Новинки » 2021 » Сентябрь » 13 » Иван Шаман. Охотник. Паутина миров. Империя. Книга 4
23:00

Иван Шаман. Охотник. Паутина миров. Империя. Книга 4

Иван Шаман. Охотник. Паутина миров. Империя. Книга 4

Иван Шаман

Охотник. Паутина миров. Империя. Книга 4


Предзаказ

с 13.09.21

Жанр: боевое фэнтези, попаданцы, LitRPG

Бог света пал. Миром правит Владыка демонов. Разумным запрещено развивать технологии, и народы так и не шагнули из паропанка в эру электричества и двс. Судьбу каждого вершит вездесущая магическая система.
Вы скажете, никто не заставлял меня переться в подземелье, и это правда. Но достижение «Святогор» и уникальные усиления сами себя не заработают


Из серии: Паутина миров. Империя #4
Возрастное ограничение: 18+
Дата написания: 2021
Объем: 310 стр.
13.09.2021
Правообладатель: 1С-Паблишинг

 
Литрес
 
Охотник. Паутина миров. Империя. Книга 4

Глава 1

– Обходите тварей с правого края, – скомандовал я, врубаясь в толпу крысолюдов, – гиганта оставьте мне!

– Есть, – тут же крикнул принявший управление Лекс, – гарпунщики, залп!

Поставить барона вместо Хребта было тяжелым, но верным решением. Тот сразу разделил десятки и сумел вычленить командиров, имена которых я так и не смог пока запомнить. Полуорк тоже без работы не остался и получил личный десяток – так что обижаться у него времени не было. Сделать это пришлось в том числе из-за присоединившихся добровольцев и кровавых рыцарей. Надо бы мне самому командовать учиться, но сейчас не до того.

Крыс было много, чертовски. На каждого моего бойца приходилось минимум по десятку. И только узкие коридоры, раньше помогавшие крысолюдам, теперь играли на нашей стороне. Несколько щитов, выставленные вперед копья да трубки гарпунов – вот и все, что необходимо, чтобы остановить любое количество противника, превращая его в исколотое мясо.

К сожалению, были и вот такие огромные пещеры, в которые рано или поздно приходилось выходить. Но тут уже было и где мне самому развернуться. Вдоволь напившийся вонючей крысиной крови Жертвенный полыхал адским пламенем, требуя все больше и больше противников, насаженных на свое черное лезвие. И я ни в чем ему не отказывал.

– Смесшть втошенсам! – взревел гигантский крыс, буквально упирающийся в потолок зала головой. Вот, значит, кто мы? Хотя вполне логично. А еще похитители детей, убийцы стариков и женщин. Но одно он отметил совершенно верно – смерть!

Призванные демонические твари уже врезались ему в глаза, мгновенно ослепляя, и монстр ориентировался исключительно по звуку. Впрочем, я и не собирался скрываться.

– Тварь! Иди к хозяину. На голос!

Разъяренный до крайности крысолюд даже не заметил, как смел собственных мелких собратьев. Он приближался, размахивая кустарно сделанным гигантским мечом, весившим, наверное, килограмм под десять. Проверять я это не собирался ни в коей мере. Не хватало еще клинок в таком месте сломать.

Поднырнув на спровоцированную атаку, оказался в слепой зоне твари. Та, видно, ориентируясь по запаху (хотя как, блин, в такой куче мусора и дерьма можно разобрать другие запахи?), развернулась. Ровно для того, чтобы получить от меня пылающим мечом по серой башке с мелкими черными глазками.

Крысиный чемпион взревел от боли, пламя с Жертвенного мгновенно перекинулось на сухую шерсть, и я не дал опомниться врагу, вонзив клинок в грудь почти по рукоять. Гад все одно умудрялся двигаться даже с такой раной. Дико ревел от боли и бешенства, маша мечом во все стороны. Но вместо того чтобы подставляться под удар, я в это время рубил его приспешников. А может, родственников и детей. Крысы, кто их разберет?

Стоило пламени успокоиться, я уже привычным движением наставил ладонь на противника и, когда морда оказалась между моими безымянным и средним пальцами, активировал подготовленное умение. Игла!

Тонкая зеленоватая стрела вылетела из моего запястья и вошла чемпиону глубоко в глазницу, мгновенно уничтожив мозг. Несколько секунд – и остальные противники повержены. Бабочки Лиски, обзаведшиеся бритвенно-острыми крыльями. Стрелы Василисы и Ксиулан. Копья Эвы и Трии, сражавшихся на передовой. Каждый делал свое дело. На дружинников я даже не смотрел, ими занимался Вокра, и это было неважно.

– Ищите трофеи! – крикнул я, обращаясь к сборщикам. – Все ценное отдельно, как и живой товар.

– Уверены, что ваше самочувствие пришло в норму? – настороженно спросил Гроас, подходя ближе. Брат в Свете решил пойти с нами, за что заслужил мою искреннюю благодарность. Но экспедиция была уже на минус третьем этаже. Все, что я мог сделать – уже сделал. Здоровье, телесное и душевное, было восстановлено настолько, насколько это вообще возможно в моей ситуации.

– Хотите еще раз попробовать побороть призрака? – устало спросил я у магистра жизни. – Сами же признавали, что ваша магия здесь бессильна…

«А я предупреждала», – насмешливо заметила Хана, паря неподалеку. Хоть она и была заметна только для меня, такая ситуация сильно раздражала. Минутная слабость духа, когда я решился использовать магическое усиление вместо упорного обретения силы, обернулась жутким ослаблением всего организма, чуть не приведшего к смерти.

К счастью, Дпров был рядом и сумел оказать необходимую первую помощь. Как результат, мастером оружия я так и не стал. Мой рост ограничился званием элиты и «Подмастерьем клинков», как гласила запись в Житии: Бонус опыта: элита (+3), Бонус оружия: клинковое (+2). При этом он был не дополняющим, а заменяющим. Получилось, что я одинаково хорошо могу обращаться и с кинжалами, и с саблями, и с палашами. Но стоило взять в руки копье или булаву – начинались проблемы. Просто не шло…

Еще хуже получилось с магией жизни. Во избежание дальнейшей деградации души Гроас строго-настрого запретил ею пользоваться. Никаких исключений, я и так получил минус к ней, а постоянное присутствие Ханы отвлекало и раздражало, снижая показатели восприятия и интеллекта на единицу. Повезло еще, что с магией крови и души никаких изменений не произошло. Как и с силой, выносливостью и ловкостью.

Последнюю неделю мы усиленно готовились к путешествию. Следуя рекомендациям и здравому смыслу, я припахал Вокра для обучения меня любимого воплощению. Не самое простое дело, но сейчас мне вполне неплохо давались такие базовые заклинания, как Кровяной клинок – по сути короткий меч, Дротик – полностью соответствующий своему названию и Щит крови. Все это входило в базовый курс и легко нашлось в учебниках.

С магией души тоже случилась подвижка. Лиска, вновь зарывшаяся в фолианты зала тайн, отыскала простую схему вызова шершня. Ничего особенного. Тот же паук, только с крыльями. Но узнав о возможности получить летающего питомца, я не посмотрел даже на его требовательность к Интеллекту. Вместо пяти пауков я мог одновременно контролировать только трех шершней, но возможность действовать без привязки к поверхностям легко перекрывала этот недостаток.

С группой спуска все получилось несколько хуже. Ну или лучше, это как смотреть. Свою дружину я хоть и с трудом, но сумел одеть во все необходимое. Себя и девушек, конечно, тоже не обидел. Брать решил всех. Мало ли какие ситуации под землей могут возникнуть? Да и на поверхности тоже, если уж на то пошло.

После того как я узнал, что собственная мать желает моей смерти, опасаться стал каждой тени. Да и из дома выходить только при крайней необходимости. Если столь родной и близкий человек, которому полностью доверяешь, решил не просто предать, убить любым способом, то как доверять остальным? Только рабыни души, те, чья жизнь полностью зависит от моей, не смогут предать. И Гроас, брат в Свете.

Всего шесть человек, на которых я хоть как-то мог положиться в этом мире. Рейнхард? Тот самый, который без спроса и разрешения забрал у меня семьсот золотых, а при встрече даже не посчитал нужным сообщить об этом? Лекс Вокра? Да, он мой вассал, но мы оба подчиняемся одному старику. А кроме него еще местному князю, которого я в глаза не видел. Как вышестоящий лорд одним щелчком пальцев меняет правила подданства, назначает преемников и прочее, уже известно. Вон как Вейшенг над Райни поиздевался. Будет Лекс сопротивляться решению правителя территории? Сильно сомневаюсь.

Таким образом, круг доверенных лиц был крайне мал и никого из них терять я не собирался. Все девушки получили самое лучшее, что удалось достать на черном и обычном рынках. За те деньги, которые у меня еще оставались. Пришлось даже с Дары долг за частные уроки получать спецзаказом, как и с эльфийской принцессы.

Правда, у тяжелейшего похода нашлась и обратная сторона. Оказывается, всем, решительно всем, нужны были ингредиенты, которые найти можно было только в подземелье. Шкуры, хвосты, кислота полозов. И это только с верхних уровней. Что там дальше – черт его знает, но за детенышей или яйца ящеров обещали по золотому за штуку.

Рабовладение, как оказалось, к низшим зверорасам не относилось, владелец мог быть хоть крестьянином. А к таким кроме ящеров причислялись крысолюды и вольверины. Некоторые туда же и наг пытались записать, но, насколько я понимаю, те уже сильно отбивались и свои территории охраняли с гигантами, которым на суше просто нечего было противопоставить. Начиная от водяных драконов до кракенов.

В общем, наживаться было на чем. Успевай греби. Но, конечно, я прекрасно понимал, что даже такие очевидные вещи, как несопротивляющиеся конечные продукты, доставлять наверх будет проблематично. С другой стороны, если мы пойдем крупной группой, после нас будет оставаться много такого, что продать можно.

Исходя из этого, пришлось заключать договор о налогах. Проще говоря, все материалы, поступающие из подземелья, облагаются налогом в пятьдесят процентов от стоимости. Из них половина отдается Вейшенгу и вторая мне. Четверть, если говорить прямым языком. Не так много, если бы выносили мои наемные бригады.

Но тут я исходил из того же принципа – не верить никому. А потому нанял на процент проверяющих из Золотого Банка Краса, которые будут контролировать все добытое. Им выгоднее учесть как можно больше, графу – как можно меньше. Но они не договорятся. Не должны. Ведь если выяснится, что они смухлевали, то они не получат вообще ничего, а за этим проследит уже Банк Алмазных гор. Учитывая, что кланы терпеть друг друга не могли, я надеялся на получившуюся в результате сбалансированную систему.

Ну и контракты через магию, конечно же. На каждый долбаный чих. С такими штрафными санкциями, что мне выгоднее было бы, если они их не выполнят. Вот только после последних событий магии я тоже доверял все меньше. Даже той, которая отображала информацию в моем собственном Житии. Но выбора особо не было. Квест ждал, как и достижение «Святогор».

– Живее, – подгонял я народ, – голова короля ящеров ждет нас!

Глава 2

Первый же день принес нам множество пренеприятных сюрпризов. Навыки Ксиулан и еще пары наемных воров сослужили нам важную службу. Солдат, потерянный на отравленных дротиках, тут же заставил посылать этих ребят вперед, чтобы находить ловушки и засады. И это реально работало! Конечно, разведывать местонахождение войск противника было проще с помощью моих шершней и бабочек Лиски, но они зачастую не могли обнаружить противников под слоем грязи.

Вот и приходилось рисковать редкими специалистами. Хотя за мелкую дварфийку я не сильно волновался. Она была одета, как капуста. Одних слоев одежды было под десяток. И ведь не поскупившись, мы и ее одели в отличную кожаную броню, поверх которой была кольчуга и… Не знаю даже. Ну хотелось ей быть колобком с кучей кармашков, пусть будет.

Девушка сумела обезопасить нашу основную группу, то и дело снимая растяжки с самострелами и дезактивируя нажимные пластины. Если бы не она, пришлось бы тяжко. Но, к сожалению, это было не единственным и не самым неприятным сюрпризом. Записи, которые на сей раз просмотрели и я, и Лисандра, ничего не говорили о структуре общества крысолюдов. А то, что они хитры, подлы и сильно заразны, и так было вполне понятно.

Выяснилось, что у них очень странный матриархат. Во главе каждого поселения стоит так называемая белая крыса. Самая старая самка. Самцы, к счастью, жили не так долго, и им в этом помогали не только мы, но и множество конкурирующих племен. С речевым аппаратом и конечностями у них было не так хорошо, как у высших рас, и это накладывало существенный отпечаток.

Мы своих детей защищаем, холим, лелеем и всячески оберегаем. Крысолюды же посылали на нас толпы неопытного молодняка, который дох в первые же секунды боя, буквально засыпая нас трупами. И если против агрессивных первобытных племен, возможно, смысл в этом был, то против обученного, сработавшегося и хорошо экипированного войска они были совершенно бесполезны.

Я специально надел на бойцов первого края толстые доспехи. Да, двигаться в таких могли в разве что дварфы, но нам этот вариант вполне подходил, и пока за почти день боев из сотни бойцов мы потеряли лишь троих. Первого, как я уже говорил, на ловушке. И еще двоих, когда крысы напали из засады на середину колонны. С тех пор кучи тряпья и грязные лужи проверяли копьями, и только потом мы шли дальше.

– Как думаете, господин, – спросила робко Васька, прижимая к плечу арбалет, – откуда тут столько мусора? Ведь откуда-то же он берется. Не может быть, чтобы это все жители столицы оставили.

– Вполне может, – хмыкнула Эва, прикрывающая с копьем тылы, – они же тут не за один год скопились, о некоторых даже сказать сложно, чем они раньше были. Может, вон в той куче дерьма валяется обрывок позолоченного выходного камзола графа, столетней давности.

– Не. Это вряд ли, – деловито покачала головой Василиса, – не настолько у его сиятельства слуги зажравшиеся, чтобы такую вещь выкинуть, пока не отпороли все ценное.

– Чувствую впереди что-то большое, – прервала нашу болтовню Лиска, сейчас была ее очередь летать в разведку, – если это лежка белой крысы, то их там больше сотни.

– Сейчас проверю, – кивнул я, поднимая шершня. Черная оса, недавно побывавшая в глазу крысиного чемпиона, с гудением пронеслась мимо первых рядов нашего войска и скрылась за поворотом, показывая мне неприметную картину. Тепло, целая, мать его, огромная куча тепла. И на этом этаже подземелья это значить могло только одно – передо мной крысиная лежка. И судя по размерам пещеры – противников здесь и в самом деле больше сотни.

– Лекс, стоп, – скомандовал я, облетая по широкой дуге обнаруженных врагов, – вижу проходы. Параллельно нашему десяток крыс. Чуть дальше и левее еще парочка. Нужно зажать их в тиски и отрезать пути к отступлению. В этот раз я хочу получить крысиную королеву живьем. И всех седых из ее свиты.

– Как прикажете, ваше сиятельство, – кивнул Вокра. – Рыцари, мздоимцы, китобои – за мной, остальные прикрывайте графа.

– Хребет, на тебе передний край, – начал распределять я отряды, – акробаты, будете прорываться в случае необходимости. Увидите снова чемпионов – отступайте к проходам. Господин Гроас, на вас тыл и искатели. – Морф молча кивнул, забирая вольных. – Девочки…

– Идем вперед и вырезаем все, что движется? – хохотнула Эва, поудобнее перехватывая копье с длинным широким лезвием. Этакий короткий меч, насаженный на метровую рукоять.

– Ага, а все, что не шевелится, шевелим, – без энтузиазма дополнила ее мысль Лисандра. – А мы не можем просто сжечь тут все к чертям? И так же регулярно кучи сами загораются. Гниение такое, что от грибов и мха на стенах чуть ли не светлее, чем днем! – Тут она, конечно, преувеличила, но в целом была права. Во всем, кроме основного посыла.

– Нельзя поджигать. Проходы узкие, воздуха мало. И так рискую, используя Жертвенный.

– Может, тогда вообще стоит выбраться и поджечь все к чертям? – предложила Лиска. – И нам работы меньше, и всех этих тварей на корню истребим.

– Огонь только вверх идет, – оборвал я жаркие девичьи мечты, – мало того, что мы сами сгореть можем, так еще и всех недобитков выгоним на поверхность. А там, между прочим, горожане.

– Я бы это скорее к плюсам отнесла, – тихо сказала в сторону Эва. Вот же… не любит она городских. Хотя как любить тех, кто хотел превратить тебя в компаньонку, а по сути проститутку, не имеющую права отказать господам? Не пошла вырезать бывших наставниц – уже спасибо сказать надо за выдержку и то, что меня не подставила.

– Все, отставить разговорчики, вперед!

Возглавив ударную группу, я ворвался в пещеру, выхватывая мелких, размером с некрупного поросенка крысолюдов и суя их головы в петли на длинной веревке. Да, они станут рабами, но будем честны – так у них даже больше шансов выжить и прожить дольше двух лет, чем если они здесь останутся. Какое еще общество будет своими почти новорожденными детьми обогревать старших? Не знаю такого и не желаю знать.

Наше появление не осталось без внимания, и куча хлама и тряпья начала быстро распадаться на отдельных особей. Враги, шипя и пища, выбирались из-под своих еще не проснувшихся собратьев. Крупные особи пинками и побоями гнали вперед молодняк. На убой. Вот же твари. Пусть отец сколь угодно ругает войну с крысами, но эти существа не заслуживают права на жизнь. По крайней мере, их общество.

– Сомкнуть ряды! Первая волна! – крикнул я, прячась за спины Хребта с его тяжело бронированным десятком. Щиты глухо звякнули, становясь почти монолитной стеной, лишь небольшое пространство для копий да гарпунов оставили. И в следующую секунду с той стороны раздался бешеный гвалт и скрежет ломающихся о добротное железо когтей и клыков. Ни один из бойцов не дрогнул, и наша защита осталась монолитной.

В то же время вторая линия не теряла времени даром, нанося быстрые удары остриями копий. Увернуться от одного такого укола достаточно легко, поворот корпуса – и вот оно уже прошло мимо, так что главное тут – слаженная командная работа. Движения сразу четырех воинов избежать было практически нереально. Тем более что на крыс давили задние ряды, а нам только и оставалось, что закупориваться в узком проходе.

– Началось, – хмуро сказала Лиска, – они поняли, что проходов нет.

– Проходы всегда есть, – ответил я, разглядывая картинку, передаваемую шершнем, – мы просто не знаем о них. Но ты права, бегство уже началось, надеюсь, Лексу хватило времени, чтобы укрепиться. – В этот момент из бокового прохода вырвались тонкие, светящиеся в зрении призванного существа, а значит, теплые колья.

Вокра был в своем репертуаре. Зачем тратить свою кровь, когда можно насосаться из трупов и активировать что-нибудь убойное вроде кровавой стены клинков? Но тактика работала, и это главное. Даже жаль было тех придурков, что идут сейчас на убой к потомственному магу, разменявшему четвертый десяток и владеющему своим аспектом в совершенстве.

– Просвет через три, – подняла руку чернокнижница, – два… Один! Волна кончилась!

– За мной! – Перехватив Жертвенный для колющих ударов, я выскочил за мгновенно разошедшиеся в стороны щиты. – Акробаты, рази их!

Мой двуручник легко разрубал по несколько тварей за удар, собирая кровавую жатву. Клинок жадно впитывал кровь врагов, которые даже сопротивляться толком не могли. Разница в опыте, экипировке, обучении оказалась настолько огромна, что даже не подлежала сомнению. Это была вторая волна – еще не прошедшие через множество междоусобиц. Уже не дети, но еще не взрослые. И их даже было бы жаль. Если бы эти твари перед собой как раз детей бы не гнали.

– Гори! – взревел я за секунду до того, как дважды потяжелевший меч наконец набрал критическую массу. Успев зажмуриться до того, как вспыхнуло пламя, сейчас наслаждался ужасом крыс, никогда не видевших в своем подземелье огня. Правильно, бойтесь, смерть ваша пришла. Теплая ламповая смерть. А учитывая, что мы в их логове, то еще и домашняя.

– Чемпион! – крикнул в отдалении Вокра. – Займусь сам!

– Не смей геройствовать, барон!

– Слушаюсь! – отрапортовал Лекс, и в противника полетели десятки тяжелых стальных прутьев гарпунов. Отлично, один нашелся. В прошлые разы на пять десятков мелочи мы встречали двоих. Значит, тут должно появиться четверо. Ну ничего, мы их превосходим настолько, что даже чемпионы… Мысль моя оборвалась, потому что куча метров трех в высоту поднялась и, отряхнувшись, посмотрела на меня голодными красными глазками.

Это, блин, даже не чемпион, это титан какой-то крысолюдский. Он не помещался в пещере, не мог выпрямиться до конца. Но о том, что он необычный, говорил не только колоссальный размер, но и лапы. У него их было шесть, и четыре верхние заканчивались длинными костяными клинками. Не геройствовать? Хороший совет, надо как-нибудь на практике проверить. Но явно не сейчас.

Глава 3

– Лиска, глаза! – крикнул я, направляя шершней в нос и уши твари. Нечестно, мерзко, но зато эффективно. И отказываться от такого преимущества – полнейшая глупость.

– Уже, – ответила девушка. Черные как уголь бабочки беззвучно летели к цели. Это было даже красиво, если не вспоминать о том, что они смертельно опасны.

– Эва, Трия, не подпускайте ко мне мелочь, пока разбираюсь с гигантом, – скомандовал я, пригибаясь и беря низкий старт. – Пли!

Прыгнул одновременно с вонзившимися в голову крысотитана стрелами и приземлившимися насекомыми. Расчет был простой: брони на враге нет, а никакая шкура и мех не могут быть прочнее добротной, остро наточенной стали. Особенно полыхающей пламенем, которое подобная тварь должна была видеть первый раз в жизни. И последний, если удастся.

Но все пошло не по плану. Гребаный мутант совершенно не испугался вида огня. Взревев, он ринулся мне навстречу, разбрасывая сородичей. На застрявшие в толстом черепе стрелы чудище лишь фыркнуло, а успешно приземлившиеся демонические насекомые оказались в окружении чуть ли не более крупных естественных паразитов, набросившихся на новичков с целью не дать занять место у кормушки.

Поднырнув под удар первой передней лапы, я совершенно не рассчитывал, что в то же мгновение на меня опустятся еще три когтя с разных сторон. Увернуться не было никакой возможности, так что я даже не старался, приняв удар на Жертвенный. Собрал их все. После чего тварь, не раздумывая, навалилась своим немаленьким весом. В последнюю секунду я успел выскочить из-под туши, но крысотитан впечатал меня в стену хвостом с такой силой, что затрещали ребра.

– Майкл, назад! – вскричал Гроас, выныривая из бокового прохода за секунду до того, как на меня опустилась очередная атака. Морф не стал юлить или пытаться уворачиваться. Закованный в броню титан, легко удерживающий аналог «Малыша», подаренного Бохаем, одной рукой просто закрылся щитом. Башенный щит, рассчитанный на попадание из ручной мортиры, даже не скрипнул при ударе, а вот Дпров по щиколотку провалился в слежавшуюся грязь.

– Держи его, – хрипя, проговорил я, вставая чуть сбоку, – сейчас все сделаю.

– Куда, – попытался остановить меня магистр жизни, но было уже поздно. Пользуясь тем, что крысотитан отвлекся, я со всей дури рубанул по толстому гибкому хвосту. Вой, прокатившийся по пещере, был такой силы, что содрогнулись своды. Мгновенно оставив Гроаса, враг переключился на меня. Но к тому времени Вокра уже закончил с чемпионом, и китобои повернули свои орудия против новой цели.

Сразу десяток стальных болтов обрушился на монстра. Часть он сумел отбить когтями, но несколько вонзилось в тело, сковывая и ограничивая движения. Веревки тут же натянулись, бойцы пытались повалить монстра на бок, но тот сопротивлялся изо всех сил. В результате с чмокающим противным звуком стальные прутья один за другим выскочили из крысы, вновь получившей простор для маневра.

Но мне этих нескольких секунд хватило, чтобы забежать со стороны спины и что есть мочи опустить Жертвенный на лопатки твари. Огненный клинок пробил толстую мускулатуру и завяз в позвоночном хряще. Крысотитан взревел, бешено молотя лапами по спине и пытаясь выдрать факел, который мне пришлось оставить, чтобы не попасть под мельтешащие костяные клинки.

Вытянув из поясных ножен длинный меч, я приготовился, выжидая удачный момент. Пока зверь (называть его разумным язык не поворачивался) крутился на месте, подходить для боя врукопашную было чистым самоубийством. Лучники же и арбалетчики, понимая, что смерть твари – только вопрос времени, боезапас пока берегли. И только у Лекса все было хорошо.

Барон, улыбаясь, собирал все больше крови с поверженных, и в его броне уже накопилось килограммов двадцать жидкости, которую он собирался пустить в ход. Вот, ей-богу, кот, дорвавшийся до сметаны, именно такое выражение лица было у него во время боя. И ведь с тем же удовольствием барон дрался на турнире. И только в повседневной жизни он больше покладист и спокоен. Сейчас же…

– Н-на, тварь, – крикнул на одном выдохе Лекс, и его броня превратилась в несколько тонких копий, упирающихся в пол и стены. Они были хрупкими, словно бутылочное стекло, но, как известно, даже крохотным осколком можно порезаться. Крысотитан одним движением снес растворяющиеся прямо в воздухе кровяные копья, но от свежих дырок в его теле это не избавило.

Вокра, воодушевленный таким результатом, отступил заново собирать свое оружие, а мне ничего не оставалось, кроме как отвлечь монстра на себя. Гигантская тварь, лишившаяся большей части шерсти, истекающая кровью откуда только можно, все равно умудрялась держаться на ногах. Правда, ей уже приходилось использовать все шесть и теперь она старалась поймать своей слюнявой полуметровой пастью зазевавшегося воина.

– Близко не подходить! – крикнул Гроас. – У меня не хватит противоядия, если она вас укусит!

– Хэй, бесхвостая горелая дрянь! Иди сюда!

– Вашу мать… я кому сказал? – выругался Дпров, с размаху ударяя по находящейся рядом лапе крысы башенным щитом. Толстая и с виду прочная кость с громким хрустом треснула и развалилась на две части. Взревев в очередной раз, крысотитан ударил закованного в тяжелую броню морфа всем телом, но тот, упираясь в землю ногами, удержался на месте.

Все, лучше момента не будет. Пока тварь пытается прожевать магистра жизни, вцепившись в щит зубами, нужно нанести ей столько урона, чтобы она уже не оправилась. Задержав взгляд на полыхающем в спине врага двуручнике, решил его не вынимать. Уж слишком хорошо горел, да и крови выпил, наверное, немало. Придется пользоваться безымянным длинным мечом.

Клинок, не заслуживший собственное имя, лежал в руке как родной. А по сути таковым после прохождения испытания мечника и был. Жалеть сейчас о том, что не получилось – занятие бесполезное. А время надо использовать с умом. Разрубить такую тушу я не смог бы даже Жертвенным, а значит, будем колоть!

Подскочив к твари, я наметил промежуток между вторым и третьим шейным позвонком, это оказалось несложно, ведь они выпирали под шкурой, словно гребень дракона, и с силой ударил кончиком лезвия, помогая второй рукой.

Лезвие с хрустом вошло в шею твари и пробило хрящ насквозь. Крысотитан неестественно задергался, выпуская щит Гроаса из пасти, и я только и успел, что отскочить в сторону. Ударами лап и туловища монстр втаптывал в грязь еще живых собратьев. Взгляд его узких красных глаз горел отчаянием и неугасаемой жаждой убийства. Но сделать он больше ничего не мог и только медленно умирал.

– Не выдергивай! – предупредил Дпров, останавливая меня. – Если восстановится спинной мозг, он может еще регенерировать. Нам это не нужно. Лучше отрубить голову, а потом уже разбираться с остальным. И кстати, поздравляю – удачный удар.

– Спасибо, я старался. – Подойдя к Жертвенному, протянул руку, и клинок послушно пригасил пламя. – Отойдите, я хочу сам закончить его страдания. Огнем.

– Как пожелаете, ваше сиятельство, – кивнул Лекс, отзывая искателей.

– Сдохни, тварь! – Размахнувшись, я ударил, вкладывая все свои силы, и двуручник с треском разбил позвонок. Костный мозг и кровь зашипели испаряясь, но я не собирался останавливаться и раз за разом рубил шею твари, пока голова окончательно не отделилась от тела. – Фуф, здоровый гад, даже умаялся.

– Разрешите доложить? – подошел Вокра.

– Докладывай.

– Потери: пять легкораненых, два тяжелых. Невозвратных потерь нет, но на действие лечебных эликсиров потребуется пять часов, – начал свой доклад Лекс. – Захвачена пытавшаяся сбежать королева и несколько прислужниц. Кроме того, поймано чуть больше десятка мелочи для продажи. По трофеям говорить пока рано, однако искатели уже начали разбирать хлам. Большинство людей устали, но оставаться здесь нельзя. Слишком грязно.

– Согласен, – кивнул подошедший магистр жизни, – нужна спокойная чистая площадка. Но где такую в этом подземелье взять – не знаю.

– Нет такой, за все время спуска не нашлось, – ответил барон, – специально искал.

– Раз нет – значит сделаем. Кси, – позвал я девушку, – отправляйся на разведку. При малейшей опасности – назад. Ищи пещеру без трупов и крыс, можно заваленную мусором. Метров тридцать в диаметре, не меньше.

– А можно кто-то из старших пойдет? – шмыгнула носом дварфийка. – Там темно и страшно.

– Нечего придуриваться, пойдут все. Все, бегом. Через десять минут чтобы нашла и вернулась.

Воспитанница Безгрешного, повесив нос, отправилась искать место для лагеря вместе с остальными ворами и разведчиками. А мне пришлось принимать не очень радостные живые трофеи. В конце концов, именно я просил взять эту здоровенную белую крысу живьем. Из-за этого одного из бойцов ранило.

– Ты понимаешь общий имперский?

– Вы вше поишеше на кошм шмею! – прошипела, брызжа слюной, королева крысиной кучи.

– Ага, значит, понимаешь, – хмыкнул я, приставляя ей к горлу клинок. – Молодняк, вижу, вы не цените, а себя бережете. Ценишь, значит, шкуру свою седую? Жить хочешь? Ответишь на мои вопросы – будешь и даже небо увидишь. В клеточку. Говори!

Глава 4

Разговаривать с пленными оказалось настоящим мучением. Словарный запас у них был хорошо, если слов сто, и в основном обозначал всевозможные опасности. Учитывая их жизнь, вполне понятно, да и нужны мне были именно они. Лекс, в очередной раз доказывая свою полезность, помог с проведением допроса, и к возвращению разведчиков наша информация о подземелье значительно пополнилась.

– Мы нашли пещеру, – радостно крикнула Ксиулан, подбегая, – большая, достаточно чистая.

– Второй проход слева, двести метров и направо? – на всякий случай уточнил я.

– Да, а как вы догадались? – удивленно уставилась на меня миниатюрная дварфийка.

– Крыса рассказала. Ты никаких опасностей там не заметила? Змеи, может? Запахи странные?

– Нет, – задумчиво покачала головой девушка, – разве что не так воняет и мусора меньше. А что говорит их королева?

– Запретная территория, – ответил вместо меня Дпров. – Думаете, есть смысл переместиться туда?

– Здесь точно оставаться нельзя, – заметил Лекс, – бойцы устали, им нужна передышка. Да и о возвращении трофеев пора подумать.

– Согласен, раненых нужно доставить на поверхность, пока еще не ушли слишком глубоко. Если та пещера – это святилище и на его территории запрещены любые конфликты, вполне возможно, что наш лагерь будет в безопасности. Во всяком случае, быстро мы более подходящего места не найдем, а отдыхать нужно. Как там у искателей?

– Как обычно, ничего особенно ценного, – пожал плечами Вокра, – поделки из кости, тряпки. Может, кому-то из коллекционеров это и будет интересно.

– Остается только рабовладение, – тяжело вздохнул я. Было противно, но окупить всю эту затею надо. С учетом налогов и трат на сборы нужно по крайней мере сто золотых, а значит, детеныши и взрослые крысолюды должны добраться до поверхности в кандалах. – Хорошо, труби сбор, пошли смотреть.

Проходы, покрытые светящимися грибами и мхом, слишком узкие и низкие для того, чтобы выпрямиться, сменялись естественными пещерами. На срезах иногда было заметно, как порода наползала друг на друга, образуя гору. Следуя за разведчиками, я все пытался представить, какой силы должен быть катаклизм, чтобы огромные слои земли, даже не знаю, сколько весящие, сдвинулись и, столкнувшись с другими, образовали складку размером с Уратакоту?

Энмира, которой, впрочем, я не особенно доверял, говорила, что это был удар, уничтоживший всех высших драконов, вызванный демонами. Интересно, как удалось такое пережить им самим? Да и вообще всему живому, ведь Валтарсия буквально кишела всевозможной живностью, как разумной, так и не очень. Даже высших рас, не считая нации, было целых семь. А в каждой насчитывалось по четыре, а то и пять народов.

Дварфы, например, делились на горных – то бишь гномов, холмовых – хоббитов, равнинных – полуросликов и хафлингов. У них, как и у людей, в зависимости от нации различались размер, телосложение и цвет кожи. Строение лица и говор. Пусть язык и был всеобщим, всегда находились свои наречия. Это я почувствовал, даже просто сместившись с окраины в северную столицу, а ведь всего за четыре дня пути. Для пешего путешествия к южному краю материка понадобится несколько лет. И это если без приключений.

Мысли мои отвлекло странное шуршание чуть впереди. Бойцы держали в руках мечи при переходе, даже не пытаясь прятать их в ножны, и освещали себе путь масляными фонарями. Наученные горьким опытом, мы обращали внимание на любой посторонний шум, но в данный момент все наши усилия и тревоги были напрасны.

– Все в порядке, просто копьем кучу задел, – извиняющимся тоном проговорил один из десятка Хребта. Этих ребят двигать куда-либо было категорически противопоказано. Все же двадцать кило брони, да еще и оружие. Им привал нужен, как никому другому.

Две сотни метров из-за неудобных коридоров превратились в почти пятнадцать минут ходьбы, но в результате мы очутились в весьма крупной пещере. Пол шел немного под наклоном, но оказался достаточно ровным и на удивление чистым. Хотя запредельная влажность сохранялась, здесь все равно было значительно комфортнее находиться. Если, конечно, не учитывать местную обстановку.

В пещере находилось несколько алтарей, сложенных из до блеска отполированных черепов. Кроме крысиных встречались вполне человеческие, а также дварфийские, эльфийские и даже те, которые по внешнему виду я опознать не сумел. На каждую основную расу приходилось по одному объекту поклонения. Перед одним из них на специальном камне лежал не до конца разложившийся труп.

– Даша? – пробормотала, останавливаясь посередине дороги, Ксиулан, ошарашенно глядящая на тело в обрывках одежды.

– Ты ее знала?

– Да, она пропала недели две назад, – напряженно кивнула дварфийка, – красивая была, говорили, сбежала с каким-то богатеем из города. А она вот где.

– Судя по останкам, здесь регулярно проводились жертвоприношения, – заметил Гроас. – Из останков, правда, оставляли только черепа – остальное растаскивали по гнездам.

– Так вот почему искатели голов не находили, – хмуро сказал Вокра, – чертовы грызуны.

– Нет смысла обвинять примитивных существ за их стиль жизни, – отрицательно покачал головой закованный в сталь морф. – Как объект культа, это место действительно должно быть безопаснее. Да и воздух здесь очевидно чище. Вероятно, мох вырабатывает достаточно кислорода, – с этими словами он ткнул пальцем вверх и, подняв голову, я ахнул от удивления.

Изумрудный свет лился с потолка, поросшего толстым слоем пушистого мха. Высота в этом месте достигала трех метров и, возможно, именно поэтому он остался цел и нарастал не одну сотню лет. Мы уже видели, как крысы питаются этим крайне живучим растением, оставляя только небольшие участки на стенах для освещения. Видно, абсолютная темнота даже им была не по вкусу.

– Разрешите ставить лагерь? – спросил Лекс.

– А есть другие варианты? В смысле – да, конечно. И помни – в первую очередь безопасность, остальное потом.

– Конечно, ваше сиятельство. Обследуйте все стены, ищите входы и выходы, – начал распоряжаться Вокра, – вбивайте крюки для гамаков! Первый караул…

Работа закипела. Десяток Хребта с удовольствием встал на стражу, и когда я поинтересовался, с чего такой энтузиазм, полуорк легко объяснил, что раз они стоят первыми, значит, первыми же отправятся на боковую. Близость отдыха и то, что никто сейчас не спал, занимаясь организацией лагеря, действительно поднимала настроение. Хоть мне и не нужно было нести вахту.

– Милорд, могу я поговорить с вами? – официально обратился Гроас, уже снявший броню, но от того не сильно уменьшившийся в размерах.

– Да, конечно, – мы отошли в сторону и присели на легкие походные коврики, предохраняющие от сырости и холода, – в чем дело?

– Рабов надо отправить наверх, – безапелляционно заявил магистр, – и нам нужны припасы. Если так продолжится, то всего, что мы взяли, хватит только на три-четыре дня. Вы же помните, что говорила белая крыса на допросе.

– Такое не забывается, но двигаться быстрее мы все равно не можем. Слишком много врагов.

– Если оставить основную группу и идти вдвоем, то нам хватит сил, чтобы пробиться к ядру, – предложил Гроас. – Где силой и магией, а где простой ловкостью и хитростью. Не будь рядом всех этих войск – последние три гнезда мы легко могли бы обойти незамеченными.

– Или не обойти, если бы крысиные разведчики вышли на нас сами.

– Тогда достаточно было бы отойти подальше и убить достаточно их собратьев, чтобы остальные насытились телами. Вместо того чтобы зачищать все этажи, оставляя после себя горы трупов. – Морф заглянул мне в глаза, но не найдя там согласия, продолжил: – Если вам безразлична судьба сотен живых, подумайте о собственных войсках. Чем дальше мы будем спускаться – тем больше опасностей перед нами встанет. Сколько будет тяжело ранено? Погибнет?

– Я это прекрасно осознаю, но есть вариант погибнуть самому, нарвавшись на монстра вроде того, что мы завалили толпой. Да и король ящеров, о котором вы мне говорили. Думаете, мы просто так с ним справимся? Вдвоем?

– Нет. Конечно нет. Но это и не нужно! От слишком сильных противников всегда можно сбежать, не подвергая себя и окружающих опасности. Тем более впереди еще…

– Да, помню, – кивнул я, крыса рассказала то, что нас интересовало. И в первую очередь о противниках. Знала она немного, да и сведения явно были получены давно. И все же это было больше, чем мы знали до допроса.

Первые пять, да, именно пять отрицательных этажей заселены крысолюдами или крысоморфами. Мы сейчас были в двух переходах от их столицы, находящейся на четвертом этаже. Да, у этих тварей в самом деле имелся собственный город, по крайней мере, белая в это верила. За счет чего он жил и что там происходит, она не знала. Говорила лишь, что там обитает великий «кшыс» и полчища его младших братьев.

А ниже начинались спорные территории, освоенные ящерами. И, если я все правильно понял, те брали дань детенышами со всего населения более высоких уровней. Крысы это воспринимали совершенно спокойно, как одну из обязательных вещей вроде смерти и жизни. Этот обязательный налог, да еще страх перед великим обитателем пятого – единственное, что было общего у народа крысоморфов. В остальном каждое гнездо само по себе. И это единственное, что нас спасало.

Навались на нас со всех сторон тысячи гигантских грызунов, и даже хорошо обученному, снаряженному специально для этих целей войску пришлось бы отступать, неся потери. Так что спасибо им за разобщенность. Хотя меня все же очень сильно беспокоил проход по следующему этажу и опасность столкнуться с «отбошными» частями «ашмии».

– Тревога! – взревел один из часовых. – Вижу крыс.

– Твою мать, даже передохнуть не дали…

Глава 5

– Сколько ж их там, – устало проговорил Хребет, всматриваясь в темноту коридора. Ну как, это для него была темнота, а я благодаря «Слепозрению» прекрасно видел заполнивших все проходы грызунов, правда, легче от этого не было. Самое простое определение – сотни. Все окрестные племена сюда приперлись, не иначе.

– Тащи сюда эту суку белобрысую, – сказал я Вокре, – посмотрим, как она запоет.

– Есть, – отрапортовал барон, не споря. Вот что мне в нем нравится, никаких глупых вопросов – зачем и почему. Надо – делает.

– Не отобьемся, – хмуро заметил Гроас, вновь натягивая доспехи. Хорошо, что я свои даже снять не успел, а то сейчас тоже пришлось бы в спешке облачаться.

– Отставить панику. Три прохода всего, если их удержим, можно будет хоть спать спокойно. При этом они довольно узкие. Та же тварь, с которой сражались ранее, не пролезет.

– Это крысы. У них при необходимости даже череп складывается до нужного размера, – сказал Дпров уже из-под металлического шлема, – так что не особенно рассчитывайте на то, что серьезных противников не будет.

– Пленная доставлена, господин, – сказал Лекс, таща на цепи упирающуюся крысу.

– Это что у нее на морде? – спросил я, показывая на обмотанную веревкой пасть.

– Намордник, ваше сиятельство. Чтобы путы себе и другим не перегрызла. Мы их для всех соорудили, и лапы за спиной связали для того же.

– Хорошо. – Схватив за поводок, я подтянул королеву к себе. – Ты же их видишь, верно? Так скажи мне, как от них избавиться, не убивая всех до единого?

– Глупшы! Нашушифших святилище штет только шмешть!

– Понятно, значит, эта дрянь нас сюда специально привела, чтобы заставить остальные племена атаковать сообща. Черт. А ведь можно и догадаться было.

– Прирезать? – спокойно спросил Лекс.

– Нет, если до нее не дошло, что будет с ней и ее сородичами при сопротивлении, то, может, сейчас дойдет. – Я посмотрел на мое войско и оценил расстановку сил. Мы обыскали всю пещеру, и с уверенностью можно было сказать, что в ней всего три прохода. Достаточно узких, чтобы пройти можно было только одному человеку за раз. Ну а встречать мы с этой стороны будем, естественно, все сразу. – Хребет, бери всех своих бойцов – и на отдых. Лиска! Свари им отвар тонизирующий и дай меда. Так, чтобы часа за два силы восстановили.

– Уверены, господин? – нахмурился полуорк. – Мы еще можем сражаться.

– На все сто. Вначале они погонят мелочь, а с ней справится любой хорошо вооруженный воин. Позже – другое дело. Как бы на нас три чемпиона одновременно не навалилось.

– Мы справимся, – громыхнул наплечниками Гроас, – вы возьмете одного. Я другого, а барон третьего. Верно я говорю, милейший?

– Совершенно, – кивнул Лекс, – под вашим началом и против титана пойти готов.

– Надеюсь, это не понадобится. Искатели, занять оборону у входов! Остальным отдыхать!

Группы защитников сформировались раньше, чем эхо от моего голоса прекратило циркулировать по пещере. На каждую дыру приходилось по два копейщика и одному щитоносцу. На всякий случай я поставил еще по два позади. Добивать пробившихся наружу. А вот с приказом отдыхать вышло не очень.

Солдаты и дружинники нервничали, при каждом громком звуке оглядывались на проходы и хватались за оружие, которое не оставляли ни на секунду. Я хотел ободрить их примером спокойного чаепития прямо перед проходами, но вскоре стало понятно, что предыдущие сражения мы выигрывали только благодаря фактору неожиданности.

Нет, гады все так же посылали вперед детенышей и подростков, но теперь делали это организованно, массово и достаточно умело. Вскоре нам на себе пришлось ощутить дальнобойные костяные трубки, из которых нас осыпали отравленными дротиками. К счастью, тварям, вероятно, не приходилось сталкиваться с металлическими латными доспехами и большинство снарядов просто отскакивало от целей.

– Ими кто-то управляет, – сказал Гроас, когда давление с одной стороны уменьшилось и многократно возросло с другой, – я еще в предыдущем гнезде заметил, что та тварь слишком большая. Не смейтесь, понимаю, что они все немаленькие. Но все же именно титан сам дорасти до такого размера не мог. Это явно аспект изменения. И тот, кто им владеет, делает это пусть и не слишком хорошо, но умело. Как один из признаков – вторая пара рук.

– Мне не показалось, что они были лишними. Орудовала ими тварь весьма умело. Да и когти.

– Нет, но я бы сделал по-другому, – пожал Дпров плечами, – кости слишком хрупкие, им не хватало железа в структуре. Хвост и туловище без чешуи, да и глаз всего два. В общем, работа не дилетанта, но на уровне продвинутого ученика. Может, чуть выше.

– Значит, нам противостоит подмастерье аспекта изменения? Потрясающе. И чего от него можно ждать? Насколько я понимаю, создание новых мутаций – штука достаточно медленная? Сможет он быстро наращивать войска по силе?

– Что вы, милейший, конечно нет, – отмахнулся магистр, – но, зная аспект, можно создавать и использовать эликсиры усиления. Действует абсолютно на всех. А учитывая их суицидальные действия, они вполне могут решиться пить такое, что нормальному бойцу и в голову не придет. Например, высокотоксичные с откатом в пару недель, а то и вовсе вызывающие смерть после окончания положительного эффекта.

– И какое максимальное значение могут принимать такие кардинальные вещи?

– Если говорить в рамках системы Длани, – Гроас задумался на мгновение, – думаю, плюс четыре – это максимум. Ну, может, плюс пять.

– Потрясающе, – от отчаянья мне захотелось взвыть, но я сдержался, хоть и с трудом, – нам самим понадобится усиление. Не нам с вами, но другим бойцам. И успокоительное. Не сочтите за труд сварить что-нибудь достаточно эффективное и так, чтобы хватило на всех. Приема на два.

– Без перегонного куба? – удивленно посмотрел на меня морф. – Без реторты, горелок и… в походном котелке?

– Если есть другие варианты, с удовольствием выслушаю.

– Интересный вызов, милейший, – цокнул языком Гроас, – что ж, попробую сотворить невозможное.

С этими словами магистр встал и направился к походному костру, который бойцы умудрились развести, набрав старого тряпья по кучам мусора. Как они сумели разжечь мокрую ткань в таких условиях, я не представляю, и этому стоило поучиться. Как и умению добыть воды для готовки. Вообще житейская мудрость простых работяг зачастую была гораздо эффективнее, чем любые отвлеченные измышления ученых мужей. Это я проверил на собственном опыте, когда читал про кузнечное мастерство.

– Подмоги! Не могу больше! – крикнул один из щитоносцев, ноги которого скользили по влажному камню. С той стороны на него давил явно кто-то массивный, и я поспешил на выручку, с разбегу ударив плечом в центр удерживаемого щита.

– Навались!

Очередным ударом с той стороны, словно тараном, нас отбросило на несколько метров назад. Щитоносец приложился головой о каменный свод и, шмякнувшись на пол, остался лежать без признаков жизни. Я сумел перекувырнуться через голову и подняться, на автомате выхватывая из перевязи Жертвенный. Но бросаться сломя голову на появившегося противника не спешил.

Передо мной на задних лапах стоял чемпион. Почти в полтора раза крупнее всех своих собратьев и на полголовы меня, этот гигант светился силой. Буквально. Не знаю, что именно его вынудили принять, но эликсир заставил его и так не маленькие мышцы вздуться буграми. От него шел ощутимый жар и, если сконцентрироваться, был заметен поднимающийся пар.

Копейщики, лишившиеся прикрытия, встали полукругом, не переставая работая оружием, чтобы не пропустить крыс к лагерю, но выходило скверно. Не спешащий бросаться на острия гигант вдруг наклонился, схватил пару крысенышей и запустил их над головами бойцов к отдыхающим. Все, конец привалу. Ожидавшие какой-нибудь подлости, солдаты быстро прикончили живые снаряды, но на поле боя уже появился следующий чемпион, и нас начали оттеснять от входа.

– Лекс, мортирки! – решился я использовать главный, не восстанавливаемый аргумент. Чтобы купить это оружие, я первый раз в жизни влез в долги. И пусть это был долг перед казной Рейнхардов, в которой, по сути, лежали мои личные деньги, легче от этого не становилось. Но как я ни старался, зарядов удалось купить только десяток, и тратить их в самом начале пути не хотелось.

– Есть! Стрелки, – тут же отозвался Вокра, – ко мне!

Лиска не мешкала. Не прекращая варить зелье на пару с присоединившимся Гроасом, она послала в бой своих бабочек, уже немало отвлекающих от сражения тех самых чемпионов. Гарпунщики под предводительством барона совершали залп за залпом, прореживая ряды крысолюдов. Вот только это было бесполезно. Как порог от воды во время ливня вытирать.

Но гораздо больше, чем все прибывающие с двух сторон волны крысоморфов, меня напрягал средний проход. Он был самым широким, но из него не появилось ни одного врага. Однако пышущий жар мог значить, что именно оттуда пойдет основное нападение. Будет ли это одна здоровенная тварюга вроде крысотитана или куча мелких оббафанных до смерти крыс – не особенно важно. Оно приближалось, и вопрос с поддержкой нужно было решать немедленно.

– Всем открыть рот и заткнуть уши! – скомандовал Вокра. – ЗАЛП!

Грохот взрыва в замкнутом пространстве прокатился по сводам пещеры, на мгновение заставив крыс замереть в ужасе, схватившись за головы своими кривыми лапами. Но снаряды мортирок летели быстрее звука, и чемпионы не смогли ничего сделать. С одним повезло, а может, стрелок просто более опытный попался – свинцовый шар размером с полкулака пробил череп твари насквозь, демонстрируя всей нашей честной компании, что у крыс тоже есть мозги. Со второй было чуть хуже – но снаряд все равно разворотил половину грудной клетки, оставляя ее при смерти.

– Вперед! – вскричал я, бросаясь в кучу мелочи. – Засунем их в ту дыру, из которой они вылезли!


Читать Форум Узнать больше Скачать отрывок на Литрес Внимание! Вы скачиваете отрывок, разрешенный законодательством и правообладателем (не более 20% текста). После ознакомления вам будет предложено перейти на сайт правообладателя и приобрести полную версию произведения. Купить электронку Купить бумажную книгу
5.0/1
Категория: Новая книга про попаданца | Просмотров: 90 | Добавил: admin | Теги: Иван Шаман, Паутина миров, Империя. Книга 4, охотник
Всего комментариев: 0
avatar
Вверх