Главная » 2024 » Июль » 4 » Старая переправа. Перекрёстки
19:52

Старая переправа. Перекрёстки

Старая переправа. Перекрёстки. Алексей Поганец

⭐️Старая переправа. Перекрёстки - Поганец

⚡Старая переправа - 2

новинка


  Книга на Литрес  с 03.07.24

Боевая фантастика, Космическая фантастика, Попаданцы

В жизни всё предопределено и всё зависит от судьбы? Конечно же нет, жизнь идёт по накатанной, но есть поворотные моменты – нужно только их не проморгать и вовремя свернуть, ну или наоборот, можно двигаться дальше по прямой. Правда после такого перекрёстка пошёл ли ты прямо, или свернул, от тебя уже не будет что-то зависеть: ты выбрал свою судьбу, и судьба, подхватив тебя в свой водоворот, будет управлять тобой. А вот следующий перекресток судьбы может быть и не скоро… Хотел бы ты соскочить на другую линию, да развилки судеб могут появиться нескоро, придется идти по выбранному путь до конца.
Даниле жизнь предоставляет право выбрать свой путь. Идти по трудному пути или свернуть на более лёгкий. Но не всё так очевидно, легкий путь может быть коротким или окончиться тупиком.
АвторПоганец Алексей

CерияСовременный фантастический боевик
 


❇Книга Алексея Поганца ✔«Старая переправа. Перекрёстки» — скачать в fb2 или читать онлайн.
⌛ Дата выхода на Литрес: 03 июля 2024
Дата написания: 2024
✍️️Объем: 480 стр. 1 иллюстрация
ISBN: 978-5-17-161200-9
☝Правообладатель: Издательство АСТ
 

Цикл Старая переправа на сайте Попаданец

1. Старая переправа
2. Перекрёстки

литрес
1
Старая переправа

Старая переправа

2 Новинка
Старая переправа. Перекрёстки

Старая переправа. Перекрёстки


Старая переправа. Перекрёстки

 Глава 1

Обвешанный двумя рюкзаками и двумя ружьями, Данил подходил к пропускному пункту под башней. За последние недели он здесь примелькался и уже знал практически всех охранников, как и они знали его. Больных на голову поисковиков, кто ходил пешком под дождём, не было. Ну кроме Данилы конечно же, который ходил каждый день.

– А, Данил, смотрю, удача улыбнулась. Рюкзак набит, да ещё огнестрел подобрал.

– Да, сегодня удачно.

Понимая намёки, Данил полез в карман оплатить пошлину. И так его пропускали последнее время бесплатно. Брать с него было нечего.

Увидав, что Данил достаёт из кармана кожаный кошель, охранник сразу запротестовал:

– Ты чего, не нужно, потом как-нибудь отдашь, погода наладится, обязательно разбогатеешь.

Данил как снял этот кошель с пояса сухаря, так даже туда не заглядывал. С ним столько событий произошло, что содержимое кошеля для него было не самым интересным. Особенно когда по карманам распихано тридцать полновесных золотых монет.

Завязки на этом кошеле какие-то хитрые, не сразу разберёшься. Да ещё один из рюкзаков висел спереди, что ограничивало свободу действия. Поэтому с завязками пришлось побороться.

– Да нет серьёзно, – вновь начал охранник. – Если кто узнает, что я с тебя пошлину содрал, меня засмеют потом.

А вот это было обидно. Да ещё неизвестно что в кошеле, сейчас развяжет, а там медь одна, или, что хуже, железные или цинковые монеты. Вот тогда точно позор будет, так глядишь вместо взимания пошлины охранники ему как бедному студенту скидываться начнут. Наконец-то завязки поддались, и Данил высыпал на руку мелкие, будто тыквенные семечки, монеты. Конечно, с местными кругляками эти семечки не сравнятся в размере. Но по весу серебро, оно и в Африке серебро. Данил насыпал почти целую горсть. Если на местные переводить, монет шесть, ну не шесть, так пять точно будет.

– Держи, считай, тот самый день настал, и я разбогател.

Данил пафосно подкинул кошель, в котором ещё оставалось три четверти содержимого.

– Забери хотя бы половину. Сейчас ливни пойдут, вообще из города не выйдешь.

Охранник думал, что всё богатства Данилы этот кошель. Данил не стал его переубеждать, а наоборот сильнее потряс кошельком.

– Да нет, тут есть немного, да ружьё нашёл, это ещё монет десять выручить можно.

– Да брось, это мелкашка, кому она нужна. Может, ружьё и хорошее, да только сам же знаешь патроны к ней не найдешь.

Ну тут охранник был прав, с патронами тут беда.

Только вот стоять болтать с охранником и разговаривать о жизни было бы хорошо, если не вес двух рюкзаков. Позвоночник просил пощады, поэтому Данил распрощался и зашагал по мощёной дороге уже в ставший родным город.

Данил вспомнил, как попал в этот город, да и вообще на эту планету. Во всём виновато его любопытство. Жил он себе и жил, снимал квартиру, работал механиком. И вот его заинтересовало одно место на карте, с надписью «переправа», вот он и переправился. Теперь идёт здесь вывоженный в грязи, под непрекращающимся дождём. Ему доступны сакральные знания. Только что толку? Всегда стремился познать тайные знания, и вот они открылись. А ничего не изменилось. Ими не поделишься, в монету не переведёшь.

В этот изолированный мир-песочницу попадают либо инфицированные, либо с «подозрительной активностью». Вот он и попал сюда из-за каких-то воспоминаний. И это всё ерунда, но так как его «подозрительная активность» была в прошлой жизни, он на время лишился права на перерождение. Вот сейчас получается, он прошёл испытание и в буквальном смысле заработал билет в другую жизнь и право на перерождение. Правда ему дали выбор: остаться тут и продолжить искать приключение на пятую точку, либо дождаться рейса с соседней планеты и улететь туда в скучную размеренную жизнь.

Да он сейчас, будто на перекрёстке: либо идти старой дорогой через грязь, ночёвки в степи, либо размеренная скучная жизнь какого-нибудь рабочего, где дни похожи один на другой. И денег хватает ровно от зарплаты до зарплаты. И что же Данил выберет? Ищите дураков тут оставаться, даже личная просьба Перепута не остановит. Тем более он зайдёт перед отлётом и выскажет, что думает по этому поводу, компетентным людям, так что формально он просьбу Перепута выполнит.

По пути даже хотелось выкинуть ненавистные рюкзаки. Зачем они ему там? Останавливало то, что рюкзаки с содержимым можно продать. А серебро там очень понадобится. Поэтому приходилось терпеть ноющую боль в спине и ускорять шаг, чтобы быстрее разгрузить спину.

Данил как обычно успокаивал себя: дойду до угла и скину рюкзаки – отдохну. Дойдя до угла, скидывать рюкзаки кроме как в лужи было некуда. Поэтому принималось решение дойти до вон того камня, и если совсем невмочь будет, то обязательно на него рюкзаки скинет и отдохнет. Дойдя до камня, казалось сил ещё много, сейчас отдохнёт, только хуже будет, поэтому шёл дальше. Как только проходил камень, рюкзаки с каждым пройденным метром становились тяжелее на килограмм. Но поздно камень уже пройден, значит, вновь до поворота. А тут вон уже и квартал.

Осмотревшись по сторонам и убедившись, что никто не видит, Данил просунул руку под ворота и, нащупав конец верёвки, потянул за него. Ну не было денег на замки с ключами, поэтому пришлось сделать самодельный запор. С верёвочкой в тайном месте.

Калитка в воротах открылась, вот он и дома. Во дворе никого. Лишь шум в квартире Лафины и запах готовящейся еды.

Данил остановился и принюхался, помимо запаха еды пахнуло чем-то знакомым и не очень приятным. Правда запах был мимолётным. Данил лишь слегка насторожился. Но дальше его отвлекла вышедшая из своей квартиры Карина с Окимом.

– О! Удачно сходил. Поздравляем!

Конечно, от глаза Карины не утаишь лишнюю поклажу.

– Сейчас. – Данил, прыгая, скинул один за одним рюкзаки. – Думал не допру.

– Что там интересное есть?

– Не знаю, – на автомате ответил Данил и сразу осёкся, ведь очень подозрительно смотрится, когда даже не заглядывал в трофеи. Поэтому пришлось поправиться: – В рюкзаке сверху посмотрел, всё не вытряхивал, лужи кругом.

Данил достал из кармана самодельный ключ, собранный из двух проволок толстого сечения. Натянул на себя дверь и, вставив в маленькое отверстие, начал пытаться открыть свою квартиру, подцепив крючком набитые гвоздики на задвижке. На удивление сегодня ему легко удалось. Обычно он дольше возился.

– Пойдём посмотрим, что там, – пригласил он Карину с Окимом, зная, что любопытная Карина так и так напросится. В этот момент со стороны улицы послышался шорох подъезжающей машины.

– Вот только этого не хватало.

В ворота начали стучать.

– Оким, открой.

А Данил, быстро скинув обувь, занёс рюкзаки и ружья домой. А также бегом кинулся к нише с аккумулятором. И судорожно начал ощупывать руками внутренние стенки. Есть полочка! Данил тут же хотел скинуть туда все тридцать золотых монет. Как он себя не успокаивал, получалось судорожно: то рука за карман цеплялась, то до внутреннего кармана через плащ не доберётся. Не успевает.

А по крыльцу уже шаги. Данил прикрыл дверцу и подскочил к раковине с краном, будто он пьёт воду. Нет, так не пойдёт. Следы грязи на полу от мокрого плаща выдают, будто он специально бегом к этой нише бежал. Он тут же скинул плащ на то место, где стоял на четвереньках и пытался прятать деньги, вот теперь можно и к крану. Смотрится всё естественно: пришёл, скинул плащ и пьёт воду.

В квартиру вошли без спросу, судя по шагам, четверо. Данил обернулся, вытирая лицо. Щёголь с двумя помощниками, затянутыми в черную портупею и с револьверами на боках. А позади Оким и Карина. Правда шагов последней было не слышно.

– Чем обязан? – спросил Данил, соображая, что это еще за НКВД.

– Вас приглашают в канцелярию.

– Хорошо, приду. Приведу только себя в порядок.

– Боюсь, времени нет.

– Успею побриться? – спросил Данил, трогая свою трёхдневную щетину. И наблюдая, как Карина жестами спрашивает разрешение вырубить охранников.

Данил пальцем показал – подожди. А вслух спросил:

– Могу я узнать, отчего такая спешка?

– Там расскажут.

Кажется, это уже было. Его уже забирал Щёголь с двумя патрульными. Блеск. Собрался сваливать отсюда, а тут какие-то непонятки с черноременниками. И ведь с этой планеты для него один выход: туда к ним, а если за ним криминал какой будет, то и последний путь будет перекрыт. Будь в другом положении, кивнул бы Карине, да и ушёл бы в степи, пойди найти его. А так придётся ехать на дознание, или куда там его приглашают. Вроде про тюрьму здесь не слышал, что с ним могут сделать? Только в степь и выгнать. Тем более его уже забирал раз Щёголь от дома, а даже не к следователю. Данил отрицательно покачал головой Карине.

– Нет, ну если нужно.

Данил поднял плащ с пола и вновь надел его. Причём без плаща была видна самодельная кобура его обреза. А оружие сдать его не просили, значит, не всё потеряно.

– Пошли.

– Мы с вами, – тут же встряла Карина.

– Пожалуйста, вас тоже просили привести.

Данил тщательно запер дверь и убрал ключ во внутренний карман куртки под плащом, который и так топорщился.

Всё тот же авто с большим кузовом и мелкими колёсами, которые трясли по мостовой. Единственное отличие от прошлого раза – Данил даже не гадал, за что его везут, после рюкзаков усталость растекалась по телу, так что по большому счёту всё равно, что там дальше будет.

Вот и центр. Сразу бросилось в глаза то, что на разгрузке стоял космический челнок. Как раз пилоты меняли истёртые защитные плиты, а грузчики сновали, затаскивая в трюм мешки и ящики. Значит, до взлёта ещё несколько часов есть. Вот и здорово, сейчас прям и купит билеты. Даже рюкзаки некогда продавать, пусть ребятам останутся, как и патроны. Хватит ему и кошеля с серебром на первое время.

Данила с Кариной и Окимом провели всеми коридорами на третий этаж. В этом крыле здания, на этом этаже Данил ещё не был. Тут у входа в крыло стояла охрана, которая вежливо попросила оставить оружие и верхнюю одежду. Вот это немного напрягло. Но куда деваться – пришлось оставить обрез. Карина выложила револьвер и нож. Данил изучил характер девушки и знал, что у неё что-то осталось из оружия припрятано. Но если он скажет, чтобы она достала всё оружие, она его достанет. И он выглядел бы крутым, но Данил уверен, что охрана не просто удивится, а запишет Карину в особые опасные. И в будущем до неё будут докапываться везде, проверяя до нитки. Поэтому, чтобы не подставлять Карину, Данил промолчал. Он уверен, осталось то оружие, которое не найдут. Улучив момент, Данил наклонился к Карине и почти в ухо сказал:

– Без приказа не доставай, что бы не случилось.

Карина лишь едва кивнула, показав, что поняла.

Дальше пустой коридор упирался в дверь, а за ней приёмная, и о чудо, тут вдоль стен стояли стулья. Посетителей было мало. Всего два человека, обоих он знал. Это Егерь и Рыжая!

И Рыжая была при параде в полном смысле слова. По всей видимости, на ней одет был парадный мундир, с обтягивающими штанами и кителем с отложными манжетами. Через плечо шла черная кожаная лямка с наградами и званиями. Волосы были уложены в причёску, открывающую шею. Наверное, она даже накрасилась, потому что ресницы казались огромными, а губы очень яркими. Данил на секунду растаял, утонул в зелёных глазах, которые долю секунды были счастливы видеть его. Но правда, увидев, что Данил зашел с девушкой, тут же сузились. Рыжая вскочила со стула и как коршун бросилась на них. Карина ростом метр с кепкой выскочила вперёд и затолкала двухметрового Окима себе за спину. Данил так и был позади.

Две девушки встали напротив и непрерывно смотрели друг другу в глаза. Данил был готов поклясться, что воздух между ними начал потрескивать искорками. Кажется, ещё секунда, и они вцепятся друг другу в горло. И как бы Карина не выхватила ножичек из своего спрятанного арсенала, да и Рыжая готова выхватить револьвер, что висел у неё с правого бока.

– А ну, прекратите! – Учительница вовремя вышла из кабинета. Но на девушек грозный окрик эффекта не произвёл никакого, они продолжали стоять. Тогда Оким просто взял Карину в охапку, отвернул в сторону.

– Хватит, – тихо сказал он ей, при этом поцеловав. Напряжение как-то в один момент улетучилась, причём с обеих девушек, одновременно.

– Извините, я подумала… – первой заговорила Рыжая и при этом так зло посмотрела на Данила, будто тот был перед ней в чём-то виноват.

– Бывает, – как ни в чём не бывало ответила Карина в объятьях Окима, который, на всякий случай продолжал обнимать, а вернее крепко держать свою девушку.

– Заходите. Данил, пока один зайди, а вы посидите здесь, вас вызовут, – учительница обратилась вежливо к собравшимся, будто ничего не было. Егерь, Данил, пропуская Рыжую, вошли внутрь кабинета.

Все прошлые разы, когда Данилу приглашали в кабинет, то те кабинеты ничем не отличались от советских, конторских. Этот же кабинет был явно буржуйский. Во-первых, он был выдержан в одном стиле. Книжный шкаф, диванчик, кресла и два стола были выполнены в… А Данил не знал, что это за стиль – барокко или рококо, а может, ещё как называется. Но цвет и узор был одинаков на всём, включая стены.

Хозяйка кабинета, судя по всему, была Учительница. Но вот главным сейчас тут был мужик средних лет, в истёртом комбинезоне с вышивкой над карманом «Паллада». Мужик был совершенно обычного вида, русоволосый, ничем не примечательный, единственное, что отличало его от обычного работяги, это властность. Есть такие люди, которые рождены директорами, они никогда не повышают голос, но их указания всегда выполняются.

– Проходите, садитесь, – вежливо попросил он. Но мысли сказать «спасибо, я постою» не было даже у Рыжей. И она плюхнулась рядом с Данилой на кожаный диванчик. Причём получилось так, что они сели довольно тесно друг к другу. Но пересаживаться Рыжая не решилась.

– Значит так. Как вас зовут – я знаю, можете звать меня Инспектор, – сказал мужик, усаживаясь в кресло напротив них. Никто не проронил ни слова. Данил тоже решил не высказывать свои мысли. Ну есть у них какая-то секретность. Не имени Начальника, ни Учительницы он не знал, может, у них, как у Темнилы, религиозные причины прятать своё имя. Тем временем Инспектор продолжил:

– Я хотел бы знать подробности пропажи Лахтика.

Все вновь промолчали, поэтому Инспектор показал на Егеря.

– Давай ты.

Егерь встал, вытянулся по стойке смирно и четким рапортом доложил, во сколько Лахтик прибыл, во сколько убыл, сколько припасов взял, сколько людей. Потом был доклад, через сколько вернулась первая группа, через сколько вторая, и сколько времени уже нет вестей от экспедиции.

Дальше было пару наводящих вопросов по поводу, куда ушла экспедиция, и были ли поисковые отряды. Получив отрицательные ответы, Инспектор отпустил Егеря, оставив на диванчике Данилу и Рыжую.

– Давай ты.

Данил рассказал всё что знал, упомянув, что Лахтик отправил их домой, избавляясь от обузы. Данил не хотел говорить, что им не заплатили, поэтому он умолчал об этом инциденте.

– Сколько он вам заплатил.

– Лично мне был обещан золотой.

Инспектор достал из сумочки на поясе золотой и положил на край журнального столика. Пододвинул его к Даниле.

– Мне не нужно, я считаю, что работу не выполнил. Но вот парням не заплатили.

Инспектор укоризненно глянул на Рыжую и протянул ещё один золотой.

– Этого много.

– Считай, что это проценты.

Данил забрал одну монету. Вторую оставил на столе.

– Это парням. А я действительно не заработал.

– Хорошо, тогда больше не задерживаю.

Данил облегченно выдохнул. Ничего страшного не случилось, его не арестовали, не расстреляли. А просто спросили. Данил набрался смелости спросить:

– Извините за наглость, а не подскажете, чтобы улететь на вашу планету, что нужно?

– Оплати билет да лети.

– То есть никакие визы, документы не нужно.

– Нет, – пожал плечами Инспектор.

– Тысячу извинений, не подскажете, где и за сколько можно купить билет.

– В трюме увидишь человека, он грузы принимает, вот у него можно купить. Общая каюта стоит тридцать золотых. Отдельная сто. Но отдельная занята мной. Поэтому полёт возможен только за тридцать.

– Спасибо, до свидания.

Данил, радостный, двинулся к двери.

– Останови его. – Рыжая чуть не взвизгнула.

Данил уже взялся за ручку двери, как позади послышалось:

– Молодой человек, задержитесь, пожалуйста.

Вот теперь сердце упало в пятки, очень нехорошее предчувствие по поводу его вылета отсюда. Рыжая способна сделать ему козни. Да не единожды уже делала. Нужно было по-тихому улететь в другой город, а потом и на другую планету. Данил медленно обернулся и стоял около двери.

– Да вы не стойте, присядьте пока. Сейчас выслушаем молодую особу и решим, что с вами делать.

Данил побрел к диванчику и плюхнулся так, что не успевший выйти из кожи воздух подбросил Рыжую, так что ей пришлось встать.

– Он не закончил испытание на право ношения черной портупеи.

– Да? Возможно досрочно сдать, пока я тут? Интересно. Позови куратора.

Рыжая встала и вышла. Данил остался в компании Инспектора и Учительницы, которая тихо сидела за столом.

– Я так понимаю, с данной особой у вас отношения, не очень? – спросил Инспектор, скорее для поддержания разговора, чем из любопытства.

– Ну скажем так, у нас есть кое-какие разногласия.

Данил сейчас был очень зол на Рыжую и, возможно, слишком резко сказал слово «разногласия», так что Инспектор зацепился за эмоциональный всплеск.

– Если не трудно, расскажи подробнее.

А что ему скрывать и выгораживать её, когда она вновь топит его на ровном месте?

– Ну не считая того, что она в меня стреляла и ведёт себя постоянно так, будто я ей что-то должен, то она, используя свое положение, выгнала меня с работы и выдала волчий билет.

– Даже так. А причины не узнавали?

– Нет.

– А не пробовали спросить? Может, и перестали бы ненавидеть, узнав причины.

– Как можно её ненавидеть? Если желание обнять её пересиливает желание её прибить, – это выражение вырвалось само, наверное, он всё-таки устал, таская рюкзаки. Говорить вслух такое, в чём боялся признаться даже себе. Но понял, что сболтнул лишнего, потому что забыл, что они не один в кабинете. За столом сидела Училка, которая тихо как мышь перебирала документы. А при этих словах уронила ручку и сейчас пыталась поднять её.

– Откровенно, – сказал Инспектор, выгнув дугой бровь. – А вы знаете…

Что «знаете» Данил так и не узнал. Открылась дверь и в кабинет без стука вошла Рыжая, а за ней начальничек. Который тоже на Данилу точил зуб. Ясно, ничего хорошего ждать не следует.

Инспектор из добродушного собеседника вновь превратился в официальное лицо.

– Докладывайте.

Дальше пошёл сухой доклад, когда Данил прибыл, как сдал экзамены, какой индекс ему был присвоен. Единственный раз Инспектор переспросил, когда услышал, что при повторном экзамене Даниле присвоили другой индекс.

– Почему такая разница в параметрах?

– Искусно притворялся дураком, – без всякой заминки ответил Начальник. И дальше продолжил про задание, про состояние квартала. Делая акцент на те факты, что неприкосновенный запас не создан, а общественные здания не только не ремонтировались, но даже наоборот, Данил дал указание разбирать полуразрушенные здания, и то, что команда от Данилы разбежалась.

– Объяснишь? – Инспектор повернулся к Даниле.

– А нужно? Приговор вынесен. Да и ни к чему мне это, я собрался улетать отсюда.

– Приговор здесь выношу я, и улететь ты сможешь, если я разрешу. Давай по порядку. Почему общественные здания не ремонтировал.

– Хорошо. Общественные здания не ремонтировались по причине их отсутствия.

Инспектор посмотрел на начальничка.

– Он сам выбрал дальний квартал.

– А зачем разбирать дома приказал? – вновь Инспектор переключился на Данилу.

– Проломы в стенах закладывали, знаете в крайнем квартале, очень неуютно жить, когда дыры по периметру, – не удержался от ехидства Данил.

– Люди почему разбежались?

Тут Данил просто пожал плечами. Лень было оправдываться.

– Ладно с людьми. Что думаешь по поводу чёрной портупеи?

– А зачем она мне нужна?

– Я говорила, что ты слабак и не сможешь заработать себе право! Я говорила? Вот больше и не спрашивай, почему я имею право так разговаривать с тем, кто не может заработать. Вы слабаки!

Данил какой раз попался на слабо, особенно когда это «слабо» исходит от Рыжей.

– Есть ускоренный способ получить чёрные подтяжки?

Данил намеренно исковеркал название портупеи, спросив у начальничка.

– Конечно, есть, оплачиваете департаменту работы по восстановлению квартала и наполнению запасов. И пожалуйста – экзамен сдан, – с ехидной улыбкой на лице ответил начальничек.

– Сколько?

Да фиг с этим рейсом, следующим улетит, тридцать золотых должно с запасом хватить, если учесть, что проломы заложили ему за золотой да ещё на доски осталось. Пусть двадцать на бани-туалеты-склад уйдёт. Монет пять на припасы, а пять на разворовывание Начальнику останется.

– Один бриллиантовый. Видел когда-нибудь такой? Хотя что это я? Можно по курсу, сто золотых.

Данил сразу понял, что за стекляшки лежат рядом с золотом у него в кармане, это явно не пепельницы и не подстаканники.

– Что? Тогда сколько весь квартал стоит? – справедливо возмутился Данил, по его прикидкам, цена в три раза завышена – это как минимум. Но его не так поняли. И ещё более широкой улыбкой ответили.

– Стоимость квартала на сегодняшний день составляет один бриллиантовый. Ну или все те же сто золотых.

Тут, конечно, можно было спорить и торговаться, но не та ситуация, гордость не позволяла. Да и вообще принципы – это дорогая штука.

– Кому платить?

– Можно мне, – как кот промурлыкал Начальник.

Данил вынул из внутренних карманов два прозрачных кругляша, и один на другой положил их на журнальный столик. Главное, чтоб не подделка была. А то точно попадёт.

Улыбка слетела с лица Начальника, и он растерянно поднял кругляш, на гранях которого разбегались многочисленные искорки. Начальник растерянно смотрел то на Инспектора, то на Данила, казалось, только Рыжая не удивлялась.

– Извините, не подскажете, это настоящие? А то я ни разу не видел такие деньги, – обратился Начальник к Инспектору.

Тот лишь вскользь взглянул и кивнул.

– Настоящие.

В этот момент Данил облегчённо выдохнул.

– Всё? Я заработал право? Вернее, купил, как и говорил ранее, у кого деньги – тот всё себе купит. Так что ваши «я хоть из богатой семьи, но всего добилась сама» мне больше не нужно рассказывать, – не обращая внимание ни на кого, Данил высказал Рыжей всё что думал.

– Чтобы получить право нужно дать клятву императору.

– Не поймите меня неправильно. Я не то что бы не хочу, я не знаю вашего императора, может, он человек хороший и взгляды его правильные. Но я не знаю абсолютно, кто он и чего он хочет. Возможно, когда узнаю, я сам в первых рядах приду к нему присягать на верность. Но пока увольте. Надеюсь, своим ответом я его не оскорбил. – Данил поднял руки и уселся назад на диван.

– Нет не оскорбил, так что экзамены ты сдал, в любой момент можешь дать присягу и быть принятым на службу.

Инспектор обернулся к Училке.

– Проследите, чтобы всё было правильно оформлено, а главное, чтобы всё было построено, и не по завышенным ценам. Всё, вы свободны, идите занимайтесь оформлением.

Начальник с Учительницей вышли, оставив Рыжую, Данила и Инспектора наедине.

– Ты меня не единожды сумел удивить, это редкость. Формально я тебе приказать ничего не могу, так что ты свободен, – сказал Инспектор.

– Нет! Нельзя его отпускать, он должен идти в экспедицию.

– Заставить его не могу, у нас нет рабовладельческого строя, и я даже не король.

– Ну папа! – вдруг Рыжая с официального тона перешла на просящий: – Как ты не понимаешь, я видела, что только он может спасти Лахтика, иначе тот умрёт!

– У тебя вновь сновидения? Из-за них я отпустил тебя сюда.

– Да, и одно постоянно. Только он спасёт Лахтика! Прикажи ему!

– Как? Я не могу свободному человеку отдать приказ.

– Почему он отказался от портупеи? Так недолжно было быть! Найми его!

– Молодой человек, извините, что обсуждаем, как будто вас тут нет. Но не согласитесь возглавить экспедицию скажем за…

– Извините… – Данил не имел ничего против Инспектора и грубить ему не хотел. – Вы должны понимать, что у меня нет опыта в глубоких вылазках, да и большим коллективом я не управлял. Ещё и есть обстоятельства, по которым я должен покинуть эту планету. Поэтому твердое «нет», вопрос не в деньгах.

– Обстоятельства…

Инспектор вновь зацепился за неудачно оброненное слово.

– Нет, не криминал и не долги. Личные.

Инспектор развёл руками.

– Сама попроси, я думаю, тебе он не откажет.

Рыжая неожиданно разрыдалась; собравшись мыслями, она решилась и, глядя Даниле в глаза, произнесла:

– Пожалуйста.

Данил уже после слова «папа» будто не в своей тарелке был. Женский плач тоже влияние оказал, а уж сейчас, глядя в зелёные глаза, наполненные слезами, позабыл про всё. Притянул Рыжую и сильно обнял.

– Хорошо, я согласен, одна экспедиция.

Данил встретился глазами с инспектором. Моментально все наваждения слетели, но Рыжая сама плотно прижималась к Даниле, и отстранить её было бы сейчас неправильно. Но и обнимать дочь высокого начальника у него на глазах было чревато. Поэтому Данил аккуратно поддерживал девушку за плечи, пока та не выплачется.

– Спасибо, – наконец то произнесла она, шмыгая носом. – Ты меня прости, мне пришлось не помогать тебе при ранении. Чтобы ты считал меня избалованной дурой. Тогда, когда я увидела тебя в первый раз, я сразу поняла, что это ты. И пришлось уволить тебя отовсюду, иначе ты не стал бы ходить в степь, а мне нужно было, чтобы ты набрался опыта. И медичку я перевела в другой город из-за…

Тут Данил понял, насколько его переиграли. Он думал, что она действительно избалованная дура, а она вон какую комбинацию провела. Хотя, наверно, она избалованная и есть. Да и отец её просчитал Данилу, своим «попроси сама», кажется, он так цену найма раз в десять скинул, не меньше. А раз они его просчитывают, нужно действовать нелогично.

Данил сильнее обнял Рыжую. Он хотел тоже поиграть. Но если честно, на какое-то мгновение мир пропал, остались только он и Рыжая, и было так хорошо, что хотелось, чтобы это длилось вечность.

– Почему ты отказался от присяги? В снах ты был в звании… Прости я не смогла.

Рыжая вывернулась и выскочила из кабинета.

Данил был полностью ошарашен: половина мира вывернулась наизнанку, или наоборот с изнанки вывернулась наружу.

– Ладно, парень, что нужно для экспедиции?

– Три шагохода и ещё человек шесть наёмников.

– Это всё обеспечат, от меня что-нибудь нужно?

– Подробные карты.

– Обеспечу.

– Тогда всё.

– Значит, если вопросов нет, не задерживаю.

Данил встал и уже взялся за ручку двери, как Инспектор его окрикнул:

– Вытащи сына.

Данил кивнул.

– Постараюсь.

– И пригласи девушку с парнем, что с тобой пришли.

Данил вновь кивнул. И вышел из кабинета.


  Внимание! Вы скачиваете отрывок, разрешенный законодательством и правообладателем (не более 20% текста). После ознакомления вам будет предложено перейти на сайт правообладателя и приобрести полную версию произведения. Читать Скачать отрывок на Литрес Автор Весь цикл на Литрес Купить электронку
0.0/0
Категория: Попаданцы новые книги | Просмотров: 60 | Добавил: admin | Теги: Алексей Поганец, Старая переправа, Перекрёстки
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ rel="nofollow" Регистрация | Вход ]