Новинки » 2020 » Январь » 5 » Геннадий Ангелов. Часовщик
11:37

Геннадий Ангелов. Часовщик

Геннадий Ангелов. Часовщик

Геннадий Ангелов

Часовщик

14.11.19

У тебя пропали часы, и жизнь непроизвольно включила «задний ход». Вместо понедельника приходит воскресенье, затем суббота, пятница, четверг и так далее. Твоя любимая девушка как ни в чём ни бывало встречает тебя с работы и не помнит ни ссор, ни обид. Прошлое странным образом возвращается, неизменно повторяя события, которые придётся переживать заново. Делать выбор, заранее зная, к чему он приведёт. Скукотища. Только кто-то за всем этим стоит, отнимая у человека настоящее и будущее вместе с сущей безделицей. Наручными часами.


Возрастное ограничение: 18+
Дата выхода на ЛитРес: 14 ноября 2019
Дата написания: 2019
Объем: 250 стр.
Художник: Елена Коновалова.
 

«Что делает часовщик, собирая часы, если он мастер и точно умеет делать часы? Все пальцы его заняты: одни держат колесо, другие подставляют ось, третьи придвигают шестерню. Все это делает он с мягкостью, с нежностью. Он знает, что не только если он грубо засунет одно в другое, если даже чуть наляжет неловко на одну часть, забыв другую, то все разлетится, и ему лучше не делать этого дела, если он не может отдать всех своих сил».

 

Лев Николаевич Толстой.

 

                            Предисловие

 

Жизнь цепочка определённых событий, меняющих наше представление о людях, отношениях, природе, земле. Наш скоростной вагон мчится вперёд по рельсам, оставляя позади полустанки, вокзалы, мелкие и крупные города, иногда делая остановки, чтобы сменить начальника поезда, и машиниста. И отрывистый гудок, поздней ночью, возвещает о начале пути, в неизвестность. Хорошо, если в купе повезёт с попутчиком, или попутчицей, и вся дорога, пролетит в приятной компании, с симпатичной девушкой, лет двадцати пяти, или ровесником, с определённым багажом весёлых историй. Гораздо хуже, если сосед по купе, окажется пенсионером, занудой, снующим каждые пять минут в туалет или в тамбур покурить. Тогда бессонная ночь обеспечена, как и испорченная поездка.

Мне повезло, потому что моя жизнь шла спокойно и уверенно вперёд, не испытывая катаклизмов, пожаров, крупных неприятностей на работе, и прочего, что могло отравить существование на планете Земля, самым непостижимым образом.

Последний год у меня не было ничего странного, и рутина, ежедневная, не сулила огромных финансовых потоков, повышения на работе, и даже выигрыша в лотерею. Хотя я никогда в счастливый лотерейный билет не верил, и считал, что деньги нужно честно зарабатывать, не искать халявы, и «манны небесной». Конечно, такие случаи происходят в жизни, когда бабушка восьмидесяти лет, в Штатах, срывает джек-пот, и от нахлынувшего счастья, в лице неизвестно откуда свалившихся на её бедную голову родственников, получает инфаркт. Рассчитывать на получение наследства, тоже не приходилось, все мои родственники, жили в Украине, и никто, никогда не думал уехать заграницу, и там построить свой бизнес, и стать миллионером. Другое дело, мой сокурсник Сашка Семёнов, с кем довелось дружить, с первых дней учёбы. Тот знал, что папа народный депутат, не бросит сынка, на стройку, прорабом, а обязательно после окончания учёбы, подарит свой бизнес, строительный, и жизнь будет бить ключом.

Счастливчик, не иначе. Жаль только, что зазнался раньше времени, и на все мои просьбы пристроить на тёплое местечко, смотрел свысока, и считал лузером. В конце концов, мне надоело ему звонить, уговаривать, и я бросил эту затею.

Понедельник выдался тяжёлым, и после бесконечных разговоров с клиентами по телефону, в офисе, под вечер, мой опухший язык, не желал больше произносить ни «а», ни «бэ», и, спустившись в метро, на станции Тараса Шевченко, и устроившись в углу, на свободное место, вставил в уши наушники, и закрыл глаза. Мир, на короткие мгновенья прекратил своё существование, погружая в сладкую негу. Даже моя вчерашняя ссора с Наташей, ушла в неизвестность. Хотя на душе оставались отпечатки скандала, и расставания с любимым человеком. Днём она не позвонила, и на мои смэски упрямо молчала. Ну и пусть обижается, тоже мне «королева бензоколонки».

Десять минут короткого сна, как у Штирлица, в «Семнадцать мгновений весны», за рулём «мерседеса», быстро закончились. Я открыл глаза, и посмотрел на пассажиров. На следующей станции мне выходить, и вставая, встряхнулся как следует, и, удерживаясь за поручни, пошёл к выходу. Зайдя в «АТБ», взял холодного пива и солёной рыбки, и, проскочив без очереди к кассе, быстро ретировался из магазина, под недовольные взгляды нагруженных под завязку продуктами в тележках покупателей. Сентябрь выдался прохладным, и, подставляя лицо яркому солнцу я, перебежал дорогу, и заскочил в подъезд. Поднимаясь на третий этаж, почему-то ощутил прилив тревоги, и непроизвольно поднял глаза вверх, проверяя, не спрятался кто-то за тамбуром, в засаде, чтобы отобрать последние сто гривен, пиво и рыбу. Никого. Спортсменом мне не довелось стать, и, вспоминая второй класс, неудачные тренировки по классической борьбе, синяки и ушибы, невольно поёжился.

Дать сдачи не смогу, как не крути, и вся богатырская удаль, это всего лишь рост метр девяносто. Больше ничего. Иногда это срабатывало, и хулиганы на улице, завидя высокого дрища, не хотели связываться. Тогда охватывала гордость, и, проходя мимо отморозков, сверлил их злыми глазами, чувствуя моральную победу.

Вчера Наташа устроила погром в квартире, на ровном месте, и сейчас надо убирать, мыть полы, выносить мусор.

– Я устала быть горничной, и убирать за тобой, – кричала она, швыряя в лицо грязные носки, смятые джинсы и рубашку. – Ты когда в последний раз убирал за собой? Грязные тарелки везде. На столе, под диваном. И всё этот проклятый «Mortal Kombat 11». Ну, когда, когда Максим, ты станешь взрослым? Прекратишь играть, дни и ночи напролёт, и мы, наконец, сходим в кино или в театр? Ты вспомни, когда в последний раз дарил цветы?

Я почесал затылок и, напрягая серое вещество, должен был признать, что не помнил. Нет, ну конечно когда-то дарил, цветы и подарки, но это было так давно, в «шоколадно-букетный период». Зная взрывной характер Наташи, я пулей ретировался на балкон, прихватив под мышку перепуганного кота, и закрыл дверь. Кот прижался к груди, понимая, что «кара небесная», в лице разъярённой хозяйки, может и на его лохматую голову свалиться. Наташа вспомнит, как он наделал в её новые тапки, и капец. Только это нас не спасло. Наташа достала всю одежду из шкафа, и грозилась выбросить всю кучу на мусор. Кот царапая мне руки, и не желая слушать визги и вопли, прыгнул на перила, и сиганул на соседний балкон. Предатель, буркнул я, и пригрозил беглецу кулаком.

Больше всего жаль ноутбук. Ему всего исполнилось два месяца, и когда он оказался на полу, и раздавлен острыми шпильками Наташи, внутри всё оборвалось. Я собирал на него деньги полгода, и теперь, придётся выбросить на помойку. Женская ярость не знает границ, и лучше конечно всё решать тихо и мирно. Только не с Наташей.

Перед дверями я замер и не мог поверить своим ушам. Мне отчётливо слышались шаги в квартире. Неужели проник вор? Хотя, что можно взять в однокомнатной квартире? Заначек у меня не было, разве, что старенький телевизор, холодильник, времён брежневского застолья, и стиралка. Но кому это сейчас нужно? Не решаясь открыть дверь, плотно приложил ухо к двери, и чуть не навалил в штаны, когда кто-то похлопал сзади по плечу.

– Ключи потерял Максимушка?

Поворачиваясь, увидел соседку, Людмилу Борисовну. Пенсионерку, старую склочницу, вечно сующую нос не в свои дела. Она стояла в старом, грязном халате, зыркая коварными глазами. Ожидая моего рассказа, о том, как я поссорился с Наташей, и прочего, Людмила Борисовна, излучала напускное благодушие. Хотя я знал, что скрывается за сим благочестием. Стоило только, что-то сказать, как через час об этом будет судачить весь дом. И обязательно узнает мама, которой тут же позвонит коварная соседка, с радостными воплями.

– Не потерял, Людмила Борисовна. Всё нормально.

Продолжать с ней беседу мне не хотелось, и, развернувшись спиной, вытащил ключи из заднего кармана и открыл дверь. Она хотела, что-то спросить, но не успела. Я хлопнул дверью перед её длинным, крючковатым носом. Оказавшись в полутёмном коридоре, почувствовал неладное. Кто-то хлопотал на кухне, и нигде не наблюдалось битой посуды, и разбросанных вещей. Странно очень, странно. Наташа вчера оставила ключи, и не могла прийти и навести порядок. Значит мама? Только у неё не было ключей от квартиры. Чувствуя себя полным идиотом, я топтался на месте, и боялся сделать шаг.

– Ты соль купил?

Это был голос Наташи, и ничего не понимая, я поставил пакет с пивом на пол и включил свет.

– Максим, сколько тебя ждать? Я же просила купить соль. Рыба уже почти готова, где тебя носит?

Из кухни показалась Наташа, в светлом переднике, и чашкой кофе в руках. Она улыбалась, и делала вид, что между нами не было ссоры и скандала.

– Прости, любимая, не купил. Почему ты мне не позвонила и не сказала, что готовишь ужин?

Снимая кроссовки, я вытащил из нижнего шкафчика свои любимые тапочки и одел. Вчера они были порваны, причём с особой жестокостью. На куски.

– Максим, зачем мне тебе звонить? Если ты ушёл час назад.

– Ну – да, ну – да, час назад…

Войдя в комнату, я не поверил своим глазам. Ноутбук стоял на месте, целёхонький, как впрочем, и остальные вещи. Чудеса да и только. Хотя какие чудеса? Усевшись на диван, я обводил глазами комнату, в поисках доказательств того, что случилось вчера, и ничего не находил.

– Наташа, можно тебя на минуточку?

Наташа пришла из кухни и встала возле двери. На подоконнике сидел кот, и высматривал своих сородичей. Я ничего абсолютно не понимал, и не знал, с чего начать разговор.

– Ты, что заболел? – спросила Наташа, подошла ко мне, и пощупала лоб. – Лоб холодный, что с тобой?

– Посмотри, что я купил. Пакет стоит в коридоре.

Наташа вышла в коридор и принесла пакет.

– Это не удивительно. Твоё любимое пиво и рыба. Только как ты мог забыть про соль?

– Наташа, я целый день был на работе.

– На какой работе? Сегодня выходной, тебе завтра на работу.

Откинувшись на спинку, я почесал взмокший лоб и вытащил мобильный телефон. Календарь показывал воскресенье 12 сентября. Семь часов вечера. Неужели всё так печально с головой, и я, что-то упустил? Наташа, видя моё замешательство, побежала на кухню и принесла стакан воды. Я выпил, и улёгся. Реальность не укладывалась в голове, мысли путались.

– Давай по порядку, Максим. Вместе решать ребус.

Наташа сидела рядом и гладила меня по руке.

– Я, наверное, сошёл с ума, Наташа, потому, что вчера, мы с тобой поссорились, и ты ушла.

– Максим, мы не могли вчера поссориться, потому, что вчера я не приходила к тебе, была дома. Задержалась до поздней ночи в офисе, и не приехала. Что с тобой?

Мой рассказ вызвал бурю эмоций на лице Наташи.

– И ты сегодня был на работе?

– Ну да, целый день. Всё как обычно…Разве, что уже один, без тебя.

– Но как такое возможно, Максим?

– Ты у меня спрашиваешь?

– Может в больницу?

– В какую? Наташа, опомнись. Меня примут за сумасшедшего и уложат на койку. Кто поверит в мой рассказ?

– Так я могу подтвердить!

В голосе Наташи слышались нотки сочувствия и сожаления.

– Не стоит. Ты сама подумай, что из этого выйдет?

– Как, что выйдет? Врачи поставят диагноз.

– Наташа, не будь наивной, какой диагноз? Если я себя чувствую нормально.

– Это не нормально, Максим, и если ты решил со мной поссориться, и придумал нелепую ахинею, так и скажи. Я уйду, и больше ты меня не увидишь.

Наташа закипала, и я догадывался, чем это может закончиться. Чтобы сберечь посуду, ноутбук, вещи, решил провести Наташу домой, и, успокаивая, гладил по голове и спине.

– Просто необходимо остаться одному, Наташа, и разобраться в том, что происходит, – повторял я и с идиотским выражением ухмылялся.

Конечно, Наташа обиделась и ушла, громко хлопнув дверью. Приняв душ, и выпив пиво, я включил ноутбук, и устроился с ним на диване. Поисковик не давал нужного ответа на мои запросы. И оставляя бессмысленные поиски, я выключил его, и отложил. Чего-то явно не хватало, в этой несуразице, и уже засыпая, я почувствовал, как лёгкий холодок, пробежался по спине. На правой руке отсутствовали часы. Подарок отца, на двадцать пятый день рождения сына. Любимый «Ориент», канул в лету и, засыпая, я больше всего сожалел о том, что так нелепо их потерял. Может кто-то украл?

Спал я крепко и, проснувшись, первым делом взял в руки телефон. Календарь показывал субботу, 11 сентября. И тут меня охватил жуткий, панический страх.

 

Глава 1

Ледяной душ не помог, как впрочем, и несколько таблеток аспирина. Зачем я их выпил? Наверное, чтобы сбить жар, клокочущий в душе от негодования, потому, что совершенно ничего не соображал. На кухне стояла рыба, пожаренная Наташей, не солёная, и, заварив крепкий кофе, я вышел на балкон. Небо хмурилось, и густые облака, закрывали солнце. Сосед справа, дядя Жора, старый моряк на пенсии, как обычно тягал гирю, шестнадцатикилограммовую, в чёрных семейных трусах и майке, подбрасывая вверх, словно резиновую.

– Когда присоединишься, Максим?

Дядя Жора каждый раз задавал один и тот же вопрос, надеясь, что я наконец-то задумаюсь над здоровьем, куплю гантели, и буду по утрам, с улыбкой на лице, их подбрасывать.

– Уже скоро, дядя Жора, какие мои годы!

– Жизнь быстро летит, не успеешь оглянуться, как окажешься на пенсии. А здоровья не будет. Запомни мои слова.

В ответ я кивнул, соглашаясь, что время летит вперёд, только не в моём случае. Оставляя сердобольного соседа, наедине, с гирей, я полил цветы, и вытащил из морозилки пельмени. Стоп. Это же самое я делал в субботу, 11 числа, только два дня назад.

В кастрюле закипела вода, и, забросив пельмени, я стоял, и вспоминал, чем та суббота запомнилась. Наташа на работе. Уже легче. Не придёт. Родители на даче. Звонили в обед, спрашивали о здоровье, и о том, когда я, наконец, сделаю девушке предложение. Им хотелось иметь внуков, и каждый раз, мама сверлила мозг, одним и тем же вопросом. Два года отношений с Наташей обязывали это сделать. Но как обычно случается, не было денег на свадьбу, и никакие идеи, по поводу торжественного вручения кольца, в голову не приходили. Мне захотелось позвонить своему лучшему другу, Игорю, и с ним поделиться тем, куда я вляпался. Я взял телефон, и вовремя остановился. В субботу, Игорь приходил ко мне после обеда. С пивом и лещом копчёным. Надо подождать.

Я посмотрел на часы, они показывали десять тридцать. И приговорив полную тарелку с пельменями, я завалился на диван, и включил ноут. Обратив внимание на руку, без часов, пригорюнился. Отец узнает, будет скандал. Будет считать меня недотёпой и раззявой. Надо хотя бы подделку купить, на рынке, китайскую, и надеть на руку. Может и не заметит. Когда же я их потерял?

Вспоминая понедельник, не находил ни одного слабого места. Где бы пришлось снимать часы, класть на стол, или в карман брюк. Что-то не то. Пролистывая новости, я уже знал, какой закон приняла партия «Слуга народа», кто из звёзд с кем переспал, и какой прогноз дают синоптики на зиму.

Звонок в дверь вывел из состояния прострации. И обувая тапочки, вышел в коридор, и открыл дверь Игорю. Тот как всегда лыбился, идиотской улыбкой, и с трудом поднимая пакет с пивом и рыбой, ввалился в квартиру.

– Ты чего такой угрюмый, Макс? С Наташкой поссорился?

Игорь жил в районе Дарницы, в большой, крупногабаритной квартире, доставшейся ему от деда фронтовика. Невысокий, коренастый, он больше был похож на борца сумо, чем на известного блогера, с большими, умными глазами и пышной шевелюрой. Бородка и очки, лишь подчёркивали принадлежность к современным реалиям молодёжного бума. Дровосеков – ламберсексуалов. Строгий вид придавал выражению лица серьёзность и неподдельную харизму. Грубый стиль в одежде, с рабочими ботинками, грубым, вязаным свитером, и простой, фланелевой рубашкой, выдавал горожанина. Мужчину далёкого от сельской жизни, грязных коровников, тракторных бригад, и землепашцев. Мне не нравились эти парни, тем, что больше чем нужно времени, для мужчины, проводили в ванной, перед зеркалом, не всегда умело работая триммером, и ножницами.

Ни разу за свою жизнь, не посетив спортзал, Игорь имел прекрасную форму, и мускулы. Это «гены», деда, любил он повторять. Дед геройски сражался в Великую Отечественную, сидел в плену, после сослан в Сибирь, на Соловки. И после десяти лет лагерей, смог вернуться к привычной жизни. Правда выпить любил, и судачить про политику, сутки напролёт, причём в нелицеприятной форме. Внук перенял от деда не только все маты, перематы, но и железный характер. Чем мне он и нравился. Вываливая содержимое пакета на стол, в зале, я знал, что Игорь недавно расстался с девушкой. И после первой бутылки, начнёт травить байки. Жаловаться на женщин. Не подавая вида, я болтал обо всём, и с замиранием сердца ждал. Вдруг всё пойдёт не так, как было…

– Лилька ушла, бросила меня, – с печальными глазами начал Игорь.

– Так ты же сам виноват. Не нужно было ей рассказывать про свои прошлые романы. Тоже мне, Казанова.

– Я, между прочим, не думал, что она такая.

– Какая?

– Восприимчивая. Ревнивая. И спрашивается почему? Ну, были у меня отношения с женщиной старше меня. Ну и что? Закатила скандал, на ровном месте.

– Язык мой, враг мой. Забыл?

– Не забыл, давай выпьем.

– За женщин?

– Нет, за них точно пить не будем. Идут они лесом, потаёнными тропками.

– Решил стать монахом?

– Не ехидничай, сам когда женишься?

– Трудно сказать.

– Ты мой новый выпуск видел? – спросил он, и заметно повеселел.

Уже Лиля отошла на второй план, потому, что страсть Игоря, политический блог, перевешивал всё, даже женщин с четвёртым размером груди. Этим он зарабатывал не один год, имея более ста тысяч подписчиков. Тянул меня к себе, на должность оператора, обещая приличные деньги. Мне не нравилась та форма подачи, с которой Игорь делал свои выпуски, и я всякий раз отказывался. В принципе, что он делал? Смотрел более именитых блогеров, новости по ТВ, и после, через час, полтора, записывал свой выпуск, монтируя на кухне материал. Повторял те же насущные, горячие новости, приправляя обязательным атрибутом, жаргоном. Непечатным словом. Людям нравилось, и заветная цель Игоря, иметь миллион, и более подписчиков, смогла в ближайшем будущем осуществиться. Я не был фанатом искромётных репортажей друга, но старался поддерживать, и давать советы. Иногда телеканалы заказывали Игорю материал, платили деньги, но это случалось крайне редко. Конкуренты наступали на пятки, и Игорь всячески выворачивался, стараясь не потерять своё лицо, и главное аудиторию. Особенно болезненно он относился к критике. Когда засыпали дизлайками, во всех сетях, поливая помоями и угрожая расправой.

– Может, Светика пригласим? – спросил Игорь, и подмигнул.

– Без меня, ты знаешь моё отношение к Наташе.

– Конечно, любовь – Святое. Макс, ты в какое время живёшь? Глянь на улицу, сколько девчонок, молодых, красивых. Сам жаловался на характер Наташки. Так зачем мучать себя и её? Найди новую и строй отношения. Ты парень хоть куда, высокий, подтянутый, не то, что я, метр двадцать, в ботинках.

– Зато ты популярный блогер. На улицах не просят автограф?

– Было дело, только селфи, автограф, вчерашний день. Я тебе правду скажу, что будущее не за наукой, писателями, и прочим воняющим нафталином, тыловым арьергардом. Ютуб наше будущее. Ютуб наше всё. Миллионы сидят каждый день, смотрят, комментируют.

Это я уже слышал, от Игоря, и решил, что пришло время рассказать о том, что у меня случилось. Пиво заканчивалось, Игорь вот-вот, мог пойти в магазин за пол литра, чтобы продолжить вечер. После водки, какой разговор? Один пьяный трёп.

– Игорь, тут такое дело.

– Слушай, Макс, хорошо ведь сидим, давай за водкой сгоняю.

– Подожди. Послушай, меня внимательно.

Мой рассказ оказался весьма коротким. Да, и что я мог рассказать, если сам ничего не понимал, как такое в реальности возможно.

– Без сто грамм не разберёмся, зуб даю, – ответил Игорь, и повеселел.

Понимая, что это прекрасный повод напиться, что впрочем, и случилось в прошлую субботу, без этого повода. Через полчаса, мы уже приговорили половину бутылки, поели не посоленную рыбу Наташи, и дымили во всю в комнате, не выходя на балкон. Что очень не любила Наташа.

– Ты случайно головой на работе не стукнулся?

Язык Игоря заплетался, но соображал он ещё хорошо, в глазах не поблекли искорки разума.

– Знаешь, Макс, я бы не поверил тебе, если бы не знал много лет. Но в чём здесь самый главный механизм, и кем он запущен, не пойму.

– Значит, ты веришь мне?

– А как же, верю, само собой. Если возьмём вторую бутылку, то обещаю снять об этом новый сюжет. Представь, сколько твоя история наделает шума.

– Не наделает она шума. Ты пойми. Никто не поверит, и подумает, что это очередной фэйк.

– Значит, по-твоему, завтра у тебя не наступит? И вместо воскресенья, будет пятница?

– Ну да, весёленькое дело, правда?

– Правда.

Игорь задумался и не казался сильно пьяным. Толи водка оказалась поддельной, толи моя история и правда произвела на него сильное впечатление. Этого я не знал.

– Надо подождать, – резюмировал он. И не впадать в панику. Часы купишь, другие. Может тогда всё наладится?

В словах Игоря имелся здравый смысл. И если действительно всё упиралось в пропавшие часы, то нужны новые, и тогда…

– Вдруг не сработает?

– Ты хочешь сказать, что твои часы особенные? И с их потерей, у тебя не остаётся будущего, только прошлое? Не знаю, не знаю, мне кажется, что нужно пробовать, любой вариант. Завтра утром, езжай в магазин, и купи «Ориент».

– У меня денег не хватит, они стоят больше триста евро.

Игорь полез в карман, и вытащил деньги.

– Возьми, как всё наладится, отдашь.

– Спасибо друг.

Мне захотелось встать и обнять Игоря, только ноги не слушались, и я едва не свалился на пол.

– Макс, может тебе просто нужны бабки, и ты придумал историю об украденных часах?

И тут меня охватила самая настоящая злость. Захотелось схватить Игоря за футболку, и как следует встряхнуть. Игорь увидел, как моё лицо стало пунцовым и замахал руками.

– Верю, верю, покупай часы. Ну, а ты сам, будь на моём месте, как бы отнёсся к такому сюжету?

– Наверное, так же.

– Лады, Макс, поеду, время поджимает. Завтра позвони.

Проводив Макса во двор, и усадив в такси, я вернулся домой. Голодный кот уже успел залезть на стол, и утянуть кусок рыбы. Запищал телефон, и я увидел, что пришло сообщение от Наташи. Она задерживается на работе и не приедет. Завалившись на диван, я уснул и проснулся только под утро. Голова раскалывалась, во рту всё пересохло. Напившись кофе, я не удивился тому, что в календаре значилась пятница. И быстро сметая грязную посуду в раковину, убрал, и навёл в комнате порядок. В пятницу у нас был запланирован с Наташей поход вечером в кино, а после, она должна была пригласить к себе, домой.

Пятница, значит пятница, и, зная, что после обеда в пятницу будет идти дождь, я предусмотрительно взял с собой на работу зонтик.

Магазин часов находился на Крещатике, и в восемь тридцать, я уже прогуливался перед закрытыми дверями, ожидая открытия. Предупредив на работе шефа, что на час задержусь, я решил набрать Игоря, и ещё раз поблагодарить за деньги.

– Какие деньги?

Вопрос Игоря поставил в тупик.

– Друг, суббота только завтра. И я не помню, чтобы давал тебе триста евро. Ты, что потерял часы?

Я не стал ничего объяснять Игорю, потому, что магазин уже открывался, и следовало поторопиться. Ворвавшись внутрь, я едва не сбил с ног перепуганного охранника. Тот успел полезть за оружием, думая, что это утренний налёт, сумасшедшего грабителя одиночки.

– Всё в порядке, извините, я просто очень тороплюсь.

Седовласый мужчина заметно расслабился, когда я поднял руки вверх, и извинился. Девушка, продавец консультант, смотрела на меня как на идиота, и, вытирая пыль с прилавка, рассказывала про скидки.

– Девушка, мне не нужны скидки. Покажите «Ориент», с автоподзаводом, и минеральным стеклом.

– На какую сумму вы рассчитываете?

После того как я озвучил цифры, девушка повеселела, бросила тряпку, и выставила несколько экземпляров часов. Мой вариант, стоил как раз триста евро. Примеряя на руку, я почувствовал себя значительно лучше, и, рассчитавшись, довольный, вышел на улицу. По дороге на работу, я несколько раз проверял ремешок, чтобы не дай Бог не расстегнулся, и часы не упали.

Начальник встретил с недовольным лицом, и показал на пачку накладных, которые требовалось перебрать и отсортировать. Всё, как и было в прошлую пятницу. В обед должна приехать его жена, и устроить скандал. Начальник, Егор Кузьмич, слыл старым ловеласом, и в офисе все это знали. Сразу кое-как прикрывали его, все, кто мог, но после того, как его благоверная супруга проверила, и всех предупредила, строгим тоном, бросили эту затею. В конце концов, никому не хотелось терять работу, и выглядеть в глазах Виолы Николаевны идиотом. Крутой нрав этой особы, знали все, и не желали испытывать на своей шкуре. С работой я справился быстро, и позвонил Наташе.

Вечером, перед встречей, купил букет цветов, и в белой, наглаженной рубашке, ждал возле кинотеатра Наташу. Не хотелось вспоминать обо всех приключениях, связанных с часами, тем более, они заняли своё место, на руке, и хорошо смотрелись.

Фильм пришлось смотреть второй раз, и удивлять Наташу знанием сюжета.

– Ты же говорил, что не видел этот фильм?

– Не видел, читал рецензии, в интернете.

Без зазрения совести я соврал, и если всё нормально, значит, завтра будет суббота, и Игорь придёт в гости. Наверное, заранее куплю две бутылки водки, чтобы не посылать друга в магазин. И скажу про триста евро. Так я думал, сидя с родителями Наташи за столом. Поздний ужин оказался весьма и весьма вкусным, и запечённая в духовке утка, с яблоками, пришлась по душе. Домой я вернулся около двенадцати ночи, и счастливый уснул, в обнимку с мурлычущим котом. Будильник разбудил в семь тридцать, и каково же было удивление, когда на календаре значился четверг, и время не изменило уже привычный ход назад, с покупкой новенького «Ориента».


Читать Узнать больше Скачать отрывок на Литрес Внимание! Вы скачиваете отрывок, разрешенный законодательством и правообладателем (не более 20% текста). После ознакомления вам будет предложено перейти на сайт правообладателя и приобрести полную версию произведения. Купить электронку
4.4/5
Категория: Новая книга про попаданца | Просмотров: 312 | Добавил: admin | Теги: Часовщик, Геннадий Ангелов
Рейтинг:
4.4/5 из 5
Всего комментариев: 0
avatar
Вверх