Новинки » 2020 » Июль » 18 » Айнур Галин. Иной мир. Морпехи. Книга вторая
10:26

Айнур Галин. Иной мир. Морпехи. Книга вторая

Айнур Галин. Иной мир. Морпехи. Книга вторая

Айнур Галин

Иной мир. Морпехи. Книга вторая

 

с 16.07.20

Жанр: боевая фантастика, попаданцы, военная фантастика

Это вторая книга о путешествии Дениса Архипова и его морпехов в «Ином мире». О путешествии, которое никогда не должно было случится и, которое, вероятно, закончится там. Ребята ещё не подозревают, что зло не заметно подкрадывается с каждым днём всё ближе. То, с чем сталкивались морпехи раньше, окажется легким неприятностями. Их ждёт нечто, что невозможно увидеть или ощутить. Оно преследует свои цели, главная из которых смерть.

Из серии: Иной мир #2
Возрастное ограничение: 18+
Дата выхода на ЛитРес: 16 июля 2020
Дата написания: 2020
Объем: 320 стр.
Правообладатель: Автор
Книга 1
Электронная книга «Иной мир. Морпехи. Книга первая» – Айнур Галин

Иной мир. Морпехи. Книга вторая

Глава 1

– И чего расселись?!

– Да, товарищ лейтенант, чем ещё заняться-то? Ещё раз самоходки почистить, что ли? Мы даже траки на них помыли, – ответил матрос Женя Сапожников лейтенанту Качанову, сидя в компании ещё пятерых, травивших байки про жизнь до службы в армии.

– Товарищ лейтенант, а долго мы их ждать будем? Может, они не вернутся? – спросил сидевший рядом матрос Читов.

– Все вопросы после построения. Сержант Мелин, стройте подразделение. Объявление есть небольшое. Всех в строй! – дал указание Качанов проходящему мимо командиру отделения сержанту Мелину.

– Есть! – и направился к центру, к небольшой ровной площадке рядом с избами. Сидевшие на траве матросы вздохнули и побежали к месту построения.

С тех пор, как ушла группа майора Архипова, прошёл всего час, и перед тем, как распустить людей отдыхать, необходимо было довести информацию и организовать простейшие, но очень важные в подразделении службы и вахты. Буквально, через три минуты, личный состав стоял, выстроившись в ровную шеренгу, разделившись по расчётам и экипажам.

– Равняйсь, отставить, – начал готовиться к докладу перед командиром батареи сержант Мелин, но лейтенант Качанов опередил его.

– Отставить, встань в строй. Итак, товарищи матросы, сержанты и прапорщики! Майор Архипов убыл вместе с группой на проведение разведывательных мероприятий для уяснения обстановки и решения вопроса дальнейшего нашего пребывания в этом мире. Наша с вами совместная задача – не прерывать боевую подготовку и организовать жизнедеятельность подразделения в полевых условиях подручными средствами. В связи с чем приказываю: прапорщика Орлова временно назначить старшиной батареи, отобрать группу в составе четырёх матросов на роль поваров в камбузе. В помощь тебе, Егор. Службу в камбузе организовать вахтовым методом, по три человека для организации помощи поварам каждые сутки. Сержанты Балонов и Базаров: составить два состава караула. Три смены по три человека в каждом. Для хранения оружия приспособить ящики из-под боеприпасов. Всему личному составу сдать стрелковое оружие и боеприпасы. От беды подальше, ещё пристрелите друг друга, – лейтенант прошёл несколько шагов вдоль строя, развернулся, обвёл всех взглядом и после короткой паузы продолжил: – Балонов и Базаров, вы начкары, сменяете друг друга. Подготовьте документацию смены караулов, журналы инструктажа со списком личного состава караула, и журнал выдачи оружия и боеприпасов. На территории лагеря организовать вахтенную службу в составе трёх дневальных и одного дежурного из сержантского состава. Вооружение для часовых – штатные автоматы, дежурный по лагерю и начкары – пистолеты. После приёма пищи расположиться для отдыха: экипажам – в боевых машинах, расчёты – в избах. Все остальные задачи доведу завтра утром. Вопросы есть?

– Так точно, товарищ лейтенант, а сколько нам тут торчать? – задал вопрос из строя матрос Фёдоров.

– До возвращения группы, или же – четыре месяца, – ответил Качанов.

– А если они не вернутся?

– Для этого есть запасной план, но он реализуется в случае невозвращения группы, об этом я проинформирую вас отдельно. На сегодняшний день наша задача – организовать повседневную жизнь в условиях полевого лагеря. Провести разведку оставшихся выходов из портала и в случае необходимости обезопасить подразделение, а самое главное – к истечению четырёх месяцев весь личный состав должен быть в строю без исключения. Как бы вы ни хотели, сдохнуть, или свалить отсюда, что приравнивается к "сдохнуть и подвергнуть жизнь своих товарищей опасности". Если у кого начнёт ехать крыша, или кто-то из вас заметит, что у вашего товарища странное поведение, дайте мне знать. Я знаю, что вы все – морально устойчивые и физически крепкие ребята, и четыре месяца в тесном пространстве, хотя чего тесного-то, поляна здоровая. Можем даже будку организовать для встреч с Дунькой Кулаковой, – в этот момент по строю морпехов прокатился легкий смех.

– Товарищ лейтенант, а жрать чего будем? – раздался из строя очередной вопрос, но Сергей не успел заметить, кто именно спросил.

– Завтра составим группу наших кормильцев, вооружим их луками и стрелами, и отправим добывать мясо во главе с опытным охотником Егором. Сапожников, ты, помнится мне, хвастался фотками с трофеями с гражданки. Ты сам, или батька твой добывал, а ты селфи делал?

– Я сам, товарищ лейтенант! – ответил из строя Женька.

– Ну вот, сам так сам. И посмотрим. Всё, два часа на раздолбайство, в 22–30 по местному времени вечерняя поверка и отбой. К этому моменту все свои дела сделайте. Гальюн вон в том углу, увижу кого справляющего не в том месте, заставлю переносить в выгребную яму. В ограниченном пространстве нам надо соблюдать чистоту, чтобы не породить тут эпидемию какую-нибудь. Всем всё ясно? Хотя, не дети уже, конечно, но всё же. Остальные вопросы – в индивидуальном порядке. Сдача оружия через полчаса, перед сдачей почистить всем без исключения. Орлов, Егор и сержант – ко мне, остальным разойтись, – закончил Качанов, и, развернувшись, пошёл к двери ближайшей избы.

Остальное время Сергей объяснял собравшимся сержантам круг обязанностей каждого. Например, Валера Семёнов вместе с Кантаевым должны были организовать постройку небольших казарм, хотя, по предварительным прикидкам, на казармы вряд ли они будут похожи, если только на казармы каких-нибудь папуасов из бамбука. Но тут – какие строительные материалы имеются под рукой, те и надо приспособить. А старшему матросу Моисееву Илье, хотя между собой практически все его называли по-дружески – доктор Мося, было приказано организовать подобие лазарета, так как его должность фельдшера-санинструктора подразумевала иметь в расположении полевого лагеря – лазарет.

Время шло, и впервые за долгое время наступил момент проведения вечерней поверки батареи. Предыдущий раз она проводилась ещё в расположении части. Ведь вечерняя поверка – это почти священный ритуал в жизни каждого военнослужащего, и если не ведутся боевые действия, то этот ритуал должен проводиться. Ну, и обычное, практическое значение поверки – это учёт личного состава. Поэтому данный процесс никого не удивил.

Каждый морпех занял своё место в строю, приготовившись стоять молча и смирно, пока старшина батареи, или же кто-то из офицеров не проведёт поверку. И каждый из них стоял и ждал, вслушиваясь в голос, ожидая свою фамилию, чтобы громко и чётко крикнуть «Я»! Ведь вечерняя поверка могла затянуться на часы. Всё зависело от дисциплины строя, и, возможно, от настроения старшины или командира.

– Равняйсь, отставить! Равняйсь, смирно! Товарищ лейтенант, третья батарея самоходно-артиллерийского дивизиона на вечернюю поверку построена, старшина батареи сержант Мелин, – доложил Андрей лейтенанту Качанову.

– К вечерней поверке приступить!

Сержант Мелин, достав папку со списком личного состава начал зачитывать фамилии.

– Лейтенант Милов, пал смертью храбрых при выполнении воинского долга.

Старший прапорщик Лбов, пал смертью храбрых при выполнении воинского долга.

Матрос Петров, пал смертью храбрых при выполнении воинского долга.

Матрос Воробьёв, пал смертью храбрых при выполнении воинского долга, – перечислил навечно занесённых в список подразделения погибших сослуживцев старшина, и дальше продолжил уже по списку.

– Сержант Балонов!

– Я! – послышался из строя голос Серёги.

– Сержант Семёнов!

– Я!

Мелин продолжал зачитывать, но после первых строк в строю установилась тишина. Ни у кого даже в мыслях не было – нарушить её, выкрикнуть что-то лишнее. Все были погружены в свои тяжёлые мысли, связанные со смертью, которая в последнее время ходила по пятам, и за эти недели успела прибрать к своим рукам четверых отличных парней. И каждый знал, что в этом недружелюбном мире их ещё ожидает множество проблем и принятых решений. И не каждый сможет дожить до того дня, когда они с облегчением смогут расслабиться и выдохнуть спокойно.

Воинский ритуал прошёл на удивление быстро, и после команды «Вольно!» «Разойдись!» морпехи ещё стояли какое-то время без движения, пытаясь отогнать от себя ненужные мысли.

– Ну чего встали? Может, прогулку вечернюю с песней для вас устроить? Напоминаю дежурному по лагерю, что вахтенная служба несётся согласно устава караульной и внутренней службы. Вы прекрасно должны понимать, что от каждого из вас зависит жизнь вашего товарища. А уже от него – зависит ваша. Так что, – разойтись! Отбой через тридцать минут. Дежурный по лагерю, ко мне!

Прошло несколько дней, за это время возвели несколько строений и постепенно наладили лагерную жизнь. Каждый занимался своим делом. Егор за это время пару раз успел сходить вместе с Сапожниковым Женей и Парамоновым Мишей на охоту. За порталом бамбуковидные деревья вырастали быстро, им приходилось прорубать себе новую тропу. В первый раз принесли они несколько ушастых животных, чем-то похожих на зайцев. Только размеры были крупнее и морда вытянутая, с клыками. Видимо, эти местные зайцы далеко не травоядные. И подстрелили их именно в тот момент, когда эти зверята сами же напали на людей. Мясо было жестковатым, но вполне пригодным для употребления, если не учитывать, что бульон получился со специфическим сладковато-отталкивающим запахом. Будто это не свежее мясо, а лежавшее.

Через несколько дней безмятежного распорядка Качанов решил, что есть необходимость разведать два прохода. В один ушли командир с группой, где день и ночь у выхода дежурил один из матросов, оставались ещё два. Возможно там, за стеной портала, есть то, что смогло бы облегчить решение некоторых вопросов. Также, надо было наладить доставку овощей, хлеба и других продуктов. Засеянные грядки, оставленные профессором, давно иссякли, а на одном мясе организм долго не протянет. Доктор каждый вечер с этим вопросом выносил Качанову мозг, пугая различными проблемами, от банального запора до цинги.

После очередной вечерней поверки в штабной избе Качанов собрал трёх наиболее подготовленных матросов во главе с двадцатипятилетним контрактником Калюжным Антоном. Также, были Руслан Диденко и здоровяк Лёха Морозов. Задача была простая. Для начала необходимо понять, что там, за невидимой стеной. Что за местность, и насколько там безопасно. Позднее, уже при повторном проходе, можно будет заглянуть и дальше, в поисках населённых пунктов. Задача стандартная, тем более, все они уже проделывали подобные вылазки.

 

Утро у морпехов началось по распорядку. Сделали зарядку, побегали вокруг поляны, затем скудненько позавтракали салатом из мелкорубленого мяса с зеленью и уже готовились к выходу из портала.

– Ну что, пацаны, погнали, – сказал Антон и посмотрел на выставленный перед собой автомат. С предохранителя снят, радиостанция на месте, ну и парочка гранат. Правильно Ванька Субботин говорит, в этом мире без РГДшки – ни шагу.

– Руся, Лёха, будьте начеку, пошли!!!

Сделав шаг с сырой зелёной поляны, Антон почувствовал сухой горячий воздух на лице. Переход из одной части континента с неизвестными координатами в другую оказался контрастным. Яркое солнце слепило глаза, и Калюжный, прищурившись, начал искать глазами, за что бы зацепиться взглядом. Ботинки тут же провалились во что-то сыпучее. Все втроём вышли и заняли позицию для стрельбы лёжа. Горячий песок дышал жаром и норовил насыпаться в карманы.

– Лёха, Руся что у вас? У меня пляж!

– Слева километрах в полутора небольшое возвышение и заросли, – ответил Диденко.

– А у меня какая-то здоровая херня смотрит на нас! – сказал Морозов.

Антон и Руслан тут же повернули головы в сектор стрельбы Морозова.

– Лёха, твою дивизию. Это же пингвин! Ты чё, деревня, пингвинов не видел никогда?

– Какие, на хрен, пингвины, они же в Арктике водятся! – отозвался Лёха.

– Ох, ты, темнота! В Антарктиде, а не в Арктике!

– Руся, а я что сказал-то?!

– Всё, хорош болтать, пошли посмотрим, может тут отели есть пятизвёздочные с пинакаладой, – сказав, Антон ещё раз осмотрелся и встал. Место выхода или входа в портал было ничем не примечательно. Позади пляж, постепенно повышаясь, переходил в дюны, которые тянулись до горизонта. Справа, совсем близко, морской залив вклинивался в песчаный берег. Единственное, что было на пустынном пляже, это разрушенная, практически, до основания, небольшая каменная стена метрах в тридцати от ребят.

– Ну и как мы найдём это место, если уйдём отсюда? – крутя головой и выискивая ещё какой-нибудь ориентир спросил Диденко.

Недолго думая, Лёха тут же пошёл к стене, высота которой была, буквально, с полметра, состоящей из крупных камней. Выбил пару штук ногами и притащил их. Руслан с Антоном сделали то же самое. Отметив место, ребята направились в сторону видневшихся слева невысоких гор, обильно заросших ярко-зелёными деревьями или какой-то другой растительностью.

– Жарко тут, минимум, градусов тридцать пять. У меня ноги горят уже. Нафиг я эти носки надел. Надо было портянки намотать.

– Да, Лёха, портянки – класс. Вообще молодых не понимаю, придут и ныть начинают со своими носками. А что, этот пингвин за нами ходить будет? И какого лешего он тут делает? – оглянувшись на птицу, спросил Руслан.

– Ложись!!! – чётко сказал Антон и сам упал на горячий песок. Ребята последовали его примеру, и, приподняв головы, пытались высмотреть то, что заставило занять такую неудобную позицию.

– Чего там? – шёпотом спросил Диденко.

– Вон, смотрите прямо. Ориентир кривое дерево. Пальма, да! Это пальма. Поваленная пальма, – и передал свой бинокль.

– Два, четыре, шесть, – вслух считал Руся, не отрываясь от оптики.

– Сколько?

– Двадцать пять, Антоха. Без оружия. Бегут строем, видимо, пробежка. Одеты легко.

– Ещё один. Кто это может быть-то? – спросил Лёха, не отрывая взгляда от пингвина, вышедшего на берег.

– Не знаю, кто, но надо выяснить. Нужно ближе к воде отойти, там уровень ниже. Можно будет под прикрытием берега до зелёнки добраться. Лёха, куда ты смотришь?

– Да, на пингвинов этих. Слушай, может, ну их нафиг, бегают себе и бегают. Качанову скажем, что тут народ какой-то, и с подкреплением вернёмся.

– Лёха, не очкуй. У нас задача – разведка. Узнаем и вернёмся. – сказал Морозову Антон, убирая бинокль.

Спустившись к воде, морпехи пошли в сторону обильно заросшей лесом возвышенности, до которой было километра полтора. Взвод непонятных парней (морпехи по привычке определили такое количество людей как взвод) давно исчез из поля зрения и больше никого видно не было. Пингвины, всё-таки, отстали. Да, эти птицы внешне были чем-то похожи на пингвинов. Ростом небольшие, с пятилетнего ребёнка. С яркой оранжевой полоской на голове от клюва до затылка. Такие же гусиные лапки, как и у земных пингвинов. Белое брюхо, а все остальные части покрыты чёрными перьями. Мощный клюв на солнце отражался глянцево-чёрным отливом с хорошо заметными белыми пятнами. По сравнению с головой, клюв казался огромным.

– Ну, а что, море такое же, как у нас, и волны такие же. Слышь, Лёха, ты море-то видел до армии?

– Да не, Руся. Какое море. У меня в деревне кроме речки и не было ничего. А куда-то в Турцию или в Египет гонять – денег не было. Ну вот, в Славянке-то и увидел, на Клёрке. Хороший у нас на полигоне пляж. Помнишь, капитан Бахвалов роту свою водил, а мы мимо ехали. Тогда и наш тоже тормознул. Часа полтора там были. Купались.

– Да, Бахвалов хороший мужик. Своих никогда не обижает. У него же сын второй недавно родился, – вспоминая прошлую жизнь, ответил Диденко.

– Пацаны, хорош лясы точить. До зелёнки метров двести осталось. Идём по следам. Если какой шухер – в кусты. Понятно? – добавил Калюжный.

Судя по следам, место было людным. Большой песчаный пляж заканчивался у леса с пальмовидными деревьями. Ни один из ребят не смог распознать в этих исполинах реальную пальму, но определённые схожести были. Длинный ствол дерева уходил ввысь на добрые двадцать-двадцать пять метров, и на вершине была небольшая крона ветвистой зелени. Вдоль кромки леса песок был очень плотный. Обувь не проваливалась и можно было идти, не напрягая сильно ноги.

Следы уводили вглубь леса, а дорога проходила по вырубленному пролеску. Ребята оглянулись, посмотреть на море. С этой точки оно выглядело великолепно. Бирюзовый цвет воды вдали постепенно переливался в ярко-голубой, и волны барашками омывали белёсый песок.

– Какая красота. Но жить тут – ну его нафиг. Жарко. Пошли уже! – скомандовал сержант Калюжный, убирая автомат за спину.

Морпехи зашли в зелёнку, и, прислушиваясь к каждому шороху и звуку, продвигались вперёд, готовые в любой момент исчезнуть, раствориться в кустах, густо растущих вдоль рукотворной дороги.

– Далеко же они забурились, уже километра три прошли, – вытер пот Диденко, не переставая отсчитывать шаги. Полчаса прошли незаметно под шум птичьих песен и крики неизвестных животных, пока впереди не послышались совсем другие звуки. Все трое тут же замерли, прислушиваясь, и без команды свернули с дороги в заросший незнакомыми растениями лес. Метров через триста показался забор из крашеного профлиста. Высота забора была стандартной, именно такой, которую все мы привыкли видеть на дачных участках. Около двух метров. Пройдя немного вдоль серого забора, но не приближаясь к нему, ребята увидели пару смотровых вышек со стоявшими там часовыми.

– Теперь идём дальше, до входа на эту территорию. Собираем статистику и – назад. Других вариантов нет. Или тут кого-то держат, или учебный лагерь. Узнать точно мы не сможем. Посмотрим, если ездит техника, то рядом крупное селение, а может и город.

Ребята кивнули Калюжному и, пригибаясь, направились в сторону. Ворота обнаружились быстро. Они представляли собой лёгкую конструкцию из профильной трубы, обшитую такими же листами с заметными вмятинами и ржавчиной. Видимо, не раз эти самые ворота таранили.

Пролежав несколько часов в зарослях какого-то колючего растения, ребята заметили несколько грузовых машин, заезжающих на территорию. Говор охранника был не русским и не английским. Когда подъезжала техника, он выходил из своего укрытия, подходил к машине, а после звонил куда-то по телефону, стоящему у дерева и прикрытому обычным ведром. Предложение Руслана Диденко взять этого охранника в качестве языка, Калюжный исключил. Шум поднимется, да и язык непонятный, то ли испанский, то ли португальский. Как его потом допрашивать?

– Антоха, надо глянуть, по-любому, что за забором. На хрен мы сюда ходили, чтобы его снаружи посмотреть, что ли? – предложил Диденко.

– Чего там смотреть? Пошли уже, возвращаться пора.

– Лёха, не ной. Руслан прав. Надо найти место и глянуть. Взял кто-нибудь с собой телефон, фотки сделать?

– У меня есть, – ответил Диденко.

Забор из профильного листа не был сплошным. Через несколько сотен метров сплошной забор закончился, соединившись с невысоким скалистым холмом. Там и решили ребята подняться чуть выше, чтобы понаблюдать за происходящим.

А тем временем в лагере морпехов внутри портала происходило экстренное совещание.

– Товарищ лейтенант, их уже больше пяти часов нет. – Мелин стоял у дверного проёма в избе.

– Да, я в курсе. Готовь Егора, Сапожникова и ещё человек пять, Базаров, идёшь с ними старшим. Ребята или уже погибли, или им требуется нехеровая такая помощь. Выдвигаться по готовности.

В лагере из-за невозвращения группы были все на взводе. Сергей винил себя в том, что отправил слишком маленькую группу.

– Ну что, все готовы? Задача – найти и вернуть в любом виде. Лучше живых. Там уже по ситуации. Поняли? – сказал Качанов.

– Что там за проходом?

– Пляж, товарищ лейтенант. Радиостанция молчит на связь не выходят, – ответил Базаров.

Бато с ребятами пошли через проход. Егор сразу заметил следы, еле видные на практически гладкой поверхности песчаного пляжа. Солнце было в зените, прогревало каждый сантиметр земли, поднимая температуру воздуха до сорока градусов. Парни не стали терять время на разглядывание окружающих красот, а быстро направились по еле приметным следам. Заметив у леса уже хорошо протоптанную дорогу, свернули в заросли, чтобы идти параллельно.

– Егор, что это за место и что тут может быть? – спросил Базаров.

– Понятия не имею, возможно даже, остров где-то в южных широтах. Не слышал я про него, хотя знаю, что иногда наёмники проходят подготовку в лагерях. Но, в этом мире же не только наёмники существуют. Короче не знаю. Но следы на дороге были явно от грузовика, ну и от ботинок много. Так что – достаточно оживлённо тут – объяснял Егор, периодически обходя растения с колючими листьями.

– Стоять! – вдруг прозвучала команда прямо у самого уха. Шедшие друг за другом морпехи тут же отскочили в сторону от источника звука, и, заняв позицию, приготовились к стрельбе.

– Вы куда, такие красивые, побежали? – из-за дерева вышел улыбающийся Руслан Диденко.

– Руся, придурок! А если бы пристрелили тебя! Где радиостанция, какого хрена молчите и не выходите на связь? – шёпотом высказал своё недовольство Бато, и по взглядам остальных ребят Диденко понял, что шутка была – так себе.

– Да я не хотел пугать, как вас ещё остановить-то было, вот шёл как раз с докладом и за помощью. А тут вы.

– Быстро докладывай!

– Тут пионерлагерь. Ребята дальше наблюдают, я с докладом иду. Радиостанция полетела и приказала долго жить. Не знаю, что с ней. Можешь сам глянуть.

Бато выдохнул, хорошие новости, все живы. Калюжного с Морозовым долго искать не пришлось. Взобравшись на скальный выступ и укрывшись кустами с крупными листьями, они устроили лежанку и наблюдали за местностью. Прибытие усиленной группы своих товарищей их удивило. Долго не спорили, но ещё час выбирались из леса, и, выйдя на песчаные дюны направились вдоль берега, туда, где их ждал отмеченный камнями вход в портал.

Прохладный и влажный воздух внутри портала как бальзам оживлял организм после жаркого пляжа. Обе группы сидели на траве возле штабной избы и не торопясь пили сладкую воду. Лейтенант Качанов вышел, оставил Егора, Бато и Антона со своей группой, остальных отправил отдыхать.

– Калюжный, докладывай. Почему задержались и что видели?

Ребята выстроилась в шеренгу. Антон уже приготовился докладывать по всем правилам Устава, но Качанов его прервал и разрешил доложить не по форме.

– Товарищ лейтенант, в ходе проведения разведывательных мероприятий был обнаружен тренировочный лагерь. Выход из портала находится на прибрежной территории с песчаными отмелями и пляжем. Судя по растительности, местоположение его ближе к экватору, температура по ощущениям выше 35 градусов. Также, видели птицу, наподобие наших пингвинов. Руся, дай телефон, – повернувшись к Диденко, попросил Антон. И открыв фотографии, продолжил, показывая лейтенанту Качанову.

– В пионерлагере, то есть, в тренировочном лагере, расположены несколько построек из дерева, но есть и два капитальных строения. Одно – штаб, второе камбуз. Всего насчитали около пятидесяти человек, но, возможно, прячутся от жары, или ещё что-то. Две вышки по периметру – необитаемы. Охрана только на воротах. Пока наблюдали, приехали три грузовика, что-то загружали в ящиках. Видели несколько вооружённых лиц из числа сопровождающих транспорт. Говорят, то ли на испанском, то ли на португальском. Не особо понял. Вот, в принципе, и всё.

– Бато, Егор, вы что скажете?

– Я забор только видел, и всё, в принципе. А так, да, жарко там, ну и море какое-то, – ответил Базаров.

– Там, где я раньше работал, были учебные лагеря. Но этот совсем не похож на те, что я видел. В Иерихоне серьёзнее всё. Что это за место, тоже понятия не имею. Так далеко на югах я не был – сказал Егор.

– Ладно, интереса к тому месту особо у нас нет. Палиться не будем, и на рожон лезть в неизвестность – тоже не дело. Антон, завтра идёте оставшийся выход разведывать.

– Так точно! Нам бы радиостанцию поменять, а то этот аппарат сдох.

– Хорошо, этот на ремонт, по возможности. У нас переносных только два осталось. Ну и 159-ая. Но она тяжелая. С ней не побегаешь. Ещё кого-то возьмёшь, или так же, втроём?

– Да, втроём оптимально. Четвёртого у входа можно, даже лучше двоих, как командир делал. Так спокойней.

– Да, согласен. Базаров, утром двоих подготовь. Выйдут вместе с Калюжным и будут дежурить снаружи. Ну всё, идите, отдыхайте. Помойтесь, поешьте и – спать, – дал указания Качанов и ушёл проверять караул.

В лагере морпехов служба шла своим чередом, без происшествий. Неожиданный поворот в судьбе целого подразделения в большей степени сплотил всех. Даже те, кто в повседневной жизни на Земле, бывало, давали себе слабину в плане дисциплины, тут же, наоборот, были максимально собраны и активны.

Утром пронёсся по поляне крик дневального. Это ненавистная всем команда «Подъём!». Даже дневальный, подавая команду, воспринимал всю эмоциональную тяжесть этого слова. Надо вставать, и, вопреки желанию организма, по форме одежды номер два с голым торсом идти на утреннюю зарядку. Повара уже давно были на ногах и готовили для всех завтрак. После утренних процедур свободный от вахты и работ личный состав во главе с сержантом Мелиным отправились на учёбу. Благо, с собой были несколько учебников с задачками по артиллерии для теории и боевая работа на ОП для практики.

Калюжный с Морозовым и Диденко стояли у третьего выхода с поляны и готовились, поправляя и подтягивая ремни, и периодически прыгая, чтобы устранить все издающие шум недостатки в амуниции. Хотя одеты были достаточно скромно. Подсумки с магазинами, РДшки с едой, водой и боеприпасами, бинокль и радиостанция. Из оружия – штатные автоматы Калашникова и трофейные пистолеты.

– Ну что, готовы? – подойдя, спросил Качанов.

– Так точно, тащ лейтенант!

– Полуэктов и Зинихин будут вас ждать у выхода, ну и прикроют, если что, – показав на приближающихся морпехов, добавил Сергей.

– На всё про всё – четыре часа. Ну, вперёд! – похлопав Калюжного по плечу, сказал Качанов и отошёл в сторону.

Антон посмотрел на своих товарищей, кивнул, и развернувшись, сделал шаг, держа перед собой автомат.

Через мгновение все трое стояли внутри большого полуразрушенного здания. Под ногами лежали сгнившие брёвна, когда-то державшие крышу. На полу местами росла невысокая трава, и кое-где были большие трещины на старом каменном покрытии. Своды окон зияли пустотой, показывая небо и ветки деревьев. Каменная кладка выступала из-под обрушенной штукатурки. В дальней стене виднелись дверные створки высотой, практически, до самого верха, а это почти в два этажа среднего панельного дома. Эти двери, когда-то сделанные из толстых досок, рассохлись, образуя большие щели, кое-где части досок и вовсе отсутствовали. Это был единственный выход из полуразрушенного здания. Выход из портала находился не в центре, а чуть ближе к стене. На каменной кладке стены наверху прорастали деревья, проникающие своими корнями между камнями в поисках питательной влаги, и, найдя, они становились всё толще, оказывая давление на стену и таким образом расширяя щели и разрушая её.

– ну, ни хрена себе, спортзал, – тихо произнёс Руслан, медленно осматриваясь и обводя стволом автомата стены.

Морпехи стояли, боясь сделать шаг. Ведь любое неверное движение в разрушенных рукотворных объектах могло привести к ещё большим разрушениям. Стояли бы и дальше, но Полуэктов с Зинихиным, вышедшие из портала в самый неожиданный момент, подтолкнули ребят вперёд.

– Полы, вроде, каменные, и не гуляют, – делая шаг вперёд, сказал Лёха Морозов.

– Пацаны, вы идите, а мы тут посмотрим.

– Андрюха, самый умный, да? – ответил Полуэктову Диденко.

– Тихо, Лёха слева, Руслан справа. Вперёд, за мной, – скомандовал Антон, и, стараясь не делать резких движений, направился в сторону ворот.

– Ну и двери, метра четыре в ширину, не меньше. Что сюда завозили-то? – начал осматривать ворота Морозов. И найдя большой пролом, куда спокойно мог пролезть человек, высунул голову наружу.

– Всё чисто? Выходим?

– Да. Чисто! – ответил Антону Лёха. И все втроём, по очереди, пролезли через отверстие в воротах.

Матросы Полуэктов и Зинихин остались внутри и, оглядываясь, молча рассматривали бывшее когда-то величественным и, видимо, красивым, внутреннее убранство неизвестного здания. Если мысленно убрать наметённые ветром и временем большие кучи листьев, которые превратились, в итоге, в перегной и землю под воздействием дождей, то получалось, что в противоположном конце от ворот находился небольшой пьедестал от стены до стены. На этом пьедестале стояли три каменных столба, метра по три каждый, с высеченными на вершинах головами каких-то животных.

– Андрюха, смотри, черепа какие-то! Не знаешь, чьи? – с этими словами Саша Зинихин подошёл к одному из двух лежащих на полу белёсых черепов и стволом автомата подвинул в сторону. Затем, наклонившись, стал рассматривать.

– Фиг его знает. Смотри какие клыки! В этом мире этот череп может принадлежать кому угодно. А так или собачий, или же медвежий. Вон, дырень какая. Видимо, пробили ему башню-то. А у второго – клыка одного нет. – ответил, было, Полуэктов, но, увидев лежащий в сторонке огромный шлем, потерял к черепу всякий интерес. Металл из-за окисления весь почернел. Отряхнув от земли, Андрей взял его в руки и внимательнее рассмотрел.

– Клёвая штука, домой надо взять, батьку' показать!

– Куда домой, Андрюх. Ты что, забыл, где мы?

Полуэктов осознал сказанное его товарищем и кинул тяжёлый головной убор в угол. Осматривая здание, ребята нашли ещё пару покрытых ржавчиной мечей, погнувшийся щит с большим рваным отверстием посередине размером с футбольный мяч.

– К чёрту всё! Саш, ну его на хрен, не трогай лучше ничего. Видимо, тут бойня была, только такие щиты и шлемы здоровяки носили. Не хотел бы я с ними встречаться, – и тут взгляд Андрея упал на стену, где сохранился небольшой фрагмент рисунка на штукатурке, которая ещё не осыпалась. Там была изображена верхняя часть медведя, тянущего свои лапы куда-то ввысь.

Ребята дальше разглядывали без особого энтузиазма, стараясь ничего не трогать, а группа Калюжного в этот момент уже осматривала окрестности. Местность больше походила на давно заброшенную деревню. Дом, из которого они вышли, снаружи был украшен вырезанными в камне, теперь уже полустёртыми, древними письменами. Рядом виделись обвалившиеся стены домов без крыш, заросшие бурьяном, когда-то вымощенные камнем дороги. Сколько было тут домов – оказалось сложно подсчитать, более-менее уцелевшим было только здание, откуда изначально вышли люди, а всё остальное вокруг представляло собой лес с разрушенными несколько столетий назад постройками.

– Руслан, чего ты заткнулся? Страшно? – подкалывая товарища, спросил Лёха Морозов.

– Ну, если честно, место – так себе. Вроде тихо, спокойно, но от этой тишины как-то жутко. Антох, как думаешь, кто тут раньше жил?

– Если люди в то время были огромными, то это, вероятно, люди, в чём я сомневаюсь. Какие-то разумные существа, видимо. Блин, одни заросли вокруг. Смотрим по сторонам внимательно, тут всякого рода зверьё может водиться. И куда попало не наступать и не садиться. А то, вон, Воробей на паука сел. Помните? Лёха, ты же вроде с ним был? – не поворачивая головы тихо сказал Калюжный.

– Да помним, помним. Чего напоминаешь-то! – без особого желания продолжать разговор огрызнулся Морозов. Беглый осмотр разрушенных построек никакой информации не дал. Вокруг был лес, вымощенная камнями дорога проходила через всё древнее поселение и резко обрывалась. Видимо, в этом месте раньше была граница этих построек.

– Ладно, не хрен тут делать, командир вернётся, сам решит и разберётся. Тем более, у него помощников развелось. По-любому в курсе, что за место. Да и дед, наверное, знает. Жил же в портале, всё-таки – сказал Калюжный, и все втроём направились к знакомому зданию с разрушенной крышей.

Полуэктов и Зинихин все два часа скучали, ожидая выхода ребят, и очень обрадовались их появлению. Сделав фотографии всего того, что видели, включая и мечи, и пробитый щит, и черепа, и изображения на стенах, ребята отправились обратно в портал. Работу они выполнили. Все выходы из портала разведаны и опасности ни откуда не исходит. Осталось дожидаться командира и готовиться к дальнейшим действиям.

Глава 2

Денис, открыв глаза, попробовал встать, но лишь ощутил боль в мышцах. Руки и ноги настолько затекли, что мозг не понимал, где и что. Он посылал команду, а конечности при попытке двигаться отзывались болью.

Нина деловито ходила у костра и что-то варила. Рядом стоял Олег, и, доедая кусок мяса неизвестного происхождения, переговаривался о чём-то с берсерками. О чём именно – Денис не слышал.

– Тащ майор! Вы тоже встать не можете? – тихим шёпотом спросил лежащий рядом Максим.

– Нина! Нина! – вместо ответа крикнул Архипов.

Стоящие у костра берсерки, Нина и Олег оглянулись.

– Ты чего им давала? – громко и с явной усмешкой в голосе спросил Кронах.

– Дала хагыз, – ответила девушка.

Два огромных мохнатых зверя в доспехах, тряся плечами, начали смеяться. Это был не тот смех, к которому все мы, люди, привыкли; смех медведей больше походил на хрюкающий рык. Нина молча что-то налила в кружки и поднесла лежащим вповалку ребятам.

– Эффект у него такой. Если переносить на ногах, то легче. Усталость есть, но вполне себе нормально. А если как вы, почти десять часов спать, то мышцы слишком сильно расслабляются, и после какое-то время не слушаются. Вот, попейте. Не больше трети кружки. Полегчает сразу.

Девушка присела рядом с Денисом, и аккуратно подняв его голову, дала попить отвара. После Максиму. А Шурику и Лёне уже помогал Олег.

Горячий отвар, едко-горький с кислым привкусом и запахом болотной тины, живительной влагой наполнил клетки организма.

– На вкус – хрень полная. Через сколько поможет? – сплёвывая попавшую в рот травинку, спросил Максим.

Нина улыбнулась в ответ, но промолчала.

К ним подошёл Кронах, держа в своих лапах увесистый кусок чьей-то ноги, периодически отрывал зубами кусок мяса, и, не пережёвывая, глотал.

– А ваш соплеменник очень храбрый. Вы, люди, сильны духом. Слабы телом, но дух ваш очень силён, – и, развернувшись обратно, ушёл к еле горящему костру.

Денис с непониманием посмотрел в спину уходящего берсерка и спросил у Нины:

– О чём он?

Подошедший Олег, не дав сказать Нине, ответил хрипловатым голосом:

– Он про Ваню, сержанта вашего.

– Где он, что с ним? – напрягаясь и терпя боль в мышцах, Денис повернулся на левый бок, затем, опираясь руками, приподнялся и сел.

– С ним всё хорошо, спит в машине. Ночью, когда Кронах пришёл с охоты, он проснулся. Берсерки его сразу отпоили, чтобы лучше себя чувствовал. Потом они ходили смотреть, что происходит за пределами портала, а его оставили охранять вместе с Чернышом, – начал рассказывать Йогарх.

Послышался шум, это второй берсерк, Хурх, притащил тело убитого шумуна и бросил его рядом. Кивнул проснувшимся и отошёл обратно, к своему сородичу.

– Ну вот, там ещё двое лежат. И, смотри, эти из другого племени.

– Зачем вы его сюда принесли? И так тошно, а вы ещё трупаки таскаете, – с явным раздражением сказал Лёня, делая очередную попытку встать.

– Эти с черепами. Таких я уже видел, – осматривая тело шумуна, сказал Денис.

– Ваня троих шумунов убил, когда я подбежал, эти уже готовые были, – закончил Йогарх и ушёл обратно к костру. Ребята ещё минут пять рассматривали это ужасное порождение леса, его пробитую грудную клетку с запёкшейся кровью, и разодранную до черепных костей голову.

– Черныш, видимо, помогал. Его работа просматривается, – удовлетворённо сказал Шурик и медленно встал. Увидев, что отвар подействовал, остальные тоже начали потихоньку подниматься.

– Ну так, что случилось-то?

– Денис, скоро Ваня проснётся, сам расскажет. А теперь идите есть. Вам нужны силы. Сегодня сложный день. Берсерки разведали один из выходов. Ведёт он далеко на юг, туда, где жарко и родина шумунов.

– Человеки, идите, Йогарх сказал, что вы не умеете нормальное мясо есть, и надо на огне жарить. Благодарите вашу самку!

– Переросток, моё имя Нина. И вам самим очень понравилось жареное мясо. Жалуется он ещё тут, – огрызнулась на Кронаха девушка.

Берсерк промолчал, глотая очередной кусок мяса. Затем он поднял свой щит, и, что-то прорычав Хурху, пошёл к краю поляны, тот последовал за ним. Встав напротив, они одновременно издали громкий хриплый рык, и, обнажив свои мечи кинулись друг на друга, пытаясь достать клинком соперника, при этом ловко уворачиваясь и закрываясь щитом. Люди с изумлением смотрели на это представление, где два огромных мохнатых воина-медведя с акробатической ловкостью изгибаются и наносят увесистые удары своими тяжелеными мечами.

– Они убить друг друга хотят? – иронично спросил Лёня.

– Нет, что ты. У них в этом мире полно врагов, желающих их смерти. Они тренируются, – ответил на вопрос Йогарх.

Люди подошли к костру, над которым на огромном вертеле, сделанном из подручных средств, жарилось мясо неизвестного животного. Запах стоял изумительный. Проголодавшимся, в принципе, было всё равно, кем был при жизни этот зверь, главное – не двуногий. Шурик охотничьим ножом отрезал каждому по большому куску мяса.

– Всё экологично, и посуда одноразовая, – придерживая мясо листом какого-то растения, сказал Максим. За пережёвыванием слишком жёсткого мяса и наблюдением за тренировкой медведей прошло около часа.

К концу завтрака проснулся и Ваня, выглядевший более свежо, чем все остальные. Он рассказал, что ночью, после ухода Кронаха и Хурха, из другого выхода зашли в портал три шумуна, на которых первым среагировал Черныш. Угрожающе шипя, сбил с ног одного, пытаясь прокусить тому шею, отвлекшегося на мыша второго шумуна Ваня проткнул копьём, поднятым с земли, и после выручил Черныша, добив первого, а с третьим помог справиться вовремя подоспевший Йогарх.

Тот, в свою очередь, добавил, что если бы не сержант, то шумуны Черныша порвали бы, а сам он не мог справиться сразу с тремя. Так что, подытожил Йогарх, Ване можно записать две победы.

После этого вернулись берсерки.

– Ну что, у нас один путь. Третий выход! И, видимо, нас там ждут – сказал Денис собравшимся у костра. После пробуждения прошло несколько часов. Каждый почувствовал, что организм восстановился после хагыза, и на будущее совместно решили, что такой сильный энергетик без особой надобности не следует употреблять.

– Пешком или на авто? – спросил Шурик, загружая пустые канистры в кузов пикапа.

– Я знаю место, куда приведёт этот выход, – рассмотрев черепа рогатых животных, которые надевали прибывшие шумуны, сказал Денис.

– Отлично, значит, на тачке. Не хочу тут оставлять, – ответил Ваня, перематывая портянки.

– Это чего, в армии до сих пор портянки носят? Что-то только сейчас заметил, – удивился Саша.

– Нет, уже не носят. И зря. Удобная вещь. Я сам в портянках до сих пор, Шура. В полевых условиях – самое то, – добавил Денис.

– Ну ты, прям, конечно – военный. По-дедовски. Слушай, я давно ещё хотел у тебя спросить, а ты потомственный военный или как? – продолжил разговор Лёня.

– Да не, я в своё время ещё в Суворовское училище хотел поступить. Но мама не пустила. Было два желания, одно – после школы в военку идти, но другое – стать хирургом-травматологом было сильнее. И я готовился – в мед поступать. Хотел пазлы из человеческих тел собирать. Но там не сложилось, и я поступил в военное училище. В меде экзамены в августе были, а в училище в июле – рассказал Денис.

– Судьба юмористка, хотел собирать людей, а выучился их разбирать – пошутил Шурик.

– У каждого своя работа – уже более серьёзно ответил Макс.

– Люди хотят взять с собой свои железные машины? Оставьте их тут! Там они вам не понадобятся. Можно вернуться в любое время. А Кхурога возьмите. Зверёк мелкий и очень пакостный. До сих пор не знаю, как он вас не сожрал, – подойдя, сказал Кронах.

– Любовь и пища, вот дорога к сердцу любого зверька, – объяснил берсерку Лёня.

С доводами медведя Денис согласился, и технику решили пока оставить вместе с Ниной и Лёней.

Берсерки были менее эмоциональны во время перехода через портал. Если люди каждый раз испытывали лёгкий трепет, а иногда и дрожь от неизвестности, берсеркам это было чуждо. Ни страха, ни эмоций. Убеждённые в своей силе и, практически, неуязвимости, они делали в шаг в неизвестность, уверенные в успехе.

Шум леса – первое что почувствовали люди, прежде чем перед глазами появилась роща лиственных деревьев. С широкими кронами и размашистыми ветвями, они дружно шумели под порывами ветра. Лучи солнца пробивались сквозь листву и играли яркими бликами вокруг.

Оглядевшись, люди увидели, что вход в портал расположен в корневищах большого засохшего дерева. Были видны узоры, вырезанные ножом или каким-то инструментом на корнях, выступающих над землёй. Сухой ствол без листьев и ветвей монументально стоял посреди зелёной рощи. Ширина входа, по крайней мере, соизмеримая часть, казалась не более двух метров, так как мешали корни и трудно было понять, насколько тут широко. Решение оставить технику было верным, рисковали бы, как минимум, разбить радиаторы.

От засохшего дерева вела вглубь леса хорошо протоптанная тропа, на которой, отойдя метров десять, уже стояли оба берсерка, и подняв носы, вынюхивали воздух.

– Тащ майор! – шёпотом сказал Ваня, боясь то ли быть услышанным, то ли испугать временное затишье, и дулом автомата показал в сторону. Денис посмотрел в том направлении и увидел воткнутые в землю длинные палки, высотой по три-четыре метра. Их было много. Стояли они вдоль тропы и исчезали где-то в лесу вместе с протоптанной дорожкой. На конце каждой из палок был череп. Встречались и звериные, с рогами и зубастым оскалом. Но среди звериных голов и обглоданных черепов попадались и человеческие, большие и маленькие. Некоторые были с ещё не досохшей кожей и волосами, с выклеванными глазами и разорванными ртами.

– Бл…! – тут же произнёс стоявший рядом Шурик, самостоятельно заметивший эту смертную аллею.

Остальные тоже это увидели, и, не опуская оружие, оглядываясь, медленно двинулись вперёд, в сторону берсерков, которые никого не ждали и как будто шли по своим медвежьим делам.

– Видимо, шумуны тут тоже людьми промышляют, – догнав Дениса сказал Йогарх.

– Им что, зверья в лесу не хватает? – со злостью в голосе спросил Денис.

– Зверь и сам может убить, а человека поймать легко. Он пуглив, жаден, любопытен. А обезьяны эти умны. Они различают, когда человек опасен, а когда нет.

– Они рядом. Эти сильнее! – прорычал Кронах и вместе с Хурхом свернул в лес.

– Ну что, пошли за ними. Они нас выведут к их убежищу. А там решим. Они признают вашу силу, без вас всё равно не начнут, – с ироничной улыбкой произнёс Йогарх и проследовал за берсерками.

Денис тихо окликнул группу и дал команду по направлению движения.

Лёгкий бег по светлой роще давался без усилия, а пешком за берсерками было не угнаться. Пройдя в таком темпе около пяти километров, Кронах с Хурхом замерли.

– Люди, к их поселению надо идти вам. Нас они почувствуют, а вас нет, так как человеческого запаха там много, – показывая направление дальнейшего движения объяснил Кронах.

– Шурик, вот радиостанция. Боюсь, мишки сломают её, останешься с ними. – начал Денис, но его тут же перебил старший берсерк.

– Не надо, Йогарх сообщит нам. Это племя сильнее, их не получится просто убить.

Больше не сказав ни слова, морпехи, стараясь не издавать лишнего шума, двинулись дальше, всё углубляясь в лес. Отойдя от тропы шумунов, берсерки и люди сделали небольшую петлю, обойдя племя с фланга и заходя в тыл с наветренной стороны таким образом, чтобы как можно дольше не быть обнаруженными.

Шедший впереди группы Макс поднял руку, таким образом дав понять всем, чтобы остановились. Как только Денис подошёл поближе, Усков показал в сторону.

– Голоса, оттуда. Метров двести прямо.

– Как он меня уже задолбал своей непредсказуемостью, – выдохнув, сказал Денис, наблюдая удаляющуюся спину Йогарха в теле Олега в гуще леса.

– Значит, ждём?

– Да, Макс, ждём! – сказал Денис, и, отойдя за дерево, присел, опершись спиной о ствол. Остальные последовали примеру командира, заняв удобные позиции, чтобы обзор был полным, на случай появления местного зверя или того же Йогарха. В этом лесу невнимательный и беспечный прожил бы короткую жизнь. Не прошло и пяти минут, на горизонте с удивлённым взглядом появился медведь в теле человека.

– Чего вы не пошли со мной?

– Олег или Йогарх, кто ты там сейчас, мы работаем в команде, ты постоянно то исчезаешь, то появляешься. Вот мы и ждём, когда ты очередной раз появишься, – ответил Денис.

– Я появился!

– Тогда пойдёмте.

Группа вновь начала движение, и вдалеке уже послышались чёткие, хорошо различимые голоса. Впереди был небольшой холм, заросший редкими деревьями и обильными кустами. Оставив группу у подножья, Денис и Йогарх, стараясь обходить колючие ветки кустов, поднялись на холм. На вершине, край которой резко обрывался каменистым спуском пятнадцатиметровой высоты, они остановились. Внизу через ветви кустов и деревьев просматривались постройки, которые отличались своими формами от тех, которые Денис видел у шумунов в Мёртвом лесу. Эти не были похожи на развешанные по ветвям гнёзда, а больше походили на домики на деревьях. Архипов сразу вспомнил детство, когда они с мальчишками брали дома инструменты, кто какие мог, и шли в лес строить шалаши на деревьях. Кроме этого, на земле тоже были какие-то постройки. То ли эти обезьяны в плане архитектуры ушли вперёд от своих сородичей, то ли им кто-то помогал в строительстве. Ясно, что без определённых знаний и человеческих инструментов такие домики невозможно построить. Отсюда до поселения шумунов было метров двести, и чётких границ или края поселения не было видно даже в бинокль. Обилие деревьев и прочей растительности хорошо маскировало всё, что было в лесу. Глухой металлический звук заставил Дениса повернуть голову, и он увидел обоих берсерков, передвигающихся на четырёх лапах, которые, обходя колючие кусты, приближались к ним.


Читать Узнать больше Скачать отрывок на Литрес Внимание! Вы скачиваете отрывок, разрешенный законодательством и правообладателем (не более 20% текста). После ознакомления вам будет предложено перейти на сайт правообладателя и приобрести полную версию произведения. Купить электронку Купить бумажную книгу
5.0/3
Категория: Попаданцы в параллельный мир | Просмотров: 576 | Добавил: admin | Теги: Морпехи, книга вторая, Иной мир, Айнур Галин
Всего комментариев: 0
avatar
Вверх