Новинки » 2019 » Сентябрь » 23 » Михаил Нестеров. Сталинский сокол - 4. Командарм
10:07

Михаил Нестеров. Сталинский сокол - 4. Командарм

Михаил Нестеров. Сталинский сокол - 4. Командарм

Михаил Нестеров

Сталинский сокол. Командарм

Сталинский сокол - 4.
новинка октября
 
с 04.10.19 ( 380 )  323 р (-15%) BOOK24-HEWQ8 (предзаказ со скидкой по коду)
 
Гвардейская воздушная армия под командованием молодого генерала Северова на острие атаки! Несколько мощнейших ударов, нанесенных по объектам в Германии, в том числе и по ставке Гитлера, и беспримерная отвага бойцов Красной Армии приводят к капитуляции Третьего рейха.
Долгожданная победа!!!
Но для Северова война продолжается — его гвардейская армия обеспечивает десант на Японские острова и наносит поражение Императорскому флоту. Наступивший мир оказывается недолгим и непрочным — англосаксы, недовольные полученным «куском пирога», решают развязать Третью мировую, пока СССР не восстановил свою экономику и промышленность. Сумеют ли наша армия, флот и военно-воздушные силы дать достойный отпор наглым агрессорам?

Михаил Нестеров. Сталинский сокол. Командарм
Содержание цикла:
1. Сталинский сокол. Комэск  (2019)  
2. Сталинский сокол. Комбриг (2019)  
3. Сталинский сокол. Комдив (2019)  
4. Сталинский сокол. Командарм (2019)

М.: Эксмо, Яуза, 2019 г.
Серия: Военно-историческая фантастика
Выход по плану: 01 октября 2019   
ISBN: 978-5-04-105913-2
Страниц: 416
Четвёртый роман цикла Сталинский сокол
Иллюстрация на обложке А. Руденко.
 
Книга 4

Глава 1
Красная Армия начала мощное наступление севернее Берлина вдоль побережья Балтийского моря. Основные силы вермахта были стянуты для обороны столицы, поэтому, несмотря на построенные солидные укрепления, оборона была прорвана быстро и с относительно небольшими потерями. Против дотов успешно применялись мощные боеприпасы, работала крупнокалиберная артиллерия и авиация. «Сталинские кувалды», долбившие в свое время линию Маннергейма, не менее эффективно справились с немецкими укреплениями.

На южном фланге части Красной Армии вошли в Грецию и Югославию, сопротивление немецких войск было слабым. Практически на глазах изумленных союзников в Артемиде и Агиос-Серафиме были высажены две бригады морской пехоты Черноморского флота, которые уже через несколько часов вошли в Афины.

Корпус уже давно получил приказ на очередное перебазирование на запад, так что придется после Ленинграда перебираться на новые места. Более подробную информация Северов надеялся получить на базе.
Перед отлетом, разумеется, заехал в наркомат, представился Жаворонкову по случаю присвоения очередного звания. Семена Федоровича на награждении не было, только Кузнецов присутствовал. В наркомате Северов узнал, что подписан указ о награждении участников боя у острова Лемнос. Все летчики получили звания Героев Советского Союза, адмирал Платонов также, как и Северов, получил орден Ушакова 1-й степени. Каперанг Зиновьев и командиры эсминцев, а также командиры К-52 и К-53 были награждены орденами Ушакова 2-й степени. Каплей Ильичев стал капитаном 3-го ранга и Героем Советского Союза. Не забыли и команды, Олега порадовало, что за отражение налета вражеской авиации и героическую борьбу за живучесть «Смоленска» Винтик и Шпутник награждены орденами Славы 2-й степени, а Михалыч – орденом Красной Звезды. Стас Пампушкин был награжден орденом Красного Знамени, Северов за него искренне порадовался.

Корпус, а теперь уже армия, уже не был сосредоточен на базе под Ленинградом, там остались «научные» подразделения, вновь формируемые полки, которые вместе с уже имеющимися должны образовать новые дивизии, и подразделения палубной авиации, обучающиеся на объекте «Платформа». Остальные части были переброшены на запад, где активно противодействовали вражескому судоходству в акватории Балтийского моря и готовились в ближайшее время заняться тем же делом в море Северном, а также наносили авиаудары по позициям немецких войск.
Авианосец «Севастополь» типа «Эссекс» был флотом получен и начал действовать в Атлантике, где его команда и авиагруппа набирались опыта. Командовал эскадрой контр-адмирал Платонов, а авианосцем – каперанг Зиновьев. В состав эскадры входили 5 новых эсминцев, а также 4 подлодки типа К, одна из них гвардейская К-51 капитана 3-го ранга Ильичева. Он готовил к управлению лодкой своего старшего помощника, а сам должен был заступить на должность командира бригады подплава особой эскадры. Лодки К-52 и К-53 готовились к переходу в Мурманск, так как вошли в состав Северного флота, сейчас их экипажи отдыхали, а субмарины проходили ремонт. «Севастополь» был гораздо крупнее «Смоленска», в его основе был так называемый длиннокорпусный «Эссекс», его полное водоизмещение составляло 38 тыс. тонн за счет изменений, оговоренных в проекте. Турбины мощностью 172 тыс. л.с. обеспечивали максимальную скорость в 33 узла, причем было особо оговорено, что такая скорость должна была обеспечиваться при полном водоизмещении (на стандартном «Эссексе» мощность турбин составляла 150 тыс. л.с.). Дальность хода составляла стандартные 15 тыс. миль при скорости 15 узлов. Артиллерийское вооружение было изменено под отечественные стандарты: 8х2 130 мм, 16х2 37 мм, 36х4 20 мм. Разумеется, корабль был оснащен полным набором самого современного радиоэлектронного оборудования, включая радары обнаружения воздушных и надводных целей, управления артиллерийской стрельбой и т. д. Авиагруппа составляла сто самолетов, в том числе три летающих радара Су-12Р и три самолета радиоэлектронной борьбы Су-12РБ (специально разработанные палубные двухмоторные самолеты), сорок восемь истребителей По-5, шестнадцать бомбардировщиков Су-6, шестнадцать торпедоносцев Су-8 и четырнадцать «морских» штурмовиков Ил-10М. Еще одним новшеством было наличие трех вертолетов Ка-2. Это были небольшие машины, которые могли, кроме пилота, брать на борт до 4 пассажиров, их предполагалось использовать для поиска и спасения экипажей самолетов. На подходе были более крупные вертолеты, которые предназначались для поиска и уничтожения подводных лодок и высадки десанта. Конструкторы-вертолетчики с удовольствием работали с Северовым еще со времен активного использования его подразделением автожиров. Сотрудничество было плодотворным, Миль, Камов и Братухин разрабатывали транспортные, ударные и морские машины, первые ласточки в виде Ка-2 пошли на войсковые испытания.

А вот с десантом вышла очередная пилюля. Северов составил докладную записку о перспективах развития морского и воздушного десантов, об их тактике и вооружении, которое необходимо разрабатывать. Умник, кандидат наук, блин! Впрочем, Олег мог себя ругать сколько угодно, сделанного не воротишь. Получил то, что можно было предположить, да вовремя не подумал. Жаворонков объявил, что товарищ Сталин затеял очередную реорганизацию. На базе корпуса формируется гвардейская армия особого назначения, ГАОН, подчиненная непосредственно Ставке. В нее добавили корпус морской пехоты, дивизию воздушно-десантных войск и бригаду спецназа военной разведки. Разумеется, их необходимо было сформировать и обучить, работайте, товарищ кандидат военно-морских наук! А чтобы товарищ Северов не заскучал от невеликости поставленных задач, в состав армии вошла также особая эскадра, ее командующий адмирал Платонов имел ранг заместителя командующего армией по морским делам. В состав эскадры входили две авианосные ударные группы (на базе авианосцев «Севастополь» и «Москва») со своими эсминцами и подводными лодками, а также судами снабжения. Планировалось также построить десантные корабли и даже вертолетоносцы. Ну да, Олег сам писал об этом в своих работах, кому же еще логично было дать такое поручение! «Смоленск» после ремонта переходил в разряд учебно-боевого корабля, он оставался пока на Черном море с перспективой перейти в Средиземное, да в Крыму вовсю велось строительство объекта «Платформа-2», новая база также входит в состав армии.
– Да ведь это комбинация кислого с мокрым! – ворчал Северов. – Не разорваться же мне!
– А чего ты мне об этом говоришь? – усмехнулся Жаворонков. – Иди к товарищу Сталину, ему объясняй! Проявил инициативу, получи! Да ладно, Олег, не переживай. Сам понимаешь, мы тебя не бросим. Флот кровно заинтересован в модернизации частей морской пехоты, формировании частей морских диверсантов, развитии палубной авиации. Мы во взаимодействии с Генштабом подобрали тебе самых толковых и боевых помощников, Василевский тоже нацелен на успех и будет тебе всячески содействовать. Хозяйство у тебя огромное, но на всех ключевых постах будут надежные люди, ты их главное направляй, а остальное они сделают. Гарантирую, ни одного случайного человека к тебе не попадет, за этим мы тщательно следим. И информируй о ходе работ и всех возникающих проблемах, если надо, подключимся немедленно и Василевского подтянем, он обещал.
– Но эскадра в составе армии, это же нонсенс!
– Товарищ Сталин пока не хочет подчинять авианосные группы какому-либо флоту, тем более, что после окончания войны с Германией нам предстоит включиться в войну с Японией. Эскадра будет переброшена в Тихий океан, у тебя есть примерно полгода, чтобы закончить формирование и обучение морской пехоты и частей ВДВ. Строительство «Москвы» завершено, идут ходовые испытания. Наши экипажи вовсю проходят обучение, американцы обещают передать нам авианосец и последние десять эсминцев не тпоздне конца апреля. К этому времени завершается подготовка летного состава и в Америку прибудут транспорты с самолетами и экипажи. Кстати, Зиновьев готовит старпома «Севастополя» к управлению кораблем, а сам примет «Москву». Часть специалистов со «Смоленска» и «Севастополя», подготовив себе замену, также перейдут на «Москву». Твои орлы из авиагруппы «Смоленска» заняли командные должности в авиагруппе «Севастополя», передают опыт новичкам. Хотя, какие новички, все с боевым опытом и десятком сбитых, если истребители.
– Я так себе скоро шею сверну, – вздохнул Северов. – С ума бы не сойти!
Генерал-полковник покачал головой:
– Мне вот сорок пять скоро и я себя стариком не чувствую. А у тебя вся жизнь впереди! Живи и радуйся!
– Смерть легка как перышко, а долг тяжел как гора, – опять вздохнул Северов.
– Хорошо сказано! Сам придумал или услышал где?
– Это из кодекса самурая.
– Кстати! – оживился Семен Федорович. – Твои ребята три тарана в бою около Лемноса совершили, этот факт наша пресса скрывать не стала. Так вот японский военно-морской атташе Ямагучи сказал, что в твоих летчиках явно самурайский дух поселился! Уважительно очень о тебе и твоих орлах отзывался, вот так! Все, удачи тебе!
6 марта Олег прибыл на базу, уже с новыми документами на должность командующего армией. Булочкин стал заместителем командующего по тылу, Синицкий – заместителем, а Вологдин начальником штаба. Булочкин и Синицкий стали генерал-майорами, Вологдин полковником. Беренс пока остался полковником, но тоже обещали повысить в звании. Олег вспомнил свой сон, где Петрович щеголял в генеральской форме и улыбнулся, сон в руку! Полковники Шестаков и Шелест стали командирами корпусов, Лев Львович истребительного, Аркадий Германович смешанного. Штаты снова изменились, ведь входившие в корпус авиаполки остались, но на их базе развертывались авиадивизии – истребительная, ночная истребительная, бомбардировочная, штурмовая, транспортная. До полного штата формировались тяжелобомбардировочный и разведывательный полки. На вооружении последнего стояли, помимо собственно самолетов-разведчиков, летающие радары и самолеты РЭБ. В прежнем составе оставался минно-торпедный полк. Истребительные дивизии вошли в корпус Шестакова, остальные – в корпус Шелеста.
Звено связи было развернуто в эскадрилью при штабе армии. Подразделение состояло из четырех звеньев и только одно из них летало на У-2Ш, остальные получили САМ-30. Северов не был знатоком истории авиации, но полагал, что в его прошлой жизни аналога этому самолету не было, по крайней мере, он о таком не слышал. Легкий одномоторный самолет был спроектирован с учетом опыта работы над САМ-10 и САМ-25, а также зарубежного опыта (изучались, в частности, UC-64 Norseman и Fieseler Fi.156 Storch). Самолет имел очень комфортную отапливаемую кабину с хорошей обзорностью, двигатель АШ-22 (семицилиндровая звезда на базе АШ-62ИР) мощностью 500 л.с. разгонял легкую машину до 270 км/ч и обеспечивал крейсерскую скорость 220 км/ч и дальность 1850 км, перевозил до 6 пассажиров или 600 кг груза. Благодаря развитой механизации крыла разбег и пробег у машины были невелики. Кроме того, машина комплектовалась приличным набором радиооборудования. Северов отметил для себя, что надо обратить внимание на подготовку летчиков эскадрильи связи к полетам в сложных метеоусловиях и к ночным полетам, хорошее оборудование для слепых полетов теперь у них имелось.
Настя получила младшего лейтенанта и стала командиром звена САМ-30, она освоила этот самолет и теперь с удовольствием на нем летала, а звеном У-2Ш теперь командовала Надя Малинина, тоже ставшая младшим лейтенантом. Кроме того, девушек еще осенью 1943-го наградили медалями «За боевые заслуги». Эскадрильей связи командовала старший лейтенант Кошкина, Северову сказали про нее, что командир она очень строгий и требовательный, имеет награды.
На базе из командования армией остался только Булочкин, к нему и отправился Олег сразу по прилету. Петровича в штабе не оказалось, Северов принял рапорт дежурного и приказал подготовить информацию о размещении подразделений армии и их текущем состоянии, в первую очередь его интересовали потери. Сидел, читал последнюю сводку, как вдруг в комнату ворвалась живность. Рекс сразу полез на руки и стал лизаться, а Валера пристроился с другой стороны, ткнулся носом в ухо и завел-замурчал что-то, жалуясь на печальную жизнь без любимого хозяина. Хотя надо сказать, что упитанность обоих наводила на мысль, что все тут у них было хорошо.
Потом появился и Булочкин, обедать они пошли к нему. Василиса была уже на восьмом месяце, но выглядела хорошо, нисколько не подурнела. Она накормила командиров вкуснейшим борщом и жареным судаком с вареной картошкой. Живность отиралась рядом и тоже была вознаграждена по случаю возвращения хозяина, ягд мосолком, а Валера рыбкой.
Петрович сообщил, что Михалыч, несмотря на несколько неподходящий для учебы возраст, потихоньку осваивал экстерном курс машиностроительного техникума, сдавал экзамены и зачеты, а перед самым убытием с базы сдал выпускные экзамены и защитил диплом. Вот так старшина Новоселов! Так что получил звездочки на погоны и теперь щеголяет техником-лейтенантом. Винтик и Шпутник тоже учатся экстерном и хотят закончить в этом году. За своих боевых товарищей Олег искренне порадовался. А Шведова и Глазычева он обязательно должен сподвигнуть учиться дальше, им необходимо получить высшее техническое образование.
После обеда Петрович уехал по своим тыловым делам, а Олег снова пошел в штаб, где допоздна разбирался с делами своей теперь уже армии. Историей морской пехоты Северов в прошлой жизни специально не интересовался, поэтому фамилия командира корпуса морской пехоты генерал-майора береговой службы Орлова Сергея Петровича ничего ему не говорила. Олег решил, что в той истории он или погиб раньше, или не смог показать себя должным образом. Службу морского пехотинца начинал в 1-й особой бригаде морской пехоты Балтийского флота, но начало войны застало его в отпуске на берегу Черного моря, где и пришлось остаться, формируя части морской пехоты. Тоже из молодых и ранних, войну начал капитаном, а генерал-майора получил несколько дней назад, после назначения командиром корпуса. Сергею Петровичу тридцать лет, недавно закончил академию, Кузнецов его очень хвалит, считает, что они с Северовым прекрасно сработаются. Олега вдруг посетила мысль, что Орлов вполне может оказаться таким же попаданцем, решил при встрече это аккуратно проверить.
Командир воздушно-десантной дивизии полковник Воронцов Владимир Иванович также Северову известен не был, а вот Героем Советского Союза был и полковника тоже получил несколько дней назад. И тоже недавно окончил академию. Интересно! А вот командира бригады спецназа подполковника Корнеева Максима Петровича Олег прекрасно помнил по деревеньке Алексашкино, этому обстоятельству новоиспеченный командарм искренне порадовался.
Перед самым отлетом из Москвы Северову вручили довольно толстый пакет от Василевского. Начальник Генштаба переслал аналитическую записку о состоянии разработок для морпехов и десантников, от десантных кораблей и самолетов до бронетехники. Получалось внушительно. Большие, средние и малые десантные корабли, суда на воздушной подушке, двух- и четырехмоторные транспортные самолеты, плавающие бронетранспортеры и бронетехника огневой поддержки, вертолеты. Многие идеи подал сам Северов в своих работах, а уж народ в разных КБ расстарался на славу. Конечно, до реальных воплощений еще далеко, но работа начинается. Да и зарубежный опыт, в первую очередь немецкий и американский, тоже изучают внимательно. Что ж, планы боевой подготовки новых соединений были разработаны, в том числе, с учетом его идей, изложенных в докладных записках наркому ВМФ. Корректировать почти ничего не пришлось, все было утверждено еще в Москве, так что теперь оставалось проконтролировать исполнение да познакомиться с командирами новых соединений лично. Летный состав, предназначенный для формирования авиагруппы авианосца «Москва», усиленно тренировался на объекте «Платформа». Взлеты и посадки на палубу, полеты в сложных метеоусловиях и ночью, отработка нештатных ситуаций исходя из приобретенного опыта. Часть уйдет для пополнения авиагруппы «Севастополя», часть которой, в свою очередь, тоже перейдет на «Москву». Кроме того, в авиагруппу «Москвы» войдут все летчики, выжившие после боя у Лемноса. Всем им Северов верил как себе, лучшие из лучших, самые опытные палубные летчики страны. Все, кого можно ввести в строй после ранений, пройдут врачебно-летную комиссию и восстановят навыки, впереди еще два месяца, успеют.
Для базирования авиаподразделений армии были выбраны хорошо оборудованные аэродромы на небольшом удалении от побережья. Основными базами являлись аэродромы Пютниц (недалеко от города Росток) и Багич (недалеко от Колобжега), а также несколько более мелких не столь хорошо оснащенных аэродромов, расположенных недалеко друг от друга. Это существенно облегчало работу гвардии подполковнику Аверину, командиру особой бригады, которую также было решено развернуть в дивизию. Был и еще один пункт, где базировались самолеты армии, это аэродром Вроцлав. Именно на нем находились тяжелые бомбардировщики и также прикрывающие их ночные истребители. Проконтролировав учебу палубной авиации на объекте «Платформа» и формирование новых авиаполков, Северов 10 марта в сопровождении неизменного Тимофея Кутькина и живности на штабном С-47 и в сопровождении двух звеньев Яков а отправился к новому месту дислокации 7 ГИАП, аэродрому Пютниц.
После преобразования из командира в командующего перед Северовым встала еще одна проблема. У командующего армией должен быть адъютант. Олег вполне обходился Тимофеем Кутькиным, за которым в бытовом плане был как за каменной стеной, к тому же ему помогал бессменный водитель Северова Арсений Самарин, тоже ставший старшим сержантом. Олег был ухожен, словно за ним присматривал целый взвод девушек. Но адъютант не мальчик на побегушках, подай, принеси, тащи чемодан. Это офицер, которого надо использовать для ответственных поручений, следовательно, человек опытный, даже пробивной, смелый и находчивый. Найти такого человека не так уж просто, но вполне возможно, вот только он будет старше командарма лет на пять, а то и больше. С другой стороны, иметь адъютанта надо, не просто так они придуманы. Этой печалью Олег ни с кем поделиться не успел, ситуация разрешилась сама собой. Прямо перед отлетом, за несколько минут до посадки в самолет, Северова нашел по телефону Жуков. Маршал прилетел в Ленинград по делам, с Олегом не пересекся, но, как человек в таких делах опытный, сразу сообразил, что с адъютантом у новоиспеченного командарма возникнут проблемы. Заместитель Верховного Главнокомандующего прямо спросил, нашел ли Олег себе адъютанта, а когда услышал отрицательный ответ, хмыкнул и сказал, что может порекомендовать. Северов не отказался, тогда Жуков хмыкнул еще раз и сказал, что этот человек сейчас к Олегу подойдет. Не успел удивленный командарм повесить трубку, как сзади раздалось:
– Разрешите обратиться, товарищ командующий?
Повернувшись, Олег увидел старшего лейтенанта лет двадцати трех-двадцати пяти. Одет он был в чистую, но весьма потрепанную шинель, шапка и сапоги тоже были, что называется, на последнем издыхании.
– Старший лейтенант Востриков, прибыл в ваше распоряжение.
Северов несколько секунд рассматривал старлея. Тот ему понравился, взгляд прямой, жесткий, да и сам он весь как сжатая пружина. Но и некоторая настороженность чувствуется, должность-то не самая популярная в армии, особенно среди тех, кто был на передовой.
– На какую должность идешь, в курсе?
– Так точно!
– Тогда бери вещи и подходи вон к тому самолету.
Вещей у старлея оказалось немного, только не очень толстый сидор. Экипаж самолета поприветствовал своего командующего и от Вострикова не укрылось, что ребята действительно рады его видеть. Убранство салона поразило старшего лейтенанта до глубины души. Все очень удобно, чисто, тепло, нигде не дует, оборудованы два рабочих места с большими столами, несколько радиостанций моргают своими лампочками, настоящий воздушный командный пункт. Востриков даже застеснялся своего обтерханного вида среди такого немыслимого по фронтовым меркам великолепия, ведь экипаж был одет в прекрасные зимние кожаные куртки, начищенные сапоги, чистые незаношенные бриджи. У всех были отличные кожаные перчатки и новенькие шапки, которые экипаж в самолете поменял на удобные гарнитуры связи. Членов экипажа был несколько больше, чем на обычном С-47, добавились два оператора радиооборудования. Также в самолет залез старший сержант, сразу стало понятно, что это ординарец командующего, так как он занялся укладкой вещей. Востриков отметил, что держался он без намека на развязность, просто спокойно делал свое дело, а когда снял шинель, то старлей увидел боевые награды на его гимнастерке. Еще его внимание привлекла странная парочка в виде небольшой дворняжки с удивительно большими зубищами и взглядом прожженного НКВДшника и огромного серого кота весьма недружелюбного вида.
– Но-но! Отставить! – приказал Северов живности и снял реглан и шапку.
Востриков обнаружил две Звезды Героя и внушительный набор орденских планок на кителе командарма, Олег был в форме ВВС, поскольку в такую погоду предпочитал ходить в сапогах. Старлей тоже снял шинель, продемонстрировав два ордена Красной Звезды и две медали «За отвагу». И четыре нашивки за ранения, две золотые и две красные. Все расселись в удобные мягкие кресла и самолет пошел на взлет. Востриков снова впечатлился, С-47 сопровождали целых восемь истребителей.
Лететь предстояло довольно долго, в обход Прибалтики, где еще возилась немецкая группировка. Бензина у них практически не было, вероятность нарваться на вражеских истребителей была исчезающе мала, но Олег получил категорический приказ из Ставки – не рисковать, лететь через Белоруссию и Польшу при сильном истребительном прикрытии. Северов предпочел бы полететь на истребителе или хотя бы на Хадсоне напрямую, но Ставка четко определила – в обход и на воздушном командном пункте. Пришлось подчиниться, к тому же так проще доставить Кутькина и живность, а теперь еще и адъютанта.
– Из госпиталя? – спросил Северов, отложив свежую сводку.
– Так точно, ранен при переходе линии фронта. Возвращались из поиска, на нейтралке меня вражеский пулеметчик и достал.
– Разведка, значит!
– Так точно, дивизионная.
– Ладно, не тянись, будь проще. Как зовут?
– Александр.
– А меня Олег Андреевич. Расскажи о себе.
– Закончил три курса института, учился на инженера-механика. Пока был студентом, подрабатывал, помогал гонять технику на ресурсных испытаниях. Ничего секретного, техника ленд-лизовская, но на фронт не пускали, бронь смог снять только в 1942. Неплохо владею немецким, да и спортом занимался, первый разряд по боксу, стрелял хорошо, поэтому взяли в разведку. Служил на Брянском фронте. Четыре ранения, из них два тяжелых, так что по госпиталям повалялся изрядно. После четвертого ранения встал вопрос о годности к военной службе, – тут старший лейтенант вздохнул. – Не знал, что делать, но генерал Лестев несколько дней назад сказал, что вопрос решит. Он меня помнит, в разведроту мою несколько раз приезжал. Я с ним после выписки из госпиталя в Смоленске случайно встретился. Позвонил он куда-то и велел мне в Москву ехать, в наркомат. А там со мной какой-то подполковник поговорил, про службу мою поспрашивал и предложил мне к командующему армией особого назначения адъютантом пойти. Я, естественно, отказался, стал на фронт проситься. Тут дверь открывается, заходит маршал Жуков. Что, спрашивает, не соглашается? И говорит мне, кто с Северовым служил по настоящему, никто еще об этом не пожалел, так что давай, соглашайся, скучно не будет. Я с перепугу и согласился.
«М-да, Георгию Константиновичу отказать трудно,» – подумал Олег, а вслух сказал по-немецки:
– Скучно не будет, это точно. Занимаемся мы отработкой тактики применения новейших видов вооружения, сами же их испытываем и дорабатываем. Также выполняем особые задания Ставки. Про «Тирпиц» и «Шарнхорст» слышал? Про итальянский линейный флот? Наша работа.
– Так вы по морским целям работаете? – так же по-немецки просил Востриков.
– Не только, – перешел обратно на русский Северов. – На море в том числе, а сейчас формируем части морского и воздушного десантов, спецназ военной разведки, части палубной авиации, работаем с новыми видами оружия.
При упоминании о военной разведке Александр повеселел, а командующий спросил:
– Ты сегодня ел что-нибудь?
– Не успел.
– Тогда можно перекусить.
Тимофей разложил на столе хлеб, сало, вареные яйца, из термоса с широким горлом выложил на тарелки картошку с мясом.
– А сам? – спросил Олег старшину.
– Я перед отлетом плотно заправился, пока вас ждал.
Живот у старлея давно подвело, последний раз ел еще вчера днем, да и то немного и в сухомятку, так что приглашение поесть пришлось как нельзя кстати. Северов присмотрелся к своему адъютанту, парень очень голоден, но ест аккуратно, столовыми приборами пользоваться умеет. Явно из интеллигентной семьи, вряд ли всему этому на фронте научился.
Живность переместилась ближе к столу, но никто не нахальничал, воспитаны были строго. Перед перелетами Олег их не кормил, мало ли что, бывает и приличная болтанка. Валера и Рекс это знали, но попытались выморщить хоть немного, получили по кусочку сала и отправились на прежнее место, валяться в обнимку на мягких тюках. Александр ночь провел, сидя в вагоне поезда, неспешно идущего в Ленинград, но это было лучше, чем ничего. Так что на сытый желудок сморило быстро, но Северов все правильно понял и велел устраиваться в кресле в конце салона, которое старлей разложил с помощью Кутькина и сразу выключился, проспав даже посадку.
Следующая порция удивления случилась, когда Александр обнаружил полк, построившийся для встречи командующего. Улыбающийся Северов поздоровался и распустил строй, летчики и техники сразу окружили Олега, жали руку, спрашивали о здоровье.
– Командующий в полку комэском. Чем бы потом не командовал, полк всегда в состав входил, с его летчиками он всегда летает. С командиром дивизии полковником Ларионовым, который до этого командиром полка был, он с первого дня войны летает. Все, с кем командующий тогда начинал, Герои и дважды Герои Советского Союза, все в его армии разными частями командуют.
Все это неспешно рассказывал Кутькин, укладывая вещи в додж с помощью водителя, с которым дружески поздоровался.
– А это старший сержант Самарин, зовут Алексей, водитель командующего. Мы оба с товарищем Северовым еще с Африки.
– С Африки? – удивился Востриков. – А что вы там делали?
– Олег Андреевич в особой миссии наркомата обороны работал. Он еще Роммеля в плен взял, неужели не слышал?
– Слышал, конечно, просто не подумал, что это он был.
– Он. А мы с Алексеем у него после Африки и остались. И не жалеем!
Северов тем временем закончил общаться с личным составом, пообещав рассказать о новых делах поподробнее за ужином, и подошел к машине.
– Александр, как разместимся, иди в вещевую службу, приоденут они тебя. А то как Гаврош выглядишь! – тут Северов засмеялся. – Но это еще ничего, меня в 42-м при выписке из госпиталя еще чище обрядили, шинель обрезанная и ботинки с обмотками. И это зимой. Пока к месту назначения добирался, чуть не околел от холода. Да, и оружие получи. Все по полной программе, пистолет, автомат, нож. Чего не понятно, у Тимофея или Алексея спрашивай.
Так началась служба теперь уже гвардии старшего лейтенанта Александра Вострикова в хлопотной должности адъютанта командующего гвардейской армией особого назначения. Вещевая служба выдала прекрасно сшитую повседневную форму, а также полевую. Оружие Александр получил тоже новое, причем об этих образцах он раньше слышал, но в руках держать не приходилось. В разведроте ждали новое оружие, но Востриков попал в госпиталь раньше, чем оно поступило. ТТ уступил место новой совместной разработке Токарева и Макарова под названием ТМ-43, очень совершенный пистолет с двухрядным магазином на 15 патронов, причем мало кто знал, что после войны предполагался переход на парабеллумовский патрон 9х19. При его разработке был учтен опыт проектирования и эксплуатации ТТ и ТТ-М, изучены Walther P-38 и PP, Browning HP, Colt M1911A1. После войсковых испытаний стало ясно, что пистолет удался не только с точки зрения характеристик, но и надежности и технологичности в производстве. А на калибре 9х19 категорически настаивал Северов, мотивируя недостаточным останавливающим действием патрона ТТ 7,62х25, а также тем, что производственные мощности Третьего Рейха и окрестностей достанутся победителю, так что этот удачный патрон можно будет производить без проблем. В дальнейшем можно рассмотреть переход на более мощный патрон 9х21 и другие калибры, но это именно в дальнейшем. Сталину такой прагматический подход всегда нравился и он Северова поддержал. Автомат АКС-43 под промежуточный патрон 7,62х40 получился сразу очень удачным, сделали кое-какие доработки по результатам войсковых испытаний и запустили в массовое производство. Производство только разворачивают, делают еще осень мало, но сюда идет в первую очередь.
Еще одним откровением для бывшего командира разведроты было питание. Считалось, что летуны питаются получше простой пехоты, но здесь это превзошло все ожидания. Всезнающий Кутькин объяснил, что ничего удивительного нет, просто зам по тылу армии генерал Булочкин мехом внутрь выворачивает за любые махинации со снабжением и прекрасно организует подсобное хозяйство. Да и поваров находит специально, вот повар при штабе, Давид, в части с 42-го года.
Александр опасался, что к его адъютантскому положению будут относиться с известной долей иронии, но пока никто ничего подобного себе не позволял. Более того, Востриков был удивлен атмосферой, царившей в подразделениях армии. С одной стороны к командарму относились как положено относиться к начальству, с уважением и почтением. С другой стороны это не было дистанцией, привычной для той же пехоты. В небе что младший лейтенант, что генерал могут быть одинаково сбиты и жизнь генерала напрямую зависит от того же лейтенанта. С другой стороны, для летчиков Северов был не просто летающим командиром, он был своим в каком-то особом смысле этого слова. Старший лейтенант поделился своим наблюдением с Кутькиным, который авторитетно заявил:
– А как же иначе? Вот возьмем 7 ГИАП. Он же здесь многих летать учил, ну в смысле воевать с умом. Или ночные истребители, там у командира своя машина есть, он же их и формировал. Да и другие подразделения тоже. Конечно он им свой, а не просто летающий командир! И чем бы ни командовал, всегда потери небольшие, а результаты хорошие. Опять же снабжение. Булочкин зверь-тыловик, он войну командиром БАО начал, а комдив Аверин – командиром роты охраны. Они с командующим с довоенных времен вместе. Кстати, Булочкин и Аверин в прошлом в разведке служили, так что свои боевые ордена они не по тылам зарабатывали, вернее и по тылам тоже, вражеским. Про авиационную спасательную службу слышал? Ее тоже Северов с Ларионовым придумали, еще в начале 42-го года внедрять стали. Многие этой службе жизнью обязаны! А еще наш командующий в 41-м году генералов Снегова и Петровского от смерти и плена спас! Из вражеского тыла вытащил! Это не сказки, сам увидишь, как они к нему относятся.
Утром следующего дня после прилета на Пютниц Востриков увидел, как из прилетевшего небольшого ладного связного самолета выскочила девушка-пилот и бросилась командующему на шею, а он ее обнял и крепко поцеловал.
– Настена прилетела, – прокомментировал Тимофей. – Невеста командующего, поженятся они скоро.
Этой встречи Северов ждал с некоторым волнением, все-таки сложно у них с Настей отношения выстраивались, но девушку словно подменили. Она снова стала такой, какой была до командировки Северова в Африку, тихой и ласковой, как кошка. Весь день Северов крутился как заведенный, Настя тоже два раза летала по разным объектам, а вечером после ужина пошла и помылась в бане. Тимофей уже принес ее немудреные пожитки в комнату, где расположился Олег, так что после бани девушка отправилась туда же. В доме было тепло и Настя сняла куртку, оставшись в одном довольно коротком халатике. Северов сидел за столом и что-то писал, когда она зашла в комнату. Олег несколько долгих мгновений разглядывал ее, потом встал, шагнул навстречу и подхватил на руки. Халат полетел на пол, а Олег положил Настю на кровать и принялся нежно целовать лицо, шею, грудь, живот. Девушка вдруг всхлипнула.
– Ой, это я от счастья! Какая же я дура была, ревновала, плакала по ночам! А счастье совсем рядом было!
Угомонились они далеко за полночь, Настя прошептала, что быть настоящей женщиной – это здорово, и заснула, а Олег еще какое-то время лежал, улыбаясь своим мыслям, и тоже незаметно заснул.
Живность появление нового жильца восприняла спокойно, Настю Валера и Рекс знали, да и она относилась к ним очень хорошо, а животные это чувствуют. Окружающие тоже восприняли все как должное, попытки командира ухаживать за Настей давно были замечены. Оставалось узаконить отношения, но здесь были некоторые сложности. В принципе, зарегистрировать брак было можно, например, в Ленинграде. Но Северову не хотелось, чтобы Сталин обиделся, Иосиф Виссарионович любил поучаствовать в личной жизни некоторых своих подчиненных, а на отношение к нему Сталина грех было жаловаться. Поэтому он решил провести регистрацию брака в Москве, а замечать это или нет, пусть Иосиф Виссарионович решает сам. Разумеется, Насте Олег ничего этого объяснять не стал, просто сказал, что хочет такое событие обставить поторжественнее.
Но сейчас было не до рефлексий по поводу свадьбы. Пришлось помотаться по аэродромам, где базировались авиаполки, летать на базу под Ленинградом, которая теперь официально называлась база ГАОН № 1 «Ржевка», пару раз слетать в Крым, на строящуюся недалеко от Севастополя базу ГАОН № 2 «Бельбек». В Крыму Олег обнаружил вездесущего Булочкина. Руководители строительства носились как наскипидаренные, а Петрович, поздоровавшись, показал Северову на бетонный блок.
– Ты посмотри, что творят, поганцы! – с этими словами Булочкин хряпнул кулаком по блоку, который немедленно раскрошился. – Один песок! И здесь воруют, сволочи!
На этот раз маканием в раствор дело не ограничилось и хищениями занялись компетентные органы. Но неугомонный Петрович контролем строительства не ограничился. Во-первых, он сразу озаботился бытовыми проблемами будущих сотрудников базы и настоял на капитальном строительстве жилого комплекса с полноценным водоснабжением и канализацией, а также подсобного хозяйства. Во-вторых, такие же работы неспешно, но методично, начал на базе «Ржевка». Война заканчивалась, надо было думать о будущем. Ожидать в ближайшем будущем увеличения количества авианосцев в ВМФ СССР не приходилось, поэтому в значительном повышении объемов подготовки палубных летчиков нет необходимости. А героически преодолевать трудности, которые можно устранить, Булочкин не любил. Северов уже обратил внимание, что условия проживания личного состава на новых местах в Германии и Польше очень приличные, спят на чистых простынях, баня не реже раза в неделю, всегда имеется теплая вода для того, чтобы технический состав мог нормально помыться после грязных работ. Словом, все как было заведено раньше, но в масштабах армии.

Вместе с командующим крутился и его адъютант. Требовалось постоянно готовить какие-то подборки документов, карты, хорошо еще, что не приходилось думать о бытовых мелочах, этим занимался Тимофей. Впрочем, эти бытовые мелочи, вернее их отсутствие. могли существенно осложнить жизнь, но старший сержант на этом собаку съел, так что у Северова всегда под рукой была смена белья, нужная форма, бритвенные принадлежности и все такое. Столько летать Вострикову за всю жизнь не пришлось, а тут помотался. Да и ездили много. За рулем доджа командующего сидел неизменный Самарин, по категорическому требованию Ставки их машину сопровождал как минимум еще один додж и бронетранспортер с отделением ухорезов из осназа АСС, орлы Гладышева. На их тренировки старший лейтенант уже насмотрелся и проникся уважением.
Кругом было неспокойно. Польша всегда славилась разбродом и шатаниями. Вот и сейчас бродили отряды АКовцев, нападали на отдельных военнослужащих и небольшие отряды, портили железные дороги. Тут же шастали, правда существенно реже, отряды немецких диверсантов и даже какое-то украинское националистическое отребье. Последние еще и воевали с поляками всех мастей, так что бардак был знатный. Ничего, скоро придет большой дядька и порядок наведет, а пока приходилось принимать повышенные меры безопасности, тем более, что опыт был, финнам-то в свое время жизнь осложнили основательно. К сожалению, полк НКВД подполковника Эклунда только готовился к передислокации, так что пока обходились сами. Тем более, что на крупные, хорошо охраняемые объекты нападений практически не было, да и на дорогах не сказать, что было ни проехать, ни пройти.
Этот тихий солнечный мартовский день Вострикову запомнился хорошо. Приехал он с командующим на полевой аэродром, с которого действовали штурмовики и истребители. Северов провел небольшое совещание, поставил задачи на ближайшее время, выдал несколько ЦУ и поехал дальше, на другой такой же аэродром. Как водится, именно в этот момент в трансмиссии БТР что-то тренькнуло и железный ящик остановился. Ремонт должен был занять несколько часов, а планы у командующего были грандиозные, так что Северов принял решение двигаться на двух доджах, а БТР должен догнать их позже.
Поехали. Впереди раздались несколько разрывов, похоже стреляли из минометов, судя по звукам километрах в двух. Поехали дальше и выбрались из реденького леска. Сначала внимание Олега привлекла группа военнослужащих в странной пятнистой форме, которая носилась по полю метрах в трехстах от дороги, то ли ловили одного из них, то ли наоборот, убегали. Время от времени раздавались нечленораздельные вопли, злобные и горестные одновременно. Неподалеку была размещена часть, похожая на противотанковый артиллерийский полк, на развилке дорог стояли несколько офицеров и следили за разворачивающимися на поле маневрами.
После остановки Востриков успел выскочить раньше командующего и шепнуть старшему по званию, невысокому стройному майору, кто приехал.
– Что это у вас тут происходит? – поинтересовался Олег.
– Товарищ командующий, – давясь от смеха доложил майор, – у нас тут идет ликвидация последствий вражеского обстрела. Доложил начальник штаба 529 истребительного противотанкового артиллерийского полка майор Прытов.
Взглянув на перекошенные от попыток сдержать хохот лица трех других офицеров, Северов строго сказал:
– Майор, объясните нормально! Что тут за комедия?
Не в силах больше сдерживаться, артиллеристы заржали как кони. Майор извинился и, давясь от смеха, пояснил:
– Какие-то клоуны обстреляли расположение из двух минометов. Стреляли вон из того леса, но минометчики, видимо, совсем никакие, мины легли здорово в стороне. Но в этой стороне наш начхим был, когда стрелять начали, он укрытие заприметил и бросился туда. Аккуратный такой ровик, глубиной около метра.
На этих словах у артиллеристов случилась натуральная истерика, а майор продолжил:
– Там раньше нужник был, но саму постройку то ли взрывом унесло, то ли местные разобрали. В общем, он туда по шею погрузился, но его бросок мы заметили. Обстрел кончился, пошли ребята его вызволять. Только достали, а из леса еще несколько выстрелов, да близко от этих спасателей. А куда им деваться, туда же и скакнули.
Стало понятно, что никакой у них не камуфляж.
– Начхим ваш, похоже, сейчас как раз по специальности занят. А бегают-то зачем? Тут не проветривать, а мыть надо.
Артиллеристы рыдали, а майор кое-как выдавил:
– Решают, кто виноват…
– Ладно, – сказал Северов, – ваш полк мне не подчиняется, так что со своим фекальным карнавалом разбирайтесь сами. Да, и отправьте их мыться побыстрее. Преследование противника организовано?
– Так точно! Да их сразу ликвидировали почти всех, только несколько человек ушли, так мы лес прочесываем.
Поехали дальше, временами усмехаясь, но скоро стало не до смеха. На небольшом аэродроме недалеко от Лешно Северову пришлось задержаться, поскольку на нем оказался один из командиров авиационных дивизий, с которыми непосредственно приходилось взаимодействовать ГАОН. Вострикова Олег отправил с поручением на аэродром подскока, используемый истребителями Ларионова. На одной машине Северов его не отпустил, поехали на двух доджах, а с генералом остался Кутькин, он его никогда не покидал, исключение могли составлять только боевые вылеты.

Какой умник решил расположить банно-прачечный пункт без всякой охраны, пусть следствие разбирается. Банда АКовцев человек около двадцать вырезала всех, да и были там одни женщины. Такие вещи наши никогда не прощал, а тут поляки сами сделали подарок, видя малочисленность подъехавших русских, а было авиаторов всего шесть человек на двух доджах, убегать не стали, решили кончить и этих тоже. Вот тут и оценил бывший командир разведроты выучку своих новых сослуживцев.
Самарин и четыре штабиста из второго доджа мгновенно переместились из машин за деревья и неплохо отстрелялись по нападавшим, а затем бросились в рукопашную. У всех оказались отличные боевые ножи, а Арсений и капитан из второй машины успели схватить лопатки. Справившись с секундным замешательством (все-таки опыт, два года в разведке), Александр двумя выстрелами из пистолета свалил высокого поляка с английским пистолетом-пулеметом в руках (его Востриков идентифицировал по боковому магазину, но название не вспомнил, то ли брен, то ли стен), отбил нож бросившегося к нему второго бандита и врезал ему своим коронным хуком слева. Поляк рухнул как подкошенный, а у старшего лейтенанта появилась возможность осмотреться. Двигались его коллеги просто фантастически, словно перетекали из одного положения в другое, при этом вражины валились, кто с перерезанным горлом, кто с ножом в глазнице. Двое поляков, по всему не рядовые бойцы, успели юркнуть за кусты и побежали от места, где в считанную минуту был уничтожен их отряд. Востриков не раздумывая бросился следом, все нападавшие должны быть уничтожены, других вариантов нет. Поляки бегали неплохо, да и места были им знакомые, но Александр был слишком хорошо тренирован, чтобы они могли оторваться. Заметив, что их догоняет всего один человек, да еще с ножом в руке, АКовцы остановились и с улыбкой разошлись в стороны. Один из них вытащил нож, другой – приличных размеров кинжал. Стрелять они не хотели, чтобы не привлекать внимание.
– Ну что, москаль… – начал было один.
Но старший лейтенант не стал устраивать танцы вокруг этих уродов, не останавливаясь подскочил к ближайшему. Отбил удар кинжалом и, продолжая движение, вонзил нож под нижнюю челюсть и, не останавливаясь, шагнул ко второму. В глазах поляка плеснулся страх, но Александр ушел от его удара ножом и пробил в кадык, вывернул нож из ослабевшей руки и воткнул бандиту в глаз. Контроль первого, готов, конвульсии, лезвие достало до мозга. Вытащил свой нож, тщательно вытер об одежду еще дергающегося врага, быстро проверил обоих на предмет документов. В карманах никаких бумаг не было, только всякая мелочевка типа зажигалки и перочинного ножика. Карта и какие-то бумаги оказались у одного из них в полевой сумке, Северов взял ее и легко побежал обратно.
– Ты куда подевался? – капитан, фамилию Саша не помнил, а звали его Василием, бросил внимательный взгляд на Вострикова.
– Все нормально, двое уйти пытались. Вот их сумка с документами, посмотрите.
– Вот что, – строго сказал Василий. – Ты так больше не делай, с нас же командующий шкуру спустит.
– Больше не буду! – без тени улыбки ответил адъютант. – Извините, ребята, привычка.
– А у нас тут язык, – Самарин показал на поляка, которого нокаутировал Востриков. – Тоже разведка постаралась.
– Экспресс-допрос делать умеешь? – прямо спросил капитан. – Приходилось в рейдах фрицев потрошить?
Приходилось делать всякое, хотя Александр честно ответил, что сильно глубоко дивизионная разведка не ходила, а языков старались захватить и привести. Так что в экспресс-допросах он специалист небольшой.
– Понятно. Тогда смотри. И имей в виду, во-первых, эти бандосы ни разу не пленные вражеские солдаты. Во-вторых, даже если бы они были вражескими солдатами, за такие дела зачищают в ноль, без вариантов.
В компетентности этих ребят Востриков не сомневался, через десять минут все было кончено.
– Что, Саша, впечатляет с непривычки? – усмехнулся Василий.
Побледневший Востриков энергично кивнул. Сообщил поляк немного, но все, что знал. Банда действовала самостоятельно, с другими такими же несколько раз пересекались, но кто и как организовывал встречу, обычный боевик не знал. Базировались в деревне неподалеку, на карте все показал.

Когда подъехали вызванные по рации сотрудники СМЕРШа, живых уже не было, все документы были собраны и сложены в небольшую кучку. Рядом сложили оружие нападавших. Быстро уладили формальности и поехали дальше.
– А ты молодец, – сказал капитан адъютанту командующего. – Два года в разведке – хорошая школа. Я за тобой наблюдал. И хук слева у тебя очень неплох, только чувствуется, что ты еще толком не оклемался, свободы движения нет. Я тебе несколько упражнений покажу, будешь делать каждый день хотя бы по четверть часа. Должно помочь. А вообще, присоединяйся к зарядкам и тренировкам. Работай в своем режиме, себя не насилуй. Мы-то привычные, хотя сначала некоторым тяжело приходилось. Но инструкторы у нас такие орлы, козу на велосипеде ездить научат!
Слушая все это, Александр просто обалдел. Оказывается, тут штабных гоняют всерьез, ничего себе авиаторы!

Глава 2
Узнать больше Внимание! Вы скачиваете отрывок, разрешенный законодательством и правообладателем (не более 20% текста). После ознакомления вам будет предложено перейти на сайт правообладателя и приобрести полную версию произведения. Купить бумажную книгу Купить бумажную книгу
4.2/4
Категория: Новая книга про попаданца | Просмотров: 3786 | Добавил: admin | Теги: Сталинский сокол, командарм, Михаил Нестеров
Рейтинг:
4.2/5 из 4
Всего комментариев: 0
avatar
Вверх