Новинки » 2019 » Август » 31 » Владимир Мясоедов. Собственный выбор. Ведьмак 23 века - 10
13:10

Владимир Мясоедов. Собственный выбор. Ведьмак 23 века - 10

Владимир Мясоедов. Собственный выбор. Ведьмак 23 века - 10

Владимир Мясоедов

Собственный выбор. Ведьмак 23 века - 10

Скоро

Мир, в котором бушует Четвертая Мировая Война, которую с полным на то правом также называют и Четвертой Магической - не самое дружелюбное место. И в Европе, и в Азии и даже в Америке наблюдается одна и та же картина: одни воюют с другими и под шумок желают сделать пакость третьим, чтобы спихнуть вину на четвертых, тем обеспечив себе стратегическое преимущество. Бизнес и политика, люди и нелюди, живые и мертвые, все перемешалось в бурлящем котле глобального конфликта, приправленном волшебством и сведением старых счетов. Вот только Олега Коробейникова уже мало что может испугать в том измерении, где его угораздило очутиться, научиться магии и даже жениться. Из бесправного ведьмака он успешно вырос в фигуру, заметную на игровой доске этого мира, и в какую сторону ему предстоит теперь двигаться - отныне его собственный выбор.


Фэнтези, Боевая фантастика, Стимпанк
Цикл: Ведьмак 23го века #10


 
Пролог

Не слишком высокий, но довольно широкоплечий человек с длинными седыми усами и смуглой чуть морщинистой кожей, которую жаркое тропическое солнце пекло с самого его рождения, почти бежал по темным улицам, пугливо озираясь чуть ли не во все стороны сразу. В заброшенном за спину мешке, горловину которого мужчина сжимал двумя руками, периодически нечто побрякивало. Солнце давно уже зашло, и теперь по утоптанной земле между  одноэтажными глиняными постройками рисковали ходить только очень отчаянные люди.  Даже если они были хорошо вооруженными. Отнюдь не всегда острая сталь или готовые плюнуть тяжелой свинцовой пулей ружья и пистолеты спасали от того, что после прихода темноты подстерегало в этих краях обладателей горячей алой крови и бьющихся сердец. С неба могла упасть крылатая бестия, благодаря способности летать легко миновавшая высокие стены. Из под земли вырваться монстр, плавающий в грунте также свободно, как рыба в воде. А вчера еще абсолютно нормальные обыватели запросто превращались в жаждущих чужой плоти и жизненной силы упырей, безмозглых, бесстрашных, не чувствующих боли и очень голодных, если к ним в гости накануне заходили вампиры, скрывающиеся среди горожан.  В проклятых землях Мексики, расположенных у самой границы царства живых мертвецов, гибель в клыках тварей считалась таким же обыденным явлением, как смерть от голода, болезней или ножа алчного грабителя. Последних тут тоже хватало, но они все же предпочитали действовать днем. Максимум – в сумерках. Слишком уж опасно было ночью находиться на улице и, вдобавок, вонять свежей кровью. Чтобы решиться на такое, следовало являться очень смелым человеком. Ну, или иметь за своей спиной хорошо вооруженных соратников.

Когда мужчине заступили дорогу две выступившие из мрака фигуры,  он сначала испугался и, уронив на землю свой мешок, схватился за массивный пистолет с кремниевым замком, заткнутый за пояс. Потом облегченно выдохнул, опознав в этой парочке нормальных людей по сжимаемому в руке одного из них комку тускло тлеющего огня, ведь нежить поголовно видела в темноте и побаивалась пламени. А затем, присмотревшись к не торопящимся освобождать дорогу личностям, окончательно заставил пальцы разжать рукоять оружия.  С восставшими из могил он мог бы попытаться справиться. Пусть в стареньком пистолете имелся всего один заряд в отличии новомодных американских револьверов, но толстое дуло, куда можно было бы запихнуть аж четыре пальца, могло извергнуть из себя целое облако крупной дроби. Причем среди свинцовых кругляшей присутствовало и несколько обрезков с серебряных монет, которыми он пожертвовал как раз на случай встречи с тварями ночи. Подобный выстрел с близкой дистанции гарантированно бы превратил живое в мертвое, продырявив его в десятке мест сразу и, возможно, оторвав конечность либо голову. Среднестатистический ходячий труп тоже бы упокоился с миром, и даже не особо сильный вампир мог бы сдохнуть окончательно, если бы пренебрег защитными амулетами. Но любой из тех, кто стоял перед ним сейчас, выдержал бы пару-тройку подобных выстрелов не моргнув и глазом благодаря мощным магическим барьером. Пистолет против подобных монстров в человеческом обличье казался крайне слабым аргументом. А еще обладатель  седых усов и большого мешка на них работал.

-Так-так-так, неужели это в самом деле ты, Рауль? – Заговорил чародей, сжимающий в руке небольшой комочек пламени, по всей видимости, заменяющего ему банальную лампу.  Огонь освещал распахнутый темный плащ с капюшоном, под которым прятались поблескивающая кираса. На молодом и не лишенном определенной доли привлекательности лице играла легкая улыбка. Его молчащий напарник был с головы до пят укутан в плащ с глубоким капюшоном, скрывающий все и вся, кроме общих габаритов фигуры. Рост под два метра дополнялся почти такой же шириной.  – Тебя стало сложно узнать, мой старый друг. Морщин на лице убавилось, шрамы исчезли, почти не горбишься...Вижу, слухи не лгали и в Ритипо действительно появилась целительница, чья красота может соперничать лишь с её же добротой, которая даром исцеляет бедняков и возвращает молодость.

-Не совсем так, сеньор Фернандес, - осторожно поправил чародея обладатель мешка, облизывая враз пересохшие от волнения губы. – Самую сложную работу делает все-таки не сама эльфийка, а её русский наставник. Целительница занимается лишь теми, чьи болезни и травмы не слишком серьезны, а также идущими на поправку после операций и ритуалов. А еще они помогают людям совсем не бесплатно, я на них целых два года должен был бы отработать. И от старости тоже не лечат, специально уточнял. Просто здоровому человеку намного легче нести груз прожитых лет чем тому, кто от боли в разбитом болезнями теле готов сам нырнуть в могилу.

-Пф, Руаль, не засоряй мою голову ненужными подробностями, - в улыбке чародея мелькнуло нечто жестокое, заставившее его подчиненного испуганно вздрогнуть. – Эльфийка действительно настолько красива и богата, как говорят слухи?

-О да, сеньор, чистая белая кожа, стройные ножки, формы о которых можно только мечтать! Вот ей богу не вру, у неё сиськи почти с мою голову, - активно закивал головой обладатель седых усов. – Она даже красивее жены градоначальника! И украшения её ничуть не хуже: десяток колец и перстней, очень большой кулон с алмазами на толстой золотой цепи, платиновые браслеты, серьги ценою с хороший дом! Это очень могучие артефакты, но сама целительница лишь раза в два сильнее меня, а я сами знаете…

-Слабак, который из всех колдовских умений толком смог научиться лишь магическому зрению, - безжалостно припечатал его чародей, а после слегка пнул громко звякнувший мешок. – Чего это у тебя там? Неужели решил проявить черную неблагодарность и обокрасть целителей, которые тебе так помогли? И ты не подумал о том, что я с тобой сделаю, если не досчитаюсь своей добычи или они забьют тревогу?

-Ну, сеньор, это же совсем не их. Это я из часовни при лечебнице украл, там ведь не монах служит, а одно только название, он и не проснулся даже, - заискивающе улыбнулся мужчина и тут же начал выкладывать те сведения, ради которых его и посылали на прием к неожиданно объявившемуся в городе пару недель назад целителю. – Капитана русского корабля или его лысого компаньона в больнице с заходом солнца вообще никогда не бывает, он только днем изредка появляется на пару часов, а ночевать на летучий корабль всегда уходит! Эльфийка же присматривает за больными почти круглосуточно. Но, как нам и говорили, обустроилась не среди лекарей, а в домике рядышком, где раньше жила вдова одного из докторов, которую месяц назад на кладбище зомби задрал. Сегодня целительница работала с самого рассвета и на пару часов дольше чем до заката, сделав лишь парочку коротких перерывов на то, чтобы поесть. К ужину выглядела очень усталой.

-Ну, еще бы, она ведь уже какой день так упорно трудится. Но скоро мы поможем немного отдохнуть бедняжке, - покровительственно улыбнулся своему подручному сеньор Фернандес, сменяя гнев на милость. – Ведь так, парни?!

Из ближайшего переулка раздалось невнятное утвердительное поддакивание на несколько голосов, а вслед за ним появились и остальные члены шайки, сопровождаемые вонью немытых тел и дешевого алкоголя. Полтора десятка разномастно вооруженных человек не боялись того, что могло крыться в темноте. Это от них одиночным тварям следовало во все лопатки улепетывать! В большинстве городов мира подобная кампания во время ночной прогулки рисковала бы нарваться на городскую стражу, что сначала начнет стрелять, а потом разбираться…Но в этом населенном пункте после захода солнца силы правопорядка патрулировали исключительно богатые кварталы. И больница стояла от них довольно далеко.

-В доме вдовы эльфийка живет одна? – Поинтересовался чародей, рассматривая здание, к которому его привел шпион. В двухэтажном каменном доме не горело ни одного окна, а на улице все было тихо…Но все-таки некое неприятное предчувствие на грани восприятия заставляло беспокоиться разбойника-мага.  – Или помимо самого лакомого кусочка, за который нам отвалят кучу золота, есть еще кто-нибудь интересный?

 -Еще старый негр – раб, оставшийся в доме еще от покойной вдовы, который занимается уборкой, готовкой, стиркой и прочей грязной работой, а также три санитарки с летучего корабля. – Тотчас же откликнулся обладатель седых усов. – Эти просто бабы, совсем не целители. И гной руками вычищают, и нечистоты сами выносят, и если им нужна капелька магии, бегут за зельями, которые эльфийка варит. А местные доктора в живут прямо в лечебнице, но туда и заходить то незачем. Ящик с пожертвованиями стоит прямо на входе, но там валяется одна лишь медь, да и той немного.

-И с врачами у тебя видимо связываться нет желания, - смерил его презрительным взглядом главарь банды. - Все же среди них хватает тех, кто может проклясть от души или схватиться за пистолет…Впрочем, взять с лекарей все равно особо нечего. Ну, по сравнению с богатой красивой бабой.

Закрытые ворота даже не замедлили грабителей. Спутник чародея сбросил с себя плащ и оказался человекоподобным куском камня. Две массивные ноги из слежавшейся гальки плавно переходили в практически квадратное тело с едва ощутимым намеком на тазовый сустав, состоящее из множества слепленных друг с другом валунов тело выглядело так, словно могло выдержать выстрел из пушки, вместо головы стояла хрустальная сфера внутри которой мерцали контуры человеческого лица, а толстые гранитные руки могли крошить пальцами не только черепа, но и прикрывающие их стальные шлемы. Пусть конструкция была составлена воедино из самых обычных камней, серьезно различающихся по цвету и видимо происходящих из разных источников, на её силе это ни капли не сказалось. Буквально в несколько движений голем перебросил всех людей через невысокую ограду, а после перепрыгнул её сам, пусть даже после приземления провалившись почти по колено в сухую утоптанную землю.

- Хм, а эта эльфийка все-таки не совсем дура. Порог густо заплетен сигнальными нитями, - сеньор Фернандес несколько секунд разглядывал дверь, а потом махнул рукой около замка, который тот час же щелкнул. – Вперед, парни! Старого слугу прирезать, с санитарками по ситуации. Но если кто-нибудь по дурости прибьет девку, вместо того, чтобы её живой взять, сам ему голову оторву.

- Сеньор Фернандес, а почему бы не провернуть все по-тихому? – Осторожно осведомился Рауль у главаря банды, пока грабители один за другим вламывались внутрь дома. Громкий неестественный вой, извещавший всю округу о грубом нарушении охранного периметра, не замедлил их ни на секунду. – Ну, чтобы не проснулась и не схватилась за оружие или артефакты…В окно там влезть, раз дверь сигнальными чарами перекрыта…Или вообще взлететь и зайти через крышу…

-Если бы мы пытались украсть обычную девку, то это бы сработало. Но с ведьмой, пусть и слабой, лучше не рисковать. – Пожал плечами чародей, прислушиваясь к доносящимся из дома звукам, среди которых практически сразу же появились крики боли и треск выстрелов. На мгновение окна здания изнутри осветила яркая голубая вспышка. - Даже такое ничтожество как ты способно на пару секунд стать настоящим магом, если вложит в заклятье свою жизненную силу. Опять же, раз на эльфийке столько драгоценностей, то часть из них почти наверняка боевые артефакты. И я не хочу проверять, что лучше: они или мои защитные амулеты. Пусть лучше она разрядит их в тех, кого не жалко, а потом в драке схолопочет по голове и вырубится...Или хотя бы устанет до такой степени, чтобы я мог с ней справиться.

Внезапно звуки боя в доме оборвались. Вот только ликующих криков бандитов или их же грязного мата, которым они бы обязательно обложили свою пленницу после того, как скрутили, не было слышно. Сеньор Фернандес заметно напрягся и стал медленными шажками отходить обратно к стене. Он полагал, что если дела пойдут не очень удачно, эльфийка-целительница может прикончить некоторых его людей. Но чтобы всех?! Вдруг главарь шайки заметил, как в небесах над ним звезды на секунду закрыла какая-то крупная тень, и тут же сместился в сторону неуловимо быстрым для глаза рывком, вызвавшим вспышку боли во всем теле чародея. На то место, где он находился мгновением раньше, шлепнулась массивная тяжелая сеть. А с неба прямо на каменного гиганта рухнуло тело, не особо уступающее ему по габаритам. Удар здоровенного двуручного топора шутя разрубил голову и туловище конструкта, две половинки машины с шумом грохнулись в разные стороны. Вскрикнувший от испуга Рауль попытался бежать, но успел сделать едва ли несколько шагов, прежде чем некая сила вздернула его в воздух и с размаху приложила о землю, сразу же вышибив дух.

-Если не хочешь остаток жизни ходить исключительно под себя – лучше не дергайся. - Прямо перед главарем банды в воздухе зависло двое людей. Слева покачивал огромным двуручным топором широкоплечий и довольно толстый азиат с лысой как коленка головой, чьи габариты только подчеркивали покрытые позолотой пластинчатые латы, украшенные светящимися рунами. Справа леветировал молодой человек с закрытым повязкой правым глазом, чьи доспехи несколько напоминали снаряжение самого сеньора Фернандеса, сжимая в руке дорогой даже на вид магический посох выше себя ростом. Чародеи всегда одевались богато, причем не просто из желания покичиться собственным могуществом и статусом, а из сугубой практичности. Золото и драгоценные камни являлись одними из лучших компонентов для создания артефактов, а хорошо подобранный комплект магической бижутерии мог удвоить и утроить возможности волшебников, превратив обычного талантливого заклинателя в силу, способную на равных поспорить с небольшой армией.

-Сеньоры, давайте не будем горячиться, - примирительно поднял руки главарь шайки грабителей, с трудом давя в себе желание облизать мгновенно пересохшие губы. О мощи чародеев довольно многое могла сказать их аура…И сейчас она у обоих зависших в воздухе людей словно разворачивалась, наполняясь силой. Когда сеньор Фернандес только увидел их, они казались весьма слабыми одаренными, недалеко ушедшими от простых обывателей, но сейчас уже имели такую энергетическую оболочку, с которой их бы в любой армии мира назначили пусть младшими, но офицерами. И было у главаря бандитов такое ощущение, будто процесс только начался. Маскироваться подобным образом ступивший на криминальный путь волшебник не умел, но очень хотел бы научиться.  - Признаю, я попался в вашу засаду, но ведь нет же повода вести себя слишком кровожадно!

-Да мы и не собирались особо злобствовать. Просто передадим тебя местному правосудию и умоем руки, - уведомил его одноглазый волшебник, чья разворачивающаяся аура уже достигла насыщенности слабого истинного мага и только теперь процесс её насыщения энергией начал несколько замедляться. Говорил он на английском с заметным акцентом, впрочем главарь шайки грабителей еще и не такое слушать привык. – Но это только в том случае, если расскажешь нам все, что знаешь о торговцах живым товаром в Мексике и южной части США. И лучше бы тебе не врать о том, будто среди твоих знакомцев таковые отсутствуют. Из числа уродов, которые уже купились на наживку в виде одинокой богатой эльфийки, пока еще не нашлось ни одного мерзавца, который не рассматривал бы как товар её саму.  

Глава 1

О том, как герой пребывает в неловком положении, спасает человеку жизнь и бьет белок по глазам.



-Я больше не хочу быть приманкой, - капризно заявила светловолосая девушка с большими голубыми глазами, острыми ушками и таким бюстом, что все мужчины сначала замечали его и только потом переводили взгляд на весьма симпатичное личико. Вот только чародей, сидящий за полностью заваленным картами, книгами и какими-то записками столом, её женские чары полностью игнорировал. Не то дело было в его моральной стойкости, не то в том, что свободный от повязки глаз молодого боевого мага пялился не на эльфийку, а на собственноручно составленные им допросные листы. – Мало мне риска оказаться однажды все-таки украденной, так вдобавок и режим сна совершенно сбился! А еще из-за возни с людьми в больнице совершенно нет времени на отдых и все просто валится из рук!

-Спокойно, Лили, осталось совсем немного. Кое-какие выводы из имеющейся информации уже можно делать, а команда укомплектована процентов на девяносто от желаемого и если случатся серьезные потери среди рядового состава, то мы сможем их легко восполнить, наведавшись в те места, где остались наши должники, не взятые на борт исключительно из-за наличия более перспективных кандидатов. – Олег Коробейников помассировал виски, размышляя о том, правильно ли он поступил, передав захваченных ночью преступников стражам правопорядка. Необходимость сделать сложный моральный выбор поставила его в довольно неловкое положение, уж слишком много имелось аргументов как «за», так и «против» подобного решения. С одной стороны, он имел полное право выпотрошить на месте напавших на его подчиненную, как в плане информации, так и чисто физически. С другой – становиться холоднокровным палачом очень не хотелось. Вожак шайки, оказавшийся совсем не слабым волшебником на границе третьего и четвертого ранга, безусловно, заслуживал казни и имел некоторые шансы успешно откупиться от правосудия. Но выпускать такой актив из своих рук мэр города вряд ли захочет, а плотно опутанный магическими клятвами и прочими способами принуждения к верности преступник будет способен принести много пользы людям в этом краю, где нападения нежити даже бедствием то не назвать, поскольку они случаются чуть ли не регулярно и стали примерно такой же частью жизни, как плохая погода. – В принципе, мы даже уже вполне можем прекращать подготовку и начинать действовать. Если ты не передумала становиться штатным медиком нашего судна, то сейчас самое время сойти на берег. Ритипо может и не самый приятный город, но в нем по крайней мере действуют какие-то законы и есть воздушная гавань, позволяющая улететь с попутным судном в более цивилизованные места.

-Ну-ну, знаю я эту цивилизацию, - недовольно пробурчала девушка, которую с Олегом объединяло то, что их обоих чуть было не принесли в жертву во время ритуала, призванного увеличить чужое магическое могущество. Причем одной из главных причин, из-за которой дочь обедневшей португальской дворянки и залетного английского сидхе едва не распрощалась с жизнью, являлась как раз её красота. Внук довольно опытной и совсем-совсем не доброй ведьмы позволил себе в отношении эльфийки слишком многое и получил по морде, а бабушка решила совместить приятное с полезным, одновременно усилив себя и расквитавшись с обидчицей. – Глазом моргнуть не успеешь, как тебя уже настойчиво приглашают на роль самой свежей подстилки в чьем-нибудь гареме, обещая в случае сотрудничества вкусную кормежку, мягкую кроватку и золотой ошейник. Ты хотя бы не пристаешь, заодно осаживая своего дружка – толстого лысого борова…

-Хрю! – В капитанскую каюту летучего корабля, бывшую по площади не намного просторнее кладовки в нормальном доме, просунулась довольно улыбающаяся и гладкая как бильярдный шар голова, с лоснящимися жиром щеками и глазами-щелочками. И молниеносно лизнула заднюю часть тонкой эльфийской шейки, чтобы взамен немедленно получить от испуганно вздрогнувшей, взвизгнувшей и развернувшейся со скоростью атакующей змеи девушки размашистую оглушительно звонкую пощечину. Но данный факт ни капли не испортил радостного настроения Стефана Полозьева, полностью просочившегося в помещение и занявшего немалую часть его объема. Во-первых, такой уж был характер у этого сибирского татарина польского разлива. А во-вторых, над ним еще в детстве провели процедуры модификации организма, после которых слой жира в теле далекого потомка Чингисхана приобрел свойства самой настоящей брони, легко распределяющей силу ударов по довольно большой площади. – Так, Олег, а теперь переведи мне все слова, которыми она меня сейчас называет…Ну, кроме «жирная скотина», «русский варвар», «озабоченный многоженец»,  эти выражения я уже запомнил.

-Не могу, она ругается на своем родном португальском, которого я не знаю, - Олег давно уже смирился с тем, что переделывать его друга бесполезно. К тому же оперировать и исцелять сибирского татарина в случае получения тем ранений он все равно собирался сам.  Лили вполне неплохо владела обезболиванием, локальным усилением регенерации и прочими слабенькими чарами из арсенала магов-медиков, но ей не хватало опыта чтобы правильно сложить вместе мельчайшие обломки костей или взять на себя управление всеми процессами умирающего организма, создав ему волшебный аналог искусственного жизнеобеспечения. – А вообще, тебе давно уже пора нормально выучить английский язык, а не ограничиваться парой десятков заученных фраз. И, кстати, почему ночью ты шлем не надел? Не забывай, я может и неплохо наловчился новые глаза выращивать взамен испорченных, но вот вернуть на место выбитые пулей мозги пока не в состоянии.

Ловушка, в которую друзья раз за разом ловили бандитов, была очень проста. Роль наживки в ней отводилась красивой эльфийке, которую увешали может и не самыми мощными, но зато наиболее сверкающими на солнце артефактами.  А в качестве крючка выступала сработавшаяся парочка боевых магов, которые тихонько прятались на ближайшем заброшенном чердаке, чтобы выскочить наружу, как только сработают сигналки или услышат шум схватки. В качестве дополнительной страховки от преждевременного обнаружения их аура в ходе небольшого ритуала словно заворачивалась сама в себя, лишая чародеев большей части сил до того момента, когда они используют какое-нибудь заклятие и тем разрушат маскировку. Для восьмидесяти процентов по-настоящему талантливых магов этого мира, кичащихся своим положением и мощью, ограничивать собственные возможности и ежедневно проводить по несколько часов среди пыли и паутины являлось просто немыслимым. Оставшиеся могли на время смирить свою гордыню, если цена стоила того…Но вряд ли многие из влиятельных и богатых чародеев, в большинстве своем относящихся к аристократии, стали бы так извращаться над собой, ради поимки ничего не сделавших им лично преступников, которые может придут, а может и не придут. И потому ловушка работала, несмотря на всю её простоту.

-Вот хоть убей не помню, где я его вчера оставил, когда Лили в безопасности на корабле отсыпалась.  Вернее, у кого. – Виновато развел руками толстяк, который редкие свободные часы проводил за активным отдыхом. Ну, в его понимании этого термина. И оставшаяся в России парочка жен далекого потомка Чингисхана от поиска амурных приключений ни капли не останавливала. Впрочем, у Олега любимых женщин тоже было две. Просто одна являлась законной супругой и матерью их общего ребенка, а вторая находилась лишь в статусе любовницы и изменения своего положения не планировала. Слишком уж редко у оборотней рождались дети от представителей славянских народов. - У Матильды его нету, с Дженифер мы всю её квартиру перерыли и ничего не нашли, Мэй говорит, что я к ней уже без него заявился, Кларисса сама к нам на корабль приходила…Наверное, под кроватью у Саманты остался, где мы с ней вдвоем прятались от её детей, которые раньше времени домой вернулись. Хотя там такие кобылицы застоявшиеся вымахали, что им не только посмотреть не вредно было бы, но и поучаствовать под присмотром опытной наставницы…

Красная от злости или смущения эльфийка буквально вылетела из каюты, громко хлопнув дверью. У Олега даже зародилось в душе подозрение, что она потихоньку учит русский язык, чтобы понимать, о чем говорят друг с другом два сильнейших мага на борту корабля, которым и принадлежит «Тигрица.

–Так чего пришел то? – Осведомился Олег, складывая в стопку допросные листы, заполненные исповедями неудачливых людоловов.  – Или просто услышал приятный голосок самой красивой девушки на корабле и решил в очередной раз дать ей шикарный повод уволиться к чертовой матери с нашего судна, оставив меня единственным магом-медиком почти на две сотни человек?

- Эх, если бы. Вместо того, чтобы развлекаться, приходится работу первого помощника выполнять. – Показательно «расстроился» Стефан, на пару мгновений убирая с лица свою вечную улыбку. - Там парочку наших старых пней из числа краснокожих местные полицаи притащили. Говорят – разгромили бордель.

Капитану корабля только и оставалось, что тяжело вздохнуть и накрыть лицо ладонью. Иногда ему казалось, будто он работает не командиром отряда наемников, а то ли пастухом мартовских котов нанюхавшихся валерьянки, то ли воспитателем в детском садике для ребятишек переходного возраста с их неумением пить алкоголь и тягой к представителям противоположенного пола. А ведь казалось бы, в матросы летучего корабля набирает лишь взрослых людей. Процентов восемьдесят команды по меркам этого мира, куда более сурового и жестокого чем истинная родина чародея, могла считаться даже не просто пожилыми, а по-настоящему старыми, если на то пошло. Однако же все равно в коллективе регулярно случались яростные перепалки по совершенно глупым поводам, драки между членами экипажа или их дружный мордобой с кем-нибудь посторонним, а также чрезвычайные происшествия, вызванные тем, что очередной умник сунул какую-то часть тела туда, куда не следовало.

-Сеньор Коробейников, - притащивший очередных залетчиков лейтенант полиции, или скорее городской стражи, имел дело с Олегом и его экипажем уже не первый раз, а потому даже сумел правильно произнести фамилию чародея. И судя по тому, что двух держащихся друг за друга чтобы не упасть индейцев окружало целых восемь конвоиров, на сей раз подчиненные русского волшебника влипли действительно крупно.  Обычно в подобных городках к своим разборкам пьяные матросы и прочая публика схожего толка силы правопорядка пыталась не привлекать. А если вдруг те сами цеплялись – дело ограничивалось взяткой. – В первую очередь позвольте выразить свое почтение за все, что вы сделали для нашего города. Среди тех, кто побывал в больнице, имелись и родственники солдат, а пойманные вами бандиты подозреваются во множестве очень тяжких преступлений. Но со всем уважением, я вынужден просить применить к этим двум людям самые суровые меры наказания и больше не выпускать их за пределы корабля в нашем городе. В противном случае по ним при задержании будет открыт огонь на поражение или же они отправятся на плаху даже без судебного разбирательства.

-Чиник?! Олтек?! Вот от кого, но от вас я ничего подобного не ожидал! Вам же избавление от старческих болячек не так сильно должно было дать по мозгам шаманам, как кому другому! – Изумился Олег, взирая на облаченных лишь в рваные штаны братьев-индейцев с изрезанным морщинами лицом и седыми как пепел волосами, чья красновато-коричневая кожа шла разводами гематом буквально везде. К тому же у левого из матросов на прикрытой самодельными ожерельями из звериных когтей груди добавилось свежих шрамов, а челюсть правого застыла в крайне неестественным положении и точно была сломана.  –  И что они натворили? Напились и прирезали кого-нибудь?

-Выпить мы не успели, и ножей с нами к несчастью тоже не было, их на входе в бордель сдать заставили, - с явным сожалением ответил тот из братьев, чья челюсть осталась целой. Из ста двадцати человек экипажа «Тигрицы» примерно четверть составляли индейцы разных племен, которые в Мексике и Америке находились практически на дне общества, проигрывая кое в чем даже завезенным из Африки неграм. Коренные обитатели континента не умели управляться с парусами и пушками, зато отлично махали острым железом и швыряли в цель гранаты. И признанными лидерами этой краснокожей бригады, практически поголовно входящей в состав абордажников, являлись два брата-шамана. Общаться с духами у них получалось сильно так себе, по общемировой классификации оба едва тянули на верхнюю границу первого ранга. Зато они могли в рукопашной на равных драться со Стефаном. Пусть и не слишком долго. Но это было все равно довольно серьезным показателем, поскольку сибирский татарин среднестатистического упыря голыми руками заломать бы сумел.  – Девочек тоже не попробовали. Только вошли как увидели…На нашем языке его зовут Треснувший Камень, какое имя он взял для белых, я не знаю. Но этот человек – подлый вор, что в позапрошлую зиму купил у нашего племени почти все запасы мяса, заплатив фальшивым золотом!

-Сколько? – Тяжело вздохнул Олег, понимая, что новых трат не избежать. Ну, если он хочет получить обратно своих людей. А ведь их со Стефаном денежные запасы и без того грозили вот-вот показать дно! И это несмотря на то, что друзьям некоторое время назад пришлось снова слетать в Майами и продать еще часть артефактов из чудом доставшихся им сокровищ. Наиболее сильно зачарованные а следовательно и ценные предметы ценное русские боевые маги у себя конечно же сохранили, но если им скоро не подвернется возможность поправить свое благосостояние, то дело может дойти и до настоящих реликвий!

-Двести пятьдесят серебряных песо. Но сеньор Коробейников, боюсь у вас могут быть проблемы, - доверительно поведал чародею лейтенант стражи. – Человек, которого эти индейцы почти сумели прикончить, является одним из помощников Черного Мигеля. Он довольно известный охотник на вампиров, которому принадлежит целых два летающих галеона, что стоят вон там, в западной части воздушной гавани. И боюсь, если дело дойдет до драки, ваши старики мало чего смогут противопоставить его людям.    

-Посмотрим, - пожал плечами чародей, которого возможность подобного конфликта не то, чтобы совсем не волновала…Просто даже при самом худшем варианте развития событий ему и Стефану будет противостоять кто-то примерно одной с ними весовой категории. А они давно уже привыкли драться против куда более сильных врагов. И побеждать. Ну или хотя бы выбираться живыми из смертельно опасных передряг, сваливающихся на их головы с удручающей регулярностью. – И думается мне, что если охотники на вампиров попробуют задираться с моей командой, купившись на их морщины и седые волосы, то этих ребят ждет сюрприз. Вернее, очень много довольно опытных сюрпризов…

Пальцы волшебника пробежались по разбитым лицам братьев-шаманов и там, где они касались кожи, творились настоящие чудеса. Рассасывались гематомы, осыпались вниз болячки из засохшей крови, обнажая свежую нежную кожу, проклевывались новые зубы взамен выбитых. В этом мире было принято считать, что магия может все…Если хватит сил и таланта заклинателя.  И Олег был далеко не самым слабым или тупым из чародеев, да к тому же главным образом специализировался именно на исцелении. Возвращать к жизни мертвых он не умел, но был в состоянии реанимировать практически любого раненного, при необходимости даже отращивая ему новые ткани, органы или конечности.  

-Капитан, - Олтек, к которому вернулась способность говорить членораздельно, с наслаждением подвигал челюстью. – Треснувший Камень – вор. Он нарушил древние клятвы, запятнал своих предков, предал наш народ. И  должен умереть.

-Восстановлением справедливости займетесь после того, как отработаете свой контракт и выйдет в отставку. – Непреклонно покачал головой Олег, судя по всему тем спасая неизвестному человеку жизнь. Убивать краснокожие близнецы умели, причем отнюдь не обязательно ножами или прочим холодным оружием. Стреляли из винтовок братья тоже неплохо и вполне могли поиграть в снайперов на дистанции метров в двести-триста. Особенно если в качестве цели будет использоваться не бумажная мишень или пустая бутылка, а куда более крупный аферист, который когда-то знатно их обидел. Вот только чародею только последствий чужой вендетты для полного счастья не хватало!

-Но капитан – вырезать сердце вора тупым ножом требует наша честь! – Возмутился второй из краснокожих шаманов.

-Если так уж неймется, можете своим родственникам письмо отправить и рассказать, где сейчас прячется ваш недруг. – Подсказал им Олег вполне рабочий вариант решения проблемы. Пусть парочка индейцев останется недовольной таким приказом, однако активно возражать все же не посмеют. Чародей был по меркам этого мира просто невероятным демократом и филантропом, однако он не являлся идиотом, а потому строго требовал соблюдения дисциплины среди членов экипажа в действительно важных вещах. Нарушители безжалостно штрафовались или списывались на берег и, надо сказать, последнего наказания действительно опасались. Ведь волшебник являлся тем, благодаря кому матросы имели самое главное: здоровье, силу, жизнь. – Будут так сильно хотеть с ним поквитаться – найдут способ сюда приехать. А вам двоим запрещено сходить на берег до тех пор, пока мы отсюда не улетим. И подговаривать своих приятелей искать этого прохвоста.

 Поскольку из всего разнообразия магии лучше всего Олег разбирался в целительстве, то мог позволить себе набирать тех, от кого любые другие потенциальные работодатели отказались бы с презрительной миной. Ведь на поле боя едва переставляющие ноги старые развалины или инвалиды ратные подвиги вряд ли совершат, а вот едят и пьют они ничуть не меньше, чем нормальные солдаты. Но после того, как нанятые в кадровом агентстве матросы чуть было не устроили бунт с захватом судна, чародей твердо решил вернуться к уже однажды успешно сработавшей кадровой политике вербовки тех, кому не повезло оказаться на дне общества. «Тигрица» по очереди облетала самые бедные города южной части Северной Америки, прежде чем сунуться в Мексику. А её капитан в месте каждой стоянки уделял несколько дней на то, чтобы разыскать старых солдат и матросов. К огромному огорчению волшебника, этот мир был буквально переполнен разнообразными опасностями и жестокостью. Люди, ну или нелюди, которые в течении десятилетий сражались с порожденными магией монстрами, бандитами или солдатами враждебных государств, по достижении пенсионного возраста как правило оказывались обладателями кучи плохо залеченных ран и тяжелых заболеваний, вызванных ужасными условиями службы. И без гроша в кармане, поскольку до обязательных пенсий или иного социального страхования в данном измерении общество пока не доросло, а предусмотрительности и силы воли, чтобы десятилетиями копить деньги на будущее, мало кому хватало.  Ветераны, что имели за плечами многие годы службы и вышли живыми из бесчисленных битв, имели много опыта и неплохо умели шевелить мозгами. Дураки и неумехи до старческих морщин просто не доживали, отсеиваясь раньше. Опытные целители, конечно, могли бы откатить их возраст, снова превратив эти старые развалины в способных бойцов…Но это было очень сложно. Олег вот провести истинное омоложение не мог, ограничиваясь купированием части возрастных изменений. Но даже так цена всего одной подобной процедуры, редко занимающей меньше пары часов, составляла, по меньшей мере сотню золотых монет, что равнялось доходам простого солдата лет за пятнадцать. И потому за место в команде «Тигрицы» с полагающимися к нему регулярными медицинскими процедурами матросы с сединой в волосах держались руками и ногами. Дезертируй они или даже соверши предательство и получи какую-то награду, а не нож под ребро…Гору золота рядовым исполнителям никогда не заплатят, а пройдет несколько месяцев или в лучшем случае пара лет, и снова вернется дрожь в конечностях, регулярные боли, одышка, слабость, глухота, подслеповатость и прочие «прелести» дряхлеющего организма. А вот искусного целителя, способного отодвинуть старость и смерть, поблизости уже не будет.  

Заплативший то ли штраф то ли взятку Олег уже собрался было вернуться в свою каюту и продолжить разработку планов нанесения серьезного ущерба местной организованной преступности, которые заодно могли бы принести ему и его людям весьма ощутимую выгоду, но отвлекся на всплеск шума и криков, вдруг наполнивших воздушную гавань. Не то, чтобы этот аналог аэропорта для дирижаблей, тащащих груз и пассажиров больше благодаря магии, чем горячему пару, был тихим местом…Но все же в нем обычно не орали от ужаса на разные голоса несколько десятков человек. И уж тем более не визжали на всю округу подобно стае исполинских размеров кабанов, неожиданно для себя синхронно превратившихся в кастрированных боровов.

-Что за…- Сначала чародей достал одной рукой из кобуры крупнокалиберный револьвер, а во второй зажег небольшой комочек пламени, что который мгновенно сорваться с его пальцев огненной стрелой, а только потом принялся оглядываться по сторонам в поисках источников звука. А также возможной угрозы. И практически сразу же он их нашел и понял, что отнюдь не зря потянулся за оружием. Меж корпусов стоящих на утоптанной земле летучих кораблей бежали отчаянно вопящие матросы и грузчики, бывшие в общем-то безоружными, если не считать коротких ножей. Все-таки исполнять повседневные обязанности, навесив на себя целый арсенал, немного неудобно, а расположенная чуть ли не в центре города воздушная гавань могла считаться очень безопасной территорией из-за тысяч людей и сотен пушек, сосредоточенных в данном месте. Особенно когда на улице ненавистный нежити день и вокруг полно народа. Вот только весящим тонны по две-три существам, которые преследовали вопящих беглецов, раздирая на части самых нерасторопных, был неведом страх или чувство самосохранения. А еще они плевать хотели на короткие клинки или пару-тройку случайных пуль, выпущенных из ружей или пистолетов, которые отложили не слишком далеко.   – Белки?!

Рыжие туши, устроившие настоящую бойню посреди бела дня, на любительниц жить в дуплах, тырить орешки и скакать по деревьям походили не сильно. Но все же больше чем на медведей из-за слишком яркого окраса, большого пушистого хвоста-противовеса и длиннющих резцов, что не помещались в окровавленной пасти. А вот глаза тот, кто создавал эту породу боевых магических мутантов, бывших слишком единообразными для слепленных из разных кусков химер, взял судя по всему от хамелеонов. Слишком уж те оказались большие и выпуклые, да к тому же смотрели зачастую в совсем разные стороны.

Комок огня унесся к наиболее быстрой из бестий, почти достигшей какого-то молодого чернокожего парнишки лет шестнадцати, вот только созданное магией пламя пусть и исправно попало в цель, спалив дотла пушистую рыжую шерсть у основания передней правой лапы и оставив после себя весьма заметный кратер в мышцах чудовища, но тварь это не остановило. Испуская пронзительный злобный визг, лишь еще больше усилившийся, она настигла улепетывающую жертву, голова которой как раз была примерно на уровне её челюстей.  А в следующее мгновение череп то ли юнги, то ли грузчика, то ли какого-то младшего помощника раскусили словно орех.  Раненный монстр мгновенно потерял интерес к свалившемуся под лапы агонизирующему телу и рванул вдогонку за следующим человеком, не отвлекаясь на то, чтобы сожрать еще дергающееся мясо или хотя бы облизнуть окровавленную пасть.  

-И как назло, на корабле сейчас нет ни одной заряженной пушки…- Пронеслось в голове у Олега, одновременно расстреливающего тварь из револьвера и создающего новый заряд пламени.  Вот только пули, похоже, оказали даже меньший эффект, чем волшебство, попросту запутавшись в шерсти. Ну или оставив после себя такие маленькие ранки, что сразу их заметить никак не получилось. Вероятность же того, что весь свинец ушел мимо цели волшебник расценивал как очень малую,  ведь уж в чем-чем, а в своей меткости чародей не сомневался. Как-никак большую часть карьеры боевого мага он провел, полагаясь больше на огнестрельное оружие, чем на разрушительные заклинания из-за слишком маленького резерва. А резкий рост способностей у него и у Стефана, вызванный вынужденной пересадкой органов убитого магистра, случился слишком недавно, чтобы успели отмереть рефлексы, полученные на фронтах Четвертой Мировой Войны.

Второй комок пламени, являвшийся чем-то средним между перекаченной энергией огненной стрелой и маленьким файерболом, слетел с руки мага и по идеальной прямой ударил в башку зверя, как раз сейчас терзавшего следующую жертву, которую он повалил на землю, но почему-то никак не мог прикончить. И это заклинание ударило намного удачнее, попав прямо в выпуклый глаз чудовищной белки, мгновенно испарив его и оставив после себя огромную обугленную рану. Очевидно, волшебство достало в том числе и до мозга монстра, поскольку существо резко дернулось в сторону, а после потеряло равновесие, опрокинулось и задергало в агонии всеми лапами и хвостом.

-Так их! По глазам бей! – Подбодрил друга непонятно как оказавшийся рядом Стефан, закусивший губу от азарта и выцеливающий уязвимое место монстра при помощи мушкета, явно отобранного у кого-то из часовых. И тут же нарушил свой собственный совет, подстрелив вторую тварь прямо в раззявленную пасть, почти успевшую сомкнуться на шее какой-то женщины в легкомысленном голубеньком платьице, видимо бывшей пассажиром какого-то судна. К сожалению, её это не спасло, умирающий монстр, которому тяжелая пуля пробила небо и разнесла мозг на клочки, в последнем своем порыве подмял под себя хрупкую фигурку, раздирая её когтями. – Черт, ну почему у меня не лук?! Эту бандуру пока перезарядишь…

К огромному сожалению Олега, этот мир от его родного в техническом плане заметно отставал…Если в дело не вмешивалась магия, позволяющая нелепым летучим кораблям, чьи конструкторы имели крайне поверхностное представление об аэродинамике, хоть на орбиту планеты забираться. Вот только шедевры, выходившие из под рук артефакторов, не могли удовлетворить массовый спрос. И потому самый обычный револьвер являлся редкой диковинкой, даже в армиях сильнейших сверхдержав доступной только элитным войскам, а уж автоматическое оружие и вовсе находилось в одном ценовом ряду со скромным домиком где-нибудь на окраине большого города. Вот только как раз у Стефана то  отличная дальнобойная винтовка с возможностью быстрой стрельбы имелась…Но не с собой. И видимо до неё было слишком далеко бежать, а потому потомственный сибирский охотник решил использовать то оружие, которое есть под рукой. В данной ситуации для него вообще-то непривычным мог являться разве только жаркий мексиканский климат. В покрывающих половину России этого мира древних пущах плотоядная стайная белка размером с медведя  даже в число десятка самых страшных хищников не сумела бы попасть при всем желании.

К звукам, наполнявшим воздушную гавань, стала примешиваться треск выстрелов, причем с каждой секундой желающих послать в тварей кусочек свинца появлялось все больше и больше. Хотя для летучих кораблей абордаж или таран относились к числу вполне себе рядовых тактических приемов, но обычно каждый член экипажа также имел и нечто дальнобойное, если не при себе, так хотя бы в арсенале судна. Раскатисто рявкнул откуда-то с носа «Тигрицы» небольшой палубный фальконет, напоминающий ружье-переросток, которое закрепили на вращающейся подставке, превратив в турель, из которой удобно стрелять в любую сторону. А вот пушки молчали, несмотря на то, что даже грузовозы и прогулочные яхты этого мира несли несколько орудий на случай встречи с воздушными пиратами или какой-нибудь излишне агрессивной летучей фауны вроде дракона. Впрочем, заявившиеся на шум и крики офицеры ближайших кораблей с легкостью заменили собою артиллерию, поскольку трудно было найти среди командного состава хотя бы одного человека, который не являлся бы опытным магом. В догоняющее группу матросов животное ударила молния, сошедшая с ясного неба, двух других поглотили объявившиеся прямо под их ногами зыбучие пески, еще штуки три влетели в странное мерцающее облако и прямо на ходу уснули, покатившись кубарем, но так и не придя в себя. Неимоверная физическая сила монстров, а также их скорость, ловкость, когти, клыки и защитный слой меха оказались абсолютно бесполезны перед волшебством.

-В сторону! – Крикнул Олег своему несколько излишне пухлому другу, когда одно из последних остающихся на ногах чудовищ, видимо достаточно сообразительное чтобы найти убийц своих сородичей, в невероятном прыжке забралось прямо на верхнюю палубу «Тигрицы»,  буквально на волосок разминувшись с новым комком пламени и оказавшись почти прямо перед Стефаном.

-Э-эх! – Сибирский татарин польского разлива вместо того, чтобы отступить, махнул разряженным мушкетом как дубиной, перехватив оружие за ствол. Причем сделал он это с такой скоростью, что его руки буквально размазались в пространстве, словно спицы велосипеда в колесе. В воздух взвился водопад окровавленных щепок и острых клыков, в руках  Стефана осталось слегка погнутое дуло, а весящую больше среднестатистического медведя тушу силой удара подняло в воздух, закрутило вокруг своей оси и шлепнуло на палубу. Однако, зверь с полностью развороченной мордой был хоть и контужен, но жив.  Он заворчал, пытаясь подняться…А потом Олег наложил на неё довольно специализированные чары из арсенала медиков, значительно усиливающие чувствительность нервов, а после силой мысли сразу оба глаза бестии вырвал при помощи телекинеза, заставив монстра умереть от болевого шока.

-Как-то слишком жестоко получилось, - на миг даже смутился боевой маг, отработавший на монстре разучиваемую на тренировках связку простых, но очень быстрых и действенных заклинаний, которые вдобавок тратили довольно мало сил. Впрочем, в законах этого мира статей про жестокое обращение с животными, кажется, ни в одной стране мира не было. Вероятно в этом было повинно большое количество монстров-людоедов, появляющихся по вине чародеев и просто из-за выплесков энергии природных источников волшебства.

-Зато шкура цела осталась, - пожал плечами Стефан, уже доставший нож и похоже подумывающий о том,  чтобы сразу же и освежевать белку-переростка. – Кстати, откуда тут эти зверьки? Мне казалось в Мексике с лесами не ахти, а следовательно и белки не водятся…Даже обычные.

-Есть тут леса, пусть даже они и тропические. – Успокоил его Олег. – А касательно того, откуда тут зверье…Не знаю. Мои способности оракула сегодня почему-то с самого утра себя никак не проявляли. И сейчас тоже молчат, хотя обычно их после боя фиг заткнешь, так и норовят мозги какой-нибудь лишней информацией замусорить.

-Странно это, - насторожился Стефан и, отложив нож, принялся с настороженным видом оглядывать воздушную гавань. – Может, кто-то целеноправленно глушит всяких оракулов? Чтобы они случайно не узрели чего?

-Не похоже, - возразил ему Олег, оглядывая воздушную гавань, в которой постепенно воцарялся порядок. Последних чудовищных белок убили, а немногочисленным раненным оказывали первую помощь. Всего монстров было не так много, штук десять, ну максимум дюжина, если чародей со своего места на палубе видел не всех…Проблема заключалась в скорости и убийственной мощи зверей, которых кто-то притащил в волшебную гавань, не озаботившись нужными мерами предосторожности при обращении со столь опасными хищниками. За неполную пару минут своего буйства они прикончили немало народа. - Для серьезной диверсии масштаб происшествия все же маловат, максимум – отвлечение внимания от чего-то другого. Но это в любом случае чужая проблема, в конце-концов, мир вокруг нас не вращается…

Глава 2

О том, как герой занимается тяжелыми тренировками, быстро сматывает удочки и досадует на чужую оперативность.



-Левую руку выше! Не горбиться! Голову ровнее! Ноги на ширине плеч! – Олег с тяжелым вздохом передвинул свое тело в нужное положение, лично ему казавшееся до жути неудобным. Казалось еще чуть-чуть и два зачарованных топора-вампира, удерживаемые почти за середины рукоятей в нелепой на первый взгляд стойке, ткнутся в подбородок своему хозяину. Однако мастеру, замершему напротив чародея, было виднее как именно должен стоять его очередной ученик. Во всяком случае, когда они фехтовали на холодном оружии без использования магического усиления тела и прочих фокусов, этот смуглый худощавый испанец с явной примесью индейской крови разделывал чародея за считанные секунды. А также Стефана. Или братьев-индейцев. Да и вообще любого на этом корабле. – Каррамба! Ну что это такое?! Ты стоишь как корова на льду!

- Должен сказать, Мигель, примерно так я себя и ощущаю, - согласился чародей, для которого каждая подобная тренировка была настоящим испытанием. Дело было даже не в ругани, которую на него обрушивал пожилой испанец и уж тем более не в физической усталости. Чародею приходилось очень сильно сдерживаться, чтобы ограничивать свое тело возможностями обычного человека и тем самым нарабатывать необходимое мастерство. Но если он терял концентрацию,  инстинктивно напитывал мышцы магией и начинал махать руками, то опытного фехтовальщика силой удара неизбежно уносило в противоположенную часть кают-компании, где и проходила тяжелая тренировка. – Кажется, что если я сделаю хоть один шаг, то непременно запутаюсь в ногах и просто рухну. Осталось только колокольчик на шею для полного соответствия образу привязать.

-Дева Мария, это будет сложнее, чем я думал. Уже шестое занятие и почти никакого прогресса не видно. – Испанец явно хотел сказать нечто еще более грубое, но в последний момент вспомнил о субординации. Все-таки он, несмотря на все свое благородное происхождение, мастерство фехтовальщика и почти полвека боевого опыта был лишь начальником группы из пары десятков матросов, а вот его ученик – капитаном корабля. И подняться выше шансов у Мигеля было маловато, поскольку с самого рождения он страдал от почти неизлечимых патологий энергетического тела, которые превращали каждую попытку обратиться к магии в пару минут чистой агонии. Причем страдало даже не тело, которому могли бы помочь медикаменты или правильное лечение, а сама аура, по какой-то причине впускающая глубоко в себя некоторую часть чужеродных ей энергий. Яд, которым угостили его маму в период беременности на каком-то званом ужине, был очень коварен.  – Сеньор Коробейников, как вы дожили то до своих лет, если любым оружием машите как крестьянин подобранной с земли палкой?!

-Стрелял первым, - осторожно пожал плечами Олег, боящийся нарушить стойку. – Ну а в ближнем бою спасали доспехи. Ну и то, что с этими топорами мои раны исцеляются почти так же быстро, как появляются, если им есть из кого высасывать магию и жизненную силу.



 
Внимание! Вы скачиваете отрывок, разрешенный законодательством и правообладателем (не более 20% текста). После ознакомления вам будет предложено перейти на сайт правообладателя и приобрести полную версию произведения.
4.0/4
Категория: Новая книга про попаданца | Просмотров: 146 | Добавил: admin | Теги: Собственный выбор, Ведьмак 23 века 10, Владимир Мясоедов
Рейтинг:
4.0/5 из 4
Всего комментариев: 0
avatar
Вверх