Новинки » 2018 » Июль » 7 » Андрей Ткачев. Владыка. Новая жизнь
12:38

Андрей Ткачев. Владыка. Новая жизнь

Андрей Ткачев. Владыка. Новая жизнь

Андрей Ткачев

Владыка. Новая жизнь

Новинка июля 2018

Храбрые герои после ожесточённой битвы смогли победить владыку демонов и заточить его в темницу. Но спустя несколько дней владыке стало скучно, и он исчез из места своего заточения. Так Саар Дирок Ренхоль Ди Региос оказался в новом мире, который просто обязан развеять его скуку. А что лучше всего умеет делать владыка демонов? Конечно же, завоевывать мир.



Ткачев Андрей Сергеевич
ISBN: 978-5-17-110737-6
Серия: Современный фантастический боевик
Страниц: 352
Владыка. Новая жизнь. обложка
----------------------------------------------------------


   
Пролог
Тёмные стяги развевались под несуществующим ветром. Никого бы не смутило, если бы это происходило под открытым небом, но сейчас-то они находились внутри крепости, где не было настолько сильного ветра. Именно это "чудо" попалось на глаза вошедших гостей. И, как убедились маги отряда, это не было иллюзией.
Незваным гостям открывалась довольно мрачная картина: огромный зал, в котором тьму рассеивали лишь несколько лучей солнечного света, но из-за этого он казался ещё сумрачнее. Статуи по бокам стояли, как стража, несущая почётный караул. Гротескные монстры, казалось, мрачно следили за нарушителями их спокойствия. Они были выполнены настолько искусно и реалистично, что поначалу можно было принять их за живых, но маги быстро справились с этим наваждением. После этого все облегчённо перевели дух — никому не хотелось бы схлестнуться с этими тварями. А если даже вид статуй наводил ужас, то страшно представить, что было бы, будь они взаправду живыми.
Путники могли задержаться у входа и дольше, но задание, ради которого они испытали столько лишений, не терпело отлагательств. Как бы ни хотелось выглядеть в глазах соратников бесстрашным, каждый в глубине души желал покинуть это жуткое место, хоть никогда и не признал бы этого.
Их было десять человек. Но, если задуматься, на самом деле людьми являлись лишь двое: их предводитель и старый маг. Остальные же были представителями других рас, населявших этот мир.
Главой этого небольшого отряда был мужчина средних лет. Весь его внешний вид недвусмысленно говорил о его силе: сияющие доспехи, остро заточенный меч, руны, которые временами вспыхивают на щите и клинке, — всё это создавало образ “героя”, как сейчас его стали величать. Выглядело это несколько фальшиво и как-то странно, особенно после того, что пришлось пережить мужчине и его отряду, чтобы дойти до этого места.
Остальные были не так интересны и, скорее, шли в комплекте с ним. Да и, если честно, выглядели довольно блекло на фоне “героя”. Все они смотрели на человека, сидящего на ужасающего вида троне. Несмотря на все рассказы и слухи про владыку демонов, он не походил на монстра. На троне восседал совсем ещё юноша, тёмные короткие волосы которого были в полнейшем беспорядке, а правильные, аристократические черты лица и светло-голубые глаза вызывали лишь недоумение. Все его представляли несколько по-другому. Странно было ассоциировать этого человека с их главным врагом, но обстановка говорила о том, что они не ошиблись.
С лица юноши не сходила зловещая ухмылка, которая непроизвольно заставила гостей сильнее стискивать своё оружие в ожидании неприятностей. Ещё бы не было этой ухмылки: столько усилий пришлось приложить, чтобы это помещение создавало такой эффект ужаса и трепета на вторженцев, что лучше и не вспоминать. Так что владыку демонов откровенно радовали чувства и сомнения, испытываемые “гостями”.
Человеком, на которого все уставились, был я — Саар Дирок Ренхоль Ди Региос. Владыка этих земель, Ужас Запада, предводитель тёмных и так далее, и тому подобное. За время моего существования и правления этими землями, я получил много прозвищ, и каждое из них даже мне не под силу вспомнить. На это способны только мои герольды, и то они читают с бумажки.
Забавно было смотреть на этих “героев”, которые решили, что смогут одолеть меня. Возможно, раньше они и имели величественный вид, но, пройдя по моим землям, да поплутав по замку, они стали напоминать сущих оборванцев, кроме их предводителя, который будто и не участвовал в этом путешествии. Видимо, он был выше всего этого, а, может, считал себя слишком сильным и храбрым, чтобы страшиться меня. Самоуверенный глупец.
Стоп. Их же, вроде, должно быть больше? Неужели кто-то из них всё же умудрился погибнуть?
Тоже мне “герои”.
Я улыбнулся ещё шире, отчего показались небольшие клыки, и стоящая напротив меня компания непроизвольно вздрогнула, а часть вообще отступила на пару шагов назад.
Забавные они.
Знали бы, сколько пришлось приложить усилий, чтобы они всё же смогли пробраться в этот зал и не погибнуть на пути к нему. А сколько раз они попросту начинали плутать – и не счесть!
Эх, мельчают герои. С ними уже не так интересно сражаться, как раньше.
И чего, спрашивается, им от меня надо? Подумаешь, я завоевал половину известных земель, и живут у меня в основном тёмные расы, но ведь и светлых не сказать, что мало. Мои подданные при этом живут в достатке и не испытывают никаких нужд. Каждому находится дело и возможность реализовать себя, но и спрос за это соответствующий. Лодырей мы тут не держим. Да и последние лет сто я никуда из своих земель не выхожу — хватает забот и помимо того, чтобы, по их мнению, “пытаться поработить светлые земли и принести разрушение в этот мир”.
А эти “светлые” всё бегут спасать мир от меня. Даже интересно, кто первый придумал назвать меня “мировым злом”? На самом-то деле, правители светлых земель просто боятся лишиться того, что имеют, и в то же время хотят большего, но я не даю им продвинуться в мои земли. Они же всё равно передерутся между собой за право обладания новыми территориями!
Да и боги, как назло, тоже в этом замешаны. Эх. Больше всего энергии веры можно получить как раз в войнах, когда даже не верящий в богов начинает молиться, лишь бы выжить.
Честное слово, это противостояние мне уже жутко надоело. Всегда одно и то же – скучно. Я надеялся, что хоть эта группа развлечёт меня, но, как я и говорил, они оказались слабаками.
— Ну что же вы молчите, “герои”? — с усмешкой пророкотал я.
От звука моего голоса все снова вздрогнули, а у некоторых я успел заметить признаки зарождающейся паники. Хех, столько времени убить на подбор правильного тона того стоило, а парочка заклинаний лишь усиливала получаемый эффект. И, главное, опытные маги из числа гостей даже не заметили оказываемого на них эффекта. Слишком тонкое для их восприятия воздействие.
Эта компания впервые удивила меня, когда не захотела со мной разговаривать, а с какой-то обречённостью бросилась в атаку.
Эх, а я думал развлечь себя разговорами на тему добра и зла, часа на два примерно(и это еще урезанная версия), да заодно некоторых из спутников героя переманить на свою сторону.
Что примечательно, многие после таких разговоров служили мне с куда большим рвением, чем с прошлым желанием меня победить. Слишком часто эти “освободители” видели то, что творится на их “светлой стороне”, и могли убедиться, что у меня всё иначе, причём в лучшую сторону. Только закостенелые фанатики игнорировали доводы разума и пёрли на меня, как тупые бараны на убой.
В данный момент я видел слаженные действия всей команды: для них путь сюда не прошел даром, и разношерстная в самом начале толпа вроде бы научилась взаимодействовать. Но только что “вроде бы”.
Герой первым достиг меня и хотел проткнуть моё тело вместе с троном, но кто же ему это даст сделать? Лёгкое смещение в бок, и меч вошел в спинку трона, а я ударом руки отбросил мужчину от себя, да так, что тот врезался в одну из статуй и повалился на землю, придавленный обломками скульптуры.
Ну вот, теперь ещё выслушивать от приближённых о том, что я не берегу подарки своих подданных. А вот нечего мне такой ужас подсовывать, чтобы пугать моих врагов… Да я сам от этой статуи порой шарахался. И вовсе я не виноват, что именно в неё влетел мой противник. С таким же успехом он мог разбить и любую другую статую.
Оглянувшись, я увидел, что герой умудрился порвать плащ. Эх, это был мой любимый выходной плащ для встреч таких гостей! Покачав головой, я развязал шнуровку бесполезной уже части гардероба и медленно встал. От рунного меча чувствовалась нарастающая злоба и неистовое желание испить моей крови, но кто же ему это позволит? Пусть радуется, что испортил мой плащ.
То, что я так легко отбил атаку их лидера, ввело команду в ступор, но, быстро оправившись от шока, они начали нападать на меня.
Лучницы — тёмная и светлая эльфийки (уж кто бы сомневался, что таких не возьмут в команду: это стало почти обязательным условием после одной моей выходки лет так триста назад) — без предупреждения одновременно выпустили в меня свои стрелы, которые с глухим стуком ударились о мои доспехи и упали на пол. Даже странно смотреть на совместную работу двух враждующих между собой рас, но чего только не происходит в этом мире. Хотя я скорее поверил бы, что они просто ждут момента, когда одна всадит нож в сердце другой, а всё это только для того, чтобы усыпить бдительность противницы. С другой же стороны, ни светлая, ни тёмная не могли показать, что кто-то из них слабее, и поэтому действовали на удивление слаженно.
Эльфийки злобно взглянули на меня и начали что-то колдовать над своими стрелами, пока меня отвлекали другие. А всё же красивые спутницы у героя. Интересно, у них какой-то отбор по этому признаку идёт?
Но раздумывать над этим мне не дали, атакуя магией. Вот только маги ещё не научились действовать как одно целое в достаточной мере, чтобы не мешать друг другу, да и я не буду стоять на месте. Мои заклинания столкнулись с их волшбой и нейтрализовали её до того, как она смогла причинить мне существенный вред. Только волосы успели подпалить.
Может, я был не прав, причисляя их к слабакам? Ведь мой щит должен был блокировать все их заклинания.
Пока я отвлекался на магов, ко мне подобрались воины, и один из них снёс меня с места ударом щита, да ещё и укреплённого магией. Знал же, что надо ставить круговые чары, но нет, решил сэкономить и закрыться щитом только перед собой! От силы удара я проскользил по полу и остановился, только оперевшись о стену. И уже в следующий миг скинул с себя драконида, который в этот момент попытался полыхнуть огнём, но, к сожалению, сам подавился им, когда я зажал ему пасть руками.
Кстати, откуда он-то тут взялся?! Не помню, чтобы в их отряде была такая личность. Или же к ним прибился один из моих подданных в надежде урвать кусок славы героев? И чего им не хватает? Кстати, знакомая морда, но явно тут наложены чары сокрытия, которые искажают увиденное. Причем заклинание было такого уровня, что я его почувствовал только оказавшись достаточно близко к источнику чар. Но рассмотреть драконида мне не удалось.
Только я успел подняться с пола, как что-то снесло меня в сторону и приковало к стене, зафиксировав руки и ноги так, что не пошевелиться. Бросив взгляд на свои руки, я увидел магические оковы и удивлённо присвистнул — жреческая магия! Этого я никак не ожидал. Сложно ошибиться в этом, так как слишком характерный был внешний вид у оков.
Кто-то из богов решил помочь в своей миссии героям? Нет, слабо верится. Тем более, я, вроде, никому из них дорогу не переходил, по крайней мере, за последние лет тридцать точно, да и мои подданные могут верить во что и кого хотят, лишь бы работали. Так что и в этом направлении я богов ничем не обделил.
Для меня, признаюсь, стало неожиданностью, что выступивший против меня отряд оказался весьма способным, хотя на первый взгляд они и не производили такого впечатления. Весь бой от силы занял несколько секунд, а я уже его, похоже, проиграл. Что же тогда они раньше выглядели настолько слабыми? Пора просыпаться паранойе?
Из группы героев вышел жрец и медленно, специально растягивая это действие, скинул с головы свой капюшон. Теперь я смог разглядеть эти яркие жёлтые глаза, что до этого не было видно из-за тени, отбрасываемой капюшоном. Хм, ошибся, оказывается, это была жрица и причём знакомая мне. А всё виновата жреческая хламида, которая сильно скрадывает фигуру. Кейрис, старая стерва, выглядит лет на двадцать, не больше, но я-то знаю её истинный возраст.
— Ну что, Саар? Не ожидал? – заливисто рассмеявшись, спросила она, окинув меня торжествующим взглядом.
Что ни говори, но при такой внешности и с таким приятным голосом Кейрис могла сотворить многое, в том числе запутать людей и убедить поступать так, как ей нужно. Очень немногие понимают, что кроется за этой внешней оболочкой, и я один из числа таких “счастливчиков”.
М-да, не слишком приятные воспоминания связывают нас. Зато многие неувязки, что сопровождали эту группу, становятся понятны. Другой вопрос: как же я не предугадал такое развитие событий?
– Откуда же? – пожал плечами (насколько это вообще возможно сделать в оковах, которые с каждой секундой всё сильнее парализовывали моё тело). И ладно бы только это, так оковы ещё и жгутся, заразы. — Я думал, что ты плетёшь интриги у себя в королевстве, не высовывая своего носа, или наконец-то умерла от старости, избавив мир от своего существования.
-- Ты! – злобно прокричала Кейрис. От злости лицо женщины исказилось, и на миг показалась её истинная сущность, но, скорее всего, я единственный, кто это заметил – слишком хорошо она умела играть лицом. Жрица вскинула руку в моём направлении, отчего путы сжались ещё сильнее.
– Что, старость – не радость? Силы уже не те, что в молодости? – ухмыльнулся я, несмотря на своё положение. Хорошо, что ещё удалось не прохрипеть это – спасли доспехи, которые пока держатся. А то доставил бы жрице дополнительное удовольствие. – За сколько веков тебе перевалило? За шесть или семь вроде? Прости, весь в делах, совсем перестал следить за временем.
Такой намёк на мою вечную молодость лишь ещё сильнее разозлил Кейрис, но в этот раз, к моему разочарованию, жрица сумела сдержаться. Её спутники стали перешёптываться. Эльфийки единодушно злорадно заулыбались, хотя в исполнении тёмной это был, скорее, оскал. А что лучницам? Они всегда молоды и могут вполне прожить тысячелетия, если их до этого никто не убьёт. Вот только Кейрис – человек, и как-то не вяжется её вечная молодость с тем возрастом, что она прожила. В итоге, все теперь знают, что за такой обольстительной обложкой скрывается многовековая старуха. Хотя, как я понял по направленным на меня недоумённым взглядам некоторых из этой группы, не всем хватает мозгов, чтобы понять это.
Жаль только, что они не догадываются, какой ценой она до сих пор молода, иначе бы не включили жрицу в свой состав. Кейрис, как и её богиня, – двуличная тварь, и за это знание она меня ненавидит. А ещё светлой прикидывается!
Одно присутствие жрицы раскрывает, кто же именно из богов замешан в этом деле. Покровительница моей старой знакомой меня тоже недолюбливает, а как по-другому? Обидеть первожрицу в то время зарождавшейся богини дорогого стоит. Тогда они просто не могли мне ничего противопоставить.
Эх, молодость, весёлые деньки...
– Кейри, прекрати, – мягкий баритон отвлёк всех от рассматривания жрицы и меня. Хм, даже и не знал, что у героя такой необычный голос. Ему бы петь в трактирах, а не сражаться: куда уж большую славу сыскал бы себе, да ещё и риска в этой профессии меньше. – Он должен предстать перед судом за свои деяния, а не быть убитым.
Герой встал рядом с Кейрис и мягко положил руку на её плечо, чуть приобняв. А бровь-то у него рассечена, и левый глаз заплыл под кровоподтёком. Неплохо я его приложил, даже вывел из игры на некоторое время. И это с учётом того, что на нём был полный доспех с рунами, которые должны были защитить его от серьёзных травм.
Удивительнее другое – жрица послушалась его, и оковы стали чуть свободнее.
Странные дела творятся в этом мире. А нет, ошибаюсь. Стоило только взглянуть на Кейрис и на её торжествующий взор, а также на злобную усмешку, адресованную мне, как всё стало понятно: всё идёт по её плану, и даже то, что её остановили, было на руку жрице.
М-да, не удалось вывести её из себя, а я так надеялся на это. Помнится, раньше она была куда более темпераментной и скорой на расправу.
– Саар Региос, за свои прегрешения ты предстанешь перед Судом Света, и он решит твою судьбу! – торжественно произнес герой, воздев руку. По идее, это должно было выглядеть величественно, но присутствующим здесь до этого не было никакого дела.
Ещё один фанатик на мою голову. Неудивительно, что Кейрис им легко манипулирует. Вполне ожидаемо, что они и спят вместе для укрепления эффекта подчинения. Как раз герой должен быть в её вкусе, а карга не прочь попробовать свежее мясо.
– Ладно, сдаюсь, – я грустно вздохнул и весь поник.
Мои противники в этот момент поражённо смотрели на меня. Знаю, знаю – они ждали, что сейчас я вырвусь из оков и начнётся классический пафос и превозмогание. Недаром остальные группы, отправленные за моей головой, не вернулись. Но вот этого как раз я делать не собираюсь. Да и оковы, к моему удивлению, которого в этот день было чересчур много, были довольно прочны, и на них придётся потратить куда больше времени, чтобы успеть эффектно выбраться. А раз представление не удастся, то нечего и стараться.
Придя в себя от шока, победители быстро скрутили меня и посадили в темницу. Иронично то, что меня посадили в мою же тюрьму для особо опасных преступников, а уж из неё выбраться я могу в любой момент, но светлым это знать совершенно не обязательно.
Выход в темницу за моей спиной сразу же запечатала Кейрис своей жреческой магией, но из этой камеры существуют и другие пути, не столь явные остальным. Вот только и сбегать я не собираюсь. В кои-то веки мне дали возможность отдохнуть и перестать думать о делах государства.
Кто бы знал, как это утомляет. И чего этим светлым всё хочется больше власти?
Прошло две недели, а меня всё отсюда не выводили, что было довольно-таки странно. Неужто не могут поделить моё государство или лавры победителей? На их месте я бы давно расправился со своим противником, чтобы не дать ему даже малейшей возможности выбраться. Быть настолько уверенным в своих силах глупо и с какой-то стороны даже самонадеянно. Сколько таких команд я уже победил, но опыт предшественников их совсем не учит. Хотя мне задержка лишь на руку, и жаловаться на своих тюремщиков не собираюсь. Да и, честно говоря, некому.
Я давно придумал один интересный ритуал, который позволит мне избавиться от скуки как минимум на несколько столетий. Уже столько веков править в этом мире сильно утомляет. Тем более, за время моей жизни не осталось ничего неизвестного, вот и развлекался тем, что бился с “героями”.
Ритуал же позволил бы мне сбежать из этого мира в новый, полный тайн и приключений. Единственная загвоздка в том, что я никак не могу просчитать последствия его проведения для себя. Слишком много неизвестных параметров, да и магия другого мира может отличаться от привычной мне, что не способствует прояснению ситуации.
Сейчас же мне “пришлось” добровольно оказаться в такой ситуации, когда терять, в принципе, уже нечего. Я в тюрьме, а мои противники празднуют победу. Жаль их огорчать, но триумф не будет долог. Уже давно подготовлены мои преемники, и верные мне силы смогут справиться со “светлыми”. Тут и без меня всё уладят, благо ученики у меня были стоящие, другие бы просто не выжили в таких условиях, которые я ставил всем рискнувшим приблизиться ко мне и моей власти.
В итоге я лишь ждал дня, когда звёзды будут расположены благоприятно для проведения ритуала. Задержка “героев” лишь помогла мне выбрать более подходящий день, чем я рассчитывал. За две недели я немного подправил те недочёты, что удалось найти.
Эх, давно у меня не было столько свободного времени, даже стал забывать, каково это, когда не надо никуда спешить и решать чьи-то проблемы.
Моя камера находилась в самом дальнем углу тюрьмы, в закутке, который из коридора сразу и не увидишь. Это позволило мне услышать звуки приближения моих тюремщиков задолго до того, как они увидели меня.
Ну что же...
Последние приготовления завершены, и за одно мгновение на полу моей темницы появился сложный рисунок, в котором были частички всех известных мне магических направлений, даже руны – эту устаревшую магию я использовал для того, чтобы усилить свой ритуал.
Я встал в центр рисунка, и в следующий миг он активировался.
Прощай, старый мир, и здравствуй, новый. Жаль только, что я не увижу ошарашенные лица “героев”.
 
***
 
В темницу, где был запечатан владыка демонов, стремительно ворвались прославленные герои. Они как раз спускались к своему пленнику, чтобы наконец-то отправить его на Суд Света, который из-за трений, возникших между сторонами альянса, уже несколько раз откладывался.
Вот только темнота подземелий встретила их ярким светопредставлением. Все поняли, что что-то не так, и бросились к своей цели.
К их разочарованию, они успели только увидеть ухмыляющегося заключенного, как тот с едва слышным хлопком исчез в яркой вспышке.
– Саар Региос сбежал, – высказал очевидное герой и сразу же стал раздавать команды: – Оповестить Совет и найти его! Он не мог далеко уйти.
Вся компания побежала назад, и только один из них остался стоять у бывшего места заключения владыки демонов. Его в спешке попросту не заметили. Куда важнее было найти владыку до того, как он успеет что-то сделать.
– Вы всё же решили исполнить задуманное, – убедившись, что его никто не слышит, со вздохом произнес драконид – единственный в свите героя. – Удачи вам на выбранном пути, а мы проследим, чтобы сделанное вами не было разрушено.
Он осторожно прикоснулся к прутьям решётки, казалось, ещё хранящим ощущение присутствия владыки, и, грустно вздохнув, отвернулся. Дракониду следовало догнать остальных, чтобы никто ничего не понял: и так вызвало много подозрений, что он, изначально тёмный, решил восстать против своего правителя. Предстоит ещё так много дел, а спросить совета теперь не у кого. Осталось лишь оправдать надежды господина, возложенные на них, да не забывать его наставления.


Глава 1
Очнулся я от жуткой боли во всём теле, которая безжалостно корежила сознание. Нет, я, конечно, подозревал, что так легко всё просто не может пройти, но всё же к этому невозможно было подготовиться.
Настоящий ужас я испытал, когда понял, что толком не могу пошевелиться, да и со зрением всё оказалось куда хуже, чем я ожидал.
Неужели что-то пошло не так? Этого просто не может быть! Я же просчитал все возможные варианты исхода этого ритуала, перепроверил все магические формулы… Имея за плечами опыт многовековой практики, я просто не мог совершить такую нелепую ошибку! Мне доводилось проводить куда более сложные магические обряды, но никогда прежде я не доводил себя до такого состояния!
За всеми этими переживаниями я и не заметил, как потерял сознание.
Следующие дни пролетели незаметно, и я уже почти успел впасть в отчаяние, как неожиданно осознал, что чуть лучше научился контролировать своё тело, и зрение понемногу прояснялось. Это давало хоть какую-то надежду, что всё вернётся в норму.
В этот раз я смог разглядеть женский силуэт. Пока ещё довольно смутный, но даже такой незначительный прогресс не мог не радовать. Любое замеченное движение перед глазами будешь считать успехом, когда на протяжении нескольких дней вообще ничего не видишь. Женщина склонилась надо мной и что-то произнесла, но слов я разобрать не смог. Ещё немного поговорив, она отошла от меня.
Хм, предположим, я болен и это моя сиделка или целительница? В принципе, это даже хорошо, что кто-то за мной наблюдает — так я быстрее приду в норму. А магию применять для лечения я не рискую — в моем нынешнем состоянии это может оказаться последним, что я сделаю в этой жизни. Едва ли мелкие изменения и улучшения в обозревании окружающего мира говорили о правильности моего решения.
Не знаю, сколько прошло дней после этого открытия. Сложность в подсчётах возникла из-за того, что я очень часто и помимо своей воли засыпал и даже приблизительно не мог оценить, сколько времени провёл в отключке. Это же как сильно потрепало мой организм, что ему нужно такое количество сна, чтобы восстановиться?
Надеюсь, я недолго пробуду в таком состоянии. Думать об альтернативной перспективе вовсе не хотелось.
В какой-то момент я осознал, что могу двигать своими руками и ногами более уверенно. Зрение перестало быть мутным и мне наконец-то представилась возможность более менее хорошо рассмотреть пространство вокруг. Сразу же оглядевшись по сторонам, я заметил, что что-то в окружающей меня обстановке настораживает, но пока ускользает от моего разума.
Подняв свою руку, я с изумлением уставился на неё и чуть в ужасе не закричал. И было от чего: моя рука выглядела как у младенца! Что же такое могло произойти во время ритуала, чтобы моя рука превратилась в это?!
В больший ужас я пришёл, когда понял, что преобразилась не только лишь рука, но и всё тело. Оно стало детским!
Я что, стал ребёнком?!
Осмыслить эту ситуацию мне помешали самым бесцеремонным образом: кто-то поднял меня на руки и закрутил в воздухе, при этом что-то весело приговаривая и громко смеясь. Как-то само собой вышло, что я разревелся, — даже сам от себя такого не ожидал, – и меня тут же положили обратно и стали что-то ласково нашёптывать.
Я быстро перестал плакать, и, скорее, это произошло не благодаря успокаивающему тону говорящего, а из-за того, что я сам был в шоке от своего поведения. Где это видано, чтобы Владыка тёмных земель ревел, как плаксивая девчонка?! Видели бы меня мои подданные — вот смеху было бы.
Какой же это позор! Так стыдно мне ещё никогда не было.
Отвлёкшись от этих размышлений, я увидел, что на этот раз рядом со мной была не женщина, а мужчина, который с любовью смотрел мне прямо в глаза. Хм, как-то странно такое видеть, особенно от незнакомого мне человека. Обычно меня уважали или, в крайнем случае, боялись. Бывало, конечно, кто-то влюблялся в меня, но скорее здесь было замешано фанатичное желание обладать, нежели тёплое чувство любви. Сейчас же я чувствовал, что это совсем другое, то, чего я никогда раньше не испытывал по отношению к себе от другого существа.
От пережитого стресса я не заметил, как отключился. М-да, что-то я частенько так делаю...
 
***
 
Недели шли за неделями, складываясь в месяцы и года.
За это время я смог смириться с тем, что мне надо прожить свою жизнь заново. Постепенно пришёл к выводу, что это даже лучше – не надо ничего придумывать, чтобы войти в этот мир, как его житель. Я и так часть его.
Да и, если честно, приятно было чувствовать себя любимым. Это было странно, и в тоже время мне не хотелось этого лишаться. Сколько себя помню, я всегда был один и рос сиротой, не познав тепла и любви родителей, но в этот раз мне давали сполна ощутить каково это, когда тебя искренне любят, порой даже чересчур сильно.
Мужчина и женщина, которых я увидел перед собой в первые моменты моей новой жизни, оказались моими родителями, что, в принципе, было ожидаемо. Они вдвоём помогли мне начать постигать новый для меня мир, порождая множество новых загадок и ответов. Тем более, образ ребёнка, связывающийся у людей с повышенной любознательностью и пытливостью, не вызывал никаких подозрений.
Ленит дель Рейгос и Кристофер дель Рейгос, высокородные владетели графства Рейгос, были моими родителями. Меня же, как ни странно, назвали Сааром, что было слишком большим совпадением, чтобы быть случайностью, но я был этому рад. Хоть что-то сохранилось со мной из прошлого мира, и не придётся привыкать к новому имени.
Всё, что происходило вокруг меня, я воспринимал как данность, и не особо обращал внимание на слуг, снующих по нашему замку, а также на обстановку вокруг. Как-то отвыкаешь следить за такими мелочами, когда находишься на вершине власти, и для слежки у тебя есть доверенные люди.
Этот мир, судя по бытовым вещам, был даже несколько впереди, чем мой родной, так что пришлось многому учиться. Пользуясь возможностями своего возраста, я задавал любые, пришедшие мне в голову вопросы и интересовался всем вокруг.
В такие моменты я представлял, что было бы, сохрани я своё тело, и как странно выглядели бы вопросы от взрослого мужчины о работе туалета. Даже в дрожь бросало от таких видений.
Где-то в возрасте трёх лет я узнал, что мои родители получили такой высокий титул не из-за того, что были дворянами с древними корнями, как я предполагал в начале, а благодаря своим заслугам перед императором, что было ещё более удивительным и заставляло по-другому смотреть на них.
Ах, да. Забыл упомянуть, что графство находится на юге довольно большой по местным меркам империи, которая несколько пафосно, на мой взгляд, названа Рассветной Империей. С другой стороны, такое название в полной мере отражает то, что это государство и в самом деле было в своём расцвете.
Всего каких-то сто пятьдесят лет назад несколько разрозненных королевств объединились в одно большое и мощное государство. И в этом были как положительные, так и отрицательные моменты, но об этом как-нибудь потом.
Так вот, мои родители были авантюристами в молодости и вместе с нынешним императором много путешествовали по землям этого мира, а в этом мире желание найти себе приключения на одно место образовалось во вполне официальную профессию. Авантюристы брались за самые интересные, на их взгляд, заказы, где точно можно было найти что-то новое и необычное, но, конечно же, их главной целью было прославить себя и заработать как можно больше денег.
Мне, конечно, этого не рассказывали, так как считали слишком маленьким, чтобы всё понять, но я догадывался, что Ленит и Кристофер помогли нынешнему императору занять его трон, из-за чего и были удостоены такой чести. Такой подарок — сделать простолюдинов высокородными, да ещё и дать земли в управление — был слишком широким жестом, чтобы оказывать его по пустякам. Позже, роясь в исторических хрониках, я нашёл лишь несколько похожих случаев, но там простолюдины становились аристократами в результате захвата власти.
Да и ещё много вопросов возникает о том, как наследника престола вообще отпустили куда-то без охраны. Либо я чего-то не знаю, либо наследник банальным образом сбежал из дома и вместе с моими родителями решил найти приключения на свою пятую точку.
Если присмотреться, то заметить то, что мои родители не из благородных, можно по их манерам и по тому, как они зачастую ведут себя со своими слугами. Я уверен, что более великодушных хозяев нигде не найти. Родители так по-доброму с ними обращаются, словно с давними знакомыми. Эта манера абсолютно не присуща прочей аристократии… Но мне такое поведение нравилось куда больше, чем слепое смирение с диктаторскими приказами господ, требующих безоговорочной подчинения.
Было видно, что подданные графства любили и уважали моих родителей. Толика этой любви была направлена и на меня, как к их отпрыску. Это было необычно, но мне понравилось.
В свои пять лет я стал замечать некоторую неправильность своих родителей, которую не замечал раньше. Видимо, виной этому моё детское тело и гормоны, из-за которых меня порой уносило в неведомые дали, временами отключая мозг. С другой же стороны, я не сильно отличался от других детей в этом возрасте и не мог вызвать подозрения у окружающих своим слишком взрослым взглядом на жизнь.
Ну вот, опять отвлёкся. Так, о чём я там… Ах, да. Мои родители.
Кристофер дель Рейгос — темноволосый высокий мужчина с задумчивым взглядом тёмно-синих глаз. Постоянно испачканные в чернилах и какой-то пыли пальцы и слегка рассеянная полуулыбка, не сходившая с его лица, — весь его вид говорил о том, что он привык к исследованиям и чтению, хоть и не забрасывает физические упражнения. Отец был, скорее, исследователем и учёным, чем любителем тягать железо.
Судя по тому, что я видел, он был сильным магом. Это сложно было определить сразу, но стоило лишь его увидеть с посохом в руках или же за чтением толстых фолиантов, всё сразу становилось понятно.
Почему понятно? Так от этих вещей явно тянуло магией, а я, слава всем богам, при переносе в новый мир не потерял своё чутье и такие вещи ощущаю прекрасно.
Да, кстати, о магии. К сожалению, мне пока не удавалось достучаться до моих магических сил, но я не отчаивался. Это было вполне ожидаемо, так как в новом мире магия может работать по совершенно непривычным для меня колдовским принципам или быть в корне иной. Так что, организму всё равно потребовалось бы время, чтобы адаптироваться к магическим потокам этого мира, а тело ребёнка лучше всего приспосабливается к окружающей среде. Поэтому мне в некотором роде повезло, что в запасе есть ещё много времени.
Вот и от вещей отца явно тянуло магией и, судя по моим ощущениям, совсем даже не слабой. Правда, когда я проявил интерес к его вещам, Кристофер мягко отстранил меня и предупредил, что это может быть опасно и что не стоит прикасаться к вещам мага, если не боишься пораниться.
Это, конечно, было объяснено как можно более просто, но я и так всё прекрасно понял — на личные вещи отец установил защиту, чтобы никто не мог их касаться без его разрешения. Обычная рабочая паранойя, присущая многим магам моего мира, наблюдалась и у отца.
Ленит дель Рейгос была полной противоположностью Кристофера. Светловолосая, стройная девушка, которая не могла усидеть на месте и получаса. Ей казалось необходимым быть везде и сразу, контролировать любую мелочь, даже если она ничего в ней не смыслит. А её яркие зеленые глаза всегда завораживали меня: никогда не видел такого насыщенного цвета.
И ещё моя мама, несмотря на её внешнюю хрупкость, была воином, которых надо ещё поискать. Хоть дома она и не носила доспехов, но с оружием умела управляться столь искусно, что я мог лишь в немом шоке наблюдать за её тренировками. На моей памяти только эльфийки из кланов мастеров меча могли проворачивать что-то похожее.
Очень странный мир.
До сих пор помню, в каком шоке пребывал, когда однажды, прогуливаясь по коридору замка, услышал какой-то шум. Выглянув в окно, я увидел, как группа мужчин напала на мою маму, но не успел даже испугаться за неё, как Ленит в один миг раскидала их всех. Когда мужчины поднялись, я их смог внимательно рассмотреть и наконец-то понял, что это гвардейцы, которые живут и тренируются в нашем родовом имении.
После этой истории я расспросил родителей об их жизни до того, как они стали высокородными. Ленит и Кристофер сначала пытались увести тему в сторону, но я был непреклонен, а уж когда сделал обиженную мордочку...
В итоге родители мне рассказали немного о своих приключениях. Как я понял, о большинстве пережитых ими событиях было ещё рано слышать ребёнку. Но я не обижался на них… Ну, если только капельку.
Кристофера прозвали “Молчаливым Мудрецом”, так как для своего довольно юного возраста он обладал силой, превосходящей таковую у большинства магов, и мог бы претендовать на титул архимага, но по какой-то причине, так и не объясненной мне, отказался от этого.
Как предположил я, дело в том, что папу ничего не волнует, кроме семьи и его исследований. Если бы он принял этот титул, то вместе с ним ему пришлось отвлекаться на дела магов империи и меньше времени уделять своим изысканиям, что его в корне не устраивало.
Ленит носила более грозный титул, “Убийца сотни”, за то, что могла в лёгкую справиться сразу с сотней бойцов, что и продемонстрировала в одной заварушке, и после этого такое прозвище никак от неё не отстанет. Как она сама призналась, ей оно совсем не нравилось, но убедить забыть про него было сложнее, чем смириться с этим.
Забавно было наблюдать, как при воспоминаниях о своём прозвище мама мило краснела и пыталась увести разговор в другое русло, когда я пытался задавать уточняющие вопросы, которые ей были не очень удобны и которые большей частью касались кровавых подробностей её приключений.
В итоге выходило, что мои родители — довольно известные люди в кругах авантюристов и успели побывать во многих приключениях. Даже интересно, как они вместе сошлись? Ведь явно полные противоположности, и при первой встрече, как минимум, должен был не раз возникнуть конфликт между ними. Хотя о чём это я? Папа, закопавшись в своих книгах, мог попросту не заметить маму! Но, несмотря на все мои расспросы, они так ничего и не рассказали. Хоть и было очень обидно!
Вот такие, оказывается, у меня родители в этом мире. Хех, они ещё не знают, на что способен их сын. Я вполне могу стать намного известнее, чем они оба вместе взятые, если, конечно, этого захочу. Что-то известность в первом для меня мире ничем хорошим не закончилась.
Кстати, кроме моих родителей у меня здесь был ещё один родственник, а если честно, то самая настоящая надоедливая мелочь.
Спустя три года после моего рождения Кристофер и Ленит решили, что мне одному скучно, и поэтому придумали, как осчастливить меня. В итоге появилась моя сестрёнка Гислен. Я не шучу, это была официальная версия, рассказанная моими родителями.
Хоть она и была ещё маленькой, но быстро научилась ходить на ногах, и после этого от меня её сложно было оторвать. Не знаю, чем я её так привлёк, но мелкая никак не хотела отпускать меня одного и всюду носилась хвостиком за мной. Только папа или мама могли её отвлечь от этого занятия, да и то ненадолго. Так как сестра очень хорошо понимала, когда я пытался сбежать, она моментально закатывала истерики.
Никогда бы не подумал, что так буду радоваться чужому сну, как это происходило с Гислен. Ведь только в такие моменты я мог быть уверен, что в меня никто не вцепится и не будет пытаться уговорить покатать её. Как же было хорошо, когда она не могла говорить! Я хотя бы имел возможность игнорировать её слова из-за их непонятности, но, к сожалению, Гислен это, на мой взгляд, слишком быстро исправила.
Вот я вроде бы ворчу на неё, но на лице сама собой возникает довольная улыбка. Действительно, я никогда не был так счастлив, как сейчас. Впервые мне не надо куда-то спешить и что-то делать. Наконец-то я могу просто жить и наслаждаться жизнью.
Несмотря на такое радужное настроение, я знал, что расслабляться не стоит. Все думали, что я ребёнок, который мало ещё чего понимает, и поэтому часто не заканчивали свои разговоры при мне, считая, что я всё равно ничего не пойму во “взрослых” обсуждениях.
Так я и узнал о том, что не так всё спокойно в империи, как кажется на первый взгляд. Это, в свою очередь, совпадало с моими рассуждениями на эту тему: просто не может быть, чтобы у только недавно образовавшегося государства не было проблем.
В нашем родовом имении, которое больше смахивало на настоящий замок, всё это время было спокойно, и это была заслуга моих родителей. По большей части тут постаралась мама. Она настолько часто тренировала гвардейцев, что они с лёгкостью могли справиться с обычными бандитами. Поэтому последних довольно быстро вывели из графства, а стоило зародиться новой разбойничей ватаге, как мама во главе с отрядом гвардейцев рода быстро решала эту проблему.
Кстати, из-за этого графство стало очень популярным у торговцев, и они стекались в наши края в надежде заработать побольше золота, которое потом не отберут по пути назад. По крайне мере, на территории графства это можно было гарантировать, что и подкупало.
К сожалению, не везде было так хорошо – проблемных мест хватало. Да и слухи ходили не самые оптимистичные. Уже сейчас возникали проблемы с продовольствием, и хоть этот вопрос не был критичен, но люди уже перешёптывались по этому поводу, опасаясь голода.
Война, что не прекращала сопровождать становление Рассветной Империи, сильно истощила эти земли и лишила империю большого числа мужчин, способных войти в ряды войск. Ходили даже слухи, что на границах с другими государствами не всё так спокойно, как могло бы показаться. Не удивлюсь, если кто-то из местных властителей в скором времени попробует оторвать лакомый кусочек от империи или пограбить наши земли в своё удовольствие. Людей остро не хватало во многих отраслях.
Из-за этого я несколько отошёл от своего плана ни во что не встревать, и стал в тайне от родителей восстанавливать свои навыки. Всё же не хочется оставаться беспомощным, да и попросту бесполезным.
В своём мире я, насколько мог судить, принадлежал к расе рау или по-другому, как называли таких, как я, эльфы, к высоким людям. И тут речь шла совсем не о росте – просто приближенный перевод обозначения моей расы с эльфийского языка звучал именно так. Так называли расу людей, которая существовала задолго до того, как мир заполнили обычные смертные. Мы были сильнее людей, хоть и почти не отличались от них внешне. Главным достоинством было то, что рау могут жить тысячелетиями, как и эльфы, и обладают большими задатками как в магии, так и в сражениях. Поэтому из нас и получались великолепные воины и полководцы, а также маги, которые заставляли считаться с собой.
На самом деле, я лишь предполагал такое, так как на тот момент не было ни одного упоминания о живом рау, кроме меня. А моё своеобразное бессмертие лишь подкрепляло данную гипотезу.
Но мне в этом мире досталось тело обычного человека, и, чтобы развить свои навыки до достаточного уровня, придётся изрядно постараться. Хорошо ещё, что мои родители сами по себе были не самыми слабыми представителями человеческой расы, и этому телу, по всей видимости, передались задатки их талантов. Мне же оставалось не загубить всё на корню и терпеливо взрастить всё, что мне дано от природы. А там, как знать, может, я даже смогу превзойти свои силы, ведь это совершенно другой мир и тут другие правила. Да и теперь я не должен допустить тех же ошибок, что раньше: слишком многое приходилось делать, полагаясь на одну интуицию, порой не понимая, как следует поступить правильно в той или иной ситуации.
Как показала практика, этому телу еще далеко до того, чего я хотел бы от него добиться. Что уж говорить о том, что я уставал так, что не мог пошевелиться уже спустя минут десять тренировки, которая раньше не заставила бы меня даже вспотеть.
Даже не ожидал, что результат будет настолько плачевен. Но что поделать, только тренировками я смогу добиться прогресса.
Помимо физических тренировок я пытался научиться магии этого мира. Хорошо, что навыки работы с магической энергией не пропали при переносе, и я вполне отчётливо ощущал ману, разлитую вокруг. Единственная проблема была лишь в том, что она пока мне не давалась в руки, отторгая все мои манипуляции.
Порой мне казалось, что она ведёт себя как разумное существо, но это же бред! Такого просто не может быть! Единственным успехом в этом направлении было то, что мои манипуляции с магией сказывались на моём теле, улучшая внутренние каналы и потоки энергии, что свободно скользят внутри организма.
Кстати, насчёт этого. Я был порядком удивлён, когда наконец-то смог увидеть энергетическую структуру своего тела. К своему сожалению, я как-то раньше не задумывался об этом и не знаю, как выглядело моё изначальное тело в этом плане. Всё же в житие рау были свои несомненные плюсы. В этот раз я решил уделить куда более плотное внимание этому вопросу.
Так вот. В целом энергетическая структура полностью повторяла кровеносную, только вот если у кровеносной средоточием было сердце, то средоточие энергии находилось на уровне солнечного сплетения. Главное отличие этой структуры в том, что можно развивать и расширять уходящие из нее каналы. Всё это должно было способствовать более быстрому сбору маны, и мне легче будет контролировать потоки магической энергии, если каналы на руках будут достаточно развиты для того, чтобы выпускать большие объёмы энергии.
В свои пять лет я бы уже мог произвести самые простые заклинания, но как я и говорил, магия этого мира пока не давалась мне в руки. Благо за время своей жизни я научился терпению, и мне удавалось держать свои детские порывы под контролем.
Таким образом прошло ещё два года в этом мире. В семь лет дети считались уже достаточно взрослыми, чтобы на их поступки начали обращать внимание, и их учили нести ответственность за свои действия.
По моему мнению, это был слишком резкий переход от одной модели поведения к другой, но для меня это не было затруднительно. Я и так вел себя куда взрослее своих сверстников, хотя при этом приходилось совершать и глупости, чтобы никто ничего не заподозрил. Родители же не могли не нарадоваться на такого спокойного и рассудительного сына.
А вот образчиком ребёнка была моя сестра. Она была полной моей противоположностью – шумная, активная и очень болтливая. С некоторых пор я стал проклинать тот день, когда она научилась говорить, потому что после этого её расспросы никогда не прекращались.
Отчего-то Гислен решила, что только я должен отвечать на её вопросы, и не обращала внимание на родителей, которые хоть как-то пытались её отвлечь. Девочка была непреклонна и всё равно сбегала к старшему брату, чтобы начать доставать меня.
Раньше, если бы кто-то посмел так себя вести со мной, он бы уже давно пожалел о таком, но с сестрой я просто не мог так поступить. У меня даже не поднималась рука, чтобы отмахнуться от Гислен, — настолько доверчиво и светло она смотрела на своего старшего брата.
Из-за того, что она постоянно крутилась рядом, мои занятия не могли долго оставаться незамеченными, и чтобы сестра ничего лишнего не сболтнула, я тоже заставил её проходить тренировки, представив их как интересную игру и одновременно тайну, которая есть только у нас. Похоже, именно общая тайна больше всего и привлекла Гислен.
Сначала я думал, что девочка быстро устанет от тех нагрузок, что я ей давал. Но сестра с завидным упорством не отступала и продолжала приходить на них.
В какой-то мере, я даже был рад этому, так как из-за своего излишне взрослого взгляда на жизнь у меня не было друзей -- мне просто не было интересно с ними. Сестра же – совершенно другое дело, да и ближе её, кроме родителей, у меня всё равно никого нет.
Хех, я уже и перестал замечать, что эти люди для меня стали родными, и я был рад этому. Пускай хоть в другом мире, но я обрёл семью.
 



  Внимание! Вы скачиваете отрывок, разрешенный законодательством и правообладателем (не более 20% текста). После ознакомления вам будет предложено перейти на сайт правообладателя и приобрести полную версию произведения.
4.5/2
Категория: Новость о выходе книги | Просмотров: 219 | Добавил: admin | Теги: Андрей Ткачев, Новая жизнь, Владыка
Всего комментариев: 0
avatar
Вверх