Новинки » 2022 » Октябрь » 31 » Юрий Погуляй. Красный Хёрг. Шут из Бергхейма 2
14:47

Юрий Погуляй. Красный Хёрг. Шут из Бергхейма 2

Юрий Погуляй. Красный Хёрг. Шут из Бергхейма 2

Юрий Погуляй

Красный Хёрг. Шут из Бергхейма 2


новинка

 с 31.10.22

Жанр: боевое фэнтези, героическое фэнтези, юмористическое фэнтези, LitRPG, виртуальная реальность


Чаще всего люди попадают в виртуальные миры добровольно, чтобы отвлечься от бытовых проблем. Но бывают и исключения. Где-то в глуши есть отапливаемый ангар, заполненный игровыми капсулами. Игроки попали сюда не по своей воле, а тот, кто их сюда переместил, позаботился о том, чтоб их не искали. Он создал этот жуткий виртуальный мир, который назвал Мир Сценариста. Таких как он называют маньяками и пытаются поймать, правда получается не всегда. Сценарист старается, чтобы его герои протянули в этом мире подольше. Игрок с ником Викинг дано хотел завязать с игровой реальностью, но в итоге оказывается в лапах сумасшедшего, держащего его жизнь в виртуальном мире-тюрьме. Сумеет ли он выбраться?
Читайте вторую книгу этой истории, возможно в ней будет ответ на этот вопрос.

Юрий Погуляй – разносторонний писатель-фантаст, известный оригинальными сюжетами и смелыми экспериментами с различными жанрами.
Трилогия «Шут из Бергхейма» создана в жанре триллера и хоррора, но при этом написана в антураже литрпг и имеет элементы черного юмора.
Из серии: Шут из Бергхейма #2
Возрастное ограничение: 18+
Дата выхода на ЛитРес: 31 октября 2022
Дата написания: 2022
Объем: 260 стр.
Правообладатель: 1С-Паблишинг

 
Литрес
Книга 1

Юрий Погуляй. Шут из Бергхейма. Выводок

Юрий Погуляй. Шут из Бергхейма. Выводок

 

Чаще всего люди попадают в виртуальные миры добровольно, чтобы отвлечься от бытовых неурядиц. Но бывают и исключения. Где-то в глуши есть отапливаемый ангар, заполненный игровыми капсулами. Игроки оказались здесь не по доброй воле, а тот, кто их переместил сюда, позаботился о том, чтобы пропавших не искали. Он создал этот жуткий виртуальный мир и дал ему название Мир Сценариста. Таких, как он, объявляют маньяками и пытаются поймать, правда, получается не всегда… Сценарист не спешит расправиться со своими пленниками, напротив, старается, чтобы его герои протянули в этом мире подольше. Игрок с ником Викинг давно хотел завязать с игровой реальностью, но в итоге оказывается во власти сумасшедшего, заключившего его в виртуальный мир-тюрьму.

149.00 руб. Читать фрагмент


Литрес
Книга 2

Юрий Погуляй. Красный Хёрг. Шут из Бергхейма 2

Юрий Погуляй. Красный Хёрг. Шут из Бергхейма 2

 

Юрий Погуляй – разносторонний писатель-фантаст, известный оригинальными сюжетами и смелыми экспериментами с различными жанрами.

Трилогия «Шут из Бергхейма» создана в жанре триллера и хоррора, но при этом написана в антураже литрпг и имеет элементы черного юмора.

Чаще всего люди попадают в виртуальные миры добровольно, чтобы отвлечься от бытовых проблем. Но бывают и исключения. Где-то в глуши есть отапливаемый ангар, заполненный игровыми капсулами. Игроки попали сюда не по своей воле, а тот, кто их сюда переместил, позаботился о том, чтоб их не искали. Он создал этот жуткий виртуальный мир, который назвал Мир Сценариста. Таких как он называют маньяками и пытаются поймать, правда получается не всегда. Сценарист старается, чтобы его герои протянули в этом мире подольше. Игрок с ником Викинг дано хотел завязать с игровой реальностью, но в итоге оказывается в лапах сумасшедшего, держащего его жизнь в виртуальном мире-тюрьме. Сумеет ли он выбраться?

Читайте вторую книгу этой истории, возможно в ней будет ответ на этот вопрос.

Содержит нецензурную брань
 

149.00 руб. Читать фрагмент


Красный Хёрг. Шут из Бергхейма 2

 

Глава первая «Поле близ Бергхейма, версия 2.0»

– Возьми меня на ручки, – буркнул я, когда мы миновали южный частокол. – У меня лапки болят.

Серый Человек снова промолчал. Все, что удалось услышать от спасителя за время нашего путешествия – то самое «Идём». После этого провожатый заткнулся. Я благоразумно плелся следом и права не качал. С мерцающим дядькой явно безопаснее. Тем более, когда стало ясно, во что превратились поля к востоку от Бергхейма.

Повсюду дымили костры. Под дождём мокли походные шатры, и защитные тенты изрыгали десятки вооруженных викингов. Ряды круглых щитов, поначалу хлипкие, становились всё увереннее, всё крепче. Над лагерем звенели сигнальные рожки, пробиваясь сквозь шум ливня.

Серый Человек заморачиваться не стал. Он двинулся прямо по дороге к холмам, разрезая военный лагерь на две половины. Слева и справа от нас гудели северяне, собирающиеся под мокрыми знаменами своих кланов. Гербов Бергхейма я среди них не видел. Надеюсь, Харальд выбрался из леса?

Внутри кольнуло. Света. Её ж дотащили? Ловеласа-то я придержал, а Глашатай и без моей помощи тормоз. Но нельзя исключать, что все задохлики оперативно поросли мхом, и мотивация у них теперь иная. Надо отыскать ребят. Я теперь знаю о том, что с нами происходит, больше, чем раньше. И, может быть, догадываюсь, как отсюда выбраться.

Отовсюду слышались задиристые крики заводил, восхваляющие Тора и Одина перед лицом товарищей. Молча стояли суровые ветераны, все как один вопросительного уровня. Внимательные взгляды провожали нас через забрала полумасок. Молодежь прятала страх за бравадой, рвалась в первые ряды. Эти пониже уровнем. 30–35. Мясо.

Но, несмотря на запредельное число бойцов, нас никто не атаковал.

– Серый человек. Серый человек, – слышалось отовсюду.

– Конец времён настал.

Я шёл по дороге за молчаливым убийцей штормвредовцев и оглядывался. Беседа со спасителем, очевидно, не клеилась, так что оставалось лишь созерцать да покорно следовать за провожатым. Вряд ли это создание спасло меня от северян, чтобы грохнуть.

Бергхейм перестал казаться милым местечком. То ли освещение такое, то ли погода. То ли настроение. Эти ребята ведь бедного Егорку «на кладбоне фармили». А так как выхлопа им с моих смертей не было никакого – значит, это уже личное. Не факт, что получится запомнить каждого в бородатое лицо, однако к северянам претензии у меня уже накопились. Конечно, разительно меньшие, чем к хмырю, накачавшему мою тушку транквилизаторами, но все-таки.

Шум из головы ушёл. Подкатывала обида на везение. Тот человек в ангаре вряд ли сидит в нем постоянно. Если бы мне удалось выбраться, пока его нет… Чёрт, я был бы уже на свободе. Сука!

– Смерть задохликам! – заорал какой-то татуированный косматый викинг слева. – Смерть!

Я машинально показал ему средний палец. Вряд ли он понял, что это значит, но посыл до него уж точно дошел.

Воин взревел, рванулся вперёд, но его остановили свои же. Завязалась короткая драка, после которой берсеркера усмирили.

– Не лезь без приказа, – зашипел ему кто-то из бойцов рангом повыше.

Серый Человек в сторону северян даже не смотрел. Что такого случилось на поле, где пали штормвредовцы?! Отмороженные до драки викинги не лезли в бой, а ждали чего-то. Капли дождя шипели, касаясь светящейся фигуры местного бога. А в моих паршивых сапогах вовсю хлюпало. Хотя надо сказать, что мокрыми они были удобнее.

Ладно, что у нас хорошего?

Весь шмот потерян, выбраться из игры не удалось, где искать соратников – как Свору, так и задохликов – в душе не чешу. Ну, неплохой стартовый пакет. Привычный. Сдюжили раз – сдюжим и два. Набьём, найдем и выберемся.

Пренебречь, вальсируем!

Мы неторопливо начали подъём на холм, будто принимали не самое парадное построение бородатой орды слева и справа. Я просмотрел текущие скилы в надежде, что упустил что-нибудь, и вдруг меня тут ожидает приятный сюрприз, но нового ничего не нашёл. Ладно, переживу. Хорошего понемножку.

Чёрт, как жалко «щупальце», сгинувшее в Чащобе. Ведь крутая вещь. Очень бы пригодилась дальше. Может, плюнуть на всё и рвануть в леса, на поиски? Налегке будет несложно, с моим уровнем там бояться нечего. Вдруг лежит обрывок озерного левиафана среди корней да ждёт хозяина. Тихонько поскуливает под секущим дождем, поджимает под себя отравленную плеть. Дрожит, бедняжка.

Я покосился на угрюмых викингов. Что, если там мне встретится Ловелас? Этот грёбанный рейнджер давно вырвался с поля возрождения и либо ждет на месте, либо рыщет кругами в поисках бедного Егорки. А если найдет – бородатые опять за старое примутся, и в этот раз орлы, в лице Серого Человека, могут и не прилететь.

Или же та хрень горбатая устроит измученному Егорке сдвиг сознания. Это, пожалуй, даже хуже, чем ещё одно серийное убийство бедного Лолушки в окрестностях Бергхейма. Хотя… Туман из головы уходил, и если панические атаки не шарахнут – раскидаю «унижения» и уйду на третьей космической скорости.

Хм… А ведь вариант. Почему я сразу этого не сделал?

Шум в голове вкрадчиво подсказывал причину. Когда тебя накачивают успокоительными, ты вполне адекватен, но не слишком сообразителен. Был опыт. Химия вернула меня к жизни в свое время, вот только под её воздействием выходить в реальность совершенно не хотелось. Это потом, в трезвом состоянии, осознаешь, что жил не как человек, а как приусадебный мак. Пусто и бессмысленно.

Дорогу на холм преградил вооруженный всадник. Либо дурак, либо юродивый. Он стоял под ливнем, чуть склонившись в седле. Вода стекала по шлему, заливая забрало. Струи дождя сбегали по чёрной бороде, словно северянин истекал слюной. Широкие плечи воина облепила мокрая шкура. Щит заброшен за спину. Меч – в ножнах. Классический викинг.

Конунг Миккель «Ясный» Свенсон

Клан Сайма

Уровень —????

Так вот ты какой, северный олень. Вражина вражеская. Злобный предводитель Унии Мороза. Тот, кто прислал по нашу душу отряд Штормвреда, и тот, кто бедного Харальда земель лишил.

Конунг неторопливо спешился, миролюбиво поднял руки. Харизматичный мужик – и не скажешь, что по его приказу меня недавно резали на части. Вот если бы он был жирным коротышкой с замашками педофила и каким-нибудь уродством на морде – неприязнь казалась бы логичной, юзер-мать-его-френдли. Так всегда делают в правильных историях. Но нет, тут сунули нормального мужика, на лицо даже благородного.

Сотканный из пыли странник остановился. Фигура подрагивала, как от помех, тело окутывал пар из-за падающих капель.

– Это моя вина, – сказал конунг. – Я приказал им убивать задохликов.

Серый Человек молчал.

– Если ты явился обрушить свою ярость на наш мир, то накажи действительно виноватого и оставь в покое невинных, – голубые глаза воина горели безумием. – Я нарушил запрет. С меня и спрашивай.

Местный бог даже не пошевелился. Он словно не слушал. Так остановился – дух перевести и засмотрелся на что-то.

– Это было моё решение! – повысил голос Миккель. – Слышишь ли ты меня? Я…

Конунг захрипел, схватился за горло, отрываясь от земли. Серый Человек молчал. Викинг крутил ногами, будто оседлал невидимый велотренажер. Лицо его побагровело. Северяне вокруг зашумели. Мечи полезли из ножен. Конунг поднимался выше и выше, пока не завис на высоте метров десяти, хрипя и суча ногами.

– Конунг?! – ахнул кто-то совсем рядом. – Братья, наш конунг!

Я тяжело вздохнул и вытащил свою ржавую железку. Медленно. Нарочито. Будто артефакт древний высвобождал. Не то чтобы викингов впечатлить… Просто, чтобы не порезаться.

– Я буду драться за двоих! – голос предательски дрогнул. – За троих. За десятерых. За себя и за Сашку!

Серый Человек дождался, пока конунг перестанет дергаться, и молча двинулся дальше. Труп с чавканьем и бряцаньем грохнулся на дорогу.

На нас обрушилась тишина. Опешившие от увиденного северяне смотрели на покойника, не веря в случившееся. Словно ждали, будто вождь сейчас поднимется, рассмеётся, и мы все будем обниматься и хохотать. А потом вместе упрыгаем в сторону заката.

Но конунг не оживал.

Дождю явно прибавили громкость. Где-то на заднем фоне заржала лошадь, но испуганно притихла. Северный мир замер.

Я пошевелился, под ногами скрипнул камушек.

И тут викинги ринулись в атаку, будто бы едва различимый звук выдернул их из оцепенения.

– Дипломат ты, скажем так, «ниочень», – буркнул я Серому, поднимая меч.

Глаза резанула вспышка. Меня дёрнуло куда-то, звуки стали глуше, словно сверху опустился купол. Вокруг Серого Человека разошлось ослепительное кольцо света, и там, где оно касалось норманнов – к небу поднимался столбик дыма, превращая воинов в ничто. На землю падали куски доспехов. Серый Человек, объятый белым огнем, стоял на дороге под дождем, а вокруг воцарилась смерть.

Волна срезала бойцов в радиусе метров двухсот, как минимум. И те, до кого не дотянулась магия, дистанцию сокращать уже не спешили. Скорее, наоборот.

Ваша репутация с кланом Сайма – враждебная

Ваша репутация с кланом Штормвред – враждебная

Ваша репутация с кланом Вакреинсио – враждебная

Ваша репутация с кланом Блодигсверд – враждебная

Ваша репутация с кланом Ролигстед – враждебная

В общем итоге мне выдалось, что около десяти кланов Унии Мороза ко мне относятся не слишком хорошо. Вот это вот подарок бедному Егорке…

– Я даже опыта за него не получил – какого хрена?

– Идём, – сказал Серый Человек и спокойно пошёл дальше.

– Да как так-то, а? Я ж его не трогал! – горевал я, топая следом и постоянно озираясь в ожидании погони. Однако даже когда над нами сомкнулись своды леса, северяне так и остались там, в полях. Вновь объявились всадники, заревели трубы. К пепелищу, оставшемуся от магического удара Серого, потянулись люди. Я чувствовал их злые взгляды в нашу сторону. Да… Враждебное – это вам не нейтральное. Почувствуй, Егорка, разницу.

Ладно, пусть смотрят, чего уж там. Главное, чтоб обошлось без острых палок в моём нежном теле.

Отвернувшись, я уставился в спину Серого Человека. Интересно, как разбирать вот такого противника, если придет необходимость. Как бороться с мгновенным аое, сжигающим высокоуровневых мобов? Тут либо неуязвимостями обмазаться, либо брать его с расстояния, каким-нибудь снайперским луком системы Драгунова.

Интересно, Юра смог бы его заткнуть секунд на пять, как тогда Свету? Это, не совру, было бы очень кстати! Правда, чтобы я мог вырубить Серого ещё на некоторое время своим коварным ударом, нужно было бы пробежать двести метров за эти пять секунд. Не вариант.

Хотя… Если заранее развесить достаточно «унижений» для рывка… Незаметно нарезая круги вокруг будто бы ничего не подозревающей жертвы…

Но потом, должно быть, все одно на кладбон. Слить такое за десять секунд стана – чересчур оптимистично. Впрочем, оставим эти проблемы Егорке из будущего.

В долине ревели рога, за пеленой дождя прятался силуэт Бергхейма. Вряд ли я сюда вернусь. При хорошем раскладе.

– Что ты такое? – спросил я в спину Серому. Тот не ответил.

Наконец, где-то через километр после столкновения с конунгом фигура остановилась.

– Всё, – сказал мне мой «орел».

– В смысле – всё? Всё в плане «всё, хана, аккуратно развесь свои кишки по этим кустам» или «всё, Егорка свободен»?

Серый человек поднял руку и указал на дорогу:

– Иди.

В продавленной телегами колее весело булькал дождь.

– Спасибо, – выдавил я из себя. Двинулся в указанном направлении. Хрен с ним. Может, это бот, который на определённом количестве смертей на кладбище вылезает. Защита от танка. Вписан в местную религию, как стопор для энписей, чтоб не усердствовали. Логично? Логично. Разумно? Разумно. Удовлетворён, Егорка?

Разумеется, нет, но хрен с ним.

Я прошёл метров двадцать, постоянно поглядывая направо, в лес. Блин. Щупальце. Рискнуть? Что теряю? Хуже ж вряд ли будет. Дальше сопровождения не ожидается – значит, за любым поворотом может быть Ловелас или ещё какая-нибудь дивная зверушка. А так крюк в денёк, с теми же условиями, но зато в руках умопомрачительный девайс с убойным дотом.

Да и, чёрт возьми, лучше попробовать и пожалеть, чем не попробовать. Если это, конечно, не цианид или гомосексуальные отношения.

Я свернул в лес, приблизительно определив направление. В конце концов, наследили мы там знатно. Пробегусь, найду. Вдруг у меня хоть крупица удачи осталась? Это оружие стоит риска.

Метров через пятьдесят передо мною оказался Серый Человек. Вырос из-под земли. Молча поднял руку, указывая в другую сторону.

– Вынужден пренебречь вашими рекомендациями, – сказал я ему с ощущением, будто сам с собой разговариваю. – Я там обронил кое-что. Очень надо. Одна нога там, другая – где получится. Возможно, в Саратове.

Серый не пошевелился. Так и стоял с вытянутой рукой, пока я его обходил. Фотография бы вышла, как из какого триллера. Сумрачный лес, дождь и святящаяся хрень, тычущая пальцем куда-то в чащу. Оставив бота залипать, я бросился в лес.

Но через сто метров вновь столкнулся с Серым Человеком.

В инвентарь добавлен:

«Щупальце повелителя»

«Кожаный шлем охотника на оборотней»

«Кожаные наплечники лисьего короля»

«Кожаный нагрудник пехотинца с меткой ловкости»

«Неопалимые штаны охотника на оборотней»

«Ремень Тора»

Весь список читать я не стал. И так понятно: Серый Человек восстановил всё, что было в инвентаре, за исключением шмоток с Ловеласа.

– Никогда больше, – сказал светящийся благодетель. – Иди. Или убью.

– Понял, не дурак! – я экипировался и поспешил назад, на дорогу, улыбаясь, как детёныш, получивший вожделенную игрушку.

А там бодрым шагом двинулся навстречу новым приключениям. Счастливый и довольный собой. Удачно. Очень удачно. Но не слишком ли? Откуда он знал, что у меня было? Почему вдруг система прогнулась, лишь бы не пускать Егорку в лес? Зачем вообще возник этот провожатый?

Столько вопросов, столько вопросов! Шагая по пахнущему озоном лесу, я пытался найти на них ответы.

И через триста метров остановился. Обернулся. Только сейчас до меня дошло, кем был Серый Человек.

– Сука… – сплюнул я в шум дождя. – Ах ты, сука какая…

 

Сценарист

Сценарист нажал кнопку выхода, выгружая персонажа, стащил шлем. Он играл без капсулы. Эффект погружения пусть остается участникам эксперимента. Его задача – наблюдение. И легкое направление.

Пачка сигарет лежала рядом с клавиатурой. Пепельница засорилась. Но если воткнуть в груду окурков ещё один, новенькой башней, то влезет. Сценарист закурил, наблюдая за тем, как стоит на дороге шут. Переключил камеру на новое жилище Выводка, спрятанное в глухом лесу среди затянутых вьюном корней дерева. Проверил действия подопечного за прошедшее время.

Ничего нового. Матрица игрока затаилась. Ждала. Жаль. Проводы шута заняли больше часа. Очень хотелось какого-то развития, но…

Может, именно из-за этого ожидания Сценарист поступил так, как поступил? Ведь если бы парень отправился за своими вещами в лес, то сколько ещё времени ушло бы псу под хвост. Тем более, раз уж вмешался в сюжет…

А почему он вообще с ним возится? Сценарист замер с сигаретой в зубах. Нахмурился. Сюжет Бергхейма закончен в той арке, которая планировалась для игроков на старте. Локация остается для другого эксперимента. Застрявшая группа, подтолкнутая пареньком, наконец-то покинула долину. Можно снова просто наблюдать.

Например, наслаждаться тем, как мучается Федотушкин. Губы Андрея тронула едкая улыбка.

Рядом с пачкой сигарет нашлась кружка с остывшим чаем. На белой керамике с надписью «Ich kann alles auser HoсhDeutsch» желтели пятна. Сценарист взял ее, сделал небольшой глоток – не моргая, глядя на экран с шутом. Да, дар вещей – торопливое решение. Но оно странным образом нашло отклик в душе. Напомнило эпизод из детства, когда хулиган, не дающий прохода в школе, на общественной горке избил другого хулигана, отобравшего у Андрея бабушкины санки. Пока обидчик заливал снег кровью из разбитого носа, победитель вернул предмет спора будущему Сценаристу и ушёл. Это сильно пошатнуло тогда привычную картину мира. Внесло резонанс. Может быть, именно этот момент и пробудил интерес к изучению человеческой природы. Обстоятельства ведь сильнее всего.

Конечно, на следующий день, в школе, Андрею досталось от спасителя, но он уже твердо уяснил: зло относительно. Зло способно на добро. Как и добро способно на зло.

А значит, ни зла, ни добра не существует. Есть лишь набор мотиваций. Сценарист не питал иллюзий относительно своих предрасположенностей. Этот жест с восстановлением вещей был вызван нежеланием тратить лишнее время на шута. Но ведь можно было оставить всё так, как есть. Тогда зачем?

Андрей глотнул из чашки, наблюдая, как парень на экране орёт в лес. В логах шёл трёхэтажный мат. Видимо, больной пришёл в себя. После транквилизатора игрок очухался только через сутки – слишком большая дозировка для ослабленного организма. Лекарственный след притупил инстинкты шута, и потому пришлось вмешаться, чтобы вывести игрока из ловушки, которая задержала его ещё на два дня.

Но зачем он так с ним возится?

Сценарист поднялся из-за стола, размялся. С сигаретой в зубах прошёл на кухню, вогнал в тостер два куска булки. Поднял взгляд на зеркало, откуда на него уставился уставший мужчина с синяками под глазами.

Зачем?

Люди – это ресурс. Всего лишь ресурс. Они легко заменяемы. Группа Бергхейма вышла из локации. Теперь история пойдёт другим темпом. Шут уже не будет двигателем событий. Да и проблемы с его здоровьем перевешивали удовольствие от наблюдения. Проще отправить парня в болото и найти нового игрока.

Вот только это время. Это подготовка. Это поиск и риск, в то время как локальный босс Бергхейма начал собственный сюжет, со своими хитростями и планами. Пропускать такое не хотелось. Сценарист даже спать ложиться не хотел, несмотря на усталость. Так – подремать у пульта, и только для того, чтобы продраться сквозь дрему и первым делом проверить Выводок, сменивший дислокацию и тактику.

Сценарист докурил сигарету, глядя в зеркало. Ткнул окурок в кухонную пепельницу, в виде игрушечного домика. Потёр руками щетину.

Очень хотелось спать. Но надо бы, наконец, прибраться. Привыкший к щепетильному порядку, он в своих наблюдениях забыл даже про гигиену. Развел тут настоящую помойку. Выглядел как какой-то… маньяк!

Сценарист оглядел кухню. Зацепился взглядом за испачканную столешницу, за грязную посуду со следами засохшего кетчупа. Шумно выдохнул, сделал было шаг к мойке, но резко развернулся и поспешил за пульт управления. Ему был интересен следующий ход Выводка. Крутящийся в голове вопрос «Зачем» раздражал.

– Потому что, – хрипло проговорил Сценарист и улыбнулся.


Читать Форум Узнать больше Скачать отрывок на Литрес Внимание! Вы скачиваете отрывок, разрешенный законодательством и правообладателем (не более 20% текста). После ознакомления вам будет предложено перейти на сайт правообладателя и приобрести полную версию произведения. Купить электронку Купить бумажную книгу
0.0/0
Категория: Новая книга про попаданца | Просмотров: 81 | Добавил: admin | Теги: Шут из Бергхейма, Юрий Погуляй, Красный Хёрг, 1С-Паблишинг
Всего комментариев: 0
avatar
Вверх