Новинки » 2022 » Ноябрь » 27 » Василий Маханенко. Медведюк. Клан Медведя 5
12:59

Василий Маханенко. Медведюк. Клан Медведя 5

Василий Маханенко. Медведюк. Клан Медведя 5

Василий Маханенко

Медведюк. Клан Медведя 5

 

21.11.22

Жанр: боевое фэнтези, магическое фэнтези,

Мир катится в тартарары. Демон Башорг и дракон Зверь жаждут вырваться из темницы и направили все свои силы в Бездну, локацию, где содержатся сущности этих богоподобных тварей. Лег Ондо вместе со своей командой должен в очередной раз совершить невозможное, чтобы спасти планету, но как это осуществить, если в группе находится привлекательная девушка Беатрис Шив, само существование которой является проблемой для Лиары Слик, невесты Лега? Как можно спасти мир, если спасатели не могут ужиться между собой? Настало время вспомнить, что Лег Ондо, на самом деле, является вальгом. И история, начавшая в прошлом мире, никак не хочет отпускать мага и на новой планете.

Из серии: Клан Медведя #5
Возрастное ограничение: 16+
Написано страниц: 310 из ~330
Подписка завершена
Дата последнего обновления: 21 Ноября 2022г.
готовность 100%
Периодичность выхода новых глав: примерно раз в 5 дней
Дата начала написания: 12 сентября 2022
Правообладатель: Василий Маханенко

 
Литрес
Медведюк. Клан Медведя 5

Глава 1

– Вот только комментировать не нужно, – зло прорычала Лиара, стараясь при этом не смотреть мне в глаза. Судя по красному вихрю эмоций, захлестнувших чародейку, гнев в её груди бурлил до сих пор и никак не отпускал. – У меня не было другого выхода! А ты, мелкая, вообще молчи! Одно слово – и вылетишь из команды! Лег, я всё ещё настаиваю на том, чтобы взять Эльрина или Хада, на худой конец. По сравнению с этой… девушкой, они хоть на что-то годятся. С учителем я договорюсь самостоятельно.

– Напомню совсем не уважаемой чародейке, что она всё ещё находится в доме моей семьи, – Беатрис твёрдо держалась выбранной позиции. – Если госпоже Лиаре что-то не нравится, она вольна выметаться отсюда на все четыре стороны. Вместе со своей ношей. Вы хоть представляете, как подставили мою семью? Если хоть кто-то из клана Ежей или Золотого Льва узнает о том, что вы выкрали Проста Скорджа, да ещё в таком виде, нас всех казнят без суда и следствия. Чем вы только думали, совершая такое?

Возмущение Беатрис мне было понятно. То, как Лиара обошлась с Простом, заслуживало отдельного описания. Чародейка не церемонилась с изобретателем – когда тот отказался следовать за непонятно откуда взявшейся девушкой, Лиара сграбастала мужчину в охапку, связала по рукам и ногам магическими путами, закинула на плечо и в таком виде телепортировалась обратно. На Проста такое обращение явно произвело впечатление, так как бедолага не придумал ничего лучше, чем потерять сознание. Хотя, судя по нескольким красным пятнам на голове, его основательно приложило о какие-то препятствия.

И у меня были огромные сомнения в том, случайно ли так вышло?

Лиара, видимо, поняла, что её начало заносить куда-то не в ту сторону. Несколько раз глубоко вдохнув, умудрившись немного погасить пожар в груди, девушка поинтересовалась:

– Лег, нам нужно выдвигаться через тридцать минут. Уже подумал, как мы отправимся на юг? И откуда? Куда вас доставить?

– Никуда доставлять не нужно, полетим отсюда. Не уверен, что я сейчас переживу телепортацию. Беатрис выделила мне транспортное средство. Кстати, по пути нужно залететь в Фасорг. Война войной, но поговорить с родственниками я должен.

– Без этого никак? Мы катастрофически не успеваем! Нам ещё вход в Бездну искать! Давай всё же мы прыгнем куда-нибудь ближе! – гнев в груди Лиары начал загораться с новой силой. Одно то, что я «похвалил» Беатрис, являлось преступлением против человечества. Неужели моя невеста настолько ревнивая? Я же никогда повода не давал. Или тот мимолётный поцелуй показался Лиаре чем-то большим, чем просто дружеской благодарностью?

– Прежде всего не забывай – нам нужна карта, – напомнил я. – Та самая, что Медведь отжал у Гадюки и из-за которой против нас развернулась глобальная война. Сейчас она лежит в вотчине тотема, и удалённо её не получить.

– Это дело нескольких секунд! – фыркнула Лиара и исчезла, чтобы тут же появиться с округлившимися глазами. – Меня не пустили! Твой мохнатый тотем не пустил меня в своё хранилище! Да что он о себе возомнил?!

Мне удалось сдержать довольную улыбку. Нрав тотема не изменился даже под угрозой тотального краха планеты. Как ни крути, но Лиара являлась выходцем из Сликов и до сих пор не отказалась от своей фамилии.

– Что второе? – заинтересовалась Беатрис и смутилась, как только я на неё посмотрел. – Вы сказали, что карта для вас «прежде всего». Значит, есть ещё что-то, что является не основным, но тоже нужным.

– Второе заключается в том, что с таким повреждением, как у меня, не то что путешествовать, нормально жить нельзя, – я напомнил девушкам о том, что ещё пару часов назад в моей груди зияло крупное сквозное отверстие. Несмотря на то что я прекрасно видел, каким образом мне нужно восстанавливаться, как прокладывать линии, отсутствие «мяса» сильно ударило по моему состоянию. Не всё, оказалось, можно мгновенно залечить магией. Во всяком случае, на моём уровне образования.

– Ты это уже говорил, – раздражённо ответила Лиара. – Хорошо, отправляемся на том транспорте, что нам выделила семья Шив. Где машина?

– А мы не хотим вначале восстановить нашего нового друга? – я кивнул в сторону Проста. Несколько красных очагов воспаления мне удалось погасить, но приводить в сознание мужчину я не спешил.

– В дороге разберёмся с этим, – предложила Лиара, и неожиданно Беатрис её поддержала:

– Чем раньше мы вывезем Скорджа из нашего дома, тем лучше. Его наличие здесь – опасность для моей семьи. Которую, хочу заметить, создала чародейка.

– Лично мне не кажется хорошей идеей выбираться из города с бесчувственным телом, – заупрямился я. – Прост должен стать нашим партнёром, но никак не обузой.

– Лег, теряем время! Гоблины уже двигают по лабиринту! Каждая минута промедления чревата уничтожением мира! Где машина?

– Кто сказал, что нам выделили машину? Транспортное средство и машина – абсолютно разные вещи. Беатрис, всё готово?

– Всё ровно так, как вы просили. Припасы и ковёр в вашем распоряжении.

– Ковёр?!

Возглас изумления Лиары был искренним. Несколько слуг осторожно подняли моё ложе и вынесли на улицу, где лицо моей невесты превратилось в непроницаемую маску – слуги Беркутов разместили прямо на земле огромный ковёр. Нет, коврище! Прадеда всех ковров этого мира. Метров десять в каждую сторону, он закрывал собой всю лужайку за домом семьи Беатрис. На ковёр натаскали подушки, несколько ящиков с провизией, даже уместили кровать с навесом, чтобы защищала от дождя. Пока родители наслаждались ужином в ресторане, Беатрис целиком исполнила роль хозяйки, основательно выпотрошив весь дом.

– Только не говори, что мы должны лететь на этом! – изумилась Лиара.

– В машине пробовал – сидеть очень тяжело, – вздохнул я. – Отключить боль могу, но тогда сознание сразу плывёт. Так что в ближайшие сутки буду только лежать. Если мы должны выдвигаться через тридцать минут – полетим на ковре. В Фасорге поменяем его на нормальную машину. К этому моменту я уже восстановлюсь. Должен, во всяком случае. Сейчас дайте мне пару минут, я подготовлю наш транспорт к полёту. Лиара, ты можешь забрать Проста и прыгнуть с ним в Фасорг? Приведи его в чувства и объясни, для чего его похитили. Мы вскоре подтянемся.

– Оставив тебя наедине с этой? Если я вам двоим мешаю, можешь так прямо и сказать! Почему я не могу забрать ещё и мелкую?

– То есть состояние Лега вас совершенно не волнует? Вы действительно думаете, что с той ужасной раной, что получена из-за взрыва кристалла, Лег сможет самостоятельно добраться до Фасорга? Каким бы великим Лег Ондо ни был, он прежде всего человек.

– Ох, девочка, знала бы ты, каким человеком он на самом деле является, так бы не говорила, – неожиданно улыбнулась Лиара и даже немного успокоилась. – Да, Лег действительно велик. Хорошо, я буду ждать вас в Фасорге через сутки. Постараюсь забрать у Медведя карту. Не задерживайтесь.

Лиара отправилась обратно в дом, но тут же остановилась, так как Беатрис начала говорить:

– Скажите, Лег, а ваш побег из столицы не вызовет вопросов? Может сложиться мнение, что вы бежите от соревнований. Что вы струсили. Это бросит огромное тёмное пятно на вашу репутацию, от которого уже никогда не получится отмыться.

– То есть тебя это действительно заботит? Дурацкое соревнование по дурацким правилам? – опешила Лиара, на что Беатрис спокойно заметила:

– Не самая уважаемая чародейка забывает, что не все здесь являются представителями правящей династии. Там, где вы можете игнорировать правила, нам приходится изгаляться, чтобы сохранить лицо и своё положение. Честь для простых кланов не пустой звук. Это всё, что у нас осталось. То, что нельзя забрать даже императорской семье. Кому, как не Бурым Медведям, знать об этом лучше всех в мире?

Беатрис была права. Сотню раз права. Миру постоянно угрожает какая-то опасность. Тотемы бьются с неведомой силой каждую секунду, но жизнь на этом не заканчивается. Она продолжается даже на фоне тотального уничтожения, и от того, как ты себя поведёшь в это время, зависит отношение к тебе в будущем. Стоит хоть раз дать слабину или показать спину, так тебе будут вспомнить именно это всю оставшуюся жизнь. Если нам удастся победить, не хотелось бы вернуться в мир, где меня презирают. Ибо с тем, кого презирают, считаться не будут. Как и с его кланом.

– Беатрис, на этот счёт есть какие-то правила? До соревнований ещё полтора месяца.

– К сожалению, я не тот человек, кого нужно об этом спрашивать. Я, конечно, подала документы в Дерон, но меня туда ещё не приняли.

– Лиара, прыгай с Простом в Фасорг, мы задержимся на пару часов. Мне нужно оставить заявку на участие. После этого мы сразу двигаем к вам.

– Лег, ты забыл, что сказал наш учитель? Миру грозит гибель! Если мы не поторопимся, всё живое на планете погибнет!

– Мир либо уже погиб, либо пару часов всё же продержится. Беатрис права. Честь – это то немногое, что не смогли забрать у Бурых Медведей. Я не могу проигнорировать регистрацию на соревнования, даже если гоблины пройдут половину лабиринта.

«Я могу приказать тебе выдвигаться прямо сейчас», – раздался голос красного тумана. Корона, являющаяся средством связи с управляющей планетой сущностью, давно со мной сроднилась. Сам красный туман появился неподалёку в виде зелёной шаровой молнии, но видел его только я. Слышал, разумеется, тоже. Разговаривали мы «мысленно» – окружающие не смотрели на меня как на умалишённого. Правда, то, что я застыл на одном месте, выглядело достаточно странно.

– Не можешь. Ты ещё не мой учитель, я больше не твой герой. Ты даже именное оружие у меня забрал. Когда мы победим, как мне прикажешь восстанавливать своё имя? Менять фамилию?

«Когда? Не если?»

– Естественно. О поражении я даже не думаю. Сущность, что поработила двух богов, явно должна была предусмотреть открытие Бездны. Это слишком очевидный вариант, раз существует некая карта. Уничтожение кристаллов драконов – вполне естественный процесс. Просто так лабиринт не пройти, даже если точно знать точку входа. Проход открылся шесть часов назад. Зверь ещё не на свободе, значит, у Шавер-Кана что-то идёт не по плану. Поправь меня, если я ошибаюсь.

«Четверо старших демонов вошли в наш мир. Они устремились на юг. Неизвестно, какого класса эти демоны. Могут быть магами. Они смогут пройти лабиринт».

– А с той стороны их поджидает бригада во главе с главным гоблином и его ассасинами. Я своими глазами видел, на что способны красные твари. Четвёрке демонов, даже если это маги, не совладать с армией любителей «крови Зверя». Ты мне лучше вот что скажи – как нам может помочь книга Альвира? Что это вообще такое?

«Запрещённая информация!»

– Она может помочь нам в сражении или нет? – сдаваться я не собирался. Слишком эмоциональным показался ответ красного тумана.

«Она бесполезна чародею и любому человеку, обладающему способностями тотема! Эта книга под запретом! Она нарушает баланс».

– Что-то я не услышал в твоём ответе слова «маг». Давай я сформулирую вопрос точнее: эта книга может помочь мне? Научить меня чему-то такому, чего у меня ещё нет?

«Ты не готов к той информации, что в ней хранится».

– Я спрашивал не о том, готов я или нет. Мой вопрос лежал в другой плоскости.

«Книга может тебе помочь. Но ты ещё не готов к ней. Тебе она будет вредна. Только после того, как пройдёшь подготовку, ты сможешь воспользоваться знаниями из книги».

– Хорошо, оставим этот момент на будущее. Ты дашь мне возможность решить вопрос с участием в соревнованиях, или мне в очередной раз придётся идти против твоей воли?

«Какой смысл в моём ответе, если ты уже всё для себя решил? Даже интересно, когда вальг Ишар Мор успел мутировать в истинного медведя? Сейчас в тебе говорит не разум, но упрямство».

– Которое не раз спасало и меня, и моих близких. Сколько у меня есть времени?

«Сутки. Это максимум, который тебе позволителен. Через двадцать четыре часа ты должен отправиться в Фасорг, иначе мне придётся объявлять тебя предателем и искать нового участника похода. Ты прав – нужна карта. Без неё вы не сможете открыть проход. Медведь отдаст её только своему отпрыску, но никак не чародейке из Сликов».

Магическая точка исчезла, успев перед улётом передать суть нашей договорённости чародейке. Девушка странно на меня посмотрела и, схватив Проста, исчезла. Вот только вместо того чтобы остаться в городе, Лиара вернулась буквально через несколько минут.

– Баркс займётся Простом. С медведем будешь договариваться сам – он меня слушать не будет. Я остаюсь с тобой и проконтролирую, чтобы за эти сутки ты ничего не натворил и никуда не вляпался. Мелкая, где находится Дерон? Надеюсь, хоть это ты знаешь?

Выпад Лиары не достиг цели – Беатрис не стала возмущаться, а вполне спокойно ответила:

– В отличие от Северной империи, где правящая семья не думает о быте и здоровье студентов, Западная империя уважает труд учащихся и разместила Дерон в самом уважаемом и почётном районе города. В первом поясе. Мы лучшие не потому, что у нас лучше люди. Мы лучшие из-за того, что у нас всё создано для людей, а не для отдельных лиц. Лег Ондо успел на многое открыть мне глаза, в том числе и на то, как на самом деле обстоят дела в его империи. Я прекрасно понимаю, почему он оттуда сбежал. Когда вся империя строится ради счастья и быта лишь одной семьи…

– Довольно! – рявкнула Лиара. – То, что творится в Северной империи, тебя не касается!

Если честно, Лиару я категорически не узнавал. Не знаю, что случилось с ней во время обучения у красного тумана, но куда-то подевалась былая рассудительность и адекватность. Девушка стала раздражительной, нервной, постоянно ссылаясь на неведомое противостояние, что ведут тотемы. Возможно, так повлияла информация о том, что на самом деле происходит с нашей планетой. Думаю, не каждый способен перестроиться и воспринимать реальность с новой позиции. А тут ещё и Беатрис неведомо откуда явилась.

– Если вы прекратили ссориться, предлагаю выдвигаться, – я решил разрядить обстановку. – У нас всего сутки, чтобы решить мою проблему. Положите меня, пожалуйста, на ковёр.

Последнюю фразу я адресовал слугам, что всё ещё держали моё ложе. Меня бережно положили на ковёр, и я тут же принялся «колдовать» над своим будущим транспортом. Укрепить его линиями не составило труда – сказывалась практика «вытаскивания» мифрила из земли. Механизм подъёма я вживил прямо в ткань, превращая ковёр в достаточно мягкое средство передвижения. Не могу сказать, что комфортное – решить проблему встречного потока я не мог, ветер с лёгкостью проходил между моими линиями. И, если набрать серьёзную скорость, нас просто может снести. Но настолько рисковать я не собирался – мне всего-то нужно два-три дня, чтобы окончательно залечить рану в груди. Потом мы пересядем на машину и закончим наше путешествие с комфортом. Таким, во всяком случае, был план.

Который, как известно, имеет свойство не сбываться в самом начале.

– Немедленно остановитесь! – грозный голос стражей правопорядка застал нас в сотне метров от дома Беркутов. Высоко подниматься я не стал – в столице Западной империи имелось три уровня для движения транспорта, так что вклиниваться в них, не зная правил, мне не хотелось. Поэтому я поднялся всего на несколько метров над проезжей частью, чтобы не мешать пешеходам и наземным машинам, но не учёл того, что за движением в городе бдительно следят специальные люди. Которые прямо сейчас спикировали прямо на мой ковёр, словно желая прижать его к земле. Ничего у них, конечно же, не вышло – мой новый транспорт с лёгкостью удержал на себе вес патрульной машины.

– По какому праву нарушаете правила движения? – На ковёр выпрыгнули два стражника, одетые в специальную форму. – Немедленно опустите ковёр на землю и предъявите документы! Вы задержаны до выяснения обстоятельств!

Беатрис погрустнела. Полученная с молоком матери привычка подчиняться закону требовала незамедлительного выполнения приказов. Что могло поставить всю нашу операцию под угрозу провала, и, как можно было понять, ни я, ни Лиара допустить этого не желали.

– Мне искренне жаль, господа, но я вынужден отклонить ваше предложение, – ответил я, после чего заблокировал обоих стражников. Они так и остались стоять возле машины, словно живые статуи.

– У нас из-за этого будут проблемы! – ахнула Беатрис. – Тот, кто нападает на охрану города, нападает на клан Золотого Льва! Клан Беркутов будет наказан.

– Вся вина за произошедшее лежит на мне. Если кому-то что-то не понравится – он волен обратиться либо лично ко мне, либо в мой клан. Беркуты здесь совершенно ни при чём.

– И когда императорская семья не сможет достать вас, она примется потрошить уже мою семью. Мы-то рядом.

– Выход там, – Лиара указала на дом семьи Шив, располагающийся всего в сотне метров от нас. – Возвращайся и сделай вид, что тебя всё происходящее не касается. Либо сиди молча. Какой смысл будет во всей этой возне, если через пару дней мира не станет?

– К тому же эти двое послужат нам отличным прикрытием от всех остальных. Главное, разместить их более естественно. Рядом с нами, например.

Я понимал, что нарываюсь на неприятности, но иного выбора мне не оставили. У меня было не то состояние, чтобы возиться с правоохранителями. Да и время, если честно, поджимало. Пусть мне и удалось выиграть сутки у красного тумана, проблема с открытым проходом в Бездну никуда не денется. Так что всё нужно решать быстро и эффективно.

– Я с вами, – прошептала побелевшая Беатрис и бросила взгляд на свой дом. После чего уже более уверенно указала рукой по направлению к центру города, – Дерон там.

Прикрытие сработало идеально. Несколько раз патрульные машины зависали над нами, но каждый раз убирались прочь, заметив своих коллег. Мне удалось подтащить их ближе к себе, после чего несколько раз в минуту я убирал блокировку, позволяя мужчинам дышать. Никаких криков о помощи в эти секунды не было. Стражников заботило собственное выживание.

Так мы добрались до цели нашего путешествия – огромного здания. Наконец-то в архитектуре первого сектора столицы что-то выбивалось из общей канвы – Дерон походил на что угодно, но только не на классическое поместье, мимо которых мы пролетали. Ближайшая ассоциация с западной академией – императорский дворец, доведённый до совершенства. Скульптуры, башенки, лепнина, замысловатое остекление – всё, что можно только представить в убранстве богатого поместья, было использовано на фасаде академии. Местами, как мне показалось, получилось даже чересчур вычурно. Тем не менее это был именно фасад – внутри Дерон походил на Миракс, как родной брат. Такая же разветвлённая система подземных ходов, такая же система прослушки, такое же странное существо, сидящее глубоко под землёй. И огромное количество артефактов, размещённых в «тайных» хранилищах. Несколько особо ярких точек привлекли моё внимание – по силе они если не превосходили кристаллы Богуша, то точно были не слабее. Но самое удивительное заключалось в том, что эти кристаллы имели чёткий след тьмы. То, что хранилось в глубоких подвалах Дерона, принадлежало Башоргу.

В голове тут же возник голос моего бывшего работодателя: «Сущность наместника… Откуда она взялась на моей планете?! Лег, портал в Бездну подождёт. То, что хранится в недрах Дерона, не имеет права на существование. Если уничтожить этот кристалл, влияние Башорга на мир уменьшится на порядок, что даст возможность убить хранящуюся у тебя сущность древнего дракона без нарушения баланса! Это не только позволит тебе восстановить большой пласт памяти о прошлой жизни, но и сделает наших противников значительно слабее! Таким шансом мы не имеем права не воспользоваться. Уничтожь сущности, ослабь противника, и ты получишь право прочесть первые десять страниц моей книги».

– Твоей?

«Моей. Автор книги Альвира – я».

***

– Великий, мы не справляемся! – первый и, что самое главное, лучший ученик великого Шавер-Кана склонил голову, отчитываясь о проделанной за шесть часов работе. – Мы не в состоянии покорить лабиринт.

– Отправь больше отрядов! Жертвы ничто по сравнению с нашей целью. Она должна быть достигнута любой ценой. Мы знаем путь!

– Мы знаем путь, великий, но не можем найти в него вход. Лабиринт забрал лучших из лучших, выплюнув их в виде перемолотого мяса. Я могу отправить всех гоблинов, погибнуть сам, но результат не изменится. Без карты мы бессильны.

– Люди? – гоблин с трудом удержался, чтобы не выплюнуть это слово. Людей он ненавидел, кажется, ещё больше, чем демонов и своих западных братьев. Лишь необходимость получения ключа к Бездне заставила Шавер-Кана общаться с Дарсом Сликом.

– Три отряда по десять человек уничтожено лабиринтом, больше они туда не лезут. Обладатели мифрила не могут подойти к Бездне – сила демона их блокирует. Эти безмозглые твари бесполезны, великий. Тех, в ком нет мифрила, нужно уничтожить. Остальных обратить в верных слуг.

– Всему своё время, ученик. Когда господин обретёт свободу, все пришлые будут уничтожены. Но сейчас они нам полезны. Отправь в Бездну ещё пять отрядов. Если они не смогут найти вход, тогда мы отправимся за картой. Нам известно, где она находится.

***

– Ты медлишь, Дорад! Господин ждёт отчёт о том, что происходит в точке прорыва.

– Даже в текущем своём состоянии ты не сможет сражаться с ними, – неохотно ответил высохший старик. Лишённый великой силы, он больше не напоминал то чудовище, что контролировало большую часть мира. А то, как бывший ученик начал использовать остатки магии, что теплилась в Дораде, и вовсе могло вызвать приступ безумия. Его, повелителя планеты, заставляют следить за гоблинами, как последнего шпиона!

– Шавер-Кан со всеми своими учениками обосновался у входа в Бездну. Там же команда красных тварей во главе с командором. Причём все твари уровня «мастер», не меньше. Ещё там сейчас Дарс Слик с тремя ангелами и двумя десятками инферно. Порядка десяти тысяч простых гоблинов и несколько сотен гвардейцев Гадюки. Вход защищён основательно.

– Почему они медлят?

– Бездна отвергает их. Отряды, что уходят в проход, возвращаются в виде исковерканного мяса.

– Понятно. У них нет карты. Повелитель сообщил, что просто так лабиринт не пройти. Нужен ритуал. Карта находилась у Гадюк, но Бурый Медведь потребовал её себе в качестве награды за уничтожение Дочери Зверя. Уходим. Пусть гоблины дохнут пачками, пытаясь пробраться дальше. Мы отправляемся в Фасорг. Настало время покончить с непокорным кланом и показать ему истинную силу повелителя.

О том, что в мире появилась четверо старших демонов-магов, Рикон решил умолчать. Незачем его бывшему учителю знать всю информацию.

Глава 2

– Господин Ондо, вы же понимаете, что мы не сможем оставить ваше поведение без внимания? Вы атаковали стажей правопорядка. За такое в Западной империи наказание только одно – смерть.

– Простите, я что сделал? – я красноречиво поднял бровь. – Нарушил законы Западной империи, атаковав стражников? Вы серьёзно? Каким же образом? Может, вы даже способны доказать мою вину? Насколько я видел, два доблестных стражника приземлились на мой временный транспорт, чтобы сопроводить в Дерон. Ни больше ни меньше. О чём вообще речь?

Представительный мужчина, стоящий неподалёку от моего ложа, замешкался. Он явно ожидал других слов, но никак не того, что я пойду в полный «отказ» от произошедшего. Я решил не отпускать ситуацию:

– Я правильно понимаю, что заместитель ректора Дерона лично вышел сообщить представителю Миракса о том, что его не допускают до соревнований? Официальную бумагу дадите, или мне придётся ссылаться на свидетелей сего происшествия? Господа, очень хорошо, что вы ещё здесь. Прошу засвидетельствовать – академия Дерон отказывается регистрировать Лега Ондо в качестве участника соревнований между империями.

Последние мои фразы адресовались бедолажным стражникам, что честно пытались нести свою службу. Мужчины побелели, и, судя по красному цвету в груди, я не очень понимал, от чего. Либо от страха, либо от гнева. Последнее более вероятно.

– Никто не желает вас отстранять, – заместитель ректора Дерона пошёл на попятную. Постепенно к нам начали подтягиваться другие патрульные машины, наземные стражники, даже несколько ангелов, специально вызванных для того, чтобы остановить злостного нарушителя спокойствия, так что представительный мужчина пытался восстановить внутреннее равновесие. Управлял ситуацией он, но никак не я, всё ещё находящийся в горизонтальном положении.

Мне пришлось останавливать ковёр в нескольких метрах от входа в Дерон и с помощью девушек вызывать кого-то значимого, имеющего право принимать решения. Заместитель ректора академии, по совместительству представитель клана Золотого Льва, довольно быстро вник в суть происходящего. Он вызвал помощь, потребовал освободить всё ещё заблокированных охранников и принялся угрожать мне страшными карами. Что, собственно, сейчас и происходило.

– Полагаю, этот инцидент можно закрыть, если Лег Ондо официально заявит, что не атаковал стражей правопорядка, и призовёт в свидетели свой тотем, – предложил заместитель ректора.

– С радостью это бы сделал, если бы не одно но. В Западной империи, насколько мне успел сообщить один из пяти помощников секретаря вашего императорского величества, решения тотема не имеют весомой силы. Они не принимаются судом, не учитываются в качестве доказательств. Потому что тотемы необъективны. Находясь в Западной империи, я стараюсь жить и руководствоваться теми законами, что здесь приняты. Если вы считаете, что я их нарушил, – готов защищать свою честь в суде. Вы только потрудитесь объяснить, каким же образом я атаковал?

– Вы знакомы с господином…

– Полагаю, речь сейчас идёт не о том, с кем я знаком, – поправил я. – А о том, что вы пытаетесь мне инкриминировать без каких-либо доказательств. Как, по-вашему, я атаковал уважаемых стражников, если даже с кровати встать не в состоянии?

– Не припоминаю, чтобы я говорил о чём-то похожем, – послышался знакомый голос. Подтянулось тяжёлое вооружение в лице одного лысого мужичка. Чарден Давр, которому по долгу службы, как мне кажется, предписано следить за одним чересчур шустрым магом, явился к месту происшествия всего спустя двадцать минут после того, как всё завертелось. Что говорит о многом. Либо вообще ни о чём.

– Но в целом ты прав – мнение тотемов не принимается судами. Полагаю, Лега Ондо можно отпустить. Действительно, каким образом он напал на наших воинов? Прикованный к кровати? Не смешите.

– Но… – начал было заместитель ректора, но умолк, наткнувшись на предупреждающий жест.

– Вот именно. Но! Блокировка стражей правопорядка может быть подтверждена ими лично, так ведь?

Двое стражников закивали.

– Значит, если виновен не Лег Ондо, то кто-то из двух очаровательных девушек, путешествующих вместе с ним на транспортном средстве, не прошедшем регистрацию. Арестовать Беатрис Шив! Она обвиняется в нападении на стражей правопорядка, препятствии следствию и умалчивании о свершившемся правонарушении. Господин Гурберт Давр совершенно прав, указывая на грозящее ей наказание. Смерть! Но, учитывая, что Беатрис Шив является подданой Западной империи, одной казнью дело не обойдётся. Клан Беркутов будет строго наказан!

Во взгляде, которым одарила меня Беатрис, было столько мольбы о помощи, что у меня сжалось сердце. Тем не менее девушка не протестовала, даже когда двое стражников встали от неё по обе стороны. Гадский Чарден настолько ловко всё провернул, что не оставил мне, по сути, выбора. Придётся брать вину на себя, как-то выкручиваться и договариваться. Потому что своих я не бросаю. Я уже набрал воздуха, чтоб разразиться очередной тирадой, как неожиданно слово взяла моя невеста.

– Полагаю, вы ошибаетесь, господин Давр. Позвольте представиться, Лиара Слик, принцесса Северной империи, чародейка планеты и, совершенно случайно, виновница блокировки уважаемых стражей. Когда они спикировали на наш ковёр… на наше временное транспортное средство, я испугалась за жизнь своего жениха. Вы можете самостоятельно убедиться в том, насколько серьёзную рану нанесли Легу Ондо неизвестные. В самом сердце Западной империи. Понимая, что его жизни угрожает опасность, а использовать способности телепортации нельзя в связи с его состоянием, мы решили спрятаться за стенами Дерона. Миракс является самым защищённым местом северной столицы, так что мы решили, что академия западников сможет защитить Лега, пока он восстанавливается. К глайдерам моего жениха ещё не все привыкли, и когда один из них появился невесть откуда, я запаниковала, подумав, что неведомые враги решили завершить начатое и уничтожить моего любимого. Это я заблокировала мужчин, периодически позволяя им дышать. Не Лег и тем более не Беатрис. Она, к слову, пыталась меня остановить. Полагаю, господа стражники могут это подтвердить.

Вновь два кивка – то, что Беатрис действительно предупреждала нас о последствиях, они оспаривать не могли.

– Госпожа Лиара, не ожидал вас увидеть в Лорипе, – Чарден склонил голову, явно пытаясь решить, как ему поступать. Одно дело «наезжать» на представителя своей империи, другое – бодаться с принцессой. Пусть и из «уничтоженной» ветки.

– Полагаю, для вас не секрет, что мирские законы не властны над чародеями. Если сомневаетесь – спросите у своего тотема. Он подтвердит. Что касается наказания – я готова принять его от Золотого Льва, но никак не от людей, что его представляют. Своё право на это я заслужила. Полагаю, на этом инцидент можно считать исчерпанным, и вы позволите скрыть Лега Ондо в стенах Дерона? Я по-прежнему опасаюсь за его жизнь. Преступники, что совершили с ним такое, до сих пор на свободе.

Как же красиво Лиара умела говорить! И не подкопаешься – в моём состоянии действительно виноваты те, кто открыл проход в Бездну, и они всё ещё на свободе.

– Прямо сейчас у нас к вам претензий нет, но настоятельно рекомендую задержаться в Дероне до выяснения всех обстоятельств, – произнёс Чарден, после чего повернулся к двум бедолагам, испытавшим на себе мою блокировку: – Жду от вас полный отчёт о случившемся. Ваши ощущения, кто что говорил, кто как себя вёл. Мы ещё вернёмся к этому разговору, Лег Ондо.

Последняя фраза адресовалась уже мне. Кивнув, соглашаясь с мужчиной, я добавил несколько силовых конструкций в своё ложе и поднялся на нём в воздух. Чарден проявил интерес:

– Мне уже доложили, что Лег Ондо получил повреждение, однако, по имеющейся у меня информации, рана была настолько серьёзной, что обычный человек с ней не мог бы выжить. Здесь же я вижу живого и относительно здорового молодого человека, на ходу творящего летающие машины. Или вы хотите сказать, что кровать была подготовлена к полётам вместе с ковром?

– Вы серьёзно решили устроить допрос прямо сейчас? – Лиара красноречиво осмотрела окрестности, словно выискивая неведомого врага.

– Пожалуй, вы правы. Пропустить Лега Ондо. Боюсь, дамы, у вас нет права находиться в Дероне, а у меня нет полномочий вам эти права давать. Мне известно, кем вы стали, Лиара Слик, но мне не до конца ясны ваши полномочия. Если вас не затруднит, прошу ответить – имеете ли вы право врываться в учебное заведение, где нет ни одного врага нашей планеты?

Чарден Давр показал неплохую осведомлённость в том, чем занимаются чародеи. Стало понятно: мужчина, отвечающий за меня, готовился ко встрече с моей невестой, вытащив из тотема или из тайных архивов довольно редкую информацию.

– У меня другие планы. Нужно разобраться, кто напал на моего жениха.

– Если позволите, то я могу сопровождать Лега Ондо, – послышался голос Беатрис. – Пусть я не являюсь действующим студентом Дерона, но подала документы на перевод и надеюсь, что моё прошение будет удовлетворено.

Чарден посмотрел на заместителя ректора, и тот кивком подтвердил, что девушка говорит правду.

– Пожалуй, так мы и поступим, – согласился помощник секретаря императора. – Лег Ондо и Беатрис Шив остаются в Дероне до соревнований, Лиара Слик отправляется искать страшных врагов человечества. За это время мы выясним, кто на самом деле напал на стражей правопорядка, и примем соответствующие меры.

– Вы не верите моему слову? – нахмурилась Лиара.

– Госпожа чародейка, не забывайте, что мы находимся в Западной империи. Здесь не верят людям на слово. Только железные доказательства и решения суда. Скатываться в тёмные времена, когда все отношения строились на доверии, мы не будем. Человечество едва не погибло из-за того, что небольшая его часть начала пользоваться доверчивостью других. Прошу меня извинить – неотложные дела требуют моего присутствия в другом месте.

Буквально за несколько минут народа вокруг нас не осталось. Заместитель ректора деликатно кашлянул, привлекая к себе внимание:

– Господа, прошу минуточку внимания. Беатрис, вы, как кандидат на перевод, должны были сдать экзамен по внутренним правилам Дерона. Прошу вас потратить какое-то время на ознакомление с ними Лега. Двенадцать часов с момента входа в Дерон мы будем игнорировать нарушения, однако затем начнём действовать в соответствии с законами академии. И если Легу Ондо наказания, как вы понимаете, не грозят, то вы будете зарабатывать отрицательные очки не только за свои, но и за его проступки. Полагаю, вы знаете о последствиях получения десяти отрицательных пунктов. Ворота будут открыты десять минут. Не задерживайтесь.

Убедившись, что Беатрис поняла его правильно, Гурберт Давр вернулся в Дерон. Беатрис тут же повернулась к Лиаре и, покраснев до кончиков ушей, прошептала:

– Спасибо вам, госпожа чародейка, за помощь. Меньше всего я ожидала, что мне и моей семье поможете именно вы.

– Учти, мелкая, я это сделала не для тебя, а для того, чтобы вы поскорее завершили все дела в Дероне и мы двинулись дальше, – прошептала-прорычала в ответ Лиара. – Ты в команде, хочу я этого или нет. Но то, что я сделала, никак не влияет на моё мнение. Тебе не место рядом с нами.

– Я запомню это, чародейка, – краска сползла с лица Беатрис. Она явно не ожидала, что Лиара продолжит «войну».

– Обязательно запомни. Учти… Лег – мой. Узнаю, что ты к нему клинья подбиваешь, разотру в порошок.

– В Северной империи до сих пор практикуют рабство? – не осталась в долгу Беатрис. Всё смущение улетучилось, словно его никогда и не было. – Когда я выхаживала Лега Ондо, что-то не заметила на нём клейма Сликов. Или вы на уровне клятвы на крови всё это организовали?

– Не беси меня, мелкая!

– Вы настолько часто указываете на мой рост, словно недовольны своим. Меня учили, что каждый человек волен распоряжаться своей жизнью так, как будет хорошо именно ему. Если Лег Ондо решит, что ему хорошо рядом с теми, кто его… кто к нему относится как к великому человеку, так оно и будет. И ни одна чародейка не сможет этому помешать.

– Дамы, ничего, что я здесь нахожусь? – мне категорически не нравилось то, что разворачивалось на моих глазах. Обе девушки были мне дороги, и то, что они не поладили, сильно огорчало. Лиара бросила уничижающий взгляд на Беатрис и повернулась ко мне:

– Лег, в академию прыгнуть я не смогу – здесь нет путевых камней. Доступа к меткам у меня нет, Ландо сказал, что старшие дяди взяли их под строжайший контроль. Как их изготавливать – не знаю. Да и тотем будет против того, чтобы я появлялась здесь против воли хозяев. Так что тебе придётся действовать самостоятельно. Постарайся не задерживаться. Сам понимаешь – у нас нет времени. Пойду посмотрю, как там наш гость.

Не говоря больше ни слова, Лиара исчезла.

– Мне очень жаль, что вы стали свидетелем наших споров, – Беатрис в очередной раз покраснела, но смотрела при этом прямо мне в глаза, не отводя взгляда. – Как вы поняли, в Дероне свои собственные законы, разительно отличающиеся от тех, по которым живёт империя. Здесь властвует принцип сильного. Только тот, кто находится на вершине, способен принести империи пользу. Те, кто не в состоянии за себя постоять, исключаются из академии. Слабым здесь не место. Будьте готовы к провокациям – студентов Дерона не остановит ваше состояние.

– Почему здесь так? Разве в этом есть смысл? – удивился я.

– Это учит тому, что одиночкам не выжить. Студенты объединяются в группы, коалиции, учатся избегать конфликтов, договариваться. Страдают лишь те, кто противопоставляет себя системе. Или те, кто не понравился лидерам влиятельных групп. Дерон учит жизни куда лучше, чем любая другая академия нашей планеты.

– Полагаю, нам стоит основательно поговорить о традициях и правилах Дерона, – задумчиво произнёс я, пытаясь сопоставить услышанное с информацией, что была у меня раньше. – Идём. Чем раньше начнём, тем лучше усвоим материал.

Неприятности начались сразу, как только мы пересекли центральные ворота. К нам подошёл мужчина:

– К сожалению, ваше состояние не позволяет разместить вас в комнатах. Слишком узкие проходы не позволят вашей кровати маневрировать без вреда для имущества академии. На время, пока вы восстанавливаетесь, мы поместим вас в отдельную палатку.

Встречающий указал на зелёную лужайку неподалёку, где несколько слуг занимались установкой пусть и просторной, но единственной палатки.

– Свободных мест в Дероне нет, – продолжил мужчина. – Какое-то время вам придётся жить здесь. Питаться Беатрис будет в общей столовой, она находится в том корпусе. Занятия для соискателей начнутся завтра. Беатрис, ждём вас. Что касается вас, Лег, питание вам будут приносить до момента восстановления, тогда же произойдёт регистрация на соревнования. Если у вас будут вопросы, обращайтесь к любому представителю Дерона, вам помогут. Настоятельно рекомендую ознакомиться с правилами академии. Книги уже находятся в палатке. Учитывая особенность вашего появления, экзамен на знание законов Дерона вы сдавать не будете, но это не избавляет вас от необходимость жить по нашим правилам. Также вам выделены несколько комплектов формы академии. Прошу переодеться – таковы наши требования. Вопросы? Если их нет, позвольте откланяться. Распорядок дня находится в палатке, учитывайте его, пожалуйста, при выполнении каких-либо действий. Мы не позволим, чтобы нашим студентам мешали обучаться.

– Правила Дерона не запрещают совместного проживания парней и девушек, – прошептала пунцовая Беатрис, когда нас оставили одних. – Скорее наоборот – это приветствуется. Во время боевых действий не до сантиментов и смущений…

– Даже думать не хочу, что устроит Лиара, когда об этом узнает, – пробурчал я, двинув летающее ложе к завершающейся стройке. В палатку натащили подушек, мебель, какое-то устройство для обогрева, превратив наше временное жилище в довольно удобное место проживания. Но именно что временное – если пафоса в студентах Дерона столько же, сколько в Вальре Скордж и Фарсиде Давр, проблемы могут начаться задолго до того, как я смогу свободно ходить.

Беатрис устроилась на единственной кровати и старалась не смотреть в мою сторону. Я подлетел к свободному пространству, волею судьбы оказавшемуся в непосредственной близости от девушки, и принялся за работу. Палатка – это хорошо, но ненадёжно. Предпочитаю жить в относительной безопасности. Почему относительной – потому что в Дероне оказалось по меньшей мере двенадцать витязей. Такая концентрация поражала – мне уже была известна цена, что платят тотемы за каждого из них. Мало того, у достаточно многих студентов источники сияли, как летнее солнце. До Эльрина, конечно, далеко, но, даже находясь на уровне Хада, эти способные смогут доставить достаточно проблем. Поэтому у меня просто не было права оставлять палатку без защиты, благо делать её труда не составило. Двухслойная броня и усиление – на первое время этого должно хватить.

– Лег Ондо! К вам посетитель! – раздался голос у самой палатки. Я оторвался от чтения законов академии, сосредоточившись на окружающем пространстве. Прошла уже пара часов нашего пребывания в западной академии, и, как мне кажется, я окончательно проникся её необычностью. Здесь действительно взращивали конкурентов. Если хочешь чего-то добиться – ты должен выгрызать это «что-то» зубами, не считаясь с потерями. Как и в Мираксе, здесь существовали свои ограничения, но ничего похожего на «сохранение» имени. Скорее наоборот – величием клана гордились.

Я вылетел наружу. Несколько групп студентов находились неподалёку, но ограничивались лишь оценивающими взглядами да перешёптываниями. Меня пока не трогали – видимо, срабатывали те самые двенадцать часов, что обещал нам заместитель ректора. Гостей я не ждал, однако, как только подлетел к входу, на лицо наползла улыбка. Сканер пространства показывал, что с тем, кто явился в Дерон, поговорить я не откажусь.

Вот только стоило мне увидеть белоснежную улыбку вождя клана Бурого Медведя, на душе стало гадко. То, как лыбится мой брат, не могло сулить ничего доброго.

– Лег, дружище, вот ты где! Решил поменять Миракс на Дерон? Уважаю! Сам бы так поступил. Хотя, как я вижу, совсем ты тут обленился. Превращать кровать в глайдер, чтобы не утруждать ноги… Это, на мой взгляд, даже для тебя слишком.

– Что хотел? – пробурчал я. Оправдываться я не собирался.

– То есть встреча с братом не может состояться просто так? – на лице вождя клана нарисовалось искреннее недоумение, отчего резко возникло желание пробить ему в челюсть. Ситуация, видимо, ещё хуже, чем я представлял.

– Эльрин, у меня дел выше крыши, а время закончилось ещё вчера. Что желает клан?

– Вот так всегда. Стараешься, работаешь, а неблагодарный член совета берёт и игнорирует все твои достижения. Ещё и с кровати вставать не желает, когда к нему брат приезжает. Я здесь не для того, чтобы нагрузить тебя очередной работой, дружище! Я явился сюда, чтобы вручить тебе тайную тайну клана Сликов! Прикинь! Вы же с Лиарой этого хотите, верно?

С этими словами Эльрин развернул папку, что всё это время держал в руках. Тут же послышались комментарии от красного тумана: «Это карта Бездны, что дарована тотему Гадюки на самой заре появления человечества в этом мире. С помощью этого предмета можно открыть проход или навечно его запечатать. Прими её».

– Только не говори, что Медведь просто так отдал карту, – внутри меня всё уже не просто волновалось – душа буквально кричала, что подарок Эльрина ни в коем случае нельзя принимать. Иначе быть беде.

«Карта отдана добровольно. Из рук одного Ондо другому. Отныне хранитель этой карты ты, Лег Ондо. Оберегай её от врагов».

– И когда их ждать, этих врагов? – Вот оно! Знал же, что нельзя доверять родственничкам!

«Через неделю армада южных гоблинов во главе с Шавер-Каном должна достичь Фасорга. Как мне удалось выяснить, в составе тварей Зверя находится Дарс Слик со своими гвардейцами. Гадюка не может остановить их. Не в качестве императора. Но это ещё не всё. Среди приспешников Башорга тоже начались движения. Они вышли из тени – четверо старших демонов-магов находятся в сутках пути от Фасорга, трое ближайших приспешников тёмной твари плетут козни и планируют напасть на вотчину Медведя. То, что проход в Бездну был открыт, не повлияло на расклад сил. Ни твари Зверя, ни погань Башорга не могут проникнуть дальше. Им нужна карта. Держать её в Фасорге нельзя. Клан не сможет защититься от двойной атаки тварей».

– И тогда вы приняли стратегическое решение вручить карту мне, вместо того чтобы спрятать её на краю света? Или отправить в печь?

«Существуют создания, что могут чувствовать карту. Они есть как у Зверя, так и у Башорга. Обе стороны знают, что карты больше нет в Фасорге. Им незачем нападать на город, дробя силы и рискуя проиграть. Они пойдут за картой. Уничтожить её или убрать из мира нельзя. Карта была создана той сущностью, что управляла миром ранее. Ты оказался прав, предположив, что она предусмотрела возможность открытия врат Бездны».

– И то, что я нахожусь в центре западной столицы, вас не останавливает, верно? Ты представляешь, сколько жертв будет, когда вся эта армада сюда заявится?

«Открыто нападать никто не станет – армия Западной империи достаточно хорошо оснащена и подготовлена. Красные ассасины и приспешники Башорга будут действовать скрытно. Никто, кроме тебя, не сможет им противостоять. У нас нет выбора».

– Зато он есть у меня. Если ты подставил меня под удар, будь готов за это платить. Я хочу знать твоё имя. Настоящее, – выбора мне, собственно, не предоставили, но соглашаться с поручением просто так не позволяла гордость.

«Ты получишь доступ к десяти страницам книги Альвира. Это достаточно хорошая плата за грядущие неприятности».

– Не прокатит, – я понял, что нащупал нечто важное. – Я готов хранить карту и встретиться с противником, но мне нужно знать, как к тебе обращаться. Надоело называть красным туманом. Мне нужно имя, и я его получу. Какая тебе разница, когда его говорить? Сейчас или через несколько лет, когда начнётся моё обучение?

«Хорошо, Лег Ондо, я выполню твою просьбу. Возможно, другого удобного случая для этого не представится никогда. Три тысячи лет назад, ещё до прихода людей на планету, меня лишили имени, наделив силой и обязав следовать определённым правилам. Меня можно называть Безымянным, если хочешь. Красным туманом. Хранителем. Много имён, но ни одно из них не отражает ту суть, которой я стал. Сделала это со мной сущность, что управляла планетой и заточила в её недрах Зверя. Однако раньше у меня имелось настоящее имя. Теперь уже позабытое. Когда-то меня звали Гасат-Сур».

– Эй, дружище, что с тобой?! – забеспокоился Эльрин, когда я со стоном рухнул на кровать. Но я уже не слышал брата. Меня накрыло волной воспоминаний о предпоследней жизни в качестве вальга.


Читать Форум Узнать больше Скачать отрывок на Литрес Внимание! Вы скачиваете отрывок, разрешенный законодательством и правообладателем (не более 20% текста). После ознакомления вам будет предложено перейти на сайт правообладателя и приобрести полную версию произведения. Купить электронку Купить бумажную книгу
5.0/2
Категория: Черновик | Просмотров: 728 | Добавил: admin | Теги: Медведюк. Клан Медведя 5, Василий Маханенко
Всего комментариев: 2
avatar
0
2
Написано страниц: 310 из ~330
Подписка завершена
Дата последнего обновления: 21 Ноября 2022г.
готовность 100%
avatar
0
1
Дата последнего обновления: 09 Ноября 2022г.
готовность 99%
avatar
Вверх