Новинки » 2021 » Декабрь » 9 » Иван Шаман. Паутина миров. Империя. Книга 5. Лорд
11:30

Иван Шаман. Паутина миров. Империя. Книга 5. Лорд

Иван Шаман. Паутина миров. Империя. Книга 5. Лорд

Иван Шаман

Паутина миров. Империя. Книга 5. Лорд

 

с 09.12.21

Представляем большую серию книг писателя – «Паутина миров». Романы, составившие эту серию, написаны в жанре фэнтези в антураже РеалРПГ. Первое пятикнижие цикла носит название «Империя»; «Лорд» – пятый роман в этом цикле.
Мир, в котором происходит действие романов, находится под властью могущественного демона, так как бог света пал. Всем разумным запрещено развивать технологии, поэтому прогресс остановился. Зато в этом мире есть магия. Главный герой – изгой-полукровка, живущий в деревне, чьи жители – такие же, как он. С одним существенным отличием: с детства ему сопутствуют невиданные успехи – он во всём на голову выше, чем его сверстники.
В финальной книге «Империи» герою предстоит узнать тайну своего происхождения и выступить на Турнире Чести. Врагов у него немало, но и союзников тоже хватает. Чья возьмёт? Впрочем, главное – понять, кто враг, а кто друг. Читайте окончание цикла.

Из серии: Паутина миров. Империя #5
Возрастное ограничение: 16+
Дата написания: 2021
Объем: 330 стр.
08.12.2021
Правообладатель: 1С-Паблишинг
Литрес
5
Лорд

Глава 1

– Лорд Рейнхард-младший, победитель Короля-дракона, убийца короля крысолюдов, повелитель драконидов, прошедший сквозь тьму, подмастерье Белой ведьмы, – надрываясь, кричал глашатай, объявляя обо всех приобретенных мною за короткое время достижениях и титулах. Делал он это явно не зря, потому как зал был битком набит вельможами всех мастей и достоинств. Бароны, виконты и даже пара маркизов собрались на праздничный ужин имени меня.

Вышагивая по красной ковровой дорожке, ведущей к трону, я старался держать голову чуть поднятой, но в то же время не задранной. В срочном порядке пройденные курсы этикета не пропали даром. Хотя все торжество пришлось отложить на целую неделю.

С «пропажей» знаменитого магистра Жизни Гроаса Дпрова в северной столице скоротечно скончалось сразу несколько претендентов на звание руководителя кафедры Жизни, и сейчас эта должность пустовала. А лечение мне было ой как нужно. Да и обещанный день я девушкам возместил по полной программе, ну, кроме Кахоши и Варны. Я еще не настолько извращенный.

Следом за мной в зал внесли тело последнего короля ящеров, поистине грандиозное зрелище – четырехметровый титан в своем королевском позолоченном доспехе. В короне и с двухметровой палицей, лежащей на груди. Лисандра посоветовала его так одеть, чтобы победа казалась еще более значимой. И кажется, суккуба была права. Она, как и остальные девушки, шла позади трофеев, среди которых было и золото, и камни, и корона из костей дракона.

То, как мы выбирались из произошедшего, вспоминать не хотелось. Ожоги от заклинаний света, от лавы, ранения от спасающихся с десятого этажа и гибнущих ящеров. Как мы нашли нормальную дорогу, по которой спускали припасы для королевской семьи. Как уговорили Дрого подняться на девятый. Как чуть не разодрались с первожрецом, законопачивая все выходы…

Одно радовало, никто лишний так и не узнал о перерождении Гроаса. Пока не узнал. Хотя называть получившееся его старым именем было безумием. От магистра осталась только маленькая толика воспоминаний и твердая решимость служить «добру». В том извращенном виде, в котором он сам понимал. И мне ну ОЧЕНЬ повезло, что кроме всех прегрешений я еще был его «братом в свете». Теперь, правда, он считал меня своим рабом и первожрецом… Но об этом вспоминать тоже не хотелось.

Новое обещание, которое я тогда дал, может обернуться только одним – смертью. От его ли руки, от руки ли слуг Длани – какая к черту разница? Безумный и одинокий бог остался пока вне поля зрения блюстителей закона. По крайней мере надеюсь на это. И исчез, отправившись в северном направлении, туда, где когда-то родился.

Испарился, повелев основать школу света в Уратакоте. Ха-ха-ха. Три раза. Только после этого, мол, он мне вернет магию Света. Да на кой черт она мне нужна? Без нее я себя сейчас чувствовал гораздо лучше и приличнее. Хотя, конечно, то, что он «отпустил» мне грехи, убрав все обвинение одним махом – это спасибо. Такая легкость стирания незыблемого, наводила на крайне нехорошие мысли, которые стоит очень серьезно обдумать. Только когда?

– Ваше высочество, – поклонился я согласно этикету княжне, – со всем почтением прошу принять эти скромные дары.

– Благодарю, – улыбнулась Буланская, восседающая на троне, – прошу вас на этот вечер составить мне компанию и сесть подле, как и положено одному из близких лордов.

– Как пожелаете, – поклонился я еще ниже. Вот же гадина. Это только выглядит как благоволение, а на самом деле не просто подстава, а жуткая. Я не лорд, хоть меня так представили, я пусть и прямой, но все же наследник. А таким простым действием она ставит меня на одну полку с Вейшенгом и Рейнхардом-старшим. И если названный отец такое может вполне и пережить, то глава Уратакоты, у которого я подземелье буквально из-под носа увел, ничего приятного мне не скажет сто процентов. И не забудет.

Тем не менее отказаться выполнять пожелание пусть не наследной, но княжны – это уже противостояние всему высшему обществу. Такого не простят. Так что я сел на указанное место между лордами, из которых знал только двоих из пяти. И не потому, что я был неучем – просто они приехали только сегодня и как-то никто не потрудился мне об этом сообщить. Знакомиться же первым для младшего – крайне плохой тон, так что сижу и молчу в тряпочку.

Мои девушки послушно заняли позицию слуг позади, и как-то получилось, что их целая толпа на одного, максимум двух сопровождающих у прочих благородных. Надо с этим что-то делать. Мне по статусу, может, много не положено, а я тут развел целый гарем. Хотя, надо признать, изумленных взглядов они вызывали не меньше, чем чудище, занявшее весь проход между столами.

– Прошу минутку внимания, – объявил глашатай, – лорд Ганг Трай, защитник востока, хочет сказать небольшое слово.

– С разрешения нашей госпожи, – поклонился пухлый румянощекий здоровяк, у которого едва угадывались дварфийские черты, княжне, – сегодня интересный день. Еще неделю назад все знали Рейнхардов как владельцев Дождливой крепости, и пусть бы так и оставалось. Но вот один юнец, набравшись храбрости, спускается убивать крыс, а вместо них приносит нам четырехметровую ящерицу. Пусть и богато украшенную. И тут же его сажают вместе с лордами. Верно ли это? Каждый решает сам, но я скажу так – верно. Потому что храбрецы должны быть отмечены. Предлагаю тост за храбрецов и Майкла Рейнхарда!

– Ура! – раздались приветственные крики, многие даже вскакивали со своих мест, и мне пришлось чокаться с рядом сидящими и совершенно неизвестными мне людьми, а потом пить до дна кубок с половину моей головы размером.

– Предлагаю продолжить. – Встал невысокий тощий мужчина в военном камзоле, увешанном медалями, из-под его куцей серой шевелюры проглядывали острые рожки. – От своего лица и всего графства Пелахгуана я рад приветствовать столь юного молодого воителя в наших рядах. Надеюсь, дальнейшие свершения не заставят себя долго ждать. А еще рассчитываю на то, что графу не придется для этого отбирать чужие земли, пока он не разберется со своими. За подвиги!

– Ура! За подвиги! – вновь взревела толпа. При этом больше всего криков было с самого дальнего конца стола, где сидели мелкие дворяне, дослужившиеся до этого статуса на государственной службе. Вот ведь. Еще полгода назад я и мечтать не смел оказаться в их числе, а теперь смотрю свысока. И не потому что зазнался, просто наши столы находятся выше остального зала.

Так или иначе вторую чашу мне тоже пришлось выпить, под одобрительные возгласы и чуть удивленный взгляд Рейнхарда-старшего. Что, блин, не так с этим стариком? Ему не нравится, что я спокойно сижу и пью или что? Какого черта?

– Что ж, раз все так хорошо начали, то и я скажу пару ласковых. – Встал со своего места Старший и, оперевшись о мое плечо костлявой рукой, улыбнулся. – Сынок, сегодня в твой адрес еще будет сказано много громких приятных слов и выпито немало пьянящего вина. И в этот момент я рад заявить, что род Рейнхардов не прекращен. Более того он будет продолжен! Через месяц в этом же зале состоится бал-смотрины. Вы все видите, каковы мы, Рейнхарды! Не безземельные лорды, а берущие свое силой и по праву. Да продляться твои годы, и не раз еще прозвучит этот тост!

– Да продляться годы! – поддержали десятки глоток, и мне поднесли третью чашу, которую я с огромным трудом опрокинул в себя.

Поперхнувшись, я чуть не выблевал чашу назад, но розовый кристалл засиял у меня в груди, и вскоре жжение в горле прошло. Это вам не испорченное вино, явно не кислятина или уксус. Ни вкуса, ни запаха я до последнего не заметил, а вот эффект был сногсшибательным. Сглотнув вставший в горле ком, я понял, что кому-то не терпелось заткнуть меня раз и навсегда прямо сейчас. Это уже не шутки.

Орать о том, что меня хотят отравить глупо и наивно. И так понятно, что никто не сознается. Как ясно и то, что противник мой из высшего общества. Как там Гроас говорил – предлагают графство за смерть? Черт подери, это ведь уже даже не уровень Вейшенга, это персона значительно влиятельнее и опаснее. Князь или совет лордов. Как бы ни хотелось мне оставить интриги в стороне, но, похоже, мне по полной программе придется в них вникнуть, просто чтобы не сдохнуть.

– Прошу слова. – Встал, поклонившись Кинте, лорд Уратакоты. – Пусть мне как градоначальнику и не нравится, что внезапно в моих землях очутилось чужое подземелье, но не будем обманываться и концентрироваться на плохом. Являясь ректором, я счастлив, что храбрецом, уложившим такого монстра, является ученик моей Академии Гладиаторов. Даже не имея полного образования, он стал подмастерьем одной из лучших преподавателей – Энмиры Хикент, еще недавно носившей только девичье прозвище, а теперь ставшей женой моего видного виконта Райни Хикента. Так выпьем же за то, чтобы во всем даже самом плохом видеть хорошее! За моего ученика!

– За ученика! – На сей раз я не слушал толпу, а предусмотрительно отхлебнул первый глоток, внимательно наблюдая за своим организмом. Вроде ничего необычного. Тошнить ни тянуло, глаза ни слепли, в горле ни першило. Если яд и был, то я его совершенно не почувствовал. Черт с ним, волков бояться – в лес не ходить. Опустошив кубок, я впервые закусил, после чего получил от сидящего по другую от отца руку лорда увесистый шлепок по спине.

– А ты хорош! Не думал, что сможешь пять раз поднять чашу победителя. Правда, судя по твоему гарему, выносливости тебе не занимать, парень. Давай без всяких громких слов. Если ты еще не в курсе – лорд Боджинг, владелец одинокого замка, что в пустыне орков. Почти ваш с батей сосед, только на две сотни лиг южнее. Громких тостов произносить не буду, но очень жду, пока ты вернешь под контроль крепость и хоть немного оттянешь на себя орду варваров. Можешь считать меня постоянным вынужденным союзником.

– Очень приятно познакомиться, – кивнул я и понял, что перед глазами все плывет. Дьявол, неужто яд все же в последнем бокале был и только сейчас подействовал?

Глава 2

– Прошу прощения, что-то мне не хорошо, – извинился я, повернувшись к отцу, – отойду на минутку.

– Конечно, мочевой пузырь-то не железный, почти два литра вина выхлебать, – ухмыльнулся в ответ старик, – иди, да только сильно со своими девками не задерживайся.

– Как прикажете, батюшка. – Держась за кресло, я сделал несколько неточных шагов, после чего жестом подозвал Эву и Ваську и, оперевшись на них, уже пошел дальше, в уборную.

– А он у тебя ничего, – послышался говор Боджинга за моей спиной, – думаешь, сумеет отвоевать крепость?

– С теми войсками да техникой, что есть, и я сумею, – отмахнулся названный отец. Надо это запомнить. Хорошенько. Я уже понял, что в этом мире каждый тянет одеяло на себя, хотя моя попытка и не увенчалась успехом. Но это не значит, что тот же Рейнхард при удачном стечении обстоятельств не попробует от меня избавиться. Если уже не попробовал.

История с Гроасом научила меня одной простой вещи: хочешь что-то получить – не оставляй конкурентов. Вообще. Если бы я избавился от магистра до того, как подошел к саркофагу, все прошло бы по-другому. Хотя в конкретном данном случае я даже рад, что у меня ничего не вышло. Быть разорванным на куски и поглощенным пробудившимся божеством – перспектива не самая приятная. А если, следуя завету Вейшенга, во всем искать хорошее, то потенциально у меня появился практически всемогущий покровитель. Если я, конечно, построю ему церковь, да и вообще выживу во всех этих перипетиях.

Попытка отравления, хоть и неудачная, на первом же моем официальном появлении могла говорить о чем угодно. Начиная с того, что мой старый недоброжелатель решился на прямые действия, без помощи наемных убийц, и заканчивая тем, что это спонтанная реакция на невольное оскорбление. Кубок поднял недостаточно высоко, на тост не ответил…

– Нельзя же столько пить, господин, надо и меру знать, – любя проворчала Василиса, – а то станете, как папка мой, поколачивать нас в подпитии.

– Смотря как поколачивать, – мечтательно заметила Эва, – если нежно да как следует, то я и не против вовсе.

– Вы всерьез решили, что я перепил? С такой-то выносливостью и артефактом у груди? – насмешливо спросил я у девушек, – меня отравить пытались, хоть и не очень удачно.

– Отравить? – ошарашенно переспросила Васька, – да как так можно-то?! На пире в вашу честь? Вот гады проклятые! Твари неблагодарные!

– А за что им быть благодарными? – хмыкнула Лиска, идущая позади. – Граф захватил чужие земли, нахапал богатств, пусть и пришлось немного в долги залезть. Теперь-то все выплачено и еще осталось – трофеи битвы принадлежат лично победителю, а не роду. Теперь вот еще княжне такой подарок преподнес, что сомневаться не приходится – рассчитывает на ее покровительство. А если бы они всю правду знали?

– То ты была бы мертва, – прервал я опасные рассуждения девушки, – как и все мы. Просто забудь о последней схватке. Мы выжили – и этого достаточно. Так, все. В уборную я и сам сходить могу, подождите снаружи.

Зайдя в украшенное мрамором небольшое помещение, запер за собой дверь и, подойдя к сиденью унитаза, засунул два пальца в горло. Рвало минут пять. Отвратительно, но достаточно, чтобы полностью опорожнить желудок. Ни яда, ни еды и питья внутри не осталось. В кране было довольно холодной воды, которой я с наслаждением прополоскал рот. Наверное, в одной из башен был водосборник с баком. Хорошо хоть я знал, как канализация и водопровод работают, а то в деревне ничего подобного отродясь не бывало, только тазик да лохань в бане.

Краем глаза я сумел уловить какое-то смазанное движение в зеркале, но, обернувшись, никого не обнаружил. Странно. Это уборная для благородных, тридцать метров на одного. На всякий случай достав из потайных ножен кинжалы, я аккуратно обошел по дуге занавеску, отделяющую ванну от унитаза, но там никого не оказалось. Что за чертовщина? Померещилось?

Может, насекомое какое залетело? Вызванное. От возможной атаки роем меня всего аж передернуло. Выход я, конечно, знал, но пользоваться «шипованным телом», как я назвал для себя заклинание, мне не хотелось больше никогда в жизни. Слишком это было болезненно и слишком много сил отнимало. Хотя на крайний случай я его сохранил. Как и «Лес кровавых шипов» и многое другое, изобретенное в процессе захвата подземелья.

Атаку противника я почувствовал, не увидел. Развернувшись, уже стоял в стойке, но моей реакции все равно не хватило. Короткий метательный кинжал успел проскочить до того, как я его отбил и, вспоров кожу на щеке, ударился где-то позади. Недовольно цокнув, противник послал в полет еще десяток ножей, игл и спиц, буквально осыпая меня градом снарядов. Большую часть я легко отразил, но каждый из попавших в цель парализовал мои движения, сокращая возможность действовать. Вскоре я понял, что даже на помощь позвать не могу, горло перехватило.

– Что ж ты такой живучий-то, бастард, – прошипел убийца, видя мою беспомощность, – пора заканчивать. – Подойдя ближе, он поднял над головой странный церемониальный кинжал с волнистым лезвием. – Во славу Драрина!

Твою мать! Да я даже зажмуриться не могу, чтобы не видеть, как меня сейчас убивать будут. Но раз могу думать, значит, и магия должна работать! Болт? Нет, я не в состоянии сейчас прицелиться, вообще атаковать не выйдет – будем защищаться. «Щит!» – активировать! Кровяной буклер возник на траектории падения кинжала, но убийца будто ожидал этого. Усмехнувшись, он надавил сильнее, и стало понятно, что моя броня не выдерживает, пропуская лезвие.

Шершни, взлетевшие с запястья, на секунду отвлекли противника, но ловкости этого урода хватило, чтобы уничтожить всех трех тремя же движениями. Но даже эти мгновения пошли мне на пользу. Василиса забеспокоилась, услышав шум, и сейчас девушки ломились в комнату. Как на зло я запер за собой дверь, засов был достаточно массивным, а дверь крепкой.

– Да просто сдохни уже, – раздраженно выкрикнул враг, со всей силы опуская волнистый клинок.

Ответить я ему не мог, броня не спасала, и, понимая, что это может быть моим последним действием в этом мире, я призвал клинок из ладони. Мгновенно затвердевающее оружие оттолкнуло меня с линии удара. Вместо того чтобы поразить меня в шею, лезвие врага скользнуло по кольчуге, оставив глубокую царапину. В ярости противник нанес несколько беспорядочных ударов, каждый из которых достигал цели, но не наносил большого вреда. Кольчуга держалась.

– Господин, держитесь! – крикнула Василиса, стоило девушкам проломать в двери небольшую брешь, – Лиска, давай!

– Без тебя знаю, – нервно отмахнулась Лисандра, и сквозь щель в комнату ворвался рой, увеличенный за счет новых рабынь до двадцати разных насекомых. Теперь убийце уже было несладко, и он постарался ретироваться через открытое окно. Трия резко выдохнула, и, вскрикнув, противник упал. Между лопаток у него торчал гарпун, и русалка немедля потянула тонкий трос на себя, не позволяя врагу высвободиться.

– Держи гада! – азартно крикнула Ксиулан, всаживая несколько ножей в спину обездвиженного противника.

– Сгиньте в вечной тьме, приспешники магов! – крикнул убийца и одним движением выхлебал здоровенный бутылек с черной жидкостью. Дьявол, а ведь я такое уже видел. Когда только? Ответ пришел вместе с утробным рыком поднимавшейся на все четыре лапы тварью, в которую превращался противник.

Одежда расходилась по швам от быстро растущей мускулатуры, пальцы скрючивались и чернели, быстро превращаясь в бритвенно-острые когти, легко царапающие мрамор. Нижняя челюсть раздвоилась, и оголенный череп уставился на меня почерневшими белками глаз. Чернорот, твою мать. И гораздо крупнее того, с которым я сражался в самом начале своего приключения. Может, зависело от количества выпитого или еще от каких факторов – сейчас было не важно.

Тварь утробно зарычала и одним большим прыжком оказалась на мне. Организм, еще не справившийся с парализацией, ответить такому вызову никак не мог. И только стрелы и удары девушек отвлекали чудище от безжалостной и быстрой расправы надо мной. Когда в третий раз Трия умудрилась оттащить врага к двери, монстр быстро развернулся и одним ударом перерубил и канат, и несколько дверных досок, чуть не достав Василису.

Постепенно, но, к сожалению, слишком медленно, организм справлялся с отравлением. Вполне возможно, что мое опьянение сыграло на руку, расщепляя токсины, а может, просто повезло. Но когда тварь в очередной раз обернулась, мне было чем ответить. Вот только силы были неравны. Хоть и удалось отбить первую атаку когтей, тварь клацнула зубами, и, жалобно звякнув, мой выкованный по заказу кинжал разлетелся на куски.

Не отчаиваясь, я сотворил «болт» в упор. Снаряд легко пробил ребра, ударив туда, где должно было находиться сердце, но тварь лишь глухо рыкнула, стараясь достать до моего лица челюстями. Я отталкивал врага одной рукой, сжав ее на горле противника и ощущая, как моя кольчуга трещит под когтями твари.

Все кончилось так же внезапно, как и началось. С глухим стуком в череп монстра по самое оперение вошли несколько длинных стрел. Скинув с себя гада, я понял, что этого просто не могло быть – они были запущены не со стороны двери. Оглянувшись, я заметил до родного знакомый силуэт, скрывающийся в окне. Наоми. Мама. Она все-таки присматривала за мной.

Глава 3

– Ты где-то в фруктовом соусе измазался, – сказал недовольно Рейнхард и по-отечески вытер мне платком камзол, отклониться сил не хватило, так что я просто плюхнулся в кресло, – черт, не оттирается. Погоди, это что, кровь? Чем таким ты там с девками своими занимался?

– Ничем особенным, – отмахнулся я как можно небрежнее, – все уже в порядке. Жаль, дверь сломали в уборную да окно, кажется, выбили.

– Вот это страсть, вот это я понимаю, – хохотнул отец, похлопав меня по плечу, – с таким темпераментом, думаю, у меня внук появится уже месяцев через десять. Сразу после консуммации брака. Хоть и странно, что ни одна из твоего зверинца еще не понесла. Бастарды тоже дело нужное, всегда запас прочности у рода должен быть. А то вдруг наследник того?

– Придется усыновлять такого же безбашенного сорвиголову, как я.

– А ты за словом в карман не полезешь, – горько улыбнулся лорд, – но прав, чертяка. Не-ет, я из тебя еще сделаю сияющую звезду севера с легальным гаремом. Ты же в курсе, что в зависимости от знатности и количество жен может меняться?

– Слышал краем уха, – кивнул я, вспоминая брошенные вскользь слова Силяфирель.

– А, ну так объяснять не надо тогда? Прекрасно! Это важнее или равных можно взять в жены только одну – ее так и зовут старшая. Необязательно любимая, кстати. А остальных по желанию. Хочешь – хоть простолюдинок бери, только тогда не особенно в почете будешь. Да и смерти в таком случае избежать не удастся. Детей я имею в виду.

– Это почему еще?

– Ну как, трон-то только один. А желающих сесть на него может быть много. Вот матери и упрощают своим детям задачу, убивая конкурентов еще в утробе.

– Твою мать. Чем такой ужас вокруг себя плодить, уж лучше с одной жить. Зато любимой.

– Вот и я так думал, – тяжело вздохнул старик, – ошибся, как видишь. На каждое действие найдутся свои плюсы и минусы. Да и сын мой весь в меня пошел. От тебя гонором почти не отличался. Вот и поплатился. Все, хватит о плохом. Расскажи лучше, каково это с ящерицей-то?

– Не пробовал пока, да и желания не возникает.

– А на кой ляд взял? – удивленно приподнял бровь Рейнхард. – Думал ты их всех приходуешь по очереди.

– Не всех, – я замялся, чувствуя, как кровь подступает к щекам, – вараприцию, или ящерицу, как вы ее назвали, я захватил в форте восьмого этажа. Она оказалась дочерью высокородного священника их народа – первожреца и выступала в качестве аргумента на переговорах. Кахоша сама захотела стать рабыней, дабы приблизиться к их новому владыке. Честно сказать, без этих двоих живым с десятого уровня мне было бы не выбраться.

– А что там вообще произошло? Никто не говорит.

– После смерти от моего оружия Короля-дракона его жена не пожелала отдавать корону и приказала своим детям сломать печать бога огня, – рассказывая, я тщательно подбирал слова, чтобы и не соврать, и не касаться темы божества, – они это и сделали. Мы их, конечно, перебили всех, но пока выбирались, едва сумели тело короля вытащить. Нужно же было доказательство победы.

– Короны было бы достаточно, – заметил, ухмыльнувшись, старик, – но, конечно, такое представление внушает куда больше. Как думаешь, они съедобные?

– Почему нет? Змей же мы едим, да и ящерок тоже. Значит, и эти должны быть. Только конкретно этот экземпляр слишком жесткий будет, пожалуй. Нож обычный его не возьмет, да и питались они в основном крысами. Так что не советую.

– Да, не стоит. – Энтузиазм лорда тут же поубавился. – Не знаешь, чего это они забегали?

– Догадываюсь, – нехотя ответил я. Еще минуты две назад, почти сразу после моего возвращения из уборной, в зале появились стражники. Большинство на них никакого внимания не обратило, но некоторые безродные дворяне поспешили убраться подальше, и тут же были взяты в оборот на выходе. Понятно, что никого нужного не поймают, тем более виновного, но и бездействовать гвардия, охраняющая княжну и Вейшенга, тоже не может.

– Прошу прощения, дамы и господа, – произнесла Буланская, – как бы мне ни была приятна ваша компания, но дела ждут. Празднуйте, всего хорошего.

– Долгих лет княжне! – тут же раздался очередной тост, за который нельзя было не выпить. Вот только кубок теперь у меня был вполне обычных размеров, и перед тем как испивать его до дна я принюхался, попробовал на вкус и только потом опрокинул в себя залпом. Желудок жалобно съежился от очередной дозы алкоголя, но сказать ничего, к счастью, не мог.

– Ваши сиятельства, – появился позади нас Безымянный, – прошу пройти за мной на общий совет. Вас, господин Майкл, это тоже касается. Одного, без собственности.

– Ну раз таково ее желание.

Сопротивляться не было никакого смысла. Тем более что с той стороны стола лорды уже поднялись, оставив недоеденные блюда и почти полные бокалы. В кои-то веки меня зовут на разговор серьезных дядей, правда, похоже я также буду являться и предметом этого совета. И похвалят, и отругают, и по попе надают, все в одном флаконе.

Василису, порывающуюся сопровождать меня, пришлось мягко осадить, но она все равно долго смотрела вслед. Охранники и слуги других лордов тоже остались во внешних помещениях, а я проследовал в сопровождении других лордов за эльфом, служащим Вейшенгу. Стоило войти в комнату, как я понял, что ожидания меня не обманули.

Этот роскошный круглый мраморный зал с высоким потолком, поддерживаемым резными колоннами, был украшен росписью на стенах и потолке. Трудившийся тут художник был гениален без сомнений, картины были почти живые, чуть сдвинь голову, и, кажется, что они двигались следом, следят за тобой взглядом, куда бы ты не встал.

– Присаживайтесь, господа, – сухо сказал Вейшенг, занимая место за круглым столом. Кинта уже восседала на отдельно стоящем троне, возвышаясь над всеми нами. – Тебя, Майкл, это не касается.

– Он мой сын! – возразил уже севший Рейнхард. – И наследник!

– Абсолютно не важно. Сидят здесь только действующие лорды, а он не один из нас, – возразил глава Уратакоты, – его позвали не для того, чтобы он тут рассиживался, а для того, чтобы дал объяснение: какого дьявола происходит.

– Не смейте так спрашивать, лучше сами объяснитесь, – прервал его мой старик.

– Что ж. Охотно. Уже больше сотни лет никого не убивали в моем замке, и я искренне надеялся и старался, чтобы эта традиция сохранилась как можно дольше. Вместо этого ваш, с позволения сказать, сын жестоко убивает какого-то бедного слугу у меня в уборной!

– Так это… – хотел было возразить я, но лорд Уратакоты не дал мне такого шанса.

– Молчать! Я сейчас не говорю о том, что комната из белого мрамора безнадежно пропиталась кровью. Даже не упоминаю о том, что сломана дверь и весьма дорогая утварь. Вопрос в другом, какого черта себе позволяет этот юнец?! Не можешь прожить ни дня без трупа – закончится пир, иди и убивай. У нас хватает преступников в камерах, да и со своими тварями можешь делать что угодно, теперь в моем подвале целое подземелье, к которому у меня даже доступа нет!

Эк я его, оказывается, за живое-то цапнул. В принципе, можно было догадаться, конечно, что он мне с рук такое не спустит, но чтобы вот так набрасываться… играет на публику? Для кого? Здесь все явно опытные политики и военные. Даже я – полностью зеленый новичок понимаю, что все происходящее не более чем спектакль. А вот зачем – не очень доходит.

– Позвольте…

– Не позволю, я еще не закончил. Посмотрите, какое пренебрежение авторитетами. И это проявляется абсолютно во всем! Только подумайте, что если он и в самом деле станет лордом Рейнхардом?! Говорите, наши границы окажутся в безопасности? А что если наоборот? Посмотрите даже на его слуг! Сколько из них людей? Черт с ним, с демонической кровью. Обыкновенных людей – наших верных и постоянных помощников. Одна! Из шести!

– Вы уходите слишком далеко в сторону, – сухо заметил граф Пелахгуанта, – хотя мне, как постоянно сражающемуся с нагами адмиралу, крайне странно видеть эту тварь на свободе. Как и болотного ящера. И те и другие могут быть хороши только в одном виде – мертвом.

– Всячески поддерживаю, – согласился Ганг Трай, защитник востока, – любые расы, кроме людей, демонов и их полукровок надлежит держать под строжайшим контролем. Однако, насколько я знаю, все они рабыни души – а тут каждый развлекается как может. Побесится мальчик и остепенится, годам к шестидесяти.

– Вот, – горячо поддержал его Вейшенг, – мальчик! А вы ему жениться предлагаете! Он только понял, за какой конец меча браться, а вы уже его на трон сажать готовы.

– Династические браки заключаются и в более молодом возрасте, – возразил Рейнхард, – а некоторые и вовсе до рождения наследника.

– Вот только тут-то у нас уже готовый продукт, и благородной крови в нем нет ни капли! – снова оборвал его Вейшенг. – Простолюдин чудом и удачей дорвавшийся…

– Хватит. – Единственного негромко сказанного слова княжны хватило, чтобы в зале повисло гробовое молчание. – Это не диспут, а избиение младенцев. Причем двух. О вас, лорд, ходили разные слухи, и то, что вы нелюдимы, и то, что политикой за вас занималась жена. Возможно, это даже неплохо для будущей невесты вашего сына. Но вот о вас граф, – она холодно и свысока посмотрела на меня, – я была совершенно иного мнения. Раз вы ждали приглашения к разговору, я вам его даю. Отвечайте, почему вы не дискутируете? Не отстаиваете свою точку зрения.

– Благодарю вас, ваше высочество. Я не так давно обучаюсь этикету и в самом деле приучен больше бить, чем разговаривать. Расширять границы своих владений у меня, как вы заметили, получается куда лучше, чем обсуждать это. Да и старших нужно уважать, даже если они впали в маразм.

– Ох щено-ок, – хищно ухмыльнулся Вейшенг, явно готовый к следующему раунду словесной баталии.

– Но молчал я не поэтому, – не дал я ему возможность ввернуть свою фразу, – как правильно сказал лорд Уратакоты, в замке совершилось убийство. Для меня дело вполне привычное и все же мне крайне интересно, не хочет ли кто признаться в двух покушениях на мою жизнь за один вечер.


Читать Форум Узнать больше Скачать отрывок на Литрес Внимание! Вы скачиваете отрывок, разрешенный законодательством и правообладателем (не более 20% текста). После ознакомления вам будет предложено перейти на сайт правообладателя и приобрести полную версию произведения. Купить электронку Купить бумажную книгу
0.0/0
Категория: Новая книга про попаданца | Просмотров: 214 | Добавил: admin | Теги: Иван Шаман, Империя. Книга 5. Лорд, Паутина миров
Всего комментариев: 0
avatar
Вверх