Новинки » 2019 » Октябрь » 9 » Евгений Щепетнов. День непослушания. Будем жить!
19:52

Евгений Щепетнов. День непослушания. Будем жить!

Евгений Щепетнов. День непослушания. Будем жить!

Евгений Щепетнов

День непослушания. Будем жить!

 
  c 13.11,19 (380) 365 р.
Выход по плану: 13 ноября 2019
  с 13.11.19 (предзаказ)
  -27 % Серия

Новый фантастический боевик. Миры Е.Щепетнова

Метеориты занесли на Землю смертоносные вирусы, и почти все взрослые погибли, а те, кто не погиб, переродились в кровожадных мутантов. Погибли или превратились в мохнатых злобных мутантов и маленькие дети – те, кому не исполнилось 10 лет. Выжили и сохранили рассудок только подростки 10 – 15 лет. Им и пришлось создавать новый мир и новую цивилизацию.
Действие романа-антиутопии развивается в Саратове и вокруг него. 15-летний Андрей Комаров, недавний школьник, кандидат в мастера спорта по боксу, встал во главе одной из общин подростков. Он вовремя сообразил, что необходимо запастись оружием, и это помогло общине выстоять перед напором подростковых банд, стремящихся построить рабовладельческое общество, и успешно отражать нападения безумных мутантов, питавшихся кровью и плотью животных и людей.


М.: Эксмо, 2020 г.
Серия: Новый фантастический боевик
Выход по плану: 13 ноября 2019
ISBN: 978-5-04-106511-9
Страниц: 352
Второй роман цикла «День непослушания».
Иллюстрация на обложке О. Горбачика.

Содержание цикла:

1. День непослушания (2019)  
2. День непослушания 2. Будем жить! (2019)  
 
- Андрей…что делать? – Настя смотрела на меня так, что мне стало немного не по себе. Черт возьми, я же всего лишь пятнадцатилетний подросток! Она не младше меня! И какого черта вы все от меня хотите?! Я вам что, вождь всех народов?! Ну откуда, откуда я знаю – что делать?!

- Она ходит за девчонками, и…смотрит! Смотрит! И облизывается! – голос Насти сорвался – Облизывается, как на пирожное! Что делать-то?!

Мне стало так нехорошо, так мерзко, что я едва не застонал. Ну почему, почему я должен решить ЭТО?!

- А что ты предлагаешь? – выдавил из себя после долгого молчания – Есть варианты? Если есть – сообщи мне о них, пожалуйста.

Молчит. Не дура ты, Настя! Совсем не дура!

- Никаких вариантов…

Голос Лены как всегда спокоен до ненормальности. После того, как ее изнасиловали, избили, сделали рабыней – в ней что-то изменилось.

Настя мне так сказала. Лена была домашней девочкой в замечательной семье интеллигентов – преподавателя истории и учительницы русского языка и литературы. Она даже раздеться стеснялась в присутствии чужих людей, даже девчонок! А теперь…теперь я не знаю – кто она.

Нет, так-то знаю, что это Лена Самохина, что ей почти шестнадцать лет, что ее звали Дюймовочкой за малый рост и красоту (Ох, и красивая же! Это что-то потрясающее!).

Знаю все, что мне нужно знать. Все, что я у нее спросил. Вернее – о чем осмелился спросить. Уверен, спроси я о подробностях того «случая», когда они с Настей попались группе из десятка кавказских парней – они бы мне рассказала абсолютно все. Даже об ЭТОМ. Но я не хочу ЭТОГО знать. И вообще собираюсь о том случае говорить как можно меньше. Слава богу, пока нет никаких признаков что Настя и Лена после изнасилования «залетели».

- Хорошо – пожал плечами я, не желая брать на себя ответственность – Лена, а что бы ты сделала на моем месте?

- Ты хочешь скинуть с себя ответственность? – голос Лены был так же спокоен, как и обычно, но мне показалось – это не голос, а острая иголка, и воткнула она мне ее прямо в поддых – Ладно. Тогда я скажу. Ее нужно убить. Иначе всем конец. Пока она ходит медленно, потом будет ходить быстрее и от нее уже не уйти. Запереть ее в комнате навсегда, кормить и ухаживать за ней? Кто это будет делать? Да и зачем? У нас на руках толпа девчонок, так и не вышедших из состояния безумия. Они едва соображают, когда им приказываешь что-то делать. И мутанта нам не надо.

- Андрюх…давай я это сделаю! – голос Митьки был хриплым. Мой друг едва цедил слова, и было видно, что даются они ему с трудом – Только похоронить надо по-человечески, она ведь ни в чем не виновата.

- Все мы ни в чем не виноваты! – резко бросил Мишка, фактический хозяин дома, в котором мы сейчас сидим. Бывший мажор, а теперь просто хороший парнишка, незлобивый и дельный. И отличный боец – и стрелок, и рукопашник. Ушуист, однако, не хухры-мухры!

- Никто ни в чем не виноват! – продолжил Мишка – Но она теперь одна из нас! И мы должны ее похоронить. Только не дома. Не будем устраивать тут кладбище. Похороним на горе, над Волгой. Там будет кладбище для наших. Боюсь, что их будет гораздо больше…

- Жребий? – предложила Настя.

- Нет! – я встал и положил руку на кобуру с пистолетом – Если я ваш командир, значит и ответственность нести мне. Митя, Миша – лопаты в машину. Берете оружие, боеприпасы – как на серьезную вылазку. Да в принципе все вылазки у нас серьезные! Так что без запаса боеприпасов не выходим. Вообще, ребята – привыкните, какая бы ни была жара, выходим только полностью одетые – разгрузки, комбезы и полный боекомплект. Увижу, что кто-то вышел за ворота раздетым – набью морду. Даже девчонкам!

- У нас не морды, у нас лица! – фыркнула Настя, и я бесстрастно подтвердил:

- Набью морды и лица.

- Чой-то морды! – возмутился Мишка – Я красавчик! Это у Митьки морда!

Митька попытался сказать какую-то гадость в адрес приятеля, с которым они совсем уж скорешились в эти дни, но я пресек их болтовню:

- Хватит балагана! О серьезном говорим. Не забывайте, по какой причине мы тут собрались. Что за шуточки, в самом-то деле?

Все сразу посерьезнели. И правда – какие, к черту, шутки? Ну да, я понимаю – защитная реакция мозга. Не ходить же постоянно в депрессии? Так и спятить можно! А спятивших у нас и так слишком уж много – целый десяток девчонок от десяти до пятнадцати лет. Все бывшие рабыни, которых мы освободили после налета на гнездо банды исламистов. До сих пор, уже неделю после освобождения, они так и не пришли в себя. Делают все, что им говорят, безропотно исполняя приказы – любые приказы – но из состояния «робот» они так пока и не вышли. Я думаю, что их психика все-таки справится с навалившимся на нее безумием, постепенно они отойдут, поздоровеют, но когда это будет – неизвестно. Мы не форсируем события. Пусть все идет своим чередом.

И только одна проблема нас беспокоит так сильно, что пришлось собраться и решить ее как можно быстрее: девчонка, которая на наших глазах превращается в монстра.

После Дня Непослушания, как я назвал день, в который на мир свалились метеориты, несущие смертельную болезнь, в живых остались только дети, подростки от десяти до пятнадцати лет. И то – не все.

Я не знаю, от чего зависело – кто останется жить, а кто нет, я ведь не биолог. Да скорее всего и биологи не смогли бы определить, что за болезнь скосила все население этого мира. Только нет теперь никаких биологов, некому искать вакцину от этой болезни. Да и зачем она, та вакцина? Кого спасать? Если только мутантов…

Да, как оказалось, не все подростки проснулись после комы нормальными людьми. Как и не все взрослые умерли. Я не могу мутантов назвать «зомби» - ведь как мы, насмотревшись дурацких фильмов, представляем себе облик зомби? Умер человек, а потом взял, и пошел – мертвый, и смертоносный. Он воняет, разлагается, но обязательно охотится на людей, потому что это такой его инстинкт – догнать живого и слегка его покусать. Чтобы и живой стал таким же зомби (непонятно зачем ему это только надо).

Только вот здешние зомби отличались от канонических зомби из фантастических фильмов и романов абсолютно радикально. Ну да, они тоже жрали трупы. Но кроме трупов они еще жрали все подряд – начиная с гниющего мусора из контейнера, и заканчивая живыми людьми.

Во-вторых, как оказалось – эти твари размножаются! Мишка видел, как парочка мутантов занималась сексом прямо перед окнами его дома! Нет, конечно же мы не видели, как мутанты рожают и вообще – какое у них потомство. Но ведь логично предположить, что если некто занимается сексом без предохранения, уж наверное он желает произвести потомство? Потому я и сделал вывод – скоро нам придется столкнуться с потомками этих самых новообразованных из людей существ: невероятно быстрых, сильных, выносливых, а еще – практически неубиваемых. Если, конечно, им не выстрелить в голову.

Но хуже всего оказалось новое открытие: животные. Как оказалось, они тоже могут становиться мутантами. И более того – укус мутанта, если он не привел к смерти за счет банального физического разрушения тела, приводит к тому, что укушенный медленно, но верно превращается в мутанта. Вначале лихорадит, потом – кома. Примерно сутки в коме. Затем – существо с белесыми глазами, которое бродит за людьми и облизывается на них, как на сладкое пирожное.

Когда я увозил рабынь из общежития училища, в просторечии именуемого «Бакланкой» (от «баклана», потому что в училище в основном учились «бакланы», на уголовном жаргоне мелкие хулиганы, шпана), одну из девчонок укусила крыса, выбежавшая из контейнера с мусором. Результат  этого укуса сейчас сидит запертый, вернее – запертая – в одной из многочисленных комнат дома, в двери которой имеется внутренний замок. И вот теперь настал момент наконец-то решить судьбу этой девчонки.

- Миша, Митя – надеваете перчатки, прежде чем ее вязать. Ни в коем случае не даете ей шанса вас укусить. Мить, ты мой старый друг, и хотя ты раздолбай еще тот, надеюсь осознаЕшь, насколько неприятно мне будет расплескать твои мозги по мостовой, когда ты превратишься в монстра. Миша, то же самое! Если ты позволишь себя укусить, начнешься превращаться в обезьянку…

- В Митьку, что ли? – задумчиво бросило Мишка, и тут же получил брошенным ботинком в спину и охнул, а я укоризненно посмотрел в глаза бывшему мажору:

- Миша, ну какого черта? Ты когда вырастешь?

- Не знаю! – пожал плечами Мишка, и нарочито тяжело вздохнул – Может я в корень пойду! Останусь карликом, а сам…буду производить род человеческий! Я так-то согласен.

- Производитель хренов! – фыркнула Настя – Почковаться будешь, что ли?

- Что, мало у нас девчонок? – безмятежно улыбнулся Мишка, и тут я рявкнул, как американский сержант из глупого кино:

- Молчать! Стоять смирно! Миша, я что сказал только недавно?! Какого черта вы превращаете серьезную проблему в балаган?! Миш, вот поручу тебе это дело – чтобы другой раз знал, как хохмить! Узнаешь тогда!

- Да нечего узнавать – вздохнул Мишка – Поручишь, так сделаю. Она уже вообще-то не человек. Да и знать я ее не знаю – кто она, и зачем она. А нам что теперь, целыми днями плакать и рыдать? Не мы такие – жизнь такая. Мир умер, но мы-то не умерли! Так что зря ты на нас наезжаешь, командир!

Хмм…так-то может и зря. Прав Мишка. И девчонка нам вроде как чужая, мы даже имени ее не знаем, и дела надо делать – а каждого не пережалеешь. Да и не человек она теперь. Монстр!

- Перчатки и веревки – мрачно подтвердил я свой приказ – И быстро сюда. Будем ее вязать.

- А что, здесь нельзя дело сделать? – резонно заметила Настя.

- А потом машину мыть? Вонять будет! И комнату всю перепачкаем! – выходя бросил Митька – Правильно Андрюха говорит, отвезем, и на месте кончим!

Я поморщился. Неприятно все-таки это слышать! «Кончим»! Нельзя было как-то понежнее? Ликвидируем, к примеру. Или…ну хотя бы «застрелим»! Нельзя так пренебрежительно относиться к смерти. Все-таки она наша девчонка, даже если необратимо изменилась. Нехорошо!

О чем я тут же довел до сведения поморщившегося Митьки, который тут же унесся искать веревку.

Мы едва справились. Запоздали, надо было еще дня два назад этим заняться. Сейчас же гибкая, худенькая девчонка лет двенадцати обладала силой взрослого мужика, и мы трое летали по комнате, как кегли. Пока мне это все не надоело, и я не двинул ее крюком слева, в челюсть. Челюсть хрустнула, а мутантка потеряла сознание – все-таки что ни говори, а некоторые рефлексы у мутантов остаются прежними, человеческими. Врезали по башке, сотрясли мозг – он и отключился. А мозг всему голова! Хорошо, что на мне были толстые кожаные перчатки – не дай бог попал бы по зубам, занес в ссадину содержимое слюны мутантки, и тогда…

Хмм…а вообще-то я и не знаю – что именно «тогда». Может, был бы жив, а может - и нет. Хотя…назвать жизнью существование этих трупоедов язык не повернется. Но если считать что те, кто передвигается в пространстве, питается и размножается обязательно живые существа – значит, мутанты тоже живые существа.

Когда мы ее связали и уселись на пол, тяжело дыша, отдуваясь и ощупывая повреждения, полученные в результате нашей бурной возни, Мишка вытер лоб запястьем и задумчиво сказал:

- Знаешь что, Андрей…я теперь готов вымыть пол после того, как очередному мутанту вынесут мозги. И даже сам готов их выбить. Но то, что мы сейчас делали, было полным идиотизмом, ты не находишь?

- Нахожу… - вздохнул я, и мы замолчали. А что еще можно было сказать? На месте надо было решать вопрос, а не устраивать шоу с поимкой и пеленанием. А если бы и правда укусила? А если бы оказалась настолько сильной и быстрой, что сумела бы нас разбросать и уйти на волю? А там перекусала бы остальных девчонок, и мы вместо одной мутантки получили бы целый отряд! Что лучше - вымыть от крови и мозгов одну комнату, или подвергнуть опасности всех здоровых людей в этом доме? По-моему, ответ очевиден.

Мы загрузили дергающуюся и мычащую мутантку в багажник джипа, предварительно проверив, насколько крепки ее путы. Очень уж не хотелось, чтобы кто-то впился мне в затылок, пока я буду вести машину. А потом загрузились и выехали из дома.

На удивление, электричество все еще продолжало работать (две недели после апокалипсиса!), хотя я каждый день, каждый час ожидал, что вот-вот его вырубят, и мы останемся сидеть в темноте.

В принципе, мы к этому были готовы. Уже на второй день после того, как вернулись после набега на общежитие «Бакланки», мы все скопом поехали в «Леруа Мерлен», предварительно пригнав из Юбилейного тот самый камаз-лаптежник, с помощью которого мы с Митькой некогда взломали полицейский отдел. Этот камаз, плюс фура, ранее загруженная снаряжением из оружейного магазина (ее мы отобрали у банды кавказцев) – и мы хорошенько почистили «Леруа Мерлен», взяв оттуда множество всяких нужных в хозяйстве инструментов,  в том числе – бензогенераторы, вырабатывающие ток. Там были всякие – начиная от маленьких киловаттников, и заканчивая здоровенными пятикиловатными агрегатами.

Пришлось сделать несколько рейсов, но мы не смогли вывезти и пяти процентов того, что имелось в магазине и на его складах. Чтобы вывезти все подчистую нужно несколько десятков грузовиков, и не меньше недели времени – по крайней мере, мне так казалось.

Когда я все-таки сумел задавить жабу и остановил наше хомячество, все мои соратники и я сам просто валились с ног от усталости. Мы вывозили инструменты три дня по несколько рейсов в день. Тащили, загружали в машины, отвозили на базу, выгружали и возвращались. По три рейса в день.

Когда я объявил, что на некоторое время «мародерка» прекращается – вся наша «банда» облегченно вздохнула. Основная нагрузка, само собой, легла на троих особей мужского пола, но и девчонкам тоже пришлось несладко. У машин мы обычно оставляли по очереди то Лену, то Настю – дежурить с оружием наготове, чтобы не остаться в дураках если налетит какая-нибудь лихая группа мародеров, остальные же таскали почт и на равных с нами, парнями. Да, мы старались девушек не перегружать, давали им посильные задачи, но…всякое бывало. Грузим тележку, девчонки впрягаются и волокут к машинам. А как ты определишь, посильный девушки тащат вес, или нет? Сами они ничего не говорят. Делают то, что им прикажешь – как роботы. С одной стороны вроде бы и удобно, но…чувствуешь себя чем-то средним между рабовладельцем и оператором-роботехником. Вообще-то, если честно, неприятное ощущение. Смотришь в глаза девчонки, и понимаешь, что перед тобой пустая оболочка. Нет в ней души, живой робот.

Барахло рассовывали по многочисленным хозяйственным пристройкам и помещениям в гостевом доме, в котором была сделана генеральная уборка. Убирали, само собой, девчонки-«роботы». Как говорили некогда ныне покойные англичане: «В каждом свинстве есть свой кусочек бекона». Вот и тут – если бы девчонки были в разуме, вряд ли у них хватило бы силы воли убрать все то, что некогда натворила в гостевом доме резвившаяся там парочка мутантов.

Впрочем, и нам работы хватило. Кости, оставшиеся от хозяина дома, отца Миши, и от его гостей и прислуги, мы похоронили в углу сада, выкопав полутораметровую могилу. Опознать, и отделить кости Мишиного отца от костей других людей не было никакой возможности, так что похоронили и всех вместе.
 

Книга 1

Евгений Щепетнов. День непослушания

День непослушания

 

В результате вирусной инфекции, занесенной метеоритами, погибла большая часть землян. Выжили только подростки, иммунная система которых быстро приспособилась к окружающей действительности. Теперь им предстоит создать новую цивилизацию… Однако они еще дети и хотят объедаться конфетами, курить, смотреть крутое порно – запретный плод сладок. Среди них половина – разрушители, желающие возродить рабовладельческий строй и властвовать, беспредельно себя возвеличивая. Однако есть и другая половина – это созидатели, в которых родители успели заложить стремление к справедливости. Им-то и предстоит удерживать пошатнувшийся мир на своих крепнущих с каждым днем плечах.

 

239.00 руб. Читать фрагмент
Купить книгу


Узнать больше Внимание! Вы скачиваете отрывок, разрешенный законодательством и правообладателем (не более 20% текста). После ознакомления вам будет предложено перейти на сайт правообладателя и приобрести полную версию произведения. Купить бумажную книгу Купить бумажную книгу
3.3/3
Категория: Новая книга про попаданца | Просмотров: 104 | Добавил: admin | Теги: Будем жить!, Евгений Щепетнов, День непослушания
Рейтинг:
3.3/5 из 3
Всего комментариев: 0
avatar
Вверх