступени привели воина к массивным двойным дверям.

Когда Арон толкнул створки, перед ним открылся просторный зал с высокими сводами и черными колоннами, освещенный магическими светильниками. Воин вошел осторожно, держа оружие наготове, прислушиваясь не только к внешним звукам, пока отсутствующим, но и к внутреннему голосу, который всегда предупреждал его о приближающейся опасности.

В многочисленных нишах лежали человеческие черепа, за колоннами виднелся черный алтарь — некромант превратил подземелье в святилище Серой Госпожи, и воздух тут пропах смертью. Но было здесь что-то еще, что-то странное…

Арон прошел дальше и, когда алтарь перестал заслонять ему дальнюю часть зала, увидел пентаграмму. Перехватив копье поудобнее, воин приблизился к магическому рисунку, в центре которого сидел…

— Демон…

Демон посмотрел на него светящимися в полумраке зелеными глазами, поднялся с пола и осторожно сделал шаг назад. Он явно знал, чем грозит ему столкновение с оружием из седина. Этот священный металл, серебро богов, как его называли, был хорош для убийства не только некромантов, но и тварей Хаоса.

— Верно. — Демон выговаривал слова чисто, почти как человек. — Видишь, оказался в плену у мага.

— Я его убил, — равнодушно сказал Арон. Победа не принесла воину ни гордости, ни радости — все чувства в нем давно перегорели. Все, кроме жажды мести, которая вела его последние годы. Впрочем, слабые отблески эмоций еще проскальзывали, и сейчас он ощутил нечто похожее на любопытство.

Тварь перед ним принадлежала к высшим демонам: почти человеческое лицо с тонкими чертами и ненатурально гладкой кожей, глаза с огромными радужными оболочками ярко-зеленого цвета и голый череп с костяным гребнем от лба до затылка. В отличие от низших звероподобных демонов этот даже носил одежду, широкую хламиду почти до пола.

— Что хотел от тебя маг? — спросил воин.

— Он не сказал. — Демон развел руками. Их у него было две, пятипалые, и только ногти на пальцах — черные и острые — отличались от человеческих.

Вспышка любопытства погасла, и Арон начал прикидывать, как прикончить тварь. Его смущала пентаграмма — над светящимися в полумраке линиями воздух вибрировал, создавая почти невидимую стену, которая могла смазать удар.

— Почему ты убил чародея? — Приблизившись к краю пентаграммы, демон заглянул человеку в лицо. Возможно, надеялся потянуть время.

— Он был некромантом, — все же ответил воин.

Демон покачал головой.

— В мире много некромантов. Почему ты убил этого?

Разговаривать не имело смысла, тварь лишь пыталась нащупать его слабости, но Арон ощутил, что ему хочется ответить, хочется объяснить, почему наверху остывают тела дюжины мерзавцев, почему от Темного мага остался лишь пепел.

— Он уничтожил мою семью и друзей. Я отомстил.

— И теперь тебе незачем жить, — закончил за него демон.

Арон промолчал. Тварь была права — внутри воин ощущал лишь пустоту. Впрочем, дело следовало довести до конца: демон, даже запертый в пентаграмме, слишком опасен, чтобы жить.

— Я могу вернуть твоих близких, — предложил демон.

Арон вздрогнул.

— Это невозможно. Воскрешать мертвецов не в вашей власти.

— Верно, — согласился тот, — но я могу сделать так, чтобы они не умерли.

Воин уставился на тварь, пытаясь понять, что подразумевается под этими словами и есть ли в них хоть что-то, кроме очевидной ловушки. Однако внутренний голос, никогда прежде не ошибавшийся, молчал.

— Что ты предлагаешь? — почти против воли спросил Арон. Если демон действительно мог исполнить обещание…

— Их жизнь в обмен на мою свободу и твое копье из селина.

Демоны лгали как дышали, но существовала клятва, которую даже они не смели нарушить: богиня Смерти, в чьем святилище они находились, сурово карала всех, впустую трепавших ее имя.

— Поклянись именем Серой Госпожи, — велел Арон. — Поклянись, что я окажусь с теми, кого люблю, и мы будем живы и здоровы душой и телом.

— Клянусь! — Демон склонил голову.

Арон не представлял, как выпустить пленника из пентаграммы. Впрочем, тварь могла знать сама.

— Какая помощь от меня требуется? — спросил воин.

Демон вздохнул.

— Убив некроманта, ты унаследовал власть над его магией. Просто вели стенам моей темницы исчезнуть.

Воин нахмурился — Светлые маги, давшие ему оружие, не упоминали о таком.

Он перевел взгляд на рисунок пентаграммы, представляя, как светящиеся линии исчезают. Пару мгновений ничего не происходило, затем магический рисунок погас.

— Вторая часть платы! — Демон шагнул к нему и требовательно протянул руку. Отдавать оружие было жаль, но Арон заставил себя разжать ладонь. Опасности он все еще не ощущал.

Демон улыбнулся и протянул руку, коснувшись лба Арона. Неприятно кольнули кожу длинные когти.

Потом…

Потом мир вокруг начал таять, и последнее, что Арон видел, были горящие жгучей зеленью глаза твари.



ГЛАВА 2

Арону снился подземный храм, один из тех, что служители Смерти посвящают своей Госпоже. На стенах горели магические лампады, в центре неправильным овалом возвышался каменный алтарь — место человеческих жертвоприношений. Недалеко от алтаря в пентаграмме сидело темнокожее существо с зелеными глазами и костяным гребнем от лба до затылка.

Демон повернул к Арону голову и улыбнулся, испортив совершенство точеных черт клыкастым оскалом.

— Клятва выполнена, человек.

Арон отшатнулся от него и проснулся.

Над головой колыхалась прозрачная ткань балдахина. Светало, в открытое окно виднелось небо, чуть окрашенное розовым. Славя утро, залилась радостной трелью одинокая птаха, чуть погодя к ней присоединились другие. Лежать, ничего не делая, ни о чем не думая, было приятно. Перина уютно проминалась, а рядом ощущалось тепло человеческого тела.

Арон повернул голову — рассмотреть, что за девицу подцепил этой ночью, и вспомнить, на какие деньги позволил себе самый дорогой, судя по ощущениям, номер в гостинице… когда встретил испуганный взгляд соседа по кровати. Именно соседа — рядом лежал полуголый юноша.

Возможно, в нормальной обстановке Арон обратил бы внимание на эльфийское происхождение юнца. Но сейчас его хватило только на одно слово:

— Вон!

Юноша вздрогнул, но тут же соскочил на пол, одним движением подхватил одежду и, как был, вылетел за дверь.

Несколько мгновений воин смотрел ему вслед, потом на всякий случай ущипнул себя за руку. Наверное, это продолжение сна с когтистым демоном. Клятва, подземный храм, непонятно кто в его постели… Что дальше?

Арон потряс головой, пытаясь соотнести видимое с реальностью, но мысли неслись, подкидывая то воспоминания далекого детства, то вообще нечто, похожее на мельтешение оживших радуг, на бал огненных шаров, на дуэль молний…

Арон потер виски, вспомнил о лечебном эффекте оплеухи или, на крайний случай, подзатыльника, но экспериментировать не стал. Если он свихнулся, это не поможет.

Сбросив одеяло, воин оглядел себя, надеясь хоть видом одежды воскресить воспоминания. Одежда — тонкие полотняные штаны и рубашка с коротким рукавом, украшенная изящно вышитыми оберегающими рунами, — вызвала лишь удивление. Таких вещей у Арона никогда не было. Хотя бы из-за наличия в вышивке искусно вплетенных нитей тария — дорогое удовольствие, по карману не каждому благородному.

Оставив попытки заставить память работать, Арон огляделся. Постоялый двор? Сомнительно. Даже в самых дорогих гостиницах не бывает настолько роскошных спален. Мебель из красного дерева — допустим, но инкрустация золотом? Или кханский ковер во весь пол? Годы, которые Арон прослужил в Золотой Гильдии, научили его оценивать любой товар не хуже бывалого купца. На такой ковер едва хватило бы его жалованья сотника за целый год.

Арон спустил на пол босые ноги, и те утонули в густом длинном ворсе. Вот бы Тери сюда, она бы эту роскошь оценила по достоинству.

Тери…

Имя словно прорвало плотину, и воспоминания хлынули, заслонив реальность: их первая встреча, тайные свидания, побег, свадьба в далеком храме… Счастливое лицо любимой, ее слова, что скоро появится ребенок. Дом, пусть небольшой, но наполненный теплом, любовью, детским смехом.

И следом — возвращение из недолгой поездки: обгорелый остов дома, задохнувшийся в дыму Рикард, маленькая могила у опушки леса и, полгода спустя, вторая — для Тери…

Арон сжал кулаки, невидяще глядя перед собой. А память продолжала разворачивать перед ним историю последних четырех лет жизни, когда все было подчинено единственной цели: найти и убить врага, лишившего его семьи. Нашел. Убил. А потом встретил демона, пообещавшего чудо…

Воин вскочил на ноги. Внутри что-то судорожно сжималось, эмоции требовали выхода, оставаться на одном месте казалось нестерпимым. Полтора десятка шагов вдоль комнаты и столько же назад. Демон в его сне сказал, что клятва выполнена. Очевидно, пробуждение в этом странном месте — часть уговора. И здесь должны быть живы Тери, Рикард и двое лучших друзей Арона. Найти их вопрос времени. И он найдет, обязательно.

Но прежде следует понять, куда его занесло.

Арон остановился, встряхнулся, подошел к окну. Далеко внизу неправильным овалом выделялся двор, большая часть которого нарядно зеленела травой. От главной башни к пристройкам и обратно сновали люди.

Воин задался мимолетными вопросами: отчего двор не выложен брусчаткой и как многочисленные ноги еще не вытоптали всю траву? Потом перевел взгляд дальше и выше. Зубцы крепостной стены, вооруженная стража и лес до самого горизонта.

Куда забросил его демон? В пограничный форт? В замок богатого нобиля? И раз уж Арон проснулся в чужом доме и чужой постели, остался ли он еще собой? От демона можно ожидать чего угодно.

Воин отошел от окна, оглядываясь в поисках зеркала. В этих покоях его не оказалось, но дальше, за высоким шкафом из красного кедра, виднелась арка. За аркой обнаружилась комната, такая же просторная и роскошно обставленная, как и первая. Подходящее место для кабинета богатого нобиля, проводящего здесь вечера за изучением докладов управляющих и шпионов. Только одна деталь выбивалась из общей картины — шкаф, забитый старинными, судя по состоянию переплетов, книгами.

Арон прошел вглубь комнаты. Вот и зеркало — большое, от самого пола и почти до потолка, в ажурной раме из серебра, потемневшего от времени. Такое же старинное, как и книги.

Воин приблизился, вглядываясь в отражение. Он остался собой: высокий, широкоплечий и темноволосый, с глазами такими же серыми, как ледяные моря его северной родины. И черты лица были те же: прямой нос, жестковатый рисунок губ, сильный подбородок, на котором уже пробивалась утренняя щетина. На первый взгляд все казалось правильным, вот только большую часть жизни Арон провел под солнцем. За много лет оно прожарило его насквозь, продубив кожу, покрыв ее загаром и неровными прядями высветлив волосы. Здесь же его отражение было таким бледным, словно он не видел солнца с рождения.

Оставив зеркало, Арон подошел к окну. В этих покоях оно выходило на запад. Вместо двора внизу раскинулся фруктовый сад с прудом в центре. За крепостной стеной красовался лес. Опять до самого горизонта.

— Господин! — Из первой комнаты донесся испуганный юношеский голос. И тут же его владелец торопясь затараторил: — Вы приказывали немедленно сообщить о прибытии каравана из Кирет-града. Его как раз впустили в замок.

Северянин повернулся к арке. Вот он, момент истины! Сейчас выяснится, как отнесутся местные обитатели к его присутствию в этих роскошных покоях.

У входной двери стоял светловолосый парень, вряд ли старше шестнадцати лет. Паж? При виде Арона он торопливо поклонился. Удивления на лице юноши не возникло, только страх проявился ярче.

— Караван, — повторил воин.

— Да, господин. Людей размешают, как вы и велели, в восточном крыле. Прикажете что-то передать управляющему?

— Нет. — Караван подождет, Арона интересовали дела поважнее. Первое и самое главное — мальчишка удивленным не выглядел, более того, обращался к нему «господин». Признал один человек, признают и остальные. Второе — реакция пажа на его присутствие. Подобный откровенный страх в глазах слуги обычно не говорит ничего хорошего о хозяине.

Мощные крепостные укрепления, затерянность в лесной глуши, да еще этот страх… Чем скорее Арон поймет, что за шутку сыграл с ним демон, тем больше шансов обернуть ситуацию себе на пользу.

Воин не собирался признавать, что происходящее ему неясно, признать означало стать уязвимым. Нет, в первую очередь Арону требовались ответы на скопившиеся вопросы, а паж мог их дать.

— Сообщи, что сегодня я желаю завтракать у себя, — велел северянин и добавил: — Вернешься и будешь прислуживать за столом.

При последних словах паренек, уже подавшийся к двери, сильно побледнел.


ГЛАВА 3

Арон стоял у окна, пытаясь на основании увиденного мысленно составить план крепости, когда после робкого стука явилась сперва горничная — прибрать постель, а затем паж и слуги с подносами. Последние, бесшумно расставив блюда, так же бесшумно исчезли, остался только паж, выглядевший потерянным и несчастным.

Оценить, совпадали ли предпочтения в еде местного господина с его собственными, Арон не смог. Принесенные блюда казались такими же аппетитными, как песок, только меньше хрустели на зубах. Хотя обещание демона заставило Арона вынырнуть из пустоты равнодушия, вкус пищи ускользал.

Мужчина скосил взгляд на пажа: сейчас, спустя десять минут после начала завтрака, тот немного освоился. Поднося ему блюда, паж уже не выглядел так, словно любое резкое движение или звук могли вызвать у него разрыв сердца. На бледное лицо подростка даже вернулось подобие румянца.

— Тебе не доводилось раньше мне прислуживать? — Арон решил начать допрос с самой безопасной темы. Будь у мальчика соответствующий опыт, он бы не двигался столь неуклюже.

Вопрос казался безобидным лишь до того, как воин его задал. Паж побелел и посмотрел с таким испугом, что Арон с трудом удержал рвущееся с губ проклятие.

— Н-нет, господин, не доводилось, — с трудом выговорил паж.

Арон вздохнул и отодвинул тарелку с остатками тушенного в мудреном соусе цыпленка.

— Возьми табурет и садись, — велел он, кивнув в сторону изящного трехногого сооружения, такого же дорогого, как и все в этих покоях. Судорожно вздохнув, подросток выполнил приказ.

— Как твое полное имя?

— Риен ар-Корм, господин. — Судя по почти не дрожавшему голосу, подросток пытался взять себя в руки.

— Откуда ты?

— У моей семьи имение в северной части Киретской провинции, господин.

— Ты младший сын? — Ни один здравомыслящий родитель не отправит наследника в такую даль к чужому человеку.

— Я — единственный сын, господин, — опроверг его догадки паж. — Но у меня есть сестры.

— Как ты здесь у меня оказался? — Арону и впрямь стало любопытно.

Риен глубоко вдохнул, словно собираясь нырять.

— На приеме у императора моя старшая сестра повела себя… нелюбезно. — Еще один вдох, пальцы, впившиеся в края табурета, побелели. — Вы, господин, отказались принять обычные извинения, но обещали передумать, если наследник нашей семьи достойно проявит себя в услужении. И… вот.

— Ар-Корм… — задумчиво повторил воин. Прежде он встречал некоего ар-Корма, птицу высокого полета, не чета безземельному сотнику. У ар-Кормов была длинная родословная, восходящая к Первому Императору, и богатые владения. Интересно, это те же самые?

— Как тебе у меня служится?

Ответом был перепуганный взгляд.

— Страшно? — решил подсказать Арон.

— Да, господин, — прошептал паж.

— Что больше всего тебя пугает, Риен?

— П-подземелья, господин.

— Ты туда спускался?

— Д-да, господин. Тар Митрил показывал, как заканчивают те, кто вызовет ваше недовольство.

— Что еще, Риен? Что еще внушает тебе страх?

— Ваша личная стража, господин. — У подростка был такой вид, словно он тонет в трясине без надежды на спасение.

— Что с ней не так?

— Они — оборотни. — Тон Риена подразумевал: последнего слова достаточно.

Действительно, его было достаточно.

За всю жизнь воин слышал только о трех — язык не поворачивался назвать этих существ людьми, — трех чудовищах в человеческом обличье, державших оборотней у себя на службе. Двое были некромантами. Третий — верховным жрецом Серой Госпожи, богини Смерти.

Как Арон умудрился попасть в столь теплую компанию?
* * *

Риен сидел, пытаясь не выказывать страха и понимая, что получается плохо. Он сказал господину неправду — не подземелья и не оборотни в страже пугали его больше всего, а сам Арон Тонгил, четыре года как негласный хозяин севера империи.

Господин тем временем словно забыл о паже, задумался о чем-то. И это что-то оказалось неприятным, углубившим складку между темными бровями, заставившим опуститься уголки губ. Затем он поднялся с места, подошел к окну.

— Как я поступаю, когда мне скучно, Риен? — Голос Тонгила звучал отстраненно. Так спрашивают, зная ответ.

— Спускаетесь в подземелья, господин, — прошептал паж и крепко зажмурился, уже догадываясь, каким будет продолжение.

— Тогда проводи меня туда, Риен, — подтвердил его подозрения Тонгил. — По дороге развлеки интересным разговором. — И по изменившемуся голосу господина Риен понял, что тот улыбнулся.

Все случившееся потом прошло перед юношей словно в тумане. И как они вышли из покоев, дверь которых Риен, по этикету поклонившись, держал открытой для господина, и как перед началом спуска он судорожно искал в пустой стражницкой факел и бессвязно бормотал извинения за то, что не умеет, как господин, видеть в темноте.

— Что ты знал обо мне до того, как оказался здесь? — Голос за спиной прозвучал неожиданно, разбив гулкую тишину лестничных пролетов. Риен споткнулся и не упал только благодаря руке Тонгила, ухватившей его за предплечье.

— Итак, Риен? — Господин говорил мягко, но что-то появилось в его голосе, что-то, вызывавшее желание повиноваться, выполнить любой приказ.

— Как и все, господин, — неуверенно проговорил Риен. Но Тонгил явно ждал продолжения, и паж добавил: — Я знал, что вы распоряжаетесь севером и частью востока империи, половина их налогов идет вам. Императору известно об этом, но он молчит. Отец рассказывал: его величество даже предлагал вам титул герцога, но вы отказались, не объясняя причины.

Юноша замолчал, пытаясь понять, стоит ли говорить дальше.

— Продолжай, — велел господин.

Риен глубоко вдохнул.

— Вас все боятся: вассалы, союзники, даже император. Никто не хочет оказаться вашим врагом.

— Как мило с их стороны. — Голос Тонгила прозвучал слегка ядовито. — Значит, врагов у меня нет?

Паж сглотнул.

— Есть, господин.

— Например?

— Князь Лазурной долины. Он поклялся вас уничтожить.

— Да? Почему?

Риен рискнул обернуться — проверить, не смеется ли господин. Но тот смотрел с вежливым интересом, даже вопросительно приподнял брови.

— Вы приказали похитить его младшего сына и… — Юноша замолчал, чувствуя, что лицо начинает пылать.

— Да?

— И сделали своим наложником.

Воцарилось молчание. Господин вновь погрузился в мысли и на продолжении странного разговора не настаивал.

Лестничные пролеты закончились, выведя их в подземелье. Факел осветил отполированные магией черные стены, на которых змеились прожилки сиреневого, сияющего изнутри камня, и блестели позолотой руны.

Паж остановился, ожидая приказа. Из первого зала вело несколько ходов, причем два — на нижние уровни, куда юноша еще не спускался.

— Ты знаешь, где находятся заключенные, недавно попавшие в замок? — спросил Тонгил отсутствующим тоном.

— Да, господин. — Это, наверное, было единственное, что Риен мог найти в подземелье.

— Тогда веди.

Тонгил замолчал, утратив интерес к разговору. И молчал до тех пор, пока они не дошли до первых камер. Несколько мгновений господин осматривался, словно выбирая, хотя, на взгляд Риена, все двери выглядели одинаково; потом уверенно двинулся вперед, но не к одной из них, а дальше, в темноту, куда свет факела едва доставал.

— Ты прячешься от меня, стражник? — В голосе Тонгила прозвучала насмешка. — Или от других страшных чудовищ, обитающих в темноте?

Риен завертел головой, но вокруг, казалось, было пусто, пока в дальнем боковом переходе не шевельнулась тень и не раздался простуженный голос:

— Не хотел мешать вам, господин.

— Какая предусмотрительность. — Из голоса Тонгила вновь пропали эмоции. — Открой эту камеру, — велел господин и тут же добавил раздраженно: — Ту, рядом с которой я стою, глупец, а не соседнюю.

Бормоча извинения, стражник приблизился, а паж подумал, что того, наверное, отправили сюда за какую-то провинность. Ведь просто так в подземелье мог оказаться только такой неудачник, как сам Риен.

С замком стражник возился недолго, и дверь открылась легко и тихо, без ржавого скрипа, который уже настроился услышать паж.

— Когда его посадили? — Тонгил кивком велел Риену войти первым. Уже заходя, паж заметил, как такой же жест был адресован и стражнику.

— Пятого дня, господин. Как вы велели, сразу сюда, в допросную не водили, и без того все было понятно. — Стражник попался словоохотливый, и даже факт, что собеседником оказался сам Тонгил, смутил его только поначалу. — Уже третий убийца за это лето. Да он своих планов и не скрывал. — В сторону заключенного последовал пренебрежительный кивок.

Господин забрал у Риена факел и поднес ближе к сидевшему у стены узнику. Тот заморгал, прикрыл глаза рукой и тут же вскочил. Сильное тело напряглось, и если бы не короткая цепь с ошейником, узник кинулся бы на вошедшего.

Заключенный казался чистокровным человеком: высокий и широкоплечий, с короткой густой бородой. На клановца — именно их считали лучшими наемными убийцами — он походил мало, те до старости сохраняли юношескую стройность, оставаясь юркими, словно змеи. И еще не было в узнике присущей им равнодушной смертоносности. Заключенный выглядел как обычный воин: сильный, опасный в битве, но не обученный наносить удары исподтишка.
Читать Форум Узнать больше Скачать отрывок на Литрес Внимание! Вы скачиваете отрывок, разрешенный законодательством и правообладателем (не более 20% текста). После ознакомления вам будет предложено перейти на сайт правообладателя и приобрести полную версию произведения. Купить электронку Купить бумажную книгу Купить бумажную книгу
4.1/7
Категория: Новая книга про попаданца | Просмотров: 723 | Добавил: admin | Теги: фантастический боевик, Валерия Веденеева, Дар демона, Рианна Авалонская
Всего комментариев: 0
avatar
Вверх