Новинки » 2021 » Август » 6 » Евгений Старухин. Непись. Книга 1
15:18

Евгений Старухин. Непись. Книга 1

Евгений Старухин. Непись. Книга 1

Евгений Старухин

Непись. Книга 1

 

с 06.08.21

Жанр: боевое фэнтези, героическое фэнтези, LitRPG, виртуальная реальность

Кто я? Где я? Почему я старик? Что вообще происходит? Именно это пытается понять главный герой, очнувшись на завалинке старинной полуразрушенной избушки. Сможет ли он ответить на все эти вопросы и найти своё место в мире – об этом и не только в книге «Непись».


Из серии: LitRPG
Из серии: Непись #1
Возрастное ограничение: 16+
Дата написания: 2021
Объем: 270 стр.
06.08.2021
Правообладатель: ИДДК

 
Литрес

Евгений Старухин

Непись. Книга 1

Непись. Книга 1

Глава 1

Пробуждение

Почему так дико болит голова? И во рту сухо как в пустыне, даже языком пошевелить удаётся с весьма большим трудом. И от шевеления легче не стало, было полное ощущение проведения кожей по наждачной бумаге. Дикий сушняк… Кто бы попить дал? Что вчера было? А позавчера? А до этого? Почему я ни чёрта не помню? Я кто вообще? Как меня зовут? И где я нахожусь? От последних трёх вопросов меня кинуло в холодный пот. Это ж как надо было упиться, чтоб себя не помнить? Надо хоть понять, где я нахожусь… С этим вопросом определиться, по идее, было проще всего – надо только приподняться и оглядеться. Попытался оторвать голову от жёсткой поверхности и почувствовал ломоту во всём теле, словно меня вчера били дружным кагалом, или я в одиночку разгружал вагоны с углём. Приложив все усилия, какие только мог, я опёрся на лавку, служащую мне кроватью и смог-таки перевести своё тело в вертикальное положение. Организм мне этого не простил: головная боль усилилась, прибавив к этому ещё и знакомое почти каждому ощущение под названием «вертолёт». Да уж, судя по всему, неслабо я вчера гульнул. Кроме этих радостей добавилась ломота в шее, спине, почках и даже ногах. Да что ж я за развалина-то такая? Хотя, ночевал на улице, на какой-то лавке – наверняка, застудился, так что нет ничего удивительного.

Как только отступило головокружение, огляделся по сторонам. Я лежал на какой-то завалинке, рядом с домиком типа «деревенская изба». Избушка эта явно оставила свои лучшие годы далеко позади, об этом прямо-таки кричало её весьма печальное состояние. Она наклонилась влево так, словно пыталась заглянуть за преграду в виде покосившегося забора или же просто хотела укрыть его от яркого летнего солнышка. Заборчик этот, кстати, окружал избушку и довольно внушительный участок рядом с ней. Впрочем, забором это сооружение назвать весьма сложно: покосившиеся прутья, едва не лежащие на земле, которые переплетались с сухими ветками. Когда-то эта конструкция, должно быть, была плетнём, но сейчас – скорее большой вязанкой хвороста. От окончательного падения на землю его спасал только росший кругом бурьян, мужественно подпиравший это недоразумение. За забором с левой стороны шёл луг, а за ним лес. Лес! Куда же меня занесло-то?

Ладно, продолжим исследования. Дверь в косяке этого многострадального домика деревенского типа, судя по всему, до конца не закрывалась, если вообще могла сдвинуться. Впрочем, при таком угле наклона всего здания этот факт вообще не удивлял. Вправо же от избушки уходила улица с домиками, гораздо аккуратнее того, около которого очнулся я. Но, чёрт возьми, здесь вообще все они один в один походили на тот, возле которого я очухался, разве что были более ухоженными. Это куда ж меня занесло? В какую-то глухую деревню? И каким макаром меня сюда забросило-то?

По улице ходили какие-то люди, кто-то бегал. И никто не обращал на меня ни малейшего внимания. Странно… Какой-то незнакомец с бодуна валяется в деревне и на него никто не обращает внимания. Бред… Вроде же тут все должны друг друга знать… Или это неправильная деревня? Где делают неправильный самогон, от которого по утрам болит голова, и себя ни хрена не помнишь… Ладно, отложим бред на потом. Что тут у нас дальше? Довольно странная картинка: бегали не только дети, но и довольно взрослые люди. Не сказать, чтобы таких было много, но они были. И чего носятся, как угорелые, словно боятся опоздать куда-то. Господи, как же болит голова! Обхватив голову, я откинулся на стену избушки, понадеявшись, что та от моего веса всё-таки не развалится.

– О, дед Макар очухался! – внезапно рядом со мной нарисовался мальчишка лет десяти, с удочкой и веткой, на которую через глаза был насажен улов. Макар? Это я дед Макар? А почему тогда это имя не кажется моим? Стоп! Дед? Я отнял свои руки от головы и внимательно на них посмотрел. Действительно, все в морщинах, с крупными синими полосками вылезших вен. Одет я был в весьма странную одежду: ткань словно не на заводе сделана, а вручную, уж больно неровная структура, да и вообще она больше на мешковину похожа, чем на что-то удобоваримое. Рукава тоже были удивительными: мало того, что на них не было ни одной пуговицы, так и на запястьях не сужались, а наоборот расширялись и узор какой-то геометрический по краю вышит. А какие они грязные, засаленные-то, фу, даже противно стало. Ладно, бог с этими рукавами. Но ведь и штаны тоже из подобного материала, только на вид чуть прочнее. На коленях ЗАПЛАТЫ. Что происходит-то?

– Здоров, дед Макар, – со всей дури заорал мальчишка, отрывая меня от разглядывания одежды. А дури в нём оказалось очень много…

– Да чего ж ты так орёшь-то, дуболом? – я невольно схватился за голову. Боль от такого крика резко активизировалась и грозила разорвать мой череп на куски.

– Так ты ж глухой, – немного опешил тот, причём эту фразу я действительно услышал так, словно мне ваты в уши натолкали.

– Сам ты глухой! А у меня просто голова болит.

Какой странный у меня голос: хриплый, непривычный, не иначе как похмелье виновато… Или же это мой реальный голос??? Ведь реальны же мои старческие руки…

– Так для тебя это привычное состояние, особливо по утрам. Похмелье, оно такое, – тоже, блин, нашёлся малолетний философ… Но мальчуган явно подтверждает мою теорию, правда непонятно почему он называет меня дедом, да ещё и Макаром? Хотя, если судить по рукам… – А вообще бесов попроси, они тебе и лекарство принесут, оно живо похмелье снимет. Ты ж постоянно так делаешь.

– Кого попросить? Каких таких бесов? Чертей что ли?

– У-у-у, дед… Ты вчерась, видать, неслабо перебрал, раз голова совсем не на месте. Бесы – это бессмертные, избранные, игроки, двуживущие. Ничего не говорит?

– Нет. А должно? – произнесённые мальчишкой слова складываться хоть в какую-то более-менее нормальную картинку вообще не хотели.

– Дед, ты чего вчерась хлебал-то, ежели тебя так накрыло? Что-то ты сегодня вообще никакущий, обычно лучше… Ладно, побегу я, выздоравливай, дед Макар.

Мальчишка, сверкая пятками, понёсся куда-то в центр деревни. Моя-то избушка на самом краю притулилась. Опа, уже моя избушка? Неужели я и вправду так нахреначился, что даже своё имя забыл? Да и потом, какие такие бесы, игроки? Что за хрень вокруг творится? И тут в поле моего зрения попала борода. Моя борода… У меня есть борода… Длинная, окладистая и… седая, а ещё какая-то грязная что ли… Крошки в ней какие-то, кусочки еды, да и сама она какая-то сальная… Невольно потянул за неё. Либо качественно приклеили, либо это и правда моя борода… Попробовал дёрнуть отдельный волосок. Больно. Значит всё же моя… Хреново…

Внезапно ко мне подбежала молодая деваха в довольно странном наряде. Этакий вытянутый мешок с дыркой в дне одет вверх тормашками на тело, а на талии перепоясанный какой-то верёвкой. Только мешок этот тянулся до колен, а ноги её красовались полным отсутствием обуви, как, впрочем, и у давешнего пацана. Такая странная одежда мне даже в самом кошмарном бреду придуматься не могла. И где она её только раздобыла? Но самым примечательным в ней была далеко не одежда, нет, над девушкой в воздухе висела зелёная надпись: «Махруся Забавная». Это ещё что такое? Допился я, похоже, до галлюцинаций… Уже таблички летающие над людьми мерещатся, да ещё и цветные такие, яркие. Кто сказал, что горячка – белая? Нет, она яркая, цветная, а точнее изумрудно-зелёная. Что-то мне совсем плохо…

– Ну, здравствуй, белочка… – невольно вырвалось у меня.

– Я не белочка, я – Махруся! Дедушка, вам помочь чем-нибудь?

А ведь табличка-то не обманула. Может тогда и не совсем бред у меня? Или у меня белая горячка в форме ясновидения? Что-то я не хочу становиться ясновидцем таким способом, да и не моё это…

– Помоги, девонька, помоги, хорошая. Для начала подняться, самому мне что-то тяжеловато.

Деваха подошла и стала тянуть меня за руку вверх.

– Да что ж ты делаешь, окаянная, – невольно вырвалась у меня. – Присядь, да плечо подставь, чтоб я опереться на тебя мог, а так ты мне только руку из сустава выдернешь.

Девушка виновато опустила глаза и сделала, как я говорил. Кряхтя, с большим усилием мне удалось-таки подняться. Во время подъёма весьма ощутимо хрустнули коленные суставы, но на ногах удержаться всё-таки удалось, причём только благодаря моей помощнице. Осталось только спину выпрямить. Она почему-то упорно не хотела становиться прямой, но, в конце концов, что-то щёлкнуло, словно вошло в паз, и мне удалось, наконец, перестать изображать из себя непонятную рогульку. Вот же я рухлядь… Понятно, почему моё хозяйство в таком упадке. Нет, надо срочно что-то делать, что-то нужно менять. Не согласен я быть такой развалюхой. Знать бы ещё, что делать… Как со старостью-то бороться? Эликсира молодости вроде пока не придумали… Да что ж за хрень кругом вообще творится? Ну не мог же я в одночасье постареть? Ведь всё, буквально всё внутри меня возмущается, не должен я быть такого возраста. А какого? Не знаю, но не такого…

– Спасибо тебе, милая девушка. Поклонился бы тебе, да сама видишь, старый я, немощный, – хм, в старости тоже есть свои плюсы, вон как ловко отмазываюсь. – Поднялся вон и то с большим трудом, да твоей помощью.

На её лице же только тень обиды какой-то промелькнула. Странно, разве я ей что-то обидное сказал, наоборот же поблагодарил даже, так чего она кривится? Внезапно я углядел низ своих ног. Я был в лаптях. В ЛАПТЯХ!!! Более того, лапти одеты на какие-то тряпки, когда-то бывшие белыми, нынче же непонятно-серого цвета, да ещё и в каких-то подозрительных жёлто-бурых пятнах. К тому же они довольно ощутимо пованивали, впрочем, чего греха таить, я весь ощутимо пованивал. В сознании смутно всплыло название тряпок, намотанных на ноги: «онучи». А почему не портянки? Потому что портянки – под сапоги, а онучи под лапти, подсказал мне внутренний голос, кроме того, онучи охватывают всю голень целиком. Откуда я это, чёрт возьми, знаю?

– Может, вам ещё какая помощь нужна? – как-то не сильно любезно поинтересовалась моя добровольная помощница, про которую я уже успел позабыть, разглядывая свою обувь.

– Нет… Нет, пока что мне помощь не нужна… – мне бы себя осознать, да хоть что-нибудь понять. Что ж делать-то?

Девушка поджала губы, обиженно отвернулась и пошла прочь. Да и бог с ней! Господи, что ж так голова болит?

– Ох-хо-хо, – вырвался у меня тяжёлый вздох.

Девушка вернулась обратно, благо далеко уйти не успела:

– Может вам всё-таки чем-то помочь?

– Голова у меня болит, – морщась от боли, сообщил я ей. – Сильно. Лекарство нужно.

– Хорошо! Сейчас принесу, – обрадовано ответила девушка, словно весь смысл её жизни был в том, чтобы мне чем-то помочь.

Внезапно из ниоткуда выскочила и повисла прямо передо мной здоровенная табличка, перегородившая весь обзор:

Выберите награду за задание «Лекарство после вчерашнего»:

1) Опыт 10-250 единиц

2) Деньги 1-50 медных монет

3) Репутация с деревней 1–5

4) Репутация с дедом Макаром 1-20

Мать моя женщина, а галлюцинации-то прогрессируют… Это что вообще такое? Нет, что это такое, я вас спрашиваю? Неужто я всё же сошёл с ума? Очень похоже на то… Раздавшийся деликатный девичий кашель заставил меня мысленно ткнуть в последнюю строку.

Награда: Репутация с дедом Макаром

Укажите количество в пределе от 1 до 20: ____________________

Пусть будет репутация со мной, почему нет? Пусть будет пять. Таблички пропали, и я выдохнул с громадным облегчением.

Девушка, кивнув, развернулась. Мне смутно послышалось, что она произнесла: «И вправду жлобяра, даже ни одной монетки не пообещал». Впрочем, полной уверенности, что она произнесла именно это, у меня не было – слух у меня и вправду неважный…

Девушка убежала, оставив меня наедине с головной болью и тяжкими мыслями о моём сумасшествии. Как же голова раскалывается… Впрочем, с головной болью можно было бы и смириться, но что это за долбаные таблички? Допился я до розовых соплей и глюкнутых табличек. А ведь интересно, про такой вариант белой горячки я как-то и не слышал ни разу, всё больше говорили про чёртиков разных. А кто говорил? Когда? Не помню… Да что ж за наказание-то, а? Надо как-нибудь отвлечься, что-нибудь полезное сделать… А что, собственно, мне делать? Огород я выполоть вряд ли смогу, не с моей спиной и ногами, вон с завалинки едва встал, да ещё и с чужой помощью. В доме прибраться тоже вряд ли получится. Вот разве что забор поправить, чай тын-то я смогу укрепить получше.

Подойдя к забору, попытался прикинуть с чего же начать. По-хорошему, надо выдернуть палки служащие основой, дать осыпаться плетню, а после этого вбивать основу ровно в землю и наводить плетень заново. Но это по-хорошему. В реальности же мне не хватило сил даже выдернуть хоть одну из палок, составляющих основу плетня. Печально. Весьма печально, что я такой слабый. Зато упорства мне не занимать, так что пару минут я шатал эту проклятую палку туда-сюда и таки выдернул её. А тут и давешняя помощница прибежала.

– Вот, дедушка, – протянула она мне какую-то бутыль примерно двухлитрового объёма, по виду же напоминающую кувшин.

– Это что? – с недоумением поинтересовался я.

– Лекарство, – на чистом глазу ответил девушка.

– Лекарство? – усомнился я. – Что-то великовата упаковка для лекарственного препарата… Ну да ладно, посмотрим…

Открыв бутылку, отпрянул, – настолько противным духом из неё пахнуло, что у меня даже слёзы из глаз брызнули, и в носу защипало так, что даже невольно чихнул. Отведя руку подальше от себя, поинтересовался:

– Девонька, да ты никак травануть меня решила? Я же тебя за лекарством от головы посылал, а ты что принесла? Сивуху какую-то, да судя по запаху, ещё и преотвратную донельзя…

– Так мне сказали, что вы нынче только такое и пьёте, другое вас ничто не берёт, только денатурат.

– Что? – отпрянул я. – Девонька ты моя юная и глупенькая, ты хоть знаешь, что такое денатурат? Его же пить нельзя, отравиться можно или даже ослепнуть, – я завис на секунду. А откуда я это знаю? И что такое этот самый денатурат вообще? Судя по запаху, что-то весьма близкое к спирту, но по моим же словам, пить это нельзя. Тогда почему мне принесли именно это?

– Так вам же это не помеха, вы ведь именно его вчера пили.

– Я? Денатурат? Вчера?

Девушка кивнула. Хм, это объясняет, почему мне так хреново с утра, но это не объясняет, почему я вообще жив, а вот провалы в памяти становятся просто-таки закономерными. Или же нет? Опять же табличка эта… Или это всё же белая горячка?

– Девонька, а ты можешь мне принести нормальное лекарство, а не эту хрень? – поинтересовался я у неё, вручая бутылку обратно.

Девушка явно удивилась, но бутылку взяла и, бросив на меня сомневающийся взгляд, побежала обратно. Я же продолжил воевать с забором. Вытянул выдернутую палку кое-как вверх из плетня. Одна есть. Вторая пошла легче, она уже не так сильно держалась за плетень, благодаря вытянутой первой. К приходу моей помощницы я успел выдернуть целых четыре палки и пытался отдышаться. Тяжко быть немощным.

– Вот лекарство.

Девушка протянула мне небольшой флакончик, глотка на три. Выдернув пробку, я принюхался: хорошо, травами пахнет, а не сивухой. Опрокинул содержимое флакончика в рот и прислушался к внутренним ощущениям. Голову начинало потихоньку отпускать.

Только я попытался насладиться ощущением освобождения от боли, как опять выскочила клятая табличка:

Ваше задание «Лекарство после вчерашнего» выполнено. Получено одно очко развития. Текущий уровень развития 1/10.

Ну вот, опять! Что ж меня никак не отпустит-то? Вроде и голова уже не болит, а всё-таки с ней явно что-то не в порядке, раз меня так глючит. Помотал головой из стороны в сторону, и табличка пропала. Ф-фух…

– Вам плохо?

– Да, мне плохо. Но не обращай внимания, – показывать посторонним, что со мной что-то не так, явно не стоит, могут ведь и в дурку упрятать. От последней мысли меня окатило холодным потом. В дурдом мне совсем не хотелось. Стоп! А почему? Какие-то обрывочные мысли, но в основном о том, что жить там просто нельзя. Внезапно всплыло слово «Наполеон». Какой такой наполеон, что за наполеон? О чём это вообще? Появилась ещё одна смутная мысль про пирожное. Какое к чертям, пирожное? И причём тут дурдом? Мои мозги едва не закипели, пытаясь собрать всю картину воедино, а голову опять начало ломить. Нет, надо отвлечься, заняться забором дальше. А тут и девушка, до сих пор глядящая на меня глазами преданной собаки. Надо же…

– Девонька, а не могла бы ты помочь мне с забором? А то видишь, какой он весь покосившийся…

– А что делать-то надо?

– Да всего ничего: повыдёргивать все вертикальные палки из земли, да и с самого плетня тоже. Плетень после этого сам и упадёт. Ну а потом уж будем думать, как его собрать обратно. Ну что, поможешь?

Выберите награду за задание «Разрушение забора»:

1) Опыт 10-250 единиц

2) Деньги 1-50 медных монет

3) Репутация с деревней 1–5

4) Репутация с дедом Макаром 1-15

Ох ты ж ядрёна кочерыжка, опять эта проклятая табличка. Когда же меня отпустит-то? Кстати, в моём сумасшествии есть определённая логика. В прошлый же раз указал пять пунктов репутации со мной, и сейчас этой репутации осталось ровно на пять пунктов меньше. Вполне логично. Ну, раз так, надо тоже попытаться рассуждать логически. Девушка же помогает мне, значит и репутация должна повышаться со мной, а не с деревней, а ещё ведь девушка в прошлый раз мне лекарство принесла, а я ей ни медяшки в ответ не дал. Пусть и монетку тогда тоже получит, а то нехорошо наживаться за чужой счёт, лекарство-то наверно денег стоит. Итого награда: пять пунктов репутации со мной и одна медная монета. Табличка пропала.

Девушка с энтузиазмом принялась выдёргивать жерди плетня. Делала она это весьма шустро. Мне за ней угнаться даже пытаться не стоило, но просто стоять столбом не хотелось, поэтому тоже двинулся выдёргивать жерди, но в другом направлении. Через пять минут мы встретились. Я успел выдернуть всего три жерди, остальное сделала моя помощница. Покопавшись в карманах, обнаружил только одну монету. Вытащив её, принялся разглядывать: монета как монета, среднего размера, ничего особого, на одной стороне чья-то усато-бородатая рожа, на другой какой-то герб. Ни рожица, ни герб знакомы почему-то не были. Ох, до чего же странно это всё. Я бы даже сказал, что с каждым мгновением, становится всё хуже и хуже. Может, я и вправду вчера денатуратом отравился?

– Опять что ли непись повис? – донёсся до меня еле слышный вопрос. – Что-то его сегодня лагает…

Это она обо мне, что ли? Я поднял глаза на девушку, она сделала вид, что ничего не говорила. Похоже, что обо мне. А что такое непись? Ругательство? Протянул ей монету, она кивнула в знак благодарности и спросила:

– А дальше-то что с забором делать будем?

Передо мной же опять повисла табличка:

Ваше задание «Разрушение забора» выполнено. Получено одно очко развития. Текущий уровень развития 2/10.

Отмахнулся, табличка пропала. Похоже, я начинаю привыкать к этому абсурду, происходящему со мной. Таблички, задания, награды, развитие… Тьфу, бредятина!

– Дальше-то что? – опять поинтересовалась девушка.

В этот момент мимо пробегала парочка парней, весело над чем-то ржущих. Один из них тыкая в меня и мою помощницу пальцем начал орать:

– Ты гляди, она деда-жлоба окучивает, надеется, небось, получить мегавселенское задание.

– Ага, а дед смотри, совсем упился, уже и забор поломал.

Они, заржав в очередной раз, побежали дальше. Моя же помощница вжала голову в плечи, как собака, которая боится, что её хозяин сейчас ударит. Надо срочно подбодрить мою добровольную помощницу.

– Девонька, да ты чего? Неужто тебя эти остолопы обидели? Да плюнь на них, сейчас с тобой забор починим и займёмся ещё чем-нибудь полезным.

– Забор?

– Ну не сразу забор. Для начала колья в землю вобьём. Ты как, поможешь мне колышки забивать?

– Да, конечно, помогу.

– Ну, вот и прекрасно, тогда найди в деревне какого-нибудь юношу посмышлёнее да посильнее, а то вдвоём мы с тобой тут до вечера вряд ли управимся, а я тебя подожду.

Появившейся табличке я уже не удивился:

Выберите награду за задание «Поиск второго помощника»:

1) Опыт 10-250 единиц

2) Деньги 1-49 медных монет

3) Репутация с деревней 1–5

4) Репутация с дедом Макаром 1-10

А пусть на этот раз будет опыт, вон его как много, а «моей» репутации осталось всего ничего. В общем, выдал от щедрот душевных двадцать пунктов опыта, и девчушка унеслась. Я же принялся за поиск большого камня – надо же будет чем-то колья в землю забивать.

Нужная каменюка отыскалась довольно быстро, аккурат в огороде валялась, в бурьяне. А тут и помощники подоспели. Нового участника нашего грандиозного строительства звали «Гздынь Могутный», что бы это ни значило.

– Спасибо, милая Махруся, за твою скорость и тебе, Гздынь, спасибо, что откликнулся на призыв о помощи пожилому человеку.

Щёки Махруси заалели, словно стесняется своего поступка, а Гздынь просто молча кивнул.

Ваше задание «Поиск второго помощника» выполнено. Получено одно очко развития. Текущий уровень развития 3/10.

От появившейся таблички я уже вполне привычно отмахнулся. Надо же, а ведь совсем уже привык к этому бреду… И отмахиваюсь от галлюцинаций, как от мух. Ох, и плачет по мне дурдом, горючими слезами плачет…

– Ну что, молодые люди, поможете дедушке обратно колышки забить? Да так, чтобы надёжно, от души?

– Поможем, дедушка, – согласилась Махруся, а Гздынь опять просто кивнул.

Выберите награду за задание «Вбить колья в землю»:

1) Опыт 10-230 единиц

2) Деньги 1-49 медных монет

3) Репутация с деревней 1–5

4) Репутация с дедом Макаром 1-10

А пусть будет два пункта репутации с деревней, всё-таки мой забор какая-никакая, а часть деревни, потому пусть деревня и внесёт какой-то вклад в общее дело. Ну и пусть будет пара монет. Ну да, пусть всего будет по два, а то один на двоих плохо делится.

Показал ребятам каменюку, мол, ей удобно забивать будет.

– Зачем камень? Дубина есть, – продемонстрировал довольный Гздынь расширяющуюся от рукояти палку, длиной около полуметра…

– А попадёшь ли ты этой дубиной по колышку? – поинтересовался у него в ответ я. – А то ведь и по руке кому попасть можешь, если не по голове.

– А вы меня испытайте! – ехидно предложил тот.

– Добро! Забьёшь все колья, ни разу не промазав, 10 монет сверху твои, нет – ты мне десять монет.

– Согласен! – бодро согласился юноша.

Внимание! Появилась возможность штрафа за неисполнение задания. Размер штрафа не может превышать обещанной награды. Получено одно очко развития. Текущий уровень развития 4/10.

Вот отчего-то удивляюсь я всё меньше и меньше. Видимо, адаптируются мои мозги к окружающему бреду, поняли, что надо как-то выживать в существующих условиях.

Мои помощники бодро рванули к избушке, оставив камень лежать в бурьяне. Ну и ладно, если без него справятся – ну и пусть. Доковыляв до них, сказал, чтобы в старые дырки колья не забивали, иначе опять забор повалится.

– Ну тогда показывайте, куда забивать будем, – весомо заметила Махруся.

Где-то за полчаса мы справились с созданием основы под плетень. А парень всё-таки один раз промазал мимо колышка, причём случилось это на предпоследнем. Ох, и обидно ему, наверное, было, но виду не показал. Когда забили последний колышек, молча протянул мне десять монет, не стал вилять и клянчить – уважаю, молодец.

Внимание! Увеличивается лимит дневной награды в монетах. Текущий лимит – 60 медных монет.

Вот и что это означает? Ладно, не буду разгадывать ребусы, лучше раздам ребятам честно заработанную награду.

Ваше задание «Вбить колья в землю» выполнено. Получено два очка развития. Текущий уровень развития 6/10.

Кстати, в карманах почему-то обнаружилось четыре монеты. Похоже, я просчитался. Ну, пусть будет каждому по два. Кстати, надо парню-то денежку обратно вернуть, он молодец всё-таки, да и личного уважения накинуть можно.

– Гздынь, ты молодец, не стал клянчить и унижаться, хотя промахнулся только один раз и на предпоследнем колышке, так что я решил отдать тебе твои деньги обратно.

Внимание! Появилась возможность награждения за поступки, не связанные напрямую с заданием. Получено одно очко развития. Текущий уровень развития 7/10.

Выберите награду за поступок:

1) Опыт 10-230 единиц

2) Деньги 1-55 медных монет

3) Репутация с деревней 1

4) Репутация с дедом Макаром 1-10

Разумеется, возвращаю его десять монет, пять пунктов своей репутации, он её честно заслужил, ну и оставшийся пункт репутации деревни до кучи.

Внимание! Полностью израсходован один из вариантов наград. Данный пункт доступен будет только с завтрашнего дня.

Я уже привычно отмахнулся от таблички и, пошарив в карманах, выудил десять монет и вручил их Гздыню. Мои помощники переглянулись.

– Спасибо, а дальше что делать будем?

– Как что? Плетень плести…

– А как? – поинтересовались они хором.

– Странный вопрос. Перекрёстным плетением, конечно. Ветка просовывается между кольями так, чтобы чётные колья от неё были с одной стороны, а нечётные с другой. А следующая сверху наоборот кладётся, – объясняя это, я сразу и показывал, как надо это сделать.

М-да, а с личным примером я, похоже, поторопился. Потому что согнуться-то я согнулся, а вот разогнуться обратно никак не получалось. Только кряхтеть и охать оставалось. Кое-как доковылял до завалинки, разумеется, ребята меня не оставили в трудную минуту и добраться до лавки помогли. Хотя, какая это к чёрту лавка? Огромное бревно, распиленное пополам, положенное распилом вверх и каким-то образом закреплённое.

– Ну что, ребятки, поняли, как плести-то?

– Вроде поняли, – как-то неуверенно ответили они.

Выберите награду за задание «Сплести забор»:

1) Опыт 10-230 единиц

2) Деньги 1-45 медных монет

3) Репутация с дедом Макаром 1–5

Пусть будет по десятку монет, работа-то серьёзная, ну и по сорок пунктов опыта. Впрочем, гулять – так гулять, пусть будет по пятьдесят.

Ребята с забором справились довольно шустро, едва ли не быстрее, чем колья забивали, но удивило меня другое – табличек выскочило сразу три:

Ваше задание «Сплести забор» выполнено. Получено два очка развития. Текущий уровень развития 9/10.

Внимание! Вы научили игроков навыку «Плетение». Получен дополнительный вариант награды: навык «Плетение». Получено одно очко развития. Текущий уровень развития 10/10.

Внимание! Вы получили новый уровень развития. Для активации свяжитесь с текущим главой. Текущий глава – староста поселения.

Ребята – молодцы, даже слов нету, а ведь сказать что-то благодарственное надо бы. Понять бы ещё, что мне тут за таблички повыскакивали, и где этого самого старосту искать?

– Спасибо вам, ребятки, помогли старику, поправили забор! Вот вам и заслуженная награда, – выудил я из штанов обещанные монеты.

– Может быть, ещё какая помощь нужна? – опять поинтересовалась девушка-трудоголик.

– А то как же! Видишь вон огород весь сорняком порос, да изба вся перекосилась. Опять же внутри прибраться надо, – ну вот не верилось мне, что внутри моей несчастной избушки может быть прибрано. А что? Надо пользоваться помощью молодёжи, пусть добрые дела делают.

Ребята даже глазами захлопали от предстоящего фронта работ и невольно подались назад. Судя по их реакции, они явно не были в восторге от этих задач, в чём честно и признались. Ну да ладно, спасибо и на том, что уже сделали.

– Не желаете? Ну как знаете… – последние слова я договаривал уже в спины убегающим помощникам.

Сидя на завалинке, я размышлял, как же мне встать, чтобы пойти искать этого недавно помянутого табличкой старосту.

– Здравия тебе, дед Макар! – передо мной стоял крепкий коренастый мужик. На богатыря, конечно, не потянет, но вот давешнего Могутного Гздыня в рогульку скрутил бы без особых затруднений.

– И тебе тоже здравствовать, – нейтрально ответил я, не понимая, кто это тут такой красивый передо мной нарисовался, над ним-то табличка с именем не висела… Кхе! Привык уже, оказывается…

– Я гляжу, ты за ум взялся: не пьёшь сегодня, не барагозишь, забор вон поднял, пусть не своими силами, но всё же!

– Стараюсь потихоньку… – всё так же без эмоций отвечал я.

– Давно бы так! А то всё ерундой занимался. Вот, – он бросил мне кошель. – Это тебе. Всей деревней собирали. Всё думали отдать тебе, как оклемаешься. А ты как запил, так и с концами. Ну, а теперь, раз пить перестал-то – деньги твои. И это, ты бы к Маланье сходил что ль, а то совсем еле живой, она тебя хоть подлечит, избавит от алкогольной заразы и её последов.

Внимание! Свободный запас денег: 5 серебряных монет. Данный запас вы можете тратить на свои нужды.

Странно. То есть у меня, получается, есть два вида денег: деньги для оплаты заданий и для личных нужд, так что ли? Интересно девки пляшут, по четыре штуки в ряд… Стоп, а это ещё откуда? Блин, человек-то ответа какого-то ждёт.

– Хорошо, – спокойно согласился с ним я, с трудом вспомнив его последнюю фразу. А что? Подлечиться – это очень хорошо, авось не буду чувствовать себя такой древней развалюхой, да и мозги может на место встанут… Может и не так уж дорого с меня возьмут, надеюсь моих только что полученных запасов хватит.

– И это, дед Макар, если какая помощь нужна будет, ты не стесняйся – говори. А то знаю я тебя, бирюка, всё своими силами пыхтеть будешь. Пусть пупок развяжется, но просить никого не станешь, – мужик постоял ещё пару мгновений в задумчивости, потом кивнул каким-то своим мыслям и добавил:

– Ладно, бывай, дед. Про Маланью не забудь! – напомнил он напоследок и поспешил в центр деревни.

Внимание! Вы активировали новый уровень развития 1.

Внимание! Увеличивается лимит дневной награды в опыте. Текущий лимит – 500 очков опыта.

Внимание! Увеличивается лимит дневной награды в репутации местности. Текущий лимит – 10 очков репутации.

Внимание! Увеличивается лимит дневной награды в личной репутации. Текущий лимит – 40 очков репутации.

Вот и кто это был? Судя по словам и табличкам – местный староста, но звать-то его как?

– Малой, стой! – окликнул я пробегающего мимо парня с надписью: «Щёголь Красный». Тот, оглядевшись по сторонам, но, видимо не найдя больше никого под определение «малой», ткнув себя в грудь вопросительно посмотрел на меня.

– Да, ты, ты, – подтвердил я его сомнения.

Малый подбежал и спросил:

– Чего хотел-то, дед?

– Вон то, кто удаляется?

– Староста местный, у тебя склероз что ли? Своих не помнишь?

– Ой, и не говори, милок, старость – не радость! А звать-то его как?

– Митрофан.

– Митрофан, значит… – парнишка уже начал было от меня удаляться, когда я окликнул его опять: – Не поможешь мне к Маланье дойти?

– Отчего же не помочь? Помогу, – легко согласился паренёк.

Система опять выдала табличку:

Выберите награду за задание «Сопровождение к знахарке»:

1) Опыт 10-400 единиц

2) Деньги 1-25 медных монет

3) Репутация с дедом Макаром 1-25

4) Репутация с деревней 1–5

5) Навык (доступные навыки: Плетение)

Решил отдать пять пунктов репутации. Всё-таки помогает парень, старается, вон даже руку предложил, помочь подняться с завалинки, молодец.

Парень, придерживая меня под руку, проводил меня до избушки на другом краю деревни. Вот и чего этой самой травнице поближе-то не жилось? Я отпустил парнишку и пошёл в дом знахарки, по пути получив очередное очко развития.

Глава 2

Знахарка

Избушка знахарки выглядела не в пример лучше моей. Резные наличники на окнах и ставни. Конёк и косяки тоже разукрашены резьбой и покрыты золотистым лаком. Да и внутренности домика явно чище и ухоженней – чувствовалась любящая и заботливая рука хозяйки.

Я постучал в дверь и, не дождавшись никакого ответа, потянул дверь за ручку на себя. Из избушки на меня пахнуло смешанным запахом разных трав, даже на мгновенье голова закружилась.

– А, дед Макар… А я-то думаю, кто это там такой вежливый выискался: в двери днём стучится, словно тут непотребство какое твориться может. Ты проходи, чего на пороге встал-то.

Я прошёл, рассматривая совсем молоденькую девчушку. На вид ей было лет семнадцать не больше. Тёмные, как ночь, волосы тугой косой спускались с правого плеча чуть ниже пояса. Яркие зелёные глаза придирчиво осматривали меня, словно раскладывая по полочкам, я же в ответ оценивал её. Разве же это знахарка? В моём понимании это должна была быть старенькая скрюченная ведьма, на манер Бабы Яги. Стоп! А кто это – Баба Яга? Что-то совсем с моей головой плохо.

– Что, плохо тебе, дед Макар? – и, не дожидаясь ответа, сама же на свой вопрос ответила: – Знамо дело – плохо. Ещё бы, денатурат-то хлебать не каждый молодой сможет, а тут старик. Хвала богам, что не все мозги пропил, а то было бы неудивительно, если бы и себя на утро вспомнить не смог.

Я невольно вздрогнул. Она словно мысли читает. А может, и правда, читает?

– Ох ты ж, горюшко-то какое! – всплеснула руками девица. – Что, и впрямь память отказала? Ой, беда-бедёшенька, надо делу срочно помогать. Так, дед Макар, садись сюда.

Я присел на пенёк-колоду, выполняющий роль табурета. Знахарка принялась суетиться вокруг меня: заглянула мне в рот, в ухо, в нос, оттянула веко, посмотрела туда, тюкнула небольшим поленом по коленке, затем по другой. Заставила дотронуться пальцем до носа с закрытыми глазами. Что-то мне это смутно напоминало, но уж больно смутно. Словно что-то подобное когда-то со мной было, но когда и где – совершенно не помню. С меня содрали рубаху, не обратив ни малейшего внимания на моё сопротивление. Осмотрели со всех сторон, поковырялись пальцами в моей седой шевелюре.

– Скидай портки! – внезапно приказала знахарка.

– Ты чего удумала, девка? – непроизвольно вырвалось у меня. – Как так-то? Седого старца позорить вздумала?

И откуда это во мне?

– Скидай, кому сказала, не то поленом по башке двину, и сниму с бесчувственного. Будет он мне тут ещё глаза круглые делать, словно девка на выданье, право слово, а не старик дремучий! Аль ты знахарки застеснялся? Боишься показать своё орудие мужское? Так ты не бойся, я вашего брата много перевидала. Чай всю деревню от хворей избавляю, да и не только нашу, но и пару соседних.

Пришлось подчиниться. Стыдливо прикрывшись руками, стоял голым перед совсем молоденькой девчонкой – как же неудобно-то… Позор какой! Последняя мысль была словно не моя. Нет, мне и самому некомфортно, но позора я всё-таки не чувствовал. И мысль эта казалась какой-то странной, чужеродной.

– Та-а-ак… – наконец протянула Маланья, и после небольшой паузы ещё раз повторила – Так…

– Что «так»? – с волнением поинтересовался я.

– В баню пойдём, париться. Тебе надо кровоток и память восстанавливать. Это дело непростое, и с грязным телом к этому лучше не приступать. Банный же пар – первое дело в плане очистки организма от всякой ерунды.

– Э-э-э, – только и смог выдавить из себя я. Как же так? В баню? Там же вроде как голыми парятся? Я совсем растерялся. Как можно: молодая девка и с мужиком вместе в бане? Ну вот, опять, словно не моя мысль совсем. Мне наоборот хотелось в баню с девчонкой, ой как хотелось. Стоп, это что, совесть что ли? А почему она такая непривычная, чужая? Это что же, до денатурата я ею совсем не пользовался, раз она такая непривычная?

– В начале я тебя веничками отхожу, а потом ты меня, – и, видя мой непонимающий взгляд, пояснила: – Грязный ты больно. Грязного лечить плохо – не поймёшь, где кровь коростой застыла, а где просто грязь пристала. Да и заразу всякую занести в раны можно, если таковые имеются. Ну и просто вонюч ты до безобразия, словно свинтус у нерадивой хозяйки!

Под конец фразы она сморщила свой нос и помахала перед ним рукой. Не дождавшись моей реакции на своё высказывание, она слегка раздражённо поинтересовалась:

– Ну и что опять не так? Чего ты встал, как пень на ровном месте?

– Так это… В бане-то голыми парятся, – озвучил я свою недавнюю мысль, совсем растерявшись.

– Экое открытие ты сделал, дед Макар… Конечно голыми, а как же ещё? А по поводу блуда – не обольщайся, старый греховодник. Когда я говорила про баню, то имела в виду только баню, и ничего другого тебе вообще не светит. Да и можешь ли ты чего ещё? – последними своими словами она заронила во мне серьёзные сомнения и, чего уж греха таить, страх. – И потом, когда тебе снова удастся увидеть тело молодухи-то, а дед Макар? – озорно подмигнула девушка. – Небось, забыл уже, как выглядит стройное девичье тело? У тебя от меня секретов уже почитай и не осталось, ну так и ты дед, коли не заробеешь – душу отведёшь, на меня полюбуешься… Аль не красива я? Не радую твой мужской взгляд?

– Радуешь, радуешь, только стар я для таких радостей, – попытался отбрехаться я, почему-то не чувствуя себя уже таким старым, как это было ещё с утра. К тому же мне показалось, что лицо моё заливает краской.

– Ой, лукавишь, дед! – усмехнулась девушка, подмигивая. – Я ж тебя насквозь вижу! Только ты учти, охальник старый: приставать ко мне не смей. Смотреть – смотри, а руки распускать нельзя. А то я ведь и не посмотрю на твой почтенный возраст, отхожу хворостиной, да так, что сидеть не сможешь! – девушка погрозила мне пальцем и подтолкнула меня в сторону двери.

– Ну, давай, давай, выходи во двор, там банька уже натопленная давно дожидается. Сама сегодня мыться собиралась, да вот ты нарисовался – такой болезный и вонючий, так что будешь гостем моим да помощником.

– Так там же люди! Увидеть могут! Одеться надо.

– Ох, какой же ты стеснительный, дед! Брось ты свою одёжу, всё равно она вся провоняла, как незнамо что. Да и проще новую, наверное, сшить, нежели эту отстирать от такого ядрёного духа. Правду люди бают, русский дух – самый сильный.

Девушка всё-таки вытолкнула меня во двор. Заметавшись взглядом по сторонам, на расстоянии пяти метров от себя разглядел другую дверь. А вот хлипкий тын совершенно не закрывал от посторонних взглядов двор Маланьи и находящуюся на нём мою раздетую персону. Две секунды, и я у спасительной двери, похоже, это и есть так нужная мне баня. Толкнул дверь – закрыто. Ещё раз – не открывается! В растерянности оглянулся на идущую за мной девушку.

– На себя потяни, дверь и откроется, – даже не пытаясь спрятать улыбку, посоветовала та.

Влетел в предбанник, и смог наконец-то расслабиться. Ф-фух, надеюсь, меня никто не увидел. Ага, никто, а как же знахарка? Так вроде бы уже видела она меня, так чего скрываться? Ан нет, всё равно стыдно, но уже как-то привычно, что ли. Чудно́…

В предбаннике стояло штук десять огромных вёдер с водой. Девушка перехватила мой взгляд на вёдра:

– Я для себя одной баню готовила, тебя в расчёт не принимала. Надо бы ещё воды натаскать, хотя и так обойдёмся. Иди в парилку, коли уже готов, али тебе особое приглашение надо?

Девушка тем временем ловко стянула с себя сарафан, расшитый самыми разными цветами, оставшись в льняной ночной сорочке, которая только обозначала приятные девичьи выпуклости, распускала косу. Спустя пару минут, она, шлёпая босыми ступнями, начала меня подгонять:

– Ну чего ты телишься, давно бы уже в парилке сидел, кости старые прогревал…

Девушка подхватила со стены какой-то веник и погнала меня в парилку. От открытого проёма жахнуло горячим воздухом и, пригнувшись (косяк на входе был довольно невысоким), я зашёл внутрь. В тёмном помещении, освещённом только печкой да двумя непонятными светящимися камнями в углах, было очень жарко. Сама же парилка была небольшой комнаткой с одним полком. Стены были аккуратно обшиты досочками, плотно пригнанными друг к другу. Сбоку от входа находилась уже упомянутая печь с камнями, на стене напротив неё ряд полочек, на которых стояли пузырьки различных размеров. На полу же, в деревянной шайке, отмокал берёзовый веник. На полке лежала простыня, куда я и устремился. Знахарка эти мои действия тут же подтвердила:

– Залезай, да только не ложись пока, сидя погреемся, надо подождать, когда ещё можжевеловый веник воду в себя наберёт, – она помахала перед собой тем самым веником, которым меня сюда загнала, после чего забросила его в шайку под другой, уже мокрый.

– А почему именно можжевеловый?

– Надо очистить твоё старое тело от всякой грязи, накопившейся за долгое время. И париться нужно обязательно с правильными вениками. Тебе вначале можжевеловым нужно, он в себя всё лишнее утянет и кожу хорошо отшелушит, а потом уже можно и берёзовым для придания сил. Можно конечно берёзовый и дубовым заменить, дуб-то побольше силы даёт, да и на ранки мелкие укрепляющее свойство оказывает, но тебе сейчас лучше берёзовый. Почему? Не знаю, чую, что так надо. Эх, венику-то можжевеловому почитай не меньше четверти часа отмокать надо. Ну да ладно, пока без пару особого посидим, погреемся. Потом охладимся немного и уже всерьёз примемся, да дед Макар? – девушка пихнула меня локтем в бок, и так это было неожиданно, что я едва в стену не влетел. Виновница же моего казуса только заливисто расхохоталась, причём настолько заразительно, что я и сам невольно рассмеялся вслед за ней.

Вскоре мы вышли в предбанник, и присели на стоящую тут небольшую лавку. Пока я отвлёкся, девушка чем-то звякнула. И не успел я обернуться, как меня окатили ледяной водой. У меня даже дыхание сбилось. Вдохнуть мне удалось только со второй попытки. Девушка в этот момент переворачивала второе ведро над собой. Меня потряхивало от дрожи, и чтобы совсем не замёрзнуть, я рванулся обратно в парилку. Позади меня тихонько, но плотно закрылась дверь, девичьи руки толкнули в спину:

– Ложись на полок, сейчас я тебя попарю.

Пока я укладывался, Маланья набрала воды в черпак из стоящего рядом с камнями ведра и, добавив несколько капель из одного пузырька, стоявшего тут на полочке, и пару капель из другого, выплеснула всё на камни. По парилке вместе с волной жара поплыл чудный травяной аромат, в котором я почувствовал запах какой-то смолы, эвкалипта и мяты. Странно: пузырьков было два, а запахов три… Но эта мысль легко упорхнула из моей головы, так как мою кожу опалило горячим воздухом от пронесённого сверху веника. На всякий случай уткнулся носом в простыню, чтобы не так сильно обжигало дыхание. А Маланья начала охаживать меня вымоченным веником, предварительно стряхнув с него на мою спину лишние капельки. Пар обжигал кожу перед каждым ударом веником. И этот самый удар приносил влажное облегчение, опять волна горячего воздуха и снова шмяк по спине. И опять, и опять. Потихоньку меня начало клонить в сон, но травница был настороже:

– Э, дед, не смей спать! Баня не место для сна.

Я повернул лицо к укорявшей меня девушке. Ах, как красива, чертовка! Густая копна распущенных намокших волос лежит с одной стороны на плече, из неё выбивается пара непослушных прядей, которые она сдувает при каждом замахе веником. Лицо раскраснелось и покрылось маленькими бисеринками пота, но пышет здоровьем, а не болезненным румянцем. Сорочка от воды и пара облепила её статное тело, обозначив приятные выпуклости куда более явно, нежели до этого, радуя даже мой стариковский взгляд. Хм… Судя по всему, не только взгляд. Неудобно как-то… А тут ещё она мне и заявляет:

– Переворачивайся на спину. Да причиндалы свои руками или вон полотенцем прикрой, а то паром так ошпарю, ненужными совсем станут, а то и вовсе отвалятся!

– К-как отвалятся? – заикнувшись, переспросил я, моментально закрывшись руками.

Девушка весело и озорно рассмеялась:

– Да что ж вы, мужики, так за свою тютюрку-то переживаете, словно нет ничего на свете дороже неё? Тебе-то уж осьмой десяток годков пошёл, а всё туда же – трясёшься из-за неё, словно отрок прыщавый.

От такой отповеди я тут же почувствовал, что нахлынувшее было желание молодого крепкого тела куда-то само собой испарилось. Ну и слава богу, хоть позориться не придётся. Или же наоборот? Тьфу, совсем эта молодуха меня запутала. Кое-как удалось перевернуться, и девушка принялась меня яростно хлестать веником. Я же вполглаза любовался ей. Нет, хороша, хороша девка. Молодая, статная, кровь с молоком. Сорочка-то оказалась не такой и длинной – примерно до середины бедра и открывала вид на красивые стройные ноги. Ух, будь я помоложе…

Мои мысли прервал звонкий смех.

– Иди остынь, охальник старый! – ну да, моё естество не осталось чуждо к моим же мыслям и уже стойко пыталось выглянуть из-под прикрывающих его рук. Слава богу, что не стал брать полотенце, а то бы она уж давно надо мной бы потешалась. А может она и так давно это заметила. – Давай, давай, а то получит твой стойкий оловянный солдатик от меня по первое число!

Последовала новая порция заливистого смеха. Да, не про мою честь девка-то. И о чём я думаю, козёл старый? Вышел в предбанник, отпыхиваясь от жара. Тут же, по совету девушки, опрокинул на себя ведро с водой. Ох, пробирает-то как! До самых косточек просквозило холодом! Рванулся обратно в парилку. А тут моё место уже заняла лежащая на животе Маланья.

– Меня берёзовым, – она протянула мне другой веник и улеглась на живот, подставив кулак под подбородок.

Хлестание девушки веником не мешало мне её разглядывать. А вот сорочка как раз мешала. И почему-то больше всего было обидно на неправильность этой самой сорочки. Ну где же это видано, чтобы сорочка была сверху полностью закрытой, словно рубаха. Стоп! А почему я решил, что не должна быть? Да бог с ней, с этой сорочкой, тут такая девушка красивая лежит, демонстрируя мне свои прекрасные ноги. Прошёлся по ним веником, и пошёл вверх, потом опять вниз. Охаживал знахарку веником и любовался её стройными ногами. Ожесточённо махал вениками минуты три, после чего девушка перевернулась на спину. Ох, и греховодник я, куда глаза свои бесстыжие пялю? От таких мыслей, да от открывавшейся мне картины естество опять начинало брать своё. Я попытался выкинуть всё это из головы и сосредоточиться на вениках. Но глаза сами возвращались на стройное девичье тело, да и как её парить, если не смотреть? С закрытыми глазами что ли? Ох, грехи мои тяжкие! Сорочка ведь почти не скрывала ни приятный подтянутый животик, ни округлые бёдра с осиной талией, ни крепкую девичью грудь, так и просящуюся в руки, а в довершение всего ещё и задралась немного, закрывая только самое интимное и давая разгуляться моей фантазии. Я даже помотал головой, выгоняя прочь такие мысли. Прочь, прочь, окаянные. Начал опять лупцевать девчонку веником. Вскоре заметил за собой определённую особенность. Почему-то некоторые удары я наносил веником так, словно старался задрать сорочку ещё выше. Как только заметил эту особенность за собой, тут же прекратил.

Вскоре девушка ринулась с придыханием на выход. Я поспешил вслед за ней. Опрокинув на себя по ведру ледяной воды, мы поспешили обратно в парилку, но на сей раз ненадолго, так, нагреться немного от озноба. После чего вышли обратно в предбанник, передохнуть слегка.

– Ох, и горазд же ты, дед Макар, веником махать, я аж прямо чуть не упрела. Не каждый молодой так сможет, а ты ничего – огурчиком держишься. Сейчас посидим чутка, и я тебе мстить буду. И месть моя будет тяжёлой на руку, – несколько мрачновато пообещала мне девушка, после чего вообще без перехода спокойно спросила: – Пошли, что ли?

И мы пошли. Лечь на живот особой проблемы не составило, за что огромное спасибо холодной воде. Девушка опять поддала парку и принялась охаживать меня веником всерьёз. Видимо, до этого, и правда, разминка была. Меня лупцевали опять можжевеловым. Ох, и крепко же мне доставалось, от души девка взялась за веник, от души. Каждый кусочек, каждую клеточку кожи пробрало горячим паром. Уже не в силах терпеть, я перевернулся на спину, прикрывая руками самые ценные для мужчины части тела. Из-под полуприкрытых век разглядывал свою «мучительницу». Ну не мог удержаться от этого, как не корил себя. А девчонка-то чисто воинственная дева. Только в руках вместо копья или меча – веник. Ух, как она машет, как вкладывается в удар, а как волосы отбрасывает, а как дышит… Как грудь вздымается, ох опять меня не туда заносит. Ну что поделать-то с мыслями этими? И ведь не денешься от них никуда; ну как не думать о таком, когда рядом молодая да сочная почти нагишом веником машет? А сорочка, облепившая после ведра воды ладное тело, не скрывала почти ничего, скорее даже наоборот – показывала, ох грехи мои тяжкие. Оставалось только вздохнуть, а та словно красуясь, стала делать более широкие замахи и картинные движения. Во время таких замахов ткань ночной сорочки натягивалась и облегала её ещё плотнее, словно было куда. Ох, зараза, так ведь и наброситься могу. Ох, нельзя такого делать, нельзя… Совсем житья мне тогда в деревне не будет. Видано ли дело: старик на младую девку набросился, да к тому же ещё и знахарку. Не простят мне такого соседи, как пить дать, не простят. О чём я думаю? Я же сам себе не прощу, ну как можно насильничать девку-то! Это ж ни в какие ворота… А ведь совесть начала находить отклик в моей душе, стал я с ней соглашаться. А как тут не согласиться?

Минут пять я ещё её разглядывал, после чего меня вениками погнали в предбанник. Здесь мы опять ополоснулись, выпили по чарке холодного квасу, оказавшегося тут же в крепкой баклаге. Немного посидев, опять отправились в парную. Опять я парил девушку. На этот раз мне удалось отбросить всякие пошлые мысли и сосредоточиться на деле.

Ещё пара заходов, и мы покинули жаркую парную совсем. В предбаннике я с удовольствием отскоблил своё тело жёсткой мочалкой. После чего ополоснулся и меня прогнали в хату. Девушка осталась тоже помыться. Я шустро пролетел расстояние, отделяющее баню от дома, и влетел внутрь.

Ждал я знахарку недолго, но за это время весь извёлся. Одежду-то старую и вонючую одевать не хотелось, а другой и не было. Крутился и так, и эдак, но ничего в голову не приходило. А ведь не ровён час, из соседей кто заявится, а тут я по избе голышом шастаю, словно полюбовник молодой. Ага, молодой, борода чуть не до пуза свисает и седая совсем. Что ж делать-то?

Раздавшийся скрип двери меня чуть заикой не сделал. К счастью, это Маланья вернулась.

– Молодец ты, дед Макар, что одеваться-то не стал, а то я ведь забыла предупредить. Ложись на полати, сейчас я тебя пользовать буду.

– В каком смысле пользовать? – невольно вырвалось у меня.

– В смысле лечить, пользу тебе приносить, а ты в каком смысле подумал? – хитро прищурилась знахарка. Не дождавшись моего ответа, она улыбнулась: – Стоек ты дед Макар, стоек. Уж сколько я рук поотбивала охальникам всяким. Нельзя же женщине с кем попало путаться, а знахарке так или иначе приходится иметь дело с голыми мужиками. А ты, даже несмотря на охоту, руки распускать не стал. Молодец, – сказала знахарка и с серьёзным видом кивнула, впрочем, тут же смазав всю серьёзность навязываемой ситуации лукавой улыбкой. – Хотя почувствовать себя желанной даже древним старцем, ох и лестно для женской сути!

Меня отчего-то бросило в жар, запоздало выскочила табличка:

Внимание! Получен дополнительный вариант награды: навык «Сопротивление соблазну». Получено одно очко развития. Текущий уровень развития 2/25.

После бани залезть на печные полати мне оказалось на удивление легко, я даже сам удивился. Откуда-то из-за печи донёсся голос Маланьи:

 
 
Читать Форум Узнать больше Скачать отрывок на Литрес Внимание! Вы скачиваете отрывок, разрешенный законодательством и правообладателем (не более 20% текста). После ознакомления вам будет предложено перейти на сайт правообладателя и приобрести полную версию произведения. Купить электронку Купить бумажную книгу
5.0/1
Категория: Новая книга про попаданца | Просмотров: 843 | Добавил: admin | Теги: Непись, Евгений Старухин, Книга 1
Всего комментариев: 0
avatar
Вверх