Новинки » 2022 » Май » 7 » Дмитрий Смекалин. Господин маг 3. Выпускник
15:20

Дмитрий Смекалин. Господин маг 3. Выпускник

Дмитрий Смекалин. Господин маг. Выпускник

Дмитрий Смекалин

Господин маг. Выпускник

Господин маг 3
Новинка

с 27.04.22

 
  07.05.22  706 353р. - 50%
Господин маг. Выпускник  
  -50% Автор

 Смекалин Дмитрий Олегович

 
-50%
Серия

 Фантастический боевик

Казалось бы, еще не так давно Петя Птахин работал приказчиком в галантерейной лавке, у него случайно обнаруживаются магические способности, и он поступает в академию города Баян. И вот уже Петр — выпускник, целитель пятого разряда. Впереди его ждут три года отработки по распределению. Куда же пошлют молодого мага? Но пусть он даже не надеется оказаться в тихом месте. Дальний Восток, север Архангельской губернии и, наконец, городок Жатск — везде нужен Петр Птахин! Храбрый, предприимчивый и умелый целитель, владеющий к тому же шаманской магией.



Дмитрий Смекалин. Господин маг. Выпускник
Смекалин Д.О. Господин маг. Выпускник: Фантастический роман / Рис. на переплете С.А.Григорьева — М.:«Издательство АЛЬФА-КНИГА», 2022. — 346 с.:ил. — (Фантастический боевик-1316)
7Бц Формат 84х108/32 Тираж 2 000 экз.
ISBN 978-5-9922-3426-8


Содержание цикла:

Господин маг 
Господин маг. Новые возможности 
Господин маг. Выпускник  нов

Господин маг. Выпускник
Купить все 3книги серии Господин маг. со скидкой до 50% -  (есть все книги)

Литрес Книга 1

Дмитрий Смекалин. Господин маг. Книга 1

Дмитрий Смекалин. Господин маг. Книга 1

 

Открылся магический талант и впереди ждет магическая академия и светлое будущее? В теории – да. А вот на практике в сословном обществе, во многом аналогичном России второй половины XIX века, все не так радужно. Да и занятия в академии такие, что основная задача – просто выжить. А ведь хочется еще и жить нормально. Так что герою – мальчику из простой семьи – придется покрутиться. И кое-что у него получается….
 

249.00 руб. Читать фрагмент


Книга 2

Дмитрий Смекалин. Господин маг. Новые возможности. Книга 2

Дмитрий Смекалин. Господин маг. Новые возможности. Книга 2

 

Юношу из бедной мещанской семьи принимают в магическую академию Великого княжества Пронского. Рядом с другими кадетами, потомственными магами из семей родовитых дворян или богатых купцов, его простое происхождение становится еще более очевидным. Но природная смекалка Петра Птахина в сочетании с его храбростью и предприимчивостью изменяют отношение к нему как сокурсников, так и преподавателей. А двухмесячная магическая практика, завершающая каждый год обучения в академии, и вовсе делает его героем, превратившись из скучной рутины в авантюрные боевые приключения, да еще и с немалым прибытком для него – как ассигнациями, так и ценными артефактами..
 

249.00 руб. Читать фрагмент


Книга 3

Дмитрий Смекалин. Господин маг. Выпускник. Книга 3

Дмитрий Смекалин. Господин маг. Выпускник. Книга 3

 

Казалось бы, еще не так давно Петя Птахин работал приказчиком в галантерейной лавке, у него случайно обнаруживаются магические способности, и он поступает в академию города Баян. И вот уже Петр – выпускник, целитель пятого разряда. Впереди его ждут три года отработки по распределению. Куда же пошлют молодого мага? Но пусть он даже не надеется оказаться в тихом месте. Дальний Восток, север Архангельской губернии и, наконец, городок Жатск – везде нужен Петр Птахин! Храбрый, предприимчивый и умелый целитель, владеющий к тому же шаманской магией..
 

249.00 руб. Читать фрагмент


3
Дмитрий Смекалин. Господин маг. Выпускник
Господин маг. Выпускник

ВВЕДЕНИЕ 1

Ночное дежурство у входа в общежитие кадетов магической академии — прекрасное время, чтобы вспоминать прожитое и помечтать о будущем. Еще лучше было бы поспать, но куратор курса, маг четвертого разряда, что равно шестому чину Табели о рангах или майору гвардии, Петр Фомич Левашов имеет неприятную привычку проверять пост в течение часа после отбоя или за час до подъема. Хорошо хоть середину ночи сам спит. Этим и занялся кадет третьего курса Петр Григорьевич Птахин.

Тем более вспомнить было что.

Всего два года назад сын бедных мещан уездного городка Песта Петя работал в галантерейной лавке купца третьей гильдии Куделина и трижды в неделю по вечерам ходил в вечернюю школу. Спасибо купцу за это, вполне мог и не пустить. Обучение в школе подошло к концу, и перспективы Пети были весьма туманны, чтобы не сказать печальны. В лучшем случае — в приказчики, но вакансий не просматривалось.
Но при вручении аттестата об окончании школы, во время обязательной для всех проверки, у него обнаружились магические способности. Дар довольно слабый, специализация — магия жизни, но дорога ему теперь была в магическую академию города Баяна. Где упорством и прилежанием он сумел выдержать все трудности обучения, оставшись, кажется, единственным из кадетов мещанского сословия. Все остальные его сокурсники были из потомственных дворян и семей магов.

Отсев, особенно на первом году обучения, был большой, около половины курса. Великому княжеству Пронскому (так называется государство) и ее государю, великому князю Мсти- славу не нужны на службе слабые маги, которые толком ничего не могут. Маги — сословие привилегированное, самые слабые — седьмого разряда, способные кастовать заклинания толь- ко первого уровня, приравнены в Табели о рангах к девятой ступени (титулярный советник или подпоручик гвардии). Ну а первые разряды — это уже генеральские чины.

Пете генералом стать не светит, но до шестого разряда он за два года дослужился. Теперь его цель — за год пятого разряда до- биться. Впрочем, разряды кадетам присваиваются только по окончании академии, вместе с вручением мажеского перстня. Сейчас же у них только знак академии на груди приколот. Но свой уровень все знают и стараются его повышать.

Так вот, отсев был действительно очень жестким. Помимо обычных занятий кадеты регулярно проходили сеансы в маготроне или, как его обычно называют, давилке. Маготрон — это сложный артефакт, внутри камеры которого создается атмосфера перенасыщения магической энергией (одновременно всех видов). В результате хранилища (место хранения магом энергии, которую он использует, когда творит заклинания) и энергетические каналы тела принудительно раздуваются, от сеанса к сеансу понемногу увеличиваясь в размере. Но есть риск, что хранилище не выдержит и разрушится. Тогда кадетом его магические способности будут потеряны навсегда и он станет обычным человеком.

Жестоко? Да. Но все выпускники академии в результате достигают, как правило, пятого или даже четвертого разряда. Неко- торые — гении — могут и выше прорваться. Вот пятый разряд к выпуску и стал Петиной целью. Капитан гвардии или подполковник обычных войск. Несоизмеримо лучше, чем приказчик в скромной лавке.

В силу разницы социального происхождения и взглядов на жизнь, друзьями Петя в академии не обзавелся, так, знакомые. Привет-привет, и дальше своими делами заниматься. С девушками тоже не срослось. Почему-то магичек меньше, чем магов, из поступивших на первый курс шестидесяти с лишним человек девушек было только пять.
Впрочем, нехватку женского пола среди кадетов с лихвой восполняли местные горожанки, для которых будущие маги — завидные женихи. Чем многие беззастенчиво пользовались. До окончания обучения кадеты жениться права не имеют, а по- том — ищи ветра в поле. Вот с одной такой брошенной красавицей — Анной, которая до Петиного поступления в академию гуляла с его тезкой, графом Петром Шуваловым, у Птахина вроде что-то начинало наклевываться, но...
 
Шувалов появился в Баяне перед самым концом курса и увез Анну с собой на Дальний Восток, где отрабатывал в дальнем гарнизоне три года обязательной службы по распределению. Женщин в военном городке было совсем мало, вот он и вспом- нил о бывшей подруге, а та сразу забыла о Пете.

С преподавателями у Пети отношения были в основном нормальные. Но вот уже упомянутый куратор курса Левашов его сильно невзлюбил, считая, что такие люди позорят честное имя мага и офицера. Придирался, давал наряды вне очереди, но Петя выдержал. Благополучно окончил что первый, что второй курс и съездил на летнюю практику. После первого курса, по стечению обстоятельств или волею куратора, туда же, где Шувалов службу проходил.

Неожиданно для самого себя Петя сумел отличиться. Целитель, но пришлось принять участие в нескольких стычках, где его выручил аурный щит, который у Птахина оказался самым крепким на курсе. Его личная особенность. Помогла и другая особенность — хорошо развитое магическое зрение. Отставая от других сокурсников по размеру хранилища, он своими непрерывными тренировками сумел развить эти стороны своего таланта.
В результате вернулся в академию с двумя боевыми ордена- ми — солдатским Георгиевским крестом и «клюквой» — небольшим круглым знаком красного цвета, крепящемся темляком на рукояти холодного оружия — орденом Святой Анны четвертой степени. А то, что ордена были получены не только за счет подвигов в бою, но и собственной пронырливости, их ценности не отменяет. Нет у Пети высокопоставленных родственников, за все самому биться приходится.

Еще одним необычным свойством Пети оказались способности к так называемой шаманской магии, которой другие маги не владеют и совершенно ее не замечают. Но способности какие-то урезанные. Использовать соответствующую темную энергию он может, а вот сам ее производить — нет.

Но она очень пригодилась ему на второй практике, когда его послали в порто-франко на южном море — город Тьмутаракань. Где он принял участие в блокаде османского города Томы вместе с выпускником академии этого года и сыном губернатора графом Паленом и опять отличился. Левашов на юг его специально послал, поскольку с Дальнего Востока после первой практики на Птахина не одна заявка пришла. Но он и из Тьмутаракани сумел с новым орденом вернуться. А также с замечательным случайно купленным на базаре, который не просто все режет, но и жизненную силу может высасывать, преобразуя ее в темную энергию.

К сожалению, необычные способности Пети привлекли к себе внимание особо доверенных лиц государя, называемых опричниками. А сидеть всю жизнь под колпаком и терпеть над со- бой всяческие опыты очень не хочется. Так что перед Птахиным теперь стоит задача не только академию окончить, но и как-ни- будь с опричниками разойтись. Без неприятных последствий.

Впереди его ждут испытания нового учебного года и три года отработки по распределению, куда пошлют. Но уже полноцен- ным магом, что совсем другое дело.

Глава 1

Снова в Академии. А ведь это — последний год

Прошлый учебный год он начинал точно также, у тумбочки, стараясь хотя бы немного организовать первокурсников, объяснить им, что и где находится в Академии, а также что их ждет, и на что следует обратить внимание.

Впрочем, в одиночестве заниматься этим пришлось не слишком долго. Стоило Пете занять свой пост, как рядом с тумбочкой появилось весьма солидного вида кресло. Кресло принесли перваки (вопрос, откуда взяли?), а уселась в него, конечно же, княжна Дивеева. Перейдя на второй курс она, судя по всему, не оставила свои замашки и собирается окончательно утвердиться в роли негласного, а если договорится с начальством Академии, то и официального лидера. Всех строить и организовывать было, пожалуй, ее главной потребностью. И, похоже, такой она была с рождения. Впрочем, определенный организаторский талант у нее был, как и умение излагать свои мысли кратко и доходчиво, так что Петя был бы только рад, если бы она перехватила у него работу дневального.

Однако, вместо того, чтобы наставлять перваков, княжна по-хозяйски отцепила газету от стены и погрузилась в чтение.

— Хм, — легкое покашливание откровенно выражало скепсис: — Сколько же тут восторженных слов про Виктора Палена. Понятно, что это не ради него писалось, а его отца, но такая откровенная лесть совсем уже на наивных дураков рассчитана. А Николай Петрович отнюдь не дурак. Какой-то античный герой из Виктора получился. Геркулес. Кастор и Поллукс в одном лице! Он и крейсер османов в одиночку потопил и чуть не сотню кораблей захватил. А в довершении всего пленил двух магов третьего разряда. Совсем уже бред получается. Или он за месяц на два разряда подняться сумел, или тут — сплошное вранье. Зачем только сюда эту газету прислали?!

Небольшая пауза перевести дух, а то она чуть не задохнулась от негодования.

— У меня тоже «воздух-вода», как и у Виктора, довольно часто вместе занимались. Не замечала я в нем ничего такого особенного. Сильный маг, но потенциал у меня не хуже.

Екатерина подняла глаза на Петю:

— А ваш портрет в статье, вообще, причем? А… В героических деяниях графу Палену помогал его младший соученик по Академии, целитель Птахин. Именно он общался с османами на их наречии, призывая к сдаче… Не знала, что вы такой полиглот.

— Просто несколько фраз наизусть выучил, более или менее подходящих к ситуации. «Ваше судно арестовано в связи с нарушением режима блокады порта Томы», «Немедленно покиньте корабль на шлюпках», «Вас не будут преследовать, и вы сохраните свои жизни», «Осталось две минуты, поспешите», «Те, кто не покинет судно на шлюпках, будут выкинуты за борт». Не уверен в точности перевода, но обычно меня понимали.

— То есть вы хотите сказать, что все эти подвиги действительно имели место? В том числе и пленение двух сильных магов-боевиков?!

Н-да, когда Левашов сказал, что у многих к нему появились вопросы, про Дивееву Петя как-то не подумал. А ведь ей отвечать даже сложнее, чем не в меру любопытным преподавателям. Тем можно на Стасова сослаться и послать за всеми подробностями к опричникам. А вот с княжной так делать не стоит. То есть, конечно, можно, но тогда, почти наверняка, приобретешь в ее лице врага.

Во-первых, у княжны какое-то нездоровое предубеждение против опричников. Собственно, те и создавались в свое время, чтобы древние боярские роды, к которым и Дивеевы принадлежат, окорачивать. Что там конкретное между ними произошло и когда, Екатерина не рассказывала, но, видимо, что-то такое, что ее очень сильно задело. Наверное, не ее конкретно, скорее, пострадал какой-нибудь пра-пра-дедушка, но обида осталась. У княжны, которая ее не очень-то и скрывала. Такая вот боярская фронда получилась. Понятно, что всерьез с ближними государевыми людьми никто из Дивеевых не воюет, иначе не был бы ее дедушка наместником. Но, видимо положение их настолько прочно, что княжна может себе позволить морщить нос при упоминании опричников.

Так что ссылаться на Стасова для княжны — не вариант. Обзовет опричным прихвостнем и относиться станет соответственно.

Во-вторых, Дивеева не тот человек, которого можно проигнорировать. То есть отвечать ей он ничего не обязан и спокойно может ее послать лесом, но это будет означать нанести ей уже личную обиду. А ссориться почему-то не хочется. В принципе, Екатерина — неплохой человек, хоть и со своими тараканами в голове. К тому же талантливая, активная и родовитая. И со связями. Даже в Баяне среди всех местных начальников — своя, генерал-губернатор Пален для нее — Николай Петрович, неудивительно, если и с Государем знакома. Хорошие отношения с ней могут в будущем пригодиться. Не говоря о том, что Петя сам ни с кем ссориться не любит, и против княжны ничего не имеет.

Немного помолчав, ответил так:

— Давайте договоримся. Я вам все расскажу, как было, но не здесь и не сейчас. Слишком много ушей вокруг, а мне неприятности не нужны. И при условии, что дальше вас эта информация никуда не пойдет. Ни к ректору, ни к куратору, совсем ни к кому. А пока, можете поверить, что все там было очень непросто, но все описанное произошло. И если крейсер мы потопили вместе с командой минного катера, то купеческие корабли захватывали и османских магов в плен брали мы с Виктором вдвоем. Как бы невозможно это ни звучало.

В том, что стоит рассказывать свою историю Дивеевой, тем более подробно, Петя не был уверен. Так что пока просто отсрочил данным обещанием решение проблемы. Что-нибудь рассказать придется, а вот что и как конкретно, он еще подумает.

— ?!

— Я же сказал, как-нибудь позже. Могу лишь похвастаться, что по результатам блокады Томы был лично представлен Государю на приеме в его Охотничьем домике, причем отдельно от остальной группы, и даже удостоен несколькими фразами личного общения. И орден получил. Только мне Станислава третьей степени дали, а Виктору — сразу Владимира четвертой. Остальных тоже наградили, самого Палена-старшего тоже Станиславом, но первой степени, а Хилкову так и вовсе Владимир второй степени достался. Капитанам тоже — кому Анна, кому Станислав второй или третьей степени. В общем, многих наградили. Мой орден самым младшим получился. Значит, большего не заслужил.

Петя демонстративно хлюпнул носом.

— Но-но! Не наглейте, Птахин, — Немедленно одернула его княжна: — Кадет, без выслуги лет и уже третий орден… Широко шагаете. И Владимира вы пока никак не заслужили.

После чего решила быть справедливой:

— Виктор Пален, впрочем, тоже. Не нравится мне вся эта история. Жду ваш рассказ, не забудьте.

После чего резко включилась в работу:

— Вы куда направились, молодые люди?! Вам пока в казарму, вот за ту дверь. Перетерпите первый курс, получите индивидуальные номера. А пока учтите…

Дальше пошел весь перечень основных правил Академии, а также где и какие помещения расположены. Кратко, но все по делу. У нее талант, отметил Петя. Но завидовать не стал. Роль унтера при новобранцах его никогда не привлекала.

— Все запомнили?! Идите! Не задерживайте других.

Старшекурсников тоже успевала приветить:

— Бартенев! А вы куда мимо проходите, как будто не замечаете. Знаю, практику вы в Пуще проходили. Не забудьте рассказать. Не сейчас, но я буду ждать. Думаю, на днях в клубе надо будет специальный сбор по этому поводу устроить. Вас, Домбровский, это тоже касается. Вас, Новицкий, тем более.

— Так, Ульратачи! Вернулись! Я рада. Давненько вас не было. Вы куда-то к своим ездили? В приказе место практики как-то нечетко обозначено. Так что расскажете о своих впечатления.

Молодой шаман, однако, ее слова проигнорировал и спокойно пошел дальше.

— Магаде! — Княжна к такому отношению явно не привыкла: — Что-то он сам не свой приехал. Надо будет разобраться.

Последнее было сказано уже Пете. Вот только тому разбираться с Ульратачи не хотелось совершенно. Не сложились у них отношения. Да и украденный амулет беспокоил. Его хоть опричники и конфисковали, в случае чего, претензии все равно к Пете будут. Но общаться, к сожалению, придется. В письме Родзянка его не просто в маготрон просит пускать, а вместе с шаманом. Чтобы соответствующей энергией подзарядился. А потом, небось, сам вместе с книгой появится. Как бы от внимания опричников и сотрудничающего с ними целителя избавиться?

— А как ваша практика прошла, Екатерина Львовна? — Подчеркнуто вежливо сменил тему Петя.

Княжна неожиданно вздохнула:

— Ничего интересного, рассказывать нечего, — сказала, как отмахнулась, но все-таки добавила: — Разве что в имении порядок навела, а так все больше по приемам ходить пришлось.

— Вас же на практику в Дальневосточное наместничество направили?

— Именно. Можно сказать, к деду. А оказалось, к бабушке. Такое чувство, что она мною перед всеми знакомыми решила похвастаться. Сыновья — генералы, теперь еще и внучка — магиня, да еще по трем направлениям.

Действительно, у княжны, помимо направлений «вода-воздух» еще и «жизнь» есть. Только почему-то слабая, в отличие от первых двух. Поэтому на занятиях с Петей ее почти не бывает.

И без перехода:

— Скарякин! Вы куда собрались? Да еще Бетанкура с собой ведете? Ваша лестница справа. Или вы так к девушкам попасть надеетесь? Новеньких Павлова просвещает. Их всего пять. За ужином познакомитесь, если прилично себя вести будете. Я проверю.

Второкурсники сразу сдали назад:

— Как можно, Екатерина Львовна. Просто там его сестра, — Кивок в сторону товарища: — Хотели спросить, не нужно ли чего.

— Это Куракина, что ли? Сестра?! Хорошо если троюродная. У нас с вами родство чуть ли не ближе. Пожалуй, я за вами тоже присмотрю, как вы сказали — по-родственному.

Юноши возражать не стали, но как-то очень быстро удалились (по лестнице справа), а княжна принялась воспитывать следующую группку кадетов.

Дальше до отбоя Петя, можно сказать, отдыхал. Дивеева прекрасно справлялась с прибывающими кадетами без его участия. Более того, отгоняла перваков, которые с вопросами про ордена лезли:

— Вот будете летом на практике, постарайтесь сами такие заслужить! — А на вопросы, кого еще наградили, отсылала к газете. Вот, Виктор Пален только весной Академию закончил, а летом уже «Владимира» заработал.

Сама же косилась на Петины награды с каким-то непонятным выражением. Точно, без восхищения. Но что именно у нее в голове крутилось, Петя догадаться не мог. Возможно, просто сама своей практикой недовольна. Хотя, что ее там могло раздражать? Жениха ей бабка, что ли, подобрала, да не угодила? Так рано еще. Екатерина только первый год отучилась, а до окончания Академии семью заводить нельзя. Да и смысла магине с этим спешить нет никакого. Одаренных женщин много меньше, чем мужчин. Можно сказать, все на вес золота.

Впрочем, не его это дело. За Петю княжну ни при каких обстоятельствах не отдадут.

На ужин, правда, Дивеева Петю бросила. Пошла в столовой порядок наводить. А Петя так и остался без еды. Вредный Левашов никого на подмену не прислал, а самовольно бросать пост кадет не стал. С куратора станется заглянуть — проверить. Лучше ему повод к взысканиям не давать. К тому же в сидоре кое-какая еда с дороги осталась. Не зря пирогов с запасом купил.

Обидно, но проверки не было. И еда всухомятку пошла без удовольствия. Но это все слишком мелкие неприятности, чтобы из-за них расстраиваться.

Не сразу, но княжна все-таки вернулась. Видимо, в столовой задержалась, пока все не поели. Теперь загоняла отстающих в казарму.

На посту Дивеева не задержалась. Новых прибывающих не было (и откуда бы им взяться, все одним и тем же поездом прибыли), так что теперь она пошла контролировать ситуацию в казарме. То, что она мужская, княжну ни капельки не смутило. В женской слишком мало поселенцев. Вернулась, впрочем, довольно быстро. Выдала ценные указания, что койки надо занимать подряд, без пропусков, что сразу после подъема их необходимо застелить точно так, как они были до прихода кадетов, и что вещи надо хранить в шкафах-пеналах. Ждать, пока кадеты начнут переодеваться ко сну, все-таки не стала. Ушла. Предположительно в свою комнату на втором этаже.

— Замечательная девушка! — Проводил ее взглядом Петя: — До всего ей дело есть. Интересно, когда она в усадьбе порядок наводила, там все работники разбежались или кто-нибудь остался?

После чего немного расслабился и в ожидании отбой принялся медитировать.

Как оказалось, княжна удалилась не насовсем. Как раз к отбою вернулась и даже успела прочитать первокурсникам краткую лекцию, что такое «отбой» и как себя надо вести. Петя только рядом постоял.

Ну а после отбоя никуда идти спешить не стала. Уселась в свое кресло и объявила:

— Жду вашего рассказа.

— А ничего, что отбой?

— Зато «лишних ушей» нет, все спят.

Можно было поспорить, но зачем? Все равно, не отстанет. Так что Петя нацепил благожелательное, но немного таинственное выражение лица, и начал:

— Видите ли, Екатерина Львовна, вы, наверное, заметили, что меня в прошлом году в «давилку» часто вместе с Ульратачи сажали. И если другим от такого соседства плохо становилось, то на меня оно никак не влияло.

— Естественно заметила. Так это было неспроста?

— Еще раз напомню. Вы обещали никому обо мне не рассказывать.

— Я помню, — княжна с трудом сдерживала нетерпение.

— Она еще и чрезвычайно любопытна, — отметил про себя Петя: — Впрочем, это многим свойственно, женщинам, так чуть ли не поголовно.

После чего продолжил:

— Да. Оказалось, что у меня имеются некоторые шаманские способности. К сожалению, очень кургузые, или я ими пользоваться не умею, а научиться не у кого. В общем, шаманы активно используют особый вид энергии, которую сами же и вырабатывают. В «давилке» так даже очень активно.

Петя многозначительно посмотрел на Екатерину.

— На других людей эта энергия плохо влияет…

— Вы хотите сказать, что причиной смертей были не духи, а эта энергия? — Прервала Петю княжна.

— Не совсем так. В давилке эта энергия была не развеяна по всему пространству, а принимала форму небольшого туманного облака. По крайней мере, именно так я ее видел. Были ли это духи или какие-то особо сложные заклинания, сказать не могу…

— Так, так! — Раздался рядом далеко не самый приятный для Пети голос: — Замечательно дежурите, Птахин. Девушкам на ночь страшные сказки рассказываете. И отбой вам не указ. Совсем на практике от дисциплины отвыкли?!

Ну, понятно. Левашов, будь он неладен. И ведь каким-то образом не в скрипучую наружную дверь вошел, а сверху спустился. Со стороны комнат старшекурсников. Как он там оказался? Вроде, после ужина он тут не появлялся. Еще какой-то проход есть, о котором Петя не знает?

Только вот что странно. Не орет, а ехидничать пытается. Причем не слишком грубо. Неужели княжну задеть не хочет?

Пришлось вставать по стойке смирно.

— Никак нет, ваше высокоблагородие! Их сиятельство Дивеева с проверкой пришла, как старший кадет. А теперь и вы пожаловали. Осмелюсь доложить, первокурсники размещены в казарме в полном соответствии со всеми нормами Устава. Занято шестьдесят четыре койко-места. Отбой тоже прошел штатно. Все спят.

Левашов набрал полные легкие воздуха, посмотрел на княжну и только с шумом его выдохнул. Ожидаемый грозный рык не состоялся. Вместо него раздалось негромкое:

— Какой старший кадет?! Нет такого в Уставе.

— Неформальный, но общепризнанный лидер среди всех курсов, ваше высокоблагородие. В прошлом году таким Виктор Пален был, годом раньше — Алексей Воронцов. Раньше — не знаю, меня здесь не было, но традиция давняя. Разве вы не знали?

Княжна сориентировалась мгновенно. Со своего кресла она встала одновременно с Петей. Но если сначала взгляд у нее был просто упрямо-недовольный, то теперь она умудрилась с высоты своего не особо великого роста смотреть на куратора третьего курса сверху вниз.

Левашов, похоже, растерялся, но через секунду взял себя в руки.

— Почему со второго курса, а не третьего?

Тут уже ответила Дивеева, тоже подпустив в голос нотку ехидства:

— Так не воспитали вы, Петр Фомич, никого достойного. Придется вам теперь меня два года терпеть.

— А Волохов?

— Его ничего, кроме развития личной силы не интересует. Вместо клуба в давилку рвется, как Птахин. А Петр Григорьевич, хоть и кавалер орденов, но родом не вышел. Или вы его хотели на этом месте видеть?

Подобного наезда Левашев уже стерпеть не мог:

— Все проверили?! — Голос его построжел: — Так не забывайте, что отбой он и для вас тоже отбой. Извольте соблюдать!

Княжне ничего не оставалось делать, как уйти. Петя успел встретиться с ней глазами. И ничего не понял, столько там всего было в ее взгляде.

— Как всегда, — пробормотал он про себя.

Левашов некоторое время еще постоял, то ли о чем-то задумавшись, то ли просто в себя приходил. Наконец изрек:

— Дивеева права. Вы, Птахин, нормальным офицером так и не стали. Упущенное в лавке, конечно, не наверстать, но постарайтесь хотя бы азы за последний год освоить. Для вас все факультативы по искусствам отныне обязательны.

И ушел. А Петя пригорюнился. Оставил-таки последнее слово за собой и сделал гадость. Тут на нормальную учебу времени и сил не хватает, так еще факультативы обязательны. По этикету хотя бы книги есть (чтение, все равно, время отнимает), но всякие там музыка, танцы, рисование — только аудиторные занятия. По два, а то и четыре часа в неделю. А тут, помимо прошлогодних предметов, заклинания пятого уровня учить надо, спецкурсы по целительской пластике, а также магическим растениям и химерам осваивать. И каналы с аурой продолжать прокачивать, желательно в давилке, чтобы пятого уровня достичь. К тому же наверняка скоро Родзянка с опричниками появятся проконтролировать, как у него дела с шаманской магией обстоят, и спокойно учиться не дадут. А ведь еще ректорша с городничихой есть, которые наверняка про его способности к мелкой косметической правке красоты дам и девиц вспомнят.

Кошмар, короче.

Но деваться некуда. Утром следующего дня, невыспавшийся, но сосредоточенный, Петя стоял у доски с расписанием и пытался составить расписание уже для себя, где, когда и какие курсы он успевает посетить. Получалось плохо и опять-таки из-за навязанных факультативов. В той же оранжерее или виварии можно и вне учебных часов заниматься, а музыку с танцами никуда не сдвинешь. Не будет для него никто индивидуально играть. Или все-таки есть варианты?

Попытка посчитать в уме, сколько же в неделе часов, и не меньше ли их, чем запланированных занятий, ни к чему хорошему не привела. Все-таки больше, но настолько незначительно, что непонятно, когда спать. В прошлом году свободного времени у него совершенно не оставалось, а теперь количество предметов заметно увеличилось. Принял решение посещать факультативы не каждый раз, а только тогда, когда больше прогуливать станет неприлично.

В действительности с факультативами все оказалось еще хуже. В самой академии желающих заниматься искусствами с преподавателями не нашлось. На старших курсах Петя остался единственным мещанином и единственным, кто домашнего образования не получил. Танцевать кадеты предпочитали на балах или танцевальных вечерах в собственном клубе. Музицировали немногие, но опять же делали это в клубе и самостоятельно. Азы рисования и стихосложения тоже всеми были освоены.

Так что ходить на соответствующие занятия Птахину предстояло в Дом собраний, где для детей состоятельных горожан были организованы различные кружки. Детей. Многие из которых были вдвое моложе совсем еще не старого Пети. При этом местные аристократы все равно предпочитали для своих отпрысков нанимать гувернеров и в кружки не посылали. Как-то все это немного унизительно выглядело. Впрочем, не факт, что это не было целью Левашова.

Впрочем, все это выяснилось уже позже, на первой неделе занятий, после которой следовал бал по случаю начала нового учебного года, факультативы еще не начались.

Зато начался новый и весьма неоднозначный предмет «Магические технологии» или Магтех. По крайней мере, на вводной лекции преподаватель — Борис Алексеевич Хлунов, маг-целитель третьего разряда, обещал научить своих учеников менять форму и свойства живых организмов. К сожалению, только азам этого непростого дела. Чтобы стать полноценным химерологом и соединять в одном животном свойства нескольких, требуется куда больше времени, чем год занятий. По большому счету, этим всю жизнь заниматься надо. Но если зазубрить несколько уже отработанных схем и действовать строго по ним, то теоретически даже Птахин к концу обучения должен стать способен слепить мантикору или грифона, которых возможно даже хватит на один полноценный бой.

Почему преподаватель помянул его фамилию, Петя понял, когда тот продемонстрировал простейшую прививку стебелька одного растения на корешок другого. В принципе, садовники такое и без всякой магии делать умеют. Но с магией реально не только грушу на яблоню привить, но и апельсин на осину (вопреки поговорке). Впрочем, подобное делать особого смысла нет, климатически адаптированных сортов выведено уже много. А вот прививка чего-нибудь культурного на корни болотных или, наоборот, пустынных растений, чтобы и там, и там собирать хорошие урожаи — занятие очень даже полезное.

Так вот, успешное соединение несочетаемого в естественных условиях требует высокого уровня владения волевой магией. А с ней у Пети дела обстоят лучше всего на курсе. Благодаря высокой концентрации и хорошему магическому зрению. Только вот не лежит у него душа подобным заниматься. Не настолько он животных любит, чтобы становиться вот таким особо продвинутым ветеринаром. Сельское хозяйство же его не привлекает совершенно. Никогда на земле не работал и не рвется начинать это делать. Разве что когда-нибудь собственное имение появится. Но тогда и можно будет подучиться по мере потребности.

Становиться химерологом его тоже не привлекало. Очевидно, что единственное применение таким способностям — в армии. И жить придется где-нибудь подальше от крупных городов, чтобы неудачные эксперименты большого урона не нанесли. В таких условиях никакой высокий оклад радости не доставит. К тому же освоение сколько-нибудь продвинутого курса Магтеха требовало дополнительного времени, а его Пете и так совершенно не хватало. А тут еще Левашов со своими танцами и музыкой…

Более интересным с точки зрения практичного кадета был курс пластического целительства (сокращенно «пэцэ»), который вел уже хорошо знакомый целитель — Новиков.

«Ударение в фамилии на второй слог НовИков, от „новик“, а не от „новости“», — не уставал повторять преподаватель. Петя-то это уже давно запомнил, но теперь новый набор перваков появился, которые это еще не выучили.

Впрочем, занятия по специализациям у первокурсников начнутся только со второго семестра. Для тех, кто сумеет достаточно развить хранилище и каналы с помощью специального артефакта Маготрон ЭП-15/22, обычно называемого «давилкой». Раньше — нет смысла, слишком велик отсев, иногда до половины курса.

Так вот, этот Новиков еще на первом курсе обещал Пете и другим магам со специализацией «жизнь», что на третьем их научат вместо кожи броню выращивать. Вроде чешуи или панциря. Чем вызвал среди будущих целителей большое оживление. Впрочем, броня вместо кожи была частным и довольно экзотическим случаем применения данного раздела магии. Главное здесь — выращивание утерянных (или замена больных) органов. При этом требуется совмещение заклинаний и волевой магии. Долго, трудоемко, энергозатратно, но вырастить новый глаз или хотя бы зуб — вполне реально. Вот третий глаз или лишнюю пару рук — уже другой уровень. Кстати, официально запрещенный во всех странах. Но раз об этом говорят, значит все-таки делают.

Впрочем, Петя решил, что избавление людей от увечий для него будет вполне достаточным уровнем. Но здесь, с учетом наличия у него способностей к волевой магии, следует поднажать.

Остальные предметы сохранились в полном составе, только специализация должна была больше углубиться. На земледелии в программу вошло изучение магических растений и грибов, на животноводстве — тоже магических, но уже всякой живности. Причем с формированием у них нужных магических свойств. Именно магических, а не рост урожая или удоев.

Существенно расширялся список изучаемых на зельеварении снадобий и методов их приготовления. То же касалось и артефакторики.

Только Филмаг (Философия магии) осталась без изменений. Все те же патриотические лозунги и жития великих князей. Петя, как, наверное, и все остальные кадеты, внутренне кривился и жалел зря расходуемого времени, но приходилось терпеть. Интересно, так и было задумано, или им с преподавателем (Евграф Симеонович Стомин) не повезло? Вроде, сбежать за границу никто и так не мыслит, все собираются Отечеству служить. Тем более, все магическую присягу приносили. Так зачем все это? Традиция, что ли?

В общем, первая неделя занятий была, как и в прошлые годы, больше вводной. Чтобы у старшекурсников было время с расписанием разобраться, а у вновь поступивших — в реалиях академии разобраться.

А потом, как и во все годы существования академии, подошло время бала в честь начала нового учебного года и нового набора кадетов, который традиционно проводился под патронажем городничего — Юрия Дмитриевича Старицкого в здании Городского Собрания (в просторечии — Дома Собраний). Все кадеты приглашены. Преподаватели академии, естественно, тоже.

Идти туда в этом году Пете совершенно не хотелось. В академии он совершенно разучился развлекаться. И сделать это на балу было очень проблематично. С первокурсниками все понятно, они воодушевлены приемом в кадеты и считают, что весь мир лежит у их ног. Вот прямо сейчас их будет ждать первое разочарование. В отличие от них, местные красавицы прекрасно знают про большой отсев и ближайшие полгода будут к ним только приглядываться.

Со старшекурсниками — другая история, и тут уже мешают личные Петины заморочки. На выпускном курсе он остался единственным мещанином, причем из самых низов. Смотреть на местных девушек сверху вниз у него не получается. До поступления в академию достичь положения местных горожан было для него пределом мечтаний. Причем шансов на это было ничтожно мало. И девиц, мечтающих выйти замуж за мага и вырваться из болота их довольно-таки унылого и отнюдь не богатого быта, он очень хорошо понимал. Так что они сюда не просто развлекаться ходят, они замуж хотят. Обмануть такую, а после получения мажеского перстня уехать и больше о ней не вспоминать, не так уж сложно. Чем многие кадеты пользуются. Пете это не то, чтобы совсем претило, но совсем свободным от обязательств он бы себя считать не мог.

Конечно, гулять с девушкой вовсе не означает обязательно на ней жениться. Можно элементарно характерами не сойтись или друг другу нравиться перестать. Но все-таки каждую такую подругу он бы рассматривал, как возможную невесту. И тут возникало сразу же несколько мешающих моментов.

Во-первых, ни в кого за два года учебы он так и не влюбился. Возможно, это могло бы случиться с дочкой местного аптекаря Анной, но та сама была им не слишком увлечена, и когда вдруг объявился ее прошлый ухажер, сразу же с ним сбежала. Между прочим, лучший выпускник академии трехлетней давности — тоже Петр, но еще и граф Шувалов. Маловероятно, чтобы дело закончилось их свадьбой. Проходит еще годик в любовницах, пока у мага обязательная служба после окончания академии не кончится, и останется на бобах. А, может, успеет хотя бы денег за это время накопить. Это уже не Петино дело.

В результате всех девушек более или менее подходящего возраста в этом небольшом городке Петя знал. С некоторыми даже был в приятельских отношениях, но не больше. И никого нового на балу не ждал, так как туда и в прошлом году уже такие малолетки прорывались, что дорасти до возраста, когда их всерьез можно будет воспринимать в качестве подруг, до его выпуска просто не успеют.

Во-вторых, откровенная охота местных девушек за женихами напрягала. Как-то обидно сознавать, что девушке почти все равно, кто из магов будет с ней. Если сделать предложение, скорее всего, ни одна не откажет, но это не значит, что будь у нее выбор, она выбрала именно Птахина. Скорее бы какого-нибудь графа или князя предпочла.

В-третьих, Пете просто некогда было с девушками гулять. Слишком много времени и сил учеба занимает. Если не хватает природного таланта, приходится брать упорным трудом. Это Шувалов или Пален, не напрягаясь, академию с четвертым разрядом закончили, а гений-Волохов, глядишь, третьего достигнет. А Птахину, кровь из носа надо до пятого дотянуться. Выпускаться с шестым — с самого начала ни на какое приличное место по распределению рассчитывать не придется. Так что учеба — важнее всего.

Ну, и наконец, некуда ему спешить с женитьбой. Ему всего семнадцать лет, восемнадцать, только после окончания академии исполнится. Это девушки в девках засидеться боятся, а молодой маг будет желанным женихом еще долго.

Петя нерешительно остановился. Пока шел к Дому собраний, свое отношение к девушкам по полочкам заложил. Вон, двери в обрамлении грудастых кариатид уже видны. Но что-то не манят. Может, куда свернуть? Только куда? Он один раз уже собрался было вместо официального мероприятия дорогой зал с девушками в местной бане посетить, так чуть при входе на Левашова не нарвался. Вполне может снова там оказаться. То ли сам развлекается, то ли кадетов сторожит. Ну, нафиг.

Придется все-таки на бал идти, чтобы не выделяться. Помелькать полчасика, а там видно будет.

Впрочем, стоило войти, как сразу стало понятно, что просто так Пете сбежать не удастся. Похоже, после лета, на которое кадеты разъехались на практику, в Дом собраний заявились все местные девицы. Соскучились без кавалеров, и вход бесплатный. Это на Рождественский бал надо недешевое приглашение покупать, а осенью — никаких ограничений нет. Ну а Петя с двумя орденами на груди и третьим — на темляке (ради торжественного случая кинжал прицепил) стал довольно заметной фигурой. К тому же уже на выпускном курсе, значит, скоро будет иметь право жениться (во время обучения нельзя). Так что взгляды он к себе сразу привлек, а потом и сами девушки подходить стали.

Первыми подлетели подружки, с которыми он, можно сказать, был в приятельских отношениях с первого курса. Только тогда они с Сержем Голицыным гуляли. В прошлом году попытались с тогдашними первачками отношения наладить, но и на Петю периодически поглядывали. Вот и сейчас оказались рядом. Только в сокращенном составе. Натали и Катрин (почему-то называли себя на французский манер). Третьей девушки, Софи, с ними не было. С кавалером уже? В прошлом году с ней постоянно гулял один первокурсник, Валентин Шибаев, но в конце года они, как казалось Пете, разбежались. По крайней мере, когда Птахин ехал на практику, оказался вместе с ней и всем ее семейством в одном вагоне. И папаша с мамашей дочку Пете откровенно расхваливали, а о других кадетах ни слова сказано не было. Там, кстати, еще одна знакомая девица с семьей ехала — Галя. Тоже подошли и тоже знаки внимания оказывали. Но та девушка всегда сама по себе держалась, без подружек.

А вот Натали в прошлом году не повезло. Выгорел ее первокурсник и выбыл из академии. Не стать ему магом.

Впрочем, это дело прошлого. Сейчас же девушки, радостно щебеча, с двух сторон подхватили Петю под руки:

— Ух, ты! С новым орденом! Это какой? Дай посмотреть! За что дали! — И еще куча вопросов посыпались с двух сторон.

При этом девушки потащили Петю дальше в зал, грамотно прикрывая его от остальных девиц. И таки довели до буфета. Птахин усмехнулся про себя и вынул из кармана золотой червонец:

— Гуляем?

Идея была встречена полным одобрением, и буфетчик бодро принялся выставлять перед ними чашки и сладости. И даже по бокалу с искрящейся золотой жидкостью. Старающийся не употреблять алкоголь кадет поднял бровь.

— Только по бокалу, — поняла его Натали: — Надо же отметить встречу и твои ордена. И для блеска глаз…

На последней фразе она рассмеялась.

После чего девушки сами выдали Пете целый ворох местных событий. Главным из которых оказалось как раз отсутствие Софи. О, ужас! Софи беременна. От своего первокурсника, который, услышав об этом, обвинил девушку в обмане и знать ее больше не хочет.

В чем-то он был прав. Заклинание «недопущение беременности» Петя еще на первом курсе выучил. Конечно, Шибаев не целитель, а маг земли и молнии, но есть же еще амулеты. Залететь случайно можно только от избытка легкомысленности. Или отсутствия денег. Финансового положения семейства Софи Петя не знал, но был склонен думать, что совсем уж они не бедствуют. На поездку в столицу деньги нашли.

При этом неприятно стало от воспоминаний о том, что в дороге родичи Софи Пете ее совершенно откровенно сватали. А она при этом уже была беременна от другого. Или еще нет? Посмотреть на нее магическим зрением тогда в голову не пришло.

— Петь, а ты можешь, если потребуется, Софи от проблемы избавить? — Неожиданно спросила Катрин.

Юноша даже вздрогнул. Такому их точно не учили, да и, вообще, аборты — очень спорная тема. Церковь категорически против, так что огрести можно кучу неприятностей. А вот может ли теоретически?

Теоретически убить целитель может кого угодно, в том числе и плод. Но его же еще извлечь надо без вреда для матери. И как это делать? Руками? Да и как ими «туда» залезть? Пластическое целительство они только начинают изучать. Петя почувствовал, что краснеет.

Это не говоря о том, что если плод уже подрасти успел, убивать придется не комочек плоти, а младенца. Нет, с какой стороны не глянь, в это дело лучше не лезть.

Не факт еще, что Софи этого сама хочет. Может, надеется своего кадета ребенком пристыдить. Хотя, какое это будет семейное счастье? Неприятная история.

— Нет, Катрин, нас такому еще не учили. Новиков нам курс пластического целительства начал читать, но пока только вводная лекция была. Сам он, наверняка, может. А я не рискну.

Уточнять, чем он не хочет рисковать, Петя не стал. Девушки не настаивали. Женская дружба — вещь сложная. Так что Натали с Катрин без паузы стали требовать с кадета отчет о практике.

Рассказывать подробности своих приключений девицам Петя не собирался, но относительно легкомысленную версию с шутками и откровенными преувеличениями подготовил еще в дороге как раз для таких случаев. Вот ее и выдал, на ходу придумывая подробности. Например, о том, что один корабль они с Паленом якобы у негров отбивали. Больших, черных, почти голых, но с громадными белыми зубами, которыми те непрерывно щелкали. Сперва от ярости, потом от страха.

Ну и комплименты слушательницам отсыпал щедро. Так что очень быстро вокруг них изрядная толпа собралась. Некоторых подружек Натали с Катрин даже пирожными угостили. Все за счет Петиного червонца. Впрочем, среди подошедших было и несколько первокурсников, напустивших на себя небрежный вид, но слушавших внимательно. И тоже поучаствовавших в заказе вкусностей из буфета. Заодно и с местными девушками стали знакомиться. Так что все были довольны.

Тут заиграла музыка и молодежь потянулась в соседний зал — танцевать. Петя не стал спешить. Во-первых, танцевал он весьма посредственно. Так что до некоторой степени Левашов был прав, направляя его учиться танцам. Но больше его смущало наличие сразу двух потенциальных партнерш. С какой танцевать первой? И куда деть на это время вторую?

Но тут оказалось, что помимо Натали и Катрин рядом с ним сидит еще и прекрасная помощница ректора — Наталья Юрьевна.

— Забавную историю вы рассказали, — Произнесла магиня и снисходительно улыбнулась: — Наверняка все было не так, но развлекать барышень у вас стало получаться неплохо. Но тут есть и более солидные дамы, которым тоже интересно послушать о ваших приключениях.

После чего небрежно бросила девушкам:

— Забираю я вашего кавалера. Рекомендую на первокурсников переключиться. Скоро Птахин не освободится.

Вот как на такое заявление реагировать? Жаль, оно никакого отношения к флирту не имеет. А то при виде этой красавицы Петя невольно начинал пускать слюни. Хорошо, что только в мыслях.

А так у него хватило характера обменяться с девушками взглядом, слегка пожать плечами, дескать, «вы сами все видите», после чего предложить руку уже магине. Та слегка фыркнула, но под руку его все-таки взяла. И повела его совсем не в танцевальный зал, а куда-то вбок. Девушки провожали их взглядами, в которых читались весьма сложные эмоции.

— Чего это она?

— Ну, пострел…

Послышались шепотки за спиной. Наталья Юрьевна только еще больше расправила плечи. И еще раз тихонько усмехнулась.

— Жаль. А я уж было размечтался, что вы мне танец подарите… — Закинул пробный шар Петя, но был проигнорирован. Осталось только вздохнуть и дальше идти молча.

В комнате, куда его привела Наталья Юрьевна, ожидаемо оказались ректорша Александра Федоровна и городничиха Анастасия Петровна. А также почему-то княжна Екатерина Дивеева.

— Ну-с, Петр Григорьевич, — достаточно приветливо приветствовала его супруга главы академии: — Мы тоже ждем вашего рассказа. Об эпической блокаде города Томы. И ваших подвигах.

— Что вы, Александра Федоровна, — Петя был сама преданность и сама любезность: — Слухи о сотворенных Виктором Паленом с моей скромной помощью чудесах, сильно преувеличены. Ничего особо героического или романтического в каперстве у берегов, мягко говоря, не слишком дружественной страны, нет. Однако, было несколько забавных и занимательных случаев.

И принялся рассказывать ту же историю, что и Натали с Катрин, мешая ее с Тьмутараканскими анекдотами. В которых в качестве жадного жида выступал надувший его с призовыми чиновник Мышкин.

Получалось, вроде, неплохо. Генеральши смеялись, Наталья Юрьевна тоже улыбалась и кивала головой. Но неожиданно влезла Дивеева:

— Все это очень мило, Петр Григорьевич, но вы мне обещали рассказать подлинную историю, а не этот вариант для развлечения местных горожанок. Тот, про который вы сказали «не для посторонних ушей».

Петя аж запнулся от такой наглости. А вот эти две пары ушей генеральш посторонними не являются? Не говоря уже о розовых ушках помощницы ректора. Получается, хорошо, что ему давеча Левашов помешал все рассказать Екатерине. А ведь он собирался это сделать. Все-таки правильно говорят, что никому верить нельзя.

— Да, Петр Григоревич, — поддержала княжну ректорша: — Ваш отчет о практике мне Александр Васильевич (супруг) показывал. Но сам же мне указал, что в нем концы с концами не сходятся. Так что же там у вас все-таки происходило?

Ну, вот. Поставила-таки его княжна в крайне неловкое положение. Или важные дамы сами до этого додумались? Возможно. Но отношения с Дивеевой, приходится признать, не сложились. Не как с девушкой, на это Петя и не рассчитывал, но если не близкого друга, то хотя бы благожелательно настроенного товарища по академии в ней видеть надеялся. Оказалось, зря. С генеральшами она, а не с мещанином, пусть и магом.

Пришлось принять максимально смущенный и трогательный вид и пролепетать:

— Мне ужасно неловко, но через несколько дней сюда приедет его превосходительство Родзянка. Эти вопросы он курирует лично и категорически наказал мне не говорить ничего на эту тему до его приезда. Он гораздо более компетентен, чем я. Во всех смыслах. И я уверен, с удовольствием поделится с вами своими выводами. А пока прошу меня извинить. Там игра ведется совсем не на моем уровне. Если я правильно понял, то все под личным контролем Государя.

Судя по сгустившейся атмосфере, ничего хорошего в ближайшее время кадета не ждало. Скорее возмущенные вскрики, вроде: «Вы что, сомневаетесь в нашей…». В чем, Петя не успел додумать, так как первой (и очень быстро) прервала молчание Наталья Юрьевна:

— Я думаю, что подождать несколько дней до приезда Родзянки не такая уж большая проблема. Мы вас больше не задерживаем, Петр Григорьевич.

Возражать ей никто не стал. Ай да Ливанова! Пожалуй, у скромной помощницы куда больший вес в местном обществе, чем она обычно показывает.

Петя буквально вылетел из комнаты. Положенный поклон он отдал, что-то извиняющееся пробормотал и даже руки к груди прижал, но, практически, на бегу. Чтобы и приличия соблюсти, и передумать не успели.

Оставаться дольше на балу не было желания. Да и опасно это могло быть. Перед Натали и Катрин немного неудобно, но остается надеяться, что кавалеры им на этот вечер нашлись. А Петя, если поторопится, еще и на ужин в академии успеть может. Что тоже неплохо. Энергию надо восстанавливать, а то у него ощущения, как будто он камни на гору таскал. Как тот герой древнего эпоса. Как его? Неважно. Хотя список литературы, приложенный к учебнику по этикету, проштудировать все-таки придется. Когда время будет.

Следующие несколько дней прошли, можно сказать, спокойно. Бегом — с занятия на занятие, после их окончания — самостоятельная работа в тех же аудиториях или лабораториях. А когда и оттуда выгоняли — до отбоя (и немного больше) в библиотеке. Ни в город, ни в клуб зайти было некогда. Зато более или менее прояснились собственные возможности и расписание занятий.


Читать Форум Узнать больше Скачать отрывок на Литрес Внимание! Вы скачиваете отрывок, разрешенный законодательством и правообладателем (не более 20% текста). После ознакомления вам будет предложено перейти на сайт правообладателя и приобрести полную версию произведения. Купить электронку Купить бумажную книгу Купить бумажную книгу
5.0/4
Категория: Новая книга про попаданца | Просмотров: 1428 | Добавил: admin | Теги: Дмитрий Смекалин, Господин маг. Выпускник, фантастический боевик
Всего комментариев: 0
avatar
Вверх