Новинки » 2020 » Июнь » 6 » Александр Абалихин. Страна Синих Ягод. Перекресток 1
07:42

Александр Абалихин. Страна Синих Ягод. Перекресток 1

Александр Абалихин. Страна Синих Ягод. Перекресиок 1

Александр Абалихин

Страна Синих Ягод. Перекресток 1


Жанр: историческая фантастика, попаданцы

 

с 25.05.20

Наш современник едва не погибает под колёсами внедорожника на оживлённом перекрёстке. Неожиданно обрываются все звуки, застывают автомобили и люди. В этот миг он ощущает себя другим человеком – викингом, который в давние времена жил на берегу извилистого фьорда. Вместе со своими друзьями он участвует в морских походах. Викинги открывают далёкую землю, лежащую за океаном, становятся свидетелями мистических явлений, проникают в пещеры, населённые малорослым народцем, сражаются с туземцами, а после смерти попадают на пир Богов-асгардов. Историко-фантастический роман «Страна Синих Ягод» – первый из серии «Перекрёсток», в которую также вошли книги: «Озеро Веры», «Multi venerunt, или Многие пришли», «Бабочки на крутых ступенях», «Пылающие души Виньеруны».

Автор:Александр Юрьевич Абалихин
Возрастное ограничение: 16+
Дата выхода на ЛитРес: 25 мая 2020
Дата написания: 2016
Объем: 490 стр.
Художник: Кирилл Александрович Абалихин
Правообладатель: ЛитРес: Самиздат

 
Страна Синих Ягод
Книга
1

Пролог. Перекрёсток на окраине

Светофор на перекрёстке не работал.

Игорь Савельев рискнул сделать шаг на пешеходную «зебру». Все автомобили, кроме чёрного внедорожника, притормозили. Джип вылетел на перекрёсток и неожиданно остановился перед пешеходом, который не услышал визга тормозов. Разом оборвались все звуки.

Игорь осмотрелся. Застыли не только все автомобили, но и люди на тротуаре. Савельев попытался сдвинуться с места и не смог: его ноги стали ватными, а всё вокруг погрузилось в темноту…

Вскоре тьма рассеялась, и он ощутил себя в ином мире, который был ему так же близок и дорог, как и мир возле злополучного перекрёстка. Теперь он находился не на окраине современного большого города, а в незнакомой местности, и у него было другое имя. Его звали Ингвар. Синие глаза и русые волосы у него были такие же, как у оставшегося на перекрёстке горожанина, только Ингвар, который жил в посёлке на крутом берегу извилистого морского залива, носил густую бороду, придававшую ему мужественный вид.

Со своими верными друзьями он часто отправлялся в плавание по холодному северному морю.

Глава 1. За добычей

Ингвар стоял на палубе. Холодный ветер бил ему в грудь. Тысячи мельчайших солёных брызг летели в лицо. Скрипели уключины и мачта. Драккар то нырял носом в волну, то снова вздымался над пучиной. Слышались крики гребцов и глухой голос Вегарда, взывавшего к небесам и молящегося за конунга и моряков – всех тех, кто находился на судне, борта которого скрипели от обрушивающихся на них высоких волн.

К сожалению, конунг не прислушался к совету мудрого Вегарда, который уверял, что скоро поднимется буря, и вышел в море.

А ведь с утра ничто не предвещало непогоды. По бирюзовому небу с запада, в сторону высоких скалистых берегов, плыли белые барашки редких облаков. Тёплый ветерок ласкал обветренные лица викингов, находившихся на драккаре.

Ингвар знал, что порой бури заносили их корабли во владения южных народов. В таких случаях скандинавским мореплавателям, выжившим в схватке со стихией, редко удавалось спастись. Викингов, которые плыли к чужому берегу с разбившихся о скалы драккаров, неприветливые местные жители убивали острогами, копьями и дубинами. Да и с чего бы южанам быть дружелюбными? Викинги жестоко расправлялись с ними во время нападения на их поселения. Иначе и быть не могло. Как можно было возвратиться домой без добычи, не окропив кровью чужую землю? Правда, самому Ингвару Хитрому за свою долгую сорокалетнюю жизнь лишь изредка приходилось участвовать в вылазках и убивать врагов. Он совсем не походил на своего друга Ульвара Могучего, который рубил врагов мечом, словно мясник. Однако конунг Эйрик Рыжий ценил Ингвара за умение выпутываться из самых невероятных переделок, в которые иногда попадали викинги.

Эйрик Рыжий уважал не только хитреца Ингвара и гиганта Ульвара, но и Вегарда Всевидящего. Этот невысокий плечистый чернобородый ведун умел многое предугадывать, мог отыскивать заблудившихся в лесу охотников или указывать путь заблудившимся морякам, когда был с ними на судне. Конунг всегда слушал советы Вегарда, но сегодня утром слушать не стал. Выжили ли те, кто находился на остальных судах викингов, вышедших сегодня в море, было неизвестно. Скорее всего, их товарищи погибли в морской пучине.

И вот теперь, средь белого дня, над морем мгновенно воцарилась тьма. С северо-востока налетел гудевший, словно тысячи боевых рогов, ветер, который разметал несколько драккаров, отправлявшихся за добычей в Британию. Поднялись высокие волны, накатывавшиеся на борта судна.

Ингвар стоял рядом с мачтой, с которой в самом начале бури сорвало парус. Он крепко держался руками за борт и смотрел на вздымающиеся чёрные маслянистые волны. У него перехватывало дыхание от сильного ветра. Глядя на бушующее море, он впал в оцепенение. Лишь треск сломавшейся мачты, которая рухнула рядом с ним и придавила нескольких гребцов, и громкий крик конунга привели его в чувство.

– Все на вёсла! – пророкотал Эйрик Рыжий, перекрывая вой ветра.

Конунг решил заменить своими друзьями погибших моряков, которых смыли с палубы волны. Вегард уже сидел на скамье возле борта и пытался опустить весло в плотную воду. На корме русоволосый синеглазый гигант Ульвар легко управлялся с рулевым веслом. Гребцы пытались выправить драккар, чтобы не подставить борт под очередную надвигающуюся огромную волну.

Ингвар сел на скамью напротив Вегарда и опустил весло в воду. Взвыл ветер, поднявший над носом драккара чудовищную чёрную волну. Весло Ингвара разломилось, словно щепка.

Перед тем, как судно провалилось в тёмную пучину, Ингвар успел ухватиться за борт. У него перехватило дыхание, а в заложенных ушах застучали молоточки. Ему показалось, будто он попал в родной посёлок, где кузнец Бергтор, выпив полбочонка эля, без остановки колотит молотом в своей кузнице.

Казалось, что прошла вечность в кромешной тьме, прежде чем ему снова удалось вдохнуть солёный воздух. Вцепившись в борт, Ингвар с ужасом ожидал увидеть новую накатывающуюся на драккар гигантскую волну. Однако следующая волна оказалась невысокой, и нос судна лишь зачерпнул её пенящийся гребень. Буря стихла также быстро, как и началась, и вскоре судно лишь покачивалось на перекатывающихся по морю низких волнах. Тьма рассеялась.

– Руль вправо! – послышалась команда конунга. – Ульвар, ты слышишь? Идём к берегу!

Ульвар, изо всех сил напрягая свои литые мышцы, повернул руль и драккар понёсся по морю, подгоняемый двадцатью гребцами. В туманной серой пелене виднелась тёмная полоска суши.

– Не стоит направляться к этому берегу, – проговорил Вегард.

– Я тебе верю, но поверит ли Эйрик? – спросил Ингвар.

Покачиваясь, к ним приблизился удручённый конунг.

– Я был неправ, Вегард, – признался рослый сероглазый конунг, тряхнув рыжими волосами. – Нам следовало повременить с выходом в море.

– Сейчас ты снова совершаешь ошибку, приказывая направляться к берегу, – сказал чернобородый Вегард, взглянув на Эйрика своими зелёными, пронзающими душу глазами.

– Возможно, я поступаю неверно, – согласился конунг, – но у нас нет другого выхода. Почти половину команды смыла за борт проклятая волна. Она была не меньше гранитной скалы, выступающей из воды напротив нашего посёлка. К тому же, волна сорвала все, кроме одного, вывешенные по бортам щиты, и смыла за борт парус, незадолго до этого сорванный ветром с мачты. К родным берегам придётся идти несколько дней. Запасов пресной воды у нас нет. Если драккар заметят враги, то без паруса и со столь малым количеством гребцов мы не успеем удрать от быстроходных вражеских судов.

– Возможно, ты прав, Эйрик, – кивнул Вегард. – Но, уверяю тебя, на этой земле нас ожидает нерадостная встреча.

– Отсюда никого не видно на берегу, – заметил Эйрик, всматриваясь вдаль.

– Я чувствую опасность, но её можно избежать. Думайте, как это сделать, – сказал Вегард.

– Это чужая земля? – спросил Ингвар.

– Да. Это Британия. Здесь земли англов и саксов. Мы находимся немного южнее крепости Вейтстоун. На этом участке побережья стоят крепости саксов. Один вид наших драккаров вызывает у них лютую ненависть, – вздохнув, произнёс Вегард.

– Значит, будем драться! – сказал Эйрик, бросив из-под рыжих бровей решительный взгляд на далёкий берег.

– Это дело нехитрое, – сказал Вегард. – Однако нас мало. К тому же, все мы устали. Уверяю, что завидев наш драккар, на берегу соберутся сотни жителей побережья с баграми и острогами и десятки вражеских воинов с луками, копьями и мечами. Какой бы силищей не обладал доблестный Ульвар и как бы ты, Эйрик, не был смел и удачлив, нас всех перебьют, а тех, кто выживет, вздёрнут на виселицах.

– Ты стал делать плохие предсказания, Вегард, – нахмурился Эйрик.

– Хочешь, чтобы ход событий стал иным, советуйся с друзьями. Только не с Ульваром. Погляди, как он выпучил глаза, стоя за рулём! Во время страшного шторма он выправил драккар и спас нас от смерти, но этот смелый могучий воин не сможет посоветовать ничего дельного.

Ульвар действительно вытаращил глаза и продолжал управлять рулевым веслом.

– Скажи, Ингвар! – обратился Эйрик к задумавшемуся другу. – Может, единственный уцелевший щит на борту надо повернуть внутренней стороной, выкрашенной в белый цвет?

– И это будет означать, что мы пришли с миром? – усмехнулся Ингвар. – Это лишь вызовет безудержный смех воинов, которые выйдут на берег встречать нас с луками и копьями.

– Действительно, это смешно, – согласился с Ингваром Вегард. – Представьте, что подумают саксы, когда горстка измождённых схваткой со стихией викингов подплывает к их берегу на одном драккаре с единственным белым щитом?

– Естественно, местные жители решат, что мы собирались грабить и убивать их, однако нам не повезло, и мы потеряли своих товарищей в морской пучине, – сказал Ингвар.

– Ну, а щит, выставленный на борту драккара тыльной белой стороной, местные жители воспримут как проявление нашей слабости и просьбу о пощаде, – добавил Вегард.

– Думаю, на первых порах их можно обмануть, избавившись от головы дракона на носу корабля. Так они не сразу догадаются, что мы викинги, – посоветовал Ингвар. – По крайней мере, это лучше, нежели выставлять белый щит.

Эйрик вытащил из ножен меч и направился в сторону носа судна. Там он не стал снимать деревянную голову дракона, а несколькими ударами острого меча отсёк её и она упала в воду.

Конунг пошёл назад. Проходя мимо гребцов, он одобряюще похлопал каждого из них рукой по плечу.

– Так будет лучше? – спросил Эйрик, вернувшись к Вегарду и Ингвару.

Тем временем Ингвар снял с борта щит и положил его на помост возле кормы.

– Теперь, по крайней мере, издалека непонятно: боевое или торговое наше судно. Сразу атаковать нас местные жители не станут. А теперь я хочу дать ещё один совет – прикажи Ульвару отойти от рулевого весла, и пусть гребцы прекратят работать вёслами. Дождёмся наступления ночи и тогда в темноте причалим к берегу. Так появится возможность не нарваться на врагов, – посоветовал Ингвар.

– Это был бы дельный совет, если бы к нам уже не направлялись суда. На берегу, чуть в стороне, стоит крепость. Похоже, нас с её стен заметили дозорные, – сказал Вегард. – Удрать от их кораблей нам не удастся: у нас слишком мало гребцов.

Вегард оказался прав. От берега к драккару направились несколько кораблей под белыми парусами, на которых был изображены красные кресты.

– Что ж, нам придётся вступить в бой, – решил Эйрик.

– Враги идут на четырёх судах, на которых никак не меньше сотни человек. Саксы и англы сильные воины: они хорошо научились на больших кораблях бороздить моря. Придёт время, они станут такими же хорошими мореплавателями, как и мы, – сказал Вегард и, пытаясь охладить пыл конунга, добавил:

– Остановись, Эйрик! Нас меньше и мы устали.

– Если вы все устали, тогда я покажу вам, как надо сражаться. Я один зарублю несколько десятков их воинов! – вскричал Эйрик.

Ингвар посмотрел на гребцов, на которых были накинуты мокрые меховые куртки без рукавов. Шлемы, латы и мечи викингов хранились в сундуках, прикрученных к днищу судна. Рядом с сундуками лежали копья и луки, примотанные верёвками к днищу. Всё это было укрыто под палубой.

– Пока враги не приблизились, нашим воинам надо успеть надеть латы, а одежду сложить на палубу, – предложил Ингвар. – Эйрик, вели воинам прекратить грести, а не то мы слишком быстро приближаемся к судам, которые идут к нам. К тому же надо вычерпать воду, собравшуюся под палубой.

– Зачем? – удивился Эйрик.

– Пусть все, кроме нас с тобой, спрячутся под палубой. В небольшом зазоре между палубой и днищем нашего драккара можно разместиться лишь лёжа, и то – с трудом. Вряд ли враги догадаются, что там прячутся викинги. А меховые куртки с себя надо снять и, связав их, сложить на виду. Это будет похоже на товар – тюки с мехами, – сказал Ингвар.

– Какой может быть товар? Ведь наши куртки уже порваны и пропахли потом, – сказал Эйрик.

– Морская соль пропитала нашу одежду и отбила все запахи. А порваться товар мог во время бури, – возразил Ингвар.

– Ты хочешь выдать наш драккар за купеческое судно? – догадался Эйрик.

– Да. Попытаемся это сделать. Уже темнеет. В сумерках врагам будет нелегко рассмотреть наше судно. Вспомни, Эйрик, сколько раз мы сами ошибались, встречая в море чужие купеческие суда, замаскированные под наши драккары.

– И ты предлагаешь снять с себя куртки, забраться под палубу и улечься в ледяную воду на дно судна? – содрогнувшись, спросил Вегард. – Ведь всю воду никогда не удастся вычерпать.

– У нас нет выбора, – сказал Ингвар.

– Но в латах мы окончательно продрогнем! – недовольно проворчал Вегард.

– В мокрой одежде нам и так холодно. К тому же, когда мы все окажемся в безопасности, ты, Вегард, сваришь своё колдовское согревающее пойло, от которого сводит желудок, но при этом по всему телу разливается тепло. От твоего зелья пройдёт любая простуда, – улыбнулся Ингвар.

– Это верно, – согласился Вегард.

– Снимай куртку и скорее полезай под палубу! Покажи всем пример, – призвал друга Ингвар.

– А ты, Ингвар? – спросил Вегард.

– Ингвар останется со мной на палубе, – решил Эйрик.

– Тебе, как всегда, везёт, хитрец! – взглянув на Ингвара, сказал Вегард.

– Все слушайте меня! – крикнул Эйрик.

Взоры гребцов устремились на конунга.

– Прекращайте грести! Ульвар, отойди от рулевого весла! Вычерпывайте воду! Снимите куртки, свяжите их верёвками и оставьте на палубе. Надевайте латы и забирайтесь под палубу! – приказал воинам конунг.

Викинги исполнили все указания Эйрика и, оставшись лишь в кожаных штанах, залезли под палубу. Вегард вместе со всеми забрался в укрытие. Ульвар долго пыхтел и вздыхал, безуспешно пытаясь протиснуться в узкую щель возле борта, между днищем и палубой. Стоявшие на палубе Эйрик и Ингвар, с грустью наблюдали за мучениями Ульвара. Потом Ингвар махнул рукой и крикнул могучему воину:

– Ульвар, тебя вот-вот заметят! Вражеские корабли уже близко.

– Он не залезет под палубу. Что с ним делать? – спросил Эйрик.

– Теперь Ульвару лучше остаться на палубе, а тебе, конунг, не стоит рисковать: укройся вместе с остальными воинами, – предложил Ингвар.

– Но ведь вас с Ульваром могут признать за викингов.

– Надеюсь, нас не узнают. Я неплохо знаю язык саксов. Ведь мою бабушку дед привёз из их земель, – сказал Ингвар.

– Но что будет делать Ульвар? – поинтересовался Эйрик.

– На время он должен стать глухонемым – решил Ингвар.

– Ульвар, ты знаешь, что от тебя требуется? – спросил Эйрик.

– Что? – выпучив глаза, спросил стоявший на четвереньках и пыхтевший Ульвар.

– Делай, что тебе скажет Ингвар, – приказал Эйрик и скрылся под палубой.

– Ульвар, слушай меня! – хладнокровно произнёс Ингвар. – Займи место у рулевого весла, но не трогай его и молчи. Не вздумай произнести ни единого слова!

Ульвар послушно встал на корме возле рулевого весла.

– Так мне точно ничего не надо делать? – громко спросил Ульвар.

– Умоляю тебя, молчи! Какие бы ты слова ни услышал, что бы ни делали саксы, ты должен молчать. Обещаешь?

– Да! – гаркнул гигант.

– Да заткнись же, наконец! – попросил Ингвар.

Ульвар обиделся и умолк. К драккару приблизились четыре корабля с множеством гребцов.

«Прав ли Вегард? Точно ли это саксы? Если они догадаются, что мы – викинги, нас с Ульваром тут же убьют. Кажется, у них в руках под лучами садящегося солнца сверкнули короткие мечи. К тому же, среди воинов много лучников. Впрочем, нам может грозить гибель даже в том случае, если нас признают купцами, у которых большая часть товара утонула в море. Им наверняка пригодится наше судно, а с заморскими моряками они не станут церемониться. Неужели я ошибся, и нам не удастся спастись?» – думал Ингвар.

Его невесёлые размышления прервал возглас одного из воинов на судне, которое первым подошло к драккару. В сгустившихся сумерках можно было различить облачённых в латы короткобородых воинов, находившихся на чужих кораблях.

– Кто такие? – на языке саксов спросил высокий худой воин, стоявший на носу судна.

– Это купеческое судно. Мы следуем из Вейтстоуна, – соврал Ингвар, стараясь говорить на языке саксов без акцента.

– Назовите ваши имена! – потребовал высокий худой воин.

– Меня зовут Горд, а на корме стоит Роб, – сообщил Ингвар. – Он глухонемой. От него вы ничего не добьётесь.

– Где остальные моряки?

– Всех смыло в море во время бури.

– Море действительно днём бушевало и лишь недавно успокоилось. Странные у вас имена, купцы. Да и в Вейтстоуне я вас никогда не встречал, – подозрительно произнёс высокий худощавый воин, державший в руке короткий меч.

Судно саксов уже вплотную приблизилось к драккару и теперь раскачивалось на волнах, ударяясь бортом о корабль викингов. Высокий воин с коротким мечом, свободной рукой поправил выбивавшиеся из-под шлема светлые волосы и пристально посмотрел на Ингвара и Ульвара.

– Мы не из самого Вейтстоуна. Мы с Робом пришли в Вейтстоун из посёлка, расположенного севернее этого города. Нас наняли местные купцы, – пояснил Ингвар.

– Странные купцы, которые нанимают моряков из далёкого посёлка, – удивлённо произнёс высокий воин. – Ведь в самом Вейтстоуне много опытных моряков.

– Эдвард, какая разница, откуда набирать моряков? Может, те купцы и правы – зачем рисковать своими людьми, когда можно нанять мореходов из других поселений, – сказал стоявший чуть позади высокого воина низкорослый плотный круглолицый лучник. – Как видишь, я не ошибся. Это наши соотечественники, и у них нет оружия. Думаю, этим морякам нелегко пришлось во время бури.

– Что ж, Освальд, надеюсь, вскоре они сами поведают нам о своих приключениях, – ответил Эдвард.

– Скажите, куда нас занесла буря? – поинтересовался Ингвар.

– Вы находитесь вблизи крепости Иглстоун, – сказал Эдвард.

– Вы можете нам помочь?

– Конечно. Мы рады встрече с соотечественниками и отведём вашу посудину к берегу. Держи! – сказал Эдвард и бросил канат.

Ингвар поймал канат и примотал его к крюку на носу корабля. Эдвард, Освальд и ещё два воина с копьями перебрались на палубу корабля викингов.

– Ваш корабль похож на драккар, – заметил Эдвард.

– Такие быстроходные корабли теперь стали делать не только викинги, – сказал Ингвар.

– Для перевозки товаров ваше судно слишком узкое и, похоже, здесь очень маленький трюм. Я не вижу люка, который ведёт под палубу, – заметил Эдвард.

– Трюма здесь нет, – поспешил заверить его Ингвар. – А что касается товара, то наше судно было загружено шкурами по самые борта. Мы везли оленьи, волчьи и медвежьи шкуры. Много тюков с мехами волны смыли в море. Осталось лишь несколько тюков со шкурами, которые сшиты воловьими жилами и уже приспособлены для ношения.

Ингвар кивнул на перевязанные верёвками мокрые шкуры.

– Значит, в этих тюках у вас уже готовая одежда. Что же вы не укрыли товар? – спросил Эдвард.

– Ничто не предвещало бури. Она налетела внезапно, – сказал Ингвар. – Мы понадеялись на спокойную погоду.

– Куда же вы направлялись? – поинтересовался Эдвард.

– Во Фландрию, – соврал Ингвар.

– Вот видишь, Эдвард, как здорово! Теперь у нас будет тёплая одежда, – обрадовался Освальд. – Ведь в благодарность за то, что мы их не убили, а решили доставить на берег, моряки должны отдать нам тюки. Мы просушим шкуры и будем их носить. Зимы стали холодные, а кроме курток из заячьих шкурок носить нам нечего. Ведь в округе всех волков и медведей мы перебили.

– Добрые моряки из Вейтстоуна несомненно подарят нам и свой уцелевший товар, и само судно, – усмехнувшись, сказал Эдвард.

Затем он убрал меч в ножны, взял у стоявшего справа от него воина копьё, прошёл на корму и копьём кольнул Ульвара в зад. Гигант выпучил глаза, нечленораздельно замычал и зарычал, схватившись рукой за мягкое место. Ингвар с ужасом смотрел на Ульвара, ожидая, что тот начнёт выкрикивать проклятия на родном языке. Однако Ульвара пронзила такая боль, что он мог только стонать.

– Возможно, вы не врёте, и тебя зовут Гордом, а вместе с тобой в живых после ужасной бури остался лишь глухонемой моряк, – возвращая копьё своему воину, сказал Эдвард.

– Теперь нам надо успеть в церковь к вечерней молитве, – напомнил Освальд.

Гости поспешно покинули драккар и перебрались на своё судно. Эдвард прокричал морякам, находившимся на других кораблях:

– Всё в порядке! Это купеческое судно. Возвращаемся.

Корабли направились к берегу.

– Похоже, они христиане, – пробормотал себе под нос Ингвар, когда в сгустившейся темноте корабль саксов на канате потащил за собой их драккар.

Из-под палубы донеслись шорохи.

– Ну, что там? Мы здесь замёрзли, – тихо сообщил конунг.

– Молчи! Оказывается, ты нетерпеливей и непослушней Ульвара! – прошептал Ингвар.

– Это правда. Я не хочу слушаться, – согласился конунг. – Я привык командовать. И всё же иногда я прислушиваюсь к предсказаниям Вегарда и к твоим советам.

– Тише! Мы уже подплываем к крепости Иглстоун. Обитатели этого пустынного низменного побережья саксы.

– Отлично! – зашептал Эйрик. – Ты прекрасно справился со своей задачей. Я слышал, они собираются отправиться на молитву. Когда они уйдут в церковь, мы займёмся своим делом. Сейчас мы погуляем в их крепости!

– Говори тише, Эйрик! – прошептал Ингвар. – Пока сидите тихо и не высовывайтесь, а то нас всех постигнет участь намного хуже той, которая постигла бедного Ульвара.

– А что с ним произошло? Я слышал, как кто-то рычал на палубе. Это был Ульвар? – забеспокоился Эйрик.

– Он уже испытал на себе острое копьё сакса. И сейчас он до сих пор постанывает.

– Его смертельно ранили?! – прошептал, скрежеща зубами, Эйрик. – Я отомщу за него!

– Нет. Не волнуйся. Пока его всего лишь недружелюбный сакс уколол копьём в зад. И если Ульвар не будет разговаривать, а продолжит стонать, этим уколом всё и ограничится, – успокоил конунга Ингвар.

– А нам ты предлагаешь провести под палубой в скрюченном виде всю ночь, а, возможно, и завтрашний день? – проворчал Эйрик.

– Нет. Им сейчас не до нас. Они собрались молиться. Как только наше судно оставят на причале, вы осторожно выберетесь. А потом ты решишь, что делать дальше, – сказал Ингвар.

– Я знаю, что нам делать. Мы замёрзли, и нам нужно хорошенько разогреться. И какую бы охрану саксы не выставили на берегу возле нашего драккара, клянусь Одином, мы их всех перебьём! – произнёс Эйрик.

– Только умоляю тебя: не помышляй о захвате крепости. Я рассмотрел хорошо укреплённую крепость с высокими, освещёнными факелами, зубчатыми стенами и круглыми башнями, расположенными по углам. Крепость находится на небольшом острове, который отделён от побережья узким проливом. От освещённой факелами пристани до крепости можно добраться по подъёмному мосту, – шёпотом говорил Ингвар. – А сейчас умолкни, конунг, если собираешься жить долгие годы.

Суда пристали к берегу. Саксы сошли на пристань. Освальд примотал канат, на котором судно саксов тащило драккар к берегу, к большому камню.

Ингвар и Ульвар бросили якорь.

– Горд! Роб! Следуйте за нами! – позвал Эдвард.

Ингвар и Ульвар ступили на пристань. При тусклом свете, исходившем от факелов, закреплённых на низких столбах, Ингвар заметил, как Ульвар, вытаращив глаза, свирепо смотрит на Эдварда. При этом гигант раздражённо пыхтел. К счастью, кроме Ингвара, никто не видел, насколько разъярён гордый викинг. К счастью, вражеские воины были заняты своими делами.

– Пойдёмте с нами в храм, – пригласил Ингвара и Ульвара Эдвард. – Скоро начнётся месса. Ведь вы христиане?

– Конечно, – поспешил ответить Ингвар. – Но только мы очень проголодались. Нельзя ли нам сначала перекусить?

– Мы накормим вас, – пообещал Эдвард.

– Пойдём, Роб! – сказал Ингвар и, как бы невзначай, поинтересовался:

– Эдвард, вы свои корабли оставите без присмотра?

– На пристани останется Освальд с тремя воинами. Они будут следить за кораблями. У нас здесь часто бывает ветреная погода. Порой резко поднявшийся ветер рвёт канаты и сносит суда с якоря, – пояснил Эдвард. – Освальд и его помощники перенесут товар на причал. Надо просушить шкуры.

– Ты здесь самый главный? – поинтересовался Ингвар у Эдварда.

– Я верный слуга короля Этелреда, который подарил мне эту крепость за преданную службу, – ответил Эдвард.

Все саксы, за исключением Освальда и оставшихся с ним на пристани воинов, вместе с Ингваром и Ульваром направились к крепости. Ульвар оглянулся на драккар, сиротливо приткнувшийся к пристани в окружении кораблей саксов, и шумно вздохнул.

– Почему он вздыхает? Переживает за товар? – спросил Эдвард у Ингвара.

– Ты его больно и обидно уколол копьём – вот Роб и вздыхает, – ответил Ингвар.

– Этот глухонемой понимает, о чём мы говорим?

– Кое-что понимает, читая по губам.

Эдвард усмехнулся, покосившись на молчаливого морехода, и поинтересовался у Ингвара:

– Твой приятель молчит от рождения?

– Да, – кивнул Ингвар, – от самого рождения.

– Сейчас вы согреетесь и перекусите. Несколько кружек доброго эля вам не повредят. Наверно, в Вейтстоуне жадные купцы, связавшиеся с фламандскими торгашами, никогда не угощали вас настоящим элем, – сказал Эдвард.

– Ты угадал, я давно не пил эль, – сглотнув слюну, признался Ингвар.

– Может, твоего большого друга вылечит наш напиток? После десятка больших кубков эля даже у глухонемого развяжется язык! – засмеялся Эдвард.

Ингвар сам боялся такого развития событий. Между тем, Эдвард продолжил развивать свою мысль:

– Ведь лучше всё рассказать во время дружеского застолья, чем под пытками палача, правда?

Ингвар не знал, шутит ли Эдвард или действительно не верит ему.

– В Иглстоуне есть свой палач? – спросил Ингвар.

– У нас всё, как у людей – есть и свои обвинители, и свои палачи, – зловеще улыбнулся Эдвард.

На его лицо падал свет от факела, который нёс шагавший перед ними воин. Выражение лица Эдварда Ингвару не понравилось.

– Главным обвинителем у нас выступает папский легат Себастьян. Он особенно любит огонь. Его не корми лепёшками с мёдом, а дай сжечь на костре посреди главной площади парочку-другую еретиков или язычников. При этом он говорит, что их постигла Божья кара.

«Эдвард нам не доверяет, – подумал Ингвар. – И это ещё полбеды. Только не хватало нам встретиться с суровым папским посланником».

Ингвар был язычник. Так их называли проповедники, пришедшие на землю викингов. Они вели медовые речи и требовали забыть Великих Богов, которым веками поклонялись предки викингов. Предать Одина, Тора и остальных своих Богов Ингвар не мог.

Самым ярым сторонником веры отцов выступал конунг Эйрик Рыжий. Несколько раз он даже поколотил палкой пришлых священников, оскорблявших Одина и других Богов викингов. Однако этот поступок Эйрика вызвал у многих жителей их посёлка жалость к священникам, проповедующим вечную жизнь после смерти. Но ведь в вечную жизнь в Валхалле викинги верили и до появления сладкоречивых миссионеров. На пир к Одину раньше мечтал попасть каждый доблестный воин. А теперь молодёжь стала посещать деревянную часовню, выстроенную на краю посёлка, раскинувшегося на правом берегу Граниттискфьорда.

Вегард с грустью говорил, что рано или поздно новая вера распространится по всей земле викингов, и тогда смелые воины уже никогда не смогут попасть в Валхаллу. Правда, как предсказывал Вегард, на пир к Одину, последними попадут Эйрик Рыжий и его друзья.

«Странно, проповедники, пришедшие в их селение, говорят о любви и добре, а папский легат сжигает людей на кострах», – грустно размышлял Ингвар.

– Мы пришли! – произнёс Эдвард.

Пройдя по подъёмному мосту, они через ворота зашли в крепость. Воздух здесь был пропитан едким дымом. При свете факелов можно было рассмотреть жилые строения, круглые башни по углам крепостной стены, здание храма, а также собравшихся на площади людей.

Гудевшая толпа постепенно расходилась. В центре площади, на возвышении, что-то темнело. Под тёмным предметом вспыхивали искорки остывающих красных углей.

– Прошу пройти в мой дом, – Эдвард указал на самое высокое здание, двери которого выходили на площадь. – Обойдёмся сегодня без мессы. Помолимся за столом.

– А что происходит на площади? – поинтересовался Ингвар.

– Только что сожгли ведьму, – пояснил Эдвард.

– Что она сделала? – спросил Ингвар.

– Эта девушка была слишком красивой для простой женщины. Легат Себастьян сказал, что её красота от дьявола. Вот её и сожгли. Отец попытался её защитить. Его закололи, а мать красавицы умерла от горя.

– Но это ужасно! – воскликнул Ингвар.

– Это нормально, – уверил Эдвард, отворяя дверь в свой дом. – Такое происходит по всей Европе. Бывает, ведьм ещё и топят. Связывают им руки и топят.

– Можно понять, когда убиваешь врагов в бою, но убивать слабую девушку только за её красоту – это мерзко! К тому же, если всех красивых девушек казнить, в будущем не останется красивых женщин. Догадываюсь, что легат Себастьян сам имеет уродливую внешность и ещё более мерзкую душу! – не удержавшись, произнёс Ингвар.

– Осторожнее, моряк! Тебе не поздоровится, если о твоих словах узнает Себастьян. Впрочем, наш епископ Джереми осуждает легата. Возможно, Джереми скоро договорится и сам окажется на костре, – сказал Эдвард.

Вместе с несколькими приближёнными воинами, а также с Ингваром и Ульваром, Эдвард проследовал по лестнице на второй этаж своего дома в большой зал, освещённый факелами, где их уже ждал накрытый стол. Посреди длинного стола стояло огромное серебряное блюдо с жареным мясом, а также несколько огромных кувшинов, кубки и тарелки.

За столом уже сидели два священника в чёрном облачении. Головы их были покрыты красными круглыми шапочками, бороды аккуратно подстрижены, а на груди висели бронзовые кресты. Один из них был маленький худой смуглый с острым длинным носом, впалыми щёками, тонкими губами и тусклыми серыми глазами. Второй священник – широкоплечий толстяк с веснушчатым лицом и тёмными живыми глазами улыбнулся вошедшему в зал Эдварду и сопровождавшим его воинам.

– Прошу всех за стол! – пригласил гостей Эдвард, усаживаясь на деревянную скамью во главе стола.

Все вошедшие воины сложили оружие возле двери и тоже сели за стол. Ингвар и Ульвар присели на край длинной скамьи.

– Помолимся, братья! – молитвенно сложив перед собой ладони, произнёс худой священник.

– Помолимся, легат, – склонив голову, произнёс Эдвард.

Полный священник тоже сложил перед собой ладони.

Ингвар взглянул на Ульвара, который ёрзал на скамье и с явным неодобрением взирал на легата Себастьяна. Остроносый священник, не мигая, взглянул сначала на Ингвара, а потом на Ульвара. От его холодного взгляда Ингвару стало не по себе. Ингвар стукнул кожаным башмаком по ноге Ульвара и молитвенно сложил руки. Молились священники тихо, а Эдвард и воины просто сидели, закрыв глаза. Ульвар явно не знал, куда деть свои могучие руки, однако всё же догадался сцепить пальцы в замок. При этом он напрягся, побагровел и выпучил глаза. Ингвар испугался, что Ульвар может сейчас совершить неприятное действие за столом, как он это нередко проделывал во время пиршеств в родном посёлке. Ингвар с силой наступил ему на ногу. Ульвар расслабился и перестал выпучивать глаза.

Закончив молитву, все приступили к еде. Мясо брали руками и ели, запивая его вкусным элем, который разливали по кубкам появившиеся в пиршественном зале молодые женщины в длинных чёрных платьях, некоторые из которых были довольно миловидными. На молодых служанок, время от времени, поглядывал своими тусклыми рыбьими глазами легат Себастьян. Ингвару стало страшно за судьбу этих милых девушек.

Вкусная еда и хмельной напиток взбодрили Ингвара и Ульвара. Наступило время, когда викинги на пирах обычно начинали петь песни. Удалой Ульвар мог в любой момент затянуть свою любимую Прощальную песнь викинга.

Пиршество в крепости саксов проходило немного иначе, нежели в поселениях викингов. Здесь пили много эля, но не пели, а только громко разговаривали с соседями по столу. Ингвар заволновался, когда легат Себастьян, посматривая в их сторону, что-то прошептал на ухо епископу Джереми, который отрицательно замотал головой и дружелюбно посмотрел на викингов. Заметив это, Ингвар приободрился. Однако легат Себастьян не успокоился и обратился к сидевшему справа от него Эдварду. Тот стал утвердительно кивать ему в ответ. Русоволосая девушка, разливавшая эль по кубкам, отошла от Эдварда и склонила кувшин над кубком Ингвара. При этом она зашептала ему на ухо. Она говорила на родном языке викингов. Ингвар даже вздрогнул от неожиданности.

– Вас собираются бросить в темницу и допросить. Легат и Эдвард подозревают, что вы лазутчики. Не отвечай мне ничего, – нежным голосом едва слышно произнесла девушка и отошла от Ингвара.

Из головы Ингвара моментально выветрился весь хмель. Он бросил быстрый взгляд на Эдварда, который что-то говорил подошедшему к нему воину. Выслушав Эдварда, воин прошёл вдоль стола и, как бы невзначай, толкнул в плечо трёх саксов, которые встали, подошли к двери и вооружились мечами.

Ингвар растерялся. Выход был перекрыт вооружёнными воинами, а окон в зале не было. Он стал думать, как им с Ульваром сбежать из крепости, но ему в голову не приходила ни одна дельная мысль.

И тут отличился Ульвар. Вообще-то, и без того положение у двух викингов, попавших на чужой пир, было незавидным, а Ульвар вдруг рявкнул на гортанном родном языке первые слова Прощальной песни. Саксы, не привыкшие к рокочущей чужой речи, вздрогнули. Легат Себастьян что-то выкрикнул на неизвестном Ингвару языке.

Ульвар ответил священнику на своём родном языке криком, напоминающем орлиный клёкот. При этом могучий викинг, сшибая кувшины и кубки, вскочил ногами на стол, который прогнулся под ним. Ингвар так и не понял, что собирался сделать Ульвар – то ли станцевать народный танец, то ли просто выразить свою радость по поводу вкусного и обильного ужина. Но тут на Ульвара бросились три воина с мечами. Гигант нанёс ногой сокрушающий удар в челюсть одного из них. Послышался хруст костей и грохот упавшего тела. В этот момент все воины, сидевшие за столом, взревели. Служанки пронзительно завизжали.

Воспользовавшись растерянностью и паникой, Ингвар вскочил со скамьи и кинулся к висевшим вдоль одной стены факелам. Он стал хватать их, швырять на пол и тушить ногами горевшие фитили. Зал быстро погрузился в темноту. Началась суматоха. Крики взбешённых воинов, пронзительный визг женщин, грохот посыпавшейся на пол посуды и опрокидываемых скамеек слились воедино. Ингвар заметался по залу, натыкаясь на людей. Тут распахнулась дверь, через которую в пиршественный зал проник тусклый свет. Ингвара кто-то цепко ухватил за руку, и он услышал мужской голос. Слова были произнесены на его родном языке с акцентом:

– Следуй за мной!

Ингвар в полутьме пошёл за человеком в длинном одеянии, вцепившимся в его руку. Провожатый подвёл Ингвара к почти незаметной дверце, скрытой за выступом стены, и, открыв её, пригнул голову и шагнул в тёмный проём. Викинг последовал за ним и оказался на площадке перед лестницей, ведущей вниз. Человек в длинном одеянии отпустил руку Ингвара, притворил дверцу, зажёг свечу и, держа её перед собой, стал спускаться по каменным ступеням.

– Погоди! Там остался мой друг! – крикнул Ингвар.

И в это время за его спиной послышался скрип открываемой дверцы, громкий тяжкий вздох и лязг засова. Так тяжко вздыхать мог только Ульвар после плотного ужина. К тяжёлому дыханию и пыхтению викинга добавился сдавленный хрип. Ингвар оглянулся и при слабом свете свечи увидел гиганта-викинга, который держал за горло хрипевшего легата Себастьяна. За ними стояла девушка, которая предупредила об опасности Ингвара, когда он сидел за столом.

– Зачем ты его схватил, Ульвар? – удивился Ингвар.

– На всякий случай. Может, он нам ещё пригодится. Но если, он будет продолжать брыкаться, я сверну ему шею, – пообещал Ульвар и грубо выругался.

– Не ругайся при девушке! К твоему сведению, за твоей спиной стоит красивая девушка, которая закрыла за нами дверь на засов, – сказал Ингвар.

– А кто спускается по лестнице впереди тебя? – поинтересовался Ульвар.

– Этот человек спас меня, – ответил Ингвар.

– Я – епископ Джереми, – сказал человек, державший в руке свечу и призвал своих спутников:

– Надо спешить. Не задерживайтесь!

Беглецы спустились по лестнице и оказались в уходящем под небольшим уклоном вниз подземном коридоре с каменными стенами и низким сводом. По нему особенно неудобно было идти Ульвару, которому пришлось пригнуть голову и при этом подталкивать в спину шедшего перед ним легата.

– Джереми, как зовут нашу спасительницу, которая предупредила меня? – поинтересовался Ингвар.

– Хельга, – ответил епископ.

– Я пленница, – послышался голос девушки из-за спины Ульвара. – Меня захватили в плен саксы полгода назад во время неудачного похода конунга Свенельда. Эдвард сделал меня своей наложницей. Теперь я решила бежать вместе с вами на родину.

– Зачем ты отправилась в поход? – удивился Ингвар. – Военные походы – не женское дело.

– Мой отец Свенельд не хотел расставаться со мной с тех пор, как мою мать разорвал забредший в наш посёлок медведь, – рассказала Хельга.

– Вот и тебе, Ингвар, Вегард правильно говорит, чтобы ты и не думал брать свою дочь с собой в походы. Как бы ни скучала Рагнейда, ей лучше не покидать наш посёлок, – сказал Ульвар.

– Значит, старый Свенельд погиб? – спросил Ингвар.

– Да. Моего отца убил Эдвард. И всех викингов, которые были с ним, перебили саксы, – поведала Хельга.

– Вот почему они до сих пор не вернулись из похода в свой посёлок! – воскликнул Ульвар.

– Прибавьте шаг! – поторопил епископ Джереми. – Я тоже не собираюсь оставаться в городе, жители которого стали радоваться казням на площадях, которые устраивал легат Себастьян. Я ничего не могу поделать со своими прихожанами. Их тешит вид виселиц с болтающимися на них телами повешенных, им по душе запах горелого мяса еретиков, язычников и юных красавиц, которых Себастьян объявляет ведьмами.

– Всё-таки, я скоро сверну Себастьяну шею, и тогда казней в вашей крепости не будет, – простодушно сказал Ульвар.

– Это ничего не изменит. На место Себастьяна пришлют другого легата, – сказал епископ.

– Куда ведёт этот ход? – поинтересовался Ингвар.

– К морю. Если поспешим, то до пристани мы по нему доберёмся быстрее, чем наши преследователи, – пообещал Джереми.

– Я уже давно узнала про этот ход и готовилась по нему бежать. Только Эдвард и его приближённые, естественно, тоже знают про него, – сказала Хельга.

В подтверждение её слов издалека донеслись тяжёлые удары в дверь и яростные крики саксов.

– Конечно, Эдвард знает обо всех потайных ходах. Вам не уйти! – прохрипел легат, коверкая язык викингов.

Однако тут же легат жалобно пискнул и умолк. Послышался сдавленный хрип, хруст костей, и тело легата рухнуло к ногам викинга-гиганта.

– Кажется, я его придушил. Немного не рассчитал, но ведь он всё время пытался вырваться, – сказал Ульвар.

– Ты уверен, что эта хитрая бестия не притворилась? – спросил Ингвар.

– Можешь не волноваться. Я свернул ему шею, – сказал Ульвар.

Епископ Джереми ускорил шаг. Ингвар, Ульвар и Хельга едва поспевали за ним.

Вскоре перед ними возникла деревянная дверь. Епископ открыл её и вышел наружу. За ним последовали остальные беглецы. Ингвар посмотрел на звёздное небо и полной грудью вдохнул свежий солёный морской воздух.

Над морем висела жёлтая луна. Возле освещённой факелами пристани стояли корабли саксов и драккар. На пристани виднелись тёмные силуэты людей. Ингвар подумал о своих товарищах, которые сейчас мёрзнут под палубой драккара и стал размышлять, как им избавиться от саксов, охранявших пристань.

Его раздумья прервали крики, доносившиеся со стороны крепости. Вскоре на мосту показалась толпа с факелами.

– Поспешим! Иначе наши преследователи раньше нас окажутся на пристани, – поторопил беглецов Джереми.

– У нас нет оружия. Как мы перебьём охрану? – задумался Ингвар.

– Это ваша забота, – сказал Джереми.

– Интересно, где сейчас Эйрик Рыжий и все наши воины? – всматриваясь в темноту, поинтересовался Ульвар.

– С вами прибыл сам Эйрик Рыжий?! – изумилась Хельга. – А на чём вы приплыли сюда?

– У причала стоит наш драккар, – сказал Ульвар.

– Это то самое судно со сломанной мачтой, за которым вчера вечером Эдвард отправился в море? – догадалась Хельга.

– Да, – ответил Ульвар.

– Интересно, что здесь произошло, пока мы пировали в крепости, – всматриваясь в темноту, проговорил Ингвар.

 

Поздним вечером Освальд и три его помощника, которые остались на пристани, устроились на скамьях под навесом. Все они представляли, как отдыхают и пируют остальные воины, которые ушли в крепость, и, время от времени, тяжело вздыхали. Освальд проголодался. Он вытащил из кармана кусок вяленого мяса и съел его. Его подчинённые сгрызли несколько сухарей. После еды, несмотря на свежий прохладный бриз, их стало клонить ко сну. Они не заметили, как на стоявшем у пристани купеческом судне началось движение.

Облачённый в латы Эйрик Рыжий первым выбрался из-под палубы. Лязгая зубами от холода, он подкрался к борту и стал изучать обстановку на пристани. Глаза его привыкли к темноте и, когда к нему присоединились ещё несколько викингов, он, при тусклом свете горевших на причале факелов, уже рассмотрел четырёх охранников, дремавших под навесом…

 

Освальд долго боролся со сном. Три сакса уже дремали, улёгшись на скамьи, когда Освальд встал и снял со столба факел. Потом он растолкал одного из спавших воинов, и вместе с ним стал совершать обход.

В эту тихую ночь ничто не напоминало о чудовищной буре, бушевавшей вчера. Освальд и его помощник приблизились к купеческому судну.

– Бранд, ступай на корабль и перетащи сюда тюки со шкурами! Эдвард велел вытащить их на пристань, – сказал Освальд.

– Может, разбудим остальных? Почему я один должен разгружать судно? – возразил Бранд. – Я слышал, что шкуры пропитаны водой, а, значит, они очень тяжёлые.

– Не спорь, а вытаскивай шкуры на причал! – приказал Освальд.

Бранд перебрался через борт судна и направился к тюкам.

Освальд стал прислушиваться к странному стуку. Он посветил на воду факелом и заметил плававший кусок дерева, который бился о прибрежные камни неподалёку от причала. Что-то знакомое показалось ему в этом массивном обрубке. И тут по его спине пробежал неприятный холодок. Он понял, что в воде плавала деревянная голова дракона – украшение боевых кораблей викингов. Освальд подбежал к носу корабля и внимательно посмотрел на место, где недавно была укреплена деревянная голова дракона. На месте сруба он увидел острые щепки. Видимо, викинги так торопились, что не стали снимать голову дракона, а срубили её мечом. Потом волны прибили её к берегу. Несомненно, это было не купеческое судно. Теперь, как можно скорее, следовало предупредить Эдварда, что в крепость проникли лазутчики.

– Бранд, Подойди сюда! Скорее! – позвал Освальд.

– А как же шкуры? – отозвался с палубы Бранд.

– Не трогай их. Быстрее уходи с корабля!

Бранд вернулся на пристань.

– Это драккар! На нём прибыли лазутчики. Поспеши в крепость и предупреди Эдварда! – приказал Освальд.

Бранд не заставил себя ждать. Ему не хотелось оставаться на пристани. Вскоре Бранд уже был возле крепости. Он стал кричать стражникам, чтобы те пропустили его. Мост со скрипом опустился, и Бранд по нему побежал к крепостным воротам…

Тем временем стоя на пристани возле вражеского судна, Освальд стал освещать факелом палубу. И тут он ощутил прикосновение к горлу холодного лезвия. Освальд захрипел и выронил факел, который упал в воду и погас.

– Ты угадал – это драккар! К вам в гости пожаловали викинги! – произнёс Эйрик, подводя Освальда к воде.

Послышался тихий всплеск, и тело Освальда с перерезанным горлом свалилось в море. Два спавших охранника вскочили, но ничего не успели предпринять, потому что тут же рухнули, сражённые стрелами.

– На штурм крепости! – призвал воодушевлённый успехом Эйрик. – Мост опущен. Пока они не успели поднять мост – вперёд!

– Остановись, конунг! – сказал Вегард и ухватилЭйрика за руку. – У тебя мало воинов.

– Но в крепости нас ждёт богатая добыча.

– С горсткой воинов тебе не удастся захватить хорошо укреплённую большую крепость, а здесь, у нас под носом, стоят несколько кораблей саксов, – заметил Вегард. – Мы восполним потери – заменим этими кораблями драккары, которые поглотило море во время бури.

– Это верно – согласился Эйрик. – Но как быть с Ингваром и Ульваром? Мы не можем оставить их здесь. Когда саксы узнают, что их обманули, они убьют моих друзей.

– Вспомни, сколько раз Ингвар Хитрый спасал тебя и всех нас. Наверняка он и на этот раз найдёт способ выйти из передряги невредимым. Он и Ульвара выручит. Вот увидишь!

– Хотел бы я в это верить, – буркнул Эйрик.

– Лучше вели связать корабли канатами. Не забудь и про наш драккар. На нём осталась наша одежда. Да и сам драккар нам ещё пригодится, – посоветовал Вегард.

Вегард отдал команду, и продрогшие викинги принялись за работу. На всех кораблях они подняли паруса. Самый большой корабль саксов и драккар связали канатом.

– Плохо без Ульвара, – посетовал Эйрик. – Управлять судном, которое тащит за собой драккар, будет нелегко.

– Хорошо, что ветер попутный. Дувший с моря бриз сменился на южный ветер. Паруса надуваются. Скоро отправимся к родным берегам, – сказал Вегард.

– А как же наши друзья?

– Подождём их ещё немного. Со стороны крепости доносятся крики и выстрелы. Там что-то происходит.

– К причалу бегут люди! – воскликнул Эйрик.

– Впереди – Ингвар и Ульвар, – определил Вегард и закричал:

– Сюда!

– Ингвар! Ульвар! Мы здесь! – крикнул Эйрик.

– Нас зовут Эйрик и Вегард! – определил Ингвар.

– Сам Эйрик Рыжий прибыл, чтобы спасти меня! – воскликнула Хельга.

Вскоре беглецы были возле большого судна с поднятым парусом, где их встретили Эйрик и Вегард.

– Как же я рад видеть вас живыми! – воскликнул Эйрик, по очереди обнимая Ингвара и Ульвара.

– Ну, что я тебе говорил, Эйрик? Ингвар и на этот раз выпутался из переделки! – сказал Вегард.

Конунг перевёл взгляд на спутников своих друзей и спросил:

– Как зовут священника и эту красавицу? Почему они пришли с вами?

– Хельга и епископ Джереми помогли нам спастись, – ответил Ингвар. – Хельга – дочь старого Свенельда, которого убил Эдвард.

– А вот и сам Эдвард направляется сюда во главе саксов, – Ульвар указал рукой на отряд воинов, бежавших к причалу с оружием и с факелами в руках.

– Вставай к рулю самого большого корабля, Ульвар! – приказал Эйрик и крикнул морякам:

– На всех кораблях поднять якоря! На вёсла!

Подсвечиваемые лунным светом корабли, которые захватили викинги, стали отчаливать от берега. Эдвард, бежавший впереди своих воинов, успел запрыгнуть на драккар, который тащил за собой бывший корабль саксов.

На драккаре путь Эдварду преградил единственный викинг, находившийся на палубе. Викинг едва успел выхватить свой меч из ножен, как сакс нанёс ему удар. Скользнув по нагруднику, меч рассёк противнику бок. Отпихнув в сторону раненого врага, Эдвард добежал до носа драккара и застыл, размышляя, рубить ли ему канат, чтобы не дать уйти в море драккару, или же попытаться отбить своё судно, которое увели викинги.

Увидев сакса, Эйрик Рыжий выхватил из ножен меч и ловко перепрыгнул с угнанного судна на палубу драккара. Раздался звон мечей – в смертельной схватке сошлись сакс и викинг.

Тем временем выбежавшие на пристань лучники стали пускать стрелы в похитителей их кораблей. Однако стрелы не долетали до подгоняемых попутным ветром судов, которые уже удалились от берега на значительное расстояние.

Эйрик Рыжий продолжал драться с изрыгающим проклятия врагом. Между тем, раненый викинг, лежавший на палубе в луже крови, смог подняться и, держась за рану, приблизился к Эдварду сзади. Он уже было занёс меч, собираясь вонзить его в спину врагу, но его остановил окрик Эйрика:

– Оставь его! Он мой!

Эйрик нанёс несколько разящих ударов мечом и лезвие, скользнув между латами, пронзило Эдварду сердце. Эйрик издал торжествующий крик и выдернул окровавленный меч из груди врага. Сакс покачнулся и свалился за борт. Викинги на всех угнанных судах издали торжествующий крик. В ответ раздался протяжный, похожий на стон, вопль расстроенных воинов из Иглстоуна.

На драккар перебрались два викинга и перенесли раненого на шедший под парусом корабль. На этот же корабль вернулся Эйрик. Он подошёл к борту и опустил меч в воду, смывая с него кровь.
 


Читать Узнать больше Скачать отрывок на Литрес Внимание! Вы скачиваете отрывок, разрешенный законодательством и правообладателем (не более 20% текста). После ознакомления вам будет предложено перейти на сайт правообладателя и приобрести полную версию произведения. Купить электронку Купить бумажную книгу
5.0/3
Категория: Новая книга про попаданца | Просмотров: 91 | Добавил: admin | Теги: Страна Синих Ягод, Перекресиок 1, Александр Абалихин
Всего комментариев: 0
avatar
Вверх