Новинки » 2020 » Февраль » 23 » Элиан Тарс. Мрачность +5. Связь Миров
21:03

Элиан Тарс. Мрачность +5. Связь Миров

Элиан Тарс. Мрачность +5. Связь Миров

Элиан Тарс

Мрачность +5. Связь Миров


Книга завершена
Тьма всегда была благосклонна ко мне. И когда после сбоя в работе экспериментальной вирткапсулы я застрял в несуществующей игре, именно Бог Тьмы стал моим Покровителем. Он дал мне силу и указал путь. В этом мрачном мире я отличаюсь от других, но, как мне кажется, далеко не в худшую сторону.



Элиан Тарс – псевдоним популярного писателя, работающего в жанрах боевого фэнтези и ЛитРПГ. Предлагаем пятую книгу одного из наиболее известных его циклов «Мрачность» – роман «Связь Миров».

Жанр: боевое фэнтези, попаданцы, LitRPG
Возрастное ограничение: 16+
Дата написания: 2019
Дата выхода на ЛитРес: 2020
Объем: 10,51 а.л.
 
Книга 1

Элиан Тарс. Мрачность +1. Отблеск Тьмы

Мрачность +1. Отблеск Тьмы

Элиан Тарс – псевдоним популярного писателя, работающего в жанрах боевого фэнтези и литрпг. Представляем вам один из его наиболее популярных литературных циклов «Мрачность», первая книга которого называется «Отблеск тьмы».

Главный герой после сбоя в экспериментальной виртуальной капсуле навсегда застревает в игре, которой вообще не существует. Тут есть и другие игроки, и «местные персонажи», но совершенно невозможно определить, кто есть кто. Сам по себе мир меча и магии жесток, в любой момент героя готовы отправить на «перерождение». Помощь неожиданно приходит от Бога Тьмы. Однако, чтобы не стать мишенью и скрыть новые способности, приходится качать показатель «Мрачность». В чем суть этого показателя и удастся ли нашему герою найти кнопку «выход»? Об этом в книге.

0.90 руб. Читать фрагмент Купить книгу

Книга 2

Элиан Тарс. Мрачность +2. Паства

Мрачность +2. Паства

Элиан Тарс – псевдоним популярного писателя, работающего в жанрах боевого фэнтези и ЛитРПГ. Предлагаем вторую книгу одного из наиболее известных его циклов «Мрачность» – роман «Паства».

Главный герой после сбоя в экспериментальной виртуальной капсуле навсегда застревает в игре, которой… вообще не существует. Тут есть и другие игроки, и «местные персонажи», но невозможно определить, кто есть кто. Мир меча и магии жесток: в любой момент героя могут отправить на «перерождение». Помощь неожиданно приходит от Бога Тьмы. Однако, чтобы не стать мишенью для врагов и скрыть новые способности, приходится качать показатель «Мрачность». Энергия быстро кончается, и нетрудно представить, что случится, когда её не останется вовсе…

129.00 руб. Читать фрагмент Купить книгу

Книга 3

Элиан Тарс. Мрачность +3. Господство Тления

Мрачность +3. Господство Тления

 

Главный герой после сбоя в экспериментальной виртуальной капсуле навсегда застревает в игре, которой… вообще не существует. Тут есть и другие игроки, и «местные персонажи», однако невозможно определить, кто есть кто. Мир меча и магии жесток: в любой момент героя могут отправить на «перерождение». Помощь неожиданно приходит от Бога Тьмы. Но, чтобы не стать мишенью для врагов и скрыть новые способности, приходится качать показатель «Мрачность». Энергия быстро кончается, и нетрудно представить, что случится, когда её не останется вовсе…

В третьей книге новые проблемы не заставляют себя ждать и приключения героя продолжаются.

 

129.00 руб. Читать фрагмент
Купить книгу

Книга 4

Мрачность +4. Колыбель Богов

Книга 5

Элиан Тарс. Мрачность +5. Связь Миров


Глава 1. Гармония
Кладбище ассоциируется с чем-то мрачным. Произнесёт кто-то это слово, и ты представляешь унылую серую картинку: небо затянуто грозовыми тучами, возможно, стоит туман, а может, вокруг безлунная ночь. Если есть деревья, то, как правило, голые либо же и вовсе давно высохшие.

Но это наш разум привык мыслить стереотипами. На деле же миры куда разнообразнее и неожиданнее. Если бы существовал единый человекоподобный Создатель миров, можно было бы смело утверждать – его фантазия стократ богаче фантазии даже самого экстравагантного творца-шизофреника.

Именно поэтому белые мраморные надгробия вокруг меня сияли под лучами яркого летнего солнца. Поверни голову и увидишь вдали зелёные поля, сливающиеся на горизонте с синим куполом неба. Красота. Из мрачного антуража вокруг лишь карканье ворон. Ну да, от этих-то никуда не денешься, привыкли они жить на кладбищах, где люди оставляют сладкие подношения умершим родственникам.

Мне же «вертеть головой» было без надобности. Стоило лишь подумать, и картинка сама смещалась. Сейчас нет у меня ни головы, ни глаз, ни тела. Я лишь слабый, еле заметный энергетический сгусток, каким-то чудом сохранивший сознание и теперь зависший над могилой.

Над своей могилой.

Странно видеть на надгробии своё имя. Своё настоящее имя, а не то, что принадлежит какому-то селянину. Видеть свою дату рождения. Ту, что в разных учреждениях мне частенько приходилось называть, ту, что была паролем для некоторых моих учётных записей. И дату смерти. Тот самый день, когда я, полный радости и надежды, чуть ли не вприпрыжку шел на новую работу.

«Странное видение…» – подумал я. Ну или не я, а какой-то малый энергетический сгусток – всё, что осталось от меня настоящего.

– Это не видение, – прозвучал рядом со мной женский голос. – Мы сейчас действительно в твоём родном мире, в той самой временной точке, которая соответствует оной в Зуртейне, где ты тоже практически умер.

Я мысленно передвинул «картинку» перед глазами влево (если бы у меня была голова, это называлось бы «повернул голову в сторону говорившего»). Несколько мгновений рассматривал её, пытаясь понять, что же за дама решила составить мне компанию. Не мог найти слов. Лишь тёплые чувства и чёткую ассоциацию – весна. Да, если бы я был художником и решил изобразить хуманизацию этого времени года, нарисовал бы её примерно так – высокая веснушчатая босоногая девушка с тёплыми рыжими волосами до бёдер, в венке из одуванчиков, облачённая в лёгкое светлое платьице.

Находиться возле незнакомки было райским наслаждением. Я невольно придвинулся к ней ближе, хоть у меня и не было ног. Моя истерзанная душа будто бы заживала. О небо… какая же добрая от неё исходит энергия…

Я не знаю, сколько времени мы стояли и молчали. Однако постепенно я стал чувствовать, как мозг (хотя физически его, как и головы, у меня в тот момент не было) начинает исправно работать, и я уже могу соображать, а не играть роль растения под удобрением и ультрафиолетовыми лучами.

– Кто ты? – я наконец-то смог сформулировать первый вопрос.

– Самое распространённое моё имя – Гармония. Я одна из детей ХАОСА.

Её ответ мне отчего-то показался смутно знакомым. ХАОС… это же… хм… где я слышал о нём и его детях?.. В какой-то книге? Нет. Не могу вспомнить.

– Что это значит? Ты можешь рассказать подробнее? – спросил я.

– Могу, – спокойно ответила моя собеседница. – Есть Земля, есть Зуртейн, есть много других миров, похожих на них или нет. Всё это есть одна вселенная. Но вселенная далеко не одна. Их столь много, что твой мозг не способен представить сие множество. И все вместе эти вселенные создают единую макровселенную. То и есть ХАОС. Отец всего сущего, и всё сущее.

– Вот как? А ты, стало быть, дочь… Столь великой сущности?

– Неправильно звать моего отца сущностью, – только и ответила она.

Хотел бы я задумчиво почесать голову, вот только… правильно, ни пальцев, ни головы у меня нет.

Интересно, эта Гармония говорит правду? В принципе, с чего бы ей врать? Хотя звучит её рассказ слишком невероятно? Ну… для кого-то и существование Богов невероятно, а я лично сражался с несколькими из них.

– Мне незачем тебя обманывать, – произнесла она, дав понять, что прочитать мои мысли для неё не составляет труда. – В моих силах вернуть тебя обратно в тот же момент, из которого тебя вытащила. И тогда ты плавно растворишься внутри Бона – главного из тех, кто следует за новым повелителем Зуртейна.

– Хм… – мозг работал всё быстрее и быстрее. Некогда тупить, передо мной неимоверная возможность, хотелось бы этим воспользоваться. Со всей почтительностью, разумеется. – Позволь узнать, зачем столь могущественной сущности вроде тебя понадобилось помогать мне? Я правильно понимаю, ты не привязана к Зуртейну или Земле? Ты можешь спокойно путешествовать по мирам?

– Правильно, – медленно кивнула она, – не только по мирам, но и по разным вселенным. Мои братья и сёстры существуют в отце нашем. Иными словами, в ХАОСЕ, то есть везде и всегда. Что до твоего вопроса... Не просто так меня называют Гармонией. В Зуртейне появился могущественный человек, задача которого – с помощью силы и страха подчинить мир. Но существует и другой – тот, кто долгое время был частью первого. Если кто-то и сможет выступить против Бона, то только ты.

Всё запутаннее и запутаннее…

– Раз ты Гармония, – попытался я размышлять вслух. – Значит, ты не хочешь, чтобы целый мир утонул в крови несогласных с Рюгусом и его Последователями?

– Ты неправильно понял, – покачала головой женщина. – Мне всё равно, что станет с миром. Миры рождаются и умирают – в этом и состоит Гармония. Однако, если смотреть уже, мне не нравится игра в одни ворота. Когда-то давно другое дитя ХАОСА помогло людям обрести силу ценой жизни Зуртейна. Я не прочь немного уравновесить шансы этого мира прожить ещё некоторое время.

– Ты хочешь, чтобы я остановил Бона? – решил уточнить я.

– Нет. Мне всё равно, кто из вас победит.

Чёрт возьми! Я взорвусь от разговора с ней!

– То есть, ты помогаешь мне просто так? От скуки?

– Если тебе так проще понять, то считай так.

Фух…  И ведь «скука» – не истинное объяснение её мотивов. Возможно, мне в принципе не дано полностью понять слова Гармонии. Хотя, почему это «возможно»? Не дано. Где я, а где она. Боюсь представить, насколько могущественная сущность сейчас находится рядом со мной. И, видимо, физически неспособен полностью осознать её мощь.

– Зачем другой из детей ХАОСА помог людям Зуртейна раньше? Это ведь из-за его наводки Зуртейн стал… хм… цифровым, а древние проиграли богам?

– Из-за его, – кивнула женщина. – Зачем? Таков порядок макровселенной. Что-то рождается, а что-то умирает. Кого-то подталкивают к созданию новых миров, либо же мои родственники создают их сами. Однако новое нужно куда-то ставить, верно?

– То есть, Зуртейн хотели уничтожить, чтобы освободить место под новый мир? – изумлённо выдал я.

– Никто ничего не хотел. Нам всё равно. Мир может выжить, а может и не выжить. Мы даём шансы желающим уничтожить мир. Но те же шансы от нас получают и другие. Те, кто хотят мир защитить.

Безразличие в голосе Гармонии, как мне показалось, не было игрой. Женщине и вправду всё равно, что случится с Зуртейном и другими мирами. Такое впечатление, что ей больше интересен процесс, а не исход. Что-то вроде футбольного «будем болеть за красивую игру».

– И всё равно я не понимаю, что ты от меня хочешь, – повторил я.

– Ты всё понимаешь. Но не принимаешь. Мне и вправду ничего от тебя не нужно. Вот только такому, как ты, сложно поверить в подобное.

– Допустим. Тогда другой вопрос – почему мы здесь? Возле моей могилы?

– Чтобы ты понял, что умер, – пожала покатыми плечами Гармония. – На самом деле умер. В первый твой рабочий день на должности тестировщика вирткапсул произошёл несчастный случай. Как итог – тело мертво. Твою душу поместили в другое тело в другом мире. Через какое-то время другое тело практически полностью поглотило твою душу. Как итог – ни одно чужое тело тебя не примет. Точнее, примет, но чужая душа тут же поглотит твою, ибо она очень слаба. Ты до сих пор не растворился в ХАОСЕ лишь из-за моего присутствия. Стоит мне отойти, и ты исчезнешь. Души не могут существовать без тела долго. А истерзанные души и подавно.

– К чему ты клонишь? – еле слышно пробормотал я. – Ты хочешь, чтобы я что-то для тебя сделал, и тогда ты поможешь избежать мне окончательной смерти? Но ведь мы решили, что тебе от меня ничего не нужно.

– Ты уже окончательно умер, – Гармония плавным жестом указала на мою могилу. – Ты не сможешь возродиться по законам цифрового мира.

Если бы я имел тело, то сказал бы, что от её слова внутри меня всё сжалось. Сейчас же… пожалуй, можно описать мое состояние так – энергетический сгусток, коим я являлся, быстро превращался в крохотную ледяную сосульку. Осознание того, насколько же громадный дамоклов меч висит над моей головой, вгоняло в ужасное отчаяние.

– Но ведь ты… ты спасёшь меня? – словно утопающий, я цеплялся за последнюю соломинку.

– Нет, – спокойно ответила Гармония. – «Спасение» – слишком громкое слово. Я дам тебе шанс. Но тебе придётся привыкать к новому телу и новой реальности.

– Я готов!

Женщина совершенно равнодушно смотрела на меня. И я отчётливо понял, что ей плевать, готов я или нет.

– Спасибо за беседу, – неожиданно произнесла она, и через миг картинка перед глазами исчезла. Вместо солнечного кладбища я оказался в земляной куполообразной пещере.

Поднял голову и отметил, что потолок очень высокий и в нём есть крохотные дыры, по которым в пещеру проникают крупицы солнечного света и воздух. Одна дыра была гораздо больше других и формой напоминала щель для писем в почтовом ящике – углы казались прямыми, так что с высокой долей вероятности она рукотворная и для чего-то нужна.

Дёрнул носом. Ух ты ж… с каких это пор у меня такой хороший нюх? Пахнет кровью, мочой и дерьмом. Фу! А ещё сырым мясом. Не очень свежим…

Чёрт возьми, где я вообще!

От злости я сжал зубы. И тут же осознал, что чувствую это физически! Сотня мыслей в мгновенье ока пронеслась в моей голове.

Я опустил взгляд, стремясь подтвердить свою догадку, и обомлел. Да, я получил новое тело. И какое…  

Глава 2. Тело

– ВОТ ЧЁРТ!!! – прогремел мой раскатистый бас. Я аж вздрогнул – очень необычно слышать собственный голос таким.

Оглядывая могучее, заросшее тёмно-серой густой шерстью тело, я думал, что у дочери ХАОСА весьма скверное чувство юмора. Это ж надо, меня, человека, запихнуть в трёхметровое тело вождя огроидов! Может быть, когда-то давно в юношестве я и хотел стать накаченным здоровяком, но руки, в обхвате превосходящие вековые сосны – это перебор.

– Чёрт… – повторил я, пытаясь сдержать мощь голосовых связок. Получилось.

Я уселся на стопку звериных шкур и задумчиво почесал затылок.

– ЧЁРТ!!! – рявкнул я, кулаками вдарив по земляному полу. Скривился от боли. Хотя кожа у вождя огроидов толстая, но и сами удары чересчур мощные.

Выдохнул. Прикрыл глаза. Заставил себя успокоиться.

Если вспомнить слова Гармонии, то всё сходится. Моя душа не сможет подчинить чужое тело, видимо, из-за того, что её сожрёт индивидуальность (ну или душа) самого тела. Безумный вождь же, в силу своей болезни, отчасти лишён сознательной индивидуальности. Иными словами, он как автомобиль без водителя – сложная конструкция, готовая к использованию, которую использовать некому.

Надеюсь, так и есть. Не хотелось бы, чтобы внутри меня вновь появилась другая личность…

Воспоминание о том, что произошло на крыше Зуртарна, были свежи и тяжёлой болью отдавались в груди. Как же так… почему Старик не помог мне? Почему даже не попытался? Не явился?

– Эй! Ты меня слышишь! Ответь мне! – задрав голову к потолку, выкрикнул я.

Бог Тьмы промолчал. Я устало растянулся на шкурах, не понимая, что дальше делать. Сражаться с Боном и Рюгусом? Зачем? Я теперь вождь огроидов… твою ж… эх…

Не хочу быть огроидом. Не хочу… да ничего я не хочу. У меня была цель – восстановить Зуртарн и тем самым остановить распространение Тления. Зуртарн, оказавшийся гигантской башней (похоже, той самой, что я видел в воспоминаниях Биргейна), вновь стоит на земле Зуртейна. Только мне-то какая разница? Я же…

– СТОП!!! – заревел я и сам себе врезал кулаком в челюсть. Закряхтел, выплёвывая кровь на пол. – Так-то лучше, – похвалил сам себя.

Верно. Нельзя раскисать. Глупо это и ведёт в никуда. Жизнь разумного существа – сложная штука, и представляет собой лишь то, что хочет это самое разумное существо. Мы сами определяем для себя смысл своего существования. Не нужно ждать, что придёт какой-нибудь могущественный старец в чёрном балахоне и скажет тебе, что делать.

Итак, я дважды умер. Сперва как обычный парень с Земли, затем как Отблеск Бога Тьмы в теле Бона. Теперь я… Кто я? Ведь по-прежнему Отблеск Тьмы? Проверим. Нужно почувствовать ману внутри себя, направить её в ладонь, как я делал тысячи раз, и выпустить чёрный дым:

Спокойствие Тьмы.

Я удивлённо хмыкнул – ничего не получилось. Попробовал ещё раз. Тот же результат. Может быть, у меня после слияния с новым телом обнулились умения, и нужно заново раскидывать очки умений?

– Открыть меню умений, – тихо проговорил я.

Что за?..

– Открыть меню умений! – произнёс гораздо твёрже, чем в первый раз.

Но ничего не изменилось.

– Открыть меню персонажа? Ну же! Покажи меню направлений стихий?! Открыть инвентарь?! Как же так…

Ни одна привычная команда так и не выполнилась. Чёрт подери, да я даже не мог узнать, какой у меня уровень и запас здоровья! Вот так номер… Хм, а если подумать, я и мир вижу непривычным для себя образом. В пещере мало света и это доставляет дискомфорт. Да, глаза огроида лучше приспособлены к темноте, но не настолько хорошо, как глаза человека, прокачавшего «Очи во Тьме».

Так-с… что теперь делать? Хм, глупый вопрос. Прежде всего стоит выбраться из своей темницы. Постучать огроидам, попросить меня выпустить и обязательно принести какой-нибудь одежды. Тело моё, конечно, выглядит впечатляюще. Уверен, оно будет внушать страх людям, вызывать зависть у других огроидов и приковывать возбуждённые взгляды огроидок, однако такой славы мне не нужно. Одеться явно не помешает. А пока можно и шкуру вокруг пояса повязать на манер полотенца.

Прикрыть голый зад и прочие важные атрибуты я успел вовремя. Едва шкура-подстилка переквалифицировалась в набедренную повязку, как я ощутил приближение сгустка энергии. Странного сгустка – вроде бы и могущественного, но в то же время слабого. В голове родилась ассоциация с парусным фрегатом, у которого продырявлен корпус и сломаны мачты.

Повернувшись к энергетическому сгустку лицом, я увидел, как сквозь каменную плиту, служащую откатной дверью в жилище вождя огроидов… тьфу ты, меня, прошла человеческая фигура в чёрном плаще с глубоким капюшоном. Замерев у входа, Старик поднял голову и уставился на меня. Хотел бы я смотреть ему в глаза, но видел лишь Тьму в недрах капюшона.

– Ты… – неуверенно проговорил древний. – Ты ведь меня понимаешь?

Вот как… Не признал меня, значит, сразу.

Мелькнула мысль воспользоваться этим и не выдавать себя. Посмотреть, как поведёт себя Старик с «другим» разумным. Однако я быстро прогнал её поганой метлой. Я не знаю, каким образом он сейчас воспринимает мою энергию. Вполне вероятно, что Бог Тьмы всё же догадывается, кто перед ним.

 К тому же мне не даёт покоя один вопрос, который способен задать Старику лишь его единственный Отблеск.

– Почему ты оставил меня? – холодно спросил я.

– Что? – переспросил Старик. – Я…

Ну да, внезапно обрётший сознание вождь огроидов тоже мог спросить нечто подобное у древнего. Нужно конкретизировать:

– На вершине Зуртарна. Ты ведь видел, что Рюгус пытается вернуть Бону контроль над его телом, верно?

Бог Тьмы ответил не сразу. Он опустил капюшон и стушевался, отчего стал похож на совсем уж немощного старика.

– Всё-таки это ты, мальчик… – еле слышно проговорил он.

– Мальчик? – хмыкнул я. – Уже не волхв?

– Мне… по душе звать тебя мальчиком… – проговорил Бог Тьмы и в его голосе я распознал тёплые нотки. – Но ты прав. Больше у меня нет такого права. Я отвечу на твой вопрос, волхв, – вскинув «голову» и расправив плечи, заявил Старик. – Я ожидал от Рюгуса предательства. И был готов действовать в ответ. Когда я узнал о существование вождя Рорха, – он указал рукавом мне на грудь, – я испытал радость. Я знал, что буду делать, если Рюгус решит вернуть себе Адепта Бона, тем самым избавившись от моего Отблеска, а значит, и от моего надзора. Я планировал поместить тебя в тело вождя Рорха, волхв. Но не смог. Рюгус сковал меня в тот миг, когда вы восстанавливали Зуртарн. В битве с Ренгейтом и его товарищами Рюгус сохранил больше сил, чем я. Он оказался ещё сильнее, чем я ожидал.

Бог Тьмы замолчал. Я же поймал себя на мысли, а почему он вообще явился в пещеру? Похоже, мои разговоры с самим собой услышали огроиды-привратники через дверь-плиту. Видимо, один побежал докладывать Нургие или жрецу, другой остался на посту. Ну а Старик узнал через мысли жреца или Матери Племени.

Хотя всё это сейчас неважно. Куда интереснее то, что сказал Бог Тьмы.

– Ждал предательства, говоришь? – хмуро спросил я. – И не пытался его предотвратить? Как-то помешать? Позволь уточнить, ты был уверен, что Рюгус захочет прибрать Зуртарн к своим рукам?

– Нет. Не был, – древний вернул своему голосу привычную тягучесть и спокойствие. – Мне хотелось верить, что он одумается. Но верилось в это с трудом.

– В любом случае, ты практически не сомневался в исходе? Да. Так и есть, – вздохнул я. – Я помню, что ты говорил о прошлых воззрениях древних. Вы не отказались от них полностью. Тебе фактически было плевать, каким образом восстановится Зуртарн. Главное – сам факт его восстановления. И именно поэтому ты сотрудничал с Рюгусом, хоть и сразу ожидал от него подвоха.

– Верно, – спокойным тоном подтвердил Бог Тьмы.

– И, по сути, сейчас тебе должно быть плевать, что будет дальше. Ведь разрушение мира остановлено.

– Нет, волхв, – резко ответил он, отрицательно мотнув капюшоном. – Мне не всё равно. Может быть, раньше мы бы оставили всё как есть – оставили бы мир, половина которого уже подвержена Тлению. Но не сейчас. И уж точно не тогда, когда во главе Зуртейна оказался Рюгус.

– А вот с этого места, пожалуйста, поподробнее, – ответил я, усаживаясь на шкуры.

– Пожалуй, «подробнее» нужно начинать с самого начала, волхв. Но прежде, пожалуйста, ответь, как ты выжил? Я искренне рад, что ты не растворился в Боне, а смог сохранить свою душу и обрести тело. Но…

– Она назвалась Гармонией, – коротко ответил я, перебив Старика. – Сказала, что она дитя всего сущего. Дитя ХАОСА.

Я в очередной раз пожалел, что не вижу лица древнего. Зато вижу его движения. Он натурально пошатнулся. Бог Тьмы перенял слишком много человеческих повадок, но, тем не менее, остался существом иного порядка. Странно наблюдать подобную реакцию от этого существа.

– Фу-у-у-х-х… – протяжно выдохнул Старик, чем ещё сильнее меня удивил. Ему бы сейчас пот со лба стряхнуть да кружку пива в глотку влить. – Значит, я не ошибся… – медленно проговорил он. – Мне не показалось, что на тебе стоит отпечаток невероятной энергии.

– Так ты знаешь, кто такая Гармония? Встречался с ней раньше?

– Нет, – коротко ответил он. – Но представление имею. Что ж, волхв. Пришло время сдержать данные тебе обещания и рассказать о древних, Зуртарне, ну и о ХАОСЕ заодно.

– Внимательно слушаю, – сказал я и, взглянув на дверь-плиту за спиной Старика, добавил: – надеюсь, нам не помешают.

– Я попросил не мешать, – ответил он, опустив голову, и замолчал. Должно быть, собирается с мыслями. Что ж, подождём…

Ждать пришлось долго. Хотя, быть может, прошла всего лишь минута, не знаю. Здесь, в полутьме, без окон, дверей и часов, время тянулось непонятным образом. К тому же тему мы обсуждаем не самую лёгкую, что, в принципе, только добавляет «тягучести». Но всё же хочется уже расставить все точки над «ё» и двигаться дальше.

– Насколько мне известно, какие-то миры создают разумные – смертные и условно смертные, – неожиданно заговорил Бог Тьмы, – какие-то – хаоситы, какие-то же рождаются сами по себе. Насколько понимаю, их порождает лично ХАОС. И вроде бы таких большинство.

– Ты допускаешь слишком много оговорок, – заметил я, когда Бог Тьмы замолчал.

– Я не могу утверждать, что имеющаяся у меня информация – безоговорочная правда, волхв, – тут же ответил Старик. – Ведь мы говорим о макровселенной. Возможностей моего сознания, естественно, не хватает, чтобы постичь её процессы. Возможно, имеющаяся у меня информация сокращена и адаптирована. Но, полагаю, её общий вектор близок к истине.

– Немного муторно, но в целом я понимаю, что ты хочешь сказать, – кивнул я. – Нажимаешь на педаль газа, и машина едет – так объясняют детям, на деле же между нажатием педали и началом движения происходит куча других процессов. Ладно. Продолжай, пожалуйста. Постараюсь не перебивать, но и ты не слишком-то затягивай.

Читать дальше на форуме
Форум Узнать больше Внимание! Вы скачиваете отрывок, разрешенный законодательством и правообладателем (не более 20% текста). После ознакомления вам будет предложено перейти на сайт правообладателя и приобрести полную версию произведения.
4.7/6
Категория: Попаданец в ЛитРПГ | Просмотров: 2861 | Добавил: admin | Теги: Мрачность +5, Элиан Тарс, Связь Миров
Всего комментариев: 0
avatar
Вверх