Новинки » 2021 » Январь » 16 » Дмитрий Сиянов. S-T-I-K-S. Скил. Книга 2. Тропы зверей
21:10

Дмитрий Сиянов. S-T-I-K-S. Скил. Книга 2. Тропы зверей

Дмитрий Сиянов. S-T-I-K-S. Скил. Книга 2. Тропы зверей

Дмитрий Сиянов

S-T-I-K-S. Скил. Книга 2. Тропы зверей

 
с 28.12.20
 
Жанр: боевая фантастика, параллельные миры

Человеческая жизнь в Стиксе – далеко не самый ценный ресурс. Среди попавших в Улей людей лишь процентов десять иммунных, но и этого оказывается много. Раз в пару недель в Улей загружается небольшой город тысяч на пятьдесят человек. Из них иммунными становятся не более пяти тысяч – и это только с одного кластера. А сколько этих кластеров в Улье, не знает никто.
В таком вот странном мире приходится жить Скилу. Выживать, ездить в рейды с бойцами Спецуры, обеспечивать контроль над территориями. Возможно, однажды ему придется заплатить за это своей жизнью. Но пока этого, к счастью, не произошло. Он будет и дальше идти дорогами и тропами в поисках новых опасностей и ответов. Главное – не останавливаться и двигаться вперед. А если и произойдет чего, рядом всегда есть верный товарищ Маньяк, который не предаст и не бросит в трудную минуту!


Из серии: S-T-I-K-S
Из серии: Миры Артёма Каменистого
Возрастное ограничение: 18+
Дата выхода на ЛитРес: 28 декабря 2020
Дата написания: 2020
Объем: 310 стр.
Правообладатель: ИДДК

 
Книга 1
S-T-I-K-S. Скил 1
S-T-I-K-S. Скил
2
S-T-I-K-S. Скил. Книга 2. Тропы зверей

Глава 1

Небольшое, но хорошо укрепленное поселение под названием «Спецура» находится в очень необычном месте. Стаб, где располагается поселение, и два соседних, стандартных кластера окружает полоса «мертвых», или «черных», кластеров. В самом узком месте ширина антрацитово-черной полосы не меньше нескольких километров. Через подобное природное заграждение не лезут зараженные – им очень не нравится чернота. Да и людям долго находиться на ней непросто. Кроме того, черные кластеры за минуту угробят любую электронику. И даже тонкой механике в черноте быстро придет каюк.

Лишь один кластер своим краем образовал проход в кольце черноты, но и с ним дело обстоит непросто. Называется он «Дурдом», и название свое получил не зря! Дело в том, что этот кластер – «зависший», да еще и загружается с рассинхронном. То есть перезагрузки в нем идут одна за другой, когда раз в два дня, а когда и два раза в день. Можно представить, что при таком раскладе там творится: твари бегают туда-сюда из Дурдома в соседние кластеры и обратно, то спасаясь от перезагрузки, то к свежеприбывшему мясу; не успевшие отойти от прошлой перезагрузки люди попадают под следующую и превращаются в «овощей», а к ним уже прибывают новые, зачастую их полные копии! В общем, форменный дурдом!

Петросян, помню, рассказывал, как два одинаковых мужика гонялись за третьим, абсолютно таким же. Ну этот «крендель», Петросян, в смысле, и соврет – недорого возьмет! Ну чисто шутки ради, само собой!

Несмотря на такое непростое географическое положение, жители Спецуры никаких затруднений с передвижениями не испытывали, а когда нашу компанию сюда привезли, мы не видели, как наша колонна проезжала в стаб – изнутри БТР-а вообще обзор не очень, а я так и просто уснул, вымотанный предыдущими событиями. А на мой вопрос «как вы вообще сюда проходите?» мне ответили неопределенно: «Есть способы, и есть люди…».

Дед с Профом свалили отсюда через три дня, как только Проф смог самостоятельно передвигаться. Проблем с тем, чтоб отсюда выбраться, я думаю, у них не возникло: мой креститель тот еще «динозавр Улья», с него станется и самому через черноту пройти, и Профа на закорках протащить!

А мы с Маньяком сидим тут уже две недели. Маньяк развлекается, как может – этому типу, похоже, и в морге будет весело! А я хандрю и брюзжу за кружкой пива! И хандра на меня навалилась настоящая! Русская! Бессмысленная и беспощадная! Да, в общем-то, и беспричинная. Находимся мы в безопасности, насколько в Улье вообще можно быть в безопасности. Едим сытно и вкусно. Спим на мягком, еще и пиво наличествует – грех жаловаться!

Все эти радости, само собой не бесплатные, но цены здесь вполне «божеские». Все наше барахло, после разгрома базы муров, вернулось к нам, даже спораны и горох. Тут надо отметить рейдеров из Спецуры жирным плюсом: ни одна горошина, ни один споран ни к чьим рукам не прилипли! Да и за наше спасение ничего, кроме хорошего отношения, мы должны не остались. Мол, помогать друг другу надо, да и вообще: мы их на базу муров неподалеку от их территории вывели, за что нам спасибо. В общем, к «Спецуровцам» я проникся симпатией и глубоким уважением.

А уважать этих ребят, надо сказать, есть за что! Режим в стабе жесткий, но разумный. Военная диктатура, но допускаются и некоторые вольности. Например, если «свежака» (человека, попавшего в Улей совсем недавно) находят рейдеры из Спецуры; его накормят, напоят, уму-разуму научат, а потом объяснят здешние порядки и предложат присоединиться к их маленькой армии. Если человек по натуре «вольная птица» или ему религия служить в армии не позволяет – хозяин-барин: вот бог, вот порог, а в Спецуре тебе, мил человек, делать нечего! И это касается всех недовольных здешним режимом.

И действительно: работы для «сторонних» рейдеров здесь нет вообще – ее, работу, просто не доверят постороннему человеку. Развлечений тут тоже немного, а попасть сюда из-за вышеизложенных причин не так-то просто. В общем, гости здесь – явление не слишком частое.

А если ты решил влиться в доблестные ряды… начинаются боевые будни! Теперь ты в армии, детка! Шагистикой здесь, правда, не занимаются, но все остальные «радости» присутствуют: наряды, субординация, ученья, причем в обстановке приближенной к боевой – дальше некуда – и прочее. Хотя учебные стрельбы, из-за особенностей Улья, дело здесь не частое, бывают даже и они.

А еще дисциплина… Например, военнообязанный (а таковыми в Спецуре являлись все ее постоянные жители), за неявку на службу или явку в неподобающем виде, получал предупреждение и кучу штрафов – всякие наряды вне очереди и т. д. За второй «залет»: выговор с занесением в грудную клетку и еще больше штрафов – лишение увольнительных на какой-то срок, а другой формы выходных здесь не предусматривалось. А за третий «косяк»? Что, думаете, выгонят? А вот и нет! Просто расстреляют! И уйти на «вольные хлеба» человек, за которым есть косяки, попросту не может, его никто не отпустит. А если все же уйдет – его объявят муром и дезертиром.

А вообще Спецура напоминала не постапокалиптический городок, готовящийся к осаде, как большинство стабов в этой части Улья, а скорее военный гарнизон. Все чем-то заняты, все что-то делают – один я болтаюсь, как ху…. Эм… хвост в рукомойнике! Даже Маньяк нашел себе дело.

Раны зажили на нем… Хотелось бы сказать: «как на собаке», но куда там той собаке! Скорее, как на зараженном. До того, как Маньяк попал в Улей, он всерьез занимался паркуром и велотреалом. И сейчас проводил среди местных занятия по экстремальному передвижению и, так сказать, владению велосипедом.

Армия на велосипедах – это, конечно, звучит смешно. Но в условиях Улья двухколесный железный конь на мускульной тяге – очень удобное средство передвижения для рейдера-одиночки или небольшой группы. Так что Маньяк тоже был при деле.

Женщин, даже по меркам Улья, в Спецуре было совсем немного. Я, собственно, регулярно видел лишь одну. Эта монументальная по своим размерам тетка работала – или если брать в расчет местные порядки, скорее, служила, – главным поваром в огромной столовой. В этой столовой питался, наверное, весь стаб, и я в том числе. Звали этого «магистра половника и кастрюли» Баба Валя! И выглядела Баба Валя, несмотря на то, что в Улье старики со временем сильно молодеют, лет на шестьдесят.

Баня в Спецуре была скорее местом гигиены и чистоты, чем средством отдыха и релаксации. Борделей тут не было вообще, и мужики из Спецуры, истосковавшиеся по женской ласке, были вынуждены дожидаться увольнительных и ехать в поисках плотских утех в стаб Рок.

Еще в стабе имелся большой и очень приличный бар. Приличный не из-за своих размеров и обстановки, а потому, что никаких пьяных дебошей или драк тут отродясь не бывало. Все в нем было чинно и прилично, даже музыка играла всегда негромко.

В этом баре я, собственно, и предавался унынью и печали за кружкой пива. Уже не помню, какой по счету. Я не то, чтобы постоянно маялся от безделья – я лечился, и даже взял пару уроков по стрельбе у местного инструктора. Плата самому инструктору была по большей части символическая, подземное стрельбище большое и удобное, но вот боеприпасы для занятий недешевы. Поэтому уроков была только пара. И про тренировку Дара Улья я не забывал, да и тренировки Маньяка почти не пропускал. Но вот навалилась на бодра молодца Скила грусть-тоска! И сидит он теперь за стойкой бара, с кружкой темного, как его настроение, пива, и смотрит телевизор. Запись, конечно – телевидения в Улье нет, – ну хоть чем-то глаза занять.

А по телевизору шла какая-то мылодрамма. На экране ухоженная блондинка в деловом костюме, возрастом слегка за тридцать и с мировой мудростью и иронией в глазах, разговаривала в залитом летним солнцем парке с чуть побитым жизнью мужиком в полинялом костюме. Мужику на вид было уже хорошо за тридцать, и выглядел он как-то растерянно.

– Привет, Скил, – на барный стул, стоящий рядом со мной, взгромоздился Маньяк. – Ты чего такой хмурый?

– Привет. Да… – я неопределенно покрутил рукой в воздухе. – Не знаю.

– Ууу… Ты хорошо кушал? – нарочито заботливо осведомился Маньяк.

– Хорошо, бабушка, – елейным тоном ответил я. – И писить ходил уже три раза за вечер!

– Хы! Ну так ты бы, внучок, еще больше на пиво налегал?

– Тебе жалко, что ли?

– Нет, просто я тоже хочу.

– Ну, так вперед! – одобрил я и вздохнул: – Пить и писать – отличные планы на вечер!

Блондинка на экране спросила «полинялого» мужика полным тревоги голосом:

– Вы пишете только портреты?

– Нет! Я люблю писать природу! – ответил тот. – Природа! Она не врет!

– Да, – грустно покивала блондинка. – Природа! Она не врет. Солнце – так солнце! Дождь – так дождь! Ветер – так ветер…

– Твою мать! Что за бред она несет? – скривился я. – Переменная облачность, временами небольшой дождь. Ветер от ноля до двух метров в секунду! Как ей такое откровение?!

Маньяк тоже уставился в экран телевизора, пытаясь вникнуть в суть происходящего. В бар зашел Петросян. Оглядев наши уставившиеся в экран физиономии (напряженную Маньяка и унылую мою), он видимо сделал какие-то выводы и спросил:

– Ребята, вы что, поссорились?

Маньяк лишь махнул на него рукой, не отрывая от экрана напряженного взгляда. И Петросяну, конечно же, тоже стало интересно: что же это мы смотрим?! Теперь мы уже втроем уставились в экран – в полку зомби у «зомбоящика» прибыло!

Минут через пять Петросян поинтересовался вполголоса:

– Вам это реально интересно?

– Нет, конечно! – хором воскликнули мы с Маньяком, стряхивая наваждение и «отлипая» от экрана. – Хрень какая-то!

– Я вообще не знаю, для кого тут это показывают?! – добавил Маньяк. – Домохозяек тут, вроде, нет!

– Могу бокс поставить, – пискнул из-за стойки бармен.

– Веее! – скорчив рожу, выразил свое «фи» боксу Маньяк. – Мордобой мы тебе и здесь устроить можем. Правда Петросян? – с этими словами он сунул под нос спецуровскому лейтенанту немаленьких размеров, кулак.

– Но-но-но! – в притворной панике отшатнулся Петросян и погрозил выставленным вверх указательным пальцем. – Я это… лицо должностное! В него бить не положено!

Что-то мне подсказывает, что эти два клоуна нашли друг друга!

– Ну, или футбол, – снова подал голос бармен. – Есть записи матчей, много.

– Да ну его нафиг! – тут уже запротестовал я. – Смотреть, как какие-то мужики по полю мяч гоняют, а еще двое все это дело комментируют?! Да я половину не понимаю, чего они там говорят, а главное – зачем они это говорят? И вообще: почему этих уродов там всегда двое? Что? Чтоб им не скучно было?

– Комментаторы-то тебе чем не угодили? – удивился Петросян.

– Не люблю – отрезал я. – Вот же мерзкие, наверно, люди – ни одного вживую ни разу не видел, а уже! не люблю!

– Понятно! – усмехнулся Петросян. – Слушайте, бокс и футбол вы не любите, мелодрамы, к счастью, тоже! Так чего ж вам надо?

– Мультики!!! – почти в голос воскликнули мы. – Только старые советские!

– Мультики?!

– Ну да, про Винни Пуха, например, – кивнул я.

– Ага! – заржал Маньяк. – Тот, где у ослика день рождения, был бы сейчас очень в тему! Скил мне последнее время как раз ослика Иа напоминает!

Я только вздохнул, чем вызвал очередной взрыв хохота. Ну, что тут скажешь – сходство, определенно, есть…

– И впрямь ослика Иа напоминает! – сказал Петросян. – А насчет футбола и бокса. Вы нифига не правы! Тут ведь разбираться нужно! Бокс – это не драка, это спорт. И там не только сила, реакция и скорость важна. Но и думать надо! И с футболом тоже: вы просто не в теме, поэтому вам и смотреть неинтересно и комментаторов слушать…

– Вот! – воздел палец к потолку Маньяк. – А в Винни Пухе – и тем, кто в теме, интересно. И тем, кто не в теме – мудрый и креативный медведь все быстренько объяснит. Речитативом!

– Ну, да! С гениальностью советских мультиков никто и не спорит. – согласился Петросян и заказал себе ещё пива.

Бармен пулей «метнулся» выполнять его заказ, а я, тем временем, спросит у спецуровца:

– Слушай, а что это у вас бармен… эм… шуганный какой-то?

– Щегол-то? Да он свежий просто. Недавно совсем в Улей угодил. Простой солдат-срочник – ну и не привык еще к нашим порядкам. У нас ведь тут почти как в армии, только «уставщины» всякой и дедовщины нет. Ничего, привыкнет.

– Слушай, Скил!!! – на лице Маньяка отражалась нешуточная борьба: образ заботливой бабушки, заметившей, что любимый внучек плохо кушает и цвет лица у него какой-то бледный, боролся с образом ученого, на которого внезапно снизошло озарение. – А может у тебя трясучка начинается? А твоя хандра, это… ну, симптомы такие, первые!

– Да ну, бред! – засомневался я. – Мы тут не так долго находимся, рано для трясучки.

– Ну, не скажи – покачал головой Петросян. – Это все от человека зависит, у всех по-разному: бывает, месяц человек может в стабе просидеть – и ничего, а для кого-то и неделя – это срок. Знал я одного мужика, так ему стоило три дня на одном кластере просидеть, а на четвертый уже появлялись первые признаки трясучки.

– Короче. Тебе надо прогуляться и развеяться! – подытожил Маньяк. – Хуже точно не станет.

– Да я разве против? – пожал я плечами.

– Во! Есть идея – воскликнул Петросян. – У нас тут… – Петросян оборвал себя на полуслове и стремительно направился к выходу из бара, сказав нам уже на ходу. – Я сейчас, быстро. Ждите здесь!

– Чего это с ним? – Спросил я у Маньяка.

Тот пожал плечами:

– Не знаю. Наверно у них что-то намечается, и он хочет нас к этому привлечь. Но вот посвящать посторонних в планы стаба… хм… выходит за рамки полномочий Петросяна. Вот и пошел с начальством советоваться. Мы ведь тут на правах, так сказать, друзей стаба. То есть проверку на «вшивость» прошли и ребята не совсем бесполезные, но все же не свои – ну, сам понимаешь…

Бар между тем постепенно заполнялся народом. Спецуровцы, кто не был занят в караулах и не в рейдах, возвращались со службы и спешили культурно отдохнуть. Отдыхали, надо сказать, и правда культурно: народ играл на бильярде; две пары рейдеров склонились над шахматными досками; кто-то пил кофе, кто-то пиво. Крепче пива никто ничего не пил и напиваться никто не собирался. Все очень чинно и благопристойно. На мой вкус даже слишком.

Я заметил, что Маньяк о чем-то задумался. Несмотря на то, что он грыз соленые сухарики и не забывал прикладываться к кружке с пивом, на лице его отражалась работа мысли. У парня вообще было очень выразительное лицо с живой и активной мимикой: если уж Маньяк радуется, то так, что на него без улыбки не взглянешь; а если состроит кислую гримасу, то при взгляде на него и сам начинаешь ощущать вкус лимона во рту.

– О чем задумался, детина?! – ткнул я его кулаком в плечо. – О том, что все это как-то странновато выглядит? Слишком благопристойно, что ли? Даже не бухает никто… Это все же рейдеры, а не пионеры на утреннике!

– Да нет, с этим как раз все понятно; тут всем: кому завтра в караул, кому в рейд… Расслабляться они в Рок ездят, а тут так – вечер скоротать. Я над другим думаю, – Маньяк скривился и чуть помолчал, видимо подбирая слова. – Эта наша с Петросяном попытка клоунады… Ну, с Петросяном-то понятно – ему, судя по прозвищу, положено подобного рода шутки отпускать, но вообще в целом… Да и наше коллективное залипание в «ящик»… Я уверен, что в прежнем мире никто из нас и внимания бы не обратил. Ну, идет очередная чушь и пусть себе идет, мало ли ее. Я помню даже целые каналы, такой фигне посвященные были. Ну и ты в чем-то прав: слишком уж благостная тут атмосфера – рейдеры по стабам обычно бухают, расслабляются и ведут себя довольно эм… агрессивно. Здесь, как я говорил, понятно почему никто не барагозит, но все же слишком как-то… – Маньяк неопределенно покрутил рукой в воздухе.

– Ага. Понял, кажись, о чем ты! – кивнул я. – Я думаю, люди просто устают от Улья. И эти рейдеры, – я кивнул в сторону заполняющегося бара. – И мы, да и вообще все рейдеры в Улье. Сам посуди: вне укрепленного стаба, человек постоянно находится в состоянии стресса…

Маньяк коротко хохотнул и тоненьким фальцетом проговорил:

– Ах! Какой стресс! У меня теперь точно начнется депрессия! О боже! Нужно срочно обратиться к врачу, пусть пропишет мне антидепрессантов! – и уже нормальным голосом продолжил: – Американских домохозяек напоминает…

– Да просто затасканное слово: стресс, – отмахнулся я. – Но точнее и не скажешь; постоянное напряжение: то тебя кто-то съесть хочет, то пристрелить; кровь, разорванные трупы; знакомые и приятели гибнут пачками – веселого мало!

– Согласен! – вздохнул Маньяк и, кажется, хотел сказать еще что-то, но я продолжил:

– Это ты ведешь себя в рейде, как на прогулке, а большинство людей во время рейда по напряженности больше сжатую пружину напоминают!

– Ну, так это ж я! – Усмехнулся парень, нисколько не обидевшись на мой упрек. – Да ты и сам в рейде не сильно-то «стрессуешь», насколько я заметил?

– Хм… есть такое дело! – хмыкнул я. – Наверное, у тебя особая, заразная форма идиотизма.

На это заявление Маньяк тоже лишь посмеялся. Что мне особо нравилось в этом простом с виду парне, так это то, что с ним легко было общаться! Не нужно подбирать слова – как бы не обидеть человека! Можно говорить все напрямую. И он делает все так же в отношении меня. Да и неглуп парень! Очень неглуп, хоть внешне и простой, как три рубля. И понимаем мы друг друга, иногда не то, что с полуслова, а и вообще без слов. В общем, мы «на одной волне»! Словом, как сказал Меломан: нашли друг друга! Трепещите враги!!!

– В общем, рейдеры, как ты выразился, «стрессуют»! – продолжил я. – И тут уж, как в том анекдоте:

– Это вам от депрессии! Это от ночных кошмаров! Это от бессонницы…

– Спасибо, доктор! Спасибо! А кроме водки ничего нет?

Маньяк ухмыльнулся:

– Ну, у нас и наркота разная есть и девочки! Было бы «бабло»!

– Наркота – это фу! Наркоман вообще слово ругательное! Девочки – это прекрасно, но этого мало, как и водки!

– Истину глаголешь, друг! Девочек и водки всегда мало!

– Да я не о том! – отмахнулся я. – В общем, не хватает еще мирной жизни! Телевиденье, кроме прокрутки записей в таких мелких масштабах, не организуешь…

– Ну, почему; на западе, где поспокойнее, в крупных стабах есть…

– Я о проблемах нашего региона! Не перебивай, блин! Мысль ко мне пришла! Высказать надо!

– Ооо! Мысль у нас гостья редкая! – я показал Маньяку кулак. – Все, умолкаю, говори уже.

– Так вот! Я бы открыл в Роке театр…

– Военных действий? – недоверчиво поднял вверх брови Маньяк.

– Да ну тебя нафиг! Нормальный театр! Фильм один раз посмотрел – и все! Второй раз, чаще всего, уже и неинтересно. А на хороший спектакль ценители могут и по несколько раз ходить, потому что там каждый раз все по-другому… ну понимаешь?

– Понимаю. Ну, так то ценители и на хороший! Надо же актеров, костюмы, помещение…Да и пойдут ли люди? У нас ведь тут все суровые рейдеры: каждый день лицом к лицу со смертью и все такое…

– Пойдут! Хотя бы и от скуки: все время – водка, бабы и наркота; а тут хоть какое-то разнообразие! Еще можно к этому делу музыкантов набрать, рок-групп каких-нибудь замутить, концерты устраивать….

– А вот эта тема уже точно пойдет! – согласился Маньяк. – Только все это на голом энтузиазме не сделаешь.

– Ну, так я и не собираюсь прямо завтра этим заниматься! Так, перспектива на будущее. Обрастем финансовым жирком и авторитетом, а там… Не все же время в вольных рейдерах ходить?

– А мне нравится быть вольным рейдером! – пожал плечами Маньяк.

– Мне тоже! Но это пока… любое занятие со временем наскучивает. Да и неплохо иметь безопасную гавань, где можно отдохнуть от крови, вони и зверских убийств муров и зараженных. А если эта гавань еще и доход приносит – это еще лучше! Не обязательно же себя всего этому делу посвящать – главное все правильно организовать.

– Ну, да… дело говоришь, – задумался парень.

– А еще в таком тылу можно оставить… ээ… «даму сердца», – я перешел на вкрадчиво-доверительный тон. – Помнишь брюнеточку из новичков?

– Помню! – усмехнулся Маньяк. – И Лену из Рока, тоже помню!

Вернулся взмыленный Петросян и плюхнулся за оккупированный нами столик.

– Уже веселитесь?

– Есть немного. Ты, кажется, предложить что-то хотел?

– Почему хотел? Я и сейчас хочу! – сказал Петросян и замолчал.

– Ну, таки что вы имеете нам предложить? – тоном коренного одессита спросил Маньяк.

– Ой, что-то не нравится мне ваш тон, молодой человек! – в тон ему ответил Петросян.

– Рассказывайте, не томите! А мы уже будем посмотреть, сколько вы нам будете должны!

Вот же встретились два клоуна! Петросян уже начал отвечать что-то в подобном же духе, но я решил закончить этот балаган:

– Хорош уже придуриваться! – сказал я, не повышая особо голоса, но и так, чтоб выразить раздражение. А то это надолго затянуться может, а мне уже интересно, чего Петросян предложить хочет.

– Эх! – вздохнул Петросян. – Скучный ты, Скил.

– И злобный! – добавил Маньяк.

– Сам редиска! – отмахнулся я и вопросительно уставился на Петросяна.

Глава 2

Как мы с Маньяком и предполагали, Петросян предложил нам съездить в рейд с бойцами Спецуры. Пару дней назад перезагрузился важный для стаба кластер, вместе с которым в Улей попала военная база, а если быть точнее, база подготовки войск специального назначения. Контроль над такой территорией очень важен для любого поселения Улья: ведь где военные – там вооружение и боеприпасы, а это, наряду с трофеями с зараженных, основные ценности в мире Стикса.

Но руководящие Спецурой люди умели видеть перспективу и пошли дальше. Вооружение и боеприпасы, несомненно, важная цель, но еще важнее иммунные, попавшие в Улей вместе с этой базой.

Человеческая жизнь не многого стоит в Стиксе. Среди попавших в Улей людей иммунными оказываются многие – процентов десять, насколько я знаю. Казалось бы, смешная цифра, но если посчитать… К примеру, раз в две недели загружается в Улей небольшой город с населением в пятьдесят тысяч человек, и десять процентов из них становятся иммунными. Это пять тысяч человек раз в две недели! И это с одного только кластера! А сколько их в Улье? Есть, конечно, и много пустых, то есть безлюдных, кластеров, но много и таких, где людей гораздо больше. Вот и получается, что иммунных в Улей попадает изрядное количество. Вот только выживают из них немногие. Большинство погибает в первые дни, когда люди еще не понимают, что происходит, и не умеют жить в Улье. Конечно, и позднее гибнет немало, Стикс вообще богат на сюрпризы, особенно неприятные: твари, муры, внешники, да и крупные конфликты между рейдерами не редкость. Что сказать: любой другой мир, наподобие моего старого, давно бы уже опустел! Но не Улей! Несмотря на непрекращающуюся в нем бойню, иммунных здесь меньше не становится. Так что попадает их сюда много.

К чему я об этом, собственно? А к тому, что человеческий ресурс в мире Стикса не слишком-то ценен, если не сказать большего. Но только не в случае Спецуры! Как объяснил мне Петросян: вооружение и боеприпасы никуда не денутся! Да-да, именно, вооружение и боеприпасы! Когда я сказал, что мы едем за патронами и оружием, меня тут же поправили: «За боеприпасами и вооружением»! Я сказал: мол, какая разница; и мне тут же ответили: «Ни хрена ты, Скил, не соображаешь! Сразу видно – гражданский». Я даже немного обиделся – на мой взгляд, рейдеров в Улье гражданским населением считать нельзя. А тут «не понимаешь», «гражданский» … Но спорить я не стал.

Так вот! Как объяснил мне Петросян, наша первоочередная задача – это спасение и эвакуация иммунных, а боеприпасы и вооружение (будь они неладны!) – это уже вторичная цель: важная, но вторичная.

В общем и целом, задачи понятны, не очень понятно только, что конкретно нам с Маньяком делать. Никогда в таких мероприятиях не участвовал. Да и, насколько я понял, тут у них каждая группа слажена и каждый знает, что и в какой ситуации должен делать конкретно он.

Мы же с Маньяком приданы для усиления изрядно потрепанному взводу Щита из роты под командованием Петросяна. Щит, кстати, местный уроженец. То есть он попал в Улей вместе с базой, на которую мы сейчас едем. В недавней не слишком удачной засаде на колонну внешников его взвод потерял двух бойцов убитыми и одного тяжелораненым – он сейчас в спецуровском госпитале и еще не пришел в норму. Кстати, хороший у них госпиталь (я сам там недавно лечился), знахари там отменные и вообще все на уровне. В общем, во взводе Щита осталось только два бойца – собственно он и Абрек, коренастый смуглый кавказец. Ну, теперь еще и мы с Маньяком.

Люди вокруг вели себя спокойно, будто мы сейчас не внутри боевой десантной машины в рейд едем, а в обычном автобусе на работу на какой-нибудь завод собрались. Кто-то о чем-то переговаривался, кто-то даже умудрился задремать (это при такой-то нещадной тряске) – вот это я понимаю, настоящее мастерство!

Петросян с Маньяком опять устроили, как кто-то очень верно подметил, какую-то «петросянщину». Точно, блин, встретились два одиночества! Кто-то из бойцов даже поинтересовался в шутку: не родственники ли они часом, уж больно юмор похожий – придурковатый и плоский! На что тут же получил ответ, что плоский юмор – это замечательно: эргономичность у него повышенная, много помещается.

– Так, бойцы, слушаем сюда! – непривычным громким командным голосом сказал Петросян. – Ставлю боевую задачу!

Непривычно было видеть этого шута и балагура с его вечными шутками-прибаутками (надо сказать, далеко не всегда хорошими, за что он свое прозвище и получил) в роли отца-командира. Однако народ слушал внимательно и не перебивал – шутки шутками, а служба есть служба, уставшины нет, но субординацию никто не отменял.

– Первый и второй взвод со мной на зачистку второй казармы. Третий взвод: на вас комендатура. Четвертый взвод… точнее то, что от него осталось: на вас склад ГСМ. В усиление вам приданы вольноопределяющийся Скил и вольноопределяющийся Маньяк.

Я про себя ухмыльнулся – во как все официально! А звучит-то как – вольноопределяющийся Скил! Кошмарный сон геймера! А вольноопределяющийся Маньяк – вообще без комментариев!

Петросян тем временем продолжал:

– Щит, аккуратнее там на складе, постарайтесь без стрельбы обойтись – горючка все же. Скил как раз кинетик: грубый, но сильный. А с Маньяком ты уже встречался на тренировках, знаешь, на что он способен. – Щит молча кивнул, и Петросян еще немного повысил голос. – И всем еще раз повторяю: главное для нас – вытащить как можно больше иммунных! Не стреляйте во все, что не свои и при этом шевелится. Вопросы есть?

Ни у кого вопросов не оказалось, и я решил прояснить для себя одну непонятность:

– Петросян?

– Слушаю, – отозвался все еще непривычно серьезный Спецуровец.

– Ты вот несколько раз заострял на том, что для нас в первую очередь важны иммунные.

– Так и есть.

– А почему тогда мы на эту базу едем не к самой перезагрузке, а только на третий день?

– Кхм, – Криво усмехнулся Петросян. – Хороший ты парень, Скил! И сообразительный в меру, но все же сразу видно, что гражданский! Ну ты сам прикинь: военная часть, причем не какая-нибудь мотострелковая, а спецназначения! – Петросян воздел к небу перст указующий, видимо, чтобы подчеркнуть важность спецназовской части. – И на базе этой, где полно непростых ребят с оружием, творится непонятная хрень. А тут к ней еще и подкатывают какие-то неопределенного рода и принадлежности войска в немалом количестве… Как думаешь, стрелять сразу начнут или сначала предложат сложить оружие и лечь мордами в землю?

– М-да… С этого ракурса я ситуацию как-то не рассматривал, – усмехнулся я.

– Во-во, – кивнул Петросян. – А так за три дня все зараженные уже переродились, а у местных иммунных, сам понимаешь, шанс на выживание слегка повышенный. – Петросян снова криво ухмыльнулся и добавил со вздохом: – Хорошо бы, конечно, всех спасать, но это нереально. Во всяком случае, пока нереально…

На базе подготовки спецвойск творился форменный бардак! Как, впрочем, и в любом другом населенном кластере, который недавно перезагрузился. По территории тут и там шарахались медляки, что-то где-то горело, кто-то кого-то ел.

Наше прибытие произвело эффект разворошенного муравейника. Зараженные со всех концов стали стягиваться на шум, а шуму мы производили много! Целая колонна военной техники, грузовики… Когда въезжали на территорию базы, еще и пару очередей из бортового вооружения слышал – видимо, кого-то посерьезнее бегунов успокаивали. Да еще штабная машина, вооруженная «матюгальниками», принялась надрываться на всю округу: «Говорит полковник Савельев. Внимание, выжившие! Сохраняйте спокойствие. Проводится спасательная операция». О каком спокойствии можно говорить в недавно перезагрузившемся кластере?! Ничего не понимающие люди, недавно попавшие в Улей и оказавшиеся иммунными, вряд ли способны сейчас сохранять спокойствие, будь даже они трижды военными. Но спецуровцам виднее, как и что нужно делать – они этот кластер по расписанию зачищают.

Наш взвод последним покинул нутро боевой машины. Бойцы Спецуры уже начали рассредоточиваться по территории базы, походя успокаивая встречающихся зараженных. Видно, что все действуют по четко отработанной схеме, каждый знает, куда бежать и что делать.

Не стали задерживаться и мы, Щит коротко скомандовал:

– За мной! – и мы двинулись к нашей цели.

Из-за угла склада ГСМ на нас выбежали два спидера, и, не успев толком даже заурчать, один получил в лоб томагавк от Маньяка, а другому я разнес голову Даром. Щит одобрительно хмыкнул, и мы пошли дальше.

Перед тем как заходить, Щит и Абрек надели на головы и включили налобные фонарики, а мы с Маньяком последовали их примеру. И не зря – окна в помещении склада были только под самой крышей, электричества не было, так что там царил полумрак.

Склад горюче-смазочных материалов никаких сюрпризов не преподнес: обычный склад, по стенам стеллажи с канистрами, по центру – разделенные проходами ряды бочек, перед ними – лужа крови и пара трупов рядом с перевернутым письменным столом. Ничего необычного, в общем. Ну, если не считать необычным то, что из-за перевернутого стола на нас очень резво выпрыгнул зараженный с окровавленной мордой – эффектно так выпрыгнул!

Эффектно, но не эффективно, да и эффектность, кроме меня, похоже, никто не оценил. Щит лишь поднял перед собой согнутую в локте руку – раздался глухой стук, зараженный, не долетев до нашего командира метра полтора, ударился в невидимую стену и опрокинулся на спину. Подняться ему не дал Абрек, быстро и без затей пробив бедолаге голову клевцом на длинной рукояти.

– Скил, Маньяк, проверьте правую сторону. – Скомандовал Щит. – Мы с Абреком – левую.

Больше на складе никого не оказалось, и вскоре мы снова собрались у перевернутого стола, рядом с которым лежал полуобглоданный труп. Глядя на него, Щит сказал со вздохом:

– Эх, опять Санычу не повезло. Хороший мужик и завхоз от бога, второй раз уже иммунным оказывается; видишь, как обглодали? – Он указал мне на тело невезучего Саныча. – Он, похоже, стол перевернул, отстреливаться начал – те два тела с огнестрелом лежат. А сзади еще один подошел. Ладно, здесь вроде все.

С этими словами он щелкнул переключателем рации, висящей у него слева на разгрузке, и проговорил уже четко, по-армейски:

– Щит – Четвертому. ГСМ чисто. Потерь нет, выживших не обнаружено.

– Четвертый – Щиту. – Донесся из рации голос Петросяна. – Понял тебя. Двигайтесь к штабу.

– Есть! – ответил Щит и махнул нам рукой. – За мной.

Мы переглянулись с Маньяком. Парень пожал плечами и скорчил рожу, мол, такие они, спецуровцы эти… Но делали мы это уже на ходу – приказ все-таки! Понимание имеем! Вообще-то, так даже хорошо иногда. Когда ни думать о чем-нибудь особо не требуется, ни самостоятельных решений принимать… Хорошо! Но в меру!

– Щит, – окликнул я командира. – А что, зараженных на предмет трофеев проверять не будем? Вроде задачу выполнили и не торопимся никуда.

– Не, Скил. – Ответил Щит, не прекращая движения. – В Спецуре так не делается! Это рассеивает внимание бойцов, да и способности личного состава нужно применять правильно.

– То есть?

– Ну, смотри! Сначала нужно зачистить территорию и взять ее под контроль. Дозорных расставить, распределить технику – кто какие направления прикрывает, кто в резерве, куда какие машины для загрузки подгонять.

– Угу. – Кивнул я.

– Дальше. Нужно оказать помощь раненым, если таковые имеются, погрузить нужное… И тут начинаются детали! – Щит сделал паузу, видимо, чтобы подчеркнуть важность этих самых деталей. – Вот ты, Скил, двухсотлитровую бочку бензина упрешь в одно лицо?

– Ну, укатить разве что потихоньку смогу…

– А Абрек упрет! – торжественно заявил Щит. – А Маньяк при этом, наверно, даже не вспотеет. Так что тебя эффективнее поставить загружать патроны. И на сбор трофеев с зараженных людей выделят – это ведь тоже добыча рейда и сдается, как и все остальное, под отчет! А под отчет – это значит с ментатом!

– Даа… Все серьезно!

– Ну так! На то мы и Спецура, блин! – Хохотнут Щит.

За разговором дошли до штаба. Петросян встретил нас хмурой рожей.

– Командир, что-то не так? – поинтересовался Маньяк.

– Не так. – Буркнул в ответ Петросян. – У нас потери, причем глупые!

Командир четвертой роты чуть помолчал, а потом решил объяснить:

– Попался тут один из выживших. Резкий как понос! Забаррикадировался, мы к нему – он сразу стрелять! Мы ему: «Сохраняйте спокойствие, проводится спасательная операция от штаба округа», все такое. А он нам: «Врете, суки! Не знаю как, но чувствую, что врете!». Дар, видать, прорезался… Я к нему Копача отправил, чтоб тот его скрутил – так он его завалил!

– Как завалил?

– Наглухо!!!

– У него же Дар был… как его, ээ… каменная кожа. Даже из «калаша» пятнадцать секунд не пробивало… – удивился Щит.

– Ага, то-то и оно, что кожа! А этот ему из ПМа в глаз!

– Да, дела…

– Вот думаю, как его скрутить сподручней. Для того тебя и вызвал.

Щит кивнул, а у меня в голове родился план, простой как лом – а значит, надежный!

– Щит, эта невидимая стена, которой ты бегуна остановил, – насколько я понял, пули ее не пробивают?

– Не пробивают, – подтвердил Щит. – Даже из крупного калибра.

– А двигаться ты с ней можешь? – продолжил расспрашивать я своего непосредственного командира, но ответил мне Петросян:

– Может. Щит прикрывает область шириной метр на два перед собой в течение пяти секунд Защита практически абсолютная, даже танком не сдвинешь, Щит никакого воздействия с внешней стороны не чувствует. Правда, и сам двигать может только то, что сдвинул бы руками…

– Это неважно. – Перебил я Петросяна. – План такой: заходим к вашему резкому, Щит, потом я, за мной Маньяк; я бью по большой площади Даром – воздействие там не такое резкое, но это его отбросит и ошеломит; Маньяк, он самый быстрый из нас, спеленывает пациента! Мне за щит только руку выставить надо и цель видеть, куда бить.

– Не надо руку выставлять… и командира перебивать тоже не надо. Щит у Шита, простите за тавтологию, односторонне проходимый. А так план одобряю.

– Еще и односторонне проходимый! – буркнул себе под нос Маньяк. – Вообще имба какая-то!

– Чего? – Не понял Щит.

– Забей! – отмахнулся Маньяк. – Мысли вслух. Пойдем уже к резкому вашему, что ли? А то пока мы тут думаем, он уже куда-нибудь передислоцируется. Я бы на его месте так сделал.

С резким новичком все прошло как по нотам – зашли, ударил, спеленали. Петросян решил его отдельно от остальных выживших везти, ибо не хрен!! Вот она, основная великая армейская мудрость – не хрен и все!

Остаток дня заняла погрузка, в которой мы с Маньяком наряду с большинством бойцов Спецуры принимали активное участие. Мне и вправду пришлось таскать патроны, а Маньяку бочки с бензином.

Обратно в стаб ехали почти тем же составом. Иммунных, которые, как говорил Петросян, являлись нашей первоочередной целью, нам даже не показали; их сразу отвели в специально отведенную для них машину, где их и взяли в оборот специально подготовленные для этого люди. Спецура, блин, и все у них специально! Иммунных, кстати, спаслось довольно много – человек двадцать. Все же у военных на первых порах больше шансов выжить в Улье.

Наш резкий поехал с нами – видимо, как особо тяжелый случай. Сидел в уголке, связанный по рукам и ногам, и смотрел на всех волком или, скорее, хорьком – сложения парень оказался совсем не богатырского, а уж на фоне плюхнувшегося рядом с ним Маньяка так и совсем мелкого.

Маньяк сочувственно поглядел на нашу жертву и спросил:

– Пить хочешь?

Тот молча кивнул. Сняв с пояса флягу, маньяк попытался напоить парня, но в немилосердно трясущейся военной машине получилось разве что облить.

Мой друг непечатно выругался и предложил Петросяну:

– Давай его развяжем.

– А если чудить начнет? – с сомнением глянул на резкого новичка Петросян. – Парень-то резкий, и нашли мы его не в песочнице.

– Да ладно! Я, один хрен, быстрее, – возразил Маньяк.

– Да и мы тут все, вроде, не в песочнице найденные, – поддержал я.

– Ладно, развяжите. – Махнул рукой Петросян. – В вас, я смотрю, материнские чувства заговорили. Усыновить не хотите?

– Только если вместе с тобой! – ответил Маньяк. – Тогда я на полных отцовских правах смогу тебе ремня всыпать! – И продолжил, обращаясь к парню, которого развязывал. – Мы не враги тебе, чувак! Куда ты угодил – в трех словах не объяснишь, но просто поверь: мы тебе не враги!

– Ты – не враг! Чувствую… как-то… – ответил парень, растирая запястья. – Насчет остальных – не уверен.

– Ладно, разберешься! – прервал начало интересной беседы Петросян и повернулся ко мне. – Скил, вы когда от нас уходить думаете? Нет, я не в том смысле, что мы вас выгоняем…

– Ага, – заржал Маньяк. – Ах как жаль, что вы наконец-то уходите!

Петросян, кажется, немного смутился, когда понял, как прозвучал его вопрос, и зачастил:

– Да не, ну оставайтесь, не вопрос! Мы вас с радостью примем в рекруты, родину любить научим и все такое… Но мне кажется, что такой вариант вас не очень заинтересует.

– Ну, есть такое дело.

– Так вот, я просто о чем: выходить от нас не очень просто – либо чернота, либо Дурдом. Так вы не спешите, через три дня у нас рейд за кольцо намечается – можем вас по пути вывезти.

– Да, идти через черноту – мало приятного, а через постоянно как попало перезагружающийся Дурдом и подавно. – Покивал я.

– А по внутренним кластерам кольца Спецура никому просто так ходить не позволяет. – С ехидцей добавил Маньяк.

– Так что не вопрос, погостим еще три дня!

Глава 3

Прошедший рейд нельзя было назвать в полной мере успешным: да, у Спецуры добавилось несколько рекрутов; оружия, боеприпасов и техники вывезли немало; но глупая гибель бойца на рядовом мероприятии – Спецура ведь этот кластер зачищает, что называется «по откату». В общем, немного помрачневший Петросян по прибытии в стаб никак наше участие в рейде комментировать не стал. Махнув в знак прощания нам с Маньяком рукой, ссутулился и пошел в центральную, закрытую для посторонних, часть Спецуры.

Я, честно говоря, нехило так замаялся, пока помогал с загрузкой бойцам Спецуры, так что, выпив грамм двести живца и придавив сытный ужин «соточкой» коньяка, отправился спать. И даже толком не помню, как в кровать лег – словно в омут провалился. А на утро проснулся довольно-таки рано и без всяких будильников: свежий, бодрый и готовый к свершениям!

После «мыльнорыльных» процедур пошел завтракать в бар и встретил там уничтожающего еду Маньяка. Тот, завидев меня, приветливо махнул мне бутербродом, очень скромных для Маньяка размеров, и прокричал с набитым ртом:

– Фкил! Фафай фуфа!

Махнув Маньяку рукой в знак приветствия, я подошел к бармену:

– Привет, он у вас еще не всю еду сожрал? – Я кивком указал на Маньяка.

– Доброе утро. – Улыбнулся знакомый бармен, протягивая мне меню. Петросян его, кажется, Щеглом называл. – Никак нет, мы пока держимся.

Пробежав глазами меню, я сделал заказ:


Читать Узнать больше Скачать отрывок на Литрес Внимание! Вы скачиваете отрывок, разрешенный законодательством и правообладателем (не более 20% текста). После ознакомления вам будет предложено перейти на сайт правообладателя и приобрести полную версию произведения. Купить электронку Купить бумажную книгу
4.0/1
Категория: S-T-I-K-S | Просмотров: 97 | Добавил: admin | Теги: Книга 2, Дмитрий Сиянов, S-T-I-K-S, Тропы зверей, скил
Всего комментариев: 0
avatar
Вверх