Новинки » 2019 » Октябрь » 9 » Михаил Николаев. Профессионалы
16:38

Михаил Николаев. Профессионалы

Михаил Николаев. Профессионалы

Михаил Николаев

Профессионалы

нов

Третья мировая война от которой на протяжении более полувека цивилизация каким-то образом удерживалась, всё-таки началась. Как и обе предыдущие — с провокации. Для кого-то внезапно, для других ожидаемо. Как она изменит расклад сил на мировой арене? Что будет с Россией? И смогут ли склонить чашу весов два отставных офицера, если они являются профессиона- лами? Есть такая профессия — Родину защищать.


Николаев Михаил Павлович
ISBN 978-5-17-119403-1
Страниц: 352
    Часть 1. Чёрные полковники

       
       Колонну возглавлял "Леопард 2А6NL". "Вживую" Павел видел его впервые. Сейчас, жадно заглатывая шоссе тусклыми лентами стальных гусениц, тяжёлый шестидесятитрёхтонный танк выглядел не массивным, как на фотографиях, а упруго скользящим стремительным хищником, полностью соответствующим своему звериному имени. Навскидку скорость приближающегося танка не превышала пятидесяти километров в час, поэтому при стрельбе с опушки протянувшегося вдоль широкой обочины лесного массива требовалось не слишком большое упреждение - для попадания в тюнер башни нужно было целиться в основание ствола. Павел снял защитный колпачок с наконечника тандемного боеприпаса и, привстав из-за камня, положил ствол гранатомёта на ветку стоящей на опушке невысокой берёзы - хоть какой-то упор, позволяющий уравновесить тяжесть удлинённой гранаты. Да и от наблюдателей, а их в колонне просто не может не быть, берёза хоть немножко прикроет.
       Выиграть в противостоянии с одним из самых совершенных в мире танков он мог, но только сразу выведя "Леопарда" из строя. Второй попытки тот бы ему просто не дал. А для этого требовалось загнать гранату в единственное гарантированно уязвимое для неё место - борт башни, причём, желательно не в обитаемый отсек, а в снарядную укладку. Павел читал, что благодаря заднему вышибному листу даже это может не оказаться для "Леопарда" смертельным, но в Сирии башни срывало успешно, почему бы и тут не свезло? Там, правда, использовали "Фаготы", да и "Леопарды" были не шестой модификации, а четвёртой, но РПГ-7 тоже не фунт изюму, а тандемная кумулятивная граната "Резюме", выпущенная почти в упор, просто обязана наделать недетского шороха. Только вот тяжёлая, зараза. Без упора не очень-то постреляешь.
       Улучив момент, когда танк оказался прямо против него и расстояние сократилось до сорока метров, Павел отжал предохранитель и аккуратно надавил на спусковой крючок.
       Позиция была демаскирована дымом от стартового выхлопа, поэтому Павел сразу после выстрела рванул назад и вправо. Взрывная волна (попал!) достала его уже в прыжке, развернув и нехило приложив спиной о ствол сосны (хорошо, что на сучок не напоролся, иначе на этом для него всё и закончилось бы). Экспрессивно помянув матушку сосны, так некстати прервавшей его полёт, Павел пробежал по лесу ещё несколько десятков метров и вновь приблизился к обочине. Он заранее устроил там вторую лёжку и припас несколько необычных выстрелов к РПГ.
       Раздвинув ветки, Павел осторожно выглянул на шоссе. Башня, сорванная с "Леопарда", смяла две БМП SV90, надёжно перегородив проезжую часть. Движение колонны застопорилось. Два "Леопарда" четвёртой модификации и больше десятка БМП сбились в кучу. А из-за перегиба шоссе продолжали выкатываться всё новые и новые машины. Ситуацию нужно было срочно усугубить, и Павел одну за другой запустил прямо в гущу бронетехники все три термобарических гранаты. По идее, для противопульной брони боевых машин пехоты с запасом хватило бы и обычных кумулятивных гранат, но Павел понимал, что сделать больше нескольких выстрелов подряд абсолютно нереально - одна прицельная очередь из сорокамиллиметровой автоматической пушки, и с ним будет гарантированно покончено. А несколько продырявленных БМП - это эффективно, но явно недостаточно эффектно. Павлу нужно было вызвать панику, и три взрыва объёмно-детонирующей смеси управились с этой задачей наилучшим способом. Шоссе заволокло дымом от горящих машин, и можно было на какое-то время забыть о прицельной стрельбе. Но с опушки нужно убираться, причём, срочно. Сначала по ней будут стрелять из всего подряд, а потом там будет не протолкнуться от егерей, десантировавшихся из уцелевшей бронетехники. И Павел, прихватив горячую трубу РПГ-7, побежал в глубину леса, опять-таки забирая немного к западу, чтобы сместиться ближе к хвосту колонны.

    * * *
       Ближняя ретроспектива (за 8 часов до боя)
       Начало сентября 2019 года выдалось на удивление тёплым, но в эту ночь хлестал затяжной ливень, извергший на лес бесчисленные тонны воды, поэтому Павел утром не пошёл, как планировал с вечера, за грибами, а остался на садовом участке. Нужно было убрать в погреб картошку, разложенную на просушку в гараже, который был устроен в цоколе дома, чем они и занялись с женой с самого утра. Павел ссыпал картофель в ящики и подавал их в люк, а Лена, в юности занимавшаяся баскетболом и до сих пор не растерявшая форму, принимала их и составляла на стеллажи.
       Не то что бы без этой картошки они голодали - полковничья пенсия была немаленькой, да и периодические привлечения в качестве консультанта, денег в семейный бюджет подкидывали вполне ощутимо, но они с Леной уже привыкли летом питаться с огорода, да и на осень запасать некоторое количество. Своя картошка всяко вкуснее и полезнее магазинной.
       Подав вниз очередной ящик, Павел осторожно распрямил спину: пятьдесят восемь лет - это ещё не старость, но поднимать тяжести внаклонку уже противопоказано. Подойдя к приоткрытой створке ворот, он прислушался. Издалека слышались раскаты грома. Только вот что-то в этих звуках ему не нравилось. Какая-то необычность. Может и не гром, а взрывы? Но у взрывов звук короче, отрывистей.
       Неожиданно погас свет. В грозу это иногда случалось, но сейчас не ощущалось даже малейших порывов ветра. Небо было плотно затянуто белыми перистыми облаками, подсвечиваемыми с востока зарницами молний. Молний ли?! Понимание происходящего уже прямо-таки стучалось в сознание, но рассудок сопротивлялся, оттягивая неизбежное. Наконец, картинка в голове сложилась. Это, действительно, были взрывы. Вот только не обычные взрывы, а термоядерные...
       Захлопнув створку гаражных ворот, Павел задвинул тяжёлый засов, ссыпался в люк погреба и захлопнул за собой крышку.
       - Ты чего? - удивилась жена, - сначала свет пропал, а потом ты скачешь как молоденький козлик! Грозы испугался?
       - Подожди, - Павел на ощупь нашёл на стеллаже электрический фонарик, включил его и, опрокинув на пол прислонённую к бетонной стене спинку, оставшуюся от старого дивана, потащил Лену к ней.
       - Садись. Это не гроза, а война.
       - Какая ещё война?!
       - Третья Мировая. Питер бомбят.
       - Да не может такого быть! Ты просто меня пугаешь, - Лена попыталась встать, но Павел удержал её.
       В этот момент в щели по периметру люка вспыхнул ослепительный свет.
       - Открой рот и не закрывай, чтобы не случилось, - приказным тоном потребовал Павел, - все вопросы потом.
       Будучи офицерской женой Лена знала, что в некоторых ситуациях нужно просто выполнять указания мужа и помалкивать. Что сейчас именно такой случай она по его тону поняла мгновенно, поэтому послушно открыла рот. В этот момент пол резко ударил по ногам и начал раскачиваться. Если бы Павел не держал жену за плечи, плотно прижимая к себе, она бы упала. А потом по ушам приложило настолько мощным гулом, что только открытые рты спасли обоих от разрыва барабанных перепонок.
       - Что это было? - спросила Лена в наступившей тишине.
       - По ракетчикам ударили. Тактическим боеприпасом. Тут километров семь по прямой.
       - А тактический боеприпас это много?
       - Ну, примерно, как сбросили на Хиросиму. Может быть вдвое побольше. А может и втрое.
       - И что теперь делать?
       - Полезли наверх, посмотрим, что там с домом и машиной.
       Дом, разумеется, уцелел. Разве что стёкла все до одного вышибло, мебель повалило, да с трубы сорвало жестяную покрышку. А что ему будет, если цоколь бетонный, стены кирпичные, а кровля покрыта профнастилом? Старым ещё, который делали из оцинкованного железа, а не из жести. А вот, что ворота в гараже устояли, и с машиной ничего не случилось - это было, действительно, удивительно. От теплицы остались одни воспоминания, яблони частично поломало и обтрусило, да пара вывороченных с корнем берёз легла на забор. Ну и "домик неизвестного архитектора" (в просторечии - сортир) повалился набок. Вот и все разрушения.
       Соседям повезло меньше. Удачно вышло, что никого из них в это утро не было в садоводстве. Щитовые домики снесло напрочь. От них остались лишь фундаменты. На коттедже, сложенном из аккуратных цилиндрованных брёвнышек, весело пылала ондулиновая кровля. Судя по активности, с которой пламя набирало силу, тушить коттедж было уже бесполезно. Хорошо, что лес за ночь промок качественно. Иначе вокруг уже была бы зона сплошного пожара. А так от крон только валил пар.
       Облака разметало, и на юго-востоке чётко просматривалась упирающаяся прямо в небо гигантская ядерная поганка, шляпка которой продолжала пухнуть и расплываться в стороны. Павел не ошибся в своих предположениях - это прилетело ракетчикам. Пожалуй, килотонн пятьдесят, не меньше. Там, в радиусе нескольких километров, теперь зона сплошных разрушений. И никого не осталось в живых. А совсем рядом полигон строителей. Хорошо, что уже сентябрь, и они все в городе. Все ли? И что сейчас творится в Питере? Гремело там изрядно, и сейчас горизонт с той стороны представляет собой сплошную чёрную кляксу.
       Павел решил: с тем, что происходит в городе, да и в стране в целом, можно будет определиться потом, а сейчас следует решать сиюминутные задачи. И первое, о чём следует позаботиться, это питьевая вода. Но прежде всего надо было озадачить жену, чтобы ей всякие мысли не лезли в голову.
       - Лена, выметай битые стёкла, а я пока на родник за водой съезжу. Да, возьми в верхнем ящике комода стамеску и вытащи штапики. Только не выбрасывай. Я потом ими поликарбонат закреплю, который мы приготовили для новой теплицы. Стёкла теперь, подозреваю, ещё очень долго будут в большом дефиците.
       Павел собрал все пластиковые канистры, в которых возил воду из города (колодезная была скорее технической - слишком много железа), пятилитровые бутылки из-под бутилированной воды, подумав, взял ещё и большую сорокалитровую канистру, которую всё не доходили руки выбросить. Покидал всё в салон и багажник. Совсем уже собрался выезжать, но вернулся за бензопилой - на дороге, скорее всего, имеются поваленные деревья.
       Теперь одеться. Спортивные штаны можно оставить. Их не жалко, есть в запасе ещё несколько. Сверху - флотскую тёмно-синюю полушерстяную курточку (вот раньше форму шили - сколько лет прошло, а ей сносу нет). На ноги резиновые сапоги, на голову - кепи. Ну и, на всякий случай, ещё плащ-накидку - приближающееся облако может осыпать радиоактивным пеплом. Камуфляжную армейскую плащ-накидку, ему подарил старый знакомый, вышедший в запас несколько лет назад. Ему на вещевом складе выдали пятый рост, вместо второго. Других просто не было в наличии. Павлу, рост которого составлял сто девяносто сантиметров, она оказалась как раз впору.
       На пути к роднику действительно пришлось трижды останавливаться и пилить лежащие поперёк дороги деревья. А вот родник журчал, так мирно и по-домашнему, как будто в мире совсем ничего не изменилось. И вода из пластиковой трубы пока ещё бежала чистая...
       Павел наполнял третью канистру, когда услышал звук автомобильного мотора...
       Из подъехавшей серебристой "Хонды" неторопливо выбрался коренастый широкоплечий мужчина лет пятидесяти с коротким ёжиком тронутых сединой волос. Павел видел его пару раз раньше, но так до сих пор и не познакомился.
       - Кто последний за водой? - вежливо осведомился крепыш.
       - За мной занимайте, - поддержал шутку Павел.
       - Северный флот, подводник? - поинтересовался мужчина, с первого взгляда отметивший курточку и выглядывавший из-под неё треугольник чёрно-белой тельняшки.
       - Северный флот. В прошлом, естественно. Но не подводник, а строитель. А вы плавсостав? - уточнил Павел, также отметивший тёмно-синие полосы на тельняшке своего визави.
       - Нет. Морская пехота. Это из старых запасов тельняшка. Сейчас у нас тоже с чёрными полосами. Разрешите представиться? Полковник запаса Олег Михайлов. Последняя должность - начальник штаба 810-й отдельной бригады морской пехоты. Черноморский флот. Уволен в запас в 2011-м году по сокращению штатов.
       - Полковник запаса Павел Смирнов, - отрекомендовался Павел. - На Северном флоте занимался спецобъектами, а потом, уже здесь, руководил отделом в Научно-исследовательском центре. Уволен в запас также в 2011-м. И по той же статье. Да, мощно Сердюков тогда российское офицерство прополол. Как вам, кстати, довелось сегодня уцелеть?
       - Давай на ты! В парилке с женой пересидели. От дома остался один цоколь, а баньке хоть бы хны.
       - А мы в погребе. Какие планы?
       - В Питер сейчас соваться нечего.
       Олег на несколько секунд задумался, сделав небольшую паузу. - Военкомата там, скорее всего, уже нет, да и не нужны мы в городе никому. Пока тут планирую остаться. Надо срочно обзаводиться оружием. Скоро мародёры полезут отовсюду. Нет по этому поводу никаких соображений? Я тут человек новый - участок только в прошлом году купил, поэтому "рыбных" мест пока не знаю.
       - Как не быть? Есть соображения. На полигоне строителей есть оружейка. Но она расположена менее чем в двух километрах от эпицентра взрыва, которым приложили ракетчиков.
       - Да, там сейчас жарковато. А не снесло её к чёртовой бабушке?
       - Не должно. Её оборудовали в старом бетонном каземате, который остался ещё от форта Ино. Как раз в расчёте на подобный случай. Так что, скорее всего, там всё в целости и сохранности. Но я на своём "Акценте" туда точно не сунусь. Это ведь зона сплошных разрушений, а он у меня не танк. Да и на твоей машине не проехать.
       - А знаешь, танк под рукой как раз есть. У моего соседа в гараже стоит "Тойота Тундра". Не совсем танк, конечно, но по проходимости ему мало уступает. И увезти на ней можно чёрта.
       - Это меняет дело. А сосед возражать не будет?
       - Ему уже всё равно. Он во дворе был в момент взрыва. Надо будет похоронить мужика.
       - Похороним. Давай тогда, набирай воду и подъезжай ко мне на "Тойоте". Вон моя крыша блестит, видишь? Только оденься соответственно, и не торопись особо. Всё равно, раньше чем через три часа после взрыва туда лезть не следует - слишком много короткоживущих изотопов. Подождём, пока распадётся большая часть. Хорошо бы, вообще, пару дней подождать, но боюсь, что тогда уже будет поздно. Я ведь не один знаю про эту оружейку.
       - Хорошо, подъеду через часик.
       Жена встретила Павла вопросом:
       - Слушай, Паша, у меня мобильник сеть вообще не показывает, можно я позвоню с твоего? Надо ведь узнать, как там дети.
       - Лена, очнись, сети больше нет. Вообще нет. Так что выключи свой мобильник, может, потом, как фонарик его используешь. Никакой другой пользы от твоего смартфона больше не будет. Вот мой "Дискавери" можно ещё использовать как рацию. Если найти другой такой же. Ну, или в качестве кастета. А с детьми нормально всё. Что им сделается на хуторе под Самарой в гостях у свёкра? Нет там целей для ядерных зарядов. Так что не волнуйся за них. Давай сделаем йодную профилактику и будем закрывать оконные проёмы. Как бы нам в дом не насыпало радиоактивного пепла. А потом я с товарищем отъеду на пару часов. У нас неожиданно образовалось срочное дело.
       Ничего объяснять не пришлось. Что для предотвращения попадания в организм радиоактивного йода следует самостоятельно добавить туда обычного, Лена знала. Но вот предложенный ей пероральный способ его введения (накапать в стакан воды), Павел забраковал категорически. И порекомендовал изыскать ватные палочки и нанести ими сетки на предплечьях и голенях. Через кожу йод впитается не менее эффективно, но медленнее, без кумулятивного удара по внутренним органам.
       Окна, предварительно очищенные Леной, они заделали быстро. Отмеряли и резали поликарбонат, вставляли на место и крепили старыми штапиками. Не потребовалось ни одного нового гвоздя.
       К тому моменту, когда Олег заехал за Павлом, радиоактивное облако, медленно смещавшееся в восточном направлении, уже исчезло из поля зрения. Но откуда-то с северо-запада наползало ещё одно. Пройдёт оно мимо или заденет краем садоводство, пока было не ясно.
       В поношенном общевойсковом защитном комплекте невысокий коренастый Олег ещё более округлился и выглядел сказочным грибком-боровичком. Познакомив напарника с женой, Павел начал переодеваться в дорогу. В его гардеробе подобной "роскоши" как ОЗК никогда не водилось (не рыбак), поэтому ему пришлось ограничиться сапогами-болотниками и армейской плащ-накидкой. Зато у него в хозяйстве имелось несколько респираторов, одним из которых он поделился с компаньоном. А заодно и хозяйственные резиновые перчатки не забыл прихватить. Они, хоть и потоньше, чем штатные перчатки ОЗК, но от альфа и бета излучений должны защитить. Вот только сразу натягивать не стал - больно уж сильно в них руки потеют.
       Когда он в таком виде предстал перед Леной, та расхохоталась:
       - Ребята, вы знаете, как сейчас выглядите? Дон Кихот с Санчо Пансой, которые собрались ловить лягушек в пруду!
       - Ну, хорошо хоть, что не Дуремаром назвала, - пошутил Павел и сам рассмеялся, поняв по глазам и мимике жены, что второе сравнение является куда более точным.
       Продолжив сборы, Павел прихватил и бензопилу, предварительно дозаправив её из стоящей в гараже пятилитровой канистры, сваренной из нержавеющей стали. Прикинул по весу, что в ней осталось ещё немножко больше половины. Как бы не пришлось вскоре переходить на двуручную пилу! Погрузив инструменты (фомка тоже пригодится) в "Тундру", он забрался на широкое переднее сиденье и захлопнул за собой дверь.
       На Приморское шоссе выбрались достаточно быстро - всего дважды останавливались для того, чтобы убрать с дороги упавшие деревья. Выехав на шоссе, Олег переключил тумблер вентилятора на замкнутый цикл - им предстояло проехать вблизи эпицентра, и прибавил газу. Вскоре они выехали на оплавленное асфальтовое покрытие, топорщащееся застывшими пузырями. Лишённые листвы и хвои деревья полегли кронами к дороге с правой стороны и вывороченными корнями - с левой, но проезд не затруднили - обочина была достаточно широкой.
       Остановив машину перед закрытыми воротами КПП, Олег вопросительно посмотрел на Павла.
       - Сейчас открою, - ответил тот на невысказанный вопрос, надевая респиратор и натягивая перчатки. Подойдя к воротам, Павел размотал цепь и, просунув руку через решётку, отодвинул задвижку. С натугой распахнув створки ворот, он не полез обратно в салон, а зашёл в помещение пропускного пункта. Назад он вышел с двумя противогазными сумками в руках. Затворив ворота после въехавшей в них машины, Павел забрался в салон и протянул одну из сумок Олегу.
       - Надевай прямо сейчас. Альфа частицы являются наименее опасными для человека только до тех пор, пока бомбардируют его снаружи, через одежду. Но если радиоактивную пыль вдохнуть в лёгкие, то они обеспечат такую дозу облучения, что мама не горюй.
       - Я в курсе, нам рассказывали.
       - Вам рассказывали, а я это всё на собственной шкуре испытал. Есть в губе Андреева флотский радиоактивный могильник, так мы там работали без противогазов. А потом у всех были проблемы. Так что надевай прямо сейчас и не выпендривайся.
       Дальше ехали медленно. Павел осуществлял стратегическое руководство (показывая, где и куда поворачивать), а Олег взял на себя тактические вопросы (как именно перебраться через конкретный завал). Добравшись до полузасыпанного землёй бетонного сооружения, они остановили машину, и вышли наружу. Дверь была самой обычной, деревянной и достаточно старой. А вот навесной замок не имел ничего общего со старыми амбарными чудовищами, которые можно было открыть изогнутым гвоздём. Он был вполне современным, в противовандальном исполнении. Олег повернулся к Павлу и развёл руками, мол, что будем делать? Тот пробурчал в ответ:
       - Смотри и учись, пока я жив.
       Вставив фомку в дужку замка, Павел повернул её в сторону, навалился всем телом. Изогнувшиеся петли немножко выдвинулись наружу, но дальше не пошли.
       - Сейчас, - прервал бесполезное занятие Павел, - подожди немножко, надо нарастить фомку. Я где то тут видел кусок трубы.
       Полутораметровый отрезок трубы, надетый на фомку, быстро решил проблему. Рычаг, он и в Африке рычаг. Петли послушно вылезли наружу, и дверь распахнулась настежь.
       - Ну, что встал, пошли, - поторопил Павел напарника и, включив электрический фонарик, шагнул в подземелье. Олег буркнул под противогазом что-то неразборчивое и двинулся следом. Длинный коридор уходил глубоко в недра холма. По правой стороне располагались проёмы, ведущие в хранилища. Отойдя подальше от двери, они сняли противогазы. Освещение, естественно, не работало, фонарика Олег с собой не захватил, поэтому вынужден был повсюду следовать за Павлом, который последовательно обходил помещения, нигде не задерживаясь более чем на минуту. У Олега создалось впечатление, что Смирнов уже бывал тут раньше и теперь просто демонстрирует ему наличие вооружения.
       Ближнее к входу помещение, по-видимому, предназначалось для чистки и смазки оружия. Там стояло несколько столов, окружённых табуретами, ящики с ветошью, шкаф с маслёнками. У торцевой стены был смонтирован пулеуловитель. А вот дальше... Чего там только не было! Металлические шкафы с автоматами и ручными пулемётами разных систем. Стеллажи с ящиками патронов, длинные ящики-футляры с ручными гранатомётами, огромный выбор гранат. В отдельном хранилище стояли пирамиды с винтовками и целый стеллаж с патронами для них. Единственное, чего так и не смог обнаружить Олег, это пистолеты. Видимо они хранились где-то в другом месте. А вот противогазы (современные, без хобота) были. И несколько комплектов ОЗК.
       - Ну как? - обратился Павел к коллеге, когда первоначальный осмотр был закончен. - Что будем брать?
       - Я, честно говоря, всё бы забрал, только вот где хранить потом?
       - Всё мы не увезём. По крайней мере, за один раз. Давай сегодня сделаем пару ходок и засыплем вход - лопаты тут тоже имеются. А потом, при необходимости, съездим ещё раз. Устраивает такой расклад?
       - Годится. Давай снесём на столы то, что будем забирать сразу, снимем с пары стволов консервационную смазку, а потом будем носить в машину.
       - Давай так и сделаем. Ты что брать будешь?
       - На сегодня - АКС, в машине с ним удобнее, и штуки четыре АКМ-74 с собой. И побольше патронов. Да, ещё гранаты не помешают.
       - А я, для разнообразия, возьму что-нибудь помощнее. Вон там стоят РПК-203. Надёжные пулемёты. Причём, 7,62, а не эти современные пукалки. На всякий случай, я возьму два. Пусть будет запасной. И один АКМ-74 для жены. А ещё СВД надо взять парочку. Это винтовка на все случаи жизни. Да, противогазы и ОЗК грузим все. Скоро без них вообще никуда не выйдешь.
       - Слушай, Паша, места в машине ещё много останется, давай сразу захватим и парочку РПГ-7. И гранат к ним несколько ящиков. Вдруг пригодятся?
       - Не вопрос, берём.
       Загрузившись, прикрыли дверь, решив для себя, что сегодня к хранилищу вряд ли кто пожалует, для этого надо быть отмороженным на всю голову. И поехали домой. По дороге сделали небольшой крюк, заехав к разрушенному продовольственному складу, и загрузили в машину несколько ящиков тушёнки, две коробки с сахаром и мешок муки.
       Назад они ехали усталые, но довольные. Вот только сразу же, как Павел закрыл ворота КПП за выехавшей из них "Тундрой", пруха закончилась. Он ещё не успел сесть в машину, как на площадку у ворот с двух сторон выехали чёрная, поблёскивающая полировкой "BMW" одной из последних моделей и древняя, давно немытая дребезжащая "Дэу Нексия". Абсолютно не сочетаемая ещё вчера парочка. Эти машины существовали в разных мирах, которые никогда не пересекались. А сейчас они действовали вполне согласовано. "BMW" резко крутнулась в полицейском развороте, и замерла на месте, перегородив въездную дорогу. "Дэу", в её теперешнем состоянии, такие пируэты даже не снились, поэтому она без всяких изысков раскорячилась поперёк выездной.
       Дверцы "Бомбы" распахнулись и на асфальт выскочили два молодых парня в джинсах, кожаных курточках с заклёпками и бейсболках, надетых козырьками назад. Один из них сжимал в руке пистолет (скорее всего травматический), а второй поигрывал бейсбольной битой. Не шпана, мажоры. Из "Дэу" не торопясь вылез сутулый мужчина неопределённого возраста в длинном чёрном плаще и, надвинутой на глаза, чёрной же кепке. В руках он держал охотничью двустволку. Уверенно так держал. Видно было, что человек не просто умеет ей пользоваться, но и в ход может пустить не задумываясь.
       - Эй, слоники, - крикнул, неторопливо приближаясь, мажор с битой, - вылазьте из машины и руки на капот. Мы вас сейчас досматривать будем.
       Парень скалился, очень довольный собственной остроумностью, но улыбка быстро сползла с его лица, когда он заметил, что Павел вытаскивает и машины ручной пулемёт с болтающимися у конца ствола сошками.
       Вот только мажоры Павла в этот момент не интересовали, так как всё его внимание было привлечено к мужчине с двустволкой. Тот подобрался, но не выглядел испуганным. Теперь, стоя напротив, Павел заметил синие метки на пальцах рук, одна из которых поддерживала ружьё за цевьё, а вторая медленно перебиралась к куркам. Урка. Этот не отступит. Павел, не глядя, щёлкнул предохранителем и, держа пулемёт на уровне пояса, направил его в грудь уголовнику.
       - Мужики, прощения просим, погорячились, зла на нас не держите, сейчас уедем, - негромким слега надтреснутым голосом доверительно бормотал урка, маленькими шажками пятясь к машине. Вот только голос его и доброжелательное выражение лица резко диссонировали с поведением рук, уверенно сжимавших ружьё. Частично скрывшись за капотом Дэу, мужчина одним неуловимо быстрым движением вскинул ружьё к плечу, но нажать на курок не успел. Короткая злая очередь пулемёта Калашникова пришлась ему в середину груди (Павел стрелял от пояса). Ружьё полетело в сторону, загремев по асфальту, а тело, отброшенное сразу несколькими тяжёлыми пулями калибра 7,62, плашмя рухнуло на спину.
       Мажоры, не сговариваясь, попрыгали в "BMW". Машина рванула с места и понеслась к выезду на шоссе. Павел обошёл "Тундру", опёр сошки пулемёта на капот, немного пригнулся, выцеливая удаляющуюся машину и всадил совсем короткую (буквально в три патрона) очередь в район левого заднего стоп сигнала. Взрыв полупустого бензобака спровоцировал водителя резко вывернуть руль, и переднее колесо наскочило на придорожный валун. Тяжёлую машину подбросило в воздух. "Бомба" несколько раз перевернулась, упала на крышу, ещё немножко проехала, слегка поворачиваясь вокруг своей оси, и замерла, уткнувшись в ствол дерева на обочине.
       Павел повернул ствол и, переключив пулемёт на одиночный огонь, выстрелил в бензобак Дэу. Машина взорвалась и окуталась пламенем.
       - Ну, кому стоим? - обратился он к Олегу, устроившись на сидении. - Поехали!
       - Чем ты стрелял? - спросил Олег, поворачивая на шоссе.
       - Вот этими, - стянув противогаз, Павел отщёлкнул от пулемёта секторный магазин и начал доснаряжать его патронами с чёрным кончиком, окружённым красным ободком, - я другие не признаю!
       - Только бронебойно-зажигательными пользуешься? Почему, они ведь дороже обычных?
       - Потому что они обладают максимальной эффективностью. По бронебойности эти пули раза в три сильнее обычных, зажигательная способность - ну, ты сам видел - на бензобак потребовался всего один патрон. А сколько бы ты пулял своими, со стальным сердечником? Что касается цены, то она имеет значение только для больших партий, если тебе роту, например, или батальон вооружить надо.
       - Это понятно, а где ты, строитель, так стрелять наблатыкался? Или воевал? - Олег тоже стянул с лица противогазную маску.
       - Нет, воевать, пока не довелось. А строители - они не только строят. Я, например, очень много пулезащитой занимался. И не только пулезащитой. А отстреливали образцы мы, в основном, сами. Так что с РПГ-7 тоже управлюсь.
       - Повезло. А я стрелял из РПГ-7 в последний раз, будучи старшим лейтенантом. Ещё когда Советский Союз был. Больше не довелось.
       - Так у вас их что, не было, в морской пехоте? - Спросил Павел, втыкая снаряженный магазин на место. - Ты, кстати, ОЗК расстегни, тут пока чисто. И выкидывай противогаз - там фильтр, наверно, уже светится.
       - Были, конечно. На складе. На занятия получали, личному составу показывали. В классе. А стрелять - ни-ни!
       - Слушай, - обратился Павел к напарнику, когда они уже ехали по садоводству. - Давай сейчас у меня разгрузимся, поезжай за женой, бери всё самое необходимое, и вези её к нам. Дом пустой стоит, как-нибудь разместимся вчетвером. Нечего вам в баньке куковать. Да и безопаснее вместе.
       - Спасибо за приглашение. Так и сделаем.
       Оксана, жена Олега, оказалась ещё достаточно молодой (сорок пять - разве это годы для следящей за собой женщины), привлекательной и сразу располагала к себе. Невысокая, крепкая, но не толстая фигура, очень хорошо сочеталась с живым и непосредственным поведением. Этакая черноглазая и черноволосая абсолютно домашняя хлопотунья, которая и пирожков с яблоками напечёт, и украинский борщ из топора сварганит. С Леной, являющейся почти полной её противоположностью (высокая, стройная, сероглазая и обстоятельная), они очень быстро нашли общий язык, ну ещё бы - офицерские жёны, как-никак. И обед в четыре руки спроворили оперативно.
       Заморив червячка, напарники вышли на крыльцо. Воздух пах гарью. С северо-запада надвигалась широкая полоса чёрного дыма.
       - Нефтехимия какая-то горит? - принюхался Олег.
       - Похоже. И сдаётся мне, что это обыкновенная солярка. Причём, в смеси с прочими горюче-смазочными материалами.
       - Там что, автобаза какая-нибудь?
       - Хуже. Примерно там расквартирована 138-я ОМСбр.
       - Каменка?
       - Она самая. И ребята, похоже, остались без запасов горючки. А на одной заправке много не наездишь.
       - Так должно ведь рассредоточение быть, резервирование.
       - Бригада и рассредоточена. Всю сразу её не могли накрыть. А вот склад ГСМ у них централизованный. Всё до кучи на одном месте. Вместе с заправщиками. Бывал я там, видел.
       - Печальный расклад. С другой стороны, десант янки на Карельский перешеек весьма маловероятен. Не до того им сейчас. Мы ведь им тоже, наверняка, нехило приложили. А вот на том берегу Финского залива вполне могут появиться. Те, что в Польше и Прибалтике расквартированы.
       - Это вряд ли.
       Павел покачал головой. - На том берегу ЛАЭС была. Две очереди. Не думаю, что в ближайшее время туда кто-нибудь сунется.
       - Ты думаешь, что прилетело и туда?
       - Не думаю, а уверен. Это же янки, а не китайцы. Им наша территория не нужна. Поэтому гадить они будут никак не меньше, чем англичанка. Ты же видишь, даже тут взрыв наземный был, а не воздушный. Мне чуть пятки через пол не отбило. А потом пришла волна Рэлея. Ладно, хватит болтать, поехали во второй рейс. Надо ещё кое-что захватить, да и продуктами затариться поосновательнее.
       Из оружия с собой взяли только автомат и пулемёт. Ну и фонарик Олег прихватил, чтобы не ходить больше за Павлом, как привязанный. А ещё оба взяли с собой мобильные телефоны. У Олега был такой же "Дискавери" и теперь они могли связываться между собой на расстоянии до пяти километров. Не сейчас, разумеется, а когда атмосфера немножко успокоится. Перед отъездом Олег долго крутил настройки автомобильной магнитолы, пытаясь отыскать хоть одну радиостанцию. Но в динамиках только трещало.
       Когда выезжали на шоссе, Павел попросил напарника остановить машину, опустил стекло и прислушался. Нет, ему не показалось. Издалека отчётливо доносились звуки канонады. Олег вышел из машины, некоторое время послушал и уверенно заявил:
       - Это танки, Паша. И очень серьёзные танки. Как бы, не сто двадцать миллиметров бухает. Что у нас там? - показал он рукой в северо-западном направлении.
       - Там у нас Выборг, Олег. А немножко левее - Приморск.
       - И откуда там натовцы? - не на шутку удивился Олег. - Из Прибалтики им сюда физически не успеть. Да и мало их там, для серьёзного десанта.
       - А это, скорее всего, и не НАТО вовсе, а финны.
       - Так они же нейтралы!
       - Были нейтралы, поэтому по ним никто и не ударил. А Карелию вообще, и Карельский перешеек, в частности, они всегда рассматривали как свою исконную территорию, временно оккупированную нами. Вот сейчас, под шумок, видимо, и решили прихватить обратно. Посчитали, что момент подходящий. У нас ведь на всю границу всего три общевойсковых бригады было. Ну и бригада морской пехоты в Печенге. Но это всё - с учётом Севера. А тут, поблизости, только одна 138-я. Вернее, то, что от неё осталось после ядерного удара. Погранцов я вообще не считаю. Нечего им выставить против танков.
       - А разве у финнов серьёзная армия есть? И новые танки? Я слышал, что у них, в основном, наше старьё.
       - Тут вот какая петрушка. Страны НАТО в последнее время активно разоружались, снимая танки с вооружения. А Финляндия, будучи формально нейтральной страной, наоборот, в спешно порядке вооружалась. Только за последние четыре года они завезли из Нидерландов сотню "Леопардов" предпоследней (шестой) модификации. И четвёрок у них под сотню. Если не ошибаюсь, то сейчас девяносто один в строю. Итого: почти двести современных танков только в одной бронетанковой бригаде. И столько же боевых машин пехоты с бронетранспортёрами. Причём, всё это новые машины. Практически все на ходу. А бригада - она только на бумаге бригадой считается. А по сути - кадрированная бронетанковая дивизия с полным штатом техники. И ещё там четыре егерские бригады имеются, с которыми всё аналогичным образом обстоит. Одна из них, кстати, совсем близко от Выборга расквартирована. Час езды, буквально. Да и бронетанковая бригада до него свободно за пару часов доберётся. Ну, за три, если моторы не насиловать.
       - Ты считаешь, что это они?
       - А больше просто некому.
       - Тогда давай весь расклад: пункты перехода, дороги.
       - У нас в Ленинградской области три пограничных перехода: Торфяновка, Брусничное и Светлогорск. И три в Карелии. Есть ещё парочка в Мурманской области, но их можно не считать - очень далеко, и прикрыто там всё неплохо. Из карельских переходов тоже можно только один учитывать, Вяртсиля - от него шоссе А121 вдоль Ладожского озера идёт. Через Сортавалу. Часть войск, скорее всего по нему двинет. А наши все три на А181 выходят. Это трасса "Скандинавия". Дальше три маршрута просматриваются: собственно "Скандинавия", Средневыборгское шоссе (это, практически, через расположение бригады) и Приморское шоссе, на котором мы сейчас стоим. Первые два остатки 138-й бригады перекроют, а сюда им физически не успеть. Проскочат финны.
       - Как это проскочат? А мы с тобой на что? Сколько их там будет, батальон максимум?
       - Как бы, не два. Давай попробуем. Перебить не перебьём, разумеется, но остановить надо. Поехали на склад, остальное по дороге обсудим!
       - Где ты предлагаешь их тормознуть? - спросил Олег, когда машина тронулась с места.
       - Пожалуй, имеется только одно удобное место. Там, где дорога от Песков на подъём идёт. Он затяжной, не меньше километра. Большая часть колонны втянуться успеет. А дальше, перед самым верхом, подъём становится пологим и образуется точка перегиба - снизу не видно, что происходит наверху. Вот тут мы их и тормознём. Таким образом, наверху, нам придётся иметь дело всего с десятком машин. А все остальные в это время будут находиться в неведении и ничем не смогут помочь.
       - Убедил. Давай именно из такого расклада и исходить, затариваясь оружием. А потом детализируем замысел боя на местности. Хватит нам времени на рекогносцировку?
       - Впритык. Им от Приморска сюда не меньше часа добираться.
       - Так быстро?
       - Это современные машины. Они по шоссе километров семьдесят в час могут держать.
       - Тогда и мы поднажмём, - сказал Олег, притапливая педаль газа.
       На складе они, первым делом, прихватили два гранатомёта, а потом пошли за гранатами.
       - Нет, эти не бери, - остановил Павел напарника, когда тот ухватился за ящик с кумулятивными гранатами. - Они "Леопарду", что слону дробина. Не прошибёшь. Против него вот эти надо, - он указал на более длинный ящик. - Это тандемные выстрелы. Первый заряд сметает динамическую защиту и навесные элементы, а второй жжёт броню. Да и то, нужно в борт башни стрелять. А против легкобронированной техники лучше использовать термобарические боеприпасы.
       - Осколочные будем брать?
       - Зачем? Они слабенькие совсем, да и попасть такой гранатой точно в цель весьма проблематично. Пулемёт лучше!
       - Уговорил. Только я ПКМ возьму. Чтобы патроны были взаимозаменяемые. Да и общаться мне с ним чаще приходилось.
       - А я СВД. И патронов с пулей Б-32.
       - Ты постоянен в своих предпочтениях. Опять бронебойно-зажигательные. А почему снайперские с бронебойной пулей не хочешь? У них кучность почти в два раза лучше, а проникающее действие почти аналогичное.
       - Знаешь, я не наёмный убийца, и не собираюсь стрелять на километр. Мне надо, чтобы пуля, гарантированно прошивая броню БМП и БТР, давала прикурить экипажу.
       - А она пробивает?
       - На коротких дистанциях при стрельбе из СВД она пробивает 18 мм броневой стали. Ладно, хватит трепаться. Время идёт, пора выдвигаться на исходную позицию. Разгрузку не забудь - вон они висят.
       Павел надел разгрузку поверх плащ накидки - иначе потом замучаешься что-либо вынимать, и начал сноровисто набивать секторные магазины, запихивая снаряжённые в специальные кармашки. Рассовал в другие отделения несколько лимонок и сигнальных ракет. Потом занялся магазинами к СВД - в бою будет не до этого. И оптический прицел установил на винтовку сразу.
       Надев противогазы, напарники сноровисто загрузили машину. Олег, сверх оговорённого, захватил на всякий случай два ящика обычных кумулятивных гранат к РПГ-7. На мелкого зверя. Предварительно подперев дверь в хранилище крупными камнями, они обрушили сверху куба полтора мелочи, чтобы завал казался старым и естественным. Спустя десять минут напарники уже мчались по Приморскому шоссе.
       В самом начале спуска к Пескам Павел указал Олегу на просёлочную дорогу, уходящую под прямым углом вправо от шоссе:
       - Сворачивай сюда, там метров через сто будет хорошее место для парковки. Можно заехать прямо в лес.
       Противогазы они уже сняли, но выкидывать не стали - послужат ещё. Загнав "Тундру" под кроны деревьев и заглушив мотор, компаньоны вылезли наружу. Канонада сместилась вправо и стала заметно менее активной. Скорее всего, прорыва там не получилось и стороны перешли к позиционной фазе боевых действий. А впереди было тихо.
       - Куда ведёт эта дорога? - спросил Олег, указав глазами на просёлок.
       - К озеру. Там несколько лет назад построили коттеджный посёлок для богатеньких буратин. Дома из цилиндрованных брёвен, канализация в полный рост, КПП на въезде.
       - А с шоссе туда другим путём можно добраться? В смысле, не обойдут нас тут?
       - Можно, в объезд озера, но не быстро. Там дорога совсем разбитая и сейчас по ней почти никто не ездит, но раньше, когда вот этой дороги не было, я доезжал минут за двадцать.
       - БТРу на качество дороги чихать. И подробные карты у противника наверняка имеются. Так что давай сразу учитывать возможность обхода с правого фланга. Других дорог нет?
       - Нет. Эта единственная. Все остальные съезды с шоссе тупиковые. А если поедут через посёлок, то мы услышим. Ладно, пошли смотреть, где ты их собираешься остановить.
       Пройдя к тому месту, где на профиле шоссе имелся перегиб (дальше уклон резко возрастал), Олег неторопливо осмотрелся и сделал вывод:
       - Да, место шикарное. Будь у меня хоть взвод, мы бы тут локальный Армагеддон устроили. А вдвоём придётся тяжеловато. Нас на раз вычислят и мелко нашинкуют.
       - Значит надо не дать им такой возможности. Предлагаю разделиться. Я устроюсь справа от шоссе вон за теми камешками, а ты слева. И не сидим на месте, а быстро перемещаемся, давая с одной точки не более нескольких выстрелов.
       - Разумно, - согласился Олег. - Причём, вступать в бой станем не одновременно, а по очереди, чтобы обстрел казался непрерывным и происходящим со всех сторон одновременно. Так нас дольше не засекут.
       - Давай я первым начну, - предложил Павел. - У меня, как ни странно это звучит, больше опыта работы с гранатомётом. Моя задача застопорить колонну. Потом я побегу запечатывать её снизу, а ты смотри, чтобы кто-нибудь не обошёл затор по обочинам. Дальше - по обстоятельствам. Связь у нас имеется.
       - Принято, - согласился Олег. - Готовим позиции.
       - Подожди, - Павел остановил уже тронувшегося с места Олега. - Мне с этого места будет не видно, что происходит внизу. Кто первый идёт? Какой вообще расклад? Давай ты первую позицию займёшь повыше, чтобы обзор был, и сообщишь мне по рации про состав колонны и порядок следования техники.
       - Договорились. А теперь давай готовить нашим гостям тёплую встречу.
       - Я их не приглашал, вообще-то.
       - Значит незваным гостям, которые, по определению, хуже татар.
      

    * * *
       
       Приморское шоссе, час "Ч"
       "Их восемь, нас двое - расклад перед боем
       Не наш, но мы будем играть.
       Сережа, держись, нам не светит с тобою,
       Но козыри надо равнять."
       
       Слова из песни Высоцкого всплыли в голове у Олега по ассоциации. Всё очень похоже, но их вовсе даже не восемь, а никак не меньше батальона. Хорошо хоть, что танков немного. Три в голове колонны, причём, только один из них 2А6NL, остальные два - более старой модификации 2А4, что тоже не подарок. Ещё три "Леопарда" в тыловом охранении. Модификацию отсюда не разглядеть - слишком далеко, видны только силуэты. Вся остальная колонна составлена из колёсных бронетранспортёров и боевых машин пехоты, передвигающихся на гусеницах. Пересчитывать их Олег не стал. Много - это больше трёх, а тут, пожалуй, очень много. Гранат на всех однозначно не хватит, а ПКМ, неосмотрительно прихваченный им на складе, не тянул даже против такой чисто символической брони.
       Но были и положительные моменты. В центральной части колонны двигалось несколько бензовозов с горючкой. Вот это подарок! Получилось как на заказ. Если их запереть в верхней части подъёма, да запалить...
       Олег включил рацию, быстро сообщил Павлу состав колонны заранее оговоренным кодом и, на всякий случай, выключил телефон: кто его знает, какая у финнов имеется аппаратура. Вдруг запеленгуют? Да и аккумулятор надо поберечь - заряжать теперь негде.
       Повиснув на ветке, ранее задействованной его седалищем в качестве опорно-наблюдательного пункта, он спрыгнул на землю. Облюбованная им боевая позиция располагалась немного ниже, и с неё не просматривалась та часть шоссе, которая находилась за точкой перегиба, где резко уменьшался уклон. С другой стороны, и его оттуда было не видно.
       Зарядив РПГ-7 тандемной гранатой - в первую очередь надо было разобраться с танками, Олег постарался расслабиться. Начинать бой выпало не ему, так что пока можно некоторое время оставаться в роли зрителя.
       Первый выстрел прозвучал неожиданно даже для него. Да и не слышно его было почти: так, тихий хлопок, почти неразличимый на фоне лязга гусениц, да небольшое облачко дыма от вышибного заряда, быстро растворившееся в кронах деревьев. А вот последствия этого хлопка оказались, поистине, потрясающими. И это было не преувеличением, а точной констатацией факта. Почти мгновенная детонация нескольких десятков стодвадцатимиллиметровых снарядов - это вам не кот чихнул. Башню Леопарда подкинуло высоко в воздух, откуда она рухнула, вращаясь вокруг своей оси, и смачно вмяла в асфальт сразу две стоящие впритирку не успевшие вовремя оттормозиться БМП.
       Голова бронированной змеи замерла на месте, но сегментированное туловище продолжало струиться, вытекая из-за перегиба шоссе. Скорость была достаточно велика, и боевые машины сноровисто сбивались в кучу. Некоторые из них сталкивались, другие замирали практически вплотную к тем, что остановились перед ними. Неожиданно в самой гуще свалки один за другим образовались три купола оранжево-красного пламени, порождённые взрывами термобарических гранат. Шоссе заволокло чёрным удушливым дымом горящей резины. Где-то там внутри рвались боеприпасы. Откуда именно стрелял Павел, скорее всего никто не заметил, поэтому сейчас стрелки БТР и БМП остервенело лупили в обе стороны от дороги. Пули выкашивали подлесок, снаряды автоматических пушек расщепляли деревья. Не сдёрни Павел сразу после того как закончил стрельбу, его бы уже наверняка посекло.
       Теперь пришла очередь Олега. Выцелив в дыму башню сползающего с обочины "Леопарда 2А4", которого пламя лишь слегка опалило, он нажал на спуск. Граната попала в цель, но танк продолжал двигаться. Пришлось стрелять ещё раз, теперь уже в двигательный отсек. Леопард замер на месте и окутался дымом.
       Олег сноровисто перебежал на новое место. Сомнительно, что в кутерьме, образовавшейся на шоссе, его могли заметить, но лучше перестраховаться. Гадство - третьего танка нигде не было видно. Олег до рези в глазах всматривался в клубы дыма, но видел только силуэты БМП и БТР.
       - Кис-кис-кис, - приговаривал отставной морпех себе под нос, вновь и вновь сканируя взглядом обочины. - Куда же ты спрятался, поганец?
       В конце концов, он обнаружил искомое. "Леопард" спустился в противоположный кювет и затаился там, в ивняке. Видна была только средняя часть башни. Олег встал на одно колено, тщательно прицелился и запустил в цель тандемную гранату. Вспышка на броне, и к небу потянулась струйка чёрного дыма. Теперь можно было заняться более мелкой дичью. Но очень разборчиво - гранат оставалось мало.
      
  Внимание! Вы скачиваете отрывок, разрешенный законодательством и правообладателем (не более 20% текста). После ознакомления вам будет предложено перейти на сайт правообладателя и приобрести полную версию произведения.
5.0/2
Категория: Военная фантастика | Просмотров: 182 | Добавил: admin | Теги: Михаил Николаев, профессионалы
Рейтинг:
5.0/5 из 2
Всего комментариев: 0
avatar
Вверх