Новинки » 2022 » Ноябрь » 14 » Евгений Красницкий, Андрей Посняков. Сотник. Не властью единой
19:59

Евгений Красницкий, Андрей Посняков. Сотник. Не властью единой

Евгений Красницкий, Андрей Посняков. Сотник. Не властью единой

Евгений Красницкий, Андрей Посняков

Сотник. Не властью единой


     Предзаказ

с 14.11.22

Новинка Октября
    24.10.22 667 487р. -27%
 
Сотник. Не властью единой
  -27% Серия

 Отрок

  -27% Серия

 Сотник

 

с 30.10.22. 545 409Р -25%
HUGGE25 до 06.11.22

1128 г. Турово-Пинское княжество.
После возвращения из Царьграда Михайлу-сотника ожидает новая напасть: по ложному доносу его подозревают в предательстве интересов Мстислава Владимировича, главного князя Руси. Через турово-пинского князя Мише настойчиво предлагают срочно явиться в Киев для объяснений.
Однако Михайла получает сведения о том, что до Киева его не довезут — убьют куда раньше. И что против его самого и его людей готовится военная провокация с последующим захватом всего Погорынья.
Ехать нельзя, и не ехать тоже нельзя.
Сотник принимает решение ехать и… не доехать. Он намерен тайно вернуться, найти и обезвредить врагов, обезопасить свою землю и восстановить свое доброе имя.
Однако враги изворотливы и хитры. Их множество, и за ними — какая-то тайная сила…


М.: АСТ, 2022 г.
Серия: Отрок / Сотник
Выход по плану: октябрь 2022   
ISBN: 978-5-17-152000-7
Страниц: 352

Содержание цикла Сотник на сайте Попаданец

1. Сотник. Беру всё на себя (2012)  
2. Сотник. Не по чину (2014) // Соавторы: Елена Анатольевна Кузнецова, Ирина Град  
3. + Сотник. Так не строят! (2018) // Соавтор: Денис Варюшенков  
4. Сотник. Позиционные игры (2018) // Соавторы: Елена Анатольевна Кузнецова, Ирина Град  
5. Сотник. Кузнечик (2020) // Соавтор: Геннадий Николаец  
6. Сотник. В ответе за всех (2022) // Соавтор: Андрей Посняков  
7. Сотник. Не властью единой (2022) // Соавтор: Андрей Посняков 




 

 


Евгений Красницкий. Сотник. Беру все на себя

Сотник. Беру все на себя

 

Хотим мы того или не хотим, но такая беспощадная и зачастую грязная вещь, как политика, в той или иной степени касается каждого из нас. Политики же или, выражаясь иначе, управленцы высшего звена местного, регионального или общегосударственного уровня – такие же живые люди, как и все остальные, и ничто человеческое им не чуждо. Вот с этими-то людьми и предстоит столкнуться Мишке Лисовину в статусе уже не просто отрока, а сотника.

 

149.00 руб. Читать фрагмент
 Купить книгу

Книга 2

Евгений Красницкий, Ирина Град, Елена Кузнецова. Сотник. Не по чину

Сотник. Не по чину

Общеизвестно, что управленец должен управлять. А что делать, если он сам оказался в положении управляемого? Что делать, если перед ним – управленцы более высокой квалификации, если они обладают реальной властью, а главное, информацией, которой не спешат делиться? Ответ, как это ни банально, все тот же – продолжать управлять.

Тем более что события вынесли Мишку на новый, более высокий уровень, где и риски, и ставки гораздо больше, чем раньше, и где не сразу поймешь, в выигрыше ты или в полном провале. Впрочем, хороший управленец умеет любые провалы превращать в будущие победы, а на ошибках не только учится, но и оборачивает их к своей выгоде.

176.00 руб. Читать фрагмент
Купить книгу

книга

Ирина Град, Евгений Красницкий, Елена Кузнецова.
Сотник. Уроки Великой Волхвы

Сотник. Уроки Великой Волхвы

 

Каждая женщина мечтает о счастье, но его надо не только заполучить, не только сохранить и защитить, но постоянно растить и вести вперёд, ибо любая остановка на выбранном пути – начало умирания. Но так уж устроен Женский Мир, что все тропки в нем – нехоженые. Никакой волшебный клубочек дорогу к счастью не укажет, по учебникам и картам её не проложишь. Хорошо, старшие могут хотя бы научить, как отличать твердую почву от опасной топи, лишь бы найти того, кто согласится учить. У Арины и Анны такая учительница нашлась – сама Великая Волхва. Ее учеба дорогого стоит, а жизнь устраивает свои «практические занятия» и признаёт только две оценки: усвоили материал – выжили, нет – кровью возьмет. И ладно, если только твоей.

Да, долг мужчин – оберегать и свою женщину, и детей, но не всегда можно положиться на крепкое плечо – иной раз приходится прикрывать мужчинам спину. А когда мужчины кто в походе, кто ранен, женщины сами заступают на мужское место и решают неженские вопросы. И берут в руки не женское оружие, а воинское железо.

Кто там сказал, что бабы строем не воюют? Еще как воюют, когда встать в тот строй больше некому. И нет у них ни права, ни времени на терзания о «слезинке ребенка», когда собственных детей того и гляди кровью умоют. Но и себя в этой битве терять нельзя, надо суметь вовремя вернуться назад, к своему мужчине. И не ошибиться при этом, кто свой, а кто чужой.

 

176.00 руб. Читать фрагмент
Купить книгу

Книга 3

Евгений Красницкий, Денис Варюшенков.
Сотник. Так не строят!

Сотник. Так не строят!

 

Михайла Лисовин не мог предугадать, какой подарок сделал ему дядюшка, когда прислал в строящуюся Михайловскую крепость артель плотников. Мастера-то они оказались на все руки, а старшина артельный, Кондратий Сучок – вообще талантище. Но кабы только по плотницкому делу…

А уж норов у артельного старшины! Дурацкая шутка в один момент ввергла его самого и его людей в долговое рабство. Как смириться с этим, если с детства не боялся ни бога, ни чёрта, привык идти поперек судьбы и смирение считал уделом слабых?

На судное поле выйти с топором против меча? Запросто! Охмурить богатыршу, которая не каждому витязю по плечу? Ну да, чего мелочиться? И плевать, что сам лысый коротышка! Завести друга, которого опытные воины с дрожью поминают? Да тьфу на них! Вот только жизнь не любит тех, кто на неё плюёт, не обращая внимания на её предупреждения.

И тогда начинаешь опасаться тех, кого всегда считал своей семьёй, и тех, кого и за людей-то никогда не считал. И с ними же приходится стоять на недостроенных стенах, защищая крепость от нежданных врагов. С ними же принимать бой, не давая осатаневшим от крови бунтовщикам раскатать по брёвнышкам и сжечь Ратное. А потом те, кто останется жив в страшной резне, выйдут вместе в Перунов круг, справляя тризну по братьям, ушедшим в светлый Ирий.

 

169.00 руб. Читать фрагмент
Купить книгу

Книга 4

Евгений Красницкий, Ирина Град, Елена Кузнецова.
Сотник. Позиционные игры

Сотник. Позиционные игры

 

Возвращаясь из дальнего и очень непростого похода, Мишка Лисовин, конечно, понимал, что дома долго отдыхать не придется – княжья милость не подарок, а ярмо, которое повесили на него и всю сотню, но хоть на какой-то отдых он вправе был надеяться. Не срослось: дома его ждали такие подарки судьбы – хоть назад в поход беги.

Позиционная война – столь же кровавая и жестокая, как и любая другая, если не хуже: именно она планирует все будущие жертвы и защищает своих. Холопский бунт, вспыхнувший в Ратном в отсутствие сотни, стоил жизни многим односельчанам, и Корней, вместо торжественной встречи, приготовил внуку «подарочек» – расправу над отроками из Младшей стражи, чьи родители по глупости пошли за бунтовщиками. Отдать мальчишек на казнь – потерять всю Младшую стражу, не отдать – пойти на открытый бунт против воеводы и сотника. Едва-едва удалось, минуя Ратное, прорваться в крепость, а там свои сюрпризы посыпались, от соседа из-за болота.

И разбираться надо со всеми проблемами одновременно – и с дедом, и с теми ратнинцами, что не рады малолетнему выскочке, и с заболотными соседями, да и про княжьи дела не забывать. Ни одну партию не отложишь и дополнительное время на раздумья не возьмешь. Вот и пришлось Ратникову вести игру на всех досках одновременно, причем извернуться надо так, чтобы и самому выиграть и чтобы партнёры по игре внакладе не остались.

 

176.00 руб. Читать фрагмент
Купить книгу


Литрес
Книга 5

Евгений Красницкий, Геннадий Николаец. Сотник. Кузнечик

Евгений Красницкий, Геннадий Николаец. Сотник. Кузнечик

 

Аннотация от ЛитРес

Перед вами продолжение серии «Сотник» – пятый роман Евгения Красницкого «Кузнечик».

Тимку, мальчишку лет двенадцати, отроки Младшей стражи нашли у болота на границе Ратного и земель Журавля. Михаил Ратников, как и другие в крепости, и подумать не могли, что этот малец, дрожащий как осиновый лист, станет миной замедленного действия.

А знали бы, бросили бы там, где нашли. На первый взгляд в этом худом и мелком мальчике ничего особенного. Просто сирота, который у болот потерял единственную родную душу – на них с дедом напал кабан. И если маленький Тимофей успел забраться на дерево, то старик упал под напором дикого зверя и уже не поднялся.

Толку от Тимки в крепости никакого, до подмастерья кузнеца он еще не вырос – не кузнец, а кузнечик! Но выгнать его совесть не позволила. Надо было Михаилу Ратникову сначала побеседовать с мальцом, а потом уже принимать решение. Но он все откладывал разговор «на потом», которое так и не наступило. Когда на Ратное напали ляхи и Мишка ушел в поход, мина «взорвалась». С тем, что натворил малец, пришлось разбираться старосте Аристарху. Зачем только они затеяли эту игру со смертью?

Описание книги

Чего Михаил Ратников никак не мог предвидеть, так это того, что перепуганный мальчонка-христианин из-за болота подложит ему такую свинью. Ну, или наоборот, окажется подарком судьбы – это уж как посмотреть. Впрочем, поначалу никому в крепости и в голову не могло прийти, что за «неведому зверушку» привезли разведчики из лесу.

Промокший, голодный мелкий сирота – что в нём такого? И вообще, эка невидаль – бежавшие из языческих земель христиане, пусть и мастеровые из дальней слободы. Деда задрал кабан, его не расспросишь, мальчишка ещё и до подмастерья не дорос, да и знать ничего не знает – откуда? Ни опасности, ни пользы пока что. Не выгнали из жалости, и на том спасибо.

Потому к Мишке на беседу Тимка так и не попал. Вначале бояричу было просто не до него, а потом – почти сразу – на Ратное напали ляхи, и пришлось Михаилу Ратникову уйти в поход, так и не узнав, что за мина замедленного действия из-за болота осталась у него в крепости. И как она «рванёт» без должного присмотра. А разгребать всё это досталось старосте Аристарху, что само по себе сулило бояричу дополнительную головную боль после возвращения – отвечать на непростые вопросы и расплетать заковыристые узлы, каковые при Тимкином активном участии непременно заплетутся и в мозгах, и судьбах обитателей крепости.

229.00 руб. Читать фрагмент


Литрес
Книга 6

Андрей Посняков, Евгений Красницкий. Сотник. В ответе за всех

Андрей Посняков, Евгений Красницкий. Сотник. В ответе за всех

 

Прошло два года после сражения Михайлы с ляхами, после появления в Ратном Тимки Кузнечика. Юный сотник вырос и возмужал – выросли и проблемы, как личные, так и общие. Что с урожаем? Чем кормить людей? Как избавиться от угрозы неотвратимого, быстро подбирающегося голода, вот-вот готового схватить за горло каждого!

Еще одна напасть – в окрестностях Ратного стали находить трупы. К кому приведут следы? Неужто на выручку придется плыть в далекий Царьград? А ведь и придется, если надо, поскольку Миша Лисовин (наш современник Михаил Ратников) не простой юноша, а сотник, боярич, человек, который в ответе за всех!

Кому верить, как жить, если ты – власть, если именно на тебя – надеются.

Придется решать все вопросы, и каждое решение приведет к проблемам другим, еще более серьезным и мрачным…

249.00 руб. Читать фрагмент


Литрес
Книга 7

Евгений Красницкий, Андрей Посняков. Сотник. Не властью единой

Евгений Красницкий, Андрей Посняков. Сотник. Не властью единой

 

После возвращения из Царьграда Михайлу-сотника ожидает новая напасть: по ложному доносу его подозревают в предательстве интересов Мстислава Владимировича, главного князя Руси. Через турово-пинского князя Мише настойчиво предлагают срочно явиться в Киев для объяснений.

Однако Михайла получает сведения о том, что до Киева его не довезут – убьют куда раньше. И что против его самого и его людей готовится военная провокация с последующим захватом всего Погорынья.

Ехать нельзя, и не ехать тоже нельзя.

Сотник принимает решение ехать и… не доехать. Он намерен тайно вернуться, найти и обезвредить врагов, обезопасить свою землю и восстановить свое доброе имя.

Однако враги изворотливы и хитры. Их множество, и за ними – какая-то тайная сила…

Объем: 330 стр. 2 иллюстрации

249.00 руб. Читать фрагмент


Сотник. Не властью единой
Глава 1
Ратное, июль 1128 г.


На заливном лугу у Горыни-реки лениво паслись коровы. Черные, с белыми пятнами, пегие, рыжие — разные. У каждой на шее колокольчик — ботало. Вроде бы все боталы одинаковы, в одной кузне у дядьки Лавра деланы, однако — по-разному звучат. Хозяйки их на слух различают: под вечер ведут пастухи стадо, мычат коровушки, колокольчики звенят — и каждая хозяйка буренку свою отличает по звуку, выбегает — встречать. У кого две коровки, у кого — дюжина, у иных богатеев и полсорока — целое стадо! А есть и такие, у кого только одна. Бедолаги, чего уж. И все же недаром сказано: коровушка богатств не прибавит, но и с голоду помереть не даст. Молоко, творог, сметанка… А если кроме коровы еще и куры, и утки есть, да еще жито-хлебушек ежели уродится — то и совсем милое дело!

—    Да, жито — это славно, — щурясь от яркого солнышка, лениво потянулся тощий белоголовый парнишка — пастушок. Звали его Белян, а напарника — Хвалом. Только Хвал на волос темненьким был, и не тощим, а этак вот, в теле, по малому детству даже жирнягой кликали, и детство то недалече осталось, обоим пастушкам едва минуло по десяти лет. Для серьезных дел еще маловаты, а вот стадо пасти — самый раз. Не то, конечно, стадо, что на ближних лугах — те коровенки людей нарочитых, лучших — тех взрослые пастухи пасут, знающие да умелые… А вот это вот, на дальнем лужку, — это уж с бору по сосенке собрано беднотой, и не за деньги пастушата трудятся — за еду. И то — славно!

—    Да уж, не худо, что хлебушек уродился, — погладив желтую, с подпалинами, собаку, важно согласился Хвал. — А ведь, помнишь, по осени-то не хоте- ли сажать? Тетка Брячислава громче всех верещала: что за озимые такие, я сама хозяйка — что хочу, то и сажаю. А уж по осени-то — ни в жисть! Ты почто ржешь-то?
—    Да так… Больно здорово ты тетку Брячиславу изображаешь! Похоже, ага…
Посмеявшись, Белян тоже погладил собаку:
—    Горой, Гороюшка… хороши-ий… у-у-у…
Не молод уж был пес, прямо сказать — старенький. Да где ж бедным-то пастушатам хорошую-то со- баку взять?
— А теперича — эвон! — ухмыльнулся Хвал. — Кто эти самые озимые посадил, как Михайло-боярич советовал, тот уже и с хлебушком! А остальные лебеду жрут. Как тетка Брячислава.
—    Не-е, — Белян шмыгнул носом. — Тетка Брячислава лебеду жрать не станет. Есть у нее припасы-то. Да телку стельную недавно купила… Двух!
—    Так второй-то — нетель!
—    Все равно. Не с молоком, так с мясом, ага… — ис- коса глянув на стадо — всего-то коровенок с дюжину, — Белян сглотнул слюну. — А вот, друже, хорошо бы нам в Михайлов городок, а? К бояричу в младшую стражу. Уж мы бы тогда…
—    Рановато еще, — махнул рукой Хвал. — Малы, скажут. Да и хозяин отпустит ли?
—    Меня тоже навряд ли…
—    От, то-то и оно! Кому воевати, а кому вона — коровенок пасти.
—    Ну, тоже дело. Зато не голодаем!

Таких вот отроков, как Хвал с Беляном, хватало в Ратном да и по всему Погорынью после знамени- того мора, случившегося не так и давно. Иные семьи полностью вымерли, да что там семьи — целые селения, та же Нинеина весь, от которой и людишек-то осталось — раз-два и обчелся. Это если саму колдунью Нинею считать и Красаву, девчонку-волхвицу. Приблуды — так вот таких, как Хвал-Белян, — обзывали. Своей семьи нет — померли все, — вот к дальней родне и прибились, а уж у тех-то не забалуешь — горбатиться будешь от зари до зари.

—    Говорят, в землях Журавля-боярина тоже по осени озимые сеять собрались, — задумчиво промолвил Белян. — Слышь, Хвале! А мы с ними друзья или нет?
—    Да пес их знает, — Хвал пожал плечами. — Боярин у них сгинул, кто там посейчас за главного — бог весть. Да они и сами не ведают — кто им друг, а кто враг. Лешаки еще эти… Подползут — не увидишь, вот уж умеют ховаться. Слыхал, Ждан из младшей стражи сказывал — мол, от лешаков этих всего ждать можно. Одни старосте своему служат, а иные — бог знает кому…

Подул легкий ветерок, от реки потянуло прохладой.
До того кротко дремавший пес вдруг встрепенулся, потянул носом воздух. Не залаял, правда, но — за- беспокоился.
—    Эй, Горойко! Ты что? Унюхал чего?
—    Да, верно, дичь в камышах почуял! Тю, тю, Го- рой… Эх, и жарит, — Белян вытер со лба пот. — Может, купнемся?
—    На стремнине-то? Так в омут живо затянет. Да и Вирея, деда Коряги телка — та еще! Сам знаешь — не доглядишь, живо к болоту сбежит, там и сгинет. Кого потом плетьми? Нас! С Коряги станется. Да и — един- ственная коровеха, да…
—    Трусоват ты, Хвале! Ну, как хочешь, а я побегу… Отрок живо стянул с себя рубаху…
И тут вновь вскинулся пес! На этот раз залаял, още- рился да с грозным рыком ринулся к речке — видать, и впрямь почуял кого-то чужого…
—    Горой! Горой-ко!

Переглянувшись, ребята пустились следом. Первым — Белян, напарничек же его поотстал, замешкался… да и не больно-то любил бегать.

Обогнув заросли малины, мальчик выскочил почти к самой реке, как вдруг… Словно бы сама земля взды- билась! Впереди, в десятке шагов поднялся, вскинулся, не хуже Гороя, травяной ком! И руки у него оказались, и ноги, и голова… И все это в траве, в ромашках и в васильках даже!

Хоп! Что-то прошелестело — Горой, словно нарвал- ся на какую-то невидимую преграду, вдруг заскулил и упал на передние лапы, а затем и вообще повалился на бок… Неведомое травяное чудовище тут же затяну- ло на шее собаки аркан!

Вот тут-то Белян все и понял. Обернулся, закричал:
—    Лешак! Хвале, бежи-им!
Резко повернув, отрок бросился к малиннику, от него же сразу к реке. Хвал же побежал — уж как мог — к болотине, уж пастушки-то ведали там тайные тропы! Куда там лешакам. Лишь бы добежать…
Не глядя по сторонам, Белян с разбега бросился в воду, поплыл… Знал — там, на той стороне, — сенокосы, полно людей, да и стража… Там — свои. Там и…

Лешак между тем тоже спустился к реке. Каже ся, не особо и поспешал — но вышло так, что добрался быстро. В воду не нырнул, как Белян, с брызгами, а словно бы стек, тихо и незаметно. Нырнул и… так и не вынырнул! Во всяком случае, отрок, обернувшись, никого не увидел.

Значит — лешак за Хвалом погнался! Эх, Хвале, Хвале…
Только так подумал Белян, как вдруг кто-то схватил его за ноги! Схватил, потащил вниз неумолимо и быстро. Мальчишка и вскрикнуть не успел. Вот только что был, плыл — и нет его…

Выбравшись из воды, лешак тут же зашагал к болоту. Тоже вот так, вроде бы и не бегом — а быстро! К одежке его — к рубахе, штанам, к круглой суконной шапке, похожей на нурманский шлем, — были пришиты зеленые и бурые ленточки, в шапку же вставлены трава да цветки разные. Так вот спрячется на лугу — в двух шагах не увидишь. Одно слово — лешак.
Хвал уже подходил к твердому берегу, уже и совсем немного осталось. Выдохнув, паренек обернулся — уж теперь-то никто чужой не догонит. Обернулся… Какое- то чудище — леший? — махнуло рукой…

Что-то блеснуло… и острое стальное лезвие пронзило грудь, разрубив сердце… Нелепо взмахнув руками, Хвал рухнул в трясину…

Проследив за ним взглядом, лешак вернулся к стаду. Подобрав валявшийся под кустами кнут, щелкнул, погнал коровенок к болоту. Тягучая глубокая топь, с виду же — зелененькая такая лужайка, и трава там, верно, сочная-сочная, вкусная-вкусная… Коровенки-то туда, почитай, сами и пошли…
 
Про собаку убитую тоже не забыл лешак — под- хватил, бросил в болото… Где уже бились, стараясь выбраться, захваченные гиблой трясиной буренки! Бились и жалобно мычали.

На покосе нынче было людно. Не так, конечно, как до лихоманки, до мора, бывало, но все же… Сере- дина лета выдалась жаркой, но с дождиками — трава вымахала по пояс, коси — не хочу! Вот и косили, заготавливали сено на зиму, на две общины. Все молодежь. С одной деревни парни и девушки, и с другой. Любили молодые покосы, там и работа, там и любовь складывалась — пару себе подбирали. Потому и наряжались на покос соответственно — просто, но нарядно, никто не хотел замарашкой-неряхой выглядеть!

С утра на покосе — вся молодежь! Кто косит, кто граблями сено ворошит, кто стога мечет — всем дело есть. С чужими-то девками работать весело! Чай, не свои — сестры да прочие близкие родичи. Тут каждый покрасоваться рад! Тут и песни, и шутки, и смех… А потом можно и выкупаться сбегать… С девками-то чужими на речку… Ночевать в шалашах… А уж по осе- ни засылать и сватов!

—    А ну, раззудись! Щас метну… Ловите!
—    Ох, и ловок ты, паря!
—    Так а вы думали! Мы, Ратные, — парни хваткие.
Вот как тебя посейчас схвачу, голубица!
—    Ой, схвати, схвати! Поймай сначала.
—    А вот и поймаю! Догоню!
Невдалеке, у рябиновой рощицы, звонко ударил подвешенный к ветке колоколец. Однако обед! Обеда- ли всяк по-разному. На иных покосах — каждый со своей едой приходил, здесь же — нанимали повара, верней сказать — повариху. Все продукты — ей, ну и рыбки ежели кто вечером наловит…
 
—    Обед у них! — услыхав донесшийся звон, улыбнулся стражник. Несмотря на жару — в короткой се- ребристой кольчужице, с самострелом, с мечом, еще и короткое копье — рогатина к березе прислонена. Листовидный наконечник, толстое древко из ясеня — такое копье и метать можно, и медведя брать.

Правда, судя по стражнику, на медведя ему еще рановато было — слишком уж юн, безусый и по виду — ша- лопай! Веснушки, рыжие непокорные вихры — шлем с подшлемником валялся рядом, в траве, — щербатая улыбка — одного из передних зубов у парнишки-то не хватало, видать, в драке выбили… Хотя не-ет… не в драке, напарник — стражей-то было двое — это прекрасно знал. Тоже — тот еще напарничек, пожалуй, даже помладше рыжего.

Такой же тощий, волосы — как солома, к тому ж суетлив безмерно, словно в детстве ежа проглотил. Вот и сейчас без нужды суетился — то снимет шлем, то наденет, то погладит арбалет, потом вдруг спохватится — пощупает мешочек с болтами- стрелами — на месте ли?
—    Хорошо сейчас на покосе, а, Велька?
—    Не Велька, а урядник Велимудр, — важно ото- звался рыжий.
—    Так я и говорю ж!
—    Нет! Ты, Глузд, не так все говоришь, а с подвохом.
—    Я? С подвохом? — Глузд суетливо замахал рука- ми: — Да ни в жисть!
—    Вот зачем, скажи, нас с тобой в один караул по- ставили? — рыжий Велимудр-Велька важно надул губы.
—    Так то десятник…
—    Верно, десятник, — Велимудр сделался еще важ- нее, по крайней мере — в собственных глазах, синих, как лесное озеро. — А почему? Чтоб я на тебя влиял! Это Михайлы-боярича придумка!
—    Сотника? — хлопнул глазами Глузд. — Слышь, Вель… Велимудр… А правда вы с бояричем в Царь- граде много повоевали?
—    Было дело, — рыжий пригладил вихры. — Так ведь не я один. И Ермил, дружок мой, там был, и много кто из наших еще. Даже сестрица моя беспутная — Горька.
—    Та, что тебе — зуб?
—    Она-а… Замужем теперь, за гостем торговым из Ладоги.
—    Ладога? А где это? Там же, где и Царьград?
—    Ну… маленько в другую сторону.
—    А Царьград красивый, большой? — не отставал Глузд.
А Велька и рад — ишь, как слушает!
—    Большой — да. Как десять Туровов. А насчет кра- соты, тут уж — кому как. Мне так на приволье лучше. Эвон, глянь-ко кругом — река, озера, лес, луга вон, поля, покосы… Красота и есть! А в Царьграде — одни камни.
—    Что значит одни камни?
—    Дома все из камня, стены, улицы — тож.
—    И улицы даже? Ну, дела-а!
—    Та-ак! — водрузив на голову шлем, вдруг спохватился Велька. — Ты что это на посту болтаешь, унот Глузд? Устав гарнизонной и караульной службы забыл? Часовому запрещается… А ну, как дальше?
—    Э-э-э…
Вообще-то, унот Глузд был парнишка умный… прав- да, ленился иногда, особенно в тех делах, которые требуют внимания и усидчивости.
—    Вот! — хмыкнув, юный урядник Велимудр наставительно поднял вверх большой палец… да так и за- мер, увидев вдалеке какую-то дымку.

Пост младшей стражи, где сейчас несли службу ребята, располагался на поросшей редколесьем круче, спускавшейся к самой реке, и таким уж дальним не считался. Впрочем, как и ближним тоже. Участок считался спокойным, граничил с землями боярина Журавля. Боярин хоть и сгинул, однако отношения с тамошней властью оставались вполне добрососедскими, и пакостей от «журавлей» никто в Ратном не ждал…

—    Вон-вон, смотри! — урядник показал рукою. — Костер, что ли, на покосе жгут? Во дурачины-то! Вот что, друже Глузд, а сбегай-ка…
—    Не, на костер не похоже, — невежливо перебил унот. — Вон, дыму-то уже… Может, поджог?
—    Да кому там поджигать… Хотя… Оставайся здесь, а я сам смотаюсь, гляну.
Оставив рогатину и щит, Велька перекинул за спи- ну арбалет и опрометью помчался к покосу. Про шлем, конечно, забыл, только кудри рыжие колыхались.
Бежать было недолго, урядник и устать не успел… А пламя-то уже та-ак разгорелось! Казалось, все поле горит, весь луг, весь покос!
Косари уже спохватились, а как же! Тушили вовсю — таскали шапками воду, пытались сбить пламя одежкою… Да что уж там было спасать! Недаром пословица — горит, как сухая солома. Вот и горело…
—    Пожню, пожню поливайте! — подбежав, распо- рядился Велька. — Эх, что ж у вас тут…
Провозившись с полчаса, пожар все же потушили. Сгорела пара стогов да разложенное для просушки сено…
—    Похоже, отсюда и вспыхнуло, — Велимудр задум- чиво склонился над гарью. — Вон, как выгорело-то, ага. Тут и полыхнуло. А потом пламя к стогам побежало… Не спохватились бы вовремя — сгорело бы все!
—    Так оно и так — немало, — из собравшейся на пожар толпы молодежи вперед вышла худощавая де- вушка, светлоглазая, волосы цвета солнца и ржи за- плетены в тугую косу.
 

—    Звеня, ты? — узнав, обрадовался Велимудр. — То-то я и смотрю — знакомая.
Еще б не знакомая. Звеня, Звенислава (Елена в кре- щении) была одной из тех похищенных девушек, за которыми как раз и хаживали в Царьград ратнинский сотник Михайла Лисовин и его люди, в том числе и Велимудр-Велька. Выручили тогда дев, не всех, правда. И некоторых своих потеряли.

   Звенислава тогда показала себя девушкой смелой и мудрой, именно она оставляла на всем пути условные знаки — то височное кольцо на ладейной стоянке, то надпись «Ратное». Умная — что уж тут скажешь, да. Из небогатой семьи… даже лучше сказать — из бедной. Смерды. Батюшка в лихоманку помер, «большаком» и остался один старый Коряга, дед — сто лет в обед, хозяйствовать в таком вот семействе особо некому, хо- рошо хоть община поддерживала, а так бы… Смерды- то смерды, но из тех смердов, которым до обельных холопов — один маленький шаг!*

Хотя при такой-то жизни и в холопы пойдешь! Вон, Звениславу взять — лет пятнадцать уже, а замуж никто не зовет, хотя парни-то хороводятся. Девка-то красивая… однако — бедная, из тех, кто голь-шмоль и без приданого никому не нужна! Разве что так… полюбиться… Не так давно, на Ивана Купалу, так многие парни с ней… Правда, до чего уж там дело дошло — неизвестно. Однако если б до чего и дошло, так парни бы и не выдержали, расхвастались бы уже, раззвони- ли… Тьфу, хуже баб!
—    Ты что плюешься-то, Веля?
—    Так… Думаю, отчего загорелось-то? Может, костры жгли?
—    Костры жгли, да, — тут подошли и парни. — Ночью. Однако все потушили — понимаем, не дурни! Да и на стерне-то не жгли, на бережку…
—    На бережку! — передразнил урядник. — Уголькито, видно, остались, шаяли. А утром ветерок раздул — вот и…
—    Тихо! — Звенислава вдруг насторожилась, прислушалась, а следом за ней — и все. — Что это, слышите?
—    Будто стонет кто…
—    Да нет же! Это ж коровки наши мычат… Да громко как, жалобно! Что, не слышите, что ль? Оглохли?
—    Да, — согласно кивнула некрасивая мосластая девица с вытянутым плоским лицом. — Там наш выпас.
—    Бежим! — ахнула Звеня. — Вдруг да там что? Она и побежала, не дождалась ответа. Рванула так,
что попробуй угонись — только коса по спине билась! Ну и с полдюжины человек тут же сорвались за ней. Верно, те, у кого коровки…
Подумав, Велька почесал голову и, махнув рукой, побежал следом. Сказать по правде, Звенька ему глянулась. Вот только с приданым как быть? Сам голь-шмоль, и невеста такая же будет. Да и не отдаст ее дед Коряга. Скорее, продаст какому-нибудь богатому купцу — в холопки, или отдаст в закупы… Эх, Звенька-Звенька! Предлагал тебе Михайла-сотник — в школу девичью, к мудрым наставницам в Михайлов городок. Глядишь, что бы и вышло. Не согласилась! Горда боль- но. Да и семейство-то кому кормить — деду? А там — мал-мала… Хорошо, коровенка…

Бежали напрямки — через излучину, через реку. Звенислава, не раздеваясь, так с разбегу в реку и бросилась, переплыла, дальше побеждала — мокрая. Остальные — такие же… Хозяева коровенок… стада…



* По «Русской правде» смерды — крестьяне, лично свободные, но зависимые от князя. Обельный холоп — полная зависимость от хозяина, по сути — рабство.
Читать Форум Узнать больше Скачать отрывок на Литрес Внимание! Вы скачиваете отрывок, разрешенный законодательством и правообладателем (не более 20% текста). После ознакомления вам будет предложено перейти на сайт правообладателя и приобрести полную версию произведения. Купить электронку Купить бумажную книгу Купить бумажную книгу Купить бумажную книгу
5.0/1
Категория: Новая книга про попаданца | Просмотров: 433 | Добавил: admin | Теги: Сотник, Не властью единой, Андрей Посняков, Евгений Красницкий
Всего комментариев: 0
avatar
Вверх