Новинки » 2021 » Июнь » 4 » Иван Снежный. Оккультист. Книга 2
19:26

Иван Снежный. Оккультист. Книга 2

Иван Снежный. Оккультист. Книга 2

Иван Снежный

Оккультист. Книга 2

 

с 10.06.21

   

Жанр: героическое фэнтези, городское фэнтези

Главный герой упорно пытался найти магию в серых буднях реальности. Сергей перелопатил кучу книг по оккультизму и магии, занимался таинственными практиками, но всё было тщетно. Магии не существует, это известно всем. Но вот однажды герой столкнулся с таинственным «чёрным человеком», который дал надежду на исполнение мечты.

Цена оказалась высока. Новоявленный маг слишком поздно понял, что платой за обретённые возможности будет саморазрушение, отречение от ценностей прежней жизни. На что ещё герой готов пойти, через что преступить, чтобы удержать ускользающую силу? Ведь стремление к могуществу всё заметнее стирает человеческое лицо…

Из серии: Оккультист #2
Возрастное ограничение: 18+
Дата написания: 2021
Объем: 340 стр.
10/06/2021
Правообладатель: 1С-Паблишинг



 
Литрес
книга 1

Оккультист

Оккультист

Оккультист. Книга 2

Глава 1. Ложный апокалипсис

Насколько сильны в человеке устоявшиеся привычки? Нежиться в постели лишнюю минуту, игнорируя звонок будильника; есть бутерброды колбасой вниз; выпивать стакан воды после секса. Каждый из нас состоит из этих маленьких ритуалов. Но что, если отказаться от своих привычек, заменяя их одну за другой? Как быстро собственный разум воспротивится происходящему насилию? Мое терпение было уже на пределе. Я чувствовал себя не в своей тарелке. И дело совсем не в том, что приходилось стоять на голове, покачивая ногами в такт музыке. Проблема в бесполезности затрачиваемых усилий.

– Ниже! Тяни носок! – Из Павла получился отличный тренер, он умело выжимал из меня все соки. – Шире взмах!

После трех дней усиленных тренировок, я был готов сдаться. Магия разума пагубно действовала на мышцы и никакими упражнениями это не исправить. В тридцать лет мое тело превратилось в дряхлую развалину. Одышка, ломота в костях, давление, реакция на погоду – полный набор старческих немощей. Такова цена волшебства. Никто не может усидеть на двух стульях сразу. У меня, конечно, оставались два бодрящих зеленых леденца, но недолгое облегчение не решит саму проблему.

– Еще четыре подхода и передышка. Ускоряйся! – Мерзкая слабость растеклась по мышцам, вряд ли я столько выдержу.

Леденцы. Вещь, с которой все началось. Они манили своей силой и пугали побочными эффектами. Двадцать два кругляшка. Настолько мало, что проверять свойства на других людях слишком расточительно, а на себе – страшно.

– Шире махи, напрягай спину! – У меня сейчас хребет пополам сломается.

Без руководства Черного человека я стал слеп в магических вопросах. Иногда мне хотелось, чтобы он вернулся и вновь раскрутил меня в бешеной пляске смерти. Наверное, так выглядит стокгольмский синдром, когда жертва обожает своего мучителя. И все-таки странное создание в сюртуке приносило больше пользы, чем вреда. Я привык к тому, что он останавливал меня, давал советы в сложной ситуации. Несвоевременный вопрос, прогнавший из моей жизни потустороннюю сущность, разрушил все планы. Я совершенно не понимал, чего он добивался. Зачем помогал, почему мешал?

В нижнем ящике стола валялись три разных варианта отчета для Фонда по Черному человеку. Ни один из них я так и не решился отправить Наташе. С точки зрения организации, я все еще был объектом. Опасной тварью, готовой в любую минуту сорваться. И только это понимание сдерживало меня от активных экспериментов с магией разума. Я видел, что случается с теми, кто заигрался новыми возможностями.

– Перерыв две минуты. Выдыхай.

Вернувшись в вертикальное положение, я на дрожащих ногах поковылял к столу. Спина ощутимо хрустела. Плюхнувшись в кресло, я открыл папку с пометками. Нет, дело не в том, что я хочу сохранить свои магические навыки в тайне. Я не верю написанным в отчете словам. Творец он на самом деле или просто притворяется? Пока Черный говорил, все казалось логичным, но стоило созданию уйти, и стройная теория божественного рассыпалась, словно карточный домик. Его поступки в целом мелковаты для всевышнего. Какого дьявола Бог вообще забыл в третьесортном ночном клубе? Я не могу доверять существу, которое манипулировало моей памятью и даже не призналось в этом. Многолетнее изучение эзотерики научило меня везде искать подвох.

– Павел, а что Черный человек просил как плату за ответы?

– Самое ценное, что я способен дать. Он не уточнял. – Между подходами парень отжимался сам, и у него получалось куда лучше, чем у меня, даже дыхание не сбивалось.

– Вполне в его стиле. И ты согласился?

– Нет конечно. Насколько я знаю, никто из работников клуба не решился. Отдать нечто свое в обмен на пустые слова? Нашли дураков.

Жаль. Если бы кто-нибудь кроме меня задал вопрос, можно было бы сравнить поведение Черного. Снова тупик. Я грустно посмотрел на квадратную дыру в ковре и горсть пепла, оставшуюся от сгоревшей тумбочки. Последствия неудачных экспериментов с артефактной свечой. Едва не спалив весь дом, я смог выяснить довольно ценные подробности: вещи, подожженные огарком, невозможно потушить. Даже помещенные в ванну, наполненную водой, остатки мебели продолжали тлеть. Не знаю, из какого материала сделана коробка для артефакта, но только ее тонкие стенки сдерживали огонь. Причем сама свечка тухла довольно легко: достаточно на нее дунуть, поместить в пространство без воздуха или брызнуть водой. Зеленоватое пламя гасло, чтобы через тринадцать секунд загореться снова. Дальний угол комнаты весь залит воском. Самым обычным, насколько я мог судить. Холод волшебства исходил лишь от пламени свечи. Печальная участь ждет человека, подожженного этим артефактом.

– Время вышло. В стойку, на ковер! – Руки предательски задрожали, не разделяя его энтузиазма.

– Достаточно на сегодня, Паша, спасибо. И вообще, закругляемся со спортом. Позови мне Агафью.

Парень неодобрительно покачал головой, с его точки зрения это была просто лень. Обычная усталость новичка, которую нужно перетерпеть. Он же не ощущал прогрессирующий ревматизм и анемию конечностей.

– Не смотри на меня так, я превращаюсь в развалину. Пора это признать и идти дальше. – Только жалости от подростка сейчас не хватало.

– Результат будет, нужно уделять упражнениям больше времени и дать мышцам восстановиться. – Павел тяжело воспринимал бессилие фитнеса.

– К вопросу о времени, я так и не получил дневников колдуньи. Сколько еще ждать?

– Не надо, босс. Не заставляйте меня выбирать между вами. Пожалуйста. Играйте в свои игры, а я буду на подхвате. Мы же все на одной стороне. Хорошо?

Забавная оговорка, выходит, Агафья тоже что-то просила у него. Прекрасно знаю, кого он выберет, даже без чтения мыслей. Вчерашняя тренировка затянулась, и молодежь улеглась в большой комнате. Колдунья оказалась не из стеснительных, демонстрируя всем желающим настоящую животную страсть. Любовь это или нет, но чтобы проделывать такие кульбиты в постели, мне придется учиться пару веков. После произошедшего, ведьма окончательно перестала восприниматься окружающими как дитя.

– Ты все еще здесь? Агафью ко мне, быстрее!

Я намеренно не ответил на его вопрос. Полезно держать парня в небольшом напряжении. Расслабленный Павел быстро наглел, переходя границы дозволенного.

Подойдя к окну, я вгляделся в багряные тучи над Васильевским островом. Журналисты в сети соревновались в громких заголовках «Необычное явление природы», «Экологическая катастрофа», но все они были далеки от истины. С каждым днем цвет облаков больше напоминал кровь, а форма – воронку торнадо с Балтийским заводом в центре. «Алый Король» гневался.

Прошло трое суток после встречи с живым кораблем, требующим жертвоприношений. Однако обещанный покойным агентом Каином апокалипсис так и не наступил. Все было тихо, мирно и… скучно. Наташа дважды звонила, чтобы убедиться, что я не свихнулся после пережитого ужаса. Беседы получились напряженными. Я знал, что она – Куратор, но напрямую выяснить подробности ее положения в организации не мог. Инцидента с жертвоприношением мы старались не касаться, а на все вопросы о работе женщина давала один ответ: «Для агента твоего уровня допуска заданий нет». Ожидание становилось невыносимым. Тучи сгущались в прямом смысле слова.

Агафья вошла в комнату, слегка пританцовывая. Я уже достаточно изучил ее привычки, чтобы понимать – барышня в ярости.

– Опять будешь тратить мое время? – Скрестила она тонкие руки на груди.

– Пока не пойму суть. Давай еще раз пробежимся по основам. Что нужно для смены тела?

– Тело, это же логично. В идеале родная кровь.

– Не вариант, – быстро перебил я ее, забрать плоть у собственного ребенка слишком жестоко даже по моим меркам. – Как ты попала в Агафью? Она твоя дочь?

– Еще чего! Подобрала беспризорницу на улице. Сломала волю, сделала послушной. Я упустила момент и не решилась рожать в прошлой дряхлеющей плоти. Раньше было проще. Но каждый цикл проходить через роды, бр-р-р… В последнее время часто забирала детей из приюта, подделав пару бумажек. В Индии еще можно купить рабыню из низших каст, но копченые мне никогда не нравились.

Легкость, с которой мы это обсуждали, немного напрягала. Но я жадно ловил каждое слово колдуньи. Не часто она изъяснялась настолько ясно. Обычно наши разговоры заканчивались экскурсами в историю и воспоминаниями об ее друзьях и любовниках.

– Вселение в чужого человека сложнее. Эту девочку я обрабатывала десять лет. Копировала ее повадки, воспитывала доверие, открывала сознание для воздействия. Гарантий никаких, каждый раз лотерея. Примет ли тело, сохранятся ли навыки… сотни мелочей, всего не упомнить. Раньше магички заводили себе ученицу и лет тридцать таскались с ней всюду, не расставаясь. Готовили сосуд.

Ломота в спине намекала, что у меня нет столько времени.

– Почему именно девочку?

– Мужчины не владеют магией разума. Многие пытались, но тонкое искусство манипуляции доступно лишь гибко-мягкому сознанию женщины, – она странно на меня посмотрела. – Думала, ты знаешь. Сложно сказать, какой сосуд тебе подойдет больше.

Вспомнилась улыбка Черного человека при наречении. Нова – это женское имя, так и знал! Ладно, ничего страшного, просто у меня гибкий разум. Пока я не убедил самого себя в скрытой нетрадиционной ориентации, вернул разговор в прежнее русло:

– Интересно, но я спрашивал про возраст. Зачем настолько юное тело?

– Чем старше, тем хуже для мага. Переход начинается со схватки разумов, нужно выкинуть хозяина из тела. Взрослые цепляются за жизнь куда яростнее детей. Ты слишком слаб даже для пятилетней девочки. Я бы вообще посоветовала младенца.

– Проще говоря, ты предлагаешь завести ребенка и вселиться в него в колыбели.

– В новорожденного не стоит. Подбери годовалое дитя, сохранишь часть речевых функций.

– Если стать сильнее, то можно овладеть взрослым телом? – Прозвучало пошло, но колдунья была еще небрежнее меня в формулировках.

Агафья фыркнула, вложив в этот звук насмешливое превосходство.

– Как? Отправишься на войну, чтобы выбить блоки самосознания адреналином? Мы мысли читаем, а не молниями швыряемся. Я за века научилась захватывать тела одиннадцатилеток, и то не каждый раз. Не неси ерунды, оприходуй кореяночек и получи новую оболочку. Куда уж проще?

Лишать детей будущей жизни или уничтожать взрослое сознание? Пока что я лишен даже такого скромного выбора. Успехи в волшебстве радовали еще меньше достижений в спорте. «Маги развиваются через великие поступки», – говорил учитель. Но как проявить себя, сидя в четырех стенах? Я много раз считывал мысли домочадцев и вылетал из тела, но ничему новому не научился. Мне срочно требовалась встряска. Заметив, что мои мысли улетели далеко отсюда, Агафья подошла ближе и уселась на стол прямо передо мной.

– Хочешь, я тебе рожу? Двойню, я травки умею смешивать. Одну оболочку тебе, другую мне, на вырост. – Девочка поставила ножку на мое плечо. – Секс между магами это нечто особенное, Нова. Без твоих резинок и защит. Знал бы ты, что такое единение разумов на трех уровнях в момент наивысшего наслаждения, м-м-м…

Текущая оболочка Агафьи не вызывала возбуждения, но кто сказал что должно быть приятно? Мы тут волшебство практикуем, а не тешим свою похоть.

– Я подумаю. – Слышал бы нас Павел. – А обязательно выбивать сознание прошлой оболочки? Можно разделить одно тело с жертвой? По очереди там, или договориться.

Девочка легкомысленно болтала босыми ногами в воздухе.

– Обрекая донора на муки? Четыре цикла назад я неудачно вселилась в дочку певички из Венского варьете. Девка оказалась ментально сильнее меня, полностью выбить ее из тела не удалось. Первый год она орала, не затыкаясь. Потом плакала и пела. Спеть тебе сотню песен на венгерском?

– Она до сих пор внутри?

– О нет. Скинула пассажирку при первом же переходе, – Агафья спрыгнула на пол, пританцовывая на носочках. – Тебе жалко их, понимаю. Сама такой была, пока один немецкий философ не научил меня ценить жизнь. Путь волшебства мрачен, и мораль – это первое, от чего придется отказаться.

Странно, я думал, моя совесть давно ампутирована. Особенно после стольких бессмысленных смертей. Тем не менее, идея губить других ради собственной жизни казалась довольно мерзкой. Однократное переселение я бы еще стерпел, но менять оболочки придется как истрепавшуюся одежду. Агафья уже потеряла счет своим скафандрам. С другой стороны, обладать таким знанием и просто умереть, не решившись попробовать – очень глупый поступок.

От мыслей о паразитизме на чужих жизнях меня отвлек настойчивый стук в дверь. Закрыв глаза, я отследил местоположение домочадцев. Шумела Люн, редкая гостья в этом кабинете. Цои вообще больше походили на незаметные тени, а мать семейства и вовсе растворялась за спинами других. Похоже, случилось что-то серьезное, если она пришла лично. Мне стоило избавиться от колдуньи, женщины терпеть не могли друг друга.

– Закончим на сегодня. Спасибо за беседу, великая. – Агафья самодовольно усмехнулась, грубая лесть ей нравилась.

Выходя из комнаты, волшебница сделала вид, что крупная грудь Люн мешает пройти и толкнула женщину плечом. Кореянка едва удержалась на ногах, но промолчала. С этими двумя определенно нужно что-то делать.

В приоткрытую дверь прошмыгнул кот. С хозяйским видом он обнюхал пятно пепла и возмущенно фыркнул. Самый счастливый житель квартиры: его гладили все, как только видели. От обилия ласки Домино распушился и раскидывал шерсть по всем комнатам. Впрочем, никто, кроме меня, не жаловался.

– Говори уже. – Наши редкие беседы всегда начинались с молчания женщины. Словно преданная слуга, она ждала разрешения открыть рот.

– Простите за беспокойство, мастер. Мэй пропала. Скорее всего, захвачена «Зеленым Лотосом».

Война сама пришла на порог, не надо даже ехать в горячие точки.

– Как это произошло?

– Мы послали ее за продуктами в оптовый универмаг. На другом конце города, чтобы не привлекать внимание к квартире. Мэй звонила каждые двадцать минут. Последний отчет был два часа назад. Только плен мог заставить мою дочь ослушаться.

Можно сколько угодно играть в Сёгуна и раздавать поклоны, но по факту на мне висело девять голодных ртов. Технически клан Цой очень богат, но все деньги заморожены на счетах и частично уничтожены вместе с раменными. «Зеленый Лотос» обескровил нас, лишив средств к существованию, и оставил медленно умирать. Я словно король, оставшийся без королевства в осажденной столице. Постоянное давление со стороны корейцев спутало все планы.

Папаша Эш так и не улетел в свое Гаити готовить страну к военному перевороту. Ближайшие рейсы осуществляли Британские авиалинии за возмутительную цену в двести тысяч рублей. Пришлось выкупить место без багажа у Аэрофлота за шестьдесят. Дешево, но вылета придется ждать неделю. С деньгами было туго, если бы не вырученная за антиквариат сумма, мы бы натуральным образом голодали. По понятным причинам из нас всех мог работать только Павел, но он был нужен мне рядом на случай внезапного нападения Лотоса.

– Надеюсь, ты отпустила ее на хаммере?

Кореянка осторожно кивнула. Мудрая женщина. Если в руках наших врагов окажется старенький Ниссан, можно заказывать гроб для Мэй. А так еще оставались шансы. Мой единственный козырь гниет в багажнике легковушки. Ритуал погребения или как там его называли? Лотос не проявлял никакой заинтересованности в теле, но Люн уверена, что труп имеет ценность. В любом случае пора от него избавиться, пока соседи не проявили повышенный интерес к странному запаху.

С какой стороны ни посмотри, ситуация требовала немедленного вмешательства. Мэй была дорога мне и ценна как член клана. Несмотря на то, что в мыслях девушка все еще робела и лебезила перед великим «магом» в моем лице. Я устало потер переносицу, похоже, поспать этой ночью не удастся.

– Павел! Хватай Эша, пушку и спускайся к машине!

– Господин, я не знаю, где искать врагов.

Она была прекрасна в своем волнении, будто разом помолодела на десяток лет. Волосы слегка растрепались, на щеках играл румянец, грудь часто вздымалась, глаза блестели. На секунду я залюбовался женщиной.

– Зато я знаю. Убедись, чтобы больше никто не пропадал и… готовьтесь к худшему.

Это была кодовая фраза, обозначающая целый комплекс мероприятий. В основном готовность всех членов клана и сопричастных сорваться с насиженного места и скрыться в разных частях города в течении пяти минут. Агафья называла это «сидеть на чемоданах», и в точности формулировок ей не откажешь.

Наше преимущество – в малом количестве. Именно поэтому старший клан еще не раздавил Цоев, как тараканов. Однако в этом же заключается слабость. Первое же прямое столкновение станет последним. Методы Лотоса больше подходят преступникам, чем аристократам. Впрочем, это не мешало Лотосу оказывать огромное влияние на правительство Кореи и творить в России все что вздумается без особого противодействия со стороны наших властей. Выступив против них, я откусил больше, чем могу проглотить.

Захватив леденцы со стола, я покинул полюбившийся кабинет. Опасно таскать их с собой, но без них куда опаснее. Никогда не знаешь, какие свойства могут пригодиться. Спуск по лестнице занял приличное время и подарил боли в коленях. Уже предвкушаю мучительный подъем по возвращении. Мужская часть моей команды сидела на капоте, покуривая самокрутку. Судя по громкому смеху, совсем не табачную.

– Эш! What the hell![1]

Негр вздрогнул, а Павел попытался незаметно сбросить окурок на асфальт. Вот что с ними делать? Неодобрительно покачав головой, я уселся на водительское сидение. Машину просто не узнать. В салоне – ни пылинки, порядок в бардачке, двигатель урчит так, словно его перебрали. Уже за одну заботу об автомобиле стоило спасти Мэй.

– Fasten[2]. – Попробуем резкую манеру езды.

Павел плохо знал английский, но последовал примеру Гаитянца и переспрашивать не стал. Пусть привыкает, он теперь крепко повязан с моей Коалицией, мало ли куда нас судьба занесет. Знакомые улицы промелькнули быстро. Редкие водители уступали дорогу мчащейся на бешеной скорости сквозь дождь машине. Ночь вступала в свои права, скоро должны отключить светофоры. Однако набухшую кровью воронку в центре города оказалось видно даже в сумерках. Я старался не смотреть в ее сторону, убеждая себя, что меня это не касается и Фонд сам разберется. Но разум подсказывал: без моих навыков и знаний ничего не рассосется.

Остановившись в узкой арке, я перекрыл доступ во двор. Яркий свет фар выхватил из темноты знакомую фигуру в плаще и с катаной за спиной. Мужчина сидел в позе для медитации, и крупные капли разбивались об его лысину. Причем в шаге от него находился навес, под которым можно спрятаться от непогоды, но японец его игнорировал. Погруженный в себя, он никак не отреагировал на мою машину. Спит, что ли? Наша последняя схватка закончилась заплывом мечника по Неве. Я немного побаивался мужчину, а точнее, возможностей его оружия.

– Будьте наготове. Он опасен. – Павел понял, что эти слова адресованы ему, и щелкнул предохранителем.

Уточнять, что японец способен нашинковать нас вместе с машиной, я не стал. Надеюсь, до схватки дело не дойдет. Выйдя из автомобиля, я медленно подошел к мечнику, держа руки на виду.

– Хочу поговорить с главным. – Фраза как будто из старого криминального боевика.

Мужчина ответил мне, не открывая глаз.

– Вас ожидают в Будда-баре.

– Нет уж, достаточно с меня пафосных заведений с купленной охраной. Встречаться будем на моей территории!

– Где именно? – В голосе ни намека на интерес, просто уточнение.

Я осмотрелся по сторонам, заметив яркий плакат «Playloft GоGо. Круглосуточно! Настольные игры, горячий чай и печенье!». На сегодняшнюю дату был назначен какой-то турнир по карточной забаве. Если члены клана любят тишину и пустые залы, вытащу их в шумное место с толкучкой. Посмотрим, как они это воспримут.

– В антикафе из настенной рекламы. Жду до утра.

– Я передам ваши пожелания.

Японец вел себя странно, я ожидал если не нападения, то обвинений и холодной настороженности. Как будто я не враг Лотоса.

– Не хочешь поехать со мной? Убедиться, что я не сбегу?

– В этом нет необходимости. К тому же я ожидаю иных гостей.

Точно! Люн не напомнила, что у меня остались младшие братья. Совершенно забыл, сколько их, но часть клана отправилась в экспедицию. Значит, во время атаки они находились не в раменной и именно их, а не меня, ждет японец. Быстро вернувшись в машину, я сжал руль. Если женщины Цой не упоминали об этом, значит, связи с братьями нет. Уверен, Мистер Чанг все контакты завязал на себя, не подвергая опасности женщин. Я бы именно так и поступил. Выходит, мое положение ничем не лучше мечника.

– Павел, отдай Эшу мобильник и поставь мой номер на быстрый набор.

Убедившись, что указание выполнено, я вышел из машины вместе с негром. Объясняться на английском не хотелось, к тому же мечник мог слышать довольно далеко. Я встречался с техниками медитации, стимулирующими различные чувства. Ничего сверхестественного, но улучшить слух вполне возможно. Коснувшись огромной ладони Папаши, я перенесся в его мысли. Шум прибоя и неизменный золотой пляж с яхтами вдали. В который раз завидую дружелюбному спокойствию сознания Гаитянца.

– Что-то случилось? – голос шел прямо из дрожащего воздуха.

– Будь здесь. Наблюдай. Если появятся другие корейцы или мечник начнет суетиться, звони мне. Он ждет наших союзников и, скорее всего, нападет. Будь внимателен и не подставляйся под удар.

– Постараюсь. А когда уже можно будет вернуться домой? Духи зовут меня.

Если бы здесь существовали легкие, я бы раздраженно выдохнул. Он, словно заевшая пластинка, повторял это при каждом удобном случае. Понятно, что у Эша свои мотивы и желания, но иногда я сомневался, понимает ли он вообще, что происходит вокруг.

– Скоро, я уже говорил. Шесть дней осталось. Главное, здесь не помри, твоя жизнь очень важна.

– Нет такой меры: цена жизни. Все души бесценны. Я понимаю тебя: ты не хочешь потерять близких людей и переживаешь. Еще больше ты волнуешься за большого друга Эша. Зря. Ты слишком много беспокоишься о том, чего еще не произошло.

Мудрые слова, но учитывая происходящее вокруг, думать наперед – залог выживания.

– Эш, постарайся не наделать глупостей, – произнес я и разорвал контакт.

Я решил, что после такого разговора Гаитянец поймет опасность ситуации, встанет в сторонке или вообще выйдет из двора, наблюдая за аркой издалека. Однако мужчина поступил по-другому. Широкой походкой он направился прямо к мечнику и, плюхнувшись в лужу рядом с ним, приобнял его. Откуда-то, как по волшебству, появилась бутылка с ромом. Удивительнее всего, что японец не разъярился, а внимательно слушал веселую болтовню Эша и даже взял бутылку, хлебнув из горла. Я нервно сглотнул слюну, а вылезший под дождь Павел медленно опустил пистолет.

– С ним точно все будет в порядке?

Два представителя разных культур выглядели колоритно в грязной питерской луже. Мне, как человеку далекому от выпивки, сложно судить, но говорят – алкоголь сближает.

– Надеюсь. Поехали отсюда.

Стоило проскочить несколько перекрестков, как раздался звонок сотового.

– Уже? Говорил же, босс, нельзя его там оставлять! – забеспокоился Павел.

Когда они только успели так подружиться? Сигнал шел с неизвестного номера, и я знал, что это не Гаитянец. Каждый раз, когда звонили из Фонда, я опасался, что меня раскрыли, и стоит взять трубку, как прозвучит взрыв или выстрел. Сердце, реагируя на волнение, неприятно закололо. Припарковавшись на тротуаре, я выровнял дыхание и нажал на кнопку.

– Здравствуйте, три тысячи первый. Как спалось?

– Роскошно, Наташа. Рад вас слышать. – Цифр ее позывного я не знал, все вокруг называли женщину по имени.

– Открылась вакансия тестировщика в новом комплексе, и я вспомнила о тебе. Это далеко не оперативная работа, но помогать докторам в исследованиях – полезный опыт для агентов. Если хочешь, конечно.

– Хочу, очень хочу!

Только дав согласие, я подумал, что «тестировщик» звучит слишком размыто и немного опасно, учитывая специфику Фонда. Но отступать уже поздно. Когда я упускал шанс прикоснуться к мистическим тайнам?

Глава 2. Чужая карта

Как мало нужно человеку, чтобы почувствовать себя счастливым. Достаточно обещания, тусклой тени надежды, и происходящее видится в другом свете. Возможность работы на Фонд для меня важнее разборок могущественных кланов и даже собственной безопасности. В застенках этой организации хранится все волшебство мира. Впервые за последние дни стала четко видна перспектива. Хоть какая-то дорога к новым способностям, и я не собирался ее упускать.

Разговор с Наташей не занял много времени: мы обсудили, где и когда встретимся, и сухо попрощались. Они создают новую зону для сдерживания объектов. Место еще не готово, но аномалии уже поступают, в том числе из старого здания. Очень надеюсь, что безопасностью заведует не доктор Андерсен. Впрочем, гадать не имеет смысла. Все выяснится уже утром, в мой первый рабочий день. Хотелось забить на корейцев и немного поспать. Однако бросать Мэй в беде не дело. Что я потом скажу ее матери?

До места встречи мы с Павлом добрались быстро. Игровое пространство Go-Go оказалось двумя квартирами, между которыми снесли стену. Шум стоял такой, что мне стало жаль соседей. Здесь проходило чуть ли не важнейшее мероприятие для любителей коллекционных карточных игр. Скрывать мне было нечего, но я все равно старался держаться подальше от чемпионских столов и объективов камер. Получив бесплатные браслетики участников, мы зашли внутрь и… терпеливо ждали. Проклятые аристократы задерживались. Надеюсь, стремительно пьянеющий японец успел сообщить начальству обо мне.

Мы плохо вписывались в геймерскую тусовку. Люди в антикафе болтали об играх, обменивались карточками и делали ставки на фаворитов турнира. Я же не мог даже правильно выговорить название забавы: «Magic: The Gathering – Duels of the Planeswalkers». Слова все знакомые, но их сочетание явно означает нечто особенное. С непривычки казалось, будто вокруг инопланетяне:

– С трех бустеров билдить не выйдет.

– Перманент какой? Моноцветный хоть?

– Альфа страйки мясом? Обожаю зоопарк, особенно против зеркалки.

– Умеешь играть, Павел? – Судя по смущенному выражению лица, мой спутник понимал еще меньше чем я, не помогала ему молодость и свежесть взглядов.

Парень отрицательно покачал головой. В бесцельных блужданиях по залам прошел час. Нельзя сказать, что организаторы бросили случайных посетителей на произвол судьбы. Улыбчивые девушки выдали нам базовую колоду, присвоили какой-то международный номер и указали на столы для новичков. Однако сходу разобраться в правилах не вышло, а забивать себе голову расчетами карт я не стал. Мне и без ролевых игр есть чем заняться. А вот Павел серьезно увлекся. Сыграв пробные матчи, он умудрился выиграть несколько чужих карт, и теперь собирал убийственную комбинацию для контроля оппонента. Чем бы дитя ни тешилось.

– Пойдем, босс, вам это понравится! – Я скептически улыбнулся, но все же позволил парню утащить меня от стенда с настольными играми для одиночек. Надоело чувствовать себя лишним на этом празднике жизни. В главном зале среди профессиональных игроков наблюдалось оживление. Народ поздравлял долговязого паренька в вытянутой кофте.

– Все Белерены? Даже из первых выпусков? Фига он заморочился, – восхищенно выдохнул рядом.

– Ну…собрать их не так сложно. Да и бесполезно, магия разума сейчас не в мете. Пока сбрасываешь чужую колоду, тебе сто раз лицо разобьют.

Кроме малопонятной «меты» остальные слова казались знакомыми, почти родными. Противник давит физически, пока ты пытаешься прочесть его мысли и что-то выдумать. Магия разума она такая. Придвинувшись ближе к столу, я рассмотрел лежащие на нем карты. Джейс Белерен оказался темноволосым мужчиной с синими глазами. Девять карт с разными свойствами, особенно красиво смотрелись вызывающие надписи: «Архитектор мысли», «Вольный телепат», «Адепт памяти», «Скульптор сознания» и прочее. Глаза горят синим цветом, таинственные символы застыли прямо в воздухе, вокруг лица голубые всполохи и легкомысленные завихрения. Красиво, но бесполезно.

Еще в начале своей «искательской» деятельности я бегло проанализировал связь современных игр и мистики. Это привело меня к понятию контркультуры и прочим заумным, но пустым по содержанию вещам. Писатели-фантасты, художники, режиссеры всех мастей часто обращались к тому, что будоражило умы обывателей. Магия остается главной темой огромного пласта современной литературы. Однако теософская беллетристика всегда вторична. Она основывается не на реальных практиках, а на передергивании фактов и спекуляции легендами. «Сказки Братьев Гримм», «Странная история доктора Джекила и мистера Хайда», «Человек-Невидимка», «Портрет Дориана Грея» – это, прежде всего, хорошие истории, а не оккультные феномены. Подобные романы дарят вдохновение, но рассчитывать повторить описываемое по меньшей мере глупо. Однако еще глупее искать смысл в картах таро или в выдуманной в девяностые года прошлого века вселенной «Magic».

Я взял в руки стопку заклинаний из школы магии разума. Здесь все было вперемешку: чтение мыслей, создание иллюзий, психический барьер, подчинение, эфирные смерчи, погружение в сон и удаление души. Возможно, часть из этого реальна, но как разобрать, что именно? Мне бы пригодился сейчас массовый паралич или приступ паранойи. С радостью поменяю их на бесполезную карту зомбирования. Но реальных магов в антикафе не было, холод исходил только от меня.

Забавно, как много совпадений в той настольной игрушке. «Разум» принадлежал к стихии воды и подпитывался ею. Лет десять назад подобный факт взорвал бы мой мозг. Но теперь я понимал, насколько часто выдумки совпадают с реальным положением дел. Просто потому, что люди порой мыслят в одном направлении. Хотя кто знает, как все устроено на самом деле? Такое ощущение, что каждый искатель имеет свой собственный набор установок, конфликтующий с другими. Тот же Фонд не особо верит в магию, предпочитая научный подход и взрывчатку. Узнав о существовании Агафьи, они бы посадили ее на цепь и каталогизировали, а не просили обучить волшебству.

Перебирая чужую колоду, я наткнулся на «Озарение». Сам эффект не так важен, но название натолкнуло на идею. Зачем воздействовать на чужие мозги негативно? Постоянная борьба за выживание толкала меня на использование агрессивной магии вроде прямого контроля тела, но влияние можно применять иначе.

Вернув карты на место, я внимательно осмотрелся в поисках жертвы. В общем коридоре на скамеечке у вешалок плакала девушка. Она закрывала лицо руками, чтобы никому не показывать свое горе. Однако сложно скрыть всхлипывания и дрожащие плечи. Несколько студентов порывались облегчить горе бедняжки, но девушка игнорировала их неуклюжие попытки завязать разговор. Когда очередной утешающий освободил место на скамеечке, я присел с ней рядом. Не говоря ни слова, крепко взял девушку за руку. Она настолько опешила от моей наглости, что замерла. Потом, кажется, влепила мне пощечину, кричала и старалась выдернуть ладонь, но я уже погрузился в ее мысли. Пальцы мои еще не настолько ослабли, чтобы девчонка могла их разжать. Шарики ее мышления напоминали облачка со словами из комиксов. Кажется, она накручивает себя. Формирует короткую основную идею, и потом все мысли крутятся вокруг этого вербального ядра. Подпитывают его своей энергией. Грязно-серые облака «Бросил Славик» и «Я – некрасивая» разрослись до неприличных размеров.

Хороших мыслей в ее головке тоже хватало. Не настолько все мрачно, как страдалица хотела показать окружающим. Попробую ее развеселить. Создав змееподобный кинжал, я лопнул две негативные установки. Они снова начали разрастаться, но это не стало для меня неожиданностью. Я лопал их, пока все пространство мыслей не заполнили розовые шары радости и веселья. Именно эти чувства разбухали быстрее других, подавляя надежду и стремление найти нового партнера. Она сама выбирала настроение, я лишь убрал худшие варианты.

Не знаю, как долго я провозился. Грубые руки охранника оторвали меня от девушки, разорвав контакт. На пару секунд я погрузился в его странные фантазии об идеальных грядках на бабушкином огороде и ровных тепличках. К счастью, поняв, что я не сопротивляюсь, любитель прополки убрал руки. Брезгливо поморщившись, я натянул перчатки.

– Девушка, этот хмырь к вам приставал? Девушка?

На зареванном лице играла самая широкая улыбка, что мне доводилось видеть. Она вскинула руки вверх и сбросила туфли, обнажив аккуратные белоснежные ступни.

– Все клааасно-о-о! Давай танцевать!

Обхватив руками ничего не понимающего охранника, девушка потянула мужчину в комнату с музыкой. Ритмы слабо напоминали танцевальные, но приплясывающей на ходу студентке было все равно.

– Нельзя! Я на службе, – вяло отбивался раскрасневшейся огородник.

Зря надеешься, в голове у девочки нет ни намека на похоть. Она действительно хочет зажигать. Смущало только лицо, выражающее почти мучительное счастье. Застывшая восковая маска.

Смена настроения выглядела настолько неестественной, что очевидцы поневоле отвернулись, перешептываясь. Даже у меня закрались сомнения, не сломал ли я девочку своими корявыми пальцами. Ну да ладно, от одного сеанса плохо не будет. Через пару часов все вернется в норму, и она начнет рыдать еще сильнее, чем раньше. Пока я разбирался с чужим горем, обстановка в кафе изменилась. Операторы с телекамерами потянулись к выходу, забирая с собой основную массу людей.

– Турнир закончился, поздравляем победителей! Гостям и участникам просьба сдать браслеты на стойку в коридоре.

Деньги – странная субстанция. Куда больше определяющая современного человека, чем принципы или образование. Грустно признавать, но чаще всего миру нужны деньги, а не ваша уникальная личность. Стоило об этом забыть, как реальность больно щелкнула меня по носу.

Естественно, провести ночь в Антикафе – платная услуга. Само собой, мои деньги находились у Люн, заведующей всеми хозяйственными вопросами. Даже с учетом скидки на первое посещение, улыбчивая девушка на входе потребовала полторы тысячи за двоих. У Павла в карманах нашлось только триста. Меньше получаса времени.

– Так у вас нет денег? Не задерживайте очередь, пожалуйста, а лучше выйдите на улицу. Не создавайте толпу. – Едва девушка поняла, что мы не клиенты, вся ее благожелательность испарилась.

– Небольшое недоразумение, – тепло улыбнулся я. – Скоро подойдут наши друзья и заплатят.

Однако в этих стенах такие фразы звучали ежедневно, на нас просто перестали обращать внимание. Браслеты участников турнира забрали, а билетиков для посетителей не выдали.

Можно посидеть в коридоре какое-то время или подождать представителя Лотоса на улице, но, честно говоря, не хотелось показывать слабость перед врагами. Они-то ужинают в лучших ресторанах города.

Из комнаты донесся безумный женский смех, и музыка стала громче. Девчонка, свободная от негатива, развлекалась, как могла. Хорошо, что здесь не продают алкоголь.

– Ребят, займете деньжат на часок? – Возле нас тут же образовалось пустое пространство.

Выманить полторы тысячи у студента – задачка покруче операций Фонда. Ладно, я не слишком на это рассчитывал. Существуют более радикальные способы решения проблемы: приказать моему телохранителю зажать парочку хлюпиков в туалете и забрать их билеты или воспользоваться гипнозом. Но все это казалось выстрелом из пушки по воробьям. Люди здесь отдыхают и веселятся. Не стоит решать каждый вопрос жестокостью.

– Это ты мою колоду лапал? – прохрипел долговязый парень в мятом свитере и дружелюбно улыбнулся. – Тоже синькой играешь?

Он не стал победителем, но вошел в десятку лучших. Судя по внушительному пакету с логотипом игры, студенту перепало немало запечатанных пачек с картами. Чтобы не нарушать закон, даже победитель получал не денежный приз, а так называемые «бустеры». Чистое развлечение. Если не перепродавать пачки после игры, разумеется.

– Да, собираюсь через Джейса. Таких рарок, как твои, еще не добыл, конечно. Но кое-что умею. Кстати, неплохой результат для неметовой пачки. Проиграл агро? – Чувствую себя русским шпионом на допросе у немецкого офицера.

Я не впустую терся возле столов, а запоминал игровой сленг. Если хочешь подружиться с человеком – умей говорить о его интересах на понятном языке. Причем не кидаться бессмысленным набором терминов, а реально разобраться в теме.

– Да брось, агро без руки не так страшно. Я ему всю колоду скинул! Один ход до победы, и тут он начинает топдекать. Добрал руку и тупо разбил лицо. Ни тактики, ни фантазии. – Павел непонимающе переводил взгляд с игрока на меня и обратно. – Ты вроде деньжат искал? Пойдем, покажу местечко. Мне как раз не хватает маленько.

Хотелось бы надеяться на чудо, но мне не пятнадцать лет. Я прекрасно знаю, где бедный студент достал денег на хорошие карты. Проверив паспорт во внутреннем кармане пиджака, я тяжело вздохнул.

– Веди, пронзающий миры. Павел, останься здесь. Если корейцы придут раньше меня, развлеки их.

На самом деле не хотелось, чтобы он видел мой позор. Даже в голодные годы я не прибегал к займам. Коллекторы уже не так свирепствовали, как в двухтысячные, но брать чужие деньги для меня все равно было табу. До этого дня. Неоновая вывеска «Микрозаймы» призывно мигала разноцветными лампами. Долговязый уверенно зашел внутрь, а я замешкался на улице. Некстати свело правую ногу. Теперь тяжело разобрать, откат это от применения магии или старческая немощь.

Учитывая творящееся вокруг безумие, идея взять кредит уже не казалась такой пугающей. Сплошные удобства: не нужно никуда ехать, заполнять банковские справки, искать поручителей. Небольшой павильончик располагался прямо у перекрестка, ближе к метро. Окажись я в любом другом месте города, похожая точка все равно нашлась бы в шаговой доступности. Доходы населения падали который год подряд, а цены росли. Ростовщичество процветало.

Растерев колено, я немного унял боль и толкнул дверь в «Микрозаймы». Средства нуждающимся выдавала необъятных размеров женщина с тремя жировыми подбородками. Я на миг усомнился, что она способна протиснуться сюда без посторонней помощи. Расплывшись по двум креслам сразу, тетенька частично лежала на столе.

Несмотря на позднюю ночь, за деньгами была очередь. Старушка уже сворачивала в сумочку договор, а мой долговязый приятель занимал ее место. Со стульев для ожидания медленно сползал на пол бомж самого неприглядного вида. Разглядывая его грязную бороду и расквашенный красный нос, я задумался над тем, что делаю. В глобальном смысле: куда трачу время? Цои – милая семья, мой надежный тыл и перспективная тропинка к артефактам. Но вот конкретно здесь и сейчас… Зачем я сюда приперся? Погрузившись глубоко в себя, я не заметил, как студент вышел, пробурчав нечто в стиле: «Удачной ночи». Казалось, я упустил важную деталь, но толстушка сбила с мысли, своим писклявым голосом:

– Мужчина, проходите! Это не клиент. Дед валяется тут весь вечер в несознанке.

«Почему не вызвали полицию?» – подумал я, но промолчал. Глупо начинать разговор с претензии. Аккуратно перешагнув через вытянутые ноги в рваных синих шлепанцах, я занял место за столом.

– Паспорт, пожалуйста.

Женщина быстро пролистала страницы, скривилась на штампе с пропиской. В Питере я так и не зарегистрировался. Своей жилплощади у меня не было, а арендодатели не разрешали даже временную регистрацию, опасаясь проблем. Любой патрульный имел право оштрафовать меня, узнав, что я здесь дольше трех месяцев. Однако с тех пор, как я приобрел машину, документы ни разу не проверили.

– Справка с места работы?

– Безумно извиняюсь, бухгалтер в отпуске. А зарплату задерживают. Хочу жене подарок сделать к годовщине. Поможешь, красавица?

На последней фразе третий подбородок тетеньки кокетливо колыхнулся, но упоминание жены убило романтику момента на корню.

– Гражданский брак, значит. Может, и дети есть?

Я вспомнил ораву дочерей Люн, пигалицу Агафью, несовершеннолетнего Павла. Пожалуй, объяснить мое семейное положение постороннему человеку будет довольно сложно.

– Детей нет. Мы только сошлись.

– Ох, беда с вами. На самом деле справка не обязательна, – женщина сделала драматическую паузу. – Десять тысяч, больше не дам. Отдадите через месяц, под два процента.

– В месяц?

– В день.

Некисло, за полный срок набежит больше восьмидесяти процентов. Спустя год, даже без учета пеней и штрафов, я должен буду вернуть тринадцать с половиной миллионов. Сомневаюсь, что это законно. С другой стороны десятка – мелочь, отдам, как только доберусь до квартиры.

Женщина сноровисто отксерокопировала паспорт и распечатала договор. Уточнять, что мне надо гораздо меньше денег, я не стал. Сумма в любом случае смехотворна. Спустя пару минут я уже тянулся к новеньким купюрам на столе. Но неожиданно мой рукав перехватила грязная ладонь. Толстушка возмущенно взвизгнула:

– Отпусти его! Бомжара проклятый, я охрану вызову!

Почему сразу не вызвала? Неисправна тревожная кнопка? В отличие от женщины, меня незнакомец не пугал. Возможно, год назад я бы разволновался и не понимал как себя вести, но после пережитого даже не вздрогнул. Прекрасно знаю свои возможности, раскроить голову этому ханурику не составит труда. Разве что кулаки потом будут плохо заживать и суставы ныть. Немного жаль заляпанный грязью рукав пиджака, близняшки долго отстирывали его после моих приключений.

– Руку убрал, – произнес я спокойно, но бродяга мгновенно отдернул ладонь, отодвинувшись подальше. – Денег хочешь?

Вблизи он выглядел отвратительно: жидкие седые волосы пропитались потом, набухшая вена на шее часто дергалась, низко посаженные глаза лихорадочно блестели. Психованный, что ли? Заметно, что ему тяжело. Кому как не мне знать: жизнь порой подкидывает слишком много проблем разом. Оказавшись в похожей ситуации, я хотел бы получить немного поддержки от окружающих. Однако мужчина не взял протянутую тысячу.

– Это ты! Я узнал по лицу!

Точно невменяемый. В Питере лично меня знают многие, но такого кадра я бы запомнил.

– Вы обознались.

Не обращая внимания на невнятное бормотание мужчины, я пошел к выходу. Но стоило прикоснуться к дверной ручке, он перешел на крик:

– Ты обещал леденец, человек из снов. Одежда другая, но лицо не изменишь!

Я вздрогнул и резко развернулся:

– Что я тебе сказал? Дословно!

– Жди меня вечером в займах на углу. Попроси конфету черного цвета. Это решит все проблемы.

Значит, бывший учитель теперь использует мой образ. Хуже того, он знал: я окажусь здесь в это время и с артефактом. Что за ересь? Я сам принял спонтанное решение пару часов назад, а бродяга ждет с вечера.

– А если я откажусь?

Мужчина наморщил лоб, вспоминая.

– Ты из сна просил напомнить тебе из реальности: «Сладости принадлежат хозяину». «Надо придерживаться правил». Что-то про распыление на атомы, но я не запомнил.

Кто бы еще объяснил мне эти правила.

– Так, наркоманы проклятые, пошли вон отсюда! – запищала запыхавшаяся от волнения женщина. – Патруль уже подъезжает!

В памяти всплыли мистические несчастные случаи, приключившиеся с теми, кто перечил Черному человеку. Бог или демон, но мешать его планам опасно для жизни. Развернувшись так, чтобы бродяга не видел пакет с леденцами, я достал черный, спрятав остальные. Пальцы тут же свело от магического холода. Наставник не врал, этот цвет самый могущественный.

– Я точно обещал черный леденец?

Судя по внешнему виду, мужчине больше подошел бы зеленый. Бродяга судорожно закивал и потянулся к конфете.

– Только с одним условием! – На улице протяжно взвыла сирена, стоит поспешить, пока ханурика не забрали в вытрезвитель. – Опишешь мне все, что почувствуешь. В подробностях!

– Да-да, конечно!

Мужчина почти вырвал у меня леденец и жадно проглотил его. Эффект проявился сразу. Лицо покрылось красными пятнами, а изо рта пошла пена. Схватившись за горло, бродяга завалился на пол, дергаясь в конвульсиях. Когда он затих, перестав дышать, я осторожно развернулся к выходу, представляя, что сейчас начнется. Однако скрип дверных петель заставил замереть на месте.

В помещение зашли двое полицейских. Крепкие, накачанные, с дубинками у пояса и автоматами на ремнях. Реформа пошла полиции на пользу, прямо гордость берет за начищенные бляхи.

– Ловите их! На полу наркоман, а в костюмчике дозу ему продал! – громко пискнула толстушка.

– Тише, гражданочка, во всем разберемся. Оп-па, да тут жмур. – Старший проверил пульс у бродяги и сокрушенно покачал головой. – Вяжи его, Вася. И в диспетчерскую сообщи, а я сниму показания.

Побледневшая толстушка не верещала, а с ужасом смотрела на меня. Такой исход Черный запланировал с самого начала? Какая бездарная трата артефакта. Наручники с сухим щелчком защелкнулись на моих запястьях. Молодой полицейский сноровисто обшарил карманы пиджака, перекладывая находки в поясную сумку. Произошедшее выглядело настолько глупо и нерационально, что я громко рассмеялся. Такие проблемы на ровном месте.

– Вась, упакуй клиента. Буйный, походу.

Меня вывели на улицу и грубовато запихнули на заднее сидение новенькой Нивы. Машина не была оборудована специальными решетками для буйных пассажиров и, возможно, не являлась патрульной. Но у меня назревали дела поважнее, чем разглядывание салона.

– Имя Фамилия Отчество? – начал заполнять протокол Василий. – Молчишь? Точно, у меня же паспорт твой есть. Туплю.

– В тюрьму не пойду, – угрюмо буркнул я под нос, но мужчина услышал.

– Это суд решит, стиляга. Посиди тихонько, скоро все кончится.

Липкий страх захватил меня целиком, пробуждая неприятные воспоминания. Баланда, двойные койки без матрацев, сырая камера, тихие разговоры по углам, полные ненависти взгляды и раскачивающиеся возле кровати зомби. Где там Павел? Закрыв глаза, я легко отыскал огонек своего телохранителя. Судя по траектории, он дергается в танце. Даже не задумываясь, что делаю, я заорал вслух:

– Бегом сюда! Сижу в патрульной машине! Вытащи меня! Быстро!

– Вот неугомонный. Сказал же – помолчи, тебе дубинкой прописать? Укажу сейчас сопротивление при задержании. Если…

Договорить Василий не успел. Две пули аккуратно вошли ему в висок, застряв в черепе. Я считал, что все полицейские машины оснащают бронированными стеклами, но, видимо, на этой решили сэкономить. Возле водительской двери стоял запыхавшийся Павел с пистолетом в дрожащей руке. Его лицо выражало крайнюю степень непонимания происходящего. Он разблокировал двери и выволок меня за подмышки из машины, действуя как будто на автомате.

– Ты чего натворил?

– Я, я, я, – начал заикаться подросток.

Похоже, это первый человек, которого он убил. Но плакать над погибшим служивым было некогда. Выскочивший из микрокредитов полицейский пустил предупредительную очередь в воздух. И сразу вторую – в тело растерявшегося Павла. Я почувствовал боль в плече и чужую теплую кровь на лице. Слишком много крови. Побледневший телохранитель рухнул на меня, придавив. Белоснежный костюм мгновенно пропитался красным.

– Вася, ты живой? – разбитое стекло хрустнуло под берцами. – Твою мать, первое дежурство у пацана. Вот что вы за люди, а?

У каждого здесь свое горе. Остекленевшие глаза мальчишки укоризненно смотрели сквозь меня. Будущий Мистер Олимпия не добрался до пьедестала. Не уберег парня, подставив под пули. Полицейский пинками отбросил тело Павла и направил дуло автомата мне в лицо. Ночное небо вдруг стало особенно красивым, и даже мокрый асфальт казался приятным на ощупь. Я вздохнул полной грудью, понимая: конец близок. Не нужно быть телепатом, чтобы понять намерения мужчины.


Читать Форум Узнать больше Скачать отрывок на Литрес Внимание! Вы скачиваете отрывок, разрешенный законодательством и правообладателем (не более 20% текста). После ознакомления вам будет предложено перейти на сайт правообладателя и приобрести полную версию произведения. Купить электронку Купить бумажную книгу
5.0/1
Категория: Новая книга про попаданца | Просмотров: 429 | Добавил: admin | Теги: Иван Снежный, Оккультист. Книга 2
Всего комментариев: 0
avatar
Вверх