Новинки » 2021 » Август » 18 » Макс Корбин. Первый урок чародея. Лорд Локслин 2
13:20

Макс Корбин. Первый урок чародея. Лорд Локслин 2

Макс Корбин. Первый урок чародея

Макс Корбин

Первый урок чародея

Лорд Локслин 2
 

с 21.06.21

Скидка 25% на в Августе по автокоду

Не успел Дункан Кинкейд оправиться после локальной войны с вампирами, чародеями и шибко шустрым колдуном, как вляпался в расследование о пропаже людей, на деле оказавшееся серией ритуальных убийств. Тело последней жертвы нашли, и это - вампирша. Город снова закипает, старые враги строят новые козни, а один даже призраком с того света вернулся.

Возрастное ограничение: 16+
Дата выхода на ЛитРес: 23 июня 2021
Дата написания: 2021
Объем: 320 стр.
Правообладатель: ЛитРес: Самиздат

 
1

Последний экзамен колдуна

Последний экзамен колдуна

Первый урок чародея

Глава 1

Три эфирные руны образовывали простенькое заклинание защиты. Я написал их на небольшой карточке, запитал силой и третий день пытался снять заклинание с бумаги. Не получалось. Я конечно не ждал, что за день стану великим чародеем, но отсутствие малейшего прогресса нервировало. Я раз за разом повторял одну и ту же очередность действий: напитать, коснуться волей, потянуть. Результат каждой следующей попытки был подобен результату предыдущей: заклинание отказывалось двигаться и активировалось прямо на бумаге. Я его деактивировал, и все по новой… В особняке с эфиром проблем не было, а вот на выезд пришлось прихватить пару крупных цитринов, поскольку собственных сил мне хватало только на две перезарядки. Эфир убегал из третьего глаза, и я слеп на добрых полчаса, пока он восстанавливался.

– Дункан! – сердито произнес Гарри. – Оторвись уже от этой клятой карточки и скажи, что думаешь!

Я поднял голову и взглянул на чародея. Лайонел деКамп, лорд-наместник Фарнелла, устраивал в мэрии большой прием. В списке гостей были видные политики, чиновники, бизнесмены, артисты и вся местная знать, включая самого герцога и конечно же Фейрбернов. Лайонел понимал, что конфликта не избежать – так или иначе, чародеев будут сравнивать, – и поэтому пытался подправить дикий имидж Гарри, начав с того, что приказал одеться прилично. С этой целью мы и прибыли в уже знакомый мне магазин платья. Седой приказчик, что помогал мне с костюмом прошлый раз, на этот раз занялся Гарри.

– А? – поинтересовался Смит, расставив руки.

На чародее были блестящие, как зеркало, туфли и отличная серая тройка из тонкой шерсти. Вид портила только голова с лохматой бородой, что скрывала галстук, и растрепанными вокруг лысины волосами.

– Что скажешь? – переспросил чародей.

– Что стоило заехать в парикмахерскую. Выглядишь как чучело в дорогом костюме.

– Эй, больше уважения к учителю! – возмутился чародей.

– Да, учитель. Простите, учитель! Тебе правда нужна или лесть?

– Правда, но не грубость. Будешь наказан. Два дня никаких попыток снять заклинание с бумаги.

– Эй! – пришла моя очередь возмущаться.

– Я все сказал! – отрезал Гарри. – Ты уперся в стену и долбишь ее лбом. Переключись. Займись составлением списка заклинаний для книги.

– Почему я не могу твою перерисовать?

– Потому, что заклинаниями нужно пользоваться! Вот, например, зачем тебе заклинания просмотра земли или усиления запахов?

– А тебе зачем?

– Я ими в свое время активно пользовался. Дело в другом. Это сложные схемы с десятками рун нескольких стихий. У тебя уйдет куча времени на перерисовку, еще больше на запитку, а воспользоваться ими ты сможешь в лучшем случае через пару лет, и то, если понадобятся. К вечеру жду от тебя список из десяти простых заклинаний. И чтобы ни одного атакующего!

– Это еще почему?

– Что будет, если ты сейчас попытаешься снять с листа огненную стрелу?

Оу… Хорошо, если бумага просто сгорит, а если в лицо стрельнет?

– Понял. Десять заклинаний к вечеру.

– Ты тоже, – Гарри указал пальцем на сидевшего в соседнем кресле Кепку.

Паренек тяжко вздохнул. Насколько я знал, он еще по алгебре и геометрии задания не сделал, а вечером Гарри обещал тест по руноглифу.

Убедившись, что педагогический момент прошел как надо, чародей вернулся к предыдущему вопросу:

– Так что о костюме скажете?

– Костюм отличный, – ответил я. – Но тебе обязательно надо привести в порядок волосы и сбрить бороду. – И прежде чем Гарри начал возражать, обратился к приказчику, вернувшемуся с моим заказом. – Что скажете, уважаемый? Поделитесь профессиональным мнением?

– Если позволите, сэр, – мужчина изобразил полный достоинства поклон в сторону Гарри. Чародей надулся и приготовился сопротивляться.

– Ну?..

– Костюм нуждается в подгонке. Он пошит на более плотного человека. Волосы стричь обязательно, а вот бороду брить я бы не советовал. Аккуратная борода добавит мужчине солидности. Мой вердикт – укоротить и подровнять. Только пускай этим займется мастер, иначе эффект может получиться обратным.

– Укоротить?.. Укоротить можно, – согласился Гарри. – Может еще и мастера посоветуете?

– Конечно. Я могу позвонить и договориться о приеме.

– Сделайте, уважаемый, – попросил я, принимая плечики с синей тройкой из его рук.

Приказчик поклонился мне и кивнул портному, который бросился к Гарри с набором булавок и мела. Пока я одевался, чародея утыкали иголками, после чего пришла моя очередь. Впрочем, я был не так худ, как Гарри, и на мою долю булавок пришлось меньше. Надеюсь, этот костюм прослужит дольше предыдущего.

– Господа, – вернулся к нам приказчик. – Я взял на себя смелость договориться с мастером на четверть третьего. Вот его карточка, – протянул он Гарри визитку. – Еще нам звонили из полицейского участка. Вас искал детектив-инспектор Сансет. Он знал, что вы здесь, и попросил дождаться его.

Мы с Гарри переглянулись. В последнее время Джон Сансет разговаривал с нами сквозь зубы, немного дулся и на меня, и на Гарри, хотя с последним они долгое время были в дружеских отношениях. По правде говоря, ему было на что обижаться. На «его земле» столько всего произошло, а он так и не разобрался. Более того, Гарри воспользовался связями в администрации лорда-наместника, а дядя Брайс заглянул к герцогу. В результате начальство спустило в участок уже готовую версию событий, что совершенно не устроило дотошного и кое-где принципиального детектива.

– Подождать?.. Ладно. Подберите выходной костюм ребенку, – попросил Гарри приказчика, после чего обернулся ко мне. – Позови Кастета, а то автомобиль роскошный, а водитель в обносках.

Гарри лукавил. Одет Кастет был прилично, куда лучше, чем во время нашей первой встречи. Да и на путь исправления стал прочно. Когда я его звал, парень с хмурым видом грыз карандаш разместив на руле тетрадь по алгебре. Гарри серьезно взялся за образование братьев, наняв им репетитора из бедных студентов. Мелкого он мотивировал примерами из личной жизни, а Кастета шантажировал зарплатой и доступом к рулю. Последнее для парня было куда страшнее, новенький «ройял» Гарри он едва не облизывал. Клинт Спарроу оказался заядлым автомобильным фанатом, и Гарри медленно вколачивал в его голову мысль об инженерии.

Не успели мы приодеть младшего и купить ему новый картуз, под которым паренек прятал седую прядь, что осталась у него от встречи с призраком отца, как пожаловал инспектор.

– Сэр Сансет, – кивнул я.

– Привет, Джон, – поздоровался Гарри. – Откуда узнал, что мы здесь?

– Детектив я или погулять вышел? ДеКамп устраивает прием в честь нового места силы, а у тебя ни тряпок приличных, ни вкуса. Сюда девушки водили Лорда Локслина перед визитом в «Золотую слезу».

– Вы так хорошо осведомлены о моей жизни, инспектор. Разве дело не закрыто? – поинтересовался я.

– Закрыто, но интересные факты продолжают всплывать. Вы тут надолго еще?

– Клинт костюм померит и свободны. Следующая встреча назначена на четверть второго. Немного времени имеется.

– Отлично, заканчивайте. Я сделаю звонок, и переедем в одно место.

– Куда? – поинтересовался Гарри.

– Мне нужна твоя профессиональная оценка.

– Знаешь, Джон, не так просят помощи.

– Ты мне должен, Гарри. Ты и твой новый ученик, за тот бардак, что устроили на моей земле, и за все те нервы, что мне начальство вымотало. Поэтому вы закончите!.. И мы поедем!

– И что? – переспросил я. – Интересные факты из моей жизни тогда перестанут всплывать?

– Меня из-за тебя пытали, парень.

– Я помню тот вечер. Вампиры с меня начали, а потом мой друг спас вашу жизнь.

Сансет надулся хуже Гарри, но чародей его успокоил.

– Он прав, Джон. Помочь другу можно… Другу, Джон. Ты ведь все еще наш друг?

– А… чтоб вас! Помогите мне с этим делом, и мы квиты.

– Я вопросительно поднял брови.

– Не будут они всплывать. Не будут!

– Отлично, Кастет, ты долго там еще?

– Да щя, минуту.

Кастету Гарри приобрел черный костюм. Его тоже пришлось ушивать.

Полчаса спустя мы въехали в трущобы Смаглер-бей.

– А ведь теперь я могу очистить это место, – сказал Гарри.

– Серьезно?! Я в том плане, это место действительно отравлено? Думал, это одна из городских легенд.

– Газ, что использовали здесь во время войны был не обычным химическим соединением. Там была эфирная основа, заставляющая его проникать во все окружающие предметы. Легче всего поддавались ткани и дерево, кирпич и камень – хуже, а на металлы он практически не действовал. Это было сделано для того, чтобы проникать сквозь защиту. Сейчас местные здания медленно разрушаются, и газ освобождается. Дозы столь незначительны, что на общее самочувствие это практически не влияет. Эфир лучше всего проникает сквозь материю. Сейчас у меня его достаточно. Даже с учетом тех поставок, о которых мы договорились с твоим дядей.

Брайс вовремя подсуетился и подписал с Гарри долгосрочный договор по обмену камней-накопителей, предоставив чародею все пять стихий Бреморского леса в обмен на эфир. Так же он взял на себя обязанности посредника по обмену других стихийных камней у своих партнеров. Они еще много о чем говорили. Я знаю, что Гарри хотел получить определенные зелья, а Брайсу нужны артефакты, но в эти дела меня уже не посвящали.

– Ну, не все, – продолжил чародей, поглядывая на полуразвалившиеся здания, пропитанные невидимой заразой. – Вернее, не сразу, но за полгода-год… Это реально.

– Тогда я в доле.

– Ты о чем?

– О земле. Нужно покупать, пока стоит дешево.

– Дункан не считай себя самым умным. Земля уже принадлежит деКампу, герцогу и паре других шишек, которые тебе не по зубам. Думаешь, я просто так вспомнил об очистке? Лорд-наместник уже закидывал удочку. Выборы не за горами, и это явно прибавит ему бонусов в глазах простого населения.

– Тогда я надеюсь, что тебе хотя бы нормально заплатят.

– Он прикрыл меня от Фейрбернов.

– Не сильно…

– Согласен. Но по большому счету он и этого себе позволить не мог. Только его защита позволила мне мирно просуществовать практически целый год. На дрянных харчах, но мирно. Веселье в «Наковальню» принес ты. И не подвернись под руку Линдеманну… Возможно, Фейрберны с Валентайном и не сделали бы свой ход.

Машина Сансета затормозила у трехэтажного дома с проваленной крышей и выбитыми окнами. У дверного проема без двери уже была припаркована пара полицейских машин и труповозка из морга. У входа дежурила пара констеблей. Сансет вышел первым и продемонстрировал копам жетон. Те позвали начальство, а детектив махнул Гарри ручкой выходить. Я увязался следом.

Из развалины вышел невысокий толстяк с рыжими моржовыми усами и копией лысины Гарри. У него волос было еще меньше, а те, что оставались, были едва ли не выбриты.

– Даниэль Пампкин, интендант-инспектор второго участка, – представил его Сансет. Потом нас. – Сэр Гарри Смит с учеником, лордом Дунканом Локслином.

– Рад видеть, господа. – Инспектор пожал нам руки. – Прошу.

Здание изнутри походило на пустую коробку. Крупные балки еще держали вместе стены, но черепица обвалилась, доски перекрытия прохудились, и все это толстым слоем обломков покрывало пол. Пустые окна и дырявая крыша давали достаточно света, чтобы увидеть распятый на стене труп женщины, а вокруг нее аркой семь рядов рунных формул мелом. Женщина повисла на вбитых в стену гвоздях, склонив кудрявую голову над идеально убранным полом, который несколько выделялся среди местного бардака.

– Что скажешь? – спросил Сансет Смита.

– Надо подойти ближе, – ответил Гарри. – Что говорят штатные чародеи?

– Полный бред. Арка являет собой портал в загробный мир.

Гарри скептически нахмурился.

– О, поверь, они и сами все понимают. Говорят, в формулах не меньше десятка ошибок. Эта хреновина в принципе не может работать, не говоря уже о том, что написана мелом на обычном кирпиче.

Гарри протянул руку и выхватил из воздуха чародейскую книгу.

– Можно? – спросил он.

– Пожалуйста, – сказал Пампкин.

Гарри раскрыл книгу и бросил в воздух крупную эфирную формулу с вкраплениями других стихий.

– Ее уже использовали, – сказал чародей после короткого осмотра.

– Уверен? – переспросил Сансет. – Это не первая арка, что мы встречаем. Только раньше она фигурировала в делах о пропаже людей. И вместо целых символов была осыпавшаяся прахом стена.

– Почему ты уверен, что это та же самая арка?

– Дыры от гвоздей. На всех арках они были.

– Этих формул недостаточно, чтобы превратить человека в прах, – сказал Гарри.

– Еще одна странность, – добавил Джон. – Праха на местах преступления было очень мало.

– Он мог забирать его с собой, – предположил Пампкин.

– Мог, – согласился Сансет. – Неплохой способ замести следы.

– Хм… – задумался Гарри, после чего выхватил из книги еще одно заклинание, сжал в руке и направил на пол. Тот осветился белыми разводами кривых линий, как плохое отражение арки что была нарисована на стене. – Это только половина ритуала. Вторую преступник забрал с собой.

– И, похоже, в спешке, раз не убрал за собой, – добавил я. – Известно, кто это? – я указал на женщину.

Джон подошел к трупу, схватил за волосы и поднял голову.

– Проклятье, – вырвалось у меня. Гарри с Пампкином заинтересованно повернулись, а вот Джон явно ждал чего-то подобного. – Дочка Линдеманна, я прав?

– Валери Линдеманн, – кивнул Сансет. – Одна из самых младших. Вы знакомы?

Я мрачно покачал головой, вспоминая одну из кровососок, которых громилы Валентайна выбросили в мусорный бак.

– Видел ее лишь однажды.

– Инспектор, – попросил Гарри, – не оставите нас на минутку?

Толстяк перекинулся взглядом с Джоном. Сансет кивнул.

– Подожду вас снаружи, – сказал он.

– Джон, какого хрена здесь происходит? – поинтересовался Гарри.

– Вы мне скажите.

– Думаешь, мы с Дунканом замешаны?

– А черт его знает. Если честно, полностью я такой возможности не исключаю. Но почерк не ваш. Ты бы скорее разнес здание к чертам, да и лорд наш тихо не умеет, – полетел камень на мой газон. – Ты спрашивал, друзья ли мы еще? Вот тебе и ответ. Арочник орудует уже второй год. Пропало восемь человек. До этого он ошибся лишь однажды. Воришка оказался внебрачным сыном Клайва Чапмена.

– Того самого? – уточнил Гарри.

– Нет, другого, у них просто имена похожи, – съязвил Сансет.

– Уважаемые, кто этот Клайв?

– Главный судья. Вы наверняка встретите его на приеме. И он в курсе ваших терок с вампирами.

– И? – не понял Гарри.

– Если эта ситуация показалась подозрительной мне, то найдутся и другие. Как думаешь, получится у Фейрбернов сделать из тебя Арочника.

– Джон, это так натянуто, что сейчас треснет.

– Думаешь? А мне вот так не кажется. В любом случае его надо найти, я пришлю тебе фотографии. Может заметишь что-то новое.

– Хорошо, – согласился Гарри. – Я посмотрю.

Чародей убрал книгу в пространственный карман, достал из жилетки часы.

– Нам пора.

– Без меня, – сказал я, обратившись к детективу. – Подбросите в городской архив?

– Что задумал?

– Хочу покопаться в истории трущоб.

– А это здесь при чем?

– Да ни при чем, – честно признался я, но Джон мне не поверил. Тем не менее в архив меня подбросили и даже посодействовали в получении информации. Едва появившись в городе, я спустил кучу денег. Пришло время их возвращать. Я хотел проверить, действительно ли трущобы поделены между деКампом и Фарнеллом или еще осталась другая земля. Перелопатил кучу бумаг, но интересующую информацию нашел. Большая часть земли действительно принадлежала деКампу, но не лично, а находилась в городской собственности. Множество небольших участков принадлежало крупным и мелким предпринимателям, компаниям и простым горожанам. Судя по карте, каждый был окружен городскими владениями. Герцог таких игр не вел и его кусок, хоть и меньше был, зато чужих вкраплений не имел и вплотную прилегал к Докам и Хэви-бей, где проживали работяги. По сути, он же был самым лакомым.

Из архива меня выгнали поздним вечером. Пока добрался домой – наступила ночь. День вымотал меня страшно, я даже ужинать не стал, сразу в свою комнату пошел. Список заклинаний так и не набросал, и не думал, что делать его перед сном – хорошая идея. Хотя начало списка было: мне нужна вариация поискового заклинания для работы с бумагами, и не простая, а продвинутая форма.

Я повесил пиджак на спинку стула, снял ремни с кобурой пистолета и положил их на стол, а рядом бросил карточку на которой тренировался.

Тремя рунами тут не обойдешься… Саму формулу надо заключить в кольцо, да не одно, а как минимум три, потом делим на сегменты по частям света. Благо все элементы можно изобразить эфиром – уже проще…

– Дункан, – злобно прошипело за моей спиной.

Я молниеносно обернулся, вытащив из кобуры пистолет. Ствол прошел через прозрачную голову призрака. Через ту часть, что оставалась целой, потому, что вместо левого глаза была большая сквозная дыра и проглядывали мозги.

– Саймон!? Да ты издеваешься!

– Кинкейд! – повторил призрак и вцепился своими прозрачными руками в мою глотку.

Шею сдавило, я попробовал отбиться, но руки прошли сквозь прозрачное тело. Я попробовал разжать его пальцы, да только шею себе поцарапал.

Вот же ублюдок проклятый! Других дел после смерти не нашлось, кроме как жизнь мне портить?

Я обернулся. Призрак хоть и вцепился в глотку, как бульдог, но веса вообще не имел и стоило мне повернуться, ноги Саймона исчезли под столом. Я схватил карточку с заклинанием, влил в руны немного собственного эфира. Призрак оскалился, разорвал хватку и отступил. Я с облегчением сделал глубокий вдох.

– Из ада за плохое поведение выгнали? – спросил я.

Саймон настороженно покосился единственным глазом на карточку с сияющими рунами и прошипел:

– Мне там без тебя скучно будет.

Чего?! Сарказм? Да он адекватный! Нет, сам Саймон всегда был больным ублюдком, но, проклятье, он соображает. Этот призрак – не тень человека.

Обдумать мысль мне не дал вопль Кепки за стеной. Саймон воспользовался моментом и бросился в атаку. Я влепил карточку с заклинанием прямо в его простреленный лоб. Сверкнула вспышка, и призрак рассыпался волнами эфира. Я выскочил в коридор и увидел, как Гарри вламывается в комнату младшего ученика, и синюю вспышку эфира. Когда я вошел, ничего потустороннего там уже не было. Кепка стоял на кровати и трясся от страха, а Гарри заставил небольшого светляка летать по комнате.

– У нас призраки завелись? – спросил я.

– Да. Проклятые крысы, – отозвался чародей.

– В смысле крысы? Здесь был призрак крысы? – Уж не из тех, что мы с МакЛили… – Я надеюсь, Валентайн вместе с ними, с того света не вернется?!

– Хм… – задумался Гарри.

Глава 2

– Не должен… – бормотал Гарри, присербывая чай. – Ну не должен же!

Раньше я об этом не задумывался, но призраки и – духи тоже своего рода элементали, как булыжники Древних камней Бремора. Иногда они принимали человекообразную или звероподобную форму, жрали заготовки накопителей и отправлялись бродить по лесу. Только одно дело – лес, куда охотники не ходят без ружья, спецбоеприпаса и готовности встретить неприятности лицом к лицу; другое дело – спальня, где ты уже не охотник, а человек уставший, расслабленный и совершенно не готовый к драке. Неожиданные встречи с агрессивными выкидышами магии совершенно не способствуют психическому здоровью. А если у тебя ко всему прочему еще и боязнь призраков – то это, наверное, худший вариант для того, кто живет возле эфирного источника.

Не знаю, чем терзала Кепку неупокоенная душа отца, но призраков Натан боялся до дрожи в душе. Мы его еле уложили. Даже в обнимку с Кастетом, который прилетел на крик с бесполезным в этом случае автоматом, малыш отказывался засыпать. Гарри пришлось использовать усыпляющее заклинание. После он наложил еще парочку защитных на стены, и мы переместились на кухню, где я за чашкой чая поведал о своей встрече с Саймоном и страхах по поводу Валентайна.

Гарри задумался крепко. Уже третью чашку допивал и все бормотал:

– … «ловушка Батчера» или «печать Вудхауса»?

Я не стал отвлекать чародея, сгонял в его кабинет и прихватил пару книг об эфирных сущностях и защитных заклинаниях, раскрыл рабочий дневник и стал черкать бумагу, выстраивая формулы. К моменту, когда Гарри разродился, у меня была готова монструозная конструкция из трех ромбов и пятнадцати рун. Ромбы были вписаны друг в друга: острые углы меньших фигур упирались в тупые углы тех, что больше, все это фиксировалось рунами металла и земли с наружной стороны и эфирными изнутри, что делало конструкцию цельной, надежной и тяжелой как топор дровосека. Из этого вытекала очередная проблема: моих сил едва хватало на запитку эфирных рун и линий. Для металла и земли придется таскать с собой соответствующие накопители.

– Нет, не думаю! – сказал Гарри, стукнув пустой чашкой по столу. – Вероятность того, что Валентайн станет призраком, крайне низка. Согласно некоторым теориям, жизнь вампира и так является своего рода посмертием. Та темная энергия, что формирует их духовное сердце, не покидает тело после смерти. Так себе подтверждение, но я склонен верить.

– А Саймон? Разве он не был заражен вампиризмом?

– Заражен, но не изменен! – Гарри назидательно поднял узловатый палец вверх и попытался отхлебнуть из пустой кружки. Опомнился и долил чайку, жестом предложив мне. Я подвинул свою чашку ближе и благодарно кивнул. – Тем более, – продолжил Гарри, – в последние моменты его жизни преобладало ярко выраженное желание тебя грохнуть.

– Но он разумен, черт его дери! – не сдержался я.

– А вот здесь, я думаю, роль сыграли массовые смерти химер и море эфира в воздухе.

– И что, он теперь каждую ночь мне являться будет?

– Сегодня можешь спать спокойно.

– Премного благодарен! – язвительно хмыкнул я, раздражаясь на собственные злость и бессилие. – Что насчет завтра? Мне ждать гостя с того света?

– Вероятно… да.

– Превосходно, – вздохнул я. Стоп… Дом Вилкоксов! У меня же аренда на месяц вперед оплачена. Конечно, Флауэр не будет рад, если я поселюсь рядом с его драгоценной сестрицей, но в данной ситуации он кажется мне меньшим злом. – Завтра переезжаю, – сообщил я Гарри.

– В прошлый раз не сработало, – заметил чародей.

– Сейчас от вампиров прятаться не нужно, – парировал я.

– Джеймс…

– Потерпит. Я надеюсь, ты решишь эту проблему в ближайшее время.

– Конечно. Я прикинул пару вариантов, но решение временное. Для надежности "Наковальню" придется перестроить. Тогда можно будет полностью избавиться от призраков.

– Полностью? – переспросил я.

– Что тебя смущает?

– В телах элементалей обычно много ценных ингредиентов. В Бреморе это отдельная статья дохода. Разве та же эктоплазма не ценный алхимический ресурс?

– Хм… – задумался Гарри. – Эктоплазма – пустяк по сравнению с зубами, когтями и глазами призраков. Вот их действительно трудно достать.

– Никогда не слышал о таких ингредиентах, – признался я.

– Потому что в алхимии их почти не используют. Это составляющие мощных артефактов. Убедил.

– Ты хозяин, тебе и решать, – открестился я. – Посмотри. – Я подвинул Гарри дневник со схемой заклинания.

– Сразу видно колдовское образование, – проворчал чародей.

– Хорошее у меня образование, – не согласился я.

– Учитывая то, что из тебя колдуна готовили, я бы сказал – отличное! Но чародею этого мало. У тебя никогда не будет безлимитного резерва, ты не сможешь бесконечно поливать врага искрами или лупить фаерболами до изнеможения.

– Строго говоря, резерв у колдунов не безлимитный, – поправил я. – Самые сложные фокусы имеют откат до недели и требуют времени на подготовку.

– А самые простые, что легко проделают дырку в незащищенной башке, колдун может использовать тридцать-сорок раз к ряду.

– Среднестатистический резерв боевого жезла.

– Только без жезла, – напомнил Гарри. – Колдун сможет атаковать раньше, чем ты откроешь книгу. Забудь о тяжелых и массивных заклинаниях, пока не научишься снимать их с листа не глядя. Четыре угла, девять рун – вот твой максимум.

– Но ведь у чародеев тоже есть быстрые заклинания, по одному на каждый энергоузел. Стенн писал, интеграция в большинстве случайна, но шансов тем больше, чем чаще использование.

– Так вот в чем дело, – понял Гарри. – Дункан, забудь ты уже о тактике колдунов. Во-первых, быстрые заклинания тоже опустошают твои силы, а во-вторых, ты заглядываешь слишком далеко вперед.

– Согласись, что-то полезное, вроде твоего телекинеза или пространственного кармана, гораздо лучше цепочки отпугивания духов.

– Ну, вообще-то это не совсем телекинез, – Гарри довольно дернул себя за аккуратно подстриженную бороду.

– А что?

– Заклинание для стрижки овец.

– В смысле?!

– В прямом. На то, чтобы открыть третий глаз, я потратил восемнадцать лет. И все это время собирал книги по магии, да и кушать надо было что-то. Я брался за любую работу. Стрижка овец – занятие нудное, но оно честно приносило мне копейку.

– Но когда глаз был открыт, почему ты не пошел в учение? Тебя бы приняли.

– Ага, приняли бы. В кабалу. Работать на учителя и обеспечивать ему старость за два-три совета и право читать книги из его библиотеки. После восемнадцати лет отказов я не слишком верил в искренность их мотивов, да и дать они могли не так уж и много. К тому времени у меня уже скопился приличный теоретический багаж знаний, не хватало только денег. Вот я и взялся зарабатывать первым подвернувшимся способом. Ни грамма не жалею. Стенн об этом лишь вскользь упоминает, но интегрированное заклинание сильно расширяет возможности чародея. Я могу минут пять держать тебя в воздухе либо одним махом срубить дерево. Но самый простой эфирный щит моему лезвию не по зубам. Поверь, обширный арсенал простых заклинаний в бою куда полезнее тяжелых конструкций.

– Значит, в первый десяток можно все элементарные щиты записывать?

– Ну, нет! Я же сказал: то, чем будешь пользоваться.

– Этим буду, – пообещал я, указав на дневник с заклинанием.

Гарри перечеркнул мою схему и рядом начертил кошачий зрачок, вписав в него столбиком три эфирные руны. Еще две он вынес за рамки фигуры по бокам и вернул мне дневник.

– При твоих элементарных познаниях, ты обладаешь странной тягой к усложнению конструкции. Нет, я не спорю, вариант ты нарисовал рабочий и надежный… Как вспомогательный ритуал, когда есть время и гора накопителей. Боевая ценность у него мизерная. А по поводу первого «быстрого» не переживай, дело далеко не быстрое. У меня два года ушло на интеграцию. Научись снимать заклинания с бумаги, потом покажу, как пространственный карман разучивал, может и тебе поможет. Все, вопросов больше нет?

– Только один.

– Говори.

– Сколько овец ты можешь остричь за раз?

– Да ну тебя! Никакого уважения к учителю. Будешь наказан.

– Эй, предыдущее наказание еще не закончилось! – возмутился я.

– И, по всей видимости, оно было слишком легким, раз ты опять язвишь. Надо придумать что-то посерьезней.

– Гарри, не перегибай палку!

Но Гарри уже вошел в роль строгого наставника.

– Посмотрим… Посмотрим на твое поведение до окончания текущего наказания. Как раз придумаю что-то такое, чтобы тебя нормально проняло, а то совсем распустился.

– Гарри!

– Да шучу я. Думал только тебе можно? Иди спать, я еще территорию проверю и пару ритуалов проведу.

– Ты тоже не полуночничай. Завтра прием.

– Помню я. – Гарри скривился, как от лимона.

– Будь тогда другом, брось в меня сонным, а то боюсь не усну.

Гарри не стал доставать книгу, начертил пальцем в воздухе короткую формулу и толкнул в мою сторону. Мне до такого уровня контроля еще далеко.

– Спасибо. – Я ощутил, как рот раздирается в зевке, и поспешил в кровать. Как раздевался, не помню, но утром одежда была аккуратно сложена на стуле.

Первым делом я заглянул к Кепке. Комната его была пуста, и я со спокойной душой, спустился вниз. Паренек во всю кухарил, словно и не видел вчера призраков. Булькала овсянка, скворчали на сковородке колбаски, заваривался чай.

– Доброго утра, – зевнул я.

– Доброго, – ответил Кепка, бросив на меня взгляд и принялся переворачивать колбаски. – Завтрак будет готов через пять минут.

– Ты после вчерашнего отошел уже?

У Натана заметно дернулись плечи.

– Все нормально, – соврал он.

Я бы мог возразить, но воспитание младшего ученика – забота Гарри. Кто знает, я своими лучшими побуждениями легко могу ему весь педагогический процесс поломать.

– Где кто? – спросил я.

– Кастет машину трет, учитель в зале засел.

– Твой брат совсем на ней помешался. Того гляди и женится на железяке.

– Не женится, – отшутился мелкий. – Ему одной железяки мало. Колбаски готовы, я сыплю овсянку?

– Сыпь, – кивнул я. – Позову остальных.

Кастету я из двери крикнул, после чего пошел стучать в дверь зала. Гарри отозвался быстро. Дверь открылась, явив осунувшееся лицо чародея с темными кругами под глазами.

– Ты был прав! – заявил Гарри, сунув мне в руку две пробирки.

– Вообще не спал? – спросил я, разглядывая прозрачную жидкость с сильным эфирным фоном. – Эктоплазма?

– Она самая. Для меня, правда, бесполезная…

– Я могу отправить это своим? Брайс даст хорошую цену.

– Да без проблем, только контейнер надо сделать специальный, иначе она выветрится.

– Из закрытой пробирки?

– Эфирная основа, – напомнил Гарри. – Ты чего хотел?

– Завтракать пошли. Натан накрыл.

– Минутку, – сказал Гарри и отобрал пробирки, – это лучше оставить здесь. – На мгновение он скрылся за дверью и вышел с большой стеклянной банкой, имеющей герметичную крышку на защелке. В таких продавались консервированные персики, а Гарри законсервировал призрак крысы. Совершенно обычной, не похожей на химеры, что атаковали дом вместе с вампирами.

– А с Саймоном так сможешь? – поинтересовался я. Вдруг съезжать не придется.

– Увы, банку его размера сложно достать будет.

– Смешно. А если серьезно? – Я протянул руку и постучал пальцем по стеклу.

Флегматично спокойная до этого крыса внезапно преобразилась. Глаза полыхнули багровым светом, а челюсти наполнилась кривыми клыками. Крыса бросилась на стекло и расплылась по нему, превратившись в прозрачное месиво багровых глаз и страшных клыков. Я отдернул руку.

– Вот когда Саймон так рванет, ловушка его не удержит. Но я над этим работаю.

– Прекрасно, а это ты куда тащишь? Хочешь мелкого до полусмерти напугать?

– Чем дольше человек живет со страхами, тем тяжелее ему от них избавиться, – сказал Гарри, опередив меня по дороге на кухню.

– Гарри, он ребенок, – напомнил я.

– Сильно сомневаюсь, что с тебя пылинки сдували, – возразил чародей. – Иначе ты бы не вляпался в ту историю с духом. Чтобы ребенок стал мужчиной, надо относится к нему, как мужчине.

Гарри остановился перед дверью на кухню, оставил банку за дверным косяком и шагнул внутрь. Братья Спарроу дисциплинированно не начинали завтрак, дожидаясь хозяина дома за столом.

– Какие запахи, – похвалил чародей Кепку.

– Спасибо, сэр.

– Вчерашний испуг прошел полностью? – поинтересовался Гарри.

– Да, сэр.

– То есть, если я сейчас покажу тебе призрака, ты не будешь визжать как девчонка? Потому что я поймал одного.

Глаза Натана округлились, плечи напряглись, но он упрямо ответил:

– Нет, сэр.

– Прекрасно! Разделаемся с этим до завтрака.

Гарри вернулся в коридор, подхватил банку и поставил ее на стол рядом с чайником. Кепка побледнел и вцепился руками в столешницу, так, что пальцы побледнели. Кастет встревоженно посмотрел на брата и открыл рот что-то сказать, но Гарри его опередил.

– Банка зачарована, ему оттуда не выбраться.

Кепка зачарованно и в тоже время испуганно смотрел на крысу, которая вновь приобрела обычный вид, если не считать прозрачности.

– Мне его самому развеять, или ты попробуешь? – спросил Гарри.

– Й-я не умею, – замотал головой ребенок.

Гарри перевернул банку на бок, демонстрируя печать на крышке. Призрак внутри вновь взбесился и расплылся по стенкам банки, но со стороны братьев это выглядело не так страшно.

– Не нужно даже активировать как тот перстень, на котором мы тренировались. Печать сработает от прикосновения.

– А можно мне сначала на пустой банке потренироваться? – спросил Натан.

– В чем? До крышек дотрагиваться?

Паренек вздохнул и протянул дрожащую руку к крышке. Едва его пальцы коснулись центральной руны, печать полыхнула эфиром, призрак в банке перестал бесноваться и развалился синим дымом. Гарри вернул банку в вертикальное положение, чтобы Натан видел происходящее внутри. Дым быстро рассеивался и оседал на дне капельками эктоплазмы. А Саймон слизью не распался – еще один довод в пользу того, что Ферон не закончил портить мою жизнь.

Гарри быстро сполоснул руки и уселся за стол.

– Приятного аппетита, – сказал он, наколол колбаску на вилку, поднес ко рту и замер со стеклянными глазами. Я уже видел такое выражение. Обычно оно означало нежданных гостей.

– Кто там? – спросил я.

– Твоя старая знакомая.

Эйли или Финелла? Скорее первая.

– Я обязательно угадывать должен? Может имя назовешь?

– Кейт, – сказал Гарри.

Линдеманн… Мастер-вампир… Дочь кровососа, использовавшего меня для устранения конкурентов и пытавшегося убить чужими руками. Интересно, что ей понадобилось после того, как кузен Эван открутил голову ее папаше. Впрочем, последний факт ей может быть неизвестен, а вот о том, что мы с Гарри посещали место распятья ее сестренки, она точно знает.

– Провести? – тут же вызвался Кепка. Вампиры, в отличие от призраков, его не пугали, а зря. С этой дамочкой ухо держать надо востро.

Я отложил столовые приборы.

– Она одна?

– Одна, – подтвердил Гарри.

– Тогда я прогуляюсь.

Сразу встречать гостью я не пошел, вернулся в комнату, нацепил ремни с пистолетом, перстни и запонки-амулеты, повесил на плечо сумку с зельями и амулетом-кирпичом и только после этого вышел из дома. Миновал печати-ловушки в парке перед особняком и наконец дошел до кованных ворот, за которыми Кейт припарковала блестящий синий родстер. Вампирша была верна своему стилю, снова вырядившись в ярко-красный костюм и такого же цвета широкополую шляпу. Только перчатки и большие солнцезащитные очки были черными.

– Привет, Дункан. – Она помахала ручкой, изобразив улыбку ярко напомаженными губами.

Я подошел к калитке и открыл ее.

– Привет. Чем обязан?

– Разве я не могу заехать к старому другу поинтересоваться его здоровьем?

– Учитывая то, какой интерес проявлял к моему здоровью твой отец и чем это обернулось на самом деле, я начинаю переживать.

– Брось, у нас с тобой другая история. Я даже пару раз спасала тебе жизнь.

– Зачем ты здесь, Кейт? – серьезно спросил я.

Вампирша перестала улыбаться и столь же серьезно ответила:

– Ты видел ее?

– Твою сестру?

Кейт кивнула.

– Мне не отдают тело, ничего не говорят. За огромные деньги я с трудом узнала, что подозревают какого-то маньяка. Он вроде отправляет грешников прямиком на тот свет. Это правда?

– Вроде того, – решил я не отнекиваться. Информация и так уже просочилась.

– Дункан, я хочу найти его и вырвать поганое сердце из груди. Мне нужны детали. Все, что ты там видел. В долгу не останусь.

Что может быть хуже долга вампиру? Только вампир-должник.

– Сансет просил не распространятся, – соврал я. Или он действительно просил о чем-то таком?

– Дункан, милый, – губы Кейт потемнели. Красная помада налилась темнотой, как спелые черешни, оставив лишь тот самый блеск. Голос вампирши стал необычайно низким и привлекательным. В нем появилась непомерная глубина, легкая тоска и беззащитность, – пожалуйста, расскажи.

– Хорошо, – согласился я.

– Что? – удивилась Кейт.

– Я расскажу.

– Издеваешься? Это было слишком легко, – ее губы вернули обычный цвет.

– Я тебя не понимаю.

– Не важно, – томно прошептала она, и губы снова приобрели черешневый цвет, – рассказывай, милый.

Я рассказал все, начиная с нашего приезда на место преступления, упомянул даже цвет туфель инспектора Пампкина. Сам не ожидал, что эта информация сохранилась в моем мозгу.

– Спасибо, Дункан, ты мне действительно помог. Что бы ты ни думал о наших отношениях, я бы хотела остаться твоим другом.

Во мне шевельнулось первобытное начало. Несмотря на то, что пять минут назад я, дурак, и знать ее не хотел, до меня вдруг дошло, что обладать этой женщиной – все, что я хочу. Лишь она сможет сделать меня счастливым! Я должен был объяснить это ей, но Кейт меня опередила:

– Подожди! Не говори ничего. – Она достала из кармана маленький блестящий револьвер. – Он пустой. Если я попрошу тебя приставить его к виску и спустить курок, ты сделаешь это?

– Конечно, – ответил я, ни капли не сомневаясь.

– Х-ха! Парень, у тебя серьезные проблемы с внушаемостью. И я не стану этим пользоваться только потому, что хочу сохранить дружеские отношения. Позвони, как отойдешь. Нет, ничего не говори! И это подарок, – она сунула мне в руку револьвер. – Положи в карман, к виску не приставляй! Пока-пока.

Кейт нырнула в родстер, и убралась с улицы прежде, чем я сумел возразить.

Несколько минут я пялился вслед автомобилю, а потом идиотизм и нелогичность поведения разом обрушились мне на голову. Я достал из кармана револьвер, преломил ствол и уставился на полный барабан. Спина покрылась ледяной испариной. Я вытряхнул патроны из гнезд и увидел вкрапления магии огня и железа в каждой пуле. Эти малышки без труда прошили бы не одну, а десять тупых черепушек!

– Проблемы с внушаемостью? Да это полная катастрофа!


Читать Форум Узнать больше Скачать отрывок на Литрес Внимание! Вы скачиваете отрывок, разрешенный законодательством и правообладателем (не более 20% текста). После ознакомления вам будет предложено перейти на сайт правообладателя и приобрести полную версию произведения. Купить электронку
5.0/1
Категория: Новая книга про попаданца | Просмотров: 134 | Добавил: admin | Теги: Макс Корбин, Первый урок чародея
Всего комментариев: 0
avatar
Вверх