Новинки » 2020 » Февраль » 19 » Георгий Савицкий. Неприступный Севастополь 2. Круговая оборона
14:25

Георгий Савицкий. Неприступный Севастополь 2. Круговая оборона

Неприступный Неприступный Севастополь. Круговая оборона

Георгий Савицкий

Неприступный Севастополь 2. Круговая оборона

новинка

Продолжение романа "Неприступный Севастополь. Стержень обороны".
 
c 19.02.20 (338) 308 (-10%)

 
  с 22.03.20 367 264р.Скидка 28%
  -22-28 % Серия

Героическая фантастика. Только новинки

Ветеран-артиллерист Алексей Лещенко, угодивший в пылающий 1941 год прямо из окопа Светлодарской дуги 2015 года, сумел сделать немыслимое: благодаря его усилиям на посту командира 35-й бронебашенной батареи город-герой Севастополь выстоял в третьем, – самом жутком штурме, который обрушил на него немецкий генерал Манштейн.

Но война еще не выиграна – фашисты рвутся к Волге, завязывается кровопролитная Сталинградская битва, а через Босфор и Дарданеллы проходит итало-немецкая эскадра, возглавляемая итальянским линкором "Джулио Чезаре". А на верфях в оккупированном Николаеве строятся тяжелые канонерские лодки для обстрела Севастополя.

Алексею придется отражать атаки на город-крепость не только с суши, но и с моря, противостоять вражеским линкорам и тяжелым крейсерам!


М.: Эксмо, Яуза, 2020 г.
Серия: Героическая фантастика
Тираж: 2000 экз.
ISBN: 978-5-04-109193-4
Страниц: 320
   
Пролог

Огромный корпус броненосца медленно и величественно двигался по рельсам, но это не был спуск на воду - наоборот, корабль с каждым километром удалялся от моря. Огромный железнодорожный транспортер, двигавшийся сразу по двум сдвоенным колеям, многократно превосходил своими размерами даже знаменитое 800-миллиметровое суперорудие Дора! Причем сами рельсы для лучшего скольжения смазывались машинным маслом. Но даже такое ухищрение позволяло сцепкам по четыре дизельных тысячесиль­ных локомотива на каждой из сдвоенных колей работать лишь на пределе мощности. Они с трудом тянули огромную конструкцию. Еще четыре таких же локомотива на каждом рельсовом пути толкали транспортер сзади.

При этом скругления и радиусы поворота четы­ рехполосной железнодорожной колеи имели огром­ную длину, чтобы исключить даже малейший крен. Такую картину подавляющей технической мощи мог породить лишь сумрачный тевтонский гений !

Фактически вся конструкция представляла со­ бой гигантский стапель на железнодорожном ходу. Рельсовый транспортер чудовищных размеров перевозил - ни много ни мало - целый броненосец! Вернее,  его  облегченный  корпус.  Корабль  <Шлез­ виг-Гольштейн> был <,ветераном ,> Кригсмарине  -   он участвовал еще в Ютландском сражении в Первую мировую войну. После поражения кайзеровской Гер­мании в соответствии с Версальским договором в не­ мецком флоте оставались 15 ООО моряков и восемь старых броненосцев только для береговой обороны. Два из них должны бьти находиться в резерве.

Оставляя  в числе  прочих,   Шлезвиг-Гольштейн, представители стран Антанты и не представляли , что именно этот корабль даст первые залпы, кото­рые положат начало Великой Отечественной войне. В 04:47 утра 1 сентября <,Шлезвиг-Гольштейю    ударил из мощных 280-миллиметровыхорудий по польским укреплениям в Вестерплатте, таким образом произведя первые выстрелы во Второй мировой войне. Артиллерийский удар броненосца типа Дойчланд, стал сигналом для наземных войск к началу штурма польских позиций.

Теперь же этот корабль вместе с <, си   стер-шипом,>, броненосцем  <,Шлезиен ,>, направлялся к новому ме­ сту службы. Сама по себе транспортная операция по переброске посуху двух кораблей стандартным во­доизмещением 13 200 тонн была столь уникальной , сколь и бессмысленной. Но для нации, построившей 800-миллиметровое  суперорудие  Дора,  причем в трех экземплярах, монструозные проекты были не в новинку.

В принципе, в этом неумолимом колоссальном движении броненосца по рельсам отражалась вся суть Третьего Рейха - бессмысленно-монструозно­ го и бездушно-технократического колосса, похожего на механического Молоха из фильма Фрица Лан­ га <,Метрополис,>. Там гигантский механизм пожирал людей, Третий Рейх делал то же самое с целыми на­ родами. Но только сталинский СССР - необъятная Россия - стал костью в горле этого безжалостного Молоха!

Для транспортировки с обоих броненосцев сняли все, что  только можно. Фактически корабли выпо­трошили. Демонтировали всю артиллерию, броне­ выеплиты, дымовые трубы, надстройки, сняли все три паровые машины и котлы к ним, вынули гребные валы. Обоим кораблям предстоял долгий путь из Се­ верного моря к Дунаю, где их вновь спустят на воду, смонтируют все мехнизмы, поставят обратно ору­дийные башни, <,оденут,> в броню, довооружат пуш­ками, загрузят углем и всем необходимым, и вновь пустят в плавание. Но и здесь тоже все было не так-то просто. Для уменьшения осадки и прохода по второй по протяженности после Волги реке Европы к кор­пусам броненосцев приварят  пустотелые  понтоны. В таком виде трудяги буксиры, пыхтя густым черным нефтяным дымом с месторождений румынского Плоешти, потащат великанов вниз по Дунаю.

Спрашивается, зачем немцам такая чудовищно сложная инженерная операция? Ее цель для лета 1942 года -  морская блокада так и не сдавшегося  в июле на милость генерал-полковника Эриха фон Манштейна города-крепости Севастополя.




Глава 1
Малый Севастополь

Алексей спал, и снился ему заснеженный город в окружении рукотворных гор - угольных терриконов, заводских труб
и шахтных копров. Слышалась канонада - снаряды рвались по всему Донецку, - то здесь, то там слы­шался глухой удар. Но люди уже мало обращали вни­мания на эту музыку войны и разрушения, ставшую привычной с лета 2014 года.
Зимой 2015 года он - ветеран-артиллерист, со­ветский офицер, прошедший горную войну в Афгане , и  замкомандира  бригады  гаубиц  <,Д-30,> Вооружен­ных Сил ДНР на Светлодарской Дуге в контрбата­ рейной дуэли подавил орудия бандеровцев. Но и его батарея попала под вражеский огонь. Стена взрывов поднялась на позициях артиллеристов Донецкой На­ родной Республики. Внезапно оглушительный удар и вспышка полыхнули совсем близко. Алексей упал, краем гаснущего сознания понимая, что обречен...

Он внезапно, рывком проснулся. Некоторое время лежал на узкой жесткой койке, постепенно осознавая себя все-таки живым.
Тот взрыв снаряда зимой 2015 года на Светлодар­ской Дуге изменил всю жизнь отставного советского полковника Алексея Лещенко. Он не погиб, а каким-то
невероятным образом перенесся почти на семьдесят лет назад, оказавшись в Севастополе перед самым на­ чалом Великой Отечественной войны. Более того, по счастливой случайности, иначе и не скажешь, воен­ный отставник из Донецка зимы 2014 года воплотился в иных временах и иных исторических реалиях ко­ мандиром мощной Тридцать пятой бронебашенной батареи, у него даже имя было такое же, как и у капитана Лещенко - да, собственно, Алексей и стал им!

Командиром одной из двух бронебашенных бата­рей, которые в героической обороне Севастополя являлись своеобразным ядром советской артиллерии города-крепости.  Они  стали   настоящими,  непотопляемыми линкорами - четыре могучих 305-миллиметровых орудия в двух броневых башнях могли обстреливать любые цели в радиусе сорока четырех километров. Железобетонные подземные массивы укрывали от вражеских бомб и снарядов огромную инфраструктуру, включая даже автономные дизель­ные электростанции, камбузы и лазареты.

Алексей, кадровый  советский  офицер-артилле­рист, понял, какой уникальный шанс ему выпал. Об­ладая уникальной памятью попаданца о  своем про­шлом-будущем и сосредоточенной в руках огромной огневой мощью, а также уникальными знаниями о ходе войны, он решил - ни много ни мало - изменить ход истории! Алексей решил не допустить, чтобы и третий штурм гитлеровцев стал фатальным для Севастополя
. Наступление фон Манштейна летом 1942 года стало для донецкого студента-физика своеобразным моментом истины. Песчинка, невесть как попавшая в жерно­ва истории, оказалась тверже алмаза - и перекроила  ход Великой Отечественной войны в одном из самых важных сражений. У гитлеровцев больше не осталось сил наступать, и фон Манштейн, так и не получивший фельдмаршальского звания за взятие города-крепости , был вынужден отдать приказ об осаде так и не поко­ренного Севастополя.

Алексей выиграл свою битву с неумолимым Кро­носом, но впереди была долгая осада города-героя немецкими и румынскими войсками. Более того, гитлеровцы, которые не смогли взять город с суши, решили добить его артобстрелами с моря и прервать тонкую нить морских конвоев, которые перебрасы­вали в Севастополь жизненно необходимые грузы.

*  *  *

Проснувшись, Алексей умылся и привел себя в по­ рядок. Из зеркальной плоскости на него глядел уста­лый, осунувшийся мужчина средних лет. Тонкий нос с горбинкой на широком лице, упрямо сжатые губы, ямочка на чуть удлиненном подбородке. Серые вни­мательные глаза с прищуром, выдававшим привычку вглядываться в даль. Темные, коротко стриженные волосы с заметной ранней проседью.

Покончив с умыванием и одевшись, Алексей сразу же направился к причалу под скалами  мыса  Херсо­нес. Здесь разгружалось очередное судно. Транспорт доставил боеприпасы, медикаменты, продукты, по сходням торопились на берег солдаты и матросы маршевого пополнения. Небольшой грузовой кран, поскрипывая, переносил на берег тяжелые броне­ автомобили  БА-1,  и   полковые 76-миллиметровые пушки. Плеск волн, скрип канатов, лязг металла, забористая матросская ругань и резкие окрики команд придавали всему процессу исключительно деловой, целеустремленный вид. Рядом ждали своей очереди эвакуируемые - перебинтованные солдаты в сопро­вождении нескольких медсестер. Некоторые тяжело­ раненые лежали на носилках в тени наброшенных на стойки маскировочных сетей. Разгрузку судна надо было завершить в кратчайшие сроки - пока не на­ летели пикировщики  <,Юнкерсы-87 ,>. Четвертый воз­ душный флот Люфтваффе под командованием фон Рихтгофена был вот уже месяц как передислоциро­ ван на другой участок огромного, раскинувшегося от Белого до Черного моря фронта. Но все же фашист­ские стервятники продолжали клевать избитый бом­бежками и бесчеловечными обстрелами город.

*  *  *

Порой Алексей проводил параллели с теми об­ стрелами, которые он видел в своем прошлом-бу­дущем, в Донецке  2014  года. Тогда, еще летом,  он записался добровольцем в Народное ополчение Дон­басса, попал в артиллерию  -   на гаубицы <,Д-30,>. От­ставной советский офицер, да еще и с неоценимым боевым опытом Афганской войны 1979-1989 годов, оказался весьма кстати - он  сначала  стал  команди­ром 122-миллиметрового орудия, потом командовал батареей , дивизионом, стал заместителем команди­ ра  артиллерийской  бригады.  Учил  и  <,натаскивал ,> молодежь, передавая защитникам самопровозгла­шенной Республики не  только  свои  знания  и  опыт, но и добросовестное отношение к службе. И лютую ненависть к врагу  -  таким  же фашистам,  с  которы­ми сражались отцы и деды в Великую Отечественную войну. Теперь настал черед стать достойным их славы и воинской доблести!

За время интенсивных боев он побывал на разных участках фронта самопровозглашенной Донецкой Народной Республики. Гаубичные батареи бригады, в которой он служил, крошили бандеровскую не­чисть, вели контрбатарейную борьбу с карателями, которые били по жилой застройке городов ДНР, да­ вили огневые точки противника, переводили живую силу бандеровцев  под  черно-красными  знаменами в мертвое состояние. Самым страшным эпизодом был бой  с тремя танками под  желто-блакитными флагами с трезубцем и свастикой. Под Иловайском на их батарею внезапно выскочил танковый взвод. Алексей, командуя расчетом гаубицы <,Д-30 ,>, прямой наводкой влупил снаряд прямо под башню танка,  <Т-6Ф> с белыми полосами быстрого опознавания на броне и желто-синим флагом со свастикой. Еще две машины подбили другие артиллеристы батареи. По­ том смеялись - <, от страха подвиг совершили,>! Но, собственно, так оно и было. Ситуация складывалась дуэльная -   <,или мы их, или они нас ... Алексей и дру­гие ополченцы Донбасса сообразили быстрее.

Голова в кустах оказалась у танковых экипажей из Западной Украины - там, где почитают Бандеру как героя. А вот грудь Алексея и других артиллеристов­ ополченцев украсилась крестами. Георгиевскими.
А потом - уже зимой, тот злополучный артнзлет на Светлодарской дуге... Но и тогда донецкие артил­леристы выполнили поставленную боевую задачу: уничтожили батарею бандеровских гаубиц, которые стреляли по жилой застройке, по больницам и шко­лам, по детским садам и домам мирных жителей. Если бы на вооружении украинских карателей не было американских контрбатарейных радаров, то донец­кие артиллеристы успели бы уйти с позиций...


Конечно,  для  советского  офицера-артиллери­ ста осознание того факта, что он перенесся в иные времена и иные исторические реалии, вызвало на­ стоящий шок. Но тут тоже уже скоро должна начать­ся война, отголоски которой и через семьдесят лет слышны на Донбассе . Так что Великая Отечественная для Алексея из Донецка 2014 года стала и войной соб­ственной, глубоко личной. Тем более что уже здесь, в Севастополе, он встретил Карину...

Мимолетное воспоминание об отважной девушке на мгновение вызвало теплую улыбку. Карина была уроженкой Севастополя, связисткой. В начале обо­роны города она вместе со многими эвакуировалась в Батуми, в тыловую базу Черноморского флота СССР. Но потом вернулась, получив еще одну военную специальность  -   дальнометрист зенитной ар­тиллерии. Батарея  из  четырех  85-миллиметровых орудий ПВО, в которой служили исключительно девушки, прикрывала Тридцать пятую бронебашенную батарею с воздуха.

С Кариной его связывали настоящие чувства, ко­торые только и могут возникнуть на войне , - вели­кие чувства Великой Отечественной войны!.. Но при этом Алексей был вынужден держать определенную дистанцию в отношениях с девушкой, ведь он был командиром мощной бронебашенной батареи и нес ответственность за каждого из гарнизона  сухопут­ного  линкора.  А командир  -    всегда  пример  для подчиненных. Вот и приходилось им двоим смирять пылающие в груди чувства.

К тому же Алексей Лещенко относился к этой девушке еще и через призму восприятия прожитых лет. Кем он был до этого? Обычным военным пен­сионером. А стал молодым командиром. И сейчас Алексей заново переживал молодость и настоящую бурю возвышенных чувств, но теперь уже - сквозь восприятие взрослого,  уже   немало   пожившего и повидавшего на своем веку человека. И это еще больше оттеняло его чувства к Карине, делало лю­бовные переживания невероятно глубокими, насыщенными и сильными.

*  * *

Закончив передавать на берег тюки и ящики, суд­ но быстро загрузилось ранеными и отошло от при­ чала. В море транспорт присоединился к каравану под охраной морских охотников.
В кают-компании завтракали офицеры, сменяю­щиеся с ночной вахты. Увидев командира батареи, они мигом вскочили по стойке <,смирно ,>.
-    Здравия желаем, товарищ комбат!
-    Вольно, товарищи, присаживайтесь. - С каждым из офицеров Алексей поздоровался за руку.
-    Завтракать будете, товарищ комбат? - Тут же появился дежурный матрос с камбуза в безукориз­ненно белом фартуке и белой шапочке.
-    Да, Степан, перекушу, и чаю крепкого сделай, пожалуйста. - В армии, где все построено на ие­рархии, субординации и безусловном подчинении, особенно важны простые человеческие отношения. Поэтому Алексей ко всем относился уважительно, но без панибратства. Интересовался проблемами и заботами небольшого, но сплоченного коллектива бе­реговой батареи.
Позавтракав свежей отварной картошечкой с жа­реной рыбой и с удовольствием выпив чаю, Алексей глянул на часы - без четверти семь, через пятнад­цать минут - построение.

*  *  *

Личный состав Тридцать пятой бронебашенной построился перед входом на батарею под навесом из маскировочной сети. Кстати, здесь было не жар­ ко, а площадка перед входом в скальный, усиленный фортификационным бетоном подземный массив давно была превращена в плац.
-    Равняйсь! Смирно!
Под величественные звуки Гимна СССР по флаг­ штокам заскользило красное полотнище с золотой звездой, серпом и молотом. А рядом затрепетал на ветру белый с синей полосой внизу, со звездой, серпом и молотом флаг РККФ.
-    Товарищ командир батареи, за время несения боевых вахт происшествий не было. Личный  со­ став - полностью. Лиц, незаконно отсутствующих, нет! - привычно и четко доложил перед строем помощник комбата Никульшин.
-    Здравия желаю, товарищи краснофлотцы!
-    Здра... желаем, та...щ командир батареи!!! - рев луженых глоток артиллеристов береговой обороны, казалось, был способен перекрыть гром залпов соб­ственной батареи.
-    Вольно, разойдись. Товарищи командиры, личный состав - в вашем распоряжении.
 
Книга 1

Георгий Савицкий. Неприступный Севастополь. Стержень обороны

Неприступный Севастополь. Стержень обороны

Военный пенсионер подполковник-артиллерист Алексей Лещенко и в страшном сне не мог представить, что в XXI веке ему снова придется брать в руки оружие, чтобы воевать с фашистской нечистью на родной земле Донбасса. Он командует батареей отбитых у карателей гаубиц Д-30. Но страшной морозной зимой 2015 года на Светлодарской дуге вражеский снаряд прерывает боевой путь старого артиллериста. Но какая-то добрая сила дает ему второй шанс – сознание Алексея переносится в далекое прошлое, в 1941 год. Теперь капитан Лещенко – командир знаменитой 35-й береговой батареи города-крепости Севастополь. И в его руках сконцентрирована огромная мощь. Сумеет ли Алексей переломить ход войны, разогнать огнем своих крупнокалиберных орудий полки Манштейна, спасти от захвата «гордость русских моряков»?

219.00 руб. Читать фрагмент Купить книгу


Узнать больше Внимание! Вы скачиваете отрывок, разрешенный законодательством и правообладателем (не более 20% текста). После ознакомления вам будет предложено перейти на сайт правообладателя и приобрести полную версию произведения. Купить бумажную книгу Купить бумажную книгу Купить бумажную книгу
5.0/4
Категория: Героическая фантастика | Просмотров: 342 | Добавил: admin | Теги: Круговая оборона, Неприступный Севастополь 2, Георгий Савицкий
Всего комментариев: 0
avatar
Вверх