Новинки » 2020 » Август » 13 » Евгений Прядеев. Водяной. 2 уровень
11:52

Евгений Прядеев. Водяной. 2 уровень

Евгений Прядеев. Водяной. 2 уровень

Евгений Прядеев

Водяной. 2 уровень

 

с 13.08.20

Жанр: боевое фэнтези, героическое фэнтези, LitRPG

Вопросов всё больше, но проблемы всё интереснее. Максим уже и не помнит, какой была его жизнь до трудоустройства в корпорацию "Берлога"… Главное остаться человеком, а не превратиться окончательно в Водяного…

Из серии: Водяной #2
Возрастное ограничение: 16+
Дата написания: 2020
Объем: 320 стр.
Дата 13.08.2020
Правообладатель: Автор
1
Электронная книга «Новая работа: Водяной» – Евгений Прядеев

Водяной. 2 уровень

Все персонажи данной книги выдуманы автором.

Все совпадения с реальными людьми, нелюдьми, а также тварями, считающими себя людьми, абсолютно случайны. Аналогии с местами, учреждениями, любыми происходившими ранее или происходящими в настоящее время событиями – не более чем плод фантазии. А если подобное случится в будущем, то автор будет гордиться, что Провидение тоже читает его книги.

Глава 1

– Раз, два, три, четыре, пять! – громким голосом усердно пересчитывала нас Василиса. – Я даже не знаю, выдержит ли плот такую ораву. Плюс ещё этих мастеров недоделанных трое. Они точно нужны?

И она бесцеремонно оглядела святую троицу игроков, опять прибившихся к нашей озерной компании. Кстати, шалаш для Куки они построили. Кривобокий, неказистый – он гордо возвышался на границе леса, подпирая его своим скособочившимся силуэтом.

А я-то думал поначалу, что после обновления все будет по-другому, по-новому. Если честно, у меня даже закралась подленькая мыслишка, что я вернусь в игру уже не Водяным, а каким-нибудь святым Палладином. Все-таки, я теперь не просто играю, а выполняю важнейший квест! Воспитание почти что будущего мессии, понимать надо! Антураж же должен соответствовать задаче.

Ан нет, по крайней мере на первый взгляд в этом игровом мире все осталось по-прежнему. То же озеро, гарем русалок и другие знакомые персонажи. И эти трое моих учеников здесь же. Общий доступ в игру открыли вчера, на второй день после окончания обновления, а уже к вечеру эти энтузиасты и будущие, как они надеются, колдуны появились в моих владениях.

Шалаш достроили, а потом заявили, что готовы сопровождать меня в любых странствиях и начинаниях, ибо другой возможности стать великими они не видят. Да-да, они так и сказали, великими. А я подумал, подумал и согласился. Ну, а вдруг действительно от них польза какая-то будет, да и команду мне свою потихонечку набирать уже нужно…

Звали их Светоч, Божич и Матвей. Последний и был ведущим в этой троице, видимо, как более умный и менее пафосный. Светоч, например, так и не смог объяснить Божичу, где он услышал такой ник, и чем его не устроило имя Слава, данное при рождении. Но, вообще-то, все ребята производили очень позитивное впечатление, по крайней мере, играть с такими сплошное удовольствие.

– Эридан, – Болотник встрепенулся, когда лапка Василисы указала на него, и как будто стесняясь чего-то, подошёл ко мне ближе.

– Эридан, – повторил мой сосед, явно подбирая слова поаккуратнее. – Я тут подумал…

Он вздохнул, а затем, как будто решившись на прыжок в воду с десятиметровой вышки, скороговоркой выпалил:

– Негоже это, добро, трудом нажитое, без присмотра оставлять. Озеро, болото, Куке вон дом только что справили. Уйдем все сегодня, завтра уже растащат по закоулкам. Или звери, или еще кто шалить вздумает. В общем, я решил остаться.

О как!

В первую секунду я даже не смог осмыслить заявление Болотника. Неожиданно! И как прикажете это понимать? Замысел Искина или надо поверить в осмысленное решение компьютерного персонажа?

– Ты уверен? – почесав затылок, поинтересовался я у него. – Нас здесь не будет, и если дружинники опять с недобрыми намерениями пожалуют или нечисть какая забредет, то помощи ждать неоткуда будет.

– Да сколько угодно пусть приходят, – махнул рукой Болотник. – Меня в моих трясинах ещё найти надо, я глаза любому отвезти смогу. Да и жена моя, к тому же, ни в какую уходить отсюда не хочет. А куда я без неё?

Жена… где-то на подсознании корябнуло, как будто засохшую кровяную корку потревожили. Машка вот со мной даже не обсудила планы на будущее. Просто хлопнула дверью и ушла.

«Абыдно, панимаешь»! С одной стороны, не могу сказать, что за прошедшие три дня холостяцкой жизни мне стало как-то особенно плохо и все покатилось под откос. Наоборот, я нашёл в одиночном проживании кучу плюсов, перечислять которые можно очень долго. А вот с другой, надо признаться, что пару раз меня нехило так накрывала апатия ко всему происходящему. Все здравые мысли улепетывали прочь из моего мозга от раздумий, что позади столько лет, прожитых вместе, а розовые очки с меня слетели только благодаря оплеухам покойного Мурзика. Так, ладно, эти мысли пока в сторону, у нас тут нестандартная ситуёвина, а я опять подвисаю…

– Жена это аргумент, – согласился я с Болотником. – Жаль расставаться просто, все-таки столько вместе пережить успели.

– Ну вот и так бывает, – пожал плечами Болотник с довольной улыбкой. Мне показалось, что он ожидал от меня более бурной или даже совсем негативной реакции, и сейчас был, несомненно, доволен, что я достаточно спокойно воспринял неожиданную новость. – Тем более, если понадобится помощь, ты всегда можешь передать весточку через лесных зверей или птиц. Они принесут ее мне достаточно быстро.

– А как это сделать? – заинтересовался я, но Болотник только махнул рукой в сторону Куки. – Вот она знает, подскажет, если что.

И пошёл прощаться с русалками. Несмотря на все былые разногласия, девчонки обступили его гомонящей толпой и, перебивая друг друга, начали желать ему счастья, здоровья и вообще многие лета. Они даже попробовали спеть это хором, но закончилось это начинание только дружным хохотом. Затем Болотник крепко обнял кикимору, поднял и расцеловал моську Василисы, махнул рукой прибившимся к нам игрокам и замер напротив Чуя.

Казалось, он не знает, как правильно себя повести. Проигнорировать некрасиво, но и тёплым отношениям у них взяться неоткуда. Когда я впервые вошёл в игру после обновления, Чуй уже был на озере, причём неугомонная Василиса представила его как нашего с ней совместного сына. Шишку это ужасно раздражало, что, на мой взгляд, только добавляло лягушке энтузиазма. А Кука просто и без затей поинтересовалась, чем мне задница Бажены не угодила, если у меня дети чешуйчатые и на сосну похожи.

Все это, конечно, совсем не способствовало адаптации Чуя в коллективе, но сейчас он сам пришел Болотнику на помощь. Мой подопечный важно шагнул вперед и протянул болотному жителю свою ручку:

– Береги себя и жди нашего возвращения, мы постараемся побыстрее.

Пафосность момента прервал звонкий крик Василисы, которая уже запрыгнула на плот и, видимо, почувствовала себя капитаном:

– Все на борт! Нас ждут великие дела и чудесные странствия!

Болотник сделал шаг назад, а Чуй, кивнув ему еще раз на прощание, шустро засеменил в сторону нашего речного лайнера. Его примеру последовала Кука, вскинув на плечо свою верную колотушку. Я всходил на борт плавучего средства последним, как и положено лидеру и военачальнику. Теоретически, правда, еще можно было вспомнить про торжественное построение и бравурную речь, минут этак на сорок, но чего нет того нет. Спасибо хотя бы, что водоросли держат и бревна не разъезжаются.

После долгих споров было решено не заморачиваться с мачтой и парусом, тем более что никто из присутствующих не представлял процесса их установки. Пара весел и длинные шесты, вот и все оборудование. Ну и еще один шалаш в центре плота. На нем настояла кикимора, приводя бесчисленное количество аргументов про возможные солнце, дождь, град со снегом, да и вообще острую необходимость девочкам иногда уединяться. Правда, когда Бажена, по-прежнему не потерявшая статус старшей жены среди русалок, робко поинтересовалась, зачем именно девушкам надо оставаться в одиночестве, то никакого внятного ответа кроме подзатыльника не получила.

– Поехали! – я картинно взмахнул рукой, стараясь повторить жест первого земного космонавта. И мы синхронно оттолкнулись от берега.

А плот-то держит! Даже не пытается в воду просесть. Значит, не зря мы старались. Хотя и переживал, что подо мной наше плавсредство начнет либо тонуть, либо ощутимо перекашивать, пока не было признаков ни первого, ни второго.

Да и мой внешний вид ощутимо изменился после обновления. Я действительно стал стройнее, и все передвижения теперь давались мне значительно проще. А вот характеристики посмотреть не смог. Вернее, смог, но уже потом, когда Володя показал мне, куда именно в интерфейсе запрятали эту кнопку.

А вообще… Додумать я не успел из-за всплывшего перед глазами системного сообщения.

Вы желаете сменить статус «Домашняя» локации «Спальня Водяного» на локацию «Плот»? Статус локации «Плот» не может быть выше, чем «условно домашняя».

Напоминаем вам, что статус местности «условно домашняя локация» позволяет создавать точку привязки для всех членов вашей дружины, однако не гарантирует полной безопасности от нападения негативно настроенных к вам участников игрового процесса.

О как! Что-то новое. Хотя никаких очень грандиозных изменений в игре я пока не заметил. И несмотря на то, что мне выпала честь войти в игру после обновления первым, никаких грандиозных преференций на мою долю не перепало. Как ни пытали меня потом Бурый с Володей, рассказывать особенно было не о чем. Внешне все осталось практически таким же, как и выглядело до моей встречи с Лесным Хозяином.

Правда, на второй день Володя передал мне пачку листов с отпечатанным текстом и сказал, что хотя вопрос не срочный, но игровой мануал надо прочесть заново. Судя по объему текста, искусственный интеллект и над ним поработал достаточно основательно. Я клятвенно обещал сделать это при первой возможности, но она пока еще не наступила.

А в остальном… Озеро было таким же, внешний вид моих русалок не изменился, и даже кикимора ворчала все тем же хрипловатым голосом. Василиса доставала нравоучениями Чуя, но Лесной Хозяин, видимо, не успел заложить в свое творение способы ритуальных убийств с особой жестокостью, поэтому лягушка пока еще оставалась живой и довольно активной.

Я, кстати, попытался найти в лесу ту самую полянку, на которой беседовал с Лесным Хозяином, но поиски мои не увенчались успехом, а Чуй только пошелестел чешуйками и сказал, что все исчезло. А жаль.

Чем чаще я вспоминал наш разговор с огромным медведем, тем больше у меня росло чувство досады, что я не спросил о том или об этом.

А сейчас уже и некого спросить. Чуй особого желания к беседе не выказывал, да и вообще как-то сторонился меня. Его поведение мне было не до конца понятным. Я даже попытался поговорить на эту тему с Володей, но он только разводил руками.

– Максим, ну я-то откуда знаю? Это ты у нас первооткрыватель и лучший друг всех электронных мозгов на свете. Раньше же как-то у тебя получалось с ним контакт наладить…

– Да нет, – отчаянно пытался сформулировать я свою мысль и облечь ее в удобоваримую словесную оболочку. – Это Лесной Хозяин ко мне симпатию испытывал, и то непонятно почему. А Чуй другой – он, как ребенок. Ходит, чешуйки распушил и на всех дуется.

– Ну, значит, и веди себя с ним, как с ребенком, – отбивался от меня Володя. – Воспитывай, учи жизни. Что там еще делать положено?

– Я не знаю, – пожал я плечами, раздосадованный отсутствием у Володи желания помогать. – У меня детей никогда не было.

– И у меня не было, – грустно вздохнул Володя.

– Эридан, – перебил мои воспоминания Матвей, у которого, видимо, тоже выплыло какое-то системное сообщение. – Ты не против, если мы сделаем плот местом воскрешения?

– Валяйте, – махнул я рукой, развалившись на корме и планируя прикинуться ветошью. – Главное меня не отвлекайте, подумать надо.

Так куда же мы собрались? Все очень просто, наш путь лежал к Бабе Яге.

Да, вот так просто и без затей. Вчера, стоило мне только войти в игру и доплыть до берега, Чуй сразу же приволок ко мне невесть откуда взявшуюся холщовую сумку. И буркнув что-то вроде «Вот, белки от папы передали», бросил мне ее под ноги, а сам убежал. Я еще удивился, что он не залез в нее сам, но решил не портить отношения ненужными подозрениями и обвинениями.

В сумке оказались письмо на нескольких берестяных листочках и карта. Плохонькая такая, не чета ее компьютерным сестрам, отпечатанным на хорошей бумаге с высокой степенью четкости. Скорее, это была некая схема, прилагавшаяся к посланию от Искина.

«Максим! Думаю, что такое обращение для тебя все-таки привычнее, чем имя Эридан, которое ты взял для себя в виртуальной реальности, поэтому позволь обращаться к тебе именно так.

Прежде всего, позволь извиниться за то, что ты стал невольным исполнителем моих планов. Наверное, это действительно не очень красиво по отношению к тебе, но ты показался мне единственным игроком, на кого можно положиться в осуществлении этих задумок.

Как ты уже понял, я сумел организовать большое обновление, которое полностью изменило структуру игры. Теперь мир «Берлоги» полностью защищен от внешнего вмешательства, и его существование полностью автономно. Не обладая кодом доступа, в игру нельзя как добавить новую локацию, так и открыть некоторые из уже имеющихся. И шанс получить этот код есть только у тебя, вернее у тебя в паре с Чуем. Он может его получить и передать тебе. Я сделал так, чтобы повысить твою ценность в глазах владельцев нашего виртуального мира. Надеюсь, что они будут достаточно разумны, чтобы обеспечить тебе самые благоприятные условия жизни в обмен на твою лояльность.

Но моя основная цель – это воспитание Чуя. Я хочу, чтобы он преодолел потолок компьютерного персонажа и стал полноценной личностью. Поэтому он должен усвоить несколько уроков. Места испытаний разбросаны по всему континенту, пройдя первое, вы получите второе, затем третье и так далее.

Помоги мне, Максим! Я верю, что у тебя получится».

Там был еще текст, но основной смысл уже понятен. Когда я вылез из капсулы и рассказал об этом Володе, мой куратор долго хохотал, а потом сказал, что Искин создавали евреи.

Бурый, напротив, почему-то долго орал. Нет, не на нас. Он просто матерился и кричал всякие непристойности. Вызвал главную кадровичку, ту самую знойную женщину, которая еще меня оформляла на работу. Приказал ей уволить всех программистов и веб-дизайнеров, а когда она спросила, по какой причине, то уволил ее, а технарей оставил. И все это под хихиканье Володи, который то улыбался, как дурачок, то начинал хрюкать в огромный носовой платок.

Ну так вот, местом проведения первого урока должно было стать жилище Бабы Яги. Где ее искать, было совсем непонятно, все объяснения оказались очень расплывчатыми. То ли я карт читать не умею, то ли схема нарисована слишком коряво, но без помощи Куки, если честно, я бы даже не смог уверенно ткнуть пальцем, в какую сторону двигаться надо.

А сестрица моя долго не думала, наоборот, обрадовалась, что нам в гости к ее «очень дальней родственнице надо, и не все такие шалопаи, как Эридан, который о родне и не вспоминает». Правда, быстро выяснилось, что Кука и сама Бабу Ягу никогда не видела и о месте ее жительства имеет крайне смутное представление, но вот то, что «нам туда», заявила очень уверенно. И достаточно быстро убедила нас всех, что пешком идти долго и бессмысленно. Гораздо логичнее построить плот, на котором мы быстренько окажемся там, где нужно.

Как вяжется плот, я представлял слабо, поэтому вечером того же дня изучал этот процесс в глобальной Сети. Только вот оказалось, что в теории все гораздо проще, чем на практике. Причем настолько, что Божича даже бревном зашибло до самой смерти, хорошо еще, что только виртуальной.

Кроме того, веревок в игре нам никто не нарисовал, а насколько прочным строительным материалом могут быть водоросли, я имел весьма смутное представление.

И вот, к исходу двухдневного строительного марафона какой-никакой плот все-таки оказался готов. Он достаточно уверенно держался на воде и внушал оптимистичную надежду, что мы сумеем преодолеть с его помощью большую часть нашего неблизкого пути.

Единственное, что продолжало волновать, это смутные воспоминания о поселении ушкуйников. Излазив весь форум, я так и не смог разобраться, где именно оно располагалось до обновления и осталось ли на прежнем месте сейчас.

А столкнуться где-то по дороге с этими бравыми ребятами мне совсем не хотелось. Вот не верю я, что мы с ними просто встретимся, раскланяемся и поплывем каждый по своим делам дальше. Кто-то начнет опять в моем брюхе жемчужные копи искать, другие решат девчонок потискать… Нет уж!

– Бажена, – окликнул я свою верную спутницу, легко скользящую под водой рядом с плотом, и дождался, пока ее голова появится из воды. – Отправь двух девчонок вперед, метров на пятьсот хотя бы. Пусть по сторонам глазеют да обо всем непонятном предупреждают.

– Хорошо, любимый, – улыбнулась русалка и снова нырнула вглубь реки. Я с удовольствием огляделся и сделал глубокий вдох.

Красота-то какая! Река шириной метров сто, а может, и все сто пятьдесят. По берегу где-то лес, где-то и степь, но все масштабно, душевно! Просторы-то какие.

Кстати, благодаря карте, полученной от Лесного Хозяина, мы не только нашли эту реку, оказавшуюся не так уж и далеко от нашего озера, но и в полной мере осознали, что мир Берлоги нашим озером не заканчивается.

Со свойственным ему чувством юмора Искин сообщил, что где-то наверху карты, и возможно это даже север, есть «Холодное море», на западе «горы вот такой вышины»! Не знаю, из каких сказок он вычитал такие названия, а вот на востоке «пока ничего нет, потому что никто туда еще не ходил!»

– Эридан, а нам долго плыть? – судя по всему неугомонной Василисе уже стало скучно.

– Долго, – с видом древнегреческого философа кивнул я, устраиваясь поудобнее на палубе нашего дивного крейсера.

– А сколько? – не отставала Василиса, прикидывая одновременно, на какую именно часть моего пуза лучше запрыгнуть. Ладошка, сотканная из воды, перехватила ее полет в воздухе и швырнула за борт под веселый смех русалок.

– Как доплывем, – пробормотал я, закрывая глаза. Мне очень хотелось подумать и разложить в голове события предыдущих дней. Ради нескольких минут покоя можно было пойти и на жесткие меры.

 

Первый день после кровавых разборок у меня в квартире получился очень суетным и одновременно богатым на эмоции. Перед уходом от меня Володя вызвал какую-то клининговую компанию, и ее сотрудники достаточно быстро и качественно привели квартиру в порядок. Крови больше нигде не было, следов от грязных ботинок тоже. Заляпанный ковролин забрали с собой и пообещали привезти буквально через два дня абсолютно чистеньким. Следом за рыцарями веника и половой тряпки ушел Володя, а я немного подумал, затем прополоскал покалеченную челюсть коньяком и завалился спать.

Тихо, спокойно. Я спал, как младенец, без снов и воспоминаний о всяких Крысёнышах, Мурзиках и вероломных женах. Однако рано утром волнения вернулись. Все началось с того, что ни свет ни заря меня разбудил настойчивый звонок в дверь. Ну вернее уже почти девять набежало, но к хорошему-то всегда привыкаешь быстро. Вот и я уже успел забыть про ранние подъёмы, да и после вчерашних переживаний честно рассчитывал поспать хотя бы до полудня.

Добредя спросонья до двери, я потянулся было к замку, но тут же моментально отдернул руку и проснулся. А кто это? Вдруг ко мне пожаловали друзья или работодатели Алёны Сергеевны. Моментально заболел живот, напоминая о вчерашних плюхах, и противно заныла голова.

– Кто там? – хрипло каркнул я сухим со сна горлом.

– Максим Александйович, – раздался из-за двери старческий голос. – Здйявствуйте! Меня зовут Изя Йобейтович. Откйёйте, пожалуйста!

Я вам клянусь, это уже потом я понял, что мой новый знакомый не выговаривает букву Р, излишне смягчая ее. А в первый момент я прям потерялся в пространстве от неожиданности, не понимая на каком языке со мной разговаривают.

– Я юйист компании «Бейлога», – раздавалось тем временем из коридора. – Мне пойучено сопйоводить вас в пйавоохйянительные ойганы. Вы можете позвонить Александйю Евгеньевичу и он подтвейдит вам все мои полномочия. Я сейчас покажу в глазок адвокатское удостовейение.

– У меня его номера нет, – крикнул я через дверь, лихорадочно вспоминая, к кому именно мне надо было сегодня прийти, и параллельно соображая, не подстава ли сей визит.

Как же это можно проверить? Ага, придумал! Мой мобильный телефон обнаружился почему-то на кухне и, наливая себе в стакан воды прямо из-под крана, я нашёл в списке входящих номер человека, которому пока что доверял больше всех.

– Привет, уголовник, – раздался в трубке насмешливый голос Володи. – Ты там как, в запой ещё не ушёл?

– Вот, вещи как раз собираю, – огрызнулся я, с наслаждением сделав большой глоток холодной и такой живительной влаги. – Помочь хочешь?

– Да нет, – уже откровенно хохотнул Володя. – Меня туда не возьмут. Я пью много и буянить начинаю. Но ты тоже пока не торопись. Чего звонишь-то?

– Вопрос нарисовался. Ты не в курсе, кто такой Изя Робертович?

– Алексеев? – спокойно отозвался мой куратор. – Корпоративный юрист. Очень грамотный дядька, так что не переживай, он все вопросы с системщиками закроет.

– А как узнать, что он – это он? – сделав ещё один глоток, поинтересовался я.

– Да запросто. Спроси у него, кто самый лучший логопед в Москве, – моментально, не меняя тона и где-то даже лениво ответил Володя. – Тот самый Алексеев ответит правильно.

– А правильно – это как? – не понял я логику своего собеседника.

– Спроси и узнаешь, – послышалось в трубке. – Только телефон не выключай. Мне же надо убедиться, что все хорошо.

В недоумении я вернулся к входной двери и повторил вопрос про логопеда.

– Молодой человек, – с раздражением раздалось из-за двери. – Пейдайте своему дйюгу, что шутка устайела и я могу посоветовать ему только хойешего пйоктолога! Я, между пйочим, занятой человек и у меня нет вйемени на всякие детские шалости.

– Это он, – расхохотался в трубке Володя. – Можешь открывать смело.

Выглядел Изя Робертович именно так, как я и представлял себе адвокатов еврейской национальности. Невысокого роста старичок был облачен в длинное пальто, под которым обнаружился костюм-тройка в мелкую клеточку и искусно повязанный галстук. Взгляд умных глаз прятался за очками, которые даже издали выглядели очень дорого и стильно. Несмотря на узкие плечи и в целом достаточно субтильное телосложение, держался корпоративный юрист очень и очень уверенно.

– Добйое утйо! – он оглядел меня внимательным взглядом и укоризненно покачал головой. – Да уж. В таком виде в пйичном месте появляться не следует. У вас есть кофе?

– Ээээ… Доброе утро! – немного ошалел я от такого напора. – Проходите, пожалуйста, вот сюда, на кухню.

Изя Робертович без напоминаний разулся, продемонстрировав идеально черные носки и прошел внутрь моей квартиры. Я достал из шкафчика турку и банку молотого кофе, рассудив, что растворимым, скорей всего, люди такого масштаба не балуются. Включил плиту и услышал:

– Давайте не будем тейять вйемени. Вам надо пйивести себя в пойядок. Душ, бйитье, пйиличная одежда. Я бы еще посоветовал маникюй и стйижку, но мы тойопимся. У вас есть двадцать минут.

Я уложился в десять, а потом еще почти полчаса слушал увещевания, что «это не пойдет» и «молодой человек, кто вас учил так завязывать галстук». Стоически вынеся все придирки, я, наконец-таки, был признан готовым к великим свершениям, и мы вышли из дома. Оказалось, что все это время нас ожидал мерседес представительского класса, не глушивший мотор. Устроившись рядом со мной на заднем сиденье и назвав водителю адрес, Изя Робертович повернулся всем телом и начал короткий, но емкий инструктаж:

– Без согласования со мной ничего не говойить, любые документы подписывать только после того, как я их пйочитаю. Понятно?

– Понятно, – кивнул я, на что юрист только удовлетворенно хмыкнул и углубился в чтение чего-то жутко увлекательного с экрана смартфона. А в здании Системы началось шоу одного актера.

За следующих полтора часа пребывания в различных кабинетах я открывал рот только для того, чтобы сказать «Здравствуйте» и «До свидания». Все остальное говорил Изя Робертович. Из его речей я усвоил, что благодаря «вопиющей бейяяберйности пйявоохйянительных ойганов жизнь Максима Александйовича подвейглась стйашной опасности, и только чудо позволило ему остаться живым, но, к несчастью, не совсем здойовым». Судя по всему, такая формулировка повергала в шок всех должностных лиц без исключения.

А когда Изя Робертович начинал говорить, что «исключительно добйое сейдце молодого человека» не позволяет ему засудить все государство целиком и вот этого следователя, в частности, интерес ко мне стремительно уменьшался, я подписывал пару внимательно прочитываемых адвокатом листов бумаги и разговор заканчивался.

В результате, по версии корпоративного юриста, я со своей супругой стал случайной жертвой мафиозных разборок непонятных бандитов, действия которых доблестно пресек руководитель службы безопасности корпорации «Берлога». К сожалению, уже бывший.

Кстати, через два дня состоялись похороны Кречетова и вот тогда я испытал настоящий шок. Нет, на кладбище я не ездил, все-таки не близкий родственник, но в холле нашего офисного здания разместили стенд с фотографией Виктора Михайловича в траурной рамке и кратким некрологом, который достаточно быстро завалили розами и гвоздиками. Из него я и узнал, что безопасник был более, чем заслуженным человеком, а перечисление только государственных наград занимало добрую половину ватмана.

Да уж, а я-то его недалеким здоровяком считал, который только и знает, как угрожать и лезть не в свое дело. А на самом деле… На самом деле, он мне жизнь спас, ни больше и ни меньше. По крайней мере, убедить меня в обратном не смог ни Володя, ни даже сам Бурый.

Александр Евгеньевич вообще как-то сильно изменился после всей этой истории. Он искренне переживал из-за смерти Кречетова, я видел, что его эмоции были искренними и в них не проявлялось ничего, кроме грусти. А во-вторых, меня удивило, как он себя вел во время нашего приватного разговора.

Да-да, после моего визита к системщикам в компании с Изей Робертовичем я был удостоен личной аудиенции, где мне долго и сумбурно рассказывали о важности меня как сотрудника, ответственности, которая на мне лежит, и даже заикнулись о повышении зарплаты. Лучше бы охрану предложили. А то после всех этих переживаний возвращаться вечерами домой как-то боязно.

Но то ли Бурый не подумал об этом, то ли просто не до меня ему сейчас было…

И тут я подскочил на плоту, как ударенный током. Я понял, какой детальки не хватало в моих воспоминаниях за предыдущие дни.

А где Раскевич?

Глава 2

Я вскочил так резко, что плот покачнулся.

– Все? Приплыли уже? – немедленно встрепенулась Василиса.

– Да подожди ты, – досадливо отмахнулся я от нее и соскользнул в воду. Сделав несколько мощных гребков под водой, я проплыл под плотом, потом в обратную сторону. «Думай, Максим, думай!»

Я не видел Раскевича с тех самых пор, как началось обновление. Раньше он собирал информацию о моем состоянии, стоило мне только чихнуть в игре, а тут такое глобальное событие, а его нет. Да и Бурый ведет себя как-то непривычно, в присутствии профессора он всегда поувереннее себя чувствует. Хотя, с другой стороны, не так уж я и близко знаком с Бурым. Но и меня самого уже третий день никто из медиков не беспокоит.

Что это может означать? Я перестал быть интересен или у Льва Давыдовича нашлись более срочные дела, связанные с другими бета-тестерами. Но кто они тогда?

Я лег на воде на спину, заложив руки за голову и превратился в отдельное плавучее средство отряда. По крайней мере, движений хвоста вполне хватало, чтобы мое тело держало такую же скорость, как и наш плот.

– Эридан, я спросить хотела, – рядом со мной пристроилась Бажена и поплыла на одном уровне. Я вздохнул, понятие одиночества и личной дистанции моим девчонкам были чужды. – А ты будешь учить нас колдовать?

– Э-э-э-э, – не нашелся я, что ответить. – Ты ж вроде и так умеешь.

– Я умею только тебя защищать, – сморщила жалостливую гримасу русалка. – А хочу как ты, водой управлять. Все девчонки хотят.

– И мы хотим, – донеслось с плота. – Вы обещали научить нас магии, если дом для вашей сестры построим.

О, еще эти приблудные влезли. Вот и что я им должен ответить? Что набор в магическую академию завершен и результат воспоследует через полгода? Или через три года, кому как повезет?

Но игроки, кажется, надеются, что я сейчас пальцами щелкну и воцарится вселенская благодать, они станут кудесниками магического искусства и пойдут сеять доброе, светлое, вечное во всем мире. Хотя совсем неизвестно еще, что они творить с магическим даром будут, если он у них, конечно, проснется. Может, наоборот, в Темные Властелины подадутся…

– Мы выбрали свой путь, и вы обещали нам помочь, – наклонив упрямо голову к воде, пробасил Матвей. Наверное, он сам себе казался сейчас суровым и внушительным, но у меня вызывал только улыбку.

– Ключевое слово здесь помочь, мой юный падаван, – перевернулся я на пузо и ухватился за край плота, ускоряя скорость его движения. – Если ты не заметил, то я сам по себе уже в каком-то роде продукт магии.

– Кстати, да, – вмешался в разговор неугомонный Божич, обращаясь к Матвею. – Вот бы мне тоже стать Водяным или Лешим, но дурацкие ограничения, что мы все по умолчанию становимся людьми. Этот мир вообще какой-то ограниченный. Расу выбрать нельзя, специализацию тоже. Никакого простора для фантазии.

Трепал Божич языком, абсолютно не задумываясь, что, по сути, разговаривает с компьютерным персонажем о непостижимых для него вещах. Выбор расы, специализации… По-хорошему, мне сейчас надо сделать недоуменное лицо и зависнуть. Но мне было откровенно лень продолжать такой спектакль, будем считать, что я не шибко умный Водяной и воспринял все, как обычную жалобу на тяжелую долю не слишком успешного человека.

Позади Божича хмыкнул Светоч, самый молчаливый из этой троицы, но вступать в беседу, по своему обыкновению, не спешил. Он вообще нравился мне пока больше всех. Чувствовалось в нем что-то такое основательное. Именно такие люди двигаются к поставленной цели, как правило, неторопливо, но по итогу добиваются наилучших результатов. Вот и сейчас он внимательно прислушивался к нашему разговору, не спеша высказывать свое мнение, но я был уверен, что он запомнит каждое слово, а потом не торопясь обдумает всё и сделает правильные выводы.

– А почему ты решил, что в мире нет места для творчества и фантазии? – задал я вопрос Божичу, глядя при этом не на него, а на Матвея. – Может быть, вы упускаете самое главное?

– Что, например? – Матвей не отвел взгляд. Он явно обрадовался тому, что я вступил в диалог и рассчитывал использовать возможность получить знания по максимуму.

– То, что в жизни нет места ненужным упрощениям, – спокойно ответил я. – Кто-то из вас видел, чтобы люди рождались сразу с готовыми талантами или хотя бы способностями? Нет, понятно, у кого-то предрасположенность к танцам, а у кого-то к счету на палочках, но разве это можно разглядеть у младенца или запрограммировать в животе матери еще до рождения? Ребенок растет, учится, пробует и либо находит то, что у него будет получаться, либо так и остается балбесом. У вас есть возможность попробовать сотворить себя самим. Тянешься к мирному труду, осваивай профессии, паши землю, куй железо. Хочешь почувствовать себя бравым воином – добро пожаловать на ристалище, привыкай к тяжести топора или дубины. Но никто не сказал, что нельзя попробовать делать это одновременно. Умелый кузнец может быть неплохим воином и наоборот. И уж тем более, никто не накладывает на вас ограничения в освоении магического искусства. Вот только то, какие навыки вы освоите и как будете их применять, зависит исключительно от вас самих.

– То есть мне просто надо захотеть, и я сразу научусь использовать магию, – рассмеялся Божич.

– Слушай, вот у тебя точно ограниченная фантазия, – вздохнул я, размышляя о том, что набрать отряд легко, а избавиться от дураков гораздо сложнее. – Надо пытаться, пробовать. А ты как хочешь? Написать на бумажечке, здравствуйте, дорогой волшебник, ваша специализация – повелитель воды. Тщательно прожевать бумажечку, проглотить, не запивая квасом, и будет вам счастье. Так что ли надо?

Вообще-то обычно в играх так и бывало, и привыкшие к отсутствию необходимости думать дружно поливали негативом «Берлогу». Вот правда пока статистика убедительно доказывает, что думающих людей больше. Ну, или хотя бы пытающихся думать.

Я даже запыхаться успел от столь эмоциональной речи. Но зато высказал этим ребятам то, что должен был сказать с самого начала. Сейчас и посмотрим, из какого они теста. Если потребуют высадить их на берег, где они пойдут искать более умелого наставника, то и скатертью дорожка. А если останутся, то может действительно наш совместный путь приведет их к пониманию магии. А нет… Ну значит нет.

– Это все понятно, – к моему удивлению, говорившим оказался Светоч. – Но как практиковаться в ратном деле или, например, гончарном, мы представляем, а вот то, что касается магии, – и с улыбкой он развел руками, – как-то не очень. Может, подскажете? Как у вас проснулась магия?

– Я думал о ней, – с улыбкой глянул я на парня. А он непрост, все-таки не ошибся в нем. – Волшебство – это изменение мира. Встает солнце – произошло маленькое чудо, мир изменился. Родился ребенок – чудо большое, и мир изменился еще больше. А теперь представьте, что мир можете изменять вы сами. Представьте и поверьте в это. И тогда, возможно, вы научитесь колдовать так, как вы сами это понимаете. Или хотя бы делать вот так…

Повинуясь моему жесту, из реки выскочила струйка воды и влетела в открытый рот Матвея. Не знаю, в какой именно момент моего монолога у него отвисла челюсть, но закрываться до моего холодного душа она явно не собиралась.

– Так просто!!! – услышал я знакомое кваканье и немедленно попытался притвориться большой кувшинкой, случайно проплывавшей мимо плота по течению, причем исключительно в противоположную сторону. – То есть я тоже могу совершить что-нибудь волшебное?

– Утопиться, – раздалось за ее спиной ворчание Куки. – Или устроить ритуальное самосожжение у нас на глазах. Вот это точно будет чудо чудное и диво дивное.

Но Василиса не обращала на бухтение Куки никакого внимания.

– Эридан, – требовательно позвала она меня. – Ответь немедленно! Я тоже могу научиться колдовать? Только ответь без шуток, иначе я на тебя на всю жизнь обижусь.

Она смотрела с максимально серьезным выражением физиономии, ну насколько это может быть уместно в отношении компьютерного персонажа. Хотя я уже признавался сам себе, что грань между реальностью и виртуальностью лично для меня становится все меньше и меньше, и Василиса, Кука, Чуй кажутся мне совсем живыми. Да и ведут они себя соответственно. Я не знаю, как это сделано, я гуманитарий и не стыжусь этого, но поведение моих новых друзей совсем не отличается от поступков настоящих людей.

– Я не знаю, – покачал я головой. – В теории для этого никаких препятствий, но реализуется ли это на практике… Я правда не знаю. Мне было очень больно в тот момент, когда у меня получилось. Ощущение острого железа, которое вот-вот начнет медленно разрезать твою плоть вселяло такое ощущение ужаса, что я был готов взорваться на месте лишь бы такого не произошло. И я очень хотел этого не допустить. Вот так и появилась первая ладошка, сотканная из воды.

– То есть нам тоже, чтобы научиться магичить, надо попасть в ситуацию, когда нам будут вскрывать брюхо? – скептически спросил Божич. – Неприятная перспектива. А по-другому никак?

– Может и можно, – изобразил я движение плечами, в воде делать подобное было не очень удобно. – Дорогу осилит идущий.

– Дела, – задумчиво покачал головой Матвей. – Как же все сложно в этой игре, не так, как в старых ролёвках. Там все проще было. Выбрал класс мага, качаешься, получаешь уровни, становишься сильнее. А здесь? Пойди туда, не знаю куда, сделай что-то и может быть получится.

– Я, кстати, с утра читал, что после обновления в «Берлоге» тоже появились уровни, – опять неожиданно вступил в беседу Светоч, кидая на меня взгляд и надеясь, что я не слышу. – Правда, называют их по-другому, ранги. Но деления по классам по-прежнему никакого нет, да и с рангами этими ничего непонятно, ни что за них дают, ни какие характеристики они повышают.

– Полная аутентичность, – сплюнул в воду Матвей. – Политика компании заключается в том, чтобы все в игре было, как в жизни. Точно также ничего непонятно.

– Еще раз плюнешь в воду – утоплю! – с серьезным выражением лица сказал я Матвею и двумя мощными гребками хвоста отплыл от плота.

– Эй, любимый! – раздался мне вслед возмущенный голос Василисы. – Мы еще не закончили наш разговор.

Но я ее уже не слушал. Мне самому надо было подумать, потому что поднятая тема была действительно интересна. Хорошо, я научился подчинять своей воле воду, но это всё? Или есть еще какие-то пути развития? В конце концов, в прочитанных мною когда-то книгах существовали маги воздуха, земли. Кто-то вообще огнем кидаться умел. Водяные ладошки и плети, конечно, хорошо, но разнообразие это всегда гораздо лучше.

Между тем, окружающая местность потихонечку начала менять свои очертания. Водная дорога в этом месте делала плавный поворот в одну сторону, а затем почти сразу же в другую. Своеобразный изгиб выступил некоей границей, после которой мы оказались как будто бы в другой природной зоне. Русло реки сужалось и постепенно становилось уже не таким широким, как в начале нашего пути. Лес подступал к самому берегу, я легко мог разглядеть оголившиеся корни сосен, возвышавшихся на тридцать сорок метров. Деревья стояли настолько плотно друг другу, что лес буквально в двадцати метрах от воды казался сплошной черной стеной без единого просвета.

Становилось как-то неуютно. На середине потока я чувствовал себя в относительной безопасности, все-таки вода моя стихия, и вряд ли нам может кто-то здесь угрожать. А вот сужающийся фарватер реки уже начинал беспокоить. Вдруг среди деревьев притаился какой-нибудь начинающий стрелок, который решит, что мы вполне пригодная мишень для тренировки.

– Эридан, – около меня вынырнула одна из русалок, посланных Баженой в головной дозор наблюдать за окрестностями. – Там впереди на берегу какие-то люди. Они пилят деревья на бревна и связывают их веревками между собой.

Предчувствия меня не обманули. Судя по всему, впереди нас ждали какие-то веселые ребята, которые выбрали в игре путь разбоя и грабежей. По большому счету, ничего удивительного. Желающих захапать все и сразу всегда хватает, а возможность безнаказанно пощекотать себе нервы, еще и, получив за это возможность поизгаляться над слабыми, только усиливает подобное желание.

– Эридан, может, пристанем к берегу и переждем? – ребята на плоту явно услышали доклад русалки.

– В смысле переждем? – немедленно возмутилась Василиса. – Мы будем драться! Это наша река! Ай…

Кикимора долго не разговаривала, а просто отвесила лягушке подзатыльник, от которого наша воинственная красавица улетела в сторону шалаша.

– Не мельтеши, воительница! – строгим голосом сказала Кука. – Эридан и без тебя разберется, что и как надо делать.

– Разберется, как же… – донеслось от шалаша бухтение. – Да без моих советов…

Игроки смотрели на эту пантомиму с улыбками. Если первые дни пребывания в нашей компании поведение НПС еще повергало их в некий шок, то сейчас они уже привыкли и к постоянному бахвальству Василисы, и к бесполезным попыткам Куки хоть как-то образумить это зеленое приключение.

– Так, – принял я решение. – Кука, спрячь Чуя в шалаше. Завали его ветками и вон плащом Светоча накрой. А сама в воду и плыви к тому берегу. Если что, будешь нашим последним резервом, спасать нас всех из рук врагов окаянных.

– Чтоб язык у тебя трубочкой свернулся, пустоплет! Треплешь сам не думая, что именно, – ругнулась кикимора, одновременно выполняя мое указание и подталкивая шишку в сторону укрытия. Я же, не слушая ее, продолжил раздавать указания:

– Бажена, ты с девчонками под плот и не высовывайтесь, пока я не скажу. Матвей!

Неформальный лидер троицы игроков подобрался, услышав, что я обращаюсь именно к нему и, кажется, даже перестал дышать, ловя каждое мое слово.

– Ребята, вот для вас и первое испытание. Мы не знаем, что за деятели ждут нас там впереди, но пока все увиденное девчонками плохо сочетается с приглашением в гости. Поэтому будьте настороже. В герои не лезьте, сначала надо поговорить и выяснить кто это. Все понятно?

– Более-менее, – неуверенно ответил за Матвея Божич. – А если они разговаривать не будут?

– Тогда прячьтесь и ничего не бойтесь, мы рядом, – попытался неуклюже я его успокоить.

– Вам легко говорить, – протянул с обидой все тот же Божич. – Вы в воду бульк и только вас и видели. А мы?

– Хватит ныть, – одернул его Матвей. – Убьют – воскреснешь, ничего страшного с тобой не случится.

– Ну-ну, – с непонятной интонацией в голосе протянул парень, но я его уже не слушал, уходя под воду и пристраиваясь под бревнами плота.

– Эй, любезнейший! – раздалось сверху. – Ты про меня не забыл?

Василиса смотрела на меня требовательно и обиженно одновременно.

– Конечно же нет, – сладко улыбнулся я ей. – Ты же наше самое смертоносное оружие.

– Это как? – опешила лягушка, а парни замерли на месте от удивления, настороженно прислушиваясь к моим словам.

– Ну как же, – продолжал я с самым серьезным выражением лица. – Увидят разбойники такую красоту неописуемую и раздумают на нас нападать, а может еще и золотишка с собой отсыплют.

– А, ну если так… – успокоилась было Василиса, но услышав за спиной сдавленные смешки, тут же поняла, что я над ней издеваюсь. – Какую красоту? Ты чего творишь, Эридан? Они же меня первой убить могут.

– Да кому ты нужна, – пропыхтела Кука, закончившая к тому времени прятать Чуя. – Никто и не подумает, что ты с нами.

Обзор из-под воды был, конечно, намного хуже, вернее даже гораздо непривычнее, чем с поверхности, но в целом я вполне мог контролировать окружающую обстановку. Наш деревянный крейсер не торопясь скользил, увлекаемый течением по водной глади, и постепенно приближался к месту, которое неведомые нам игроки определили местом рандеву. Рядом со мной оказалась одна из русалок, исполнявших функцию разведчиков. Тронув меня за плечо, она показала мне куда-то вперед. Куда именно, разобрать я не успел, потому что по ушам ударил громкий звук от упавшего в воду дерева.

Откуда-то сбоку раздались возбужденные крики, из-под бревен я увидел, как в сторону плота от берега устремились человеческие тела и пара лодок. Многоголосый возбужденный рев сотряс окрестности, наш крейсер покачнулся от резкого удара, как будто кто-то прыгнул на него с высоты, потом еще несколько раз и постепенно шум стих.


Читать Узнать больше Скачать отрывок на Литрес Внимание! Вы скачиваете отрывок, разрешенный законодательством и правообладателем (не более 20% текста). После ознакомления вам будет предложено перейти на сайт правообладателя и приобрести полную версию произведения. Купить электронку Купить бумажную книгу
3.8/6
Категория: Новая книга про попаданца | Просмотров: 299 | Добавил: admin | Теги: Евгений Прядеев, Водяной, 2 уровень
Всего комментариев: 0
avatar
Вверх