Новинки » 2020 » Май » 21 » Константин Калбазов. Рейдер. Беглец
07:23

Константин Калбазов. Рейдер. Беглец

Константин Калбазов. РЕЙДЕР. БЕГЛЕЦ.

Константин Калбазов

Рейдер. Беглец

новинка мая

 

с 21.05.20

Он уже не ждал от жизни ничего хорошего. Калека, до конца своих дней прикованный к инвалидному креслу. Но неожиданная встреча все изменила в один миг. Он вновь обрел потерянное здоровье. Мало того, годы, проведенные на Океании, выковали из него другого человека. Еще недавно неуверенный в себе и трусоватый, сегодня он рвется в космос, в его крови бушует адреналин, а душа жаждет схватки.

Ему суждено стать пилотом-истребителем, гладиатором на космической арене и рудокопом на задворках фронтира. Повстречать на своем пути предательство, преданность и дружбу. Перейти дорогу сильным мира сего… и оказаться в бегах. Вот только все время бегать непродуктивно. Ведь давно известно, что лучший способ защиты — это нападение.

Калбазов К.Г. Рейдер. Беглец: Фантастический роман / Рис. на переплете М.Поповского —
М.:«Издательство АЛЬФА-КНИГА», 2020. — 313 с.:ил. — (Фантастический боевик-1209).
7Бц Формат 84х108/32
Тираж 3 000 экз.
ISBN 978-5-9922-3060-4

Рейдер. Беглец
Глава 1

ПИЛОТ ВТОРОГО РАЗРЯДА


Ведомый спекся. Его отметка на радаре сменилась с зеленой на белесую, так обычно обозначается космический мусор. Пилот честно прикрывала хвост товарища, хотя изначально и была недовольна тем, что ей досталась роль второго номера. Ну да, девушка. Они среди истребителей вовсе не редкость, а, скорее, данность. И уж тем более — из числа землянок. Далеко не у всех получается удачно пристроиться в этом мире.

Эва вполне обоснованно оспаривала пальму первенства у Андрея. Дело решил жребий. Что же до того, что ее сбили... На любую силу найдется другая сила, на любого ловкача — другой ловкач, вот и на нее нашелся более умелый или удачливый. Удача в скоротечном бою истребителей стоит вовсе не на последнем месте. Сколько примеров, когда из-за банальной случайности пилоту не хватало какой-то доли секунды, чтобы выскочить из-под удара.

Искин засек старт серии нурсов. Андрей потянул штурвал на себя, уводя истребитель в мертвую петлю. Перегрузка тут же вдавила его тело в ложемент. Одновременно с этим Леднев подал команду на задействование средств непосредственной обороны. Со всеми целями двум иглометам нипочем не управиться, больше чем на пару-тройку рассчитывать не приходится.

Но на этом его проблемы не закончились. Ведомый противника вовсе не собирался оставаться в стороне и выпустил свои снаряды. Не оставалось никаких сомнений в том, что искин преследователя вычислил возможную траекторию и взял должное упреждение.

Маневр не прекратить, потому что тогда есть большая вероятность попасть под снаряды ведущего. Нурсы — неуправляемые реактивные снаряды запускаются из курсовых блоков и летят строго по прямой. В атмосфере подобного не добиться, но в космосе — никаких проблем, если только это не около- планетная орбита. Тогда отклонение конечно же будет, но для дистанции в три тысячи единиц это некритично. После этого срабатывает самоликвидатор.

Продолжая тянуть штурвал на себя, Андрей повел им вправо. Искин противника среагировал на изменение курса, пере- дал данные пилоту. Ведущий взял упреждение и выпустил еще одну серию, перекрывая очередную траекторию.
Бросок влево — и тот же результат. Искин беспристрастно выдает вероятность уничтожения его истребителя в девяносто пять процентов. Это гарантированный провал, если только не совершить нечто, не укладывающееся ни в какие рамки.

И тут же — доклад о попадании двух пушечных снарядов. Но пронесло. Зафиксированы только легкие повреждения, что не может не радовать. Стальные пушечные болванки перехватить нереально, от них можно только уворачиваться и надеяться на то, что не заденут.

Леднев, продолжая выводить петлю с замысловатыми зигзагами, врубил форсаж. Да еще и развернул машину с помощью маневровых двигателей, кардинально меняя курс. То, что в принципе невозможно в атмосфере, в космосе вполне реально, если ты выдержишь перегрузки, а машина — подобные издевательства.
Тело, и без того вдавливаемое в ложемент, буквально раз- мазалось по нему. Перед глазами поплыла муть, и практически сразу появились разноцветные круги. Перегрузка просто за- предельная. Искин, не вмешиваясь в управление, все же подал сигнал тревоги, однако пилот его проигнорировал.

Несмотря на предупреждение об опасности, бортовой искусственный интеллект все так же беспристрастно продолжал анализировать обстановку. Где-то на краю сознания Андрей отметил выдаваемые данные. Процент поражения уменьшил- ся рывком до семидесяти, потом — до пятидесяти, двадцати пяти. С новой порцией ракет скакнул до сорока пяти.

Прошел доклад об уничтожении пяти нурсов и расходе половины боекомплекта иглометов. Андрей и не подумал отдавать команду на прекращение огня. Пусть выпустит все до последней железки, но, если получится сбить еще хотя бы один снаряд, оно того стоит. Не успел об этом подумать, как искин сообщил об уничтожении очередного «гостинца». Вероятность поражения тут же упала до тридцати пяти процентов.

Он все же вырвался из тисков, в которые попал, оказавшись между двумя противниками. Причем вырвался весьма удачно. Ведомый не мог атаковать его из-за вероятности пора- зить своего ведущего. Долго это не продлится, но в скоротечном бою истребителей будешь рад и секунде. Чуть подправил положение машины, захватывая ведущего в прицел, и выпустил десяток нурсов, чтобы преследователю жизнь медом не ка- залась. Ну и чтобы выиграть еще какое-то время, пока против- ник будет выполнять противоракетный маневр.

Разворот. Машина продолжила двигаться прежним кур- сом, но уже кормой вперед. В результате началось интенсив- ное торможение маршевыми двигателями. Но этого Андрею явно оказалось мало, и он врубил форсаж, отчего его вновь вдавило в ложемент, сознание поплыло, а перед взором появилась мутная пелена. И вновь — предупреждающий сигнал о чрезмерных перегрузках.

Впрочем, данное обстоятельство не помешало искину про- должать контролировать поле боя. Прошел беспристрастный доклад об обстреле из пушки ведомого и его промахе. Тот ни- как не ожидал подобного финта, как, впрочем, и его искин.

Следом — доклад об атаке сразу двумя ракетами малой дальности, РМД. Они самонаводящиеся и оснащены принудительной системой самоликвидации. Так что случись про- мах, в ведомого он не попадет в любом случае. Андрей отстрелил в стороны по паре радиоэлектронных и тепловых ловушек, одновременно с этим вырубил маршевые двигатели, тут же ощутив облегчение. Правда, только физическое. Опасность никуда не делась. Искин самостоятельно задействовал игломе- ты. Получится ли у него разобраться с ракетами противника, пока решительно непонятно. Но то, что их только две, уже внушает оптимизм. Оставшаяся пара наверняка была израсходована по Эве. Потому что экономить боеприпасы в ситуации, когда остался последний противник, попросту глупо. Хотя и вполне рационально.
 
Довернув корпус корабля, Андрей выпустил десяток нур- сов, а следом — все четыре РМД. Вот он экономить не собирался. Если у противника еще имеются в запасе ракеты, то совместно с иглометами он может отразить даже такую массированную атаку. Именно потому вначале Леднев ударил нурсами.
Тем временем ракеты противника сбились-таки с курса, среагировав на ловушки. Но пилот не дремал и в ручном режиме подкорректировал их курс, повторно захватив цель.

Андрей вновь дал тягу на маршевые двигатели, в очередной раз довернув машину чуть в сторону. И снова его вдавило в ложемент. Искин фиксирует стопроцентную вероятность поражения ракетами. Те летят, все время маневрируя, произвольным порядком, и иглометам никак не удается их сбить.
Финт с ловушками подарил Андрею краткий миг, чтобы попытаться вырваться из-под обстрела и предпринять контр- атаку. Но «замешкавшиеся» ракеты уже наверстывают отставание и вот-вот настигнут свою цель.

Иглометам, израсходовавшим последние крохи боекомплекта, удалось-таки сбить одну ракету. Андрей вырубил дви- гатели, пустил оставшиеся ложные цели и отключил бортовую электронику. Сработало! Ракета прошла мимо, наведясь на тепловую ловушку и сверкнув искрой подрыва фугаса.

С одним противником покончено. Как оказалось, он все же сглупил и атаковал не всеми РМД. Хотя с их помощью он уничтожил две ракеты Андрея. Третью достали иглометы. Противник также попытался задействовать ловушки, но Леднев успел перехватить управление своей птичкой и в ручном режиме довел до цели. Есть! Красная метка поблекла, обозначая новые обломки космического мусора.

Все это произошло настолько стремительно, что ведущий еще не успел закончить маневр, когда ведомый стал лишь белесой точкой на радаре. Но уцелевший противник во всеоружии против практически пустого Андрея, пара десятков нурсов и часть боекомплекта к пушке, хотя ставить на последнюю, считающуюся вспомогательным вооружением, глупо.

И вновь — тяга на маршевые двигатели. Разворот. Торможение. Набор скорости. Корректировка курса. Ведущий сам буквально нарвался на массированный залп нурсов. Андрей пошел ва-банк и выпустил все два десятка.

Противник предпринял маневр уклонения, при этом ни- чуть себя не жалея. На этот раз пришло время ему показывать высший пилотаж, свое мастерство и выносливость.

Андрей выдал очередь из десятка снарядов. Расстрелял бы и весь боекомплект, но, к сожалению, это предел, на который хватает конденсатора. Но удача все же была на его стороне. Ну и мастерство, чего уж там. Один из снарядов прошил сразу оба маршевых двигателя. Попадание в подобной ситуации — не на миллион, но и не на тысячу. Еще одна очередь — в уже практически беспомощную машину, чтобы добить. И все. Метка сме- нила цвет с красного на белесый.
—    Круто. И что из боекомплекта у тебя осталось? — послышался в голове голос Эвы.
Он исходил от горошины в ухе, связанной с его персональным искином. Весьма полезный гаджет размером со смарт- фон, который обычно носят в креплении на предплечье. Вот только земной аналог не идет ни в какое сравнение с этим. Да и персональный — это не просто слова, он завязан на ДНК владельца. И никто не сможет получить к нему доступ. Теоретически.
—    Десяток болванок к пушке, — ответил он.
—    А что бы ты делал, если бы промахнулся? — поинтересовалась девушка.
—    Если бы промахнулся, то пошел бы на таран.
—    Вы, русские, все такие чокнутые?
—    Вот только не надо. Поляки недалеко от нас ушли. Кавалерийская атака против танков — это, я тебе скажу, что-то с чем-то. А вообще, как по мне, так лучше сдохнуть, чем оказаться в рабстве у тех же багрийцев.
—    К ним никто не хочет. Хотя, говорят, к рабам у них отношение самое бережное. Все же капиталовложение.
—    Веришь или нет, но не хочется проверять на себе.
—    Согласна. Не тот опыт, который хотелось бы приобрести.

Тем временем все маркеры на радаре позеленели. Учебный бой закончился, и электроника истребителей вновь ожила. Машины оказались самыми настоящими, а вот никаких ракет не было, и иглометы не извергали потоки стали. Все вооружение являлось лишь имитатором.

Никакой виртуальный симулятор не способен передать ощущение реального боя, хотя адреналин как-то там и бурлит в крови. Вот только варево это — так себе. В нем нет настоящих переживаний, волнения и страха. Ты не отключаешься полностью от реального мира, а прекрасно сознаешь, что это — всего лишь игра. Погибнуть в виртуале невозможно. Так что вопрос стоит только о победе.

Реальный космос — совсем другое дело. Здесь опасность присутствует, даже если ты просто летишь, не выполняя никаких опасных маневров. Это только кажется, что пространство чистое и прозрачное. На самом деле в нем пребывают в постоянном движении как планеты, кометы и астероиды, так и маленькие тела. С виду — ничего особенного, но даже если они совершенно неподвижны, что невозможно в принципе, то сталкивающийся с ними корабль имеет свою скорость. Имен- но поэтому любой корпус, даже считающийся лишенным брони, выполнен из броневой стали. Просто она тонкая и способ- на противостоять разве что иглометам и сопоставимым с ними космическим телам. Да и то — в зависимости от скорости. Су- да, начиная от катера, прикрыты силовым полем и могут чувствовать себя относительно спокойно, хотя... тела бывают разные.

На истребителе места для накопителя и генератора не сыскать, отсюда и реальная опасность. Не сказать, что им так уж часто приходится сталкиваться с космическим мусором. Скорее уж крайне редко. Вероятность подобного столкновения значительно мала, но все дело в том, что она есть. И уж тем более — на полигоне школы, расположенном в околопланетном пространстве...

На станции Андрея ожидал разнос. Причем все выглядело настолько серьезно, что его даже посетила мысль о провален- ном итоговом экзамене. А все из-за его выкрутасов на пределе возможностей, и, как выяснилось, не только своих, но и техники. Впрочем, обошлось. Экзамен он все же сдал.
Но что касается учебного пособия... Если старичок-корабль второго поколения получил какие-либо повреждения, ремонт будет за счет курсанта. Ах да. Уже новоиспеченного пилота второго разряда.

Ого! Школа вообще-то выпускает пилотов третьего разряда. Второй — только за отличную учебу, да и то лишь в случае окончания полного полугодичного курса. Они же обучались по ускоренной трехмесячной программе. Не сказать что у Анд- рея были проблемы с успеваемостью, но все же данное обстоятельство никак не укладывалось в рамки обычного.

Война, разразившаяся год назад между Ирианской и Багрийской империями, вносила свои коррективы. В армии и флоте наметился некомплект большого числа специалистов, пилотов истребителей в том числе. Но пока, слава богу, при- чина этого — не большие потери на фронте, а следствие увеличения штатной численности вооруженных сил.

Их школа была ориентирована на гражданский рынок. Собственно, именно поэтому Андрей сюда и поступил. Он, конечно, уже далеко не тот, что в бытность свою на Земле, но и на войну не рвался. О мобилизации пока еще речь не идет, а потому он предпочел гражданский флот. Вооруженные под- разделения служб безопасности различных компаний и корпораций вовсе не редкость, скорее, данность, особенно если организации базируются на фронтире.
—    Удивлен? — хмыкнув, поинтересовался инструктор.
—    Есть такое дело.
—    Не знаю, кем ты был на своей отсталой планете, но в космосе ты чувствуешь себя как рыба в воде.
—    Господин инструктор, только не нужно про рыб и воду, — с кислой миной попросил Андрей.
—    Да расслабься ты. Океания для тебя уже в прошлом.
И что вы все так на нее реагируете?
—    А вы поживите несколько лет под водой, и я на вас после этого посмотрю.
—    Посмотрит он... А между тем за последние годы все пи- лоты второго разряда, выпущенные из нашей школы, прошли через эту планету. Некоторые ученые говорят о том, что оке- ан — это тот же космос.
—    Возможно. Но только сомневаюсь, что в космосе есть акулы, которые только и ждут случая, чтобы пообедать тобой.
—    Уж поверь, в космосе хватает хищников. Ладно, проваливай. И учти, если с машиной что-то не так, твои достижения не избавят тебя от оплаты ремонтных работ.
—    Ясно, господин инструктор.
Он не успел покинуть кабинет, как получил сигнал о входящем сообщении. Глянул на экран персонального искина на предплечье левой руки. Так и есть, пришла лицензия пилота второго разряда.

Хм. А вот еще одно сообщение. Кто бы сомневался. Рубь за сто, что механики списали на него прежние неисправности или решили малость погреть руки. Смета на две тысячи кредитов, притом, что средняя заработная плата на Клайпе составляет пять. Но оспорить не получится. В стремлении непременно победить он нарушил множество правил и запретов. Так что можно сказать, легко отделался.

Учебная станция школы когда-то была крейсером. Флот его списал, но это не значит, что история корабля, проданного по остаточной стоимости, едва ли не по цене металлолома, на этом закончилась. Он содержался в полном порядке, имел исправные двигатели, генераторы свертывания пространства и вооружение. Остаточный ресурс узлов, агрегатов и оборудования более чем скромный, но в случае необходимости и этого бы хватило.
Главное же достоинство в том, что крейсер был не просто станцией на геостационарной орбите, а учебным пособием для курсантов всех специальностей, готовившихся в школе. Здесь имелись ангары истребителей и боевых дронов. Машины, дав- но устаревшие, но это не важно. Научиться ездить можно и на обычном велосипеде, а уж пересесть на гоночный — это дело техники.

—    Тебя можно поздравить, Андрей, — встретила его Эва в раздевалке.
Прозвучало не как вопрос. Впрочем, чему тут удивляться? Позади — последнее испытание. И, несмотря на то, что кто-то из курсантов «погиб» в бою, искины, проанализировав действия учеников, пришли к выводу о профпригодности каждого. В отношении Леднева вышла некая заминка. Но едва он получил лицензию, как его данные тут же появились в списке тех, кто успешно окончил курс обучения. И так уж вышло, что его фамилия оказалась на самой верхней строчке.

—    Разумеется, можно, — расстегивая комбинезон, ответил он. — Мне выставили счет в две тысячи кредитов за восстановление «старичка», которого я едва не угробил.
—    Вот жлобы, — укладывая свои вещи в сумку, констатировала она.
Летные комбинезоны, а по сути легкие скафандры, были их собственностью, поэтому приходилось носить с собой, как когда-то в школу спортивную форму. Несколько неудобно. В особенности учитывая габариты шлема и ранца с регенеративными картриджами, хорошо хоть не полноценная система жизнеобеспечения с ранцевым двигателем. Но школа не военная, а потому ни о какой казарме и постоянных шкафчиках или ячейках не могло быть и речи. У них не была предусмотрена даже форма. Ходили кто во что горазд. В определенных рамках, разумеется.
—    И не говори, жлобы еще те. Что с катером? Когда отправляется? — поинтересовался он.
—    По графику — через двадцать минут. О задержке не объявляли. Кстати, хочешь пари?
—    Насчет? — без тени стеснения сбрасывая с себя одежду, поинтересовался он.
В Ирианской империи отношение к наготе и сексу, мягко говоря, легкомысленное. Поэтому ни о каких раздевалках по половому признаку не могло быть и речи. Так что земляне уже успели привыкнуть не стесняться.

Правда, Андрей ничего не мог с собой поделать. Прошедший через регенерацию и помолодевший организм требовал своего, поэтому при виде красивого обнаженного женского тела всякий раз делал стойку.
Девушки, конечно, над ним подшучивали, но скрыть свое удовольствие по поводу подобного комплимента все же не могли. И Эва не была исключением, хотя, несмотря на все его старания, и продолжала сохранять дистанцию, что в общем-то не мешало их почти дружескому общению.
—    Мы не успеем еще сесть в космопорте, как тебе уже предложат контракт, — с апломбом заявила она.
—    Я был бы дураком, если бы стал с тобой спорить. Ясно же, что наниматели всегда двигаются от верхней строчки к нижней. Все зависит от того, насколько быстро руководство школы сделает эти списки доступными общественности.
—    С тобой неинтересно. Какие планы на вечер?
—    Только не говори, что приглашаешь меня на свидание.
—    А что так? Разонравилась?
—    Как можно, панна Эва! Я просто не могу передать те радость и волнение, которые сейчас переполняют меня, — прижав руку к груди, искренне заверил он.
—    Вижу, — не без удовольствия хихикнув и кивнув на физиологическое доказательство его слов, произнесла она. — Но я вообще-то о ресторане. Наши решили отметить знамена- тельное событие получения пилотских лицензий.
—    Я за любой кипеж, кроме голодовки.
—    Вот и отлично. Ну, ты чего замер. Дуй в душ или риску- ешь проторчать здесь еще четыре часа до следующего катера.
—    Тэ-э-экс, девушка, а ну-ка, не мешайте мне. Я — мыться, — подхватывая полотенце и направляясь в душевую, категоричным тоном заявил он
Читать Узнать больше Скачать отрывок на Литрес Внимание! Вы скачиваете отрывок, разрешенный законодательством и правообладателем (не более 20% текста). После ознакомления вам будет предложено перейти на сайт правообладателя и приобрести полную версию произведения. Купить электронку Купить бумажную книгу
5.0/7
Категория: Новая книга про попаданца | Просмотров: 1677 | Добавил: admin | Теги: Константин Калбазов, Беглец, Рейдер
Всего комментариев: 0
avatar
Вверх