Старая форма входа
Новинки » 2019 » Январь » 31 » Константин Калбазов. Бронеходчики 2. Гремя огнем…
16:47

Константин Калбазов. Бронеходчики 2. Гремя огнем…

Константин Калбазов. Бронеходчики 2. Гремя огнем…

Константин Калбазов

Бронеходчики 2. Гремя огнем…

новинка декабря
  с 22.12.2018г 410 308 р.
  -25% до 31.01.19  Серия

 Фантастический боевик

  -25% до 31.01.19  автор

 Константин Калбазов

с 31.01.19

Великая война с миллионными жертвами позади. Окончательный передел территорий и сфер влияния завершен. Могучие генераторы Теслы стоят на страже мира. В старушке-Европе наконец установилась спокойная и размеренная жизнь. Но так ли это на самом деле? Все ли довольны принятыми решениями? Или, может, кто-то все же считает себя обиженным и жаждет реванша?
А где-то в недрах мира закипает адский котел противоречий… И вновь расплатой за ошибки политиков и в угоду их амбициям льется солдатская кровь. Вновь на полях сражений слышатся яростные крики, стенания раненых, винтовочная трескотня, грохот пулеметов, гром пушек, лязг гусениц и грозная поступь бронеходов.


М.: Альфа-книга, 2018 г.
Серия: Фантастический боевик
Выход по плану: декабрь 2018
Тираж: 4500 экз.
ISBN: 978-5-9922-2814-4
Страниц: 345
Выпуск 1142. Второй роман цикла «Бронеходчики».
Иллюстрация на обложке и внутренние иллюстрации И. Воронина.
Второй роман цикла «Бронеходчики
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Июнь-июль 1939 года
 
Глава 1
КАК ТЕСЕН МИР

— Тихо, маленький. Не нужно меня бояться. Я же тебя не боюсь, вот и ты не бойся. Во-от та-ак. Мо-олоде-эц. Ай у-умничка!
Алина, все это время понемногу опускавшая руку между ушей корсака, наконец коснулась пальцами его гладкой, светлой шерстки. По виду натуральная лисичка, только мельче и окрас другой. Ни капельки рыжего, сплошной серый, но не волчий, а куда светлее.
Принимая руку человека и, как видно, недоумевая по этому поводу, корсак прижал уши к голове, скосив на девушку удивленный взгляд. Она же осторожно, легонько погладила его по шерсти кончиками пальцев, потом осмелела и приложила всю ладонь. Наконец почесала зверька за ушами. Тот, как видно, все еще не понимал, отчего позволяет человеку так много, но тело отреагировало весьма неожиданно. Пушистый хвост вдруг зажил своей жизнью и начал мести практически высохшую траву.
Вообще-то, ребячество и глупость несусветная — вот так совать руки к дикому степному животному. Но Дробышева просто не удержалась. Корсаки не особо пугаются человека и подпускают его довольно близко. Могут и вовсе вместо бегства затаиться или даже притвориться мертвыми. Но стоит зверьку осознать, что игра раскрыта, как он тут же бежит прочь, выказывая поразительное проворство.
Этот стоял на месте, даже когда Алина приблизилась к нему на расстояние нескольких шагов. Забавы ради она начала с ним разговаривать успокаивающим, ласковым тоном. Подействовало. Зверек был готов в любое мгновение сорваться с места, но все же позволил себя коснуться. И чем дольше она его гладила, тем больше он расслаблялся. Сначала лег на живот, а потом перевалился на правый бок, явно ожидая продолжения наслаждения. И она его не разочаровала — поще- котала ногтями грудь, и корсак ощерился в довольной улыбке. Вот как хотите, так и понимайте.
—    Алина Владимировна!
—    Р-тяв!
—    Ой!
От неожиданности Алина даже вскрикнула, но все же была начеку и успела отдернуть руку. Маленькие острые зубки клацнули буквально в нескольких миллиметрах от ее пальцев. Корсак резко подорвался и отбежал на пару десятков метров. Остановился, полуобернувшись, посмотрел на девушку, словно сожалея о содеянном, и побежал прочь.
—    Вы что делаете, Алина Владимировна? — вскинулся мужчина лет тридцати, крепкого сложения и довольно высокого роста.
Нетипично для броненосных войск, куда даже механиков стараются брать невысоких. Впрочем, «стараться» и «непременно отбирать» — понятия совершенно разные. А потому среди них встречаются чудо-богатыри. Им ведь не лезть в руб- ку. Ну а как понадобится по технической части, то найдется в команде и кто поменьше, а то и экипаж не постесняются при- влечь.
К механикам, что у бронеходчиков, что у летчиков, отношение особое. Потому как их почитают за ангелов-храните- лей. Нередко матери пилотов состоят с ними в переписке, непременно знают все об их родных, поздравляют с праздника- ми, и не только словом. Подношения всегда скромные, но тут главное — внимание. А то как же. Ведь жизни бронеходчиков зависят от того, насколько верно и добросовестно техники будут крутить болты и гайки.
—    Егор Степанович, вот зачем вы его напугали? — поднимаясь на ноги, попеняла Алина старшему механику обслуги их бронехода.
—    Вы бы поменьше руки свои тянули куда не след, — укоризненно покачал головой сержант.
—    У меня с животными всегда было хорошее взаимопонимание. Всякая собака в округе подпускала, будь то самый злой цепной пес. И птицы дикие в руки давались, и белочки. Было дело, я даже соболя прикормила.
—    А то, что от тех зверьков болезни могут приключиться, вам ведомо? Корсак — он ведь ночной зверь, а тут светлым днем бродит. Знать, не все с ним в порядке. И вообще, велено вам было господином поручиком из лагеря ни ногой. Чего своевольничаете, госпожа юнкер?
—    Егор Степанович, не начинайте, а? Ну что такого может приключиться? До передовой добрых двадцать километров. Самураи сидят в предгорьях и носа оттуда не высовывают. Ведь ясно же, что дальше не пойдут.
Действия японцев серьезно озадачивали. То они на протяжении нескольких лет досаждали Российской империи, раз за разом тревожа границы на Дальнем Востоке. А тут вдруг ни с того ни с сего предприняли молниеносный захват обшир- ной территории Монголии.
Систематические стычки на границе, подчас с использованием тяжелого вооружения, были в порядке вещей. Случались даже целые сражения с использованием бронетехники и авиации. Но тут все было ясно и понятно. Прощупывались в первую очередь силы российской армии. То, что русские — не редкость в китайских частях, это понятно. Но кого отправляют в помощь настоящим или будущим союзникам, как не лучших? Японцев же интересовало состояние дел в линейных частях.
Случившееся же в мае этого, тридцать девятого, года не лезло ни в какие ворота. Часть Квантунской армии в составе не менее ста тысяч человек совершила стремительный бросок по ущельям и перевалам невысоких гор и предгорий Большого Хингана. Японцы всегда скрупулезно подходили к сбору данных и изучению местности. Так что ничего удивительного в том, что они досконально разведали все пути. Как результат ими была занята горная местность в юго-восточной части сомона 1 Халгол.
Выдвинувшись к предгорьям, японские дивизии начали спешно окапываться, устраивая на захваченных высотах мощные опорные пункты. Оборонительная линия отсекала
 
1 Сомон — наименьшая территориально-административная единица Монголии. — Здесь и далее примеч. авт.
 
большой ломоть Монголии. Порядка шести тысяч квадратных километров — не баран чихнул.
В российском Генеральном штабе удивленно разводили руками. К чему самураям понадобилась незаселенная территория? Население всего сомона не превышало четырех тысяч человек. На данной же территории и вовсе можно встретить только пограничников. Здесь нет нормальных пастбищ, почва каменистая, с чахлой травой. Но при этом японцы подо- шли к вопросу основательно.
Конечно, таким образом они выходили в тыл китайской армии, в противостоянии с которой наметилось некое равновесие. Однако подобный маневр сулил куда больше проблем, чем выгод. Поди еще наладь дороги для нормального снабжения армии...
Изначально для обеспечения войск генерал-лейтенант Мититаро задействовал эскадру дирижаблей, что было обусловлено несомненным превосходством в небе японской авиации. На верхних эшелонах эти гиганты недосягаемы для самолетов, но превращаются в добычу при посадке. Впрочем, японские летчики проявили себя наилучшим образом, устaновив господство в небе, а потому воздушным транспортам ничего не угрожало.
Долго мириться с подобным положением вещей российская сторона не собиралась. Вскоре в Монголию прибыли летчики, имевшие богатый опыт боев как в Испании, так и в Китае. Боевая подготовка в авиационных частях поднялась на качественно новый уровень. Военно-воздушные силы значительно увеличились, и это принесло свои плоды.
Японцев пока еще не удалось потеснить в небе, но потеря двух дирижаблей заставила их отказаться от использования полевых аэродромов. Вместо этого грузы начали сбрасывать на парашютах. Но и это продлилось недолго. События в Испании показали, что с дирижаблями могут бороться только дирижабли, а грузом может оказаться и сотня тонн бомб.
Поэтому в России создали первую истребительную эскадру дирижаблей. Эти аппараты имели большой запас хода, не уступали гигантам в практическом потолке и отличались куда более скромными размерами. Для дирижаблей, само собой. Экипаж — десять человек и серьезное вооружение из нескольких крупнокалиберных пулеметов и авиационных пушек.
Достаточно было появиться в небе двум таким истребителям, как японцы поспешили отказаться от использования дирижаблей. Хотя это вовсе не означало, что они поставили крест на снабжении войск.
Два инженерных батальона с помощью нескольких тысяч наемных, ну или согнанных, рабочих все это время прокладывали дорогу по ущельям и перевалам. И как это ни удивительно, результаты впечатляли. Автостраду им соорудить не удалось, но уже к концу июня по дороге пошли грузовики.
Конфликт длился уже порядка двух месяцев, а российский обыватель относительно его пребывал в неведении. Проскальзывали отдельные сведения, но представлялось это как пограничный инцидент. Не более. Отправка же войск на Дальний Восток и вовсе удерживалась в тайне.
Алина, как и остальные жители Российской империи, прекрасно знала о том, что в Монголии находится корпус императорской армии. Но была крайне удивлена, столкнувшись с действительностью.
Обычный корпус, в зависимости от штатного состава, имеет численность от двадцати до тридцати тысяч. Особый корпус не превышал и шести. Зато количество офицерского и сержантского состава было чрезвычайно высоко. С началом же боевых действий его подразделения начали насыщаться личным составом за счет частичной мобилизации Сибирско- го военного округа. Он и стал костяком разворачивающейся здесь армии.
—    Вы, Алина Владимировна, уж простите, но пока еще дите дитем. Моя бы воля, так ноги бабьей в армии не было бы. А уж юнкеров отправлять на такое дело — и вовсе непотребство, — оглаживая пышные усы, назидательно произнес сержант.
—    Вы, Егор Степанович, еще титьку мамкину  помяните, — не выдержав, огрызнулась девушка.
—    Алина Владимировна! — опешив от подобного заявления из уст девицы, вскинулся старший механик.
—    Ой да ладно вам! А то я не знаю, как нас за глаза называют, — отмахнулась она.
—    Про вас — это правда?
—    Нет.
—    Ну так и ведите себя как порядочная девица, а не как баба базарная.
—    Все, извините, Егор Степанович. Больше не буду.
—    А касаемо одиночного гуляния я так скажу. Японские разъезды и пешие отряды в отдалении от их опорных пунктов — отнюдь не редкость.
—    Я при оружии, — указывая на свой самозарядный карабин ТК и кобуру с вальтером, возразила Алина.
—    И что с того?
—    Да то, что я еще в пятнадцать лет подстрелила почти два десятка японцев.
—    О том я знаю. Но бить наступающего врага из окопа — не одно и то же, что и встретиться с ним в чистом поле. Так-то, Алина Владимировна. Пойдемте обратно.
Путь в лагерь занял немного времени. А там ее встретил командир машины, поручик Веретенников. Встретил весьма гневно, еще и угрожал списать с машины вчистую. Угу. Как бы не так. Они сейчас неразлучны, как две половинки одного целого. Нет одного — нет и другого. Поди управься в одиночку с «Богатырем». Эта машина изначально рассчитана на экипаж из двух человек.
Известен случай, когда однотипным германским бронеходом «Крестоносец» управлял один-единственный пилот. Но это исключение из правил. Лишь оказавшись в рубке этого гиганта, Алина по-настоящему осознала, насколько талантлив бронеходчик Азаров, коль скоро в одиночку справлялся с такой громадой, да еще и израненной в бою.
На первом курсе юнкера учились управлять только паукообразными машинами. Затем практика в войсках. С переходом на второй курс приступали к изучению «Богатырей». Это уже человекообразная машина, и перед стажировкой студен- ты получали специальность механика-водителя.
Управлять двуногой машиной было куда интересней, но в то же время значительно сложней. Впрочем, это ничуть не пугало тех, кто совладал-таки с человекоподобным бронеходом. Наоборот, девушки с нетерпением ожидали начала третьего курса, где им предстояло знакомство с «Витязями». Одноместная машина, отличающаяся большей подвижностью и маневренностью. Еще более сложная в управлении, но зато полностью находящаяся в воле одного лишь пилота.
—    Алина, к чему это ребячество? — наконец начав остывать, поинтересовался Веретенников.
—    Скучно сидеть в пределах лагеря. Все уже опостылело хуже горькой редьки.
—    И что, за постами не такая же степь?
—    Там она другая. Вольготная. А не истоптанная сапога- ми, копытами, гусеницами и колесами.
—    Н-да. Уверены, что не ошиблись с выбором специальности?
—    Хотите сказать, что солдат должен уметь только две вещи — выживать и убивать, а ценить — только чувство това- рищеского локтя? А все прекрасное побоку?
—    Кхм. Н-нет, конечно...
—    Вот и я так думаю.
Признаться, отношения у них  никак  не  складывались. С самого прибытия напарницы поручик относился к ней предвзято. Поначалу Веретенников и слышать не хотел о за- креплении за его бронеходом юнкера-девицы. Однако выбор был невелик. Либо так, либо машина окажется на приколе ввиду болезни механика-водителя, угодившего на операционный стол с аппендицитом.
Потом посыпались сальные шуточки сослуживцев, намекавших на то, что он идиот, коль скоро отвергает подарок судьбы. Лучше бы озаботился тем, чтобы для него стажировка столь милого юнкера обернулась приятным времяпрепровождением. Но и тут не срослось. Едва уловив первый намек на ухаживания, Алина безапелляционно заявила, чтобы господин поручик и думать не смел в эту сторону.
Для начала механикам пришлось вдумчиво поработать над педалями, ход которых оказался слишком жестким для такого легкого и слабенького механика-водителя. С настройкой мудрили долго. Но когда все же получили приемлемый результат, девушка выступила во всей красе. То, как она управлялась со стальной громадиной, не могло не восхищать.
На сегодняшний день верхом мастерства пилота-бронеходчика считалось управление «Витязем». В боевые рубки этих машин попадали действительно лучшие. Тем, кто не мог совмещать движение бронехода и управление вооружением, была уготована рубка двухместной машины. Поручик, как и его механик-водитель, в свое время не прошел отбор и до- вольствовался «Богатырем». Эта же девчонка...
Словом, куда ни кинь, везде клин. Что никак не способствовало душевному равновесию. Но справедливости ради стоит заметить — в рубке эти двое забывали обо всех разногласиях. Только полное взаимопонимание и никак иначе.
—    Хорошо. Тогда поступим иначе. Юнкер Дробышева, как ваш непосредственный начальник я вам запрещаю впредь покидать пределы расположения роты без особого на то моего разрешения.
—    Есть, господин поручик!
—    Вот и ладно. А сейчас отправляйтесь в медсанчасть. При- была бригада врачей, организовала прививки для личного состава. Тут местные особенности, так что не пренебрегайте.
—    Разрешите идти?
—    Алина, не паясничайте, — с кислой миной произнес Веретенников.
—    Ну так и вы ведите себя соответственно, Артур, — уже примирительным тоном отозвалась она.
—    Знаю, у нас не заладилось, — вздохнул поручик. — Но пока будете идти до санчасти, подумайте, а так ли уж я не прав, и сделайте соответствующие выводы... Всё, одна нога здесь — другая там, и наоборот. Нам еще предстоят регламентные работы с бронеходом.
—    Есть!
Полк рассредоточился, зарывшись в капониры, окопы и щели, укрытые маскировочными сетями. По периметру расставлены посты воздушного наблюдения, так как японские самолеты — довольно частые гости. От наземной разведки разбросаны секреты и наблюдательные посты на господствующих высотах.
Но конкретно от их расположения до санчасти рукой по- дать. Что не могло не радовать. Потому как долгие прогулки под палящими лучами солнца — не столь уж приятное занятие. Это ведь не корсака подманивать, чтобы пощекотать ему за ушами.
—    Алина!
До боли знакомый голос послышался, когда она уже вы- шла из палатки с красным крестом, потянувшись к правой
 
лопатке. Очень хотелось почесать место прививки. Уколов она не боялась и лекарства переносила нормально. Но вот отчего-то раззуделось.
—    Клим?! Господи, ты как тут?.. — обрадованно и в то же время удивленно проговорила девушка, протягивая ему обе руки.
И было с чего удивляться, наблюдая нескладную худощавую фигуру друга в форме подпоручика медицинской служ- бы. Все те же очочкиблюдечки, нерешительное выражение лица, никак не соотносящееся с военной формой. И то, что кожа покрылась загаром и огрубела на степном суховее, не придавало ему ни капли мужественности. В этих диких краях Клим выглядел белой вороной. Впрочем, все же не птенцом.
—    Ну, я-то, допустим, попутным ветром, — радостно улыбаясь и прикладываясь к ее ручке, ответил Клим.
—    Не надо! — Смутившись, девушка бросила вороватый взгляд по сторонам, не видел ли кто эдаких нежностей между юнкером и подпоручиком.
—    Не буду, — заверил он. — Ну а ты-то каким образом очутилась в Монголии? Да еще и накануне серьезных событий. Анна Олеговна говорила о том, что ты ей обещала не ввязываться в сомнительные предприятия. И насколько я помню, ты всегда держала свое слово. А тут вдруг... — Клим повел рукой вокруг, словно охватывая военный лагерь.
—    Я не виновата, так вышло, — нахмурилась девушка. — Полк, в который меня отправили на стажировку, квартировал под Петроградом. Две недели назад нас подняли по тревоге, погрузили в эшелоны и отправили на Дальний Восток. Как ты понимаешь, различий по половому признаку или погонам не делали. Тем более что механик-водитель нашего бронехода в госпитале, и в его отсутствие пришлось бы отказаться от машины. Ну и учли мое боевое прошлое. А вот ты чем тут занимаешься?
—    Ну, я тут уже больше года. Вот как окончил университет, так и приехал. Стараниями тетушки Аглаи.
—    Я в курсе, что Аглая Никоновна участвует в проекте взаимного сотрудничества с Монголией и развития ее экономики. Знаю, что финансируемая ею геологоразведочная экспедиция обнаружила богатое месторождение рудного золота в местечке Талгойт, как и то, что она там разворачивает прииск, горно-обогатительный комбинат и рабочий поселок. Ну а тебя отправила туда обустраивать больницу.
—    Держишь руку на пульсе? — лукаво покосившись, спросил Клим.
От этих слов в груди что-то екнуло, а под ложечкой появился холодок, словно ее застали за чем-то непотребным. Од- нако внешне Алина этого никак не проявила. С совершенно равнодушным видом пожала плечами и ровным тоном пояснила:
—    Не забываю навещать тетушку Анну, а она уж рассказывает мне все новости. Кстати, как дела с твоим вторым начи- нанием? — имея в виду больницу в Талгойте, сменила она тему.
—    Знаешь, а хорошо. Поначалу-то было тяжко. Местные ламы путались под ногами что твой репей. Основное население Талгойта — монголы. Предоставление рабочих мест и обучение специальностям так же являются условием разра- ботки месторождения. Вот ламы и куражились. Но и русских там более сотни. Есть семейные. А уж они-то ни разу не дураки пользоваться услугами бесплатной медицины. Ну и общаются с местными, а у тех тоже болячки случаются. Так что сейчас поселковые монголы и жители округи потянулись в больницу, наплевав на проклятия лам.
—    Ясно. А здесь-то ты как?
—    Ты разве не в курсе, что император объявил частичную мобилизацию?
—    Разумеется, я в курсе. Но как-то не думала, что это может коснуться тебя. В Монголии ведь нет российских воен- ных присутствий. И вообще, людей, задействованных на таких проектах, как у Аглаи Никоновны, не должны призывать по мобилизации.
—    Все верно. Но я пошел добровольцем.
—    Ты-ы?!
—    Тебя это удивляет?
—    Признаться, да.
—    Но вот он я, — слегка развел руками Клим, словно красуясь. — Подпоручик медицинской службы, хирург корпус- ного полевого госпиталя. Но пока суд да дело, катаюсь по частям старшим команды, делаю прививки. Кстати, не чешись. Не то хуже будет.
 
—    Меня предупредили, — поведя плечом, хмыкнула Али- на. — Да только чешется, зар-раза.
—    Перетерпи. Полчаса — и все пройдет, — посоветовал Клим.
—    Поверю на слово, — вздохнула девушка. — Как Катя?
Сережа? Ему вроде уже год?
—    Год и месяц. И у них все замечательно, — осветившись улыбкой, охотно поведал Клим. — Сережка уже вовсю бегает и говорит отдельные слова. А я в этих степях... Как разберемся с японцами, обязательно скатаюсь в отпуск. А там... Работу больницы я уже наладил, осталось подобрать кандидатуру на должность заведующего. Словом, максимум еще годик — и вернусь в Петроград. Хватит самостоятельной практики. Пора учиться дальше. Благо есть у кого и чему.
—    Понятно. Рада за тебя, — бодро проговорила Алина, хотя внутри грыз какой-то червячок.
А еще отчего-то поймала себя на мысли, что переполняющее Клима чувство полного удовлетворения ее вдруг стало раздражать. Да что там! Когда он вещал о семье, ей вдруг захотелось его одернуть и даже нагрубить. Вот с чего бы это?     И ведь никак не отпускает.
—    Спасибо, — ничего не замечая, искренне поблагодарил он.
—    Ты извини, Клим, я побегу. У нас там еще целая куча регламентных работ. Нужно быть готовыми выступить в лю- бой момент. Увидимся как-нибудь, — поспешно засобиралась Алина.
—    Обязательно увидимся, — пожимая ей руку, заверил Клим.
Плечо все не унималось и продолжало зудеть. Так и подмывало почесать, благо с ее способностью едва ли не завязы- ваться в узел это не проблема. Но... Отчего-то она была уверена, что Клим продолжает за ней наблюдать. И ей категорически не хотелось чесаться у него на виду. Бог весть почему, но вот не хотелось, и все тут.
С чего бы это? Что с ней происходит? Хм. Скорее всего, чувствует себя уязвленной тем, что была не права в оценке Кати. Посчитала ее охотницей за приданым, а на деле та оказалась достойной, любящей супругой и заботливой матерью.
 
Алина не сомневалась, что Катя непременно погрузится с головой в светскую жизнь столицы. Балы, приемы, банкеты, салоны, драгоценности, наряды, внимание кавалеров и многое другое — ведь это, в понимании Астаховой, пардон, Кондратьевой, так захватывающе. Вот только выяснилось, что Дробышева не права. Может, Катя и не любит Клима, но уж точно готова сделать его счастливым. Она уже это делает.   И именно это-то и раздражает Алину.
Девушка остановилась. Протянула руку к прививке и на- чала легонько хлопать по лопатке ладошкой, притупляя зуд и чувствуя, как успокаивается. Есть у нее привычка все и всегда раскладывать по полочкам в ясную, понятную и стройную картину. И вот мозаика сложилась. Ее мотивы стали очевидными. Да. Причина именно в том, что Алина не любит чувствовать себя неправой, а тут ошиблась.
Она в очередной раз прихлопнула зудящую прививку, на пару секунд прижав ее ладошкой. Полностью успокоиться все же не получилось. В глубине души все еще оставался неприятный осадок. Но оно и понятно, она ведь не машина, чтобы вот так, в одночасье, переключаться с одного на другое. Нужно просто чем-то себя занять, чтобы отвлечься.
Кстати, сейчас ведутся регламентные работы по обслуживанию бронехода. И чем качественнее они их проведут, тем надежнее машина поведет себя в бою. Никто не станет требовать от девушки тягать железо, но найдется где применить и ее нежные ручки. Хм. Ну, не такие уж теперь и нежные: не- смотря на кожаные перчатки, которыми она все время пользуется, им все же достается. Помнится, тетушка по этому по- воду сильно ругалась, но потом просто приняла как данность.
—    Алина! Алина!
Да что ты будешь делать! Ну прямо день встреч со старыми друзьями. Правда, при виде этого здоровяка хандра рассеялась, как утренняя дымка под солнечными лучами. Плотников стоял перед ней с лучезарной улыбкой, подтянутый и весь из себя видный, даром что в полевых условиях. На ремне — кобура с ТТ, подсумки с парой ручных гранат и запасными магазинами к карабину ТК-37, угнездившемуся на плече.
—    Коля!
Позабыв обо всех приличиях, она подбежала к другу и едва ли не с визгом повисла на его шее, подогнув ноги. И надо заметить, что парень, успевший за прошедшие два года еще сильнее раздаться в плечах и прибавить в росте, принял эту ношу без труда. Самому рядовому лезть с обнимашками к юнкеру, да еще и к девице, как-то не пристало, вот и замер, бро- сив руки по швам. Правда, потом все же аккуратно обхватил своими лапами ее талию и, легонько отстранив, поставил на землю.
—    Алина, ты это... Кхм... Ну... Люди же кругом. Чего подумают. Опять же, субординация...
—    Ох какой ты стал важный, Коля! — без сопротивления отстранившись от него, посетовала Дробышева.
При этом поворачивала здоровяка то одним боком, то другим. Рассматривая его со всех сторон и восхищаясь открыв- шимся зрелищем, чем вогнала солдата в краску.
—    Ну так, живи по уставу — завоюешь честь и славу! — зардевшись от подобного внимания, ответил тот.
—    Ой, да брось. А помнишь наш разговор? «Не увидимся, не увидимся»... А вот и увиделись. Ты уж на второй год служ- бы пошел? Вижу, как и говорил, после учебного полка в линейные части подался.
—    Есть такое дело.
—    А чего в автобат? — рассмотрев его петлицы, поинтересовалась она. — Не дали права выбора?
—    Так ить механик я. Какая разница, где паровиками заниматься? А так я еще и на шофера отучился.
—    Ну что ж, дело хорошее. А чего это вас не по уставу вооружили? Водителям вроде бы кавалерийские карабины положены.
—    То наш комбат пробил. Мол, шоферам тоже не помешают компактные и скорострельные карабины. Эксперименти- руют, — отмахнулся Николай, в руках которого это оружие смотрелось сущей игрушкой.
—    А пистолет?
—    Ну а что пистолет? Подвернулась возможность, а командир взвода и не возражает.
—    Плотников, ты чего замер? Забыл, где санчасть находится? — послышался властный голос.
—    Знакомую встретил, господин поручик.
Николай тут же обернулся на окрик, не забыв вытянуться в струнку. Заодно открывая обзор Алине, ну и давая возможность поручику рассмотреть маленького юнкера в черном комбинезоне.
Н-да. А вот этот голос она не узнала. Чего не сказать о его обладателе... Высокий, широкоплечий, все так же хорош со- бой, с ухоженными тонкими усиками. Гроза девиц. Хм. Ну и бронеходчик от Бога, чего уж. Вот только... Эмблемы автобата? Как такое возможно?
А какое ей, собственно, до этого дело? Ну, в общем-то, ни- какого, но непонятно отчего сердце вдруг заколотилось так, что вот-вот выпрыгнет из груди. И вновь холодок под ложечкой. А еще бог весть с чего она вдруг обежала взглядом его фи- гуру на предмет целостности, мысленно отмечая, что поручик не заикается. Разговоров о герое войны в Испании было много, а потому она слышала и о его контузиях, и о нарушении речи. Значит, выправился. Едва осознала, о чем именно думает, как тут же озлилась на себя.
—    Алина Владимировна... — растерянно произнес Аза- ров. — Добрый день. Кхм... — замялся он и ввиду того, что она не проронила ни слова, лишь буравила двумя угольками глаз, стушевался еще больше. — Н-да. Я давно хотел повиниться перед вами. Хм. Простите мне ту глупость и недостойное по- ведение.
И вновь молчание. Разве что и без того тонкие губы девушки сжались в линию. Правда, при этом взгляд преобразился. Ее глаза стали походить на две льдинки. Руки она сцепила за спиной, чтобы не положить правую на кобуру с вальтером. Очень хотелось прострелить эту тупую башку. А вот выглядеть смешно — желания никакого. Ведь не исполнит же заду- манного, ибо преступление. Вот и нечего народ смешить.
—    Ясно, — поведя подбородком, словно воротник вдруг стал тесным, произнес Григорий. — Плотников, заканчивай и в санчасть! — Отдав распоряжение, поручик и сам направился в сторону санитарной палатки.
—    Вы знакомы? — спросил Николай, когда они вновь остались одни.
—    Было дело,  —  неопределенно  ответила  девушка.  — А что, он твой командир?
—    Ну да. Взводный наш.
—    А как он оказался в автобате? Он же бронеходчик. Еще и награды имеет за Испанию.
—    Мм... — протянул Николай, а потом начал объяснять: — Дуэлянт он. Через это в Испанию отправился, счастья пы- тать. И вроде как хорошо все было. Потом по ранению его в Россию на излечение. Но в санатории опять подрался. Поста- вили перед выбором — стройбат, автобат либо вообще на гражданку. Ну, он и согласился к нам.
—    А в бронеходчиках не пытался восстановиться?
—    Да как не пытался, до сих пор пороги обивает. Вот только без толку. Алин, ты извини, бежать надо.
—    Конечно. Ты вот что... У меня сейчас регламентные работы, а вечером я тебя найду. Вы где расположились?
—    Не. У меня никак не получится, — виновато улыбнувшись, мотнул головой парень. — Знаешь, поди, что снабжение армии идет автотранспортом. А у нас груз для другого полка. Тут остановились, чтобы обслужить машины. Ну и полковой медик нас заприметил, поинтересовался насчет прививок. Наш взводный ни разу не дурак шутить с этим де- лом, сказал, что прививок не было, вот и погнали нас. Уколемся, разведем пары и вперед.
—    Ну что ж, до свидания, Коля, — протянула она руку.
—    Ага. Бывай, Алина. Свидимся еще. Как говорит наш взводный, армия — она маленькая. А, ну да! — спохватив- шись, что брякнул не к месту, сграбастал маленькую ручонку в свою лапу, после чего поспешил прочь.
Хм. Ну и кто бы объяснил, отчего на душе стало еще тоск-ливей? Ладно бы разозлилась. Но ведь как пришибленная. То Клим, теперь вот этот нарисовался... И чего, спрашивается, разволновалась? Оно, конечно, очень хочется потащить его к барьеру. Но... Наверное, дело в том, что, несмотря на ее отношение к Азарову, она все же не видела бронеходчика, равного этой сволочи. А бронеходы она любила и просто не могла не отдать должное настоящему мастерству.

Глава 2 СТРАННЫЙ АВТОВЗВОД

—    Николай, ты откуда знаешь Дробышеву? — встретил Азаров вопросом своего подчиненного возле санитарной па- латки.
 
—    Дак года четыре как знакомы. Она в Колпино к тетке гостить приезжала, и мы вместе рыбачили. Любит она это дело.
—    Ясно.
—    Вы это, Григорий Федорович... Насчет того, что там,    в училище, у них традиция... Вы не сомневайтесь, она не из таких. Я вам точно говорю.
—    Николай, а с чего ты взял, что мне это интересно? — сам не понимая отчего, вдруг вызверился Азаров.
—    Не могу знать, господин ка... Кхм. Поручик.
—    Вот что, братец, ступай-ка ты за своей порцией.
—    А это обязательно, господин поручик?
—    Только не говори, что боишься уколов.
—    Я это... Ну... Не боюсь, — как-то неуверенно произнес здоровяк.
—    Вот и топай. Не задерживай движение.
Григорий легонько подтолкнул бойца в сторону входа, отмечая для себя, что сам он пойдет на укол последним. Страх тут ни при чем. Просто сначала забота о личном составе и только потом — о себе. Это в него уже въелось, пусть и командует людьми меньше года.
Поначалу пришлось совмещать лечение и новую работу. Профессор ругался безбожно, мол, все лечение прахом пой- дет. Но и воспрепятствовать не мог. Ибо приказ сверху. На первых порах нагрузка у Григория была минимальной, а организм у него крепкий. Так что от былых контузий никаких по- следствий. Во всяком случае, пока. А ведь могло случиться все что угодно. Повезло оказаться в руках светила современной медицины — полковника Бурденко.
После прививки вернулся к своему взводу. К стоящим в рядок четырнадцати тентованным грузовикам ВАЗ-37. Трех- осные внедорожники грузоподъемностью в четыре тонны начали производить два года назад. Столько же существовал и сам Волжский автомобильный завод.
Вообще-то, он располагался в Ставрополе-Волжском1. Но акционеры новообразованного общества «Волжанин» реши- ли не приплетать к автомобилю название города. Не хотели 1 Ставрополь-Волжский — неофициальное название города Ставрополя в Самарской области, в реальной истории — город Тольятти с 1964 года. путаницы с губернским Ставрополем, что на Кавказе. Гордость купеческая — она не попустит никому.
Поначалу завод строили под конкретную модель грузови- ка для поставок в армию. МАЗы имели хорошую проходи- мость, но недостаточную грузоподъемность. ЯАЗы — слишком мощные тягачи, удел которых — транспортировка либо бронеходов, либо серьезных грузов. К слову сказать, на гражданском рынке был востребован только самый мелкий из них, способный транспортировать пятнадцать тонн груза. Более крупные так же пошли бы на ура, будь они подешевле.
«Аксаи» имели достаточную грузоподъемность, но не обладали повышенной проходимостью. Армия же нуждалась во вне- дорожном грузовике среднего тоннажа. Вот и разместили заказ.
Грузовик получился исключительным. Помимо приемлемой грузоподъемности — машина с котлом замкнутого цикла и запас хода две тысячи километров. Завязнуть этот красавец мог, если только ложился на брюхо. При полной загрузке брал такие крутые склоны, которые были по плечу лишь шагающим машинам.
В настоящий момент на базе этого грузовика был разработан и уже проходил испытания бронетранспортер. Урок, выне- сенный из войны в Испании, свидетельствовал о чрезвычайной эффективности подобного транспорта как для перевозок, так и для поддержки пехоты. Его производство планировалось развернуть на уже возводящихся новых производственных площадях завода.
Российская армия не столь велика, как это было в прежние времена. Линейных частей в разы меньше. Но зато хвата- ет всевозможных строительных, железнодорожных и иже с ними батальонов, где потребность в технике ничуть не мень- ше. Опять же, необходимо пополнять и содержать в порядке мобилизационные склады, учитывая события Великой войны.
Основываясь на негативном довоенном опыте, сделали соответствующие выводы по заводам, производящим воору- жение. Сегодня правительство роет землю в поисках заказчиков военной продукции. К примеру, Испания имеет лишь производство стрелкового оружия. Военную технику закупа- ет в Российской империи. Финляндия, остающаяся верной союзницей, поступает так же. Или, вот, Монголия и Китай. Алексей Второй согласен помогать союзникам, но делает это вовсе не безвозмездно.
Григорий остановился, оглядывая свое воинство. В обыч- ном взводе двенадцать автомашин, двенадцать шоферов, без- лошадный только офицер. Рота четырехвзводного состава со- стоит из сорока восьми грузовиков. Плюс подвижная ремонт- ная мастерская, автомобиль снабжения и легковой МАЗ-32 командира роты.
В его подразделении насчитывалось четырнадцать авто- мобилей, за двенадцатью из которых закреплен боец из роты охраны. Именно они-то и вооружены столь нестандартно.  В тринадцатой восседал сам Азаров, четырнадцатая — за сержантом. Несколько необычно, но в целом ничего особенного.
А что до охраны, то тут и вовсе нечему удивляться — снабжение разворачивающейся Особой полевой армии осуществ- лялось автотранспортом. Полторы тысячи километров. Про- гон в оба конца составляет в среднем пять суток. В пути воз- можно что угодно. Японцы активно использовали банды хун- хузов. На территории Маньчжоу-Го им разгуляться не давали. Зато покрывали за непотребства на монгольской или русской стороне.
Когда стало известно о начавшихся боевых действиях, все прочили отправку в Монголию генерала Слащева. Уж больно хорошо тот проявил себя в Испании. Без ложной скромности стоит отметить, что во многом именно его трудами республи- канцам удалось одержать верх над националистами.
Ватутин окончил Академию Генерального штаба только в тридцать седьмом и сразу же написал рапорт на отправку его в Испанию. Там получил под командование один из полков Русского добровольческого корпуса. В ходе боев проявил себя с наилучшей стороны, а с гибелью начальника штаба корпуса занял его место.
К концу тридцать восьмого года, когда было сломлено по- следнее сопротивление франкистов, Ватутин получил звание генерал-майора. По возвращении домой его ожидал выбор между отпуском и назначением на должность командира 57-го Особого корпуса в Монголии. Нацеленный на карьерный рост, офицер тут же собрался в дорогу. Что говорится, едва обнял жену и детей.
К моменту начала боев он успел добиться существенных положительных сдвигов в боевой подготовке личного соста- ва. А также предотвратить захват территории в районе нижне- го течения реки Халхин-Гол, куда были выдвинуты незначи- тельные части японцев. Согласно его донесениям противник преднамеренно раздергивал части 57-го Особого корпуса и монгольских вооруженных сил, чтобы предоставить возмож- ность основной группировке закрепиться на занятых пози- циях уже захваченной территории. И японцам задумка уда- лась. Сколь-нибудь серьезно помешать этому у Ватутина не было сил.
Однако вопреки ожиданиям император и не подумал сме- щать командира корпуса. Напротив, поставил его во главе разворачивающейся Особой полевой армии. В настоящий момент ее численность достигла уже двух полноценных ар- мейских корпусов и имела более восьмидесяти тысяч личного состава. Пока японская группировка из ста тысяч человек значительно превосходила русских. Но Ватутин продолжал наращивать силы, и обретение превосходства — лишь вопрос времени.
—    Дудин, как у нас дела? — окликнул Григорий взводного сержанта.
—    Полный порядок, господин поручик. Максимум два- дцать минут, и можем выдвигаться, — тут же отозвался сер- жант.
Н-да. Такой же необычный, как и взвод. Ну невозможно представить себе вот такого сержанта. Худой, высокий и не- складный, с очочками-блюдечками. Слабосильным его, ко- нечно, не назвать, но общий облик не впечатлял. Ладно бы проглядывал стальной стержень, но не было и этого. Мало того, наличие высшего образования у него, что говорится, на- писано на лбу. Ну вот какой это сержант? Но ошибки здесь нет. Вот они, погоны, и поручик обращается именно к нему. Азаров бросил взгляд на наручные часы. Удовлетворенно кивнул и отпустил сержанта заниматься своими обязанно- стями. Сам же от нечего делать обошел с обратной стороны все автомобили, проверяя, хорошо ли закреплены глухие тенты на кузовах. Никуда не денешься, ответственность за груз лежит именно на нем.
Через назначенное время колонна из четырнадцати авто- мобилей покинула расположение броненосного полка, под- няв за собой изрядный шлейф пыли. Обычное, в общем-то, дело. Если только забыть о том, что передвижение автоко- лонн в прифронтовой полосе осуществлялось в ночное вре- мя. Японская авиация все еще продолжала хозяйничать в небе, а потому охота на автотранспорт, и уж тем более на ко- лонны, в порядке вещей.
Едва скрывшись за очередным увалом, колонна свернула с наезженной дороги и двинулась по целинной степи. Ско- рость заметно снизилась ввиду возможности напороться на сюрприз в траве. Но зато практически исчез пыльный шлейф, что тут же оценили экипажи автомобилей.
Благодаря наличию проводника шли уверенно, не оста- навливаясь. Признаться, Григорий не представлял, как мож- но ориентироваться в этой однообразной местности. Холмы похожи друг на друга, как братья-близнецы. Но невысокий монгол, которому на вид можно дать как тридцать, так и все пятьдесят, вел колонну, молча указывая направление водите- лю головной машины.
Через каких-то полчаса после съезда с наезженной дороги они выкатили к озеру с поросшими камышом берегами. За- гнали транспорт в заросли, растянули маскировочные сети, выставили охранение и шест с условным сигналом. Все. Те- перь только ждать.

Глава 3 СВЕТСКИЕ УСЛОВНОСТИ

—    Господи, хорошо-то как! — Шумно вздохнув, взмокшая Катя откинулась на подушку и блаженно улыбнулась.
—    Ты просто чудо, — подкатившись к ней под бочок, в са- мое ушко прошептал мужчина невысокого роста и крепкого сложения.
—    Тебе действительно понравилось или ты таким образом желаешь отомстить моему мужу, а, Леша?

—    Брось, о какой мести может идти речь? Я и тогда-то не хотел с ним стреляться. Но он лишил меня выбора.
—    И тем не менее ты едва не сделал меня вдовой.
—    Я стрелял в белый свет, как в копейку. Но эти дуэльные пистолеты... — Бабичев неопределенно пожал плечами, слов- но говорил о некоей непостижимой загадке.
—    И все же признавайся — ты решил ославить честную представительницу светского общества? — потрепав его во- лосатую грудь, игриво поинтересовалась Катя.
—    И кем бы я после этого стал? Нет, дорогая, ославиться или нет, решай ты сама. С меня достанет и того, что такая ис- кренняя и неотразимая женщина изволила облагодетельство- вать меня своим вниманием.
—    Да-а... А эту лейб-гвардии потаскуху ты все же ославил.
—    Я не сказал о ней ни единого дурного слова. И никогда не скажу. Ибо никогда не лгу.
—    Ну-у, порой достаточно промолчать, чтобы окружаю- щие сделали правильные выводы.
—    Вот и веди себя так, чтобы не дать свету повод истолко- вать чье-либо молчание превратно, — легонько куснув ее грудь и обдавая жарким дыханием, посоветовал князь.
—    Я стараюсь, — шумно втянув воздух, отозвалась Катя. — Прекрати, ненасытный. Дай перевести дух.
—    Всенепременно. Я и сам пока не готов к подвигам. Но кто сказал, что это может мне помешать ласкать твое столь желанное тело?
—    Прекрати...
Катя обняла его голову, с силой прижимая к высокой и уп- ругой груди, а потом резко отстранила любовника от себя. Поймала невинно-обиженный взгляд и, состроив извиняю- щуюся мину, потрепала волосы, стриженные по-военному коротко.
—    Ну дай мне хоть пять минуточек. К тому же сегодня на диво теплая ночь. Словно мы и не в Петрограде.
—    Как скажешь, дорогая.
Бабичев вновь потянулся к ее губам, но на этот раз запе- чатлел не жаркий, а всего лишь легкий, практически невесо- мый поцелуй.
—    Леша, так у тебя было с этой потаскухой что-то или нет?
—    Ничего не было, — пожал плечами Бабичев.

—    Как так могло случиться, чтобы она отвергла такого красавца? Я не могу в это поверить. Ты так напорист, неудер- жим и целеустремлен, а тут вдруг спасовал перед девкой, го- товой раздвинуть ноги.
—    Она не девка.
—    Даже так?
—    Девочка. И я сейчас не о физиологии. Она тут еще ребе- нок. — Он постучал себя по лбу. — А я с детьми не сплю.
—    Предпочитаешь взрослых женщин?
—    Умудренных и точно знающих, чего они хотят.
—    И все же почему именно я? Ты — желанная добыча для многих светских львиц. Отчего ты вился коршуном именно вокруг меня?
—    Господи, Катенька, не ищи подвоха там, где его нет. Я с тобой потому, что люблю тебя, жажду общения с тобой и же- лаю всем своим существом. Что же до твоего супруга, то я ему должен быть благодарен, а не мстить.
—    Даже так?
—    Разумеется. Дуэль, проведенная в полном соответствии с законом, да еще и при том, что я был вынужден ответить на прямое оскорбление, а не спровоцировал поединок, подняла мой авторитет в глазах офицерского собрания и света.
—    Но это правда, что вы стрелялись именно из-за этой по- таскухи, — не спрашивая, а утверждая, произнесла Катя.
—    Ну, Клим так и не озвучил причину своего поведения. Даже на суде заявил, что поступил так, как считал нужным, и коль скоро это кого-то задевает, то готов драться. Но потом я узнал, что он дружен с Алиной. Два плюс два — четыре.
—    Не больше и не меньше.
—    К черту ее. К черту твоего мужа. Эта ночь — только наша и ничья больше, — покрывая поцелуями ее грудь, шею, под- бородок, глаза и подбираясь к устам, горячо зашептал он.
—    О-о-о бо-оже-э, Леша, что ты делаешь...
—    Я хочу тебя.
—    Ненасытный. Иди ко мне.
Номер недорогой гостиницы на окраине столицы вновь наполнился жаркими всхлипами, тихими вскриками, шум- ным дыханием и легким скрипом широкой и массивной кро- вати. Любовники отдавались друг другу целиком и без остат- ка, позабыв обо всем на свете. Весь мир для них сейчас сузился вот до этой комнатки с минимумом мебели и небольшой ванной...
—    Что ты делаешь? — приподнявшись на локте, поинтере- совался Алексей, глядя на вышедшую из ванной Катю.
—    Одеваюсь.
— Но-о...
—    Ты отвезешь меня домой.
—    Катя...
—    Леша, я замужняя женщина, и меня дома ждет ребенок.
Я не могу вот так пропасть на всю ночь.
—    Прости. Разумеется, я отвезу тебя, — вскакивая с крова- ти, с готовностью заверил Бабичев.
Мужской туалет во все времена был значительно проще женского. А потому и управился с одеванием Алексей доста- точно скоро. Ну и, разумеется, предложил даме свою помощь. Та потребовалась лишь для того, чтобы застегнуть платье. После чего Катя напутствовала его разводить пары в автомо- биле, пока она приведет свой вид в порядок.
Служба в гвардии накладывала свой отпечаток ввиду мно- жества неписаных правил. Никакого офицерского жалованья не хватит, чтобы следовать им всем. Если только не сидеть на хлебе и воде, оставаясь при этом холостяком.
К примеру, одно из таких правил гласило, что, отправля- ясь в гости, офицер не может прибыть туда пешком, даже если пройти необходимо меньше сотни шагов. Раньше это был непременно свой экипаж или извозчик. Сегодня — такси или собственный автомобиль. Но непременно лимузин. Ведь может случиться и такое, что доведется подвозить дам. И как же тогда быть в открытом кузове, с петроградской погодой, изобилующей дождями?
Вот и пришлось родителю Алексея раскошелиться на ли- музин. Правда, при этом он все же решил сэкономить и при- обрел более дешевую модель — АМО-33, то есть тридцать третьего года. В отличие от модели тридцать шестого, у этой котел был не замкнутого цикла. Это не сказывалось на мощ- ности и скорости, но значительно уменьшало запас хода и увеличивало время разведения паров.
Впрочем, все сугубо относительно. Если для АМО-36 тре- бовалось полминуты, то АМО-33 укладывался в пять. Не столь уж долго, учитывая время на сборы. Пусть она и торопится домой, но попросту не может себе позволить явиться в растрепанном виде.
Катя не подвела. Она вышла из темного подъезда в обволакивающую и кокетливую петербургскую белую ночь, будучи одета так, что можно вновь возвращаться на бал. Безупреч- ность туалета и прически серьезно удивили Алексея. Особенно при том, что после их расставания прошло около десяти минут.
—    Катенька, ты неотразима!
—    Только не думай, что это так просто, милый.
—    Ну что ты. Я и не думаю. От одной мысли о том, сколько сил и умений вы прикладываете для того, чтобы радовать мужской глаз, мной овладевает безграничное восхищение, — открывая заднюю дверь салона, произнес Алексей.
Вообще-то, у Кондратьевых есть собственный автомо- биль. Причем более представительный, чем тот, на котором раскатывал Бабичев. Но по понятной причине Катя отпусти- ла водителя. Впрочем, ничего зазорного в том, чтобы про- ехать в этом авто, она не видела. К тому же в такой компании. Она вообще устроилась бы на сиденье рядом с шофером, что- бы иметь возможность вложить свою руку в его, обменяться игривыми взглядами, а то и поцелуями, как это случалось в любовных кинокартинах. Но...
Следовало соблюдать приличия. Даже Аглая Никоновна сможет отнестись с пониманием к невинной шалости родст- венницы. Ведь Клим укатил невесть куда, оставив ее одну в холодной постели. Правила света весьма строги, полны ус- ловностей и на первый взгляд могут показаться пуритански- ми. Но на самом деле главное — чтобы внешне все выглядело невинно и пристойно. Если никто не заступил за грань, все в порядке.
И Катя не позволяла себе ничего лишнего, пока не усвои- ла все уроки. Сегодняшнее приключение стало ее дебютом. Хм. Весьма многообещающим, головокружительным и стра- стным. Это просто праздник какой-то!
—    Леша, а гвардию не собираются отправлять в Монго- лию? — когда он тронулся, полюбопытствовала она.
—    Слава богу, нет.
—    Слава богу?! То есть все эти разговоры господ офицеров о жажде воинской славы, о подвигах и стремлении оказаться на поле брани — не что иное, как пустая бравада?
 
—    Разумеется, нет, Катенька. Каждый из нас, и я в том числе, готов сражаться во благо России и интересов короны. Но Монголия... Я просился в Испанию. Написал с десяток рапортов, но их так и не удовлетворили. Но то Европа. Когда же началась заварушка в этих диких степях... Я готов поло- жить свою жизнь на алтарь служения родине. Но как-то не горю желанием проливать свою кровь в бесплодных землях, среди этих немытых степняков-скотоводов.
—    А если поступит приказ?
—    О-о, тут все в порядке. Пусть и без особого энтузиазма, но я возьму под козырек и заберусь в боевую рубку бронехода, чтобы с честью выполнить свой долг, — искренне и с чувст- вом собственного достоинства заверил Алексей.
Эти слова породили в Катином сердце гордость за избран- ника, которая отразилась одобрительной улыбкой на алых гу- бах. Не то что этот дурачок Клим. Ведь мог же настоять на своем и отправиться на практику в Европу. В тот же Париж. Французские медики добились в медицине больших высот. На крайний случай — в Германию, где медицина тоже на при- личном уровне.
Но нет же, стоило тетушке заикнуться о больнице для этих немытых дикарей, как он тут же ринулся к черту на кулички. Ну и кто повинен в случившемся сегодня, как не этот рогатый глупец?!
Впрочем... а рогатый ли? Чем является ее приключение, как не утехой брошенной в одиночестве женщины? Ведь она не испытывает к Алексею никаких чувств и не готова проме- нять Клима на этого молодого, крепкого и целеустремленно- го поручика. А раз так, то и измены нет. Так, небольшая ин- трижка. И не более того.


Глава 4 РЕЙД

Григорий вслушался в звуки гор, но ничего не различил, кроме приглушенного стрекота нескольких «стирлингов». Его прошлый опыт говорил о том, что бронеходчику слух не нужен, и лучше бы поберечь уши знатными тампонами. Кста- ти, это однажды спасло ему в Испании жизнь.
 
  Читать Узнать больше Скачать отрывок на Литрес Внимание! Вы читаете или скачиваете отрывок, разрешенный законодательством и правообладателем (не более 20% текста). После ознакомления вам будет предложено перейти на сайт правообладателя и приобрести полную версию произведения. Купить электронку Купить бумажную книгу
4.7/12
Категория: Новая книга про попаданца | Просмотров: 2032 | Добавил: admin | Теги: Гремя огнем…, Бронеходчики 2, Константин Калбазов
Всего комментариев: 0
avatar
Вверх