Новинки » 2020 » Июль » 23 » Никита Шарипов. Иной мир. Часть вторая
18:06

Никита Шарипов. Иной мир. Часть вторая

Никита Шарипов. Иной мир. Часть вторая

Никита Шарипов

Иной мир. Часть вторая

 

с 23.07.20

Жанр: боевая фантастика, попаданцы, параллельные миры,

Никита оказался в безвыходной ситуации. Чтобы спасти свою жизнь и не лишиться свободы, он должен переправиться в Иной мир. Там ему предстоит выполнить заказ некоей могущественной организации – убрать нечистого на руку бывшего политика.
Пройдя сквозь портал, Никита оказывается в месте, населенном странными существами, страшными чудовищами и людьми, которые попали сюда из разных уголков Земли. Герою предстоит столкнуться со множеством опасностей и приключений, завести новых друзей, нажить новых врагов.
Те, кто оказался в Ином мире, уже никогда не смогут вернуться, поэтому нужно учиться жить здесь. И это будет очень непросто…

Из серии: Иной мир #2
Возрастное ограничение: 18+
Дата написания: 2020
Объем: 470 стр.
Дата 23.07.2020
Правообладатель: Автор/
1 книга
Электронная книга «Иной мир. Часть первая» – Никита Шарипов

Иной мир. Часть вторая
Глава 1. Общее дело

Фрагмент 1

– Сегодня ты бодрее, чем вчера, – сказал Саня Бодров и пожал мне руку. – Румянец на щеках здоровый появился. Улыбаешься.

– Как будто до этого не улыбался? – удивился я и решил поделиться своими пусть и не большими, но достижениями: – Вчера весь вечер уголок спортивный организовывал. Позвал местного сварщика. Турник замутили, скамейку для жима лёжа, брусья. Думаю, что через неделю у меня будет собственная тренажорка.

– Как стройка? – поинтересовался Саня. Мы направились в сторону лагеря. Сегодня первый день нашей работы. Точнее – первый официальный день. Три дня назад во всех посёлках были развешаны объявления о наборе бойцов в подразделение. Посмотрим, что из этого получится. Может кто-то и откликнется.

– Нормально всё со стройкой, – ответил я и кратко перечислил: – На месте она, никуда не делась. Степанов переработал проект. Я внёс ещё немного изменений и сказал, что можно начинать. Таджики работают по двенадцать часов в день. Фундамент почти залит. Скоро кладку начнут. Дом мой пока трогать не будут. Он внутри нового останется. Разберут потом. Баню тоже уже заливают. Под бассейн сегодня котлован рыть будут. Стройка идёт полным ходом!

– Ну это хорошо, – улыбнулся Саня и замолчал.

– Я вот над тем дурачком всё думаю… – начал я. – Смысл всего этого? Восемь дней прошло, а от них ни слуху, ни духу.

– Ты о том звонке, что ли? – спросил Саня.

Я кивнул.

– Да кто их знает, – отмахнулся он. – Мне, честно, их действия совсем непонятны. Если бы они хотели убить нас, то сделали бы это. Просто взяли и раздавили как назойливых мух. Мы в этом мире веса не имеем. Пока не имеем. У Светлого будущего веса в мире хватает. Как в этом, так и в прежнем. И не только веса. Возможностей тоже дополна. Сильны они, как ни крути. Вот и думай…

– Хочешь сказать, что нас оставили в живых намеренно? – удивился я.

– Ничего не хочу говорить, – ответил Саня. – Мне непонятны замыслы Светлого будущего. Их игра – только их игра. Давай не будем об этом, Никита. Есть другие, более важные, проблемы. А Иерихон и Светлое будущее – это проблемы далёкие. Их, можно сказать, нет…

Восемь дней прошло, а кажется, что месяц. Слишком многое сделали и слишком многое ещё предстоит сделать. Колоссальное количество работы. Всё на благо. Благо людей и себя.

Трёхдневный отпуск я отгулял и к работе не притрагивался. Терпел как мог. Жизнь без работы – сущая каторга. Не привык я бездельничать. Не привык!

На четвёртый день приступил к работе. Утром заехал к Ольге, снял швы и приступил к работе. Поехал в Заксенхаузен на совещание. Там решали вопрос создания подразделений охраны посёлков. Народу приехало почти тридцать человек. Все самые влиятельные люди собрались. Бизнесмены и управленцы. Не приехали только Алёна Ревенко и Зубарь. Первая ушла в работу и на такие «пустяки» отвлекаться не собирается. Зубарь с момента выписки из дома не выходил и никого кроме Сани Бодрова на порог не пускает. Впрочем, я в гостях у него пока не был. Может впустит.

Единогласным решением было принято, что подразделение нужно. Как выразился один из бизнесменов посёлка Рог – это поднимет имидж посёлков. Работа легла на мои и Саши Бодрова плечи. Пока справляемся.

На пятый день решали проблему объявлений. Напечатано их было две тысячи и все развешаны по посёлкам. После занимались выбором места для лагеря и решили организовать его в трёх километрах от посёлка Рог. Об этом месте Бодрову рассказал Зубарь. Только с ним он контактирует. Саня возит ему водку и старается всячески подбадривать. Обычно такие подбадривания оканчиваются посылом на три буквы.

Место под лагерь нам понравилось. После того как всё было обдумано и спланировано было дано добро на начало строительства. Стройка пошла полным ходом с первого дня.

Пятый и шестой день были целиком и полностью отданы лагерю. Над одной только полосой препятствий часов пять думали. Давно я столько не рисовал. Затем над всем остальным думали. Тренировочный лагерь получился огромным. Двадцать с небольшим гектар. Почти пол тысячи человек приступили к стройке. Около ста нанятых за деньги. Остальные четыреста – работающие за идею. Именно последние преступили к строительству с удвоенным упорством и желанием закончить постройку лагеря как можно скорее.

Седьмой день был полностью отдан бюрократии. Официально наше подразделение будет причисляться к посёлку Рог. Бюрократия вымотала изрядно. Ненавижу бюрократию.

Восьмой день так же ушёл на бюрократию. Я и Бодров рано расслабились. Бюрократия – сложная штука. Суммами, которые уходят на нашу затею, я был очень удивлён. Решили вопрос экипировки для новобранцев, а также вооружения. Первое время все бойцы будут расхаживать в костюмах «Горка». Дешево и сердито. Основным оружием были выбраны автоматы АК-103. В городе Светлый ими торгуют словно булочками. Вот только проблема в том, что автоматы эти не российского производства. Реплика, так сказать. Вполне качественная. Осталось съездить в Светлый и решить вопрос с поставкой. Ни мне, ни Бодрову туда ехать не хочется. Мало ли какие подарки могло приготовить нам Светлое Будущее.

Сегодня девятый день и с сегодняшнего дня мы прекращаем быть рядовыми гражданами посёлков. Теперь мы своего рода военные. До званий пока не дошло, но это пока. Совсем скоро предстоит очередной бюрократический съезд и там наверняка заговорят о званиях…

Саня остановился и посмотрел на часы. Взглянув на лагерь, пробормотал:

– Десять минут восьмого только. Рановато мы сегодня.

– Нам по статусу положено, – ответил я. – Пошли на стрельбище. Посмотрим, что там изменилось в наше отсутствие. Не мешает оценить работу и внести корректировки.

Стрельбище радует. Большое и безопасное. Несколько навесов уже построено. Оружейная в процессе. Неделю строить ещё точно будут. А может и больше. С полосой препятствий тоже самое. И со всем остальным. Законченных объектов пока нет. Корректировок внесли по минимуму. Нужно будет не забыть отдать листок с корректировками прорабу.

Ровно в восемь часов стройка закипела. Мы пришли к временной администрации. Основное здание только строится. Для наших нужд возвели щитовой барак площадью не менее сотни квадратов. Пока это единственное полностью достроенное здание. В нём мы и ждём новобранцев.

Ожидание не оправдались. Мы рассчитывали на меньшее. Максимум человек тридцать. Приехало около сто двадцати. Все, кому не лень. Некоторые строители отказались работать и решили попытать счастье в отборе. Самому молодому претенденту нет и двенадцати лет. Это уже местные дети, здесь родившиеся. Самый старый претендент – почти девяносто лет. Вся эта толпа собралась у администрации и не хило галдит.

– И пребывают же ещё, – сказал Саня, стоя с кружкой чая у окна. – И что, спрашивается, нам с ними делать?

Булат и Денис приехали к восьми и вызвались помогать. Без наха нам точно не справится.

– Что делать, что делать… – забормотал я. – Муравью приделать, как сказал бы Володя Яковлев. Отбирать мы их будем, Саш. Ты, Булат и Денис – займётесь отбором. – Я вытащил из ящика два увесистых журнала и бухнул их на стол. – Писать сюда. В один журнал тех, кто прошёл отбор. В другой резерв. Негодных отправляем домой.

– По каким критериям отбор будем делать? – поинтересовался Денис.

Я, подумав, ответил:

– Нормы ГТО. Шестая ступень. Бег на сто метров, бег на три километра. Подтягивания и наклоны вперёд стоя с прямыми ногами. Метание спортивного снаряда и стрельба из пневматики. Ну и самооборона без оружия, как без этого. По всем нормативам проходят только те, кто укладываются в золото. Значков раздавать не будем. Данные на каждого отобранного записать в журнал. Нормативы знаете?

– Что-то такое помню… – пробормотал Саня.

– Запишу вам сейчас все нормативы, – сказал я. – Ровно в девять начинаем. Точнее – начинаете.

– А ты? – удивился Саня.

– А я поеду в Рог, – ответил я. – А потом на Чистое озеро. Тут без серьёзной помощи никак. Нам нужны инструкторы. Где их искать мне известно. Вопросы?

– Хитрый ты, Никита, – сказал Денис, мотая головой. – Вроде я татарин, а не ты. Где хитрости учился?

– Нигде, – улыбнулся я. – И это не хитрость. Жизнь вам облегчаю, если не заметили…

Фрагмент 2

Зубаря выписали дня три назад. Пластическая хирургия ему не сильно помогла. Столь масштабные повреждения сложно исправить. Зубарь решил проблему маской. Не взирая на боль, натянул её поверх изувеченного лица. Кто одолжил ему маску мне неизвестно, но её прежний владелец явно был фанатом фильма «Хэллоуин». Теперь Зубарь похож на Майкла Майерса. Хорошо, что очки солнцезащитные надеть додумался. Без них вообще жуть!

– Чего надо? – злобно спросил Зубарь, приоткрыв дверь и высунув в щель свою жуткую рожу. Живёт он в старом домишке. Новый пока не достроили. Через три дома от него живёт Саша Бодров.

– Тебя надо, Зубарь, – ответил я и протянул руку. – Все никак не привыкну к твоей роже. Жуть!

– Под маской страшнее, – ответил он и нехотя пожал мою руку. Полностью открыв дверь, пробурчал: – Входи давай. Я, как бы, гостеприимен. Не ко всем, правда.

– Ага, – кивнул я и вошёл в дом.

– Чай, кофе или водка? – спросил Зубарь и шаркающей походкой направился на кухню. Судя по свежаку, которым от него фонит – бухает солидно. И плевать хотел на антибиотики.

– Чай, – ответил я и направился следом.

Зубарь налил мне чаю, а себе водки. Сев за стол, потребовал:

– Говори, зачем приехал. Если просто так – вали на хрен. Чай можешь не допивать.

– Работу хочу предложить, – ответил я и начал рассказывать: – Новобранцев набираем, и нужда в инструкторах появилась. Ты у нас мужик тёртый. Воевать отказался, управлять тоже. Ушёл в запой. Пора выходить из запоя.

– Запой ещё не начался, – буркнул Зубарь. Сложно понять, куда он смотрит. – Но мне нравится твоя прямолинейность, Никита. Я подумаю над твоим предложением. Если увидишь меня завтра в лагере – значит я согласен. Детали мне не интересны. Чай, как вижу, не интересен тебе. Выход тебе известен. Проваливай.

Я улыбнулся:

– Уже пошёл…

Сев в машину, я начал улыбаться ещё больше. Зубарь приедет. Можно не сомневаться. Один инструктор у нас есть. Осталось набрать ещё нескольких. Еду на Чистое озеро.

Дворец преобразился. Оброс деревянными лесами и лишился японского стиля. Этакий серый уродец. Надеюсь, что таджики знают, что делают. Остальные постройки тоже на реконструкции. Только баня с мостиком у озера осталась прежней. Работа кипит. Таджики бегают, издалека похожие на муравьёв, обустраивающих себе муравейник. Трудолюбивый народ. Молодцы. Не то, что некоторые.

Адам Олаффсон и его пятеро выживших наёмников живут на берегу озера в палатках. В особняк заселяться они отказались категорически. Стыдно. Стыдно перед детьми и девушками, которые теперь живут там. Дети и девушки, кстати, разных национальностей. С миру по нитке собирали. Понемногу осваиваются. Скоро начнём подыскивать девушкам жильё и работу. С детьми всё сложнее.

– Здравствуй, Ник, – сказал Олаффсон и нехотя улыбнулся.

– Привет, – спокойно ответил я.

– Пройдёмся? – спросил Олаффсон, показав на изгибающуюся линию берега.

Я махнул наёмникам, играющим в карты рядом с одной из палаток. Они махнули в ответ. Морды недовольные и притом недовольство они своё не скрывают.

– Давай пройдёмся, – согласился я.

Мы отошли от лагеря метров на пятьдесят и Олаффсон тихо заговорил:

– Ты обманул меня, Ник. Обманул во всём, что говорил… Хотя нет, про возвращение обратно вы не соврали. А в остальном да, это была ложь. Вас не пятьсот. Вас несколько тысяч, Ник. Зачем ты меня обманул?

– Так ты об этом, – заулыбался я. – Это была ложь во благо. А насчёт тысяч ты преувеличил. Население к нам не имеет отношения. Они в распрях стараются не участвовать. Большинство, по крайней мере. Некоторые участвуют в них с радостью. Тут контингент странный обитает. Я сам пока не всё понял. В целом мне тут нравится…

Мы дошли до обрыва. Глядишь в воду и видишь опутанное водорослями дно. Глубоко. Метров семь-восемь. Вода кристально чистая. Обрыв тоже высокий, метров пять, не меньше. Долечусь – приеду купаться. У самого дна вальяжно плавают крупные рыбины. Как-нибудь порыбачу.

– В общем я с предложением приехал, Адам, – начал рассказывать я. – Мы тренировочный лагерь рядом с посёлком Рог строим и народ набираем. Нам нужны грамотные инструкторы. Есть желание поработать? Сразу обозначаю позицию – по факту вы станете военными. В случае нужды в подготовленных людях вам придётся воевать. Зарплата выше среднего, если судить по местным меркам. Хорошая зарплата. Не обидим. Подумаешь?

Олаффсон, посмотрев с обрыва на воду, ответил:

– Сразу не скажу, Ник. Дай подумать.

– Сколько? – спросил я.

– До завтра, – ответил швед.

– Тогда поступим проще – если согласны, то жду в тренировочном лагере завтра в восемь. Дорогу узнаете у местных. Хотя бы у этих, – я показал на отдыхающее семейство в ста метрах от нас. – Вам покажут дорогу, не сомневайтесь. А я пошёл. Думай, швед…

В тренировочный лагерь я вернулся после обеда, не забыв заскочить в одну из столовых посёлка Рог и плотно поесть. Диету, прописанную мне, вертел на одном месте. Саня Бодров и Денис Нугуманов только начали тестирование. Бодров пишет. Нугуманов сидит на стуле с секундомером в руке и принимает нормативы по беге на сто метров. К забегу готовится парняга лет двадцати. Высокий и жилистый. Европеец, если судить по внешности.

– А где Булат? – поинтересовался я.

– Свалил, – быстро ответил Денис и начал командовать: – На старт… Внимание… Марш!

Парняга, стоявший у черты в ста метрах от нас, рванул со всех сил. Я посмотрел на него, затем прикинул дистанцию, а затем посмотрел на секундомер и сказал:

– Сдаст с запасом.

Парняга пересёк черту и Денис остановил секундомер. Получилось одиннадцать секунд и семь миллисекунд.

– Почти мастер спорта, – сказал я и показал парняге большой палец.

Он улыбнулся и по-английски сказал:

– Неверный замер. Я мастер спорта по бегу на короткие дистанции.

– Красавчик! – я снова показал большой палец и обратился к Денису: – Куда свалил-то? Вроде помогать обещал.

– Голова у него заболела. Завтра поможет. Решил ещё денёк отлежаться.

Больше у меня вопросов не возникло. Я занялся работой. Сперва принимал нормативы по подтягиваниям, а потом наклоны. Метание снарядов принять не успел. Наступил вечер и пришлось сворачиваться. Из сотни с лишним претендентов отбор проходит тридцать с небольшим человек. Средний возраст – двадцать пять лет. Хорошие ребята у нас будут. Толковые.

Вернувшись домой, заставил Кейли собраться по-походному и повёз её на Чистое озеро. Там мы устроили пикник. Мяса поесть не получилось. Диету соблюдать Кейли меня заставляет. Вертел я эту диету на том самом месте не единожды. В отместку за диету решил потренировать Кейли. Как физически, так и морально. Всё закончилось ночёвкой в палатке на берегу озера. Прекрасный день!

* * *

Проснувшись в пять, с рассветом, я разбудил Кейли, собрал имущество, и мы поехали домой. Спустя несколько минут, как зашёл в дом, приехал Саша Бодров. Часы показываю начало седьмого. Если Бодрова принесло в такую рань, то значит что-то случилось.

– Говори кратко, – попросил я, протянув руку.

– Собирайся быстро, – ответил Саня, пожав мою ладонь.

– Надолго?

– Сутки максимум. Я всё взял. Одевайся, бери оружие, достаточно патронов и поехали.

– Понял-собираюсь…

Кейли впервые показала недовольство. Радует, что причиной недовольства является не появление срочного дела, а моё здоровье. Увы, но моей ирландке меня не переубедить. Успокоив её, я приступил к сборам. Это уже можно считать традицией. Десять минут и пребываю в полной готовности. Выхожу на улицу, сажусь в Ауди и готовлюсь слушать Саню.

– Я пока не особо знаю, куда мы едем и зачем, – начал рассказывать он. – Два часа назад мне позвонил Боков и сказал, что я должен ехать в сторону Светлого и помочь Нафикову. Это всё. Ещё он сказал, что лучше подстраховаться и прихватить кого-нибудь из бойцов с собой. За работу не беспокоимся. Без нас справятся.

Я, широко улыбнувшись, попросил:

– А теперь давай расшифровку. Мы же не по телефону разговариваем. Насчёт работы в лагере мне всё понятно. Насчёт того, что Боков имел ввиду именно меня, тоже не сомневаюсь. Меня интересует кто такой Нафиков и с чем его есть?

– Нафиков – производное нафиг. Одна из наших кодовых фамилий. Их у нас куча. Был Ермак, но с твоим появлением он потерял смысл, – ответил Саня. – Едем мы в сторону Светлого, но до него точно не доедем. Наша задача, как я понял, встретить человека и помочь ему добраться до посёлков. Почему он едет именно сейчас я не знаю, но могу сказать одно – решиться на такой путь ранним утром можно только под страхом смерти. Тот, кого мы будем встречать, в опасности, поэтому следует поторопиться.

– Вместо нас некого послать? – засомневался я. – Или ты не всё сказал?

– Я всё сказал, Никита. Сам до конца не понимаю, почему именно мы едем. Видимо у Бокова есть на то причины. Сделаем, а потом спросим. Сомневаюсь, что он просто в Светлый нас отправляет. Хотел бы чтобы мы поехали в Светлый – сказал бы об этом прямо.

Большего я узнавать не стал. Приедем – узнаю. Саня выехал из посёлка и начал показывать возможности своей машины. Сто сорок километров в час по грунтовке – отчаянное занятие. Решил от греха подальше пристегнуться.

До развилки «посёлок Рог – город Светлый» я держался как мог, а затем решил не испытывать судьбу и уснуть. Быстрая езда мне нравится, но только не на пассажирском сиденье. Не сомневаюсь, что Саня хороший водитель. Надеюсь, что не угробит нас.

Проснувшись, я увидел, что едем мы вдоль леса. Обычный хвойный лес. Деревья напоминают земные кедры. Много подлеска и валежника. Дорога хоть и грунтовая, но отлично укатанная и широкая. Трясёт не сильно.

– Сколько проехали? – поинтересовался я, продолжая рассматривать пейзаж. Лес тянется справа от дороги, а вот слева идёт поросшее высокой травой поле. Там, где оно кончается, далеко за горизонтом, видны огромные горы. Слишком чёрные или мне кажется?

– Двести проехали, – ответил Саня, пристально глядящий на дорогу. – Два часа как выехали с Двойки. Топчу как могу. Точнее, как мог. Уже минут десять спокойно едем… Кстати, посмотри на лево. Угадаешь, как эти горы называют? И это, пол часа назад навстречу конвой прошёл. В посёлки едут. Дорога сегодня, можно сказать, безопасная. Странно, что человек, которого мы должны встретить, с конвоем не поехал. Либо он просто опоздал.

– Чёрные горы? – предположил я, взглянув на спидометр. Девяносто едем. Видимо устал Саня.

– Не угадал. Район Черногорья.

– Всё как на земле, – улыбнулся я. – Правда там государство такое название имеет.

– Ты не прав, – Саня слегка качнул головой. – Был я там, в Черногории. Отдыхал в Бока-Которском заливе. Черногория – рай. Черногорье – ад. Там такое зверьё водится, что лучше не соваться.

– Может мне за руль? – спросил я. – Ты устал.

Саня посомневался, но через несколько километров согласился, и я оказался за рулём Ауди. Машина мне понравилась с первых секунд езды. Мощная, отлично держит дорогу и радует эргономикой салона. Вот только подвеска жестковата. У всего есть минусы и плюсы.

Саня уснул через десяток километров. Я расслабился и отдался дороге. Привыкнув к машине полностью – начал поливать далеко за сотку. Интересно, сколько нам ещё ехать?

Лес пропадал, сменяясь бескрайними полями, а затем возвращался, подступая к дороге в плотную. Никаких холмов. Сплошная равнина. Позади осталась ещё сотня километров. До Светлого рукой подать. Жаль нет карты и указателей.

Саня проснулся, протёр глаза и, посмотрев на панель приборов, сказал:

– До Светлого самую малость осталось. Скоро начнутся прилегающие к нему посёлки. Странно, что мы всё еще не встретили того, за кем едем. Мне начинает не нравится эта затея…

Фрагмент 3

Мы проехали ещё километров семь и увидели первый посёлок. Точнее указатель, ведущий к нему. Справа, в километре от дороги, где-то за лесом находится населённый пункт под названием «Хвойный». На аглийском языке он имеет название «Pine Needle», что в переводе звучит как сосновая игла. Русские зовут посёлок Хвойным.

– Основной поставщик древесины, – рассказал Саня. – Только этим и живёт посёлок. Население почти тысяча. Леса рубят много и постоянно. Леса тут навалом. Скорость, кстати, сбавь. Если будем так же поливать – пол часа и заедем в Светлый. А заезжать мне в него не хочется.

– А почему мы древесиной не занимаемся? – поинтересовался я.

– А где ты в наших краях леса видел? – вопросом ответил Саня. – У нас сельское хозяйство и рыба – основной источник дохода. И самую малость добывающей промышленности в посёлке Рог. Был бы у нас лес – зажили бы! А если нефть, то вообще сказка!

– Лес у нас есть, – сказал я, вспомнив как ошивался в Мёртвом лесу после прибытия в этот мир. – Правда далеко он. Где-то сто километров. Может чуть больше. Если возить изделиями, то выгода будет. Таскать брёвна на лесовозах – разоримся. Ели у нас будет своя нефть – другое дело. С этим тоже можно подумать. Знаю я одну пещерку…

– Мёртвый лес рубить? – округлил глаза Саня. – Ты в своём уме?

Я кивнул:

– В своём. Где мне ещё быть? И что не так с Мёртвым лесом? Его что, Гринпис рубить запретил?

– Суеверие одно есть… – забормотал Саня. – Старожилы поговаривают, что в Мёртвый лес лучше не соваться. Жуть там всякая происходит. Я сам не был, но и желание не возникало. А вот ты у нас ходячий пример, Никита. Был-видел-выжил.

– Выжил, – кивнул я. – И ничего опасного в Мёртвом лесу не видел. Опасностей там как везде. Надо рубить его, Сань. Как он по древесине? Ценится та порода?

– Ценится. Еще как ценится. В общем стоит подумать и как-нибудь съездить. Посмотрим сначала, а там уже к делу перейдём. Если решимся рубить, конечно. Ну и в пещеру твою тоже заглянем. Кто знает, может на дне того провала и есть нефть. Кто знает…

Территория вокруг города Светлый заселена значительно сильнее, чем предполагал. За пару километров я насчитал семь посёлков и это ещё не конец. Постоянно встречается транспорт. Как попутный, который приходится обгонять, так и встречный. В основном грузовики. Старые, доживающие свой век и смотрящие добрым взглядом круглых фар. Новые и злые попадаются редко. Легковые машины по большей части внедорожники и почти все пикапы. Водители на нас внимания не обращают. Никому нет дела до старой Ауди.

– Не всё так плохо, – сказал я, постоянно поглядывая по сторонам. – Народу тут живёт больше, чем предполагал.

– Да, народу тут поболее нашего будет, – согласился Саня. – Светлый, так сказать, центр этой части материка. Всё крутится вокруг него. Территории заселяются медленно. Слишком медленно. О миллионах населения пока говорить рано. Естественный отбор в этом мире работает хорошо. Население растёт потихоньку, не взирая на постоянное пополнение из мира прежнего.

– Нормальное явление, – улыбнулся я. – У этого мира свои законы. Родная Земля в сравнении с ним рай. Здесь за выживание придётся побороться. Это своего рода первобытный мир, но с применением технологий мира развитого. Без технологий, с копьём в руке, у человека нет шансов.

Стоящий на обочине новенький Ниссан Навара начал моргать нам фарами. Саня, увидев его, сказал:

– Это Левченко Савва. Похоже, что Андрюха многое не договорил. Обманул нас Боков, гад такой.

– Кто он? – спросил я, остановив Ауди на обочине напротив Ниссана.

– Хохол он, – ответил Саня. – Мужик нормальный. Хохол – прозвище. По национальности украинец. Занимается торговлей оружием, если кратко. Если подробно – человек влиятельный. О главном – нейтрален ко всему, чтобы не происходило. Эта черта выработалась потому что в мире прежнем он нейтральным не был и по этой причине загремел в мир этот. Говорят, что раньше работал в СБУ. Не знаю, правда или нет.

Мы вышли из машины. Савва выходил долго, потому что быстро не позволяют габариты. Веса в нём килограмм сто пятьдесят с солидным плюсом. Роста около двух метров. Огромен, как гора. Не обделён жирком, особенно на массивном животе. Пузе, если говорить точнее. Столь большой кругляшь животом назвать язык не поворачивается. В молодости, уверен, был спортсменом, но теперь за собой почти не следит. Одет просто: белая рубаха, белые штаны и сланцы. Лицо квадратное, черты угловатые. Волосы пышные, пепельно-чёрные. Усы как у Тараса Бульбы. Бороды не носит. Глаза цепкие, тёмно-карие.

– Савва Литвиненко, – пробасил он и, захлопнув дверь внедорожника, протянул огромную ладонь.

Я пожал её, поморщился от слишком сильной хватки, и преставился:

– Никита Ермаков.

– С тобой мы знакомы, – сказал Савва, пожав Санину ладонь до хруста. – Боков мне всё рассказал, и я помогу вам. В Светлом, пока вы со мной, может никого не боятся. Говорил я Бокову, что тут до вас никому дела нет, но он не верит. Ну и чёрт с ним. Поехали…

Саня снова сел за руль. Савва слишком резво развернулся и погнал в сторону Светлого. Мы, разорвав дистанцию, двинулись следом.

– Минут пятнадцать в таком темпе и будем на месте, – сообщил Саня. – Думаю зачем Боков поступил именно так. Согласен, в Светлый ехать у меня желания не было никакого. Но зачем эта глупая конспирация? Аль проверяет чего?

– Кто его знает, – ответил я. – Вернёмся – спросим. Андрюша что-то мутит, но что не говорит. Придётся разговорить…

Назвать Светлый городом у меня не поворачивается язык. Скорее всего ему подойдёт название: Промышленный центр с частичным заселением и элитным районом в центре. Никак не тянет он на город. Трущобы – да. Но точно не город.

Центр Светлого занимает элитный район. Он опоясан асфальтированной дорогой высокого качества. Многоэтажных домов нет. В основном коттеджи. И три особняка, стоящие в самом центре района. Особняки огромные, каждый не меньше восьми-десяти тысяч квадратных метров жилплощади. Огорожены единым трёхметровым забором из облицовочного кирпича. Дворец, который мы отвоевали у Пана, в сравнении с ними блекнет, словно наспех поставленный шалаш рядом с добротной землянкой. Коттеджи так же не назовёшь хибарами. Красивые, каждый по два-три этажа.

За кольцом роскошь заканчивается и начинаются трущобы. На некоторые здания страшно смотреть и зданиями они в принципе называться не могут. Куда смотрит физика – мне не понятно. По всем её законам они давно должны упасть.

Заводики, цеха, ангары – всё это теряется в трущобах города Светлый. Дороги в городе частично заасфальтированы, частично забетонированы. Плохие дороги, но всяко лучше грунтовки, которая стремится убить любую, даже самую надёжную подвеску.

Народ… С народом всё в порядке. Он здесь всех возрастов и старается на улицах не мельтешить. Либо работает, либо сидит дома. Третьего не дано.

Главное, что бросилось в глаза – наличие вышек сотовой связи на нескольких особо крупных цехах, а также невыносимо огромное количество проводов и столбов, на которых они висят. Деревьев и зелени в трущобах нет. Либо асфальт и бетон, либо красноватая, мёртвая земля. Воняет сильно. О канализации никто не задумывается. Уборка мусора не производится. Всё идёт своим чередом. И кто назвал город Светлым? Или это ирония? Быть может светлый он только в кавычках.

Моё личное впечатление от города Светлый – не понравился. Плохой город. Грязный. Наши посёлки намного лучше.

– Ну и как тебе город? – спросил Саня.

Он специально молчал, дав мне возможность всё увидеть. Проехали мы через центр и движемся в противоположную часть города.

– Дыра, – ответил я. – Самая настоящая дыра. Вонючая… Чего воняет-то так? Канализацию не судьба провести?

– Канализация тут есть. И все остальные блага цивилизации. Вода горячая и холодная, электричество, сотовая связь и даже местный интернет. Интернет, Никита! Представляешь?

– Представляю, – кивнул я. – Но повторюсь: чего так воняет?

– Особенность промышленности, – ответил Саня. – Тут ведь делают почти всё. Пару месяцев назад производство евро окон начали. Основной источник вони – промышленность. Особенно воняет от пищевой промышленности. Жара делает грязное дело. Утром ещё более-менее, а вот днём совсем беда. Уборка города раз в неделю.

Я увидел трёх негров, которые толкают до ужаса загруженные чем-то телеги. Рожи у негров удивительно раскрашены. Одежды не носят, только набедренные повязки. Идут босиком.

– Вот ещё одна причина вони, – сказал Саня, показав на негров. – В своё время недалеко от города открылся портал и держался он почти неделю. Неделю! Можешь представить, Никита? Судя по тому, что через него пёрли вот такие вот личности – вход был открыт где-то в Африке. Припёрло их достаточно много. С начала по одному выходили, а затем целыми племенами. В итоге получилось около пяти тысяч вот таких аборигенов. Сейчас их раза в два меньше. Кто от заразы всякой кони двинул, кто от тварей местных, а кого местные постреляли, прежде чем общий язык с ними нашли. Было это лет десять назад. Не при мне. Но, что удивительно, именно у этих негров поразительный иммунитет к местным заразам. Она их практически не берёт. Не то что нас.

– Всё потому, что условия существования у них с рождения и до самой смерти далеко не райские, – решил высказать догадку я. – Там, где они жили раньше, есть такие заразы, от которых мы загнёмся в течении нескольких часов, а им хоть бы хны. Естественный иммунитет это, Саня… И последний вопрос – кто понастроил все эти трущобы?

– Они понастроили. Говорят, что это бич, с которым невозможно бороться. Пытались сносить, но новые хибары вырастают как грибы после дождя. Вытурить из города их просто нереально. Причины две – сами не уйдут, и никто не захочет отказываться от рабочей силы, которая принимает оплату едой. На этом всё. Нормальное население живёт в домах и посёлках за чертой города.

– Земной Йоханнесбург прям получается… – пробормотал я. – Но там ситуация пострашнее…

Савва остановил Свой Ниссан у солидных железных ворот и посигналил. За бетонным забором прячутся три здания. Два огромных цеха и двухэтажное административное.

Ворота открыли два похожих, словно близнецы, мулата. Стоило нам въехать на территорию, и они были мгновенно закрыты.

Саня облегчённо выдохнул и сказал:

– Мы на месте. Здесь нас точно не тронут. Можем расслабиться, Никита.

Фрагмент 4

Савва повёл нас в административное здание. На входе скучает парняга в камуфляжных штанах, голым торсом и кобурой с пистолетом на поясе. Кто по национальности так сразу и не поймёшь. Вроде русский.

Кивнув Савве, он открыл нам дверь. Внутри светло и свежо. Кондиционеры трудятся на благо человека. И освежители тоже. Пол устлан серым ковровым покрытием. Стены из белого пластика. Потолок Армстронг. За стойкой ресепшена сидит стройная брюнетка лет тридцати.

– Мы к Сысоеву, а потом ко мне, – сказал Савва, не обратив на брюнетку никакого внимания. Она его тоже словно не заметила, но в журнал что-то написала.

Немного пройдясь по коридору, остановились у двери, на которой написаны имя и фамилия «Вадим Сысоев» на пяти языках. Савва легонько постучал по двери и кивнув на меня, сказал:

– Сысоев один из представителей Единого банка. Боков просил тебя зарегистрировать.

– Документы не взял, – сообщил я. – Нас не предупредили.

– Если тебя регистрировали в посёлках, то данные и сюда были отправлены, – Савва недовольно посмотрел на дверь. – Топчется, Сысой! Короче, всё это формальности, но без них нельзя. Зарегистрировался – полноценный гражданин этого мира. Я про регистрацию в Едином банке говорю. Он в этом мире всем заправляет. Единый банк – власть. Даже Светлое будущее с ним не сможет тягаться.

Сысоев не оправдал ожиданий. Савва рядом с ним не кажется толстым. Так, упитанный дядька. Сысоев – рост метр с кепкой. Не более метра шестидесяти. Вес далеко за сотку. Этакий потеющий пончик в строгом костюме.

– Здарова, сосиска! – воскликнул Савва и начал ржать как конь, одновременно схватив Сысоева за плечо и сильно раскачав его. – Всё потешь, окорок? Саловыжималку тебе так и не привезли, что ли?

Вадим Сысоев с трудом убрал руку Саввы и направился к столу, на котором имеются несколько папок с бумагами, стационарный компьютер и ноутбук.

Савва вошёл в кабинет первым и поёжился. Мы вошли следом. Кондиционер работает на полную мощность. Градусов двенадцать в помещении, не больше.

– Дубак! – воскликнул Савва. – Ну и дубак у тебя, сосиска! Но ты всё равно потеешь. Это из тебя жир вытапливается, купата ты некондиционная. На мангал тебя надо, Вадик!

Сысоев не ответил. Только смерил севшего на диван Савву недовольным взглядом и указал мне на стул. Бодров подошёл к окну, отодвинул вертикальные жалюзи в сторону и принялся что-то рассматривать.

– Регистрация… – пробормотал Сысоев. – Имя и фамилия… Кто ты такой?

– Никита Ермаков, – ответил я. – Зарегистрирован в посёлке Двойка…

Сысоев жестом показал «не продолжай» и начал что-то печатать на клавиатуре стационарного компьютера. Несколько секунд и его глаза округлились. Он пробормотал:

– Не зарегистрирован в Едином банке, но при этом имеет солидную сумму и уже открытый на идентификационный номер счёт. Открыл счёт Андрей Боков…

– Это ему за Пана оформили, – вставил Савва. – Тот самый кипишь наводящий новоприбывший.

– Да? – Сысоев внимательно оглядел меня. – А так сразу и не скажешь, что боец…

Савва взорвался. Вскочил с дивана так мощно, что тот отлетел к стене, у которой стоит. Нависнув над столом, заорал:

– Сразу и не скажешь, сосиска? Слушай меня, холодец ты перегретый! Кто ты такой, чтобы говорить об этом человеке, что он не боец? Любой из нас троих разделает тебя при помощи мизинца, тушёнка ты свиная! Ты меня понял, отбивная?

Не знаю, связано ли это с личной неприязнью, но Савва явно перегибает. А вот Вадиму Сысоеву на все оскорбления похоже наплевать. Смотрит в монитор с глубоким безразличием и водит мышкой по старенькому коврику. На то, что он не считает меня бойцом, мне наплевать.

Савва, продолжая раздуваться от злости и что-то невнятно бормотать, вернулся на диван. Вадим Сысоев вытащил из стола старенький цифровой фотоаппарат и начал фотографировать меня. Сперва только лицо, затем в полный рост, затем в профиль и даже сзади зачем-то сфотографировал. Им, в их Едином банке, виднее.

После была процедура с отпечатками пальцев. Попадаю в базу, значит. Перестраховываются.

Последнее – Вадим распечатал бумаги, и я их подписал, предварительно прочитав и не найдя ничего, что мне могло не понравится. Обычный договор. С банками на Земле таких заключал не мало. Ничего не меняется.

Деньги снимать со счёта не стал. Здесь, в Светлом, могу ими пользоваться в электронном виде. Все операции с крупными суммами проводятся по телефону. Если захочу купить что-то дорогое – звоню Сысоеву и нужная сумма будет переведена. С мелкими расходами проще – имею небольшой запас наличности.

Решив проблему с регистрацией, Савва повёл нас в местную столовую. Небольшую, рассчитанную максимум на десять человек, но при этом светлую, чистую и уютную. Молчаливая дама лет пятидесяти выполняет обязательства как кассира, так и повара. Помогает ей чернявая девчушка лет двенадцати.

Я взял на обед две порции пельменей, тарелку борща, салат из свежих овощей и компот. Выбором меню не блещет, зато всё свежее и приходится ждать. Из готовых блюд только борщ и щи.

Сели мы у окна. На улице снуют рабочие. Катаются погрузчики и урчат дизельными моторами старенькие грузовички. Что делают в цехах я пока не понял. Что-то среднегабаритное и тщательно упакованное в деревянные ящики.

– Как тебе наш городишка? – поинтересовался Савва, уплетая голубцы как пельмени. – Ты же в первый раз, верно?

Я кивнул и ответил:

– Светлый не оправдал ожиданий. Думал, что он чистый и уютный, но на деле мало отличается от свинарника.

– Поверь, Никита, ты не прав, – покачал головой Савва. – У меня есть свинарник и не один. Там чище. На порядок!

Я усмехнулся:

– Верю. Светлый – город беда. На что смотрит местное управление? Или пытались очистить, но не смогли?

– Не смогли, – Савва пожал плечами. – Говорят, что давно, ещё до прибытия толпы этих африканцев, город оправдывал своё название. Потом стал таким. Думаю, что в будущем будет ещё хуже. И поэтому я живу не в Светлом, а в селе Дикое. Это в девяти километрах от въезда в Светлый. Тут только работаю. И почти все делают точно так же.

Я кивнул на цеха и спросил:

– Что производите?

– Всё по не многу, – ответил Савва. – В данный момент пытаемся наладить производство вышек сотовой связи. Точнее их сборку. Вроде получается.

– Когда к нам вышки поедут? – тут же спросил Саня. – Без связи как без рук.

Савва пожал плечами:

– Мне не известно. Столь интимные моменты решаются теми, кто у власти. Пусть Боков поднимает свою тренированную попку с дивана и едет договариваться с Марко Добревым.

– Это местный глава? – решил подтвердить догадку я.

– Он самый, – махнул рукой куда-то в сторону цехов Савва. Примерно в этом направлении лежит центр города. – Марко Добрев – старик болгарин. Огромный домина в центре посёлка с полем для гольфа, теннисным кортом, бассейном с пруд размером и прудом, размером с озеро – его владения. Живёт богато, но обосновано. Как главу города его уважают. Ненавидят за роскошь, в которой живёт, но уважают.

– Пятьдесят на пятьдесят, – вмешался Саня. – Не всё так хорошо, как ты говоришь, Савва. Марко ненавидит почти половина населения города и ближайших посёлков и деревень. Даже у нас его ненавидят, хотя мы от Светлого не зависим. Мы только покупаем у вас. Много чего покупаем.

– Ну это особенность народа, – Савва ехидно улыбнулся. – Ненавидеть власть народ любит. Особенно беднота. А вся беднота, как нам известно, в Светлом. Любит сброд этот город…

В столовую вошли два мужика в серой военной форме, вооружённые автоматами «АК-74М». Погонов и отличительных знаков я на них не увидел. Осмотревшись, двое направились к нам.

– Серые… – шепнул Савве Бодров. Тот повернулся и с довольной рожей уставившись на бойцов, спросил:

– Чего надо, супчики?

– Кто такие и почему супчики? – шёпотом спросил я.

– Местная власть, – так же шёпотом ответил Саня. – Супчики – сокращённое СУП. Служба управления правопорядком. Менты местные. Светловские…

Один из серых, тот что постарше и побольше, указал на нас и объявил на английском:

– Приказано задержать.

– Ничем не могу помочь, – по-русски и ласково сказал Савва. – Это частная территория и вас здесь быть не должно.

– У меня постановление, – тоже по-русски возмутился СУПовец и полез во внутренний карман формы.

– В комок сверни своё постановление и засунь его себе или напарнику в задницу, – посоветовал Савва всё так же ласково и вернулся к поеданию голубцов. СУПовцы не сдвинулись с места. Савва снова повернулся к ним и заорал во всю мощь: – Свалили оба нахрен отсюда, пока я не перестрелял вас!

Выхватив из кармана кнопочный мобильный телефон, Савва быстро кому-то набрал и начал орать вдвое сильнее:

– Рожа твоя еврейская совсем берега попутала? Здесь тебе не святая Иудея, жид ты проклятый. Ты какого хрена ко мне своих шавок отправляешь? Ты знаешь, кто я? Ты знаешь, что это мои клиенты?

Савва прекратил орать не секунду и за это время Бодров успел сказать мне, что это нормальное явление. Видимо, получив какой-то ответ на свой ор, Савва взорвался ещё сильнее:

– Ты понимаешь, что я – главный поставщик оружия в этом городе. Понимаешь это, еврейская морда? Ты проблем захотел? Это мои клиенты и трогать их я запрещаю! Уедут из города – делай, что хочешь. Но пока они со мной – сиди тихо и не показывай, что существуешь. Я всё сказал!

Савва отключил звонок и посмотрел на поспешно уходящих СУПовцев. Быстро вздыхая, прорычал:

– И кто их только впустил? Никакого порядка…

Чуть позже я узнал у Бодрова, что территория и вправду является частной. То, что офис Единого банка находится здесь, говорит только об одном – охраняется она надёжно.

Поев, мы отправились в кабинет Саввы, который достаточно просторный, не может зваться роскошным, но до ужаса забит оружием, висящим на стенах. Более трёх сотен экземпляров стрелкового и колюще-режущего оружия времён прошлого столетия содержится в отличном внешнем состоянии и радует глаз.

– Нехило! – воскликнул я и начал прохаживаться, оценивая коллекцию. Основное количество оружия советского и американского производства. Есть китайское, немецкое и совсем мне неизвестное.

– Хватит глазеть, – буркнул Савва и указал на стулья. Сев за стол, он открыл ноутбук и принялся смотреть в него. Дождавшись пока сядем мы, заговорил:

– В общем я в курсе всего, что вы там натворили и собираетесь творить. Моя позиция как обычно нейтральна. Вы выгодны мне, а я вам. Так нормально? Если спросите почему защитил вас, то отвечу сразу – вас не защищал. Защитил я свой бизнес. Это, думаю, вам тоже понятно?

Я и Саша Бодров молча кивнули.

– Тогда перейдём к делу, – Савва начал отстукивать барабанную дробь пальцами по столу. – А дело у нас выгодное. Начинаем…

Всё затянулось на два часа, за которые было выпито много кофе. Решали мы главную проблему – проблему снабжения подразделения, которое решили создать. Светлый – кладезь всего, что пожелаешь. Это своего рода уменьшенная копия Китая. Здесь сделаю всё, что пожелаешь. Условно, конечно. Костюмы «Горка», в которых будут щеголять наши бравые ребята, подвергнутся незначительной доработке и превратятся в самую настоящую военную форму. Пока без отличительных знаков, но в будущем и они появятся. Липучки под них будут пришиты заранее.

По оружию всё оставили так же, как и планировали. Набрали его и патронов прилично – целый грузовик получился. Всё это Савва обещает поставить в течении недели, потому что ждёт конвоя с товаром из Иерихона.

Больше всего времени ушло на мелочи. Закупились основательно. Бюджет посёлков будет трещать по швам.

Фрагмент 5

– Точно всё? – еще раз спросил Савва, собираясь закрыть ноутбук.

– Точно, – не задумываясь ответил я.

– Если что-то потребуется ещё – сообщим по телефону, – сказал Саня. – Счёт отправь в бухгалтерию посёлка Рог. Они сами с Единым банком договорятся.

– Это понятно, – Савва закрыл ноутбук и полез рукой куда-то под стол. Вытащив оттуда небольшую папку, пододвинул её ко мне и с лёгкой улыбкой сказал: – Это тебе для интереса, новичок. Глянь, а затем ответь: почему всё так? Спрашиваю ради интереса. Мой интерес – помощь тебе. Открывай.

Я открыл папку. В ней лежит фотография Власова Владимира Витальевича. Человека, которого я должен убить. Интересно…

– Вижу, что он знаком тебе, Никита, – ещё больше начал ухмыляться Савва. – Что скажешь о нём?

Я пожал плечами:

– Особо ничего не скажу. Знаю, что урод он редкостный. В своё время в прежнем мире был влиятельным человеком, а затем куда-то делся. Дел на него много было открыто…

– Да знаю, знаю, – Савва закрыл папку и сунул её обратно в стол. – Все мы не без грешка. Мне не это интересно. Мне интересно внимание, которое Власов проявляет к твоей персоне. Что ты таково сделал, Никита? Или кто ты такой? Власов – фигура влиятельная. Проживает он в Иерихоне и занимает не маленький пост в иерархии Светлого будущего. Догадаться не трудно – тот парняга, что хотел убить тебя в больнице, заслан именно Власовым. За конвой, который вы уничтожили, Иерихон пока не брался. Думаю, что возьмётся, но не знаю, когда. За тебя Власов браться продолжит и точно не отступится. То покушение – проверочка. Думаю, следующее будет более подготовленным. Береги себя.

Я решил не говорить причины, по которой мною интересуется Власов. Ясно одно – меня слили. И не в этом мире, а в мире том. В этом мире я о Власове не говорил никому. Новости из мира прежнего слишком быстро приходят в мир этот. Плохо. Плохо, что Власов знает обо мне. И плохо, что боится. До него мне пока нет дела. Безразлично его существование в данный момент. Плохо, что я не безразличен ему.

– Какие перспективы? – спросил я.

– А что меня спрашиваешь? – вопросом ответил Савва. – Не знаю я, какие у вас перспективы. Живите, пока живёте. Опасайтесь выстрела в спину. Большего не скажу. Жить в этом мире – сидеть на пороховой бочке. Тут постоянно кто-нибудь умирает. Выживают сильные и везучие. Становитесь такими. И не забывайте покупать у меня как можно больше оружия…

Савва проводил нас до выезда из города, и мы попёрли в сторону дома. Погони в лице службы управления правопорядка города Светлый не опасались. Савва сказал, что на такое они точно не пойдут. Попытка задержания была, но она провалилась. В Иерихон об этом доложат. Иерихон далеко, а мы близко. Портить отношения с местными не хочет никто. На счёт последующих визитов в город Савва не сказал ничего. Думаю, что следующий визит будет не скоро. Всё, что нужно, можно решить по телефону. Пока только стационарному.

– Миллион двести тысяч кредитов – большая сумма для бюджета посёлков? – спросил я.

– Солидная, – ответил Саня. – Но ты забыл про другие траты. В итоге получается почти два миллиона и это на старте. Дорого бюджету наше подразделение обойдётся. Можешь не парится – траты не наша забота.

– Я не парился, Саш. У меня связь из головы не выходит. Нам нужны сотовые телефоны. Видел, как в Светлом с ней просто? А интернет?

– На такие траты вряд ли кто-то решится, Никит. Доходов не хватит. Вот если открыть что-нибудь новое, что будет приносить хороший доход – тогда и о связи задумаемся.

– Значит откроем, – решил я. – Вернёмся домой и прямо сегодня поедем к Мёртвому лесу. Поглядим, что да как, а там думать будем. С нашими возможностями организовать лесопилку – дело нескольких дней. Завтра, кстати, я в одно место должен съездить. Это ещё дальше, чем Мёртвый лес. Поеду рано утром. Если всё хорошо – вернусь к вечеру.

– Куда собрался? – удивился Саня и быстро посмотрел на меня.

– Это уже секрет, Саш. Если всё получится – ты будешь рад. И все будут рады. Возможно не сразу…

* * *

Первым делом мы приехали в посёлок Заксенхаузен и завалились домой к Бокову. Дома его не обнаружилось. Где он находится не знает никто. Модеста в администрации мы тоже не нашли. Рыскать по посёлку не стали и отправились в посёлок Рог.

Перекусив у Бодрова дома, мы собрали всё, что нам может потребоваться в предстоящей поездке и направились в тренировочный лагерь. Там всё так, как я и представлял. Отбор претендентов был закончен ещё утром. Булат и Денис занимаются бюрократией. Зубарь (я не сомневался, что он согласится) разгуливает по лагерю и пугает народ своей жуткой маской. Олаффсон со своими наёмниками уже преступили к обязанностям и гоняют до семи потов новобранцев. Всего отбор прошли тридцать два человека. Следующий подобный конкурс будем проводить через месяц. Тем, кто не прошёл в этот раз, можно потренироваться и попытать счастья в следующий. Всё просто.

Обговорив с Олаффсоном некоторые детали и разрешив ему и его парням устроиться на постоянное проживание в лагере, я посчитал свои обязанности исполненными. Бодров так же освободился. Мы сели в машину и поехали в поселок Заксенхаузен. Оттуда, по словам Саши, к Мёртвому лесу проехать проще всего. Не мешает взять старого контрразведчика Егорова с собой. Лучше его местность на многие сотни километров вокруг не знает никто. Говорят, что он побывал во всех частях материка. Скорее всего преувеличивают.

Егорова дома нет. Где он – вряд ли кто-то знает. На выезде из посёлка, в промышленной зоне, увидели Модеста, раздающего указы бригаде строителей. Судя по тому, что у строителей имеется буровая – монтируют столбы. Тянут стационарные телефоны в промзону. Поговорив с Модестом и объяснив куда мы едем и зачем, со спокойной душой отправились в сторону Мёртвого леса. Если не появимся до полуночи – он вышлет за нами подмогу. На всё про всё у нас семь часов. Должны успеть.

К Мёртвому лесу ездят, но редко. В основном охотники, которым не хватает зверья, обитающего рядом с посёлками. Зверьё в Мёртвом лесу водится уникальное и в полях его не встретишь. Благодаря охотникам дорога вполне пригодна для передвижения на скорости свыше шестидесяти километров в час. Обычная слабо укатанная полевая дорога. Чтобы скоротать время, я решил помучить Санин мозг своими домыслами и предположениями.
 

Читать Узнать больше Скачать отрывок на Литрес Внимание! Вы скачиваете отрывок, разрешенный законодательством и правообладателем (не более 20% текста). После ознакомления вам будет предложено перейти на сайт правообладателя и приобрести полную версию произведения. Купить электронку Купить бумажную книгу
5.0/5
Категория: Новая книга про попаданца | Просмотров: 1434 | Добавил: admin | Теги: Иной мир, Никита Шарипов, Часть вторая, параллельные миры
Всего комментариев: 0
avatar
Вверх