Новинки » 2020 » Декабрь » 2 » Андрей Сидоров, Юрий Мюн. Предназначение. Книга 1. Часть 3
10:41

Андрей Сидоров, Юрий Мюн. Предназначение. Книга 1. Часть 3

Андрей Сидоров, Юрий Мюн. Предназначение. Книга 1. Часть 3

Андрей Сидоров, Юрий Мюн

Предназначение. Книга 1. Часть 3

 

с 24.11.20

Становление маршала империи. Первые шаги. Детство…


Из серии: Маршальский жезл #3
Жанр: героическое фэнтези, иные миры
Возрастное ограничение: 12+
Дата написания: 2020
Объем: 270 стр.
Дата выхода на Литрес 28.11.2020
Правообладатель: Авторы
 Книга 1

Предназначение. Книга 1. Часть 1

Предназначение. Книга 1. Часть 1
 Книга 2

Предназначение. Книга 1. Часть 2

 
Предназначение. Книга 1. Часть 2
3
Предназначение. Книга 1. Часть 3

Пролог

Два человека сидели в легких креслах, поставленных на балконе, на самой верхотуре донжона замка, и, греясь на летнем солнышке, попивали вино из тонких стеклянных бокалов и вели неторопливую беседу. Беседа протекала вполне себе мирно, что свидетельствовало о том, что беседующие, если и не друзья, то, как минимум люди, симпатизирующие друг другу. А в данном случае, их еще связывало и предстоящее общее дело.

Глядя со стороны, трудно было найти людей, настолько различающихся, как по комплекции, так и по манере поведения. Один из них был худощав, носил волосы до плеч и говорил, не пытаясь облечь слова в какие-то приятные для слуха формы. Короче, он вел себя, как воин-простолюдин, не стесняя себя правилами этикета.

Второй же, был полным, с румяным лицом записного добряка, с мягкими манерами и осторожной, тщательно продуманной манерой речи, то есть, в противоположность своему собеседнику, был скорее интриганом, чем воином.

Однако, человек, доверившийся своим впечатлениям, навеянным их внешним видом, сделал бы большую ошибку, возможно даже, последнюю в своей жизни, потому что худощавый слыл самым хитрым и безжалостным из всех владетелей Вольных баронств и, в отличие от полного, его не боялся!

Полный же, хоть и слыл хладнокровным, как змея, отчаянно боялся своего собеседника, прекрасно понимая, что в интригах тот даст ему сто очков форы и все равно выиграет. Именно поэтому он очень тщательно следил за сказанными им словами.

Отдавая дань традициям, они поговорили о погоде, о видах на урожай и только потом перешли к интересующим их обоих темам.

– Лон, – делая солидный глоток из своего бокала, обратился один из них к своему собеседнику, – у меня уже все готово, мы ждем только твоего сигнала на выступление.

– Еще рано, Клом, – чуть поморщившись от напора, прозвучавшего во фразе его собеседника, отрезал Лон. – Еще рано!

– Послушай, – вдруг каким-то вкрадчивым тоном сказал тот, кого назвали Кломом, – я слышал, что пропал барон Засс. Сведения, конечно, не проверенные, но я склонен этому верить.

– Склонен верить! – немного ворчливо пробурчал его худощавый собеседник, отзывающийся на имя Лон. – Этим новостям уже скоро месяц, а вы, барон, только склоняетесь к тому, чтобы им поверить! Быстрее нужно ориентироваться!

– Дело не в том, как я ориентируюсь! – зло воскликнул Клом, забывшись, но его собеседник вообще никак не прореагировал на его вспышку, только, подняв бокал, начал разглядывать барона через него.

Через минуту опустив бокал и задумчиво покрутив его в руках, он примиряюще произнес:

– Полно, барон, не кипятитесь, не стоит принимать мои слова так близко к сердцу!

Он усмехнулся.

– Просто я хотел сказать, что уже давно слышал об этом и предпринял кое-какие шаги, чтобы прояснить обстановку.

– И что? – его собеседник успокоился и, глядя на своего собеседника своим знаменитым, холодным равнодушным взглядом, отчего многие сравнивали его со змеей, он пытался понять, какую игру начал хитрый лис, сидящий в кресле напротив него.

– А скажите, барон, – Лон вдруг осклабился и пристально взглянул на собеседника, – вы, совершенно случайно, не посылали в баронство Засс отряд своей гвардии, состоящий из десятка человек, командует которыми некто, откликающийся на кличку Скорпион?

Барон Клом спокойно выдержал взгляд своего худощавого собеседника, и только после того, как отпил из бокала вино, решил ответить.

– Превосходное вино! – с энтузиазмом воскликнул он. Барон Лон, в ответ на его реплику, раздвинул губы в кривой улыбке. Глаза его при этом не улыбались.

Его собеседник, столкнувшись с ним взглядом, слегка вздрогнул, что не осталось незамеченным и поспешил продолжить.

– Так все же, барон, вы закажете купцу пару бочонков для меня? – продолжал гнуть свое Клом, держа марку.

Барон Лон задумался. Все это было неспроста! Он знал о своей славе в баронствах, как и то, что все, абсолютно все Вольные бароны, если его не боятся, то опасаются – точно. И тут, вдруг, такой пассаж! Нет, он не имел ничего против своего собеседника, тем более, что вскоре они собирались породниться через брак его среднего сына с младшей дочерью Клома, но вот такое поведение, обычно очень осторожного собеседника, настораживало.

– Мы же уже с вами, барон, говорили на эту тему, и я твердо пообещал, что сделаю купцу дополнительный заказ. Мои люди его уже нашли и заказ сделан, так что осенью, дорогой барон, ждите!

– И сколько я должен? – барон небрежным движением закинул в рот несколько ягод, лежащих на блюде.

– Я вам обязательно отвечу, – слегка раздраженно произнес его собеседник, – как только вы ответите на мой вопрос.

– Да полно вам, Лон, – Клом небрежно махнул рукой, с зажатым в ней бокалом, отчего вино плеснуло через край. – Вы задаете вопрос, на который прекрасно сами знаете ответ!

– И все же, мне хотелось бы услышать его от вас! – упрямо наклонив голову, худощавый пристально смотрел на своего собеседника.

– Извольте! – пожав плечами, полный с видимым удовольствием отпил из бокала и блаженно откинулся в кресле. – Да, посылал. Именно отряд из десятка гвардейцев, командиром поставив Скорпиона. Вас это почему-то беспокоит?

– Представьте себе, барон, меня это беспокоит! А беспокоит меня это потому, – худощавый перешел с нормального тона на шепот, который звучал довольно зловеще, – потому что твои гвардейцы чуть не напали на моих ребят! Ты вообще представляешь, чем бы все это могло закончиться?

– А сколько ты послал своих ребят? – с любопытством поинтересовался Клом.

– Полусотню. Командир – Стонек, – Лон пристально разглядывал в бокале что-то, видимое только ему. – Так что, вырезали бы мои твоих, как курей и Скорпион со своим «ядовитым хвостом» им бы не помог. Раздавили бы его!

– А ты откуда про «ядовитый хвост» знаешь? – полюбопытствовал Кром. – Я тебе об этом никогда не рассказывал!

– Ты мне – нет, не рассказывал, а вот твои бойцы… Особенно, когда поднаберутся, а вокруг будут благодарные слушатели… Так что, этот секрет уже давным-давно не секрет. Я тебе не говорил, просто расстраивать не хотел, но защиту против него мои бойцы придумали, так что, недолго твой скорпион махал бы своим хвостом!

И, довольный своей речью, барон Лон радостно захохотал.

Барон Клом скривился, как будто съел что-то кислое, но удержался от резкости, только тихонько пробормотал:

– Вернусь, найду этих говорунов!

И многозначительно скрипнул зубами.

Его собеседник, радостно хохочущий над своей же шуткой, эту пантомиму пропустил. Впрочем, даже если бы он ее успел заметить, его эти разборки никоим образом не касались.

– Барон, – внезапно, резко прервав смех, Лон в упор взглянул на своего собеседника, – а можно поинтересоваться, с какой целью вы их туда направили и какое задание им поручили?

Клом отвечать не торопился. Он отпил лоток вина, прикрыв глаза от наслаждения, посмаковал его, гоняя по рту, потом проглотил, открыл глаза и наткнулся на насмешливый взгляд своего будущего родственника.

Пока Клом, делая вид, что наслаждается вином, судорожно соображал, что ответить своему собеседнику и насколько правдивой должна быть информация, тот просто сидел и крутил в руках бокал с вином, с любопытством ожидая ответа. И, глядя в его насмешливые глаза, Клом понял, что ему известно, если не все, то очень многое, и лучше отвечать честно, ничего не утаивая.

– Я им сказал оглядеться в баронстве и, если слухи правдивы, то рассмотреть возможность захвата баронства моей дружиной, – честно признался он, но увидев полный иронии взгляд собеседника, посчитал правильным пояснить:

– Если барон Засс и впрямь убит, а слухи говорят именно об этом, то захватить это баронство большого труда не составит. Вот я и подумал, если все так, то, может, ну его, баронство Смел, а захватим для наших детей баронства Засс! Это будет намного проще, а оно не хуже баронства Смел, а даже в чем-то и получше будет! Что думаете, барон?

И он с вызовом уставился на худощавого, предвкушая его потрясение. Но, к большому удивлению барона Клома, его собеседник, как лениво потягивал из бокала вино, слушая его вдохновенную речь, так и продолжал его потягивать, никак не реагируя на предложение.

– Ну, что же, – наконец, поставив бокал на широкий подлокотник, худощавый наклонился вперед и впился взглядом в пухлого собеседника. – В принципе вы сделали все то же, что и я, просто у вас изначально хромало воображение!

Барон Клом возмущенно вскинулся, но барон Лон поднял руку в останавливающем жесте и продолжил:

– Я предлагаю отвоевать оба этих баронства!

И, увидев протестующий взгляд собеседника, добавил:

– Да-да, я знаю, сто вы хотите мне сказать, барон! Однако, задумайтесь над тем, что те дети, которых мы с вами вскоре поженим, не последние у нас!

И он с удовольствием уставился на пораженного Клома.

– То есть, вы, барон, – все еще не веря услышанному, решил переспросить барон – предлагаете поженить еще и других наших детей?

– Естественно! – фыркнул Лон Дрекст. – Насколько я помню, у вас есть неженатый сын? Ну, а у меня есть незамужняя дочь…

Теперь уже фыркнул Клом.

– Ага! А ничего, что моему сыну шестнадцать, а вашей дочери всего восемь?

– Ну и что? – философски пожал плечами барон Дрекст. – Барон, годы пролетят, вы и не заметите! Пока мы можем просто совершить помолвку, а годика через четыре, ну, пусть лет через пять-шесть, можно уже говорить и о свадьбе. А пока, нам с вами придется поднимать баронство, которое после нескольких месяцев безвластия наверняка придет в упадок! Так что, как раз к свадьбе мы это баронство приведем в нормальный вид!

– А чего так долго-то? – удивился Клом. – Да за пять-шесть лет из баронства можно ого-го, что сделать!

– Это только так кажется, барон! – резко осадил его Лон. – Сколько вы готовы вложить в это баронство?

– Э-э-э… – явно замялся Клом.

– Вот и я о том же! – воскликнул барон Дрекст. – Если не в ущерб своему баронству, то я смогу выделить не такую уж большую сумму, да и вы, барон, тоже, а потому процесс подъема экономики баронства затянется. Это неизбежно! Вы согласны со мной, барон?

Его собеседник кивнул головой.

– Пожалуй, да, вы правы, барон. Значит, мы захватываем оба баронства? – еще раз уточнил Клом Бирез. И после короткого энергичного кивка, продолжил:

– А у нас хватит сил, чтобы захватить сразу два баронства?

– А нам не надо захватывать оба баронства одновременно. Сначала захватим одно, потом другое. Все будем делать постепенно.

Клом Бирез понимающе кивнул и не удержался от вопроса:

– И какое будет первым?

Его собеседник тонко усмехнулся, что на его простоватом лице с крупными чертами смотрелось удивительно, и сказал:

– Первым будет баронство Смел, и если нам повезет, то и единственным.

– Не понял! – помотал головой барон, как бы пытаясь расшевелить свои мысли. – Вы же только что сказали, что мы завоюем оба баронства!

– Так оно и будет, барон, – успокаивающе произнес Лон, – мы завоюем два баронства, а вот воевать будем только за одно, особенно, если вы тоже мне поможете!

– Ух! – Клом сделал большущий глоток из бокала и немного капризным тоном произнес:

– Барон, вы совсем меня запутали! То мы берем два баронства, то одно, то берем два, а воевать будем только за одно… Я уже ничего не понимаю!

– А на самом деле, все очень просто, дорогой барон, – широко улыбаясь и в душе посмеиваясь над непонятливостью своего собеседника, пояснил Лон Дрекст, – в баронстве Смел нам придется воевать, так как от посланных мной людей вестей нет, а это значит, что у них что-то не получилось, а вот в баронстве Засс все может получиться гораздо проще. Я поручил Стонеку собрать вокруг отряда как можно больше недовольных, или присоединить к себе каких-нибудь бандитов и взять штурмом город Засс.

Увидев, что Клом хочет что-то сказать, он отрицательно мотнул головой и продолжил, не давая тому вставить слово.

– От бандитов, после взятия города будет нетрудно избавиться, при этом заслужив благодарность горожан. Догадываетесь как, барон?

– Ну-у… – протянул тот задумчиво, подняв глаза к небу, – мне кажется, что да, догадываюсь. Вы предполагаете, что бандиты, взяв город, займутся привычными им вещами – грабежами и убийствами. Так?

Его собеседник утвердительно кивнул головой.

– А ваши бойцы, убивая разбойников и спасая горожан, прослывут защитниками и заступниками. Таков план?

– Да, все верно, – согласился с ним барон Дрекст, – именно так я все и задумывал.

– А чем я могу вам помочь, как вы говорили? – поинтересовался Клом Бирез.

– У вас ведь есть связь с вашими людьми, я имею в виду Скорпиона? – не отвечая на его вопрос поинтересовался Лон.

– Да, есть, – осторожно подтвердил Клом.

– Ну и отлично! – обрадовался барон Дрекст. – Прикажите своим людям присоединиться к моим. Вместе им будет проще контролировать тот сброд, что они бросят на штурм города, да и потом избавляться от них будет проще.

– Да, пожалуй, вы опять правы, барон! Но должен признаться, что у вас получился довольно коварный план! Если все пройдет так, как вы задумали, то мы получим баронство без особых разрушений и, может быть, восстановление его экономики не потребует столько средств!

– Об этом даже не мечтайте, дорогой барон! – насмешливо перебил его собеседник. – Засс был мотом и бабником, и своим баронством не занимался. Вообще никогда, насколько я знаю. Он тупо сбросил все дела на управляющего, а сам только гулял да тянул золото из баронства, и все!

– Ой дура-а-ак! – обхватив голову руками простонал барон Клом.

– Вы чего, барон? – удивленный и обеспокоенный собеседник начал вставать из кресла.

Барон Бирез протестующе замахал руками.

– Не стоит! – быстро сказал он. – Я ведь никогда не обращал внимания на то, как управляется баронство Засс! Да знай я о том, что засранец Засс… – тут они оба одновременно усмехнулись – каламбур вышел неплохой, – … не занимается своим баронством, я бы уже давно бы его отнял!

– Да ладно вам плакать об упущенных возможностях! – немного резко воскликнул барон Дрекст. – Вы лучше подумайте, как вам быстрее связаться со своими людьми в баронстве!

– Да, точно! – преобразился барон Клом, покинув такое удобное кресло. – Пожалуй, барон, я вас покину, чтобы отдать необходимые распоряжения!

– Конечно, барон! – не вставая с кресла, махнул ему рукой барон Дрекст. – Как закончите, приходите, я велю принести еще кувшинчик этого вина, которое вам так нравится.

* * *

– Эй, Стонек! – прокричал боец, выезжая на поляну, оборудованную для длительной стоянки, и со стоном сползая с лошади, еле стоящей и роняющей клочья пены.

– Лейтенант! – проорал он громче, не видя никакой реакции на свой предыдущий призыв.

– Чего орешь? – подскочил к нему здоровяк, увешанный оружием, как праздничное дерево – подарками. – Совещание у него! – он мотнул головой в сторону самой большой палатки. – Как освободится, я доложу!

– Нет! – возразил приехавший. – Я привез приказ барона, и, может быть, он что-то поменяет в планах лейтенанта! Поэтому иди и доложи сейчас!

– Лейтенант не любит, когда его отрывают во время совещания! – непреклонно возразил здоровяк.

– Я думаю, что барону понравится еще меньше, если он не выполнит его приказ! И мне кажется, что лейтенант об этом знает, а поэтому, как ты думаешь, кого он сделает виноватым?

Объяснять простые вещи здоровяку было не нужно и он, сорвавшись с места, быстро скрылся в палатке.

Гонец подошел поближе, на случай, если лейтенант все же решит ознакомиться с приказом барона, что он ему доставил.

Так и получилось. Не прошло и пары минут, как все разговоры в палатке, снаружи слышимые, как неразборчивый бубнеж, прекратились, и из нее вышел мужчина, лет тридцати, невысокого роста, но с такими широкими плечами, что казалось, что он, что вверх, что вбок – одинакового размера.

Одет он был в простой кожаный доспех, и носил два меча, закрепленными на спине. Короткостриженные светлые волосы, уже изрядно выгоревшие на солнце и напоминающие ежик, были прикрыты легким шарфом, повязанным поверх головы.

– О, Урик, привет! – он с улыбкой поздоровался с гонцом. – Как жена, еще не подарила тебе сына или дочку?

– Добрый день, господин лейтенант. Пока нет, не успела, ждем со дня на день! – улыбнувшись ответил Урик.

– Ну, хорошо! – уже деловым тоном продолжил лейтенант Стонек, – давай, что ты там привез?

– Приказ от его милости, господина барона, господин лейтенант! – отчеканил гонец и точным движением вынул из специальной сумки тубу с документом и протянул ее лейтенанту.

Тот ее принял, внимательно осмотрел баронскую печать, запечатывающую тубу, и, видимо, удовлетворившись увиденным, сорвал ее и, открыв футляр, достал сам приказ. Прочтя его, не сходя с места, он на минуту задумался, постукивая указательным пальцем по подбородку, а потом, аккуратно сложив приказ, сунул его за пазуху и вошел в палатку, а к гонцу подошел встретивший его здоровяк и, легонько хлопнув по плечу, отчего тот пошатнулся, прогудел:

– Пойдем, я тебе покажу где можно поесть и отдохнуть. Стонек сказал, что тебе в путь не раньше, чем через три-пять часов, так что отдыхай. Когда понадобишься тебя позовут.

* * *

– Итак, господа, – сказал Стонек, едва войдя в палатку, где проводил совещание с двумя командирами местных разбойников, – у меня есть приказ моего господина, и он не предполагает двоякого толкования. Поэтому я сразу говорю вам, что мы идем на Засс.

Лица разбойничьих главарей просветлели, и они радостно заулыбались. Ну, еще бы! Столица баронства – это богатые горожане, изнеженные, не способные дать отпор, привыкшие прятаться за спинами стражи и баронской дружины. Стоит на них слегка надавить, и вот оно – богатство!

Главари разбойников разве что не облизывались, услышав эту новость. Раньше лейтенант сдерживал их порыв и не поддерживал в желании взять штурмом столицу баронства, и вот, наконец, приказ…

– Хорошо господа, – спокойно сказал Стонек, посмотрев холодным взглядом на радостные и торжествующие лица своих временных союзников. – В нашем походе к нам присоединится еще один отряд. Место встречи… – он подошел к столу, с разложенной на нем картой, – … вот здесь! – он ткнул острием вынутого из ножен кинжала в какую-то точку на карте.

Главари разбойников мельком глянули на карту и продолжили вполголоса общаться между собой. Их совсем не заинтересовало присоединение еще одного отряда. Богатств в городе много, хватит на всех!

Лейтенант Стонек презрительно посмотрел на них, тяжело вздохнул и отдал распоряжение:

– Господа, – главари разбойников отвлеклись от разговора между собой и посмотрели на своего номинального командира, – мы выдвигаемся через шесть часов. К этому времени ваши люди должны быть готовы. Проследите, чтобы они проверили свою амуницию. Отставших ждать мы не будем.

Разбойники нехотя кивнули. Понятие дисциплины было им чуждо.

– Да, кстати, – чуть насмешливым голосом продолжил лейтенант, когда его союзники уже собирались покинуть палатку, – грабить горожан, после взятия города, я вам запрещаю! Мой господин собирается взять это баронство под свою руку, и разрешать грабить своих подданных он не собирается!

После этого он с огромным удовольствием наблюдал, как меняется выражение лиц этих разбойников, с предвкушающе-счастливых до угрюмо-задумчивых.

– Я более вас не задерживаю, господа, – с саркастической улыбкой попрощался он с ними, – идите и проверьте своих воинов, – тут он презрительно скривился, – а то растеряете всю свою армию еще по дороге!

* * *

Крег Энгарро стоял на городской стене и смотрел на поле перед городом, буквально заваленное мертвыми телами. Рядом с ним стоял, пытаясь отдышаться, спешно прибежавший Эдвин Берт, управляющий баронством, после того, как Крег отправил к нему гонца с тревожным известием.

Вокруг них толпились горожане, обсуждая только что закончившееся сражение и строя предположения о своей дальнейшей судьбе. А судьба их была пока неопределенна, ибо на смену одной беде, пришла беда другая.

Уже три дня продолжалась планомерная осада города. Разбойники, ведомые баронскими людьми, все же подошли к городу, но дали горожанам время организовать оборону.

Капитан баронской гвардии точно угадал со сроком прибытия – войско разбойников подошло через шесть дней.

Союз баронских командиров с разбойниками сыграл для них роковую роль, потому как, увидев их, жители города поняли, что их ждет в случае, если эти люди попадут в город.

Так что подошедшая армия, насчитывающая около тысячи человек, по примерной оценке капитана Крега, увидела закрытые ворота и вооруженных людей на стенах.

Переговоры удачными не были, не взирая ни на какие посулы и обещания, а также игнорируя угрозы, ворота оставались закрытыми.

И тогда разбойники бросились на штурм! И, естественно, умылись кровью. А как иначе? Ни осдных башен, ни тарана, ни даже нормальных лестниц не было. Были какие-то, связанные из тонких, кривых стволов подобия лестниц, но они не доставали даже до края стены. Самая высокая не достала до края где-то метр!

И вот вся эта неорганизованная, орущая, воющая и улюлюкающая масса бросилась к стенам, намереваясь по этим лестницам попасть на стены города. Защитники встретили их дружными арбалетными залпами, и осаждающие начали нести потери. Их потери увеличивались по мере приближения к стенам города, а когда они полезли вверх по лестницам…

Зачастую защитникам даже не нужно было стрелять – лестницы не выдерживали вес лезущих на них людей и ломались, повергая людей с небес на землю.

И пока осаждающие безуспешно штурмовали город, хотя, скорее это была пародия на штурм, а не сам штурм, Крег видел, как орал что-то, находясь за спинами штурмующих людей, около большой палатки, что недавно установили, размахивая двумя мечами, невысокий, но очень широкий человек, явно угрожая двоим, весьма разбойного вида, стоящим рядом с ним. Те явно оправдывались, но что-либо делать не спешили.

Наконец, так и не добравшись до вершины стен, оставляя за спиной убитых и раненых, разбойники откатились назад.

Крег заметил, что на штурм бросились не все – около полутора сотен остались на месте, стоя в правильном строю, демонстрируя умение и дисциплину. Капитан гвардейцев баронства Засс поморщился. Судя по всему, это были его, в какой-то степени коллеги – дружинники и гвардейцы баронов.

Он ожидал самых больших неприятностей именно от них, хорошо, что их было относительно немного, и у них был шанс справиться с ними.

Штурм совсем заглох, и главари осаждающих удалились в палатку, разбитую поодаль и охраняемую десятком хорошо и однообразно вооруженных воинов.

С этого момента осада приняла планомерный характер. Осаждающие рубили лес, строили осадные сооружения и практически не беспокоили осажденных, считая, что участь их предрешена.

Осажденные со стен наблюдали за действиями осаждающих и громко обсуждали их. Капитан Крег с каждым днем становился все мрачнее и задумчивее.

– Друг мой, – не выдержав его мрачного вида, решил поинтересоваться причиной Эдвин Берт, – почему ты так задумчив и печален? У нас, вроде как, все получилось, и горожане готовы дать отпор врагу! Признаюсь, твоя идея использовать их союз именно с разбойниками, была гениальна!

– Эх, – как-то горестно пробормотал капитан, – идея, идея. Что толку от этой идеи?! Они строят осадные башни, аж три штуки! Когда они их закончат – пойдут на штурм. И вот этот штурм будет очень серьезным! Мало того, что их почти столько же, сколько и защитников, но я обратил внимание, что у них есть сотни полторы воинов баронств. Или дружинники, или, что еще хуже, баронская гвардия. И вот их нам остановить будет очень непросто!

Помолчав, он добавил:

– Да, я могу, конечно, ошибаться, но всем этим войском, по-моему, командует Стонек лейтенант гвардии барона Лона Декста. Во всяком случае, я не знаю больше ни одного человека такой комплекции.

– Что, такой здоровый? – полюбопытствовал Эдвин.

– Да, вот, как раз, нет, – помотал головой Крег, – но его, что на бок положить, что поставить – рост будет примерно одинаков.

– Вот это да! – воскликнул Эдвин, примерно представив себе, как это должно выглядеть.

– Угу! – поддакнул ему друг.

– И что это для нас значит? – поинтересовался, вспомнив начало разговора, управляющий баронством.

– Для нас это плохо, – просто ответил Крег. – Стонек умный, осторожный и, в хорошем смысле слова, изворотливый, как хорек! Поэтому, я не удивлюсь, если штурм с осадными башнями будет только отвлекающим маневром, а он придумает что-нибудь еще, не такое очевидное. Поэтому, в том числе, я такой задумчивый.

– Да что он может придумать?! – как-то легкомысленно возразил ему Эдвин.

– Я не знаю, – с каким-то отчаянием в голосе бросил Крег, – если бы знал, то так бы не мучался!

И, видя помрачневшее лицо друга, поспешил его успокоить.

– Ты знаешь, в том, что осаждающими командует именно он, есть и плюсы!

– М-да? – скептически произнес Эдвин. – И какие же?

– Он не убивает пленных, не дает грабить и убивать мирных жителей, так что ни тебе, ни твоей семье ничего не грозит, ну, может только ты лишишься должности. Но зато вы все останитесь живы!

– А ты? – обеспокоенно заглядывая в лицо Крега, спросил Эдвин. – А что будет с тобой, мой друг?

– Я выполню свой долг перед баронством до конца, – твердо ответил капитан, – а там, как рассудит госпожа Удача!

Эдвин Берт горестно покачал головой, но спросил о другом.

– Так скажи мне, Крег, насколько велики наши шансы отстоять город?

Капитан баронской гвардии подумал, подняв глаза к небу и потом честно, насколько мог, ответил:

– Если Стонек ничего, кроме штурма с осадными башнями, не придумает, то процентов восемьдесят пять на то, что мы отобьемся. Потери, конечно, будут большие, но в город они не пройдут. А вот если он что-то придумает…

Договаривать, что будет в этом случае, он не стал, и так было все понятно.

На том они и разошлись. Эдвин пошел решать экономические и организационные дела баронства, а Крег опять вернулся на стену, чтобы наблюдать за действиями осаждающих и ломать голову, что же еще мог придумать Стонек, чтобы взять его город.

И вот сейчас, на третий день планомерной осады, он стоял на городской стене и смотрел на поле перед ней, буквально устланное телами людей. Мертвых и умирающих. Раненым никто помощь не оказывал, и будет ли оказывать – пока было неясно.

* * *

Орки свалились на осажденный город и осаждающую его армию, как кара небесная! Большая орда, по примерным прикидкам Крега, не менее трех тысяч воинов, улюлюкая и завывая, выметнулась из леса и понеслась к городу.

Капитан гвардии отметил, что действовали орки не в своей обычной манере. Судя по их действиям, командовал ими кто-то очень авторитетный, раз они четко выполняли какой-то план, а не просто неслись кому куда нравится, как это происходило обычно.

К удивлению Крега, орки неслись к городу, построившись полумесяцем… «Надо же, – поймал себя на мысли Крег, – построившись! И это я об орках! Сказать кому, что орки начали что-то делать строем – меня засмеют! Да я бы первый высмеял того, кто мне это скажет! А вот теперь мне не смешно!»

Широкие крылья полумесяца охватывали осаждающих так, что уйти из-под удара, скорее всего, никому не удастся. «Да, при таком преимуществе это сделать не сложно! Хотя… опять же… это все-таки орки… Понятие дисциплины для них – это абстрактное понятие!» – все никак не мог успокоиться Крег.

Пока он изумлялся, орки вполне себе взяли осаждающих в кольцо Те были так обескуражены внезапным появлением орков у них за спиной, что почти не оказывали сопротивления и только осознание того, что в этот раз, почему-то, орки пленных не берут, сподвигло оставшихся пока в живых, попытаться организовать сопротивление.

Впрочем, запала у осаждающих хватило ненадолго и скоро некоторые из них попытались все-таки сдаться. Но орки пленных, в этот раз, действительно не брали и, как с удивлением отметил, внимательно наблюдающий за этим побоищем Крег, зарубили сдающихся без малейших раздумий и колебаний, даже не замедлив бег своих коней!

Не прекращая наблюдать за происходящими событиями, он подозвал кого-то из своих людей и послал срочно найти управляющего баронством Эдвина Берта и сказать, чтобы он срочно, прямо бросив все, бежал сюда.

То, что он переборщил со своим вызовом, он понял, когда услышал у себя за спиной тяжелое дыхание и надсадный кашель и впрямь прибежавшего сюда управляющего Обернувшись он с удивлением увидел его, стоящего согнувшись, уперев руки в колени, и сплевывающего на пол тягучую слюну.

– На, возьми, – он отстегнул от пояса фляжку и протянул ее другу.

Тот, не поднимая головы, отрицательно помотал ей из стороны в сторону.

– Возьми, я сказал! – жестко повторил капитан. – Прополощи рот и смочи горло. Глотать не надо!

Эдвин выпрямился и посмотрел на друга со страдальческим выражением лица.

– Бери, бери! – настойчиво повторил капитан и управляющий взял фляжку и прополоскал рот, потом вылил воду себе на ладошку и протер ею лицо.

– Спасибо! – он вернул фляжку другу и вопросительно уставился на него. – Так, что ты меня звал?

Крег кивнул головой за стену, и Эдвин перевел свой взгляд туда. То, что он увидел, его потрясло. Он сначала даже не понял, что он видит!

– Это что, был штурм?! – удивился он. – Ох, как мы их много убили-то! А что, в плен кого-нибудь взять удалось?

И, наконец, обратив внимание на орков, разъезжающих по полю туда-сюда, он задал главный вопрос:

– Крег, а это кто?

– Орки! – кратко ответил Крег.

– А-а-а! – протяну было Эдвин, но потом осознал ответ друга и всполошился.

– А что они здесь делают?

– Ну, – как-то напряженно ответил Крег, – пока они убивают осаждающих нас.

– Пока? – переспросил Эдвин.

– Пока, – согласился с ним Крег.

– А что они будут делать, когда закончат их убивать? – полюбопытствовал управляющий.

– Хороший вопрос, – одобрительно кивнул головой Крег. – Я тоже его себе задаю, и ответ пока не знаю.

– Слушай, а откуда они здесь вообще появились? – решил докопаться до истины Эдвин.

– Из леса, – сегодня его друг был просто образцом краткости.

– Да нет, – продолжал настаивать Эдвин, – я вообще, говорю. Ведь их стойбища располагаются довольно далеко и в набег они сюда никогда не приходили!

– Ну, – многозначительно почесал подбородок Крег, – значит, сегодня это случилось в первый раз! Хотя… – он вдруг прервался и стал внимательней вглядываться в разъезжающих по полю орков.

– Действительно, странно! – вдруг воскликнул он. – С этими орками все не так! Смотри, они не носят следов боев, то есть, они пробрались сюда каким-то образом, не вступая в боестолкновения! А если учесть, что напали они не как всегда, гудящей и улюлюкающей толпой, а явно выполняя какой-то план… Ты знаешь, Эдвин, я начинаю опасаться того, что наши беды только начинаются!

И, как бы оправдывая его слова, над полем прозвучал хриплый голос походной орочьей трубы. После этого сигнала все орки, к удивлению жителей осажденного города, вернулись к тому месту, где стояли явно главари похода, и стали строиться в какой-то, только им понятный порядок.

Это заняло у них минут пятнадцать, после чего их строй раздвинулся и вперед выехал огромный орк верхом на черном, как смоль, тонконогом и широкогрудом коне и не торопясь, небрежно развалясь в седле, шагом направился к воротам города. Его конь, осторожно ступая между мертвыми и умирающими, гордо нес своего всадника все ближе и ближе к воротам.

Скоро жители города узнают свою судьбу…

Глава 1

Наконец-то мы добрались до города! Две кареты, в сопровождении четырех десятков воинов, среди которых был и я, восседая на бывшем баронском жеребце по имени Гром. Кстати, его имя мне сказал Зерт, и сколько я не пытал его, откуда он мог его узнать, ведь я убил барона раньше, чем он до него мог добраться, чтобы спросить имя коника, орк только улыбался, пожимал плечами и переводил разговор на другую тему.

В общем, после нескольких моих попыток, я решил плюнуть на это и не обращать внимания. Не всякое знание полезно, в конце концов! А жеребчик отзывается на имя Гром, вот и буду так его звать!

М-да, не знаю, насколько это правда, во всяком случае, многие в нашем отряде, глядя, как скачет мой коник, цокали языком и качали головой в восхищении, а орк вообще сказал, что у него очень мягкий и плавный ход!

Вот только мне интересно, почему моя задница с ними всеми не согласна? И кто ошибается – все те бойцы нашего отряда, что восхищались его ходом, или моя многострадальная задница, к концу пути, как мне кажется, не то что превратившаяся в один сплошной синяк… Мне кажется, что даже штаны на заднице стали отливать густой синевой!

Так что, если все остальные воины нашего отряда, приняв красивые позы, горделиво въезжали в ворота Ирдика, я въехал кое-как, заботясь лишь о том, чтобы расположить мою многострадальную задницу полупопиями в седле так, чтобы было не больно, ну, хотя бы какое-то время. И в какие-то мгновения у меня это даже получалось!

Гром же, видимо чувствуя мою неопытность, время от времени поворачивал голову и с укоризной в глазу, который я видел, смотрел на меня. Мне становилось стыдно, и я дал себе обещание, что обязательно научусь ездить на лошади, тем более, имея такого красивого коня.

В общем, ворота города ознаменовали для меня конец мучений и потому я, так же, как и все, радовался. Только мы радовались разным вещам. Все остальные, как я подозреваю, радовались окончанию путешествия или, как баронесса Талия Верек, самой тяжелой части путешествия.

По дороге к постоялому двору я даже город рассмотреть не мог, так как пытался усесться в седле так, чтобы не испытывать боли, а потому, этот путь закончился для меня внезапно. Мы проехали какие-то ворота, и все остановились и начали спешиваться.

Я с победным стоном сполз с седла на землю. Как же здорово стоять на земле! Это может оценить только тот, кто много часов трясся в седле, как мешок, отбивая задницу и стирая внутреннюю поверхность бедер, хотя этого я смог избежать, пользуясь своим лечебным артефактом. Жаль, что нельзя одновременно лечить еще и задницу, во всяком случае, у меня не получилось!

В общем, оказавшись на земле, я почувствовал истинное блаженство, ровно до тех пор, пока не пришлось идти вслед за всеми на постоялый двор. Бодро рванув за всеми, я уже на втором шаге начал хромать и спотыкаться, и у меня появилось стойкое ощущение, что это не я скакал на конике, а он на мне ехал всю дорогу.

Короче, когда я, ковыляя, с гордым видом появился на пороге постоялого двора, все уже исчезли, остался только Зерт, который с понимающей улыбкой смотрел, как я героически преодолеваю порог и, наконец, вхожу внутрь заведения.

– Ну, как, ты живой? – не переставая улыбаться, осведомился он.

– Если и живой, – ворчливо отозвался я, упорно продвигаясь по направлению к нему, – то совсем чуть-чуть, и, судя по твоему улыбающемуся лицу, это ненадолго!

– Ну, почему же? – уже откровенно смеясь подначил орк. – Сейчас пойдем в комнату, ты бросишь свои шмотки, а, кстати, – он с преувеличенной заботливостью осмотрел меня со всех сторон, – а где твои вещи, Раст?!

Я чуть не взвыл от досады. Точно! Я же свой вьюк, который Зерт с утра приторочил мне к седлу, так и оставил на Громе! Вот что значит, нет у меня пока привычки к поездкам верхом!

Я молча, чтобы не провоцировать орка на новые шуточки, развернулся и, тяжело вздохнув, поковылял обратно.

– Раст! – абсолютно серьезным голосом, даже без тени смешинки, окликнул меня Зерт.

Я, страдальчески сморщив лицо, в предвкушении новых насмешек обернулся к нему, но лицо орка было серьезно и неулыбчиво.

– Не надо никуда ходить! Я снял твой вьюк с Грома, так что, я тебе советую сейчас взять из него чистое, а остальное я отнесу к нам в комнату, а потом мы пойдем в баню, хозяин ее как раз должен уже растопить.

Я удивленно смотрел на него. В голову начали закрадываться нехорошие мысли.

«Надо же, а я даже и не заметил, когда он снял с коника вьюк! Вот это я расслабился! Хотя, в моем состоянии это не удивительно! Но, с другой стороны, хорошо, что он позаботился об этом, а если бы его не было? Кстати, а с чего это он вдруг стал таким заботливым?»

Видимо, мои мысли секретом для орка не стали.

– Я просто вспомнил себя в первом походе, – пояснил он. – Мне кажется, что все новички совершают одни и те же ошибки. Так что, парень, не ты первый, не ты последний!

Я посмотрел на лестницу, ведущую на второй этаж. Зерт правильно понял мой взгляд.

– А твой отец уже забыл, как он начинал, поэтому и не проконтролировал твои действия, – пояснил он, – но если ты его спросишь, то, мне кажется, он подтвердит, что вначале он тоже забывал снять свой вьюк.

Я облегченно вздохнул и наконец-то смог оглядеться. До этого момента у меня как-то не получалось.

Мы с орком находились в большом зале, сейчас почему-то совершенно безлюдном, точнее, кроме нас, здесь был еще один человек, стоящий за стойкой, расположенной в левом углу помещения. В открытую дверь, расположенную за стойкой, был виден кусок какого-то помещения. Я, по аналогии с планировкой трактира «Привал странника», предположил, что это был кусок помещения кухни, хотя я мог и ошибаться.

В зале стояло с десяток столов, по обе стороны которых располагались, тяжелые даже на вид, лавки, рассчитанные на трех человек, и три маленьких столика, стоящих как бы немного наособицу, отделенных от общего зала живыми растениями в кадках, рассчитанных, судя по стульям с красивыми резными спинками, стоящим около них, на четырех человек.

Справа присутствовало небольшое возвышение, на котором вообще ничего не было.

«Сцена!» – предположил я, потому что ничего другого мне в голову просто не пришло.

Между стойкой и сценой располагалась лестница, ведущая на второй этаж.

В каждой стене, кроме той, где была стойка и сцена, было по два окна в тяжелых, скорее всего, дубовых рамах, а в стене, где была входная дверь – окно было только одно.

Внимательно осмотрев помещение, я подковылял к ближайшей лавке и совсем уже было собрался на нее плюхнуться, как услышал голос Зерта.

– Не советую! – твердо сказал он, и когда я взглянул на него, отрицательно покачал головой, усиливая свое утверждение.

Я тут же ощутил, что он прав, потому как вспомнил, в каком цвете сейчас окрас моей задницы и представил, как же мне было бы больно, плюхни я ее сейчас со всего размаха об эту жесткую лавку!

А потому, я согласно ему кивнул, заодно и поблагодарив за столь неожиданно выраженную заботу, и аккуратно опустил свои полузадия на лавку, все равно слегка скривившись от боли.

Орк озадаченно посмотрел на меня.

– Вообще-то, – весь его вид говорил, что его неправильно поняли, – я тебе вообще не советовал садиться, потому что, в таком состоянии, заставить себя встать будет очень сложно. А ты что подумал?

Мне было стыдно озвучивать ему свои мысли о его заботе о моей многострадальной заднице, поэтому я просто вяло махнул рукой, мол, чего пристал к маленькому, и буркнул:

– Давай, баул-то, я свежее вытащу, а то до бани вообще никогда не доберемся.

Орк небрежно бросил мне мой мешок, из которого я быстренько достал свежую рубаху и штаны, и, закрыв его, не стал бросать орку, просто чувствовал, что могу не докинуть, а поставил на стол. Зерт покачал головой, глядя на меня, подошел, забрал мой тючок и, небрежно бросив:

– Жди здесь! Никуда не уходи!

… поднялся по лестнице наверх.

* * *

Да, спать на настоящей кровати, на простынях, после баньки, после вкусного ужина, приготовленного не на костре, неизвестно кем, это я вам скажу…

Проснулся я от того, что Зерт тряс меня за плечо и орал почти что в ухо:

– Раст, подъем! Вставай, Раст, завтрак проспишь!

Магическое слово «завтрак» вырвало меня из объятий сна. Во всяком случае, это было первое слово, выкрикнутое орком, которое осознал мой, измученный вчерашней скачкой, мозг. Вот кажется, да, вроде, когда скакал, мозг в этом не участвовал от слова «совсем», так почему же у меня вчера, ближе к вечеру, башка совсем работать перестала. Да и глаза слипались…

Короче, при слове «завтрак» я открыл глаза и орк, хоть и поубавил громкость, и даже отстранился, чтобы не кричать мне в ухо, радостно сообщил:

– Вставай, все уже пошли завтракать, нас никто ждать не будет! Вот съедят все, и будем мы с тобой голодать до обеда!

«Он что, меня напугать хочет? – толкнулась в голову мысль. – Ну-ну, наивный оркский юноша! Голодать до обеда! Да я пойду на кухню и уж что-нибудь пожевать я там найду всегда!»

– Встаю уже! – твердо пообещал я и, к своему удивлению, легко поднялся. У меня ничего не болело! Я так удивился, что внимательно осмотрел себя со всех сторон, ну, что смог, и не увидел никаких изменений.

«Вот же! – мысленно хлопнул я себя рукой по лбу. – У меня же всю ночь перстень-лечилка работал!»

Я поднял руку и посмотрел на перстень. Один зеленый камень стал совсем светлым.

«Вот это да! Это как же я вчера себе организм попортил?! Нет, с этим нужно что-то делать!»

Я скривился от мысли, что придется снова садиться в седло. По-моему, у меня даже попа заболела!

– Ты чего, Раст? – обеспокоился моей пантомимой и непонятными телодвижениями орк.

– Да, нормально все! – успокоил я его. – Где здесь можно умыться, и все такое?

– Умыться, и все такое, – усмехнулся орк, – можно дальше по коридору, последняя дверь налево. Только давай быстрей!

Я кивнул и, вытащив из походного тюка полотенце, бодро пошагал в указанную орком сторону.

«Я его убью!» – думал я, выскакивая из той двери, куда меня направил коварный орк. – И хорошо еще, что я решил сначала умыться, а потом уже делать «все такое»! Представляете, каково было мое удивление, когда, умыв лицо над раковиной, я разогнулся и увидел абсолютно круглые, не то от удивления, не то от возмущения глаза на хорошеньком женском личике и открытый для явно возмущенного вопля рот! И этот вопль раздался, благо я уже успел выскочить в коридор!

«Я точно его убью!» – я был тверд в своем решении, когда дверь напротив меня открылась и из нее вышел отец.

– О, Раст, – обрадовался он, – а ты умываться? – сделал он логичный вывод, углядев полотенце, перекинутое у меня через плечо.

Он успел поймать закрывающуюся дверь и придержать ее.

– Давай! – нетерпеливо подогнал он меня, чего-то с утра плохо соображающего. – Долго не плещись, нужно завтракать, да начинать дела делать. Дел много, а вот времени – мало!

Я, ничего не говоря, прошел в удерживаемую отцом дверь, и оказался точно в такой же комнате, как только что покинутая мною, только, очевидно, для мальчиков. Хотя, на первый взгляд, они ничем не отличались…

Когда, наконец-то, сделав все свои дела, я вышел в коридор, то понял свою ошибку. Задумавшись, я пошел не в левую, а в правую дверь по коридору!

«Зерту ничего говорить не буду – засмеет!» – героически решил я и, сделав спокойное и независимое лицо, вошел в нашу комнату.

Ну, в общем, мог бы и не стараться. Зерта в ней уже не было. Я вспомнил магическое слово «завтрак», быстро собрался и, закрыв комнату на ключ, оставленный Зертом на столе, на видном месте, быстро спустился в зал.

Все наши уже сидели за столами и активно завтракали. Во всяком случае, разговоров слышно не было, а вот звук от работающих челюстей эхом носился по залу.

– Раст, иди сюда! – Зерт махнул мне рукой из-за стола. – Я держу место специально для тебя!

Только я подошел к столу, как появилась подавальщица и вопросительно уставилась на меня.

– Э-э-э… – замялся я, – мне кашу, – я разглядел, что ели мои соседи по столу, – и что-нибудь попить, желательно горячего и сладкого.

– Есть какао, – предложила подавальщица.

Я не знал, что это такое, у нас в тех заведениях города Смел, в которых я бывал, такого напитка не было.

– Давайте! – я согласно кивнул головой. «Заодно и что-то новенькое попробую, вдруг понравится?» – подумал я.

Я не прогадал! Каша была очень вкусной, с кусками мяса, в меру жирными, но очень сочными, все это было сдобрено какой-то приправой, придававшей пище остроту и какой-то непередаваемый аромат. В общем, мне понравилось. Напиток… как там его… какао, да! Ну, впечатление неоднозначное. Нужно будет попробовать еще разок.

Попивая какао, пытаясь создать о нем свое мнение, я оглядел столы, за которыми завтракали наши бойцы, и вдруг поймал себя на том, что не вижу отца. Я еще раз, более тщательно осмотрел завтракающих и опять отца не нашел. Это было интересно!

– Зерт, – обратился я к орку, – а где отец?

– Что, не нашел? – ухмыльнулся орк.

Я согласно кивнул головой.

– Эх, плохой из тебя следопыт, однако! – притворно сокрушаясь покачал он головой. – Совсем глаза видят плохо! – он продолжал тонко издеваться.

– Слушай, ну чего ты опять начинаешь?! – мне было лениво скандалить после сытного завтрака, но и спускать ему такую издевку я намерен не был.

Зерт, судя по всему, что-то такое в моем тоне уловил, потому что быстро оставил свой издевательский тон и просто кивнул подбородком в сторону. Я, посмотрев туда, увидел, сидящих за маленьким столиком, баронессу Талию Верек, магессу Дину Чину, ее дочь Илю и моего отца. Они о чем-то оживленно говорили, нет, я бы даже сказал, что они о чем-то спорили, правда, не очень уж ожесточенно, судя по жестам.

Баронесса явно пыталась в чем-то убедить моего отца, госпожа магесса время от времени морщилась, слушая ее, а мой отец, как это с ним бывает, когда он с чем-то категорически не согласен, слушал баронессу, упрямо нагнув голову.

Не знаю, как другим, а мне было очень хорошо видно, что отец, хоть и не согласен с баронессой, но это несогласие носит, так сказать, частичный характер, то есть, он не согласен с ней в каких-то мелочах, а значит, они очень скоро придут к решению, которое устроит всех.

Ну, так оно и случилось! Не успел я допить какао, как отец расслабленно откинулся на спинку стула и медленно кивнул головой. Лицо баронессы осветилось победной улыбкой, а госпожа магесса что-то начала говорить, но баронесса, небрежным взмахом руки прервала ее, потом что-то ей сказала и та, опустив голову, как провинившаяся девочка, покорно кивнула головой.

Отец в это время смотрел куда-то в сторону и мне был очень хорошо виден его профиль, поэтому я четко увидел гримасу крайнего раздражения, может даже гнева, исказившую его лицо, а потом он сказал что-то очень резкое, в адрес баронессы, но она не обиделась, а подняла руки в извиняющемся жесте и сказала что-то, явно примирительное, потому что отец, взглянув на госпожу магессу, согласно кивнул.

Девочка, во время разговора, переводила взгляд с одного говорящего на другого, но на ее личике, кроме отстраненного любопытства ничего не было, но вдруг на ее лице вспыхнула надежда, она что-то спросила и все взрослые рассмеялись, а госпожа магесса, ласково улыбаясь, погладила дочь по голове и что-то ей ответила.

Девочка довольно улыбнулась и удовлетворенно кивнула головой. Судя по всему, разговор взрослых был уже закончеи.

Я, буквально сразу же, получил подтверждение своим мыслям. Отец, отсмеявшись, встал из-за стола, церемонно кивнул остающимся дамам и подошел к столу, за которым сидели мы с Зертом.

говорил. Если бы дело не касалось отца, то я бы вполне счел это забавным и похихикал бы всласть, но не сейчас.

Потому что сейчас эта ситуация со скоростью курьерского коники неслась к кровопролитию и смерти!


Читать Узнать больше Скачать отрывок на Литрес Внимание! Вы скачиваете отрывок, разрешенный законодательством и правообладателем (не более 20% текста). После ознакомления вам будет предложено перейти на сайт правообладателя и приобрести полную версию произведения. Купить электронку Купить бумажную книгу
5.0/4
Категория: Новая книга про попаданца | Просмотров: 785 | Добавил: admin | Теги: Андрей Сидоров, Юрий Мюн. Предназначение. Книга 1.
Всего комментариев: 0
avatar
Вверх