Новинки » 2021 » Декабрь » 16 » Георгий Смородинский. Тень девятихвостой лисицы. Телохранитель темного бога 2
12:27

Георгий Смородинский. Тень девятихвостой лисицы. Телохранитель темного бога 2

Георгий Смородинский. Тень девятихвостой лисицы. Телохранитель темного

Георгий Смородинский

Тень девятихвостой лисицы. Телохранитель темного бога 2

 

с 16.12.21

Жанр: боевое фэнтези, героическое фэнтези, попаданцы

Отправляясь на очередное задание, командир отделения московского СОБРа майор Григорий Смирнов не мог даже предположить, что его разум вскоре окажется в теле шестнадцатилетнего парня.
Мир неотличим от средневековой Японии. Империя, в которой власть разделена между императором и пятью могущественными даймё. Страна, в которой не прекращаются клановые войны. Место, где боги так же реальны, как и сказочные существа.
Очнувшись в небольшой деревеньке на границе со степью, майор пытается разобраться в происходящем, и первая же встреченная оками узнает в нем погибшего телохранителя бога…


Из серии: Телохранитель темного бога #2

Возрастное ограничение: 16+
Дата написания: 2021
Объем: 300 стр.
16.12.2021
Правообладатель: Георгий Смородинский
Литрес
1

Неправильный самурай

Неправильный самурай

2
Тень девятихвостой лисицы

Глава 1

– Давай, иди к алтарю! – высокий мужчина в темном плаще с накинутым на лицо капюшоном подтолкнул Таро в спину, и тот, едва не упав, на трясущихся ногах пошёл в указанном направлении.

Старый полуразрушенный храм неизвестного бога пугал, давил на сознание. От горящих за спиной факелов по полу вытягивались жуткие продолговатые тени, затхлый воздух пах гнилью и плесенью, с потрескавшихся барельефов скалились жуткие звери, и в груди мальчишки все сжималось от ужаса.

Зачем?! Зачем эти страшные существа забрали его у мамы? Зачем привезли сюда? Он же ничего плохого не делал…

Два дня его связанным везли в горы. Кормили, давали воду, но ни один из похитителей ни разу не показал своего лица. Впрочем, под плащами и капюшонами не скрыть своей сути, и Таро чувствовал, что это не люди, что в каждом из них плещется Тьма.

С ним никто не разговаривал, и от этого становилось только страшнее. Порождения Тьмы – это ведь враги Райдена-сама, в храме которого служит его мама, и, может быть, его украли поэтому?

Набравшись смелости, мальчик поднял взгляд и посмотрел на алтарь, возле которого замерла высокая фигура в темных одеяниях, и очередная волна ужаса накрыла его с головой.

Что? Что им всем от него нужно?! Из рассказов матери он знал, что чудовища приносят в жертву людей, но какому богу понадобился девятилетний мальчишка? Может быть, его все же не убьют, и он нужен для чего-то другого?

Где-то за стенами прозвучал далекий раскат грома. Пламя факелов задрожало от ворвавшегося в храм свежего воздуха, и в этот миг тот, кто стоял у алтаря, скинул с головы капюшон.

Одновременно с этим Таро понял, что от ужаса не может даже вздохнуть. Незнакомец и правда оказался чудовищем! Страшный череп жреца венчали загнутые кверху рога, в оранжевых змеиных глазах читалось обещание смерти… Бежать не было сил – ноги сами несли его к алтарю, но… «Мама, помоги! – мысленно взмолился мальчишка. – Я не хочу умирать!»

Видя его состояние, чудовище у алтаря усмехнулось и, сделав приглашающий жест, низким, глубоким голосом произнесло:

– Не бойся, мальчик. Иди ко мне. Я сделаю из тебя героя!

 

Сознание прояснилось. Я открыл глаза и тут же почувствовал на плечах какую-то тяжесть. Тело затекло, жутко хотелось пить, доска сильно давила на горло. Доска?! Черт! Дёрнувшись всем телом и услышав в ответ лишь насмешливый лязг цепей, я огляделся и понял, что на меня надели колодку! Шея и руки оказались стиснуты между двух деревяшек, на запястьях и щиколотках – стальные браслеты, цепи от которых тянулись к креплениям в стене. Сука! Да какого хрена тут происходит?! Какая тварь меня заковала? И главное – почему?!

Так, спокойно! Остановив панику усилием воли, я уселся поудобнее – так, чтобы доска не сильно давила на шею – и попытался сообразить, что, собственно, происходит. В следующее мгновение пол подо мной тряхнуло, и стало ясно, что меня куда-то везут! Интересно… Выходит, этот ящик – что-то навроде тюремного экипажа?

Ладно, хрен с ним. Итак, что мы имеем? Последнее, что я помню – это тот зал, куда нас закинуло вместе с братом даймё. Там я окончательно грохнул Кимуру, и после этого меня укусила змея. Сейчас чувствую себя нормально, ну, если не считать цепей и колодки, а значит, Сэт в который уже раз обломился. Ведь вряд ли эта «карета» как-то связана с ним. Он и его прихвостни меня бы сразу убили.

Так, что ещё? Девушка на плакате и этот сон… Ну, со сном я разберусь позже, а девчонка, скорее всего, глюк. Хотя жаль, конечно… Красивая… Такая, что я бы съездил с ней на недельку на море. Или на месяц… Блин! Какого черта я не о том думаю?! Хотя хрен ли тут думать? Все ведь понятно и так. Ясудо, скорее всего, того заклинания не пережил, а когда нас выкинуло обратно, его смерть решили повесить на меня. Другой вопрос: как мне отмазаться от обвинения?

– Слушай, а мы опять будем останавливаться около этого леса? – негромкий голос, донесшийся из-за двери, вернул меня из раздумий. Говорившему было не больше двадцати пяти лет, но, судя по уверенным ноткам в голосе, вряд ли это обыкновенный солдат.

– Да, – мгновение помедлив, ответил второй. – Ночью через Мрачный лес ездят только полные идиоты. Солнце уже клонится к закату, а там почти пятнадцать ри[1] по дороге. Дотемна никак не успеть.

– Да чего там такого страшного? – не унимался первый. – Мы, когда в Сато ехали, разве там кого, кроме белок, встречали?

– Так мы днём ехали или когда? – в голосе второго послышались раздражённые нотки. – Днём это лес как лес, вся мерзость выползает лишь по ночам. Танака-сан говорил, что страшнее Мрачного леса лишь Аокигахара и проклятый Кимон…

Интересно… Нет, конечно, можно было и дальше послушать их разговор, но пить хотелось нереально, да и плевать мне на все леса вместе взятые. Ну, кроме, может быть, того, где меня дожидается Мика.

– Э! Сюда кто-нибудь подойдите! – крикнул я, не особенно веря, что буду услышан. Ведь кто его знает, как устроена эта телега снаружи и можно ли зайти ко мне на ходу?

Разговор тут же оборвался. Примерно с минуту не происходило ничего, а затем дверца впереди открылась, и в помещение, наклонившись, зашел самурай. Хм-м… Невысокий, в простом пластинчатом доспехе, с двумя мечами за поясом. Удивило то, что в его глазах не было ни ненависти, ни презрения.

– Очнулся, Сэтово племя? – опершись спиной о стену, хмуро буркнул он и поинтересовался: – Ну, чего тебе? Говори.

– Попить бы для начала, – морщась от яркого света, попросил я. – А потом хотелось бы узнать, почему я в колодке?

Мужик смерил меня взглядом, вздохнул и, выйдя за дверь, вернулся с небольшим кожаным бурдюком.

Вода была тёплая, с привкусом кожи, но тому, кто умирает от жажды, на все эти мелочи наплевать. Напоив меня до отвала, самурай завязал бурдюк и, не глядя в глаза, произнёс:

– Тебя обвиняют в покушении на нашего господина. Ясудо Нори вот уже двое суток не приходит в сознание. Остальное тебе расскажет Сасаки-сан – наш заклинатель.

– Ясно. Спасибо за воду, – поблагодарил я и, видя, что самурай собирается уходить, в спину ему произнёс: – Я не убивал вашего господина, я его спас.

Мужик ничего не ответил – вышел из помещения и закрыл дверь, а мое настроение немного повысилось. Ну ещё бы… Если брат даймё не умрет, то ничего страшного не случится. Не, так-то, конечно, сидеть в колодке – приятного мало, но тут уж ничего не поделать.

Я подозревал, что после произошедшего этот, как там его, Сасаки попытался вылечить Нори и, когда не вышло, приказал двигать обратно в Ки. В столице клана докторов, наверное, хватает, и так-то мужика понять можно. Ведь если Нори умрет, то достанется всем без разбора. И правым, и виноватым, и даже тем, кого с ними не было.

Все так, но тут ещё интересно другое. Самураи, судя по всему, не сильно верят в то, что я пытался убить их командира. Иначе зачем бы этот мужик меня поил? Как бы то ни было, мне нужно дождаться, когда караван остановится, и побеседовать с заклинателем. Сасаки, блин… Я бы повесился, имея такую фамилию.

Ладно, что ещё? Этот жуткий сон, который не идёт из головы. Он был настолько реален… Я словно бы сам шёл к тому алтарю, ощущая босыми ногами холод плит, вдыхая гнилой воздух и внутренне сжимаясь от страха. Это был тот самый непонятный гипноз, как и тогда, на последнем задании, а ещё эта поганая рожа… Я очень хорошо ее помню. Князь Тьмы Аби – тварь, подохшая от моей пули…

Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что все это происходило на самом деле. Семь лет назад мальчишку забрали у матери и привезли в храм. «Я сделаю из тебя героя…» Что? Что он имел в виду?!

Поморщившись из-за начавшейся тряски, я резко повернулся всем телом и, усевшись чуть поудобнее, задумчиво посмотрел в потолок.

Героя… да… Хосу-сама отправил мою проекцию разгуливать по горам, но для того, чтобы её снять, ему понадобилось мое присутствие рядом. Может быть, у Аби была такая же проекция самурая Луны, и они решили как-то наложить её на мальчишку? Ну да, Мунайто же сражался с Владыкой Нижнего Мира и даже ранил эту змею, а значит, проекцию могли с него снять. Это многое бы объяснило, но скажите мне: нахрена?! Зачем подселять образ самурая в память мальчишки? Почему именно он, а не кто-то ещё?

М-да… Все это, конечно, попахивает горячечным бредом, но, если пофантазировать и вспомнить, что произошло со мной… Хосу-сама предположил, что моя душа вселилась в мальчика лишь потому, что тот ассоциировал себя с самураем Луны. Что, если эта тварь хотела поступить точно так же? В смысле, сделать из мальчишки Мунайто, убить его и подождать, пока в мертвое тело не вселится правильная душа? Много ли я мог в первые минуты появления в этом мире? Без оружия и не понимая, где оказался?

Суки! А ведь у них могло получиться! Призвать Мунайто, убить и избавить себя от хлопот на ближайшую тысячу лет. Только что-то у них там пошло не так, и Аби по итогу оказал мне большую услугу. Еще бы узнать, что именно произошло в том храме. Сон оборвался, и я могу только гадать, но, если вспомнить, что мальчишка приходил в сознание во время грозы, а его мать служила в храме местного бога Молний…

По дороге к алтарю Таро слышал раскат грома, и, возможно, это все объясняет? Если Райден-сама вмешался и отправил мальчика на склон горы Ума, то почему за ним погнался только один асур? И еще непонятно, почему на роль героя выбрали девятилетнего мальчика? Случайная жертва? Ни за что не поверю, но, боюсь, ответить на этот вопрос сможет только его мать.

Найти ее теперь не составит труда. Служительница храма бога Молний, который находится в двух днях пути от ущелья Тивата. Ведь именно оттуда мальчишку отправили на склон горы Ума. Осталось только убедить себя в том, что мой сон не был горячечным бредом. Слишком уж все притянуто за уши, хотя…

Вот с какого, скажите, хрена мне будет сниться то, что происходило с этим мальчишкой? Этот сон кто-то навеял, или… От пришедшей в голову мысли я похолодел. Черт… А что, если это не мой сон? Что, если мальчишка по-прежнему жив? Что, если наши сознания слились? Ведь это все объясняет! Я и раньше чувствовал, что между нами существует неразрывная связь, а сейчас…

Да, мой разум оказался сильнее, поэтому видеть эпизоды из его жизни я могу только во сне. М-да… Возможно, у меня едет крыша, но я рад, что так получилось! Сумасшедший мальчишка с очень нелегкой судьбой… Он жил одной лишь только мечтой, и сейчас она осуществилась! Не знаю, так ли это, но мне очень хочется верить. Верить в то, что он проживает жизнь вместе со мной, испытывая те же эмоции. Этот мальчик подарил мне жизнь, разделив со мной свое тело, ну а я… Я же постараюсь сделать эту жизнь веселой для нас обоих!

 

Караван остановился на ночевку часа через два. Ещё через десять минут ко мне в камеру заглянул тот мужик, что поил меня в дороге водой.

– Макато-сан приказал тебя покормить и отвести до ветра на улицу, – глядя на меня, спокойно произнёс он. – Я очень надеюсь, что ты будешь благоразумным.

Самурай сделал приглашающий жест, и в камеру мимо него протиснулся молодой заклинатель в синем кимоно с широкими рукавами. За пять минут он избавил меня от цепей и колодки, прицепил к ноге тяжелую гирю и, обернувшись, кивнул стоящему в дверях напарнику.

В Средние века на Земле такая операция длилась бы, наверное, часа два, но в мире, где цепи расковываются наложением рук, все происходит намного быстрее.

– Выходи! – отойдя от двери, пробасил самурай. – И цени оказанное доверие.

«Ну да… Цепь с гирей на ноге – это прям охренеть какое доверие», – подумал про себя я и, размяв затёкшую спину, медленно вышел на улицу.

Караван остановился в трехстах метрах от леса, в том месте, где дорога вплотную приближалась к реке. Метрах в двадцати от стоянки, на берегу, у самой воды, уныло покосившись на правый бок, стояли два небольших сарая. Рядом с одним из них на траве лежала перевёрнутая лодка, а чуть дальше на шестах болтались обрывки сгнивших сетей. Сама речка была совсем не широкая – метров сорок-пятьдесят в этом месте, – но текла как раз в сторону леса, и, может быть, поэтому рыбаки решили отсюда свалить?

Сам лес ничем таким особенным не выделялся. Сосны, ели, какой-то кустарник вдоль края опушки… Со стороны он мрачным мне не казался, но раз командир отряда не решается ехать по нему ночью, то с этим лесом и впрямь что-то не так. К слову, в караване было не больше трех десятков бойцов. Остальные, очевидно, остались в Сато, для того чтобы нанести Кимура ответный визит. Ну да, я бы, наверное, тоже так поступил. Войско соседей разбито, и провинция сейчас беззащитна – приходи и бери. Тем более что Кимура дернулись первые, и Ясудо с Сато будут в своём праве.

Повозка, в которой меня везли, по сути, являлась длинной телегой с деревянным ящиком в задней части. Всего их в караване было три. Мою и ту, в которой находился раненый, поставили ближе к реке, на небольшом, хорошо утоптанном пятачке. Третью оставили на дороге.

Погода стояла классная. В небе ни облачка, солнце уже зацепилось за верхушки деревьев на западе, прочертив по воде длинную золотую дорожку. В воздухе одуряюще пахло цветами и хвоей, громко плескалась рыба в реке, квакали в камышах лягушки. Впрочем, наслаждался я всем этим недолго. Двое конвойных довели меня до ближайших кустов, затем выдали кусок вяленой рыбы с черствой лепешкой и, дождавшись, когда я поем, снова заковали в колодку. Не знаю… Я почему-то думал, что Макато подойдёт ко мне и что-нибудь скажет, но телохранитель брата даймё даже не посмотрел в мою сторону. Ну и ладно, не очень-то и хотелось.

Сасаки заявился в мою «карету», когда на дворе уже стало темнеть. Внешне заклинатель походил на какого-нибудь учителя кунг-фу из глупых фильмов конца прошлого века. На вид ему было за пятьдесят. Спокойное лицо, густые кустистые брови, седые волосы собраны в хвост, но вот глаза… Умеют же некоторые смотреть так, что им сразу хочется надавать в рыло…

Во взгляде усевшегося передо мной мудака ненависть смешивалась с глубокой брезгливостью. При других обстоятельствах он бы убил меня не задумываясь, но…

– Таро Лисий Хвост? – холодно, сквозь зубы, процедил заклинатель и, дождавшись моего кивка, представился: – Я Сасаки Ичиро, старший заклинатель клана Ясудо.

– Здорово, – кивнул я и, опершись колодкой о стену, приготовился слушать.

– Не «здорово», а «да, господин»! – сузив глаза, рявкнул на меня заклинатель.

– Ты мне не господин, – усмехнувшись, спокойно произнёс я. – И можешь засунуть свой гонор себе же в очко. А когда Ясудо-сан очнётся, он засунет тебе туда кое-что другое.

Рисковал ли я, вот так нарываясь? Нет, ни капли не рисковал. Ведь если бы было можно, то этот урод уже приказал бы меня пытать – у него же во взгляде это написано. Только с пытками пока не сложилось, и мне в таком случае необходимо гнуть свою линию. Жесткую, с наездами и без истерик.

Нас ведь не зря обучали психологи. Сейчас этот придурок сорвётся, ударит меня пару раз, и разговора не сложится. Однако допросить меня нужно в любом случае, и этим, скорее всего, займётся Макато. С телохранителем мне говорить будет проще, он мне все-таки чем-то обязан.

Взрыва, к моему удивлению, не последовало. Лицо заклинателя заледенело, в глазах полыхнула звериная ярость, но в руках он себя сдержал. Глубоко вздохнув и со свистом выдохнув воздух, Сасаки смерил меня тяжелым взглядом и холодно поинтересовался:

– Говори, что ты сделал с господином Ясудо Нори?

– Я его спас, – пожав под колодкой плечами, спокойно пояснил я. – Ну и себя заодно вместе с ним.

– Мне нужно знать, что с вами произошло! – тут же потребовал заклинатель. – Все до мельчайших деталей!

«Нет, конечно, лучше бы было поговорить с Макато, но раз не сложилось, то и этот сойдёт», – подумал я и коротко рассказал, что с нами произошло. От попадания в зал до укуса змеи. Не стал говорить только о странном поведении меча. К делу это отношения не имело.

По мере моего рассказа ненависть в глазах Сасаки сменилась недоверием и… облегчением? Сейчас он уже не был похож на напыщенного индюка, хотя и продолжал смотреть на меня, как на тупое животное.

Видя, что я закончил говорить, Сасаки поднял на меня взгляд и после небольшой паузы уточнил:

– «Тобой я займусь позже», – Кимура именно это сказал?

– Да, – кивнул я, – он сказал именно это. Та тварь, в которую превратился сюго, в тот момент не собиралась убивать твоего господина.

– А тебя? – Сасаки вопросительно приподнял правую бровь. – За что Кимура так возненавидел тебя?

– Возможно, за то, что я со своими бойцами уничтожил две с половиной сотни его солдат? Или, может быть, ему не понравилась моя физиономия?

– Две с половиной сотни?! – Сасаки криво усмехнулся, в глазах его мелькнуло презрение. – Ты точно ничего не напутал?

– Ну поезжай обратно и посчитай, – устало произнес я. – Или сходи спроси у Макато…

– Хорошо, пусть будет так, – заклинатель кивнул и ошарашил меня вопросом: – А теперь признавайся: кто тебя учил повелевать Тьмой?!

– Чего?! – поморщился я, как только до меня дошёл смысл его слов. – Ты с дуба рухнул, дядя?! Я не умею творить заклинания.

– Когда вас выбросило с господином из того зала, Тьма с тебя разве только не капала, – не отводя взгляда, холодно пояснил заклинатель. – Никаких артефактов на тебе в тот момент не было, а значит…

– Погоди, – потряс головой я, – но меня же укусила змея!

– Нет, – покачал головой Сасаки. – Я способен отличить воздействие от проявления сути. Господин подвергся воздействию, ты же нёс Тьму в своём существе!

– А сейчас? Сейчас ты тоже чувствуешь Тьму?

– Нет, – вздохнул заклинатель. – Но ты в сознании и способен скрыть свою суть.

– Да какую, нахер, суть?! Я не знаю ни о какой Тьме!

– Завтра вечером мы прибудем в Ки, и твою судьбу решит князь, – пропустив мои восклицания мимо ушей, так же холодно произнёс заклинатель. – Молись, чтобы его брат к тому времени пришёл в себя!

Не говоря больше ни слова, Сасаки поднялся и вышел из помещения. Я проводил его взглядом, вздохнул и мысленно выматерился.

Сука! Но теперь-то хоть понятно, почему на мне колодка и цепи! Почувствовал он, ну да… Блин, как же меня все это достало! Тьма, Свет и прочая хренотень! Самое поганое во всем этом, что брат даймё мне слабо поможет, даже если очнётся через десять минут. Он ведь не видел, чем закончился бой – а ну как мы с той тварью о чем-то договорились? Если же князь решит, что я как-то связан с Тьмой, то меня казнят не задумываясь. В Империи с этим строго, а сюго Кимура не в счёт. Такого иди ещё обвини.

Хреново также и то, что обвинения не беспочвенны. Я не идиот и догадываюсь, что всему виной мой меч, а вернее, висящее на нем проклятие. Сасаки же говорил, что не нашел у меня никаких артефактов, которые могли излучать Тьму, но меча-то он увидеть не мог! В том проклятом зале катана почернела только после того, как на нее попала кровь! Получается, цвайхандер меня признал и как-то переместился из астрала в реальность? Слившись при этом с моим оружием? Других ведь объяснений на ум не приходит. Супер, конечно, но что мне делать сейчас?!

Я медленно оглядел камеру, вздохнул и опустил взгляд.

Бежать… Других вариантов не наблюдается. Очнется Ясудо Нори или нет, мне это никак не поможет, а значит, решено! Как только лагерь отойдет ко сну, попрошусь в туалет, там вырублю конвоиров и как-нибудь доковыляю до лодки. Течение реки достаточно быстрое, и в лесу я буду уже минут через двадцать. А туда-то они ночью точно не сунутся. В общем, часика три подожду и…

От размышлений меня отвлек подозрительный звук, который донесся снаружи. Короткий вскрик и скрежет железа о дерево… Слишком похоже на то, что кто-то снял часового, но почему телега даже не вздрогнула?!

Пока я пытался сообразить, что к чему, в камеру сквозь дверь просочился силуэт знакомой лисицы. Той самой, что вылезла из ожерелья шамана. Черт лица было так же не разобрать, но кучу хвостов за ее спиной я разглядел хорошо…

– Привет, – осторожно поздоровался я, но лисица пропустила это мимо ушей.

– Ты что же, ублюдок, решил, что сможешь сбежать?! – яростно прошипела она и, приблизившись, схватила меня ладонью за горло.

Я не успел ничего ответить. Тело прострелила холодная судорога, звякнули в креплениях цепи, и мир тут же погрузился в непроглядную тьму.

Глава 2

Я открыл глаза и понял, что лежу на траве. В рот набилась какая-то горькая дрянь, в живот уперся обломок камня, тело словно ватное, но боль ушла, и колодки на плечах больше нет.

Сплюнув на траву и выругавшись соответственно моменту, я сел и усмехнулся, заметив серебристые браслеты у себя на запястьях.

Черт! Что там оковы, что здесь! Лисица каким-то макаром перенесла меня в Тонкий Мир! Без фарфоровой пиалы, щепок и Иошиного шаманства!

Местность вокруг не особенно изменилась. Дорога и сарай с лодкой исчезли, но в остальном все осталось на своих местах. И лес, и река, и запахи… Солнце уже практически скрылось за деревьями, на небо выползла луна и… Кстати, а куда она подевалась?!

Резко обернувшись, я обнаружил лисицу в пяти метрах у себя за спиной и ошарашенно замер…

Она была просто нереально красива! Даже несмотря на горящую во взгляде ненависть и сжатые кулаки…

Хвосты сейчас куда-то исчезли, но все остальное… Рыжая бестия, по-другому и не назвать. На вид ей было лет семнадцать, не больше. Правильные черты лица, чуть припухлые губы, светлая кожа и золотисто-белые кончики ушей над копной ярко-рыжих волос…

Кожаные с узором штаны с полусапожками плотно облегали идеальные ноги, короткая куртка и светлая рубаха выгодно подчеркивали тонкую талию и безупречную грудь, вот только на японку она была совсем не похожа. Одежда и форма глаз заметно отличались от японских, как и у Мики. Интересно, оборотни тут все такие красивые, или это мне так везет? Как бы то ни было, эту вот лису вместе с Микой можно смело отправлять на любой конкурс красоты, и они там гарантированно разделят между собой первое место! Только моя Мика – скромница, а эта…

– Все понятно! – смерив меня презрительным взглядом, сквозь зубы процедила девушка. – Ты для этого меня хотел подчинить, урод озабоченный?!

М-да… Она, конечно же, заметила мой восхищенный взгляд, но только истолковала его неправильно. И я не сексист, но логика у некоторых особей женского пола везде одинаковая. Что на Земле, что здесь… И плевать, кто перед тобой: крестьянка или девятихвостая лиса – мозги у них работают одинаково!

– Больная? Так лечись, – буркнул я, поднимаясь на ноги. – Сдалась ты мне с такими заскоками…

– Слушай сюда, урод! – звенящим от ненависти голосом прошипела девчонка. – Сейчас ты подробно расскажешь мне, где нашел филактерию и как проводился обряд. Это если ты хочешь умереть без мучений…

Девушка явно не шутила, но меня вдруг захлестнула дикая злость. На себя, влипающего во все возможное и невозможное дерьмо, на гребаную неопределенность и проклятые оковы, на эту вот дуру…

– Я не проводил никаких обрядов, – вздохнул я, глядя на девушку. – Тебя хотел подчинить другой…

– Ты врешь, тварь! – шагнув ко мне, прошипела лисица.

В следующий миг она резко вытянула в мою сторону левую руку, и от ее ладони протянулась блестящая лента тумана. Горло тут же сдавило ледяными тисками, тело на миг онемело…

– Это поможет тебе вспомнить! – яростно рявкнула лисица и подняла руку так, что мои ноги едва не оторвались от земли. – Говори, кто ты такой и где раздобыл филактерию?!

Вот же сука! Резко вскинув руки, я перерубил цепью её заклинание и, прыгнув вперёд, ударом ноги сбил девушку с ног.

Нет, я не сторонник тех, кто считает нормальным обижать женщин. Ни при каких обстоятельствах. Но эта идиотка реально опасна. Тут все просто: или ты, или тебя. И плевать, кто напротив: двухметровый бандит или хрупкая красавица с автоматом.

Поймав падающее тело, я без особых церемоний приложил девчонку физиономией о траву и, сорвав с себя пояс, быстро связал ей за спиной руки. Ещё бы рот заткнуть было неплохо, но как ее тогда допросить?

Рывком усадив лисицу перед собой, я понял, что она все ещё пребывает в нокдауне. Вот же… Придавив ненужный в этой ситуации стыд, я легонько ударил девушку по щеке, и лиса… вдруг исчезла!

В следующий миг я почувствовал затылком скорую смерть и, резко откатившись вбок, обернулся.

Спустя долю секунды в том месте, где я только что сидел, из земли вырвалось коричневое остриё! Эта сука каким-то неведомым образом оказалась в семи метрах у меня за спиной и мгновенно произнесла своё поганое заклинание! Страшно подумать, что случилось бы, окажись я чуть медленнее, но…

– Слушай, может, все же поговорим? – вскочив на ноги и внимательно следя за ее движениями, предложил я, но у девчонки уже упало забрало.

Выругавшись с досадой, она резко развела руки в стороны, и в тот же миг у неё в ладонях появились короткие серебристые клинки. Мгновенно приняв боевую стойку, лисица бросилась на меня и… покатилась по траве, сбитая с ног заклинанием.

– Прости, господин! Я решил, что пришло время вмешаться… – появившийся из воздуха самурай коротко мне кивнул, посмотрел в сторону поверженной противницы и добавил: – Слабая! У неё почти не осталось сил. Можно забрать все. Если прикажешь…

Здоровенный цвайхандер лениво качнулся у него на плече…

– Нет! Погоди! – жестом остановил его я. – Только если она попытается нанести мне вред.

Сказал и подвис секунд на пятнадцать, пытаясь осознать произошедшее. Блин! Это же мой меч! Целый и невредимый! Голова самурая снова была на месте. Лицо, правда, так и не появилось, но да и хрен с ним, он же не девочка. Кстати, о девочках…

Я посмотрел на лисицу, и мне стало стыдно… Глупое чувство, что тянется за мной с самого детства. Когда противник проиграл и сильно расстроился из-за своего поражения, мне всегда становится стыдно и жалко. С врагами так не бывает, но я, хоть убей, не могу считать эту дуру своим врагом. Она ведь сама себе напридумывала, а сейчас…

На лисицу и впрямь было жалко смотреть. Девушка сидела на траве, обхватив руками колени и уткнувшись в них подбородком. Растерянность на лице мешалась с глубокой обидой, и казалось, что девятихвостая вот-вот разрыдается. Блин, как и любой адекватный мужик, я не переношу женских слёз, но… Странно… Проиграв, эта сука никуда не сбежала. Ломает комедию? Или готова поговорить?

– Никуда не исчезай, нам нужно кое-что обсудить, – попросил я самурая и, дождавшись кивка, направился к сидящей на траве девушке.

При моем приближении она даже не пошевелилась – так и сидела, нахохлившись и потерянно глядя перед собой.

Знакомая, блин, картина, ну да ничего. Опыт примирений у меня по прошлой жизни огромный.

Подойдя и остановившись в паре метров напротив, я коснулся груди кулаком и, кивнув, произнёс:

– Меня зовут Таро! И я не тот, кто пытался тебя подчинить. Если хочешь, могу рассказать тебе то, что знаю…

– Я хочу, чтобы ты сдох! – не поднимая головы, прошептала девушка и сильнее обхватила руками колени.

М-да… Тысячелетняя лиса ведёт себя как малолетняя дура, но ничего в этом странного нет. Иоши мне рассказывал, что некоторые сильные ёкай, из тех, что имеют человеческое воплощение, способны зафиксировать свой организм в юном возрасте. И чаще всего так поступают женщины, поскольку им необходимо больше эмоций, чем нам. По итогу, сила, опыт и возможности остаются теми же, но мир ты воспринимаешь как двадцатилетняя девушка. Не знаю, как такое возможно, но здесь, видимо, как раз тот случай.

В общем, к чему-то подобному я был готов, да и не осталось уже в её словах злости. По ходу, переживала она сейчас только из-за своего поражения, но ничего – успокоится, я подожду.

– Извини, но вынужден тебя разочаровать, – вздохнул я и опустился рядом с лисицей на траву. – Таких желающих уже выше крыши. Сэт, асуры, а теперь ещё и Ясудо. Так что занимай очередь – будешь четвёртой.

При упоминании Владыки Нижнего Мира лисица вздрогнула, повернула голову и поморщилась:

– Сэт?! А ему-то ты зачем?!

– Ну, наверное, потому что я убил одного из темных князей?

– Ты?! – в глазах лисицы мелькнуло презрение. – Ты и меня-то убить бы не смог, и, если б не этот урод… – Она с досадой посмотрела на замершего неподалёку самурая, перевела взгляд на меня и вдруг нахмурилась. – А ну, дай-ка мне свою руку! Посмотрю, кого ты там убивал!

Прекрасно понимая, что дальше последует, я закатал правый рукав и протянул девушке руку.

Видя это, лисица хмыкнула и, точно так же, как и Мика, с силой провела мне ладонью от локтя до плеча. По ощущениям – то же самое. По телу пробежала волна холода, а затем на плече проступили знакомые знаки.

«М-да, а ведь можно было обойтись и без драки, – подумал я, разглядывая появившийся орнамент. – Хотя Мика ведь тоже попыталась меня убить, но потом вон оно как обернулось. Не, с этой красоткой, конечно же, так не получится, но теперь она, может, отстанет?»

Все еще сжимая мою ладонь, девушка пробежала взглядом по письменам, и брови её удивленно взлетели. Вот только реакция была совсем не такой, как у Мики…

– Что? Решил наконец вернуться и вытащить этих идиотов из задницы? – бросив мою ладонь, холодно поинтересовалась она. – Долго же ты собирался…

Интересно… А я-то думал, что она тоже обрадуется…

– Каких ещё идиотов? – поморщился я, опуская рукав. – Ты понятным языком выражайся.

– Бога Луны и этого кретина Сару, – презрительно скривившись, хмыкнула девушка. – Я сейчас не в лучшей форме, поэтому не заметила его печать, но… – лисица подняла взгляд и посмотрела на меня как на идиота. – Ты что же, сам не знаешь, зачем вернулся?!

– Нет, – со вздохом покачал головой я. – Не знаю…

– Издеваешься? – лисица нахмурилась и смерила меня взглядом. – Это не ты, что ли, убил князя и освободил Хозяина Леса? Дурака-то из себя не ломай.

Лисица уже полностью пришла в себя. Злость с обидой прошли, и сидеть рядом с ней стало в разы тяжелее. Любой мужчина меня поймёт. Когда рядом с тобой сидит такая красотка, взгляд невольно скользит с её груди на ноги и обратно, а в голове уже представляешь, как она с тобой…

– Э, очнись! – рявкнула лиса и, ткнув кулаком в плечо, вернула меня с небес на землю. – Хватит уже меня лапать!

– Да я не…

– Ага, вижу, – в глазах девушки мелькнула ирония. – Давай рассказывай, что с тобой не так?

– Я просто ничего не помню, – вздохнул я и опустил взгляд. – Мика-волчица узнала во мне Мунайто и сказала, что обезьяна, убитая в Чертоге Смерти, была плененным духом Сару. Потом Дух Горы Ума прикрыл меня от Сэта и посоветовал подождать, когда моя сила вернётся. Только никто из них не рассказал, что именно я должен делать…

– Хм-м, – девушка посмотрела на меня недоверчиво, в глазах ее что-то мелькнуло. – Ну а они хоть рассказали тебе, кто ты такой?

– Да, – кивнул я, – мне сказали, что Мунайто был телохранителем Нактиса и погиб в бою с Сэтом. Еще знаю, что Владыка Нижнего Мира после его гибели пленил бога Луны…

– Ясно, – девушка вздохнула, опустила взгляд и задумалась.

Продолжалось это минут пять. Не зная, чем себя занять, я просто сидел и старался не смотреть на её грудь, когда лисица вдруг встрепенулась и как-то странно на меня посмотрела.

– Хорошо! Тогда говори, что ты знаешь о той филактерии, в которой я была заточена? – глядя мне в глаза, поинтересовалась она. – Дай мне свою руку и рассказывай, а я проверю, лжёшь ты или нет.

– Ладно, – я протянул девушке руку и, дождавшись, когда ее ладонь ляжет в мою, подробно обо всем рассказал.

Лисица слушала не перебивая и с каждой минутой все больше хмурилась. Не знаю, но мне почему-то казалось, что её совсем не радовало то, что я говорил правду. Не любит ошибаться? Или тут что-то ещё?

Со стороны мы напоминали влюблённых. Сидим на травке, взявшись за руки, и девушка внимательно слушает… Вот только на лице лисы не было и тени улыбки, а в глазах отчаяние мешалось с безысходностью так, словно я зачитывал ей смертный приговор.

Дослушав рассказ, лисица снова задумалась, и в какой-то момент лицо её просветлело. Она повернула голову и посмотрела на меня так, словно видела в первый раз, затем усмехнулась и ткнула кулаком в плечо.

– Тебе повезло, парень! – произнесла она в ответ на мой непонимающий взгляд. – Я помогу тебе, а ты вытащишь меня из той задницы, в которой я оказалась. Все честно, а потом… – взгляд её стал лукавым. – Потом я даже выполню одно твоё желание. То, что написано у тебя на лице…

М-да… Это она мне пообещала отдаться? Не, я, конечно, не против, но как-то слишком уж бодро оно прозвучало. И эта её улыбка… Так улыбаются продавцы из «Кирби», когда пытаются втюхать вам пылесос. Нет, сто двадцать штук – цена не космическая, но точно такой же можно купить в «М-Видео» за двадцатку…

С другой стороны, никто ведь меня соглашаться не заставляет. Узнаю, что она хочет, ну а потом уже буду решать.

– И из какой же задницы тебя нужно вытаскивать? – я повернул голову и посмотрел лисице в глаза. – И почему ты просишь об этом меня?

– Потому что именно благодаря тебе я сейчас в таком положении! – девушка нахмурилась и с досадой посмотрела в сторону леса. – Да, я понимаю, что твоей вины в этом нет, но так определило Сущее. Мы связаны с тобой, самурай, и, кроме тебя, мне никто не поможет.

– Связаны? – поморщился я. – Может быть, ты мне все объяснишь?

– Да, конечно, – лисица кивнула и, все так же глядя в сторону леса, пояснила: – Люди знали меня как Хону-воровку. Всю жизнь я принимала заказы, и нет в мире такого замка, который бы мне не поддался. Это случилось после того, как Нактис из-за собственной дурости угодил в лапы к Сэту. Ори Като – Верховный жрец бога Луны – попросил меня украсть часть филактерии, в которой заключена сущность твоего господина. Чтобы выполнить этот заказ, одной моей силы было недостаточно, и я позаимствовала у Сару обломок клыка Рюдзина – небольшой талисман, в котором Хозяин Леса хранил излишки накопленной силы. Заказ я выполнила, но, когда уже возвращалась из Нижнего Мира с добычей, Сэт захватил Хозяина Леса…

Хона говорила сухим небрежным голосом, но от её слов у меня по спине натурально бежали мурашки. Нет, Иоши, конечно, говорил, что даже боги опасаются таких, как она, но я не думал, что все настолько серьезно. Лисица ведь не врет – просто нет в этом смысла, – но как уложить в голове то, что эта хрупкая девочка запросто отправилась в Нижний Мир и что-то там украла у бога?!

– Нет, Хозяин Леса ничего не знал о моих планах, – продолжила тем временем Хона, – но от него Сэт узнал о пропаже обломка клыка, и выследить меня было нетрудно. Такие могучие артефакты скрыть невозможно, и, если знать, что искать… – Хона вздохнула, посмотрела на меня и с грустной улыбкой добавила: – В храме Нактиса меня уже дожидались двое князей. Один из них, твой знакомый, принял облик заказчика. Эти твари хотели взять меня живой, но это у них не вышло…

– А потом тебя засунули в тот амулет? – воспользовавшись паузой, уточнил я. – Только какой в этом смысл? Тебя же, как я понимаю, убили?

– Таких, как я, убить невозможно, и кому бы, как не тебе, это знать? – со вздохом пояснила лисица.

– Получается, то ожерелье – это что-то навроде темницы?

– Да, – кивнула Хона. – Темница, которая вытягивает из тебя все. Сейчас у меня нет и сотой части той силы, что когда-то была.

– То есть ты хочешь вернуть себе силу, а я как-то могу в этом помочь? Но почему тогда ты пыталась меня убить?

– Я ошиблась, – пожав плечами, вздохнула лисица. – Приняла тебя за хозяина…

– Какого ещё хозяина? – хмыкнул я, непонимающе глядя на девушку.

– Такого… – зло буркнула Хона. – Чего тут непонятного? Шаман степняков хотел сделать меня рабыней. Ты убил его и завершил ритуал. Заклинание перескочило на тебя, я сохранила свободу воли, но осталась привязанной. Теперь, кроме тебя, мне никто не сможет помочь, и твоя смерть тоже ничего не решит. Если ты умрешь, я останусь неприкаянным духом.

– А если бы это я проводил тот ритуал…

– Я бы убила тебя и получила свободу, – устало вздохнула девушка. – И хорошо, что сегодня ты оказался сильнее.

М-да… Я выпустил джинна из бутылки, но желания в этой сказке придётся выполнять мне. А чего? Нормальная женская логика: ты меня спас, а теперь помогай. Только мне и своих проблем вроде хватает. С другой стороны, я же пока не знаю, чего она хочет?

– Ты только губы-то не раскатывай, – неправильно истолковав мой взгляд, криво усмехнулась лисица. – Спать я с тобой сейчас не могу, даже если бы очень того захотела…

Сначала я даже не понял, что она говорит, но когда наконец до меня дошло… Вот же блин… Так оскорбить…

– Ты за кого меня принимаешь? – сдерживая злость, сквозь зубы произнес я. – Долго думала, прежде чем такое сказать?

Видимо, поняв, что сморозила глупость, лисица смутилась, опустила взгляд и виновато произнесла:

– Прости… Я не хотела тебя обидеть… Ты просто странный, и у меня не получается тебя прочитать…

– Ладно, проехали, – вздохнул я и, усевшись поудобнее, поинтересовался: – И что же от меня требуется?

– Мне нужно, чтобы ты отправился в ущелье Тивата и забрал оттуда обломок клыка Рюдзина, – подняв на меня взгляд, пояснила лисица. – Артефакт был привязан к моей сути, и никто другой не сможет его найти. В обломке драконьего клыка достаточно силы для того, чтобы я полностью восстановила все, что потеряла за прошедшие годы. Тебе лишь нужно будет провести небольшой обряд… Взамен я расскажу тебе, где искать часть филактерии Нактиса.

М-да… Иоши говорил, что судьба найдет меня сама, но кто же предполагал, что оно случится так быстро? Нет, я и раньше понимал, что миссией Мунайто является освобождение из плена бога Луны, но в нынешнем состоянии спаситель из меня, прямо скажем, херовый. Себя бы спасти для начала, а уж потом думать о ком-то еще, хотя…

Не, так-то ситуация поменялась. Путешествие в астрал избавило меня от оков, а значит, свалить от Ясудо будет гораздо проще, чем я планировал. Достаточно посидеть тут подольше или отойти на пару километров назад, и пусть меня потом ищут. Дальше все просто. Вернусь в Сато, заберу деньги из тайника, раздобуду оружие и отправлюсь на северо-запад.

Ущелье Тивата, о котором упомянула Хона – это как раз то место, откуда сюда забросили Таро, а тот храм в моем сне, скорее всего, посвящен богу Луны. Ведь где, как не там, лепить из мальчишки героя? Что дает это знание? Да ничего особенного, и планов моих оно никак не изменит. Я ведь все равно собирался туда сгонять, так почему бы не помочь заодно и лисице?

Что еще? Да хрен его знает… Так-то вроде бы все разложил, но… что-то тут все же не бьется…

Видя сомнения у меня на лице, Хона подвинулась чуть ближе, взяла в руки мою ладонь и с надеждой заглянула в глаза:

– Поверь, Таро, тебе это будет несложно…

Ну да… Женщины – те еще манипуляторы, и мужчине трудно что-то с этим поделать. От лисицы одуряюще пахло какими-то травами, в глазах можно было легко утонуть, а мерно вздымающаяся грудь и небольшие соски, которые просвечивали сквозь рубаху… «Стоп!» – мысленно рявкнул на себя я и, отогнав наваждение, поинтересовался:

– Этот артефакт… Почему он не помог тебе в бою против князей? Насколько опасно проводить тот обряд, и где гарантия, что после всего ты расскажешь мне о местонахождении филактерии господина?

– Части филактерии, – отстранившись, поправила меня девушка. – Душа бога была слишком велика, чтобы поместиться в один артефакт, и Сэт разделил ее натрое. Одну часть он оставил себе, другая хранилась в Кимоне, о местонахождении третьей мне ничего не известно. За четыре тысячи лет многое могло измениться, но ту часть, которую я украла, найти не смог бы никто. Обманывать нет смысла. Ведь заказчик погиб и сделка расторглась. Мне самой филактерия Нактиса не нужна, но, если тебе так хочется, я готова принести любую возможную клятву… – Лисица вздохнула, скосила взгляд на замершего неподалеку самурая и снова посмотрела на меня. – Обряд для тебя безопасен, а что же до артефакта… Великий Небесный Дракон Рюдзин был созидателем, и силу, накопленную в его клыке, нельзя обращать против разумных. Не будь этого условия, Аби и Ба Леф подохли бы за мгновение…

– Хорошо, – кивнул я. – С этим разобрались, а теперь поясни: почему ты называешь бога Луны идиотом?

– А разве не он сунулся в логово Сэта с одними лишь телохранителями? – глядя мне в глаза, лисица криво усмехнулась и вопросительно приподняла бровь. – Нактис мог привести с собой целую армию, ведь все ёкай выступили бы на его стороне, но этот идиот решил покрасоваться перед подругой и бросился в бой, не дождавшись даже Такэми! Бог Воинов со своей армией немного отстал и не смог помочь своему отчаянному приятелю. В итоге Нактис оказался в плену, Салисэ удалилась его оплакивать, Синий Лес частично погрузился во Тьму, а баланс сил сместился в сторону тварей! Удивительно, что этот мир еще существует, ведь если Сэт и Мара договорятся…

М-да… Все интереснее и интереснее. Если все действительно было так, как говорит она, то Нактис и впрямь интересный товарищ. Впрочем, мне на эту тему заморачиваться нет смысла. Бог Луны – мой господин, и я постараюсь вытащить его из темницы. Знать бы еще как…

– Хорошо, я постараюсь тебе помочь, но для начала мне нужно разобраться со своими делами.

– Разбирайся, – усмехнулась лиса, – только постарайся не умереть. Если будет нужна моя помощь или совет, представь меня и три раза мысленно позови. На многое не рассчитывай: я сейчас слишком слаба, – но…

В следующий миг землю под нами ощутимо тряхнуло. Лисица осеклась на полуслове, в глазах ее появилась тревога. Спустя секунду толчок повторился, в лицо пахнуло какой-то кислятиной, а между нами и самураем появились два рогатых урода.

Двухметрового роста, с красной кожей, черными волосами, жуткими клыками и изогнутыми рогами, эти твари словно сошли со страниц средневековых трактатов. Они… Демоны этого мира… Кенджи в свое время очень хорошо описал их, но какого хрена им тут понадобилось?! Случайность? Ну да, конечно… Так я и поверил…

Фигуры демонов источали первобытную силу, а их мышцам позавидовал бы любой культурист. Вооружены длинными шипастыми палицами. Брони нет, из одежды только пятнистые набедренные повязки, но я бы все равно сто раз подумал, прежде чем сойтись с такими в бою.

Пока я поднимался с земли и соображал, что, собственно, происходит, Хона вскочила на ноги и, хлопнув меня по плечу, рявкнула:

– Уходи! Быстро! Сейчас их тут будет десяток!

Одновременно с этим демоны яростно взревели, бросились на нас и… покатились по земле, сбитые с ног заклинанием. Черный воин появился в трех метрах впереди и тут же атаковал ближайшего они.

В этот момент землю снова тряхнуло, рядом испуганно выругалась лисица. В следующее мгновение я почувствовал её ладонь у себя на руке, и перед глазами все поплыло.

По ощущениям – словно летишь в бездонную черную яму. Ночь вокруг меня стала темнее, звезды над головой закружили в безумном хороводе, луна покатилась по небу, словно мяч, и взорвалась тысячей ярчайших осколков…

В следующий миг в лицо пахнуло дымом, по ушам ударил грохот железа, со всех сторон донеслись яростные крики и стоны.

С трудом устояв на ногах и не понимая, что происходит, я быстро протер кулаками глаза и… не почувствовал тяжести на запястьях! Черт! Лисица выкинула меня из астрала, но тогда…

Зрение наконец вернулось, и я замер, поражённый увиденным. Охренеть! Лучше бы она меня не выкидывала…

Лагерь атаковали, и я появился, когда все уже подходило к концу. Две повозки ярко пылали, освещая детали творящегося кошмара, к дымному смраду примешивался тяжелый запах свежепролитой крови.

Хона ошиблась – там, в астрале, они больше не будет. Часть их осталась здесь, и этого оказалось достаточно. Нет, демонам тоже прилетело неплохо: три истыканные стрелами туши с отрубленными головами лежали неподалёку в лужах чёрной крови, однако самураев полегло значительно больше.

Судя по тому, что я видел, твари атаковали со стороны дороги по двум направлениям: двое бросились к стреноженным лошадям, остальные стали прорываться к фургонам. Здесь их встретили люди Макаты, но силы оказались неравны. Потеряв больше десятка, телохранитель брата даймё приказал тащить господина к лодке, надеясь уйти по реке, но им этого сделать не дали.

Собственно, бой сейчас продолжается только на берегу. Семеро выживших самураев вместе с Макатой встали намертво, не пропуская двух рогатых гигантов к реке. Самого брата даймё нигде вроде не видно, но, скорее всего, он уже лежит в лодке. Иначе зачем бы его телохранителям сейчас умирать?

Ещё два демона беснуются среди лошадей, размахивая палицами и пьянея от пролитой крови. Эти в ближайшее время вряд ли оттуда уйдут, но… Сука! Что делать мне?!!

Бежать?

Да, вот он, путь… Я появился в пяти метрах от своего, единственного целого пока еще фургона, и меня никто не заметил. Трупов вокруг полно, и оружие подобрать не проблема. Все так… и я же сам это планировал, но… Но там на берегу сейчас умирают парни, которые спасли мой отряд, а Ясудо Нори, хоть и косвенно, но все же мой господин! Я ведь пока ещё Сато…

Не знаю уж, чего мне в голову лезет вся эта самурайская хрень, но…

Оглядевшись, я быстро подошел к трупу, лежавшему возле фургона, и, наклонившись, забрал из его рук меч. Мгновение поколебавшись, перевернул мертвого самурая на спину и аккуратно снял с него перевязь вместе с ножнами. Тати длиннее катаны почти на ладонь, и засовывать его за пояс не очень удобно.

Убитый оказался тем самым самураем, что поил меня по дороге. Дубина демона размозжила ему голову, а шлем не очень-то и помог. Мужика, конечно же, жаль, но тут уж ничего не поделать. Самурай должен жить одним днём, зная, что смерть может прийти в любую минуту. Этот вот уже насмотрелся на сакуру…


Читать Форум Узнать больше Скачать отрывок на Литрес Внимание! Вы скачиваете отрывок, разрешенный законодательством и правообладателем (не более 20% текста). После ознакомления вам будет предложено перейти на сайт правообладателя и приобрести полную версию произведения. Купить электронку Купить бумажную книгу
0.0/0
Категория: Новая книга про попаданца | Просмотров: 248 | Добавил: admin | Теги: Тень девятихвостой лисицы, Георгий Смородинский, Телохранитель темного бога 2
Всего комментариев: 0
avatar
Вверх