Новинки » 2022 » Июнь » 8 » Алексей Губарев. По кромке удачи 5. Басов, за горизонт
18:03

Алексей Губарев. По кромке удачи 5. Басов, за горизонт

Алексей Губарев. По кромке удачи 5. Басов, за горизонт

Алексей Губарев

По кромке удачи 5. Басов, за горизонт

 

с 08.06.22

Жанр: боевая фантастика, космическая фантастика, попаданцы
 
  -22% Серия

 По кромке удачи

  -22% автор

Губарев Алексей

Прошло два года, как закончилось сражение в галактике Млечный Путь. Жизнь вернулась в мирную колею для простых граждан. И лишь военный флот Земной Федерации продолжает свою тяжелую работу.
Обычный рейд по окраинным мирам галактики в поисках остатков вражеского флота оканчивается для новейшего тяжёлого крейсера «Басов» мгновенным переносом в другую галактику. Найдёт ли дорогу домой экипаж судна? Адмиралу Воробьёву, оказавшемуся на борту, не привыкать выбираться из самых сложных ситуаций!

Из серии: По кромке удачи #5
Возрастное ограничение: 16+
Дата выхода на ЛитРес: 08 июня 2022
Дата написания: 2021
Объем: 240 стр.
Правообладатель: ИДДК

Содержание цикла По кромке удачи на сайте попаданец

1. Игра на выживание (2021)  
2. Игра на опережение (2021)  
3. Игра ва-банк (2021)  
4. Командная игра (2021)
5. Басов, за горизонт (2022) новинка


Цикл По кромке удачи на Лабиринте


Волею судьбы двое наших соотечественников попадают на Арену, планету-амфитеатр, где вынуждены сражаться на смерть ради Земли. Победа дарует жизнь и покой для родной планеты, но не для гладиаторов, сражающихся за неё.



1. Игра на выживание. Книга первая
2. Игра на опережение. Книга вторая
3. Игра ва-банк книга третья
4. Командная игра. Книга четвертая

Купить все 4книги серии По кромке удачи со скидкой - 22% - (есть все книги)
>
Литрес
Книга 1

Алексей Губарев. По кромке удачи. Игра на выживание. Книга 1

Алексей Губарев. По кромке удачи. Игра на выживание. Книга 1

 

Игра началась! Триллионы жителей десятка галактик приникли к своим головизорам, наблюдая за тем, как бойцы из сотен молодых миров бьются не на жизнь, а на смерть за право существовать. Победитель покупает жизнь для своей цивилизации, проигравший – заслуживает уничтожение всей планеты! И в эту мясорубку попадает наш соотечественник, да еще в напарники ему достается не оруженосец, как другим, а простой парнишка-детдомовец. Но русские, как известно, не сдаются!

199.00 руб. Читать фрагмент


Литрес
Книга 2

Алексей Губарев. По кромке удачи. Игра на опережение. Книга 2

Алексей Губарев. По кромке удачи. Игра на опережение. Книга 2

 

«Игра на опережение» – фантастический роман Алексея Губарева, вторая книга цикла «По кромке удачи», боевая фантастика, космическая фантастика, попаданцы.

 

Триумфальное возвращение победителя с Арены, планеты-амфитеатра, на которой решаются судьбы миров, заканчивается совершенно неожиданно. Вместо родного дома Фёдор попадает в камеру и получает обвинение в двойном убийстве. Но, играющие в свои игры политики не знают, кого они решили сломать. Едва наш герой справляется с этой проблемой, как узнаёт, что большей части населения грозит скорая гибель, а нашей планете уготована страшная участь. И вот уже в космическом пространстве несётся крейсер исчезнувшей расы, в поисках законсервированных баз и тайных схронов, готовясь дать достойный отпор рабовладельцам, решившим превратить Землю в поле для выращивания запрещенных в Альянсе наркотиков.!

 

199.00 руб. Читать фрагмент


Литрес
Книга 3

Алексей Губарев. По кромке удачи. Игра ва-банк Книга 3

Алексей Губарев. По кромке удачи. Игра ва-банк Книга 3

 

Земля, благодаря контр-адмиралу Басову, отстояла свой суверенитет. Надолго ли? Первые игроки уже заключают договор, чтобы показательно уничтожить взбунтовавшуюся планету! А где-то в глубинах космоса пробудился Враг, и его стоит опасаться всем, без исключения!

199.00 руб. Читать фрагмент


Литрес
Книга 4

Алексей Губарев. По кромке удачи. Командная игра. Книга 4.

Алексей Губарев. По кромке удачи. Командная игра. Книга 4

 

«Командная игра» – фантастический роман Алексея Губарева, четвертая книга цикла «По кромке удачи», боевая фантастика, космическая фантастика, попаданцы.

Космические верфи работают на пределе возможностей, на Земле полным ходом идёт мобилизация, а Фёдор прикладывает все силы в поисках новых союзников в Альянсе миров, чтобы достойно встретить армаду Бессмертных. Близится решающая битва, и адмирал Басов намерен в ней победить!

159.00 руб. Читать фрагмент


Литрес
Книга 5

Алексей Губарев. По кромке удачи 5. Басов, за горизонт

Алексей Губарев. По кромке удачи 5. Басов, за горизонт

 

Прошло два года, как закончилось сражение в галактике Млечный Путь. Жизнь вернулась в мирную колею для простых граждан. И лишь военный флот Земной Федерации продолжает свою тяжелую работу.

Обычный рейд по окраинным мирам галактики в поисках остатков вражеского флота оканчивается для новейшего тяжёлого крейсера «Басов» мгновенным переносом в другую галактику. Найдёт ли дорогу домой экипаж судна? Адмиралу Воробьёву, оказавшемуся на борту, не привыкать выбираться из самых сложных ситуаций!

139.00 руб. Читать фрагмент


5 Басов, за горизонт

Часть 1

Глава 1

Галактика Млечный Путь. Рукав Ориона. Тяжёлый крейсер «Басов»

– Капитан, до выхода из гиперпространства осталось три часа.

– Благодарю, Софья! – Андрей рывком поднялся с кровати, машинально протёр глаза и спросил у голограммы искина: – Адмирал уже на мостике?

– Никак нет, – ответил ИИ седьмого поколения. – В настоящее время адмирал Воробьёв находится в симуляторе, завершает одиночную тренировку. Освободится в течение тридцати минут.

– Передай на мостик и всем дежурным постам, чтобы были готовы к его визиту. Не хотелось бы получить выговор от старшего командования.

* * *

Сервомоторы тяжёлого промышленного меха натужно загудели, и грузная плита переборки медленно пошла вверх. На лобовом забрале высветилась алая надпись о критической перегрузке накопителя, но я уже вбил левую опору в образовавшуюся щель. Просвет в полметра – вполне достаточно, чтобы персонал смог покинуть базу, главный искин которой сошёл с ума.

– Лейтенант, выводи всех наружу! – отдал я приказ офицеру службы безопасности. – Живее, пока искин не прислал сюда охранных дронов.

Люди и пирейцы, подгоняемые эсбэшником, в течение пары минут покинули территорию научной станции, проскочив в узкую щель. Офицер задержался, помогая мне покинуть тяжёлый мех. Стоило поднырнуть под бронеплиту вслед за эсбэшником, как в ушах прозвучал голос искина крейсера:

– Адмирал, зафиксирован личный рекорд. Восемьдесят семь процентов от максимальной эффективности.

– Перед следующей тренировкой разберём, где я допустил ошибки, – произнес я и мысленно вдавил кнопку выхода. Несколько секунд ожидания, пока капсула симулятора освободится от геля, шелест отодвигающейся крышки, и я вновь очутился в реальном мире, на борту тяжёлого крейсера «Басов».

– Адмирал, до выхода судна из гиперпространства осталось два часа двадцать четыре минуты, – как всегда, предельно точно доложила искин.

– Благодарю, Софья. Передай Андрею, что я буду ждать его через пятнадцать минут в кают-компании.

– Капитан уже находится там, – в голосе искина промелькнуло веселье. Вот же смышленая железяка, подтрунивает над своим командиром по поводу и без. А ведь Широков не мальчик, постарше меня будет.

– В таком случае пусть закажет на меня плотный завтрак, – отдал я ещё одно распоряжение, забираясь в кабинку ионного душа.

В кают-компанию я вошёл за минуту до назначенного времени. Жестом дал понять присутствующим внутри офицерам, чтобы продолжали заниматься своими делами, и подошёл к столику, сервированному на двоих.

– Привет, Андрей! – протянул руку поднявшемуся со стула капитану крейсера и, поздоровавшись, сел напротив. – Давай перекусим, а потом я дам новые вводные.

– Привет, Миш! Надеюсь, яичница не остыла, пара минут, как приготовилась. – Широков, впервые отправившийся в дальний рейд в роли командира судна, явно волновался. Ещё бы, выход в неисследованной части космоса, а вдруг крейсер встретит пару вражеских линкоров? Война давно окончилась, но её последствия до сих напоминают о себе. У Земной Федерации был страшный враг, с которым мы справились, понеся огромные потери. До сих пор несём…

– Благодарю! Самое то после физической нагрузки. – Отмахнувшись от тяжёлых мыслей, я с удовольствием приступил к завтраку. Быстро разобравшись с яичницей, выпил стакан апельсинового сока и лишь после заговорил:

– Андрей, задача следующая. По данным глубокой разведки в этом секторе было зафиксировано сильное возмущение пространства. Наши сенсоры до сих пор улавливают остаточные волны. Кроме «Басова» в операции задействованы ещё четыре судна. Новейшие гипердвигатели лишают возможности условных союзников проследить за нашими перемещениями. Большой совет Альянса миров уже забыл, кому они обязаны жизнью, и вновь плетёт интриги. Недавно был инцидент на одной из пограничных планет. Патрульный фрегат задержал грузовоз союзников, на борту которого обнаружили крупную партию наркотиков. В итоге товар уничтожили, судно конфисковали, нарушителей отправили в колонию Бета 7. Так в Альянсе такой шум подняли, даже пытались ноту протеста выдвинуть.

– Слышал. Так вот почему на борту усиленная научная группа, – понимающе кивнул капитан. – Значит, новый спутник связи – это прикрытие?

– Мы к учёным не лезем, у них свои задачи, у нас свои, – улыбнулся я проницательности Широкова. – Как только выйдем из гиперпространства, запусти этот проклятый зонд и дай научной группе доступ к дальним и ближним средствам сканирования, они знают, что делать. Дальше действуй согласно протоколу.

В рубке новейшего тяжёлого крейсера царила деловая атмосфера. Старший бортинженер проводила диагностику корабельных подсистем, работая с голографической панелью, капитан отдавал последние распоряжения старпому, а штатный сенс лейтенант Почжасчи, пожилой тибетец, погрузился в медитацию – он был единственным не надевшим шлем бронескафа. Война с бессмертными давно окончена, но устав, написанный кровью, по-прежнему обязывает экипаж перед выходом из гиперпространства полностью герметизировать скафандр.

– Вольно! – с порога отдал я команду, а затем обратился напрямую к искусственному интеллекту судна: – Софья, выдели тридцать процентов своих мощностей в научный отсек. У профессора КириʼСуу возникли трудности с оборудованием, нужна помощь.

– Приказ выполнен, – сообщила искин. – Адмирал, профессор запрашивает доступ к информации класса А, необходимо твоё подтверждение.

– Разрешаю урезанный доступ, файлы под номерами четыре и семь. Остальное ему знать не положено.

Потянулись минуты ожидания. ИИ передавала мне информацию прямо на забрало шлема, сенс продолжал медитировать, капитан раздавал распоряжения. Всё-таки выход в неисследованную часть космоса всегда большой риск, да ещё это возмущение, будь оно неладно…

– До выхода из гиперпространства осталось десять секунд, – наконец произнесла ИИ корабля. Я бросил взгляд на сенса, но лейтенант Почжасчи, как истинный буддист, оставался невозмутим. Капитан вводил какие-то данные при помощи виртуальной клавиатуры, Софья монотонно продолжала отсчёт. Голос искина слышали все присутствующие на корабле: – Четыре, три, два, выход.

Привычное ощущение дискомфорта, на которое я не обратил внимания, сосредоточившись на широком голографическом экране. Идущий от сканеров поток информации просто не умещался на забрале шлема.

– Сканирование ближнего космоса завершено, – прозвучал в динамиках голос ИИ крейсера. – Обнаружены мелкие объекты искусственного происхождения, идентифицированы как обломки кораблей биомехов и военной станции Федерации рас. До завершения полного сканирования системы осталось тридцать минут.

– София, создай поверхностную модель произошедшей битвы, – отдал я приказ. И тут же получил неожиданный ответ:

– Адмирал, для анализа боя слишком мало данных. Могу предположить, что обломки долгие столетия дрейфовали от местной звезды.

Звезда внушала уважение. Настоящий голубой гигант, пожалуй, один из немногих, которые еще не посетили разведчики земного флота. Возле таких звёзд нередко обнаруживались остатки крупных космических объектов Федерации рас. Или как здесь – следы сражения. Стоит дождаться полного сканирования, прежде чем делать какие-то выводы.

– Сканирование дальнего космоса завершено. Корабли противника отсутствуют, – доложила искин. – Обнаружена цепь крупных искусственных объектов, образующих форму правильного круга. Адмирал, профессор КириʼСуу запрашивает прямую связь.

– Соединяй, – разрешил я. Чёрт, зачем научнику так быстро понадобилось моя персона?

– Адмирал, это невероятно! – с ходу обрадовал меня учёный. – Если судить по предварительным данным, мы нашли нечто уникальное! Я даже боюсь представить, какие задачи стояли перед создателями этого, этого…

– Профессор, не стоит торопиться, – прервал я учёного. – Закончим сбор информации, на основе полученного сделаем выводы.

– Но… – начал было КириʼСуу, но был жестко прерван мной.

– Я сообщу, когда искин корабля завершит обработку данных. – Твою душу! Угораздило же меня взять в экспедицию настоящего фанатика. Чую, у нас появятся из-за этого проблемы, тут и сенсом быть не нужно.

– Капитан, – словно почувствовав, по внутренней командной связи к Андрею обратился лейтенант Почжасчи. – Ощущаю приближающуюся тоску. Скоро, сегодня.

Вот в этом весь наш буддист. Право, хоть толмача вызывай, способного перевести его полунамёки. Хотя капитан Широков вполне справляется. Правда, в этот раз сенс смог передать и мои предчувствия. Будут у нас проблемы из-за научников, точно будут!

– София, сократи доступ научной группы до четвёртого номера, хватит с них и этого.

– Приказ выполнен, адмирал. До завершения анализа осталось десять минут.

Отдав пару распоряжений капитану, я потребовал у бортинженера доклад о запуске новейшего спутника. Лейтенант Киана только начала докладывать, когда случилось это.

– Фиксирую сильнейшее гравитационное возмущение обширной области космоса! – произнесла ИИ крейсера на общей волне. – «Басов» находится в зоне возмущения, всем немедленно занять свои места!

Двумя быстрыми шагами я достиг своего кресла, успел даже опуститься в него, когда по корпусу крейсера прошла вибрация. Внезапно засосало под ложечкой – так бывает в момент свободного падения, начавшегося совершенно внезапно. По командной линии связи кто-то глухо выругался, на общей появились шумы, что вообще выходило за грань возможного. Неужели энергетический контур корабля поврежден?

– Нас затягивает в гравитационный колодец! – произнесла бортинженер. – Цепь объектов – это…

Перед глазами на забрале шлема появилась красная надпись: «Связь потеряна. Сбой подсистем бронескафандра».

Крейсер начало трясти с каждой секундой всё сильнее, затем исчезла внутренняя гравитация, из-за чего по рубке управления начали летать мелкие предметы. Проклятье! Надеюсь, сенс успел захлопнуть забрало, иначе может погибнуть.

Голову словно под пресс положили. Сильнейшее давление на виски, а затем темнота…

 

Галактика Андромеда I. Система звезды класса А

В сознание меня вернул звон в ушах. Тонкий такой, похожий на комариный писк. И сквозь этот звон, словно издали, доносился женский голос:

– Активирую протокол «Сфера», беру управление судном под полный контроль. Начинаю маневр уклонения.

– Искин! – Губы еле шевелятся. Чёрт! Сжал определенным образом кисть правой руки и тут же почувствовал укол в районе локтевого сгиба. По телу начал распространяться жар – боевой коктейль сработал как надо. Мощная химия придала сил, и я уже в полный голос повторил: – Искин, краткий доклад!

– Адмирал! – в голосе ИИ послышалось облегчение. – В настоящий момент «Басов» подвергается атаке сильно поврежденного линкора и четырех истребителей производства бессмертных. Энергетические щиты просели до тридцати процентов, я взяла на себя полный контроль над управлением судна. Сам корабль имеет многочисленные повреждения, сильно пострадала обшивка, разгерметизирован научный отсек.

– Состояние экипажа? – задал я самый важный вопрос, одновременно запуская диагностику бронескафа.

– Семьдесят процентов не подают признаков жизни, двадцать семь процентов принимают участие в восстановлении работоспособности корабля. В настоящее время у меня нет доступа к информационным блокам бронескафандров. Погибли: научная группа в полном составе, лейтенант Почжасчи, старший комендор, младший техник Риан.

София выдавала информацию порционно, без системы. Её мощности были явно перегружены, и отвлекать ИИ сейчас не следовало. Спохватившись, подтвердил активацию протокола «Сфера» полным доступом, дающим искину право не только управлять судном, но и задействовать всё вооружение корабля, включая главный калибр. А сам, наконец освободившись от магнитного захвата, выполняющего роль страховочных ремней, обвёл взглядом рубку.

Сразу же увидел лежащее на полу тело сенса, голова лейтенанта была вывернута под неестественным для человека углом. Капитан Широков лежал в командирском кресле, раскинув руки в разные стороны. Первый пилот медленно шевелил руками и головой, видимо, только что пришел в себя. А вот бортинженер уже поднялась с кресла и сейчас пыталась у меня что-то спросить. Похлопал себя по шлему, мол, связи нет. Киана кивнула и двинулась к капитану. Я направился к первому пилоту. Приблизившись, глухо выругался. Пилот, похоже, умер – датчик жизнедеятельности на грудной пластине бронескафа светился красным. Чёрт!

В момент, когда я склонился над офицером, корабль изрядно тряхнуло, еле на ногах устоял. Сразу понял, что произошло, а слова искина подтвердили мои мысли:

– Адмирал, мы потеряли щит, прямое попадание одного из бортовых орудий вражеского линкора. В настоящий момент я не могу вести прицельный огонь из турелей, не хватает мощностей.

– Взлётные шахты в каком состоянии? – тут же сориентировался я.

– Обе исправны. Адмирал, я не…

– Отставить! – прервал я Софию. – Я смогу добраться до москита?

– Так точно. Но связь с истребителем смогу наладить не раньше чем через двадцать минут, на это время ты не сможешь вернуться на борт.

– Четыре истребителя, говоришь? – Я подошёл вплотную к бортинженеру: – Лейтенант Киана, принимай командование крейсером. Первичная цель – сохранить корабль, остальное потом.

– Есть принять командование! – девушка стукнула себя кулаком правой руки по груди. Ох уж эти марийцы, воины с самого рождения.

– Софа, чёрт, София, как только появится связь, коротко доложи мне о состоянии судна, – последние слова произносил, уже выходя из рубки. Организм под воздействием лошадиной дозы стимуляторов полностью восстановился, так что к пусковой шахте я добирался бегом. Осевой коридор крейсера выглядел неповреждённым и полностью пустым. Даже вездесущие ремонтные роботы отсутствовали.

Два десятка быстрых шагов, и вот он – узкий лаз, ведущий сразу в кабину москита. Новейшая разработка, такие истребители имеются только на тяжёлых крейсерах нового поколения. Обычно на судах среднего класса отсутствует палубная авиация, для неё элементарно нет места. Но в этот раз наши кулибины превзошли самих себя и, значительно увеличив тяжёлый крейсер, снабдили корабль двумя истребителями.

Плавно, со щелчком опустилась крышка люка. Я уже положил руки на штурвал и передал бортовому компьютеру москита свой идентификационный номер. Компьютер бронескафа легко вошел в контакт с истребителем. На панели управления промелькнули данные о тестировании систем, затем я всем телом почувствовал лёгкую вибрацию двигателя. Пошел отсчёт перед пуском:

– Пять. Четыре. Три. Два. – В следующую секунду меня вдавило в кресло пилота с такой силой, что аж в глазах на мгновение потемнело. Твою дивизию, как говорил старый друг, так ведь и сдохнуть можно!

Миг, и вот я уже в открытом космосе, а перед взором прицельная сетка. Вой системы сканирования оповестил, что меня взяли на прицел сразу два вражеских истребителя. Ну уж хренушки вам, адмирал Воробьёв так легко не сдастся, подавитесь, черти!

Выполнив петлю на максимальном ускорении, нырнул под защиту бортовых турелей «Басова». Есть! Один из преследователей, висевших на хвосте, мигнул и исчез с радара, а второй повернул в сторону, не желая так глупо подставляться. Где же вторая пара?

Оставшиеся объединились в одно звено, чтобы быстро прикончить шустрого противника и продолжить вскрывать крейсер. Вражеский линкор, попавшийся мне в смотровой экран, из-за поврежденной кормовой части выпадал из преследования. И это радовало, учитывая, что мы покинули зону поражения его орудий.

Второго противника я записал на свой счёт. Выйдя на встречный курс, первым же импульсом носовой пушки распылил истребитель бессмертного. В этот момент мне стало ясно – никакой угрозы эта мелочь не представляет. Скорее всего, пилоты истребителей действовали сами по себе, без приказа сверху. И, судя по их реакции, прилично одичали.

– Адмирал, связь восстановлена. – Увлёкшись боем, я совсем забыл о происходящем на борту крейсера.

– Софа, я сейчас выведу вражеские истребители под залп турелей. Они совсем отупели, должны попасться. Разберёмся с противником, после доложишь о состоянии корабля. – Чёрт, опять сократил имя искина.

– Принято, – ответила ИИ, но тут же добавила: – Адмирал, часть экипажа лишилась рассудка, в том числе и капитан Широков.

– Сука! – непроизвольно вырвалось у меня. – Всё, потом, Софа. Встречай гостей!

Справа и слева засверкали трассеры плазменных снарядов, а я, продолжая полет, пронесся мимо пятисотшестидесятиметровой туши крейсера. Заложив петлю, вернулся к судну и, пролетая кормовую часть корабля, вновь выругался. Похоже, последним выстрелом у «Басова» был уничтожен гипердвигатель. Отвлёкся, мать его, от горя. Из огня да в полымя. Да и хрен с ним, главное, что вражеские истребители уничтожены. Теперь можно спокойно заняться здоровьем экипажа и восстановлением крейсера.

Как же я ошибался…

Глава 2

Галактика Андромеда I. Система звезды класса А

Возвращение истребителя на борт повреждённого судна обернулось настоящими плясками с бубном. Магнитные захваты работали едва ли на треть от положенной мощности, мне с трудом удалось подвести москит кормой к шахте. Благо автоматика не подвела, и дальше всё пошло легче, хоть и медленно, минуты три пришлось ждать, пока истребитель встанет на стартовую позицию. Усложнялось всё тем, что в шахте я не мог расспросить ИИ, что происходит на борту крейсера, не появились ли новые противники и куда мы вообще попали.

Наконец фонарь кабины скользнул за спину, а над головой распахнулся люк, ведущий из шахты. Две пары рук тут же подхватили меня и втянули в осевой коридор крейсера. Тут же заработала общая линия связи, по ушам ударила многоголосица. Кто-то ругался, кто-то выл, но фоном преобладали чёткие, ясные команды. Может, не так всё и плохо, как сообщил искин?

– Адмирал, – начал доклад один из двух бравых космодесантников, на две головы выше меня, но я остановил его жестом:

– Медотсек работает?

– Так точно, адмирал.

– В таком случае займитесь пострадавшими, – я махнул рукой в сторону кормовой части судна, а сам, переключившись на командную линию связи, потребовал: – Лейтенант Киана, доклад о состоянии экипажа!

Из ста восьмидесяти членов экипажа и шестнадцати приписанных специалистов в живых осталось сто тридцать два разумных. Из них тридцать четыре полностью лишились рассудка. ИИ, проведя анализ, выяснил – с ума сошли все, кто был старше тридцати шести лет. Это было первым ударом ниже пояса. Мы лишились почти всего старшего офицерского состава. В строю остались лишь старший бортинженер – лейтенант Киана, первый пилот – лейтенант Картер, которого я ошибочно посчитал погибшим, командир десантного взвода – капитан Ананьев, и главный техник – лейтенант СушиʼРуу. Из младшего командного состава уцелели два старшины первой статьи из артиллерийского расчёта, командиры отделений космодесантников, два медработника и один техник.

– Софа, разверни голографическую модель крейсера с указанием всех повреждений, – потребовал я, выслушав доклад лейтенанта Кианы и выяснив, что делается в данный момент для устранения повреждений. Искин тут же развернула объёмный экран, на котором медленно вращался наш корабль. Вернее то, что от него осталось. Прыжковая установка полностью отсутствовала. Маршевый двигатель требовал серьёзного ремонта, благо для этого имелось всё необходимое. Маневровые не пострадали. А вот энергетический щит из-за серьезных повреждений двух накопителей представлял жалкое зрелище. Одно попадание главного калибра линкора бессмертных, и по нам можно заказывать панихиду. Радовало, что мощности щита хватает для вхождения в атмосферу планеты. Да и вооружение корабля полностью сохранилось в рабочем состоянии, за исключением двух турелей, расположенных в кормовой части. Из отсеков сильно пострадали научно-исследовательский, два грузовых, в одном находился тяжёлый мехбот, второй был пуст, и секция, в которой располагался гипердвигатель.

– Софа, – выслушав доклад искина, я задал самый важный вопрос, – уже удалось определить, где мы?

– По первичным данным, мы находимся далеко за пределами нашей галактики. Сканирование дальнего космоса ещё не завершено, более точную информацию сообщу через восемь минут. – В рубке управления воцарилась тишина.

– Что стало причиной нашего, хм, переброса и что вообще произошло? – вновь обратился я к искину. В отличие от присутствующих, мне приходилось бывать в ситуациях и покруче нынешней.

– Причиной стало направленное излучение, исходящее от научно-исследовательского спутника. Оно, предположительно, активировало неизвестный артефакт, который мы приняли за разрушенный объект Федерации рас. Мой краткий анализ, основанный на базе данных, говорит – учёные Федерации занимались изучением артефакта неизвестного происхождения, когда в систему вошёл флот биомехов. Был бой, последствия которого мы и зафиксировали. Скорее всего, научно-исследовательская группа погибла в полном составе, поэтому в имеющихся у нас архивах нет информации об объекте.

– Присутствие бессмертных здесь, на сильно поврежденном корабле, подтверждает теорию о случайной активации объекта, – поддержала слова ИИ лейтенант Киана. – «Басов» сильно пострадал во время мгновенного перехода, с вражеским линкором могло произойти то же самое.

– Главное, чтобы здесь не обнаружились другие корабли бессмертных, – произнёс я и добавил: – Софа, восемь минут истекли.

– Адмирал, проведён анализ расположения звёзд. Крейсер «Басов» находится в карликовой сфероидальной галактике Андромеда I. Расстояние до Земли приблизительно две целых четыре десятых миллиона световых лет.

– Сколько?! – не сдержавшись, воскликнул лейтенант Картер. – Да нам с целым гипердвигателем до Земли лет десять добираться, и это при наличии на маршруте звезд класса не ниже белого гиганта. На подобные полёты рассчитаны корабли класса исследователь, но никак не тяжёлый крейсер.

– Отставить панику! – прервал я офицера. – Софа, во время боя я успел заметить у местных звёзд один спутник. Что показало сканирование?

– Адмирал, на самом деле у двойной звезды имеются четыре планеты, две обладают атмосферой. На обеих сенсоры зафиксировали множественные сигналы, большинство легко поддаются расшифровке. В системе имеется сеть работоспособных спутников, первичный анализ ситуации говорит о присутствии в данной звёздной системе потомков Федерации рас.

– О планетах поподробнее, – попросил я. – Что за сигналы, насколько интенсивен радиообмен?

– Анализ первой планеты, обладающей атмосферой, выявил критическую ситуацию на поверхности. В девяноста двух случаях из ста сигналы исходят от искинов первых поколений и иных автоматических систем производства Федерации рас. Стандартные запросы о помощи. Оставшиеся восемь процентов приходятся на радиообмен между центрами обороны. С вероятностью сто процентов бессмертные засеяли атмосферу планеты споровым газом. На второй планете интенсивность сигналов на порядок ниже, и большая часть не поддается расшифровке, это явно переговоры наземных сил обороны. В настоящий момент на её поверхности идут локальные боевые действия, а вся инфраструктура на орбите уничтожена.

– Как скоро мы сможем восстановить маршевые двигатели? – Вопрос относился скорее к лейтенанту Киане, нежели к искину крейсера. Вообще, волновать меня должно было совсем иное. Если на одной из планет бессмертными была произведена споровая атака, нам требовалось попасть туда как можно скорее. Процесс изменения флоры довольно долог, а у нас на борту имеются несколько цистерн, заполненных деактиватором как раз для подобного случая.

– Нам потребуется четырнадцать стандартных часов на устранение повреждений и около часа на тестирование основных систем.

– Даю вам двенадцать часов на всё. Софа, сколько рабочих криокапсул имеется на борту?

– Шестнадцать, адмирал. На новейшем тяжелом…

– Я знаю технические характеристики «Басова», – оборвал я ИИ. – Капитан, согласуй с медперсоналом заполнение криокапсул недееспособными членами экипажа. У нас сейчас каждый человек на счету, а пострадавшие требуют присмотра. И ещё передай отделение бойцов в распоряжение техников, у них сейчас явно не хватает свободных рук.

– Есть распределить пострадавших и передать отделение! – пробасил командир космодесантников и, ударив кулаком в грудь, покинул рубку управления. Следом вышла бортинженер, оставив нас с первым пилотом.

– Лейтенант Картер, на тебя ложатся обязанности штурмана и старпома, потянешь?

– Так точно, адмирал. Повышенная загруженность поможет отвлечься от неприятных мыслей. Жду указаний.

– Рассчитай кратчайшие маршруты к атмосферным планетам, всю навигацию бери под полный контроль, нужно максимально разгрузить искин крейсера. – Обозначив лейтенанту фронт работы, обратился к ИИ: – Софа, можешь соединить меня с одной из планет?

Выйти на связь с аборигенами не удалось. По какой-то причине автоматика спутников не принимала наш сигнал, а на планете имелись слишком слабые приёмники. В итоге я полностью погрузился в прослушивание переговоров местных, пытаясь выявить, кому в первую очередь необходима помощь, и в силах ли мы таковую оказать.

Спустя десять часов в моей голове сложился поэтапный план дальнейших действий. Дав искину вводные, я пару раз прогнал симуляции и остался доволен. До завершения основных работ с двигателем оставалось чуть больше получаса, поэтому я отправился на обход корабля. По словам искина, вид высшего офицера должен благотворно подействовать на экипаж.

– Адмирал! – подал команду один из космодесантников, когда я вошёл в медотсек.

– Вольно! – для верности махнул рукой, мол, занимайтесь дальше. Осмотрев комнату, подошел к медкапсуле, в которой сейчас лежал один из пострадавших. Рядом находился один из медработников, который в данный момент изучал какую-то информацию на виртуальном планшете.

– Боец, каковы прогнозы?

– Хреновые, – не оборачиваясь, сообщил медик. – У пострадавших не только память стёрло, они даже дышать учились заново. Три человека умерли от удушья, один пиреец свернул себе шею. У семерых нервную систему словно разделили на несколько частей, как у них ещё сердце не остановилось, непонятно. Будем поддерживать жизнедеятельность в течение суток; если не появятся изменения, не знаю, что и делать. Мозговая активность на нуле.

– Адмирал, маршевые двигатели восстановлены, – ожила командная волна. – Также удалось запустить один из повреждённых накопителей. Функционал энергетического щита повышен до семидесяти процентов.

– Хорошие новости, лейтенант. – С души словно камень свалился. Наконец-то мы перестали висеть в открытом космосе, изображая приманку. – Всем старшим офицерам собраться в рубке управления через десять минут.

Через полтора часа «Басов» разогнался до крейсерской скорости, держа курс на заражённую микробом планету, называемую местными ЛеенʼХуу. ИИ провела анализ и пришла к выводу, что паразиты бессмертных, оккупировавшие атмосферу, находятся в первой стадии. То есть по поверхности ещё не бродят мутировавшие местные, уничтожая на своем пути всё, что не содержит генокод захватчиков. Иначе твари давно бы уже вскрыли убежища с выжившими. В моей голове даже мысль мелькнула, что нас сюда направило само провидение.

– Адмирал, фиксирую две цели, только что покинули орбиту второй планеты. Сигнатуры идентичны истребителям противника, взяли курс на перехват крейсера. Опасности для корабля не представляют, но могут помешать распылению.

– Лейтенант Картер, подкорректируй курс, встретим бессмертных подальше от планеты.

Противник не стал вступать в бой. Покружив в отдалении, оба истребителя ушли в направлении поврежденного линкора. И это было странно, обычно москитный флот бессмертных ломится напрямую, не считаясь с потерями, – слишком тупые пилоты сидят за штурвалом. Нет уж, нужно заняться тяжёлым кораблём противника. Не нравится он мне, даже в таком виде.

Приближаясь к первой планете, столкнулись с непредвиденной ситуацией. Спутники, висевшие на её орбите, оказались военными и тут же открыли по нам огонь, полностью игнорируя любые попытки наладить контакт. Пришлось потратить несколько часов на незапланированную зачистку, практически лишив аборигенов связи между собой.

– Если это потомки Федерации рас, почему у них не действует большинство стандартных протоколов? – старший бортинженер первой озвучила вопрос, интересовавший всех.

– Какие-то они негостеприимные, – поддержал бывший первый пилот, а ныне старпом. В этот момент корабль слегка тряхнуло, и искин доложила:

– Адмирал, крейсер встал на низкую орбиту, цистерны готовы к сбросу деактиватора.

– Действуй, лейтенант, – отдал я распоряжение Киане, а сам сосредоточился на тактическом экране. Что-то мне не нравилось в текущей ситуации. Сильно не нравилось. Чувство опасности медленно ворочалось где-то в груди, поэтому я добавил: – Лейтенант Картер, как только сбросим груз, тут же поднимай щиты на максимум и как можно быстрее выводи «Басов» из атмосферы.

Как в воду глядел. Мы успели распылить всего лишь две цистерны, когда ИИ зафиксировала под поверхностью планеты множественные энергетические всплески. Зачем держать под поверхностью мощные реакторы? У меня был ответ на этот вопрос.

– Лейтенант, начать манёвр уклонения, немедленно! Софа, сбросить ложные цели. Уходим, здесь нам не рады.

Успели. Точки ПКО слишком долго разворачивались в походное положение, да и мы оказались слишком резвыми. Три десятка энергетических сгустков, устремившихся с поверхности, уничтожили половину ложных целей, но мы уже вышли из зоны накрытия.

– Ничего не понимаю, – в голосе старшего бортинженера послышалось возмущение. – У них что, системой обороны мятежный искин командует?

– Фиксирую на поверхности повышенный информационный обмен, – доложила ИИ крейсера. – Источниками являются искусственные интеллекты, со стороны предполагаемых убежищ, наоборот, исходящие сигналы практически исчезли.

– Штурман, курс на вторую планету, – скомандовал я и, дождавшись ответа, обратился к бортинженеру: – Лейтенант Киана, распыленного деактиватора достаточно для очистки?

– Достаточно, но процесс растянется на двести – двести пятьдесят стандартных часов, слишком слабая концентрация.

– Приемлемо. – Я переключился на персональную линию с главным техником: – Лейтенант СушиʼРуу, как обстоят дела с восстановлением судна?

– Поврежденные отсеки полностью изолированы, адмирал, – доложил пиреец. – Нагрузка на щиты снизилась на восемь процентов. При зачистке научно-исследовательского отсека обнаружили уцелевшую капсулу с кристаллом искусственного интеллекта. Доставили его в инженерно-технический, сейчас проводим диагностику.

– Это очень хорошая новость, лейтенант. В памяти искина может быть ценная информация о том, как нас сюда перенесло. Он был напрямую подключён к научному спутнику в момент переноса.

Путь до второй планеты занял стандартные сутки. За это время все системы корабля полностью пришли в норму, что не могло не радовать. Напряжение последних трёх дней спало, экипаж просто валился с ног от усталости, командный состав вообще держался только за счёт мощных стимуляторов. Поэтому было принято решение лечь в дрейф и дать команде полноценный отдых. Пусть искин побольше узнает, что происходит на поверхности, может, здесь такие же недружелюбные обитатели, как и на первой планете.

Я успел отдохнуть часа четыре, не больше, когда на связь вышел главный техник.

– Адмирал, ты приказал будить тебя, если появится важная информация. Нам удалось реанимировать искусственный интеллект научной группы, он утверждает, что новейший спутник перенёсся вместе с нами.

– Почему мы не обнаружили его во время сканирования ближнего космоса? – спросил я, облачаясь в уже опостылевший бронескаф. Какие бы продвинутые технологии ни использовали в его создании, как бы ни облегчали сервомоторы перенос этой тяжести на своей туше, всё равно чувствуешь себя скованным.

– Искин утверждает, что спутник по протоколу включил поле искажения, сенсоры «Басова» просто не увидели его. Да, спутник также оснащен ИИ, аж шестого поколения.

– Твою дивизию! – выругался я, понимая: нейтрализация вражеского линкора переходит из второстепенных задач в одну из самых срочных. – Лейтенант, предлагаю обсудить всё в кают-компании за чашкой кофе.

Не успел я насладиться бодрящим напитком, как Софа сообщила ещё одну новость:

– Адмирал, со второй планеты получен устойчивый сигнал связи. Соединять?

– Да вы сговорились, что ли? – пробурчал я, так и не успев обсудить новую информацию с главным техником. – Через минуту буду в рубке управления!

На мостике меня уже ожидал развернутый экран видеосвязи, пока что прозрачный. Стоило мне занять кресло командира, изображение ожило. С него на меня взирал серокожий пиреец, облаченный в комплект пехотной брони Федерации рас. Броня была не просто старой, она выглядела древней.

– Говорит командир шестого оборонительного района, майор СоониʼТуу. Неизвестное судно, назовите себя и цель прибытия на нашу планету!


Читать Форум Узнать больше Скачать отрывок на Литрес Внимание! Вы скачиваете отрывок, разрешенный законодательством и правообладателем (не более 20% текста). После ознакомления вам будет предложено перейти на сайт правообладателя и приобрести полную версию произведения. Купить электронку Купить бумажную книгу
5.0/1
Категория: Новая книга про попаданца | Просмотров: 124 | Добавил: admin | Теги: басов, Алексей Губарев, За горизонт, По кромке удачи 5
Всего комментариев: 0
avatar
Вверх