Новинки » 2019 » Декабрь » 28 » Роман Грибанов. Цена ошибки
19:19

Роман Грибанов. Цена ошибки


Роман Грибанов. Цена ошибки

Роман Грибанов

Цена ошибки

новинка января
 
с 17.01.20 ( 371) 356 р.  Скидка 4% (Предзаказ)
 

 Военная фантастика

   в январе
 
  -26% Серия

 Военная фантастика

И все-таки это случилось.
Еще не успели накопить ядерных арсеналов, способных уничтожить планету несколько раз. И генералы считают ядерное оружие лишь более мощным средством для достижения своих целей. Эта книга об атомной войне, в которую превратился Карибский кризис.
Американцы, немцы, русские — все народы оказались причастны к этой войне. Хотя это обычные люди: кто-то кадровый военный, кого-то заставили надеть военную форму неумолимые обстоятельства, а кто-то просто добросовестно ходит на простую, рутинную работу. И когда цепь случайностей при-водит к атомному пожару, происходят события, немыслимые в происшедших ранее войнах.
Так сможет кто-нибудь победить?


Задняя обложка Цена ошибки
Автор. Грибанов Роман Борисович
М.: АСТ, СПб.: Издательский дом «Ленинград», 2020 г.
Серия: Военная фантастика. Выпуск 172
Выход по плану: январь 2020  
ISBN: 978-5-17-120138-8
Страниц: 384    
Роман, примыкающий к циклу «Конец света на «бис»».
Иллюстрация на обложке В. Гуркова.

 
    Вступление

       Наверное, некоторым читателям будет интересно узнать, как вообще появилась эта книга. Всё началось полтора года назад, когда Владимир Ильич Контровский начал писать свой новый роман "Конец света на бис", одновременно выкладывая его на "Самиздате" для обсуждения. Тема противостояния двух великих держав в Карибском кризисе, неоднократно поднималась в литературе, как в исторической, так и в художественной. Никогда прежде, и никогда после октября 1962 года мир не стоял так близко к атомной войне. Можно сказать, планета Земля прошла по тонкому волоску над пропастью того ужаса, по сравнению с которым все прежние войны выглядят безобидными драками мальчишек в песочнице. Тем более, что военные уставы и доктрины всех стран, обладающих к 1962 году атомным оружием, совершенно не рассматривали это оружие, как что-то особенное или запретное. Военные этих стран относили к нему, как к просто еще одной, более мощной бомбе, которая позволяет решать обычные задачи гораздо быстрее и с гораздо меньшими силами. Обсуждение было бурным, мнения были зачастую противоположны, я сначала принимал участие в дискуссиях с чисто технической точки зрения. Переписывался с Владимиром по электронной почте. Потом появился небольшой мой отрывок в произведении Владимира Ильича, который постепенно превратился в три главы в его книге. А потом Владимир Ильич Контровский скончался, не успев увидеть свою книгу в печати. Будет ли издан "Конец света на бис", неизвестно, это решать наследникам Владимира Ильича и издателям. А передо мною встал вопрос, а что дальше? И я решил дописать эти главы до полноразмерного произведения. И, скорее всего, не единственного.
       
       
       
       Пролог

       02 августа 1943 года, Соломоновы острова, 10 миль к северо-востоку от острова Коломбангара, эсминец Императорского флота "Сигурэ"

       История не знает сослагательного наклонения. В этой реальности. Но иногда у людей возникают вопросы: "а что было бы, если?..". В ночь на 02 августа 1943 года эсминец Императорского флота "Сигурэ" прошел мимо горящих половинок американского торпедного катера "РТ-109", протараненного минутой ранее эсминцем "Амагири" из того же отряда. А как повернулась бы история, если бы капитан Тамеичи Хара, командовавший отрядом или капитан-лейтенант Кимио Ямагами, командир эсминца "Сигурэ", дали бы приказ добить эти обломки? Командира торпедного катера "РТ-109" US NAVY, цеплявшегося за один из обломков, звали Джон Фицжеральд Кеннеди.

       В 1960 президентские выборы в США выиграл кандидат от республиканской партии, сенатор от штата Аризона Барри Морис Голдуотер. 14 октября 1962 американцам стало известно об операции "Анадырь" и о том, что на Кубе уже находятся советские ракеты. А 22 октября 1962 Президент США Голдуотер, "Бешеный Барри", как его успели окрестить репортеры, обратился к американскому народу. Он сообщил ему в своей речи о наличии на Кубе советских атомных ракет, потребовал от СССР их немедленного вывода - угрожая в противном случае прибегнуть к силе - и объявил военную блокаду Кубы, требуя от всех направляющихся на Кубу судов остановки и предъявления груза к досмотру. В случае отказа капитана корабля допустить на борт осмотровую команду, ВМС США предписывалось арестовать корабль и отконвоировать его в американский порт. 22 октября на подходе к острову и в зоне блокады находилось двадцать два советских судна. Министр морского флота СССР Бакаев предложил руководству страны, находящиеся на подходе к Кубе шесть судов ввести в кубинские порты. Решение было принято, и шесть судов (включая судно "Александровск", перевозившее ядерные боеприпасы - двадцать четыре боеголовки для ракет "Р-14" и сорок четыре боеголовки для оперативно-тактических ракет, - и два судна, загруженные ракетами "Р-14", оборудованием и личным составом РВСН), 22-23 октября прибыли в порты Кубы. Остальные суда повернули назад, в порты СССР. 25 октября 1960 года президент США Барри Голдуотер отдал приказ американским военно-морским силам в Карибском море в зоне блокады "не останавливаться перед применением оружия против советских подводных лодок, не желающих всплыть".

       Глава 1. Интерлюдия.

       1 июля 1962 года, УССР, город Кировоград. Территория 159 ракетной бригады.

       Полковник Устинов смотрел на лежащий перед ним документ с откровенной неприязнью.

       -Они там наверху, что, охренели? За два месяца сформировать третий дивизион! Да еще с переформированием всей бригады с армейских на фронтовые штаты! Мы с переходом всей бригады на новую технику только-только расхлебались! И офицеров кадровых некомплект. А где их взять? Ракетные войска бурно растут, весь выпуск этого года военно-воздушной инженерной академии Можайского, "кузницы" офицеров-ракетчиков, уйдет в новые полки РВСН, второй год подряд. Из артиллерийской академии имени Калинина нет никого, и вообще там чехарда с переформированиями и переездами никак не закончится. Хорошо хоть из артиллерийской инженерной академии Дзержинского, где тоже начали готовить ракетчиков, дали только одного, но отличного, фронтовика, Героя. Так что хоть должность комдива-три закрыта безусловно. Комбаты тоже есть из кадровых. А вот на должности СО* и НСО* придется в стартовые батареи ставить офицеров, призванных из запаса.

       Надо отправить в кадры Минобороны запрос на прошлогодних курсантов, которые уже должны окончить Тульский механический, они хоть произвели хорошее впечатление, да военная кафедра в этом институте одна из самых оснащенных. Во всяком случае, там есть ангар со всей техникой стартовой и технических батарей комплекса с ракетами Р-11М. Офицеры кафедры, прибывшие с курсантами, докладывали, что за время обучения все курсанты по десятку раз отработали упражнение перевода пусковой установки из готовности номер три в номер один и проводили учения по заправке, стыковке и перегрузке ракет.

       Он снял трубку телефона.
       -Дежурный! Майор Остащенко прибыл в расположение? Отлично! Давай его сразу ко мне! Через пару минут в кабинет вошел плотный высокий майор со звездой Героя Советского Союза на груди.
       -Товарищ полковник! Майор Остащенко по вашему приказанию прибыл.
       -Проходи майор, садись. И давай сразу без официальщины, работы нам сейчас предстоит выше крыши.

Сформировать твой новый, третий дивизион, да еще вдобавок дополнительные стартовые батареи в два существующих. На новой технике, только полгода как ее бригада получила! Но техники еще неполный комплект дали. Знаю, что ты только что академию окончил и о новом комплексе имеешь только общее представление. Но он от Р-11 не сильно отличается, только новая ракета и гусеничная самоходная пусковая 2П19 вместо 8К11 и стартового агрегата 8У218. И я тебе даю опытного зам. командира дивизиона по вооружению, Павлова. Он с самого начала участвовал в переходе бригады на новую технику. И еще одного фронтовика, капитан Живодеров, с весны сорок третьего воевал. Остальные офицеры пороху не нюхали, а двух вообще еще нет, вдобавок эти будут из запаса призваны. Я постараюсь, чтоб это были те, кто у нас сборы проходил, их хоть чуть-чуть учить легче будет. Сам решишь, кого куда.
       -Да уже решил. Если комбат у меня один фронтовик будет, то запасников к нему в батарею, только разбить их по отделениям, чтоб хоть один кадровый офицер в отделениях был. И еще, из старшин, кто НРНР, поопытнее мне в эту батарею дайте.

       5 июля 1962 года, Красноармейск, Московская область. Территория НИИ-58, конструкторский корпус.

       -Саша, тебя в отдел кадров вызывают. Интересно, зачем? Александр Савичев нехотя оторвался от чертежной доски и посмотрел на Леночку, работающую в его отделе секретаршей.
       -Откуда ж я знаю? Наверное, с документами до сих пор путаются. Александр был молодым специалистом, попавшим на работу только в апреле, по распределению из Тульского механического института. Если на работу он вышел на следующий день после приезда, а комнату в коммуналке ему дали уже через неделю, то куча бумаг, сопровождавших каждого инженера специальности 0539, тянулась из Тулы через Москву поштучно уже четвертый месяц.

       -Я в обед туда зайду - сказал Александр, с интересом глядя на открытые коленки девушки.
       -Иди сейчас, сказали "срочно"! Я пропуск на проход уже тебе выписала. И нечего глазеть, куда не просят!
       "Начальнику небось можно глазеть, иначе зачем ты такую юбку надела" - подумал Александр, молча взял пропуск и не спеша пошел к проходной.

       Дальнейшие события для него развивались стремительно. Зайдя в кабинет, он даже не успел раскрыть рот - начальник отдела кадров сказал грустным тоном:
       - Александр, тебе из военкомата пришла повестка. Да еще вдогон военком звонил, тебе надо срочно явиться к ним. Сейчас.

       Красноармейск - город маленький, от проходной НИИ до здания военкомата двадцать минут пешком. Когда Александр протянул повестку, ему сразу в ответ молча выдали лист бумаги формата А -четыре.
       -Мля... - Вырвалось у него. Заголовок на бумаге гласил:
       "Опросный лист офицера запаса, призываемого на действительную службу в ряды Вооруженных Сил СССР". Из оцепенения его вывел подошедший к нему военком:

       -Знаю, что ты на оборонку работаешь. Но ты самой молодой из всех у нас в районе по запрошенному ВУСу*. У тебя же он 430200? Сейчас получаешь документы, полдня тебе на приведение своих дел в порядок, а завтра, в одиннадцать ноль-ноль, чтоб был в Москве, в облвоенкомате
Внимание! Вы скачиваете отрывок, разрешенный законодательством и правообладателем (не более 20% текста). После ознакомления вам будет предложено перейти на сайт правообладателя и приобрести полную версию произведения. Купить бумажную книгу
5.0/3
Категория: Военная фантастика | Просмотров: 185 | Добавил: admin | Теги: Роман Грибанов, Цена ошибки
Рейтинг:
5.0/5 из 3
Всего комментариев: 0
avatar
Вверх