Новинки » 2022 » Май » 14 » Макс Каменски. Шепот Пустоты. Книга 1. Точка возврата
12:34

Макс Каменски. Шепот Пустоты. Книга 1. Точка возврата

Макс Каменски. Шепот Пустоты. Книга 1. Точка возврата

Макс Каменски

Шепот Пустоты. Книга 1. Точка возврата

Жанр: боевая фантастика, космическая фантастика

 

с 13.05.22

Спустя 700 лет потомки тех, кто когда-то отправился на четырех колониальных кораблях на освоение пригодных планет далекого космоса, возвращаются на Землю с научной экспедицией. Неизвестное излучение не позволяло колонистам поддерживать связь с родной планетой все прошедшее время. Однако экспедицию некому было встречать: на родной планете детей Земли встретили только руины и тишина. Причины катаклизма были непонятны. Исследовав множество больших городов, экспедиция сделала очередную остановку в некогда прекрасном городе Санкт-Петербурге. И именно там завеса тайны неожиданно начинает приподниматься. А между тем, в обжитых мирах человечества плетутся заговоры и интриги, безраздельно властвует Конфедерация, лидеры которой ревностно охраняют идеально выстроенное общество потребления от ненужной суеты и информации. Но неконтролируемые Конфедерацией силы начинают пробуждаться, запуская колесо судьбы совсем не так, как рассчитывали умные головы из Особого отделения.


Возрастное ограничение: 18+
Дата выхода на ЛитРес: 13 мая 2022
Дата написания: 2018
Объем: 400 стр.
Правообладатель: Автор

 
Литрес Книга 1

Макс Каменски. Шепот Пустоты. Книга 1. Точка возврата

Макс Каменски. Шепот Пустоты. Книга 1. Точка возврата

 

Спустя 700 лет потомки тех, кто когда-то отправился на четырех колониальных кораблях на освоение пригодных планет далекого космоса, возвращаются на Землю с научной экспедицией. Неизвестное излучение не позволяло колонистам поддерживать связь с родной планетой все прошедшее время. Однако экспедицию некому было встречать: на родной планете детей Земли встретили только руины и тишина. Причины катаклизма были непонятны. Исследовав множество больших городов, экспедиция сделала очередную остановку в некогда прекрасном городе Санкт-Петербурге. И именно там завеса тайны неожиданно начинает приподниматься. А между тем, в обжитых мирах человечества плетутся заговоры и интриги, безраздельно властвует Конфедерация, лидеры которой ревностно охраняют идеально выстроенное общество потребления от ненужной суеты и информации. Но неконтролируемые Конфедерацией силы начинают пробуждаться, запуская колесо судьбы совсем не так, как рассчитывали умные головы из Особого отделения.
 

Роман 2018г.Объем: 400 стр.

69.90 руб. Читать фрагмент


Литрес Книга 2

Макс Каменски. Шепот Пустоты. Книга 2. Мгновения бездны

Макс Каменски. Шепот Пустоты. Книга 2. Мгновения бездны

 

Пока экспедиция «Возвращение» терпит крушение в небе над древним Санкт-Петербургом, уничтоженным неизвестным апокалипсисом, на границах оберегаемых Конфедерацией миров становится неспокойно. Неизвестный флот, который контрразведка упорно именует «пиратским», не только дает прикурить конфедератам в бою среди звезд, но и высаживает войска на одну из планет. Тем временем в другом уголке обжитого мира люди становятся свидетелями пробуждения новой силы – инсектойдных тварей, плодящихся с невероятной скоростью и прогрессирующих в деле нападения и уничтожения. Впрочем, не без участия в их успехах отдельных представителей человеческой расы. В этот момент Макс Сайбер, бывший шпион Конфедерации, а ныне успешный адвокат, вынужден погрузиться во внутриполитические интриги, чтобы спасти от больших проблем своего непутевого брата, которого он вынужден был оставить в прошлой жизни..
 

Роман 2022г. Объем: 410 стр.

69.90 руб. Читать фрагмент


1

Шепот Пустоты. Книга 1. Точка возврата

Капрал Утер

 

***

Шо-ко-лад… Какое странное слово. Не знаю такого. Что это? Может, нечто съестное? Непонятная коробочка такая… лежит на единственно оставшейся полке в старом железном шкафу с пластиковым окном, похожем на автоматический секвестр продовольствия. У нас такие же стоят в бытовках казарм… Надо бы потом глянуть в стеллапедии.

Я осмотрел запыленный, покрытый сажей и еще какой-то дрянью прямоугольный ящик со всех сторон. Надписи едва сохранились. Буквы напоминали алфавит общего языка, но я ни черта разобрать не мог. Только слово «шоколад»…

Достать, может?

Недолго думая, я нажал пару кнопок сбоку от пластикового окна. Компьютер, наверное…

Ничего не произошло. Шкаф остался безмолвным. Батареи что ли сели? Хотя вряд ли – вон по полу волочатся провода какие-то… Жуткое дело. Впрочем, чего удивляться? Наверное, здесь и не слышали о современных долговременных зарядах. Ну что ж… Я посмотрел на свой сжатый кулак, облаченный в черную перчатку из валидиевой эластичной брони. Придется хлопнуть разок по древнему пластику и достать… шо-ко-лад!

– Капрал Утер! – раздался громкий требовательный голос в динамиках моего наглухо закрытого шлема. Я даже оглох ненадолго.

– Сержант! – взвыл я. – Зачем так орать? Уши заложило. Проклятье…

– Переживешь. Чего застрял там?

– Да нашел тут… шоколад.

– Что нашел? – подключился к разговору капитан нашего взвода. Голосовая связь имела несколько каналов: можно переговорить индивидуально, а также послать сообщение всему подразделению вплоть до батальона. Сержант обратился ко мне по каналу отделения – он был всегда доступен старшему по званию, командующему всем взводом.

– Ничего говорю не нашел, – пробормотал я в ответ. Вряд ли командиры оценят мои шалости. – Пусто здесь.

– Ясно. Зачищай квадрат и возвращайся к точке Б.

– Пару домов осталось, – пробормотал я, когда капитан уже отключился.

Да, пару домов… А точнее пустынных развалюх – я посмотрел на обожженный по краям пролом в стене. Руины города древних – цивилизации людей, о которой мы забыли. И теперь вернулись, чтобы увидеть пепел и прах.

Древняя родина человечества. Планета Земля.

 

***

Воздух был пропитан мерзким запахом разложения. Первые несколько дней дышать было трудно. Но сейчас чувствительность постепенно притупилась, ведь гниющие трупы целыми пластами лежали вокруг: на улице, в кафе, в соседней квартире. Когда-то такое можно было увидеть только в дешевых ужастиках. Сейчас это стало реальностью.

Доктор Владимир Долохов чиркнул зажигалкой и закурил сигарету. Табачный дым сейчас казался сладкой патокой. Его хотелось жевать, дышать им, нежиться в нем… Вонь, какая ужасная вонь!

– Владимир Игоревич, – донесся приглушенный голос за спины.

Доктор не отреагировал. Он продолжал курить на балконе своего рабочего кабинета и смотреть в ночь. Некогда горевший огнями город лежал перед ними сейчас темный и мертвый. Иногда в дальних кварталах слышались выстрелы, виднелись всполохи огня… Но затем все неизбежно затухало.

Сопротивление было бессмысленным.

– Доктор, – голос прозвучал ближе. Его холодная, мрачная сила заставила волосы встать дыбом на седом затылке Владимира.

Но тот даже не думал оборачиваться. У него просто не хватит духа…

Долохов поднял взгляд в чистое ночное небо. Звезды улыбнулись ему с далеких… недосягаемых миров. Где-то там исчезли корабли несколько месяцев назад. Достигли ли они места назначения? Смогли ли обосноваться в похожем по данным разведчиков на Земле мире планеты Азуры? Неизвестно… Может сгинули во тьме, рассеявшись пылью среди небесных светил. Никакой связи с колонистами не было.

В рабочей комнате, из которой вел выход на балкон, раздался грохот, что-то разбилось…

И тут же раздалось хищное шипение. Мурашки побежали по спине Владимира.

– Доктор. Кажется, у меня что-то болит, – Долохов почувствовал замогильное дыхание над правым ухом. Холодные как лед руки заскользили по сжавшемуся в комок телу доктора.

– Думаю, у меня есть лекарство, – дрожа и содрогаясь, сообщил Владимир. – Вот это.

Превозмогая страх, Владимир вытянул вперед дрожащую руку и с трудом раскрыл ладонь. На ней лежала граната с выдернутой чекой.

 

***

704 год со дня Исхода.

Планета Земля.

 

Эхоплан ловко и плавно маневрировал среди нагромождения разрушенных построек, увязших в лабиринте дорог. Когда-то на месте этих печальных осколков прошлого стояли могучие города наших предков-землян, раскинувшиеся от одного края планеты, до другого. Историографы сообщали, что семьсот лет назад (когда колонисты Азуры покинули родной край) на Земле насчитывалось более восьми миллиардов человек, компактно проживавших в таких вот поселениях из стекла и бетона: здесь они появлялись на свет, росли, получали образование, находили друзей и спутников сердца, работали, строили великие планы и чудеса, производили новое поколение себе подобных… А теперь они все исчезли. Совершенно бесследно.

Экспедиция “Возвращение”, членом которой в качестве бойца сопровождения являлся и я, облетела крупнейшие, по древним данным, места поселения людей и никого не обнаружила… Биодатчики показывали почти нулевую активность животного мира кроме редких насекомых. Особенно ученых удивляло отсутствие таких неизвестных мне зверьков как крыс. Александр Ольк – глава ученого корпуса нашей исследовательской группы – в принципе не мог понять причины исчезновения животного мира. Датчики показывали почти идеальное состояние атмосферы, радиационный фон был в максимально приемлемом состоянии, а растения…

Я сидел рядом с самым большим иллюминатором и с упоением разглядывал пушистую зелень, разросшуюся среди мертвых каменных останков. Она бурлила силой и жизнью, красовалась вязью цветов и колосилась плодами… На Олеоне – спутнике Азуры, где я родился – растительность была очень скудной, в основном состояла из споровых и грибковых образований. До отправки в экспедицию, я проходил службу на Хароне – вообще мертвой и безжизненной планете, полной чудовищно ядовитого для всего живого неочищенного валидия. Слетать же на Азуру мне так и не довелось… Поэтому сочная и богатая мощью естества зелень приводила меня в неописуемый восторг!

Когда же каменные джунгли остались позади, и эхоплан вышел на какое-то просторное плато, я не сразу понял, что увидел океан… Самый настоящий, реальный: он бурлил волнами прямо за окнами нашего летательного аппарата!

Да, в моих школьных планшетах имелись файлы с изображением бескрайних водных просторов на Азуре, но вживую из водоемов я видел только мутный зелено-желтый ручеек, текший близ моего жилого отсека на Олеоне. А здесь… Несколько часов, пока длился наш полет через так называемый Атлантический океан, я сидел совершенно молча, не в силах оторвать взгляд от иллюминатора.

– Словно заколдовали, – донеслись до меня туманные слова. Голос принадлежал девушке.

Я рефлекторно повернул голову на звук. Оказывается, рядом со мной сидела Ксюша Фер – бортмеханик нашей воздушной посудины. Упоение природой тут же схлынуло с меня, сменившись совершенно явным и очевидным природным возбуждением в моем теле.

Очаровательная, хорошо сложенная брюнеточка с четкими и ровными линиями лица приглянулась мне еще с первого дня нашей экспедиции… За четыре недели полета до Земли я при любой возможности старался крутиться рядом, пожирая ее глазами. Но заговорить не хватало духу. С девушками мне по жизни как-то не везло… А рядом с такой красавицей всяческие силы оставляли меня! Хотя такое поведение для сынов Олеона было совершенно несвойственным: азурянки (а брюнетка точно была с Азуры!) с ума сходили по выходцам с моей планеты. У нас гравитация была сильнее, от чего наши тела от природы формировались куда более крепкими и рельефными в отличие от азурянких… Поэтому мужики с голубого шарика проигрывали нам по этой части. Чего, правда, не скажешь об интеллекте… Зато азурянки в отличие от наших… эм… мощных бабищ были куда нежнее и женственнее.

И сейчас богиня мыслей последних моих дней сидела рядом, на одном из пассажирских сидений… Ну конечно на одном из пассажирских! И на каком в принципе ей еще сидеть? Эхоплан – не крупный звездолет. Здесь особо не разгуляешься… Ко всему прочему на спуск отправилась почти вся экспедиционная группа, оставив звездолет на орбите на попечение небольшой части персонала. Никто не хотел оказаться безучастным к историческому событию.

– Я про океан, – сказала Ксюша, прищурившись. Оказывается, я уже несколько минут просто сидел и пялился на нее.

– Да… океан… Он замечателен, – пробормотал я, стушевавшись.

Ксюша рассмеялась, продолжая разглядывать меня. Я почувствовал, что мои щеки налились краской. Словно у девицы. Какой стыд!

– Ты такой смешной, словно ребенок. Большой только и мускулистый, – сказала она. – Меня это забавляет! И как ты вообще попал в солдаты? С детства помню вояк грубыми мужланами…

– Я… Так получилось, – скривился я. Что-то мне не хотелось рассказывать свою… не самую веселую историю пути в армию Конфедерации. – С Олеона обычно попадают… в армию.

– Заметила, что вертишься вокруг меня постоянно… Понравилась? – улыбаясь, продолжала уничтожать меня Ксюша.

Я совершенно наивно выпучился на нее от удивления. Она рассмеялась и, хлопнув меня по коленке, упорхнула со своего места. Через секунду она скрылась за дверью кабины пилотов. Только сейчас я вспомнил, что согласно летной инструкции бортмеханик в ожидании поручений должен находиться рядом с командиром судна и первым помощником.

Так что же? Она пришла сюда ради меня?

Неожиданно все пространство перед моими глазами заслонило мощное тело, затянутое в эластичную валидиевую броню черного цвета с серым отблеском. В отсутствие полного обвеса на доспехе можно было разглядеть каждый контур поджарого тела солдата – специальный сплав валидия с нейропластиком облегал мышцы подобно латексу, повторяя рельеф от подбородка до ступней. Пробить же такую броню не мог даже прямой выстрел в упор из импульсной винтовки: сила попадания равномерно распределялась по всей материи. Другое дело, конечно, что доспех множество зарядов за один раз поглотить не сможет и треснет от резонанса и перегрузки… Да и от старых образцов пушек-автоматов с разрывными патронами 42 калибра броня не спасала – они могли пробивать танки.

Объемная фигура опустилась на место, где пару секунд назад сидела Ксюша. На меня из-под широкого лба смотрели два больших фиолетовых глаза и щерилась довольная скулистая рожа.

– Ну что? Есть сдвиги? – спросил Большой Джонни. Это был мой старый дружище еще с родной планеты. В армию мы попали вместе, потом на одну учебную базу, затем и в одну воинскую часть. И вот уже пятый год мы тянули лямку в роте «Свирепых Кабанов». Естественно, в одном взводе… который нынче являлся отрядом сопровождения экспедиции.

– Так… мы впервые поговорили,– облизнув губы, улыбнулся я.

– Уже что-то. Спорим, обратный путь у тебя пройдет менее скучно?

– А ты не собирался приударить за ней?

– За девушкой, на которую мой друг пялится каждую свободную минуту? Нет. Кстати, ты бы столько же внимания уделял своей винтовке. А то сегодня при сдаче амуниции в камеру…

– Ты про ворчание сержанта? Да пошел он, – усмехнулся я. – Царапинку он увидел! Она была там еще когда мне выдали эту чертову пушку.

– Ладно, твое дело. Только учти, лишний наряд не мне получать.

– Нашел чем пугать, – даже думать не хотелось о такой ерунде. За пять лет лишняя беготня перестала восприниматься как нечто невероятное и угнетающее. Служба!

– Слыхал куда летим-то?

– Нет, мне все равно… – пожал плечами я.

– Ну ты даешь! – на лице Джонни отобразилось неподдельное удивление. – Как все равно?

– Ну вот так… Мы ожидали здесь теплой встречи, переговоров и все такое… А здесь просто пустыня с руинами. Словно на Фатуме. Только здесь руины человеческие.

– Ну ты и мутный тип… Я от наших ученых не отлипаю, а ты хандришь…

– Нет, – пожал плечами я и снова бросил взгляд в иллюминатор. – Я наслаждаюсь природой. Такой я еще не видел.

– Ага… – махнул рукой Джонни. Ему явно не верилось в мое безразличие к заново открытой колыбели человечества. – Короче, летим мы в Санкт-Петербург! Знаешь, что это? Город наших предков! Так уж получилось, что один из дошедших до Азуры кораблей строили рядом с этим городом и экипаж с колонистами в основном набрали там… Ну и еще по мелочи из других поселений. Батька мне говорил, что наши деды точно из петербуржских. У нас в хозблоке лежит где-то книжка. Знаешь, что это такое? Куда тебе! Это настоящий раритет! Древние в таких информацию сохраняли. Тексты писали на этой, как ее… бумаге! Картинка там еще есть с мужиком на зверюге с четырьмя лапами и большой головой как в рекламной заставке квада…

Я нахмурился. На сколько я помнил историю, семьсот лет назад с Земли одновременно ушло четыре колониальных корабля. Два из них принадлежали каким-то объеденным штатам, один строили в области Питай (или Гитай?), а последний собрали и “населили” в России. До Азуры суждено было долететь только российскому.

Штатовский корабль потерпел крушение на спутнике нового дома землян… Его обнаружили поисковые команды и спасли только треть от общего состава колонистов: те влились в большинство из России, культуры и языки достаточно быстро смешались, нация стала единой. Что же стало с другими двумя кораблями до сих пор не известно. Кстати, проблема потери связи с Землей заключалась в каком-то излучении, проложившем границу между старым и новым домом. Пройдя через него корабли полностью потеряли связь, в том числе и между собой.

Сразу же возвращаться обратно на Землю никто не думал. У кораблей кончилось топливо для пространственных прыжков, а для того, чтобы собрать новое требовались технологии, которых на тот момент не было. В общем, остались на Азуре колонисты и принялись создавать новое общество, совсем в отрыве от родного дома. А затем всевозможные заморочки, хозяйство, дети и… своя политика как-то не до Земли стало. А от неё больше никаких вестей не поступало.

– Петербург? Не слышал… – пожал плечами я.

– Бестолочь! Вроде в одной школе числились… – озадачено произнес Джонни. – Впрочем, ладно! Тебе должно понравиться!

– Сомневаюсь, – покачал головой я.

– Да вон, пошли к яйцеголовым. Посидим рядом, послушаем… У них там очередная дискуссия, – кивнул Джонни в сторону сгрудившейся друг с другом группы гражданских и тут же покинул меня.

Ну и пусть катится к черту! Хотя бы перестал гундеть под ухом…

Я, размякнув на сидении, медленно обвел взглядом салон эхоплана: он представлял собой овальное помещение с пятнадцатью рядами попарно стоявших сидений. Мягких, надо сказать, ведь эхоплан принадлежал к научно-исследовательской части, а не просто к десантной. В наших армейских ничего кроме пластика и валидия не предусматривалось… Все скупо, расчетливо и согласно уставу. Хотя у колониальных пехотинцев с их устаревшим снаряжением было все еще брутальнее.

Нет, вы поймите меня правильно. Конечно, я испытывал и гордость, что попал в весьма незаурядную экспедицию, и некоторое волнение за результаты, и даже определенные… сантиментальные чувства что ли присутствовали. Ведь Родина человечества, как никак, заново открывалась наших глазам… Но, если честно, за пять лет военной службы я побывал в таком количестве всяких экспедиций и насмотрелся на такую на кучу руин, причем, не руками людей созданных, что мне от части… все равно. Нет изюминки что ли.

Вот, например, азуряне очень любят путешествия на Олеон. Для птенчиков с голубой планеты суровая и неприветливая природа моего родного камешка что паприка для шанхаса: объект будоражащего кровь интереса. Туда и пострелять по сафивам и сейвам летают, и побродить в лабиринтах Итма – очень древних руинах неизвестной расы, по всей видимости вымершей задолго до нашего появления. Во всяком случае за семьсот лет никого кроме людей там не видели. Ах, ну да! Забыл еще, что у нас, олеонцев, сиреневые, иногда фиолетовые глаза от обилия какой-то дряни в воздухе Олеона. Они, кстати, в ночи светятся… И все это интересно азурянам (говорю только про них, поскольку гости с других планет залетают на Олеон редко – средств на путешествия хватает больше богатым жителям мира океанов), заставляет их дрожать от нетерпения…

А мне что до этого? Родился там, жил там, дышал там. Гонялся за сафивами на аэроциклах, сейвов кормил грибами с руки, руины Итма облазил со всех сторон, даже тех, куда не пускают туристов… Тогда все было интересно. В детстве и юношестве. А сейчас?

Вот так и с археологией. Видели бы вы огромные известняковые пирамиды на Солютисе! Вот там было интересно и загадочно… А здесь? Домики древних. Разрушенные. Мама всегда говорила, что люди сами себя и погубят!

Между тем среди ученых в дальнем конце эхоплана забурлила оживленная дискуссия. Все восемь членов научного комплекса сгрудились на сидениях вокруг своего предводителя – Александра Олька.

Не могу сказать, что испытывал к нему какие-то неприветливые чувства. Вполне себе обычный азурянин – высокий, узкоплечий, с тонкой шеей и острым лицом. На глазах он носил прямоугольные очки с серебристой оправой, взгляд имел несколько надменный, но невероятно умный.

Однако я реагировал на него неоднозначно. То ли чувствовал несколько свою ущербность, то ли… замечал, как он смотрит на Ксюшу. Пару раз. И простить ему эти взгляды я не мог.

Среди подчиненных Александра были еще четверо мужчин и три женщины. С ними познакомиться я не успел, да и не пытался слишком. Только раз мы перекурили с одним блондином – у него была большая родинка на брови. Наверное, это все, что я запомнил о нем. Тоже высокий и тоже умный на вид – технологичный вид человека с планеты океанов.

Я бы, наверное, так и оставил дискуссию ученых без внимания, продолжив рассматривать бушующие волны в иллюминатор, если бы дверь кабины пилотов не открылась, и из нее не вышла Ксюша. Буквально за несколько легких шагов она оказалась рядом с яйцеголовыми и незаметно расположилась на одним из кресел. Впрочем, незаметно для всех, кроме Олька. Тот прекрасно видел, кто уселся по левую руку от него.

Просто так я это оставить не мог.

Решительно поднявшись, я при помощи усилителей в моих сапогах почти моментально подошел к ученым и устроился рядом с Джонни – как раз за спиной Ксюши. Друг недоуменно посмотрел на меня, но тут же отвернулся. Ольк внимательно слушал доклад какого-то кудрявого парня, не старше моего возраста. Мою персону мистер всезнайка оставил без внимания.

–… таким образом, – говорил кудрявый. Я не сразу заметил, что его верхняя губа рассечена старым зарубцевавшимся шрамом. – Мы провели несколько тестов с заборами воздуха – чисто. Никаких вирусов или бактерий, которые могли бы причинить вред организмам азурян или Олеона, а также… Инкурии. От всех иных, которые имеются в составе, иммунитет выработан еще нашими далекими предками.

– То есть за семьсот с лишним лет атмосфера Земли осталась неизменной? – подал голос памятный мне блондин. На его лице застыла ухмылка. Мне почему-то показалось, что он с некоторой надменностью слушал своего кудрявого коллегу.

– То есть сейчас она благоприятна для человека. Что было с ней в течение прошедшего после ухода колонистов с Земли времени неизвестно, – в том же тоне ответил блондину кудрявый и вернул столь же ядовитую ухмылку.

Визави лишь цокнул в ответ.

– Что в таком случае получается? – подала голос низенькая курносая девушка в сером комбинезоне. Она одна из гражданских не была облачена в белый костюм химзащиты.

– Надо спускаться на землю и исследовать почву, – ответила ей сидевшая рядом рыжеволосая девушка с короткой стрижкой "под мальчика". В ее левой ноздре сияло маленькое серебряное кольцо.

Вынужденное украшение, надо сказать. Скорее всего эта девочка происходила с самой немногочисленной колонии на луне Солютиса – Инкурии. На ней не было атмосферы, зато залегало огромное количество ресурсов, ценных для научных разработок – там люди вынуждены были выходить за границу обеспеченных кислородом баз-отсеков и пользоваться не только скафандрами, но и обычными респираторами, крепившимися на поясе и доставлявшими воздух через тонкую трубочку, заканчивавшуюся соплами. От частого соприкосновения с инородным телом начинались раздражения слизистой носа. Чтобы такого не происходило все инкурийцы носили серебряные кольца, пропитанные нужными лекарствами, заживлявшими раздражение. Они так привыкали к ним, что носили их далеко за пределами своей родной луны.

– Не рановато ли? – на этот раз заговорил сидевший по правую руку от Олька бородатый дородный мужчина. Я не сразу заметил, что у него не было правой руки.

– Самое время, – покачала головой рыжеволосая. Ее веснушчатое лицо выглядело очень молодо, с первого взгляда инкурийка смахивала совсем на подростка. Но это был лишь обман сознания. Дело в том, что на Инкурии большинство почвы составляло какое-то минеральное сырье, испускавшее особый газ. Его состав моему простому солдафонскому мозгу был неизвестен. Но от него, как говорят, кожа куда как менее была подвержена старению. Или это уже мутация?

– В конце концов мы сели в эхоплан не для того, чтобы торчать в воздухе, – согласился последний из мужчин-ученых. Долговязый, черноволосый и в очках – такой же азурянин как и Ольк.

– Решать все равно не вам, – снова усмехнулся блондин. – Александр?

– Я выслушал еще не все мнения, – незамедлительно ответил глава яйцеголовых и скользнул взглядом по Ксюше. Меня так и ошпарило, словно каленым железом. Затем Ольк перевел взгляд на другую. – Эви? Что скажешь ты?

Третья девушка в компании всезнаек явно затесалась по ошибке. Красивая, с утонченными чертами лица. По-моему, натуральная блондинка. И как она умудрилась так хорошо выглядеть, изучая всю эту… ученую ерунду?

Эви не сразу ответила на обращение Александра. Уставившись в пол, она молчала чуть ли не полминуты, затем резко вскинула голову и, посмотрев в глаза Александра, четко сказала:

– Здесь нечисто. Садиться нельзя.

Среди яйцеголовых повисло молчание. А вот мне почему-то захотелось рассмеяться. Наверное, я даже глупо заулыбался. Ну прямо очень научное мнение!

Но Ольк отнесся к заявлению свое карманной блондинки со всей серьезностью, чем немало смутил меня. Чего они так испугались? Я уже там был внизу… Тишина и битые камни. Что бы там не произошло, это было давно.

– Мы спустимся, – заявил наконец Александр. – Но сначала вперед пойдут солдаты.

На этом совещание закончилось. Да и скорее всего закончилось бы все равно бесцеремонным вторжением сержанта, который шептал даже громче мотора осадного танка.

– Капрал Утер! – взревел он, видимо, ожидая, что я подпрыгну, вытянусь в струнку, залопочу что-нибудь ему нужное…

Но я лишь поднялся со своего места и молча устремил безразличный взор на смуглое лицо здоровяка-сержанта. На нем застыли явные признаки крайнего недовольства.

– Капрал Утер, почему вы не вместе со всем подразделением? Что вы делаете в салоне гражданских? – зарычал сержант. Звали его Василий, а среди рядовых и капралов – Пес. Он вечно на всех орал, ругался и был недоволен. В учебке такое поведение было к месту, позволяло чаще анализировать себя после очередной выволочки и сближало ребят ненавистью к своему командиру. Но после пяти лет службы бесконечные тычки раздражали.

– Я подготовил амуницию и в отсутствии поломок решил отдохнуть, – без запинки и совершенно ровным тоном ответил я. Признаться, мое спокойствие давалось мне очень непросто. Во-первых, Пес бесил меня одним только своим видом, а сейчас он ко всему прочему очень широко раскрывал пасть. Во-вторых, начало очередных придирок видели яйцеголовые и… Ксюша, которая почему-то не вернулась к своим обязанностям, а осталась. Посмотреть. Я спиной чувствовал ее любопытный взгляд. И это очень смущало меня, ведь как-то показать себя в такой ситуации очень сложно – старший по званию может унизить, если захочет.

– Ты подготовил? Да когда в последний раз ты смазывал свой карабин? Еще на Олеоне? – распылялся сержант. Я молчал и спокойно смотрел в лицо сумасшедшему Псу. Кстати, когда он злился, то левый глаз его начинал заметно дергаться. – И так делают десантники? Ты что, морской пехотинец какой-нибудь?

Вообще, формально особой разницы между десантниками и морской пехотой (условное название, исторически пришедшее от военных с корабля штатов) не было. Вооружали примерно одинаково, награды носили те же. Но по опыту последних войн с корпорациями и пиратами, морскую пехоту чаще бросали "на мясо", массированной атакой в самую гущу. Десантников же использовали более тонко – сбрасывали в отдельные жизненно важные точки, направляли для проведения диверсий или боя в глубоком тылу. Но не менее редко десантники шли в битву рука об руку с морпехами, и любая разница стиралась. Так было как раз со мной, причем большую часть мой службы. Поэтому сравнение Пса мне совсем не показалось обидным – среди мариносов есть ребята куда покруче нашего Васи.

– Это неуважение ко мне, твоему командиру отделения? К своему оружию? Или, быть может, к воинскому уставу?

Если первые два были вполне обычными для армии вещами, то последнее обвинение было очень крутым. Дисциплинарный кодекс содержал более сотни проступков, за которых на солдат и офицеров возлагались разнообразные взыскания от штрафов до различных телесных наказаний. Однако отдельной строкой был прописан самый тяжкий грех – неуважение устава. За него полагалась смертная казнь. Причем значение имело не нарушение устава как такового, а именно выраженное неуважение к уставу как основополагающей идее военного дела.

– И это я уже не говорю о царапинах на карабине, которые ты умудрился сделать, бродя по руинам. Пустоголовый баран!

Здесь меня охватил жар, и мои нервы сдали.

– Я, капрал Утер, товарищ сержант, – сказал я словно молотом ударил по наковальне. – А к кому вы обратили последние слова, я не знаю. Таковых рядом не вижу.

– Что ты сказал, молокосос? – большие глаза сержанта налились кровью, он подался вперед, но между нами встал Джонни.

– Сержант, брейк! Вы чего в самом деле? Смажет он все, будет следить аккуратнее… А вы…

– Заткнись, Румянцев, – прошипел Пес. – В наряде будете сегодня. Оба. И приступайте к мойке полов немедленно. А ты, Утер, еще ответишь за слова.

На этом сержант развернулся на одной ноге и пошел прочь из отсека.

Я сгорал со стыда. Как мне удалось не покраснеть, одной Бездне известно.

Некоторое время мои глаза смотрели в пол. Мне было очень неловко смотреть на Джонни, которому попало из-за меня, и… на Ксюшу, ставшую свидетелем моего унижения со стороны начальника…

Я все же повернулся голову. Ученые частично разошлись, но Ксюша продолжала сидеть. Она смотрела на меня… загадочным каким-то взглядом. Или мне просто хотелось так думать? А затем к ней повернулся Ольк, отвлек каким-то вопросом.

У меня все так и сжалось в груди, я даже повернулся, чтобы подойти к красотке, прервать ее диалог с всезнайкой хотя бы простым своим появлением, но…

– Так, куда это ты? – хлопнув меня по плечу, спросил Джонни. К моему удивлению, он совсем не злился – на лице сияла улыбка. – Хочешь меня одного оставить отдуваться? Пес дважды повторять не будет. Пойдем. Бабам все равно много внимания нельзя уделять.

Мне оставалось только вздохнуть.


Читать Форум Узнать больше Скачать отрывок на Литрес Внимание! Вы скачиваете отрывок, разрешенный законодательством и правообладателем (не более 20% текста). После ознакомления вам будет предложено перейти на сайт правообладателя и приобрести полную версию произведения. Купить электронку Купить бумажную книгу
0.0/0
Категория: Новая книга про попаданца | Просмотров: 123 | Добавил: admin | Теги: Книга 1. Точка возврата, Макс Каменски, Шепот Пустоты
Всего комментариев: 0
avatar
Вверх