Новинки » 2021 » Февраль » 14 » Лора Вайс. Чертова ведьма
10:25

Лора Вайс. Чертова ведьма

Лора Вайс. Чертова ведьма

Лора Вайс

Чертова ведьма

 

с 08.12.20

Когда черт решил найти няню своему непослушному сыну, он поступил просто: украл ведьму, посадил ее под замок, возрадовался своей находчивости, а потом понял, что влюбился. Но обиженная ведьма готова постоять за себя и не собирается потакать похитителю, несмотря на то что он комиссар полиции, находится на опасном задании и не привык пасовать перед трудностями.

М.: Альфа-книга, 2020 г. (октябрь)
Серия: Романтическая фантастика
Тираж: 2000 экз.
ISBN: 978-5-9922-3105-2
Страниц: 288
Выпуск 562. Внецикловый роман.
Иллюстрация на обложке и внутренние иллюстрации В. Успенской.
1 Аудио
Чертова ведьма

1

Адам

– Ах ты, бесенок! Негодник! В приют для низших чертей сдам! Иди сюда немедленно! – ору на грани возможностей голосовых связок.

Честное слово, уже руки опускаются. Что делать с этим поганцем? Может, действительно в полицейский корпус отдать? Там научат дисциплине. Глядишь, выйдет оттуда путевым чертом.

– Я не виноват! – раздается писк со второго этажа, а следом слышится топот маленьких ног. – Она меня покусать грозилась! – является взору мое растрепанное чадо в порванных носках и с комплектом ссадин на руках и лице.

А у меня на нервах уже хвост мотается из стороны в сторону, того и гляди снесет вазу с консоли. И когда Отис это видит, сразу бледнеет. Знает, что сейчас ему может влететь совсем не по-детски.

– Папа, клянусь! – Темно-синие глаза тотчас заволакивают слезы. – Я не специально!

– Уже третья, Отис, – перехожу на шипение. – Уже третья учительница за месяц. Тебя выгнали из двух школ, ты передрался со всеми детьми в округе. Объясни, зачем ты это делаешь? В могилу хочешь меня свести?

– Они все смотрят на меня, как на черта! Обзывают рогатым! – выпячивает он грудь, сжимает кулачки.

– Так ты и есть черт, черт бы тебя побрал! А рога уйдут с возрастом! – Злость и раздражение начинают сходить на нет. Увы, у моего сына затяжной период становления сущности. Он не может контролировать себя. Рога, хвост, слегка заостренный нос и волосатые уши – все на виду. Обычно к трем годам уже ничего не видно, но не у Отиса. Ему вот-вот исполнится восемь, а по-прежнему никаких изменений. Но, дьявол меня задери! – Опять на жалость давишь? – снова завожусь. – Ирма Марковна тут при чем? Она, что ли, тебя рогатым обзывала?

– Она обещала укусить, если не сяду за стол. Я испугался и нечаянно заехал хвостом ей по лицу.

– А потом боднул. И все нечаянно? Моему терпению, Отис, пришел конец. После того как отметим твое восьмилетие, поедем в полицейский корпус, пройдем собеседование. Иначе ты совсем одичаешь.

Вдруг сын ощетинился, а по щекам покатились крупные горошины слез.

– Ты как она! – выкрикнул.

– Нет! – Да как он смеет сравнивать меня с Нарли?

– Да! Она бросила меня! И ты бросишь! – И помчался обратно наверх, после чего раздался мощный хлопок дверью, а следом что-то грохнулось и разбилось. Моя коллекция пауков, наверное.

Я могу справиться с чем угодно и с кем угодно, но только не со своим сыном. Обессиленно падаю в кресло, начинаю тереть глаза. Что же делать? И учиться ему надо, и развиваться как-то, но не прет что-то ничего, не тянет. Я делаю все, что в моих силах, но выше головы не прыгнешь. Психолог сказала, наши проблемы из-за дефицита внимания. А еще настоятельно посоветовала найти Отису друзей, но главное – найти мать. Угу, как же… так эти матери и валяются на дорогах. Бери не хочу. Да и искал я, искал. Няньки, гувернантки, учительницы, но, увы. Отис каждую довел до белого каления. А жениться второй раз не собираюсь, хватило первого. Нарли вывернула душу наизнанку, после чего просто-напросто сбежала в мир людей. И ладно меня бросила, так Отиса бросила, а ему было-то всего ничего – три года. Дрянь несчастная, чтобы у тебя рога поотваливались и хвост отсох.

 

Два дня спустя

Кейна (Карина)

– Малыш! Опоздаем! – подгоняю свою маленькую соню. И будить жалко, но жалость закончится очередным опозданием, и воспитательница опять будет ворчать.

– Ну, мам… ну не могу я быстрее, – втискивается дочь в комбинезон.

– Можешь, зайка, все ты можешь. А мне надо срочно на работу. Дел сегодня невпроворот.

– И сколько заказов? – Тут же загораются эти любимые глазки. Она всегда так радуется, если у меня много заказов.

– Восемь! – заявляю с гордостью.

– Ого!

– Угу.

И все, маленький моторчик заработал на полную катушку. Уже через минуту Настена стояла полностью готовая к выходу.

– Вот видишь, можешь, когда захочешь, – запихиваю в ее рюкзачок пакетик сока и печенье, после чего наматываю себе на шею шарф. За окнами всего-то конец сентября, да и бабье лето в самом разгаре, но мне уже холодно. Что поделать, мерзлячка я.

Через пять минут выходим из дома и несемся в сторону детского сада. Хорошо хоть тот рядом. А на работе у меня аврал-авралище. Три торта для людей и пять для нечисти. К слову, я сама нечисть. Ну как – ведьма, только от ведьмы во мне одно название. Способностей почти никаких. Вот мама была потомственной, но потом ей взбрендило перебраться в мир людей, где на второй день она сломала ногу и тем же днем познакомилась с травматологом Денисовым Артемом Николаевичем. В итоге я получилась так себе. Левитация первого уровня, магия и того хуже – уровня детских фокусов, но кое-что я умею и делаю это отменно: пеку торты. Научилась, причем сама. Мама первое время пыталась обучить меня простейшим ритуалам, а потом поняла, что бесполезно, и позволила заниматься тем, что мне по душе. Жаль, ушли они с отцом слишком рано. И тут же к горлу подступает ком. Так, хватит о грустном! Торты надо печь с улыбкой на лице, продукты ведь все чувствуют.

Используя свою левитацию первого уровня, добираюсь до остановки, и весьма вовремя, автобус еще на месте.

– Фух, – взбираюсь в многотонную машину.

– Девушка, садитесь, – слышу откуда-то справа.

А мгновение спустя со своего места встает чертовски привлекательный мужчина. Может, в нем и правда есть чертовы гены, кто знает. Нечисть давно перепуталась с людьми. Многие даже не подозревают, что в них течет кровь ведьм, чертей, фей, оборотней, некромантов каких-нибудь.

– Нет-нет, не стоит.

– Садитесь, садитесь, – продолжает настаивать красавчик в стильном пальто.

Ну раз так жаждет совершить благое дело, надо помочь человеку. И удобно усаживаюсь у самого окна.

– Большое спасибо, – улыбаюсь самой милой улыбкой. А он и рад, прямо млеет. Наверняка незадолго до своей или моей остановки начнет выпрашивать телефон. Эх, почти каждый день одна и та же песня.

Мужчинам я нравлюсь. Ведьмы от рождения наделены природным магнетизмом. А еще я рыжая, что редкость даже для ведьм. Только верить в людскую искренность перестала давно. Утратила веру в тот день, когда отец Насти хлопнул дверью. Нет ее, любви этой. Денис ушел и, похоже, сразу ударился головой, поскольку моментально забыл о том, что у него есть дочь. И снова мысли какие-то неправильные, негативные. Погода, что ли, влияет? В этот момент ловлю себя на том, что смотрю на красавчика в стильном пальто, видимо, таким разочарованным взглядом, что бедолага уже не знает, куда себя деть. А вот так вот! Пусть тебе станет стыдно за всех обиженных и обманутых женщин.

Через положенные пятнадцать минут автобус тормозит у остановки, и я выскакиваю точно ужаленная. Дорога каждая секунда! Если управлюсь со всеми заказами, то получу от сорока до шестидесяти тысяч. Этих денег нам с Настюшей хватит месяца на два, мы с ней дамы экономные. Подбегаю к дверям своей крошечной кондитерской под простым, но действенным названием «Тортик.ру». И, слава богу, тетя Маша уже на месте.

– Доброе утро! – влетаю в двери, вдыхаю аромат выпечки. Все, я дома… Да, эта мастерская-кондитерская мой второй дом.

– Доброе, Карин. А ты чего так спешишь?

– Много заказов на сегодня.

– Ой, как хорошо.

– Успеть бы только.

– Успеешь, ты у нас пчелка быстрая.

Тетя Маша пришла ко мне устраиваться уборщицей, но уже скоро выяснилось, что у нее полное взаимопонимание с тестом. В итоге она стала моей помощницей и правой рукой. Правда, первое время нам пришлось тяжело, хозяин площади повысил ренту, да и в целом цены выросли на все. Однако Мария Федоровна не сдалась, не отвернулась, более того, привлекла клиентов – своих знакомых и родню, а те рассказали дальше. Так и сработало сарафанное радио.

Я быстренько переоделась в форму, нацепила на голову колпак. Не терплю все эти шапочки для душа или косынки. Уж коль я повар, то и колпак должен быть. К слову, на клиентов мой вид производит нужное впечатление, опрятность подкупает. Особенно в смежном мире, там у народа вообще бзик на облике, который должен полностью соответствовать деятельности.

Итак, что у нас в списке? А в списке два свадебных торта и шесть детских, из них три на день рождения и три обычных.

Первым делом берусь за свадебные. Ну хоть здесь мои слабенькие способности пригодились, причем очень.

– Эллис мортэ, – произношу негромко, и сейчас же с полок ко мне на стол летят чашки самых разных размеров. – Адис мортэ, – и включается духовой шкаф. Пусть разогревается.

Тут тетя Маша приходит на помощь. Пока она вымешивает тесто, я занимаюсь начинкой и будущей глазурью.

Люблю, когда работа кипит, дела спорятся. Да, устаю дико, домой буквально приползаю, но останавливаться не имею права. У меня есть дочь, а у нее есть я, только я. Больше нам никто не поможет.

Вот и основы готовы – нежнейший бисквит, который надо еще пропитать сиропом. Тетя Маша от меня не отстает и перехватывает инициативу, когда я перехожу к формовке. Спустя четыре часа четыре торта готовы.

– Красота, – наблюдает Мария Федоровна за тем, как двух- и трехъярусные красавцы отправляются в холодильник.

– Но нам осталось еще столько же, – возвращаюсь я к столу. – Правда, тут уже проще.

Четыре обычных одноярусных торта, да раз плюнуть.

И опять побежало время, которое так хочется иногда остановить. Но я этого не умею.

Через пять часов справились. Теперь надо дождаться ночи. За тортами для этого мира клиенты придут завтра, а вот торты для смежного надо отдать уже сегодня, поэтому прощаюсь со своей помощницей. Тетя Маша знает мой распорядок и никогда не задает лишних вопросов.

– Хорошего вечера, Кариночка. До завтра.

– И вам хорошего, – запираю за ней дверь, вглядываюсь в темноту двора.

Жаль, Настю не получится забрать. Благо, соседка выручит, всегда выручает, за что я ей всегда пеку плюшки или пиццу. Такой вот бартер.

И пока есть время, приступаю к пирожным из заварного теста. В смежном мире хорошо берут, прямо-таки с удовольствием, это здесь люди привередничают, а та-а-ам… Но на душе почему-то неспокойно, какой-то странный мандраж. Хотя все, как всегда, переживать не о чем. В итоге не выдерживаю и звоню соседке:

– Привет, Лен. Как у вас дела? Все хорошо? Да-да, сегодня поздно, – и помимо голоса соседки слышу мою крошку, она вовсю играет с Лениной дочкой. – Спасибо тебе, завтра жди с плюшками. Ага, давай.

Однако мандраж не уходит. Может, просто переутомилась?

К полуночи у меня уже все готово. На прилавках лежат пирожные, а в специальном контейнере – плюшечная оплата услуг Лены. Тогда иду в кладовку, совершаю привычный ритуал и отправляюсь обратно в зал.

И вот часы пробивают ровно двенадцать. В этот момент из-за двери в подсобку начинают доноситься голоса. Жизнь в смежном мире кипит и днем, и ночью. А спустя минуту ручка дергается.

– Доброго здравица, Кейна. – В дверь входит сгорбленная старушка с длинным носом и аккуратной бородавкой ровно по центру того. Сегодня она в дорогом костюме, а как же иначе? Ее дочь выходит замуж.

– Доброго вечера, госпожа Мари-крю. Мои поздравления, Жизель выходит замуж, такое счастье.

– Ох, не говори, деточка, – расплывается в улыбке ведьма. – Мальчики, заходите! – Следует взмах руки в бежевой перчатке, и следом за Мари в помещение входят два бравых варлока. – Готов ли наш тортик? – подплывает ведьма к прилавку.

– Конечно, – спешу открыть холодильник, где стоит самый высокий торт, украшенный фигурками тыкв и летучих мышей, само собой, из сахарной мастики.

– Ох, какая прелесть, Кейна! – под очередной всплеск руками восклицает Мари-крю. – Ты мастер своего дела, – после чего достает из кошелька золотые монетки, кладет на прилавок и произносит заклинание, а через мгновение на месте монет лежит привычная мне пятитысячная купюра.

– Спасибо, госпожа, – слегка кланяюсь я и не трогаю деньги, ибо по правилам надо дождаться, когда клиент заберет заказ, только потом брать плату. Все-таки в мире нечисти уважение к старшим и правила этикета ценятся высоко. Эх, глянуть бы хоть одним глазком, как у них там все устроено, как они живут.

Варлоки тем временем ловко упаковывают торт в магический бокс, где моему шедевру ничего не угрожает, и уносят.

– Доброй ночи, детка, – улыбается Мари. – До новых встреч.

– Передавайте мои поздравления дочке, – снова кланяюсь. – Счастья и любви.

– Спасибо, дорогая. Обязательно передам, а потом еще и фотографии принесу.

Когда дверь за ней закрывается, убираю деньги и сажусь на стул. Вот-вот придет следующий клиент.

Но спустя пару минут вместо заказчика встречаю на пороге незнакомца ростом под два метра и такой ширины в плечах, что ему сначала приходится встать боком, только потом удается войти в дверной проем.

– Вы печете торты? – гремит протокольным голосом, а параллельно осматривает зорким оком окружающее пространство, но по лицу видно, не шибко-то рад оказаться здесь.

 

За три часа до полуночи

Адам

– Ты уверен, что лучшего места нет? – принимаю от секретаря визитку с надписью «Тортик.ру» и адресом: Кривой переулок, дом семь.

– Жена заказывала торт для дочери, все были в восторге, – пожимает плечами Корсак, а его хвост лежит спокойно на полу, значит, не врет.

– Ну, ладно. А кто хозяин пекарни? – засовываю визитку в карман кителя.

– Кейна, полукровка.

– Что? Полукровка? Чьих кровей?

– Наполовину ведьма, наполовину человек.

– И ты не побоялся купить у нее съестное для своей дочери и гостей? Эти полулюди все как один шарлатаны. Наш участок завален жалобами и заявлениями на них.

– Господин Герон, не все они такие. Кейна хорошая добропорядочная ведьма, работает по закону, в наш мир не суется. И да, печет такие торты, ум отъешь, – в голосе чувствуются обиженные нотки.

– Хорошо, спасибо. Можешь идти.

На что Корсак кланяется и спешит покинуть кабинет.

А день рождения Отиса не за горами. И каким бы непослушным поганцем он ни был, он мой сын, которого я люблю больше жизни. Праздник у него должен быть. И должен быть торт. Мой чертенок млеет от шоколада. Что ж, может, и имеет смысл заглянуть в этот «Тортик.ру». Но какое все-таки идиотское название. Жаль, что все известные мне кондитерские и пекарни не отличаются ни фантазией, ни качеством продукта; по крайней мере, Отису не понравилось ничего из мною купленного и принесенного на пробу. Честно говоря, мне самому не понравилось. Привкус старого маргарина и немыслимое количество жирного крема. До сих пор тошнит, стоит только вспомнить этот мерзкий вкус. Казалось бы, в столице живем, а печь торты до сих пор никто не научился.

Встаю, одеваюсь и иду в направлении выхода. Сегодня более или менее спокойный день, народу почти нет, все работают в штатном режиме. Хочется верить, что и дома все будет спокойно, но сердце за Отиса болит, пришлось оставить сына одного, никто не захотел посидеть с ним. Я и просил, и угрожал, и даже чуточку умолял, но никто не согласился. Представители агентств по подбору персонала уже шарахаются от меня как от ладана.

А на улице хорошо, свежо. Близится праздник Огненной тыквы, владельцы магазинов уже вовсю украшают витрины, общественные службы наводят порядки, готовят подиумы. Н-да… когда-то эта предпраздничная суета вызывала у меня радость, желание присоединиться, но после того, как Нарли бросила нас, все резко изменилось. Я перестал радоваться тому, что хоть как-то связывало меня с этой мерзавкой.

До Кривого переулка рукой подать, потому оставляю машину на парковке комиссариата и отправляюсь пешком. Заодно прогуляюсь, проветрю голову. И пока иду, ловлю взгляды прохожих. Ну да, пальто я тоже не надел, а комиссарская форма привлекает внимание, особенно женского пола. Юные чертовки и ведьмы так вообще не стесняются – таращатся во все глаза. Так, а вот и нужный мне дом. Миную дорогу и оказываюсь у трехэтажного здания. Ну да, точно оно, мы такие называем портальными домами, они очень узкие и появляются в полночь в переулках. А над входом светится желтым «Тортик.ру». И едва касаюсь ручки, как дверь открывается. Из недр помещения выходят варлоки с большим коробом в руках, следом за ними появляется ведьма почтенного возраста.

– Господин, комиссар, – слегка подается вперед дама.

– Госпожа, – кланяюсь в ответ.

– Идите, идите к Кейне. Не прогадаете, – слышу ее удаляющийся голос.

Что там за Кейна такая чудодейственная? И снова берусь за ручку.

– Дьявол, – почти сразу бьюсь головой о балку. Тут все такое тесное, низкое, пыльное. Ох, и еще одна дверь. Кое-как протискиваюсь в небольшой зал. Ну, хоть запахи витают здесь приятные, даже очень. Аж слюна выделяется. Хотя неудивительно, я сегодня без обеда.

И тут вижу ее – в бежевом колпаке, из-под которого выглядывает рыжая коса, в таком же бежевом кителе и брюках в клетку. Девчонка молодая совсем. Стоит, смотрит на меня своими зелеными глазищами, но взгляд напряженный. Может, формы испугалась, решила, что пришел ее «Тортик» третировать?

– Вы печете торты? – Слова как-то сами собой звучат очень громко, грубо. Издержки профессии.

Она же, молча, кивает.

– Кейна, верно?

Снова кивок.

Тут в пекарню входит пара – некромант с женой, и как видят меня, мигом перестают улыбаться.

– Кейна, что-то не так? – К прилавку подходит бледная девушка с белыми, как лист бумаги, волосами. – Мы ведь сможем забрать торт? День рождения все-таки, – опять косится она на меня.

– Я подожду, – решаю не томить их. Заодно осмотрюсь.

– Да, конечно. – А вот и заговорила. – Ваш торт здесь. – Идет мимо меня прямиком к холодильнику, достает оттуда большой торт, покрытый, о силы подземные, шоколадной глазурью.

Надо же, как аппетитно блестит. Помимо глазури на торте множество ягод, шоколадок, вафелек. Честное слово, любовался бы и любовался этой красотой. Но рыжая упаковывает торт, быстро перевязывает бечевкой.

– Прошу, – передает блондину коробку, и некромантская чета сейчас же расплывается широкими улыбками, потом достает деньги. Так-так-так… что там получается по курсу на сегодняшний день? Угу, два золотых тэрга к трем. Ничего себе цены! Эта ведьма хорошо зарабатывает.

Когда довольные клиенты уходят, подхожу к прилавку, смотрю на пирожные, от вида и запаха которых начинает живот сводить.

– Мне торт нужен, – завожу руки за спину. – Что можете предложить?

– Какой именно? – преодолевает страх эта пичужка в колпаке.

– А есть из чего выбрать?

– Есть, – ныряет под прилавок и достает оттуда каталог, – выбирайте, – кладет на столешницу. – У меня ведь не будет проблем, господин комиссар? – не выдерживает. – Я работаю по закону, все бумаги оформлены, надзорные комиссии пройдены, – а голосок какой нежный, певучий. Ну что сказать – ведьма.

– Если пройдены, оформлены, значит, проблем не будет. Я за тортом пришел, – всматриваюсь в фотографии.

Чего тут только нет. Один краше другого. С ягодами, фруктами, какими-то фигурками, в один ярус, в несколько, в форме машин, домов или зверей. О, вот этот идеален был бы к празднику Огненной тыквы. Оранжевый с черным, украшенный маленькими тыквами, паутиной. Интересно, паутина настоящая?

– Вам, может, подсказать? – произносит она уже смелее.

– Из шоколада есть что?

– Конечно, – перелистывает пару страниц. И взору является целый разворот с шоколадными тортами. – Какая начинка вас интересует?

– Я же сказал, мне шоколадный нужен. Весь.

– Весь-весь? – хлопает темно-рыжими ресницами.

– От А до Я, – и указываю на торт, который очень похож на тот, что забрали некроманты. – Этот хочу. Сколько стоит?

– Какой вес?

– Килограммов восемь.

– Тогда… – берет калькулятор, считает. – Шесть тэргов.

– А не дороговато ли для тортика?

– Есть прайс, если вас не устраивает цена, можете выбрать что-то побюджетнее. Или этот же, но меньше по весу.

– Ладно, я понял. Дерете тут три шкуры, все вы одинаковые, – и уже собираюсь сказать, что беру, как она поднимает на меня взгляд, причем такой настоящий ведьминский.

– Одинаковые? Вы, прошу прощения, о чем сейчас?

– А с тем, что дерете три шкуры, значит, согласны, – усмехаюсь. Ишь как завелась. Прямо чувствую, как вибрирует воздух вокруг нее, и вдруг понимаю, еще чуть-чуть и мой хвост встанет трубой. А это уже лишнее.

– Простите, господин комиссар, но продавать вам я ничего не буду, – неожиданно захлопывает каталог и прячет обратно под прилавок. – Я честно зарабатываю себе на жизнь, все мои клиенты довольны и ходят ко мне годами. Цены рыночные, качество ингредиентов высокое. Но для вас, видимо, важнее не это. Уверена, вы найдете для себя подходящий торт у какого-нибудь другого мастера, не такого, как мы все.

– Слушай, – упираюсь кулаками в прилавок, – а что если я возьму и прикрою твою лавочку?

– А вы попробуйте! – Ее глаза вмиг загораются. – Для начала найдите причину, составьте протокол о нарушениях, потом соберите комиссию, а уж после бряцайте здесь своим комиссарским авторитетом.

И тут я слышу, как мой хвост падает на пол. Девица же вдруг усмехается, затем добавляет таким премерзким тоном:

– До свидания, господин черт, – и столько в этом ее «господин черт» пренебрежения. Сама-то кто есть вообще? Жалкая полукровка.

– Никчемная грязнокровка, – нависаю над ней, – которая мнит себя ведьмой, а на деле пустышка.

– Высокомерный черт, который мнит себя благородным господином. Убирайтесь отсюда, и хвост не прищемите, – направляется к двери и распахивает ее.

 

Кейна (Карина)

Каков мерзавец! Выхухоль рогатая! Черт паршивый! Вот бы все это выплюнуть ему в наглую физиономию! Нацепил погоны и думает, все можно. Но стараюсь держаться, хотя и получается с трудом. Скорей бы уже свалил отсюда. Прикрывать он меня собрался! Ага, щаз!

– Всего плохого, недоведьма! – бросает на прощанье черт и протискивается в дверь.

– И тебе того же, – шепчу чуть слышно. Все-таки напрямую оскорблять представителя закона смежного мира чревато большими проблемами. А мне они не нужны. Но он не первый, кто является сюда со своими националистичными выкидонами. И с такими у меня разговор короткий. Адьес, амиго!

Слава богу, заходят очередные клиенты. Семейство фей. Дети сейчас же прилипают к стеклу холодильной камеры, начинают гадать, какой торт для них, а родители подходят к прилавку.

– Доброго вечера, Кейна, – кланяется утонченная хрупкая фея в удивительно красивом платье. – Мы за заказом.

– Сейчас, – иду к холодильнику. – Так, детвора, расступись. – И тройняшки разлетаются в разные стороны. – Ваш торт.

А дальше счастливые детские визги, довольные родители и щедрая оплата моих трудов.

– Ой, а можно нам еще пирожных?

– Сколько? – достаю бумажный пакет, щипцы.

Вдруг фея краснеет, какие же они жеманные, стеснительные. Это их особая черта.

– Все, – тупит глазки.

– Хорошо, – и беру уже другой пакет, большой.

Славно, очень славно. Лучше и быть не может. За два часа раздаю все заказы, а за час до закрытия портала принимаю три новых. Я это сделала, я молодец. Теперь можно домой.

Возвращаюсь на такси, и пока еду, думаю об инциденте. Наверное, зря я так с этим рогатым полицаем. Вдруг действительно устроит мне какие-нибудь проволочки, с него станется. Слишком задели его мои слова. Надо быть сдержаннее. Но не могу, не могу спокойно реагировать на такое хамство. Кто он есть, чтобы тыкать мне в лицо моей сущностью? Сам же ко мне пришел и сам же давай оскорблять! Ведьма, человек, какая разница! Но, увы, для смежного мира разница есть, и существенная. Там высоко ценится чистая кровь, а все смешанные, как правило, остаются в мире людей. Мне повезло сыскать почет и уважение среди клиентов, ведь покупают мои торты не только простые горожане, но и представители властей. Торты – они всем нужны. День рождения – торт, свадьба – торт, выход на пенсию – торт, профессиональный праздник – тоже торт. Даже похороны, и те с тортом, по крайней мере, в смежном мире. У нечисти отношение к смерти своеобразное.

Из машины выхожу, когда начинает светать. Листва шуршит под ногами, в воздухе зависает дымка и запах такой осенний-осенний. Дочку заберу в восемь, а пока у меня есть три часа на сон.

Квартира меня встречает бардаком, убраться бы не помешало, но все потом. Я буквально валюсь с ног. Сил хватает только на то, чтобы сбросить пальто, снять сапоги и долевитировать до кровати. Вы ведь, наверное, не знаете, что такое левитация первого уровня? А это когда от земли отрываешься на сантиметров пять-десять и так «низэнько-низэнько» летишь.

Отключаюсь за считанные секунды.

Поначалу так тихо, хорошо, темнота баюкает сознание, но потом случается всполох света, и я вижу перед собой этого грубияна. Он в черном плаще, с длиннющими рогами, свиным пятаком, копытами и трезубцем в руке. Стоит такой на пафосе, а вокруг него пламя беснуется. А меня смех разбирает. И просыпаюсь от того, что хихикаю.

– Уфф! – смотрю на часы: пора за Настей.

Мой сладкий малыш встречает меня крепкими объятиями.

– Мама!

– Привет, – подхватываю свое сокровище на руки. – Держи, – протягиваю Лене пакет с плюшками. – Спасибо.

– Ох, как много, – заглядывает она внутрь. – Надо нам переходить на менее калорийную оплату, я уже бока наела на твоих офигенных плюшках. Дети! – кричит своим погодкам. – Завтракать!

На том и расходимся.

– Ты все успела? – Настена сразу бежит в кухню, наливает в чайник воду, ставит на разогрев.

– Да, малыш. Все успела, все продала. – Достаю из сумки конверт с наличностью, вытаскиваю деньги и начинаю раскладывать по стопкам. – Часть отдадим тете Маше, часть пойдет на уплату налога, остальное – на остальное, – решаю не забивать голову моему солнцу.

– А новые заказы есть? – спрашивает деловито.

– Есть. Шесть штук.

– Ура! – подскакивает.

– Ура-ура, – киваю.

Настя ведь не знает, что я торгую не только с людьми. Да что там, дочка вообще не в курсе о существовании смежного мира. Ей, впрочем, и не к чему. Во-первых, слишком маленькая, во-вторых, в том мире ей все равно не жить, поскольку в моей девочке еще меньше сил. Ведьма она лишь на одну треть. Среди людей нам самое то.

После завтрака Настя отправляется играть, а я сажусь за составление планов на неделю вперед. В кондитерскую поедем вдвоем к обеду, где я расплачусь с Марией Федоровной, проведу ревизию продуктов, потом пройдемся с дочкой по магазинам. Хороший должен быть день. И сегодня-завтра портал открывать не буду, за него тоже приличные деньги набегают, а клиенты уже знают, как со мной связаться – они бросают письма с заказами в почтовый ящик, который после открытия портала оказывается прямо в кладовке.

 

Спустя два часа после ссоры в «Тортике»

Адам

Домой возвращаюсь на взводе. Гоню так, будто на место преступления опаздываю. Это ж надо было! Пигалица! «Высокомерный черт, считающий себя благородным господином», «убирайтесь отсюда и хвост не прищемите». Ведьма! Я и есть благородный господин, я главный комиссар южного округа! Добропорядочные горожане меня уважают, а преступники боятся как огня. Лучшая раскрываемость дел в городе, несколько лет подряд первый в наградных списках. Нет, я этого так не оставлю. Она поплатится за свои слова! Тоже мне тортоделка.

На автомате переезжаю каменный мост, ведущий к дому, открываю пультом ворота и въезжаю на территорию. Кстати, да. У меня один из лучших домов в округе, и я на него честно заработал. Пахал как проклятый ради бонусов и премий. Сына иногда сутками не видел, потому что старался для нас, чтобы было достойное жилье, условия.

И уже собираюсь подняться по ступенькам, как слышу краем уха откуда-то из-за дома голос Отиса. Опять ослушался, я же запрещал выходить на улицу, пока меня нет. Нахожу сына на качелях, что подвязаны к ветке широченного старого дуба. Отис медленно раскачивается, чертит ногами по земле и о чем-то тихо рассуждает сам с собой. Аж сердце сжимается. Да, ему одиноко. Но что еще я могу для него сделать? Не уволюсь же с работы, которая нас кормит. И как он не понимает, что своим поведением только добавляет проблем. Все-таки почти восемь лет, должен понимать-то.

– Ты что здесь делаешь в такую рань? – подхожу к дереву.

– Не спится, – не говорит, а буркает.

Замечаю его опущенный хвост, который волочится по земле, поникшие уши.

– Нет настроения?

– У-у.

– Наверное, из-за приближающегося дня рождения, – прислоняюсь спиной к могучему стволу и окидываю взором свои владения.

Красиво… Дом стоит на пологом холме, а здесь, у этого дуба, самая высокая точка, отсюда открывается с одной стороны вид на город, а с другой – на зеленые холмы с низинами, которые плавно переходят в леса.

– Наверное.

– Я тут подумал: может, ну его, торт этот. Может, устроим блинный вечер?

На что Отис спрыгивает с качелей и молча отправляется в дом.

– Дьявол, – сам усаживаюсь на качели, а следом раздается недобрый треск, но дуб меня выдерживает.

Где же взять Отису торт? Не самому же печь. Я и готовка – две параллельные вселенные. Можно, конечно, соседей поспрашивать, глядишь, кто-нибудь да согласится помочь. И тут вспоминаю фотографии из каталога рыжей мерзавки. Н-да… С другой стороны, чего, собственно, я голову ломаю? Приду к ней с какой-нибудь липовой жалобой и хорошенько надавлю. Заартачится – прикрою на месяц-другой. А согласится – так и быть, пусть дальше торгует. В конце концов, ее лавчонка находится на подведомственной мне территории. Хочет работать – значит, проявит должное уважение.

И на душе сразу становится легче. У Отиса будет торт.

А дома меня ждет картина маслом: бардак везде, где только можно. Переехали мы относительно недавно, поэтому часть вещей до сих пор в коробках, так и достаем оттуда, если что-то нужно, ну и не возвращаем обратно.

– Отис?! – смотрю на обеденный стол, на минуточку, два с половиной метра в длину, который от начала до конца завален. С первого взгляда и не разобрать, чем именно. Кажется, всем.

– Что? – возникает рядом мой насупленный сын.

– Это ты мне объясни, что это такое? – указываю на помойку впереди.

– Тебя не было весь день и всю ночь! Я хотел есть! А когда я ем, я играю! И вообще, ты теперь много зарабатываешь, найми служанку, – складывает он руки на груди.

– Чего?! Совсем обнаглел, да? В общем, когда я вернусь из душа, чтобы все было чисто.

Теперь его хвост мотается из стороны в сторону. Ну, ничего, ничего, пусть потрудится для разнообразия.

– Я не прислуга, – заявляет он гордо.

– А я, по-твоему, прислуга? – Каков засранец! – Короче говоря, – начинаю тереть глаза, за сутки на дежурстве устал, – если выполняешь мои условия, я достаю для тебя самый огромный, самый шоколадный торт, каких ты отродясь не видел. В противном случае не получишь вообще ничего.

И отправляюсь наверх. Все, сил нет. А когда берусь за ручку двери, ведущей в спальню, слышу адский грохот. Видимо, действительно придется нанять прислугу. Это уже невыносимо.

Так, форму в шкаф, остальное в стирку. Спустя пару минут забираюсь в душевую. Наконец-то горячая вода. Когда беру гель, перед глазами неожиданно возникает образ тортоделки. Этот ее ведьминский взгляд, преисполненный пренебрежения, а еще наглая усмешка. И чувствую, как хвост становится торчком. Неудобно, однако. Душевая не рассчитана на чертей с торчащими хвостами. Приходится обмотать его вокруг шеи и так уже мыться. Странная реакция, весьма странная. В ее лавчонке чуть не случилось то же самое. Вот было бы позору. Завтра я наведаюсь к мерзавке снова и поговорю с ней уже совсем по-другому. Тут мой хвост начинает как-то подозрительно сильно сжиматься вокруг шеи.

– Блин, – сдавливаю его и ослабляю хватку.

Из душа на автопилоте добираюсь до кровати. Надо бы хоть одним глазком глянуть, выполнил ли мою просьбу Отис. Да, надо… сейчас и пойду… вот прямо сейчас…

Открываю глаза, когда солнце уже в зените. Прислушиваюсь: в доме непривычно тихо. Обычно Отис носится как тролль, аж полы со стенами дрожат. Да и вообще пора вставать. А внизу сталкиваюсь с чем-то совсем неожиданным. В столовой чисто. Ну, как чисто – стол пустой, в гостиной можно присесть на диван, а все, что было убрано со стола и дивана, лежит огромной кучей на втором диване. Прямо-таки шедевр абстракционизма. Может, Отис художником будет? Оценивающе смотрю на гору вещей.

– Я заслужил торт! – раздается за спиной.

– Да, да, да, – довольно киваю, – вполне. А сейчас поехали в город. Мне надо решить пару вопросов, потом там же перекусим.

– Опять к тебе на работу? – усаживается на диван сын.

– И да, и нет.

Я хочу наведаться в Отдел контроля межмировой торговли, разузнать, что к чему, чтобы не с пустыми руками идти к рыжей тортоделке. С другой стороны, можно дождаться полуночи и нагрянуть к ней с Отисом вместе, может, постесняется выделываться при ребенке.


1
Читать Форум Узнать больше Скачать отрывок на Литрес Внимание! Вы скачиваете отрывок, разрешенный законодательством и правообладателем (не более 20% текста). После ознакомления вам будет предложено перейти на сайт правообладателя и приобрести полную версию произведения. Купить электронку Купить бумажную книгу Купить бумажную книгу chitai-gorod
4.0/1
Категория: ПОПАДАНКА | Просмотров: 97 | Добавил: admin | Теги: Чертова ведьма, Лора Вайс
Всего комментариев: 0
avatar
Вверх