Новинки » 2020 » Август » 3 » Денис Деев. Я – другой. Книга 2
09:41

Денис Деев. Я – другой. Книга 2

Денис Деев. Я – другой. Книга 2

Денис Деев

Я – другой. Книга 2

 

с 06.08.20

Жанр: боевая фантастика, LitRPG

Не нужно пытаться встроить меня в систему. Я винт с обратной резьбой, я дюймовая диковинная гайка. Я пригоршня песка для смазанных шестеренок. Я электрон, плывущий от плюса к минусу. Я гвоздь, который заклинит идеально настроенный механизм. Я… другой.


Из серии: Я – другой #2
Возрастное ограничение: 16+
Дата написания: 2019
Объем: 280 стр.
Дата 06.08.2020
Правообладатель: ИДДК

 
1
Электронная книга «Я – другой. Книга 1» – Денис Деев

Я – другой. Книга 2

Глава 1

Над горизонтом еще не высунулся краешек солнца, но небо уже начало наливаться багрянцем, который рассеивал темноту ночи. Зарождающийся, прогоняющий тьму рассвет, как и миллионы лет назад, дарил всему живому на Земле тепло и надежду.

Место Кейташи Сато выбирал тщательно. Смахнув пыль и засохшие травинки с почти полностью ушедшего в почву валуна, японец постелил на него коврик и уселся, поджав под себя ноги и повернув лицо навстречу нарождающемуся дню. Момент он просчитал с точностью до секунды. Как только японец расслабленно вздохнул и прикрыл веки, первый робкий лучик коснулся его лица. Самый могучий имп на Земле, в груди которого тихо шелестело уникальное сердце сто первого уровня, казалось, предается умиротворяющей медитации.

Рука скользнула в складку белоснежного кимоно и извлекла оттуда сложенный боевой посох. Не открывая глаз, на ощупь, Кейташи пробежался пальцами по рукоятке. Посох не разложился на всю длину. Его навершие трансформировалось в подобие вилки с восемью острыми, как иглы, зубьями. Меж зубьев лениво двигались миниатюрные молнии электрических разрядов. Кейташи набрал полную грудь воздуха и резким ударом всадил вилку себе меж ребер. Его лицо исказила гримаса невыносимого страдания, но японец, стиснув зубы, смог удержать крик боли. Грудь опала, голова безвольно опустилась, и только рука продолжила сжимать рукоять боевого посоха.

 

Глава 2

– В медблок! Быстрее! Сейчас направо! – истерично кричал бежавший за Гвоздем Рома.

– Знаю, – сквозь зубы ответил тот, протискиваясь в проем, не дожидаясь, пока дверь коридора откроется полностью, и больно прикладываясь спиной об косяк.

Действовать более ловко мешала тяжелая ноша на руках – Кейташи с залитым кровью кимоно. Красное на белом смотрелось очень контрастно, придавая случившему какой-то ненастоящий, киношный оттенок. Куда бежать, Гвоздь знал и без подсказок инженера. Еще вчера японец устроил им небольшую экскурсию по базе. И первым делом они заглянули в медицинский блок. Находившаяся там аппаратура и Ласку привела в порядок, и заштопала порезы и ссадины, которые все они заработали в схватке с Арбитрами. Теперь же помощь была нужна самому хозяину базы.

Хотя как «хозяину»… Японец занял один из центров программы ДЭКС, привел его в порядок и поддерживал оборудование в рабочем состоянии. Причем настолько крупной и хорошо сохранившейся базы ДЭКС Гвоздю не попадалось до сих пор.

Медицинский кабинет сиял чистотой и даже болезненной для глаз белизной. Дотащив японца до кресла автохирурга, Гвоздев уложил на него пострадавшего и попытался вытащить посох из груди.

– Нет! – остановил его окрик инженера. – Ты можешь что-нибудь повредить! Док сам справится!

Рома судорожно листал пункты меню на экране управления автохирургом. Вздрогнул висящий над креслом робот, похожий на стального паука с тонкими длинными лапками. Он опустился над телом Кейташи и двумя манипулятора выдернул из его груди посох.

– Твою ж мать! – Гвоздь бросился к телу Кейташи.

Из груди японца бил натуральный кровавый фонтан.

– Не мешай! – наперерез Гвоздеву кинулся Рома.

Раскалившейся добела иглой хирург прижег сосуд и остановил кровотечение.

– Вы чего разорались? – заглянула в медотсек заспанная Ласка.

И тут она увидела лежащее на кушетке тело.

– Это вы его так?!

– Ерунды не говори, – отмахнулся от девушки Гвоздь и спросил у инженера: – Мы еще чем-нибудь можем помочь?

– Вряд ли. Я запустил алгоритм, но не уверен, что это его спасет, – признался Рома.

– Что вообще произошло?! – продолжила недоумевать Ласка.

– Он сам. Он сам хотел себя убить. Мы с ним вчера поговорили, и он…

– Что?! Что ты ему сказал?! – Инженер набросился на Гвоздева с кулаками.

– Тихо! Успокойся! – Гвоздев схватил парня за руки и слегка встряхнул. – Кейташи спросил про экспедицию, я рассказал…

После того как они подлатали раны, Кейташи Сато отвел их в жилой модуль, который оказался крайне комфортным. Никаких тебе общежитий и капсульных гостиниц. Уютные отдельные кубрики на четыре койко-места с собственным санузлом. Ласка устроилась отдельно, а Рома напросился на совместное проживание с Гвоздем. Инженер сразу рухнул на койку, клятвенно пообещав принять душ и почистить зубы утром, а Кейташи, пожелав ему доброй ночи, застыл в дверях.

– Мне пока не до сна, может, поговорим? – садясь на койку, спросил у него Гвоздев.

– Я бы хотел сделать это тет-а-тет. – Кейташи красноречиво посмотрел на инженера. – Может, пройдем в мой кабинет?

Рома перевернулся на спину и выдал мощный заряд храпа.

– Э… да он уже в отрубе. Хотя пойдемте лучше к вам, хоть слышать друг друга будем, – глядя на распевающего арию «Спящего красавца» Рому, произнес Гвоздев.

Идя за Кейташи по переходам базы, Гвоздев все больше удивлялся чистоте и порядку, царившим на ней. По словам японца, база готова была принять до трехсот человек прямо сейчас. Интересно, для каких целей Кейташи нужна была такая толпа?

Военный чип в руке вещал, что это:

«Мангут. Центр ускоренной подготовки персонала. Программа ДЭКС. Код – НВ-1812. Координаты: 55.813-70.837».

Видимо, эта база уже не была научной лабораторией. Здесь из людей массово штамповали мутантов.

– Прошу сюда, Андрей-сан, – японец сделал приглашающий жест возле отъехавшей в сторону переборки.

Гвоздев шагнул внутрь и поразился. В распоряжении японца был огромный центр, а он обосновался в помещении чуть больше спального кубрика. Кейташи присел за длинный белый стол из пластика, над которыми светились голографические экраны, отображающие внутренние помещения базы и состояние различного оборудования.

– Я искал вас, Андрей-сан, потому что я знаю, кто вы, – японец без экивоков приступил к беседе. – Вы летали к Проксиме Центавра.

– Откуда вы это знаете?

– Так я вашу экспедицию провожал! – Кейташи напомнил о том, что он долгожитель. – Не лично конечно, но трансляцию отлета смотрел. И вот еще…

Японец протянул Гвоздеву листок бумаги, запаянный в прозрачный пластик. Надо же! Фотография! И не просто фотография, а предстартовый снимок, где экипаж «Пилигрима», прощаясь с Землей, машет руками.

– Я ждал вашего прилета, Андрей-сан. Вы должны были подарить надежду.

– Надежду на что?

– На выживание нашей цивилизации… – Японец замолк, глядя куда-то повыше плеча собеседника. – Андрей-сан, человечество вымирает. Мы убиваем друг друга с невероятной скоростью. У нас сильно просела рождаемость. Да что там говорить – поменялся не только инстинкт размножения, но и другие базовые…

– Я уже в курсе. Было восемь миллиардов, осталось полтора. – Гвоздь устал и смертельно хотел спать, вместо того чтобы выслушивать долгие научные лекции.

– И с каждым годом нас становиться все меньше и меньше. Мы обречены, если останемся на Земле. Есть только один шанс спастись – колонизировать новую планету. Перевезти туда только Чистых. Людей без установленных модификаций. Поэтому мне важно знать, что вы нашли на Надежде? Планета подходит для организации постоянной колонии?

– Вам дико не повезло. Ждать сто лет и отыскать самого неподходящего для вопросов человека. – Гвоздев грустно усмехнулся. – Я – офицер, обеспечивающий безопасность экспедиции. К огромному сожалению, я не смогу привести точных цифр и данных о Надежде.

– Но хоть что-то вы мне можете сказать? – В голосе японца появились нотки отчаяния.

– Могу. На планете можно жить. Там высокая влажность, низкая серая облачность. Солнце видно дня три в году. Но жить можно. А еще я вам могу рассказать то, чего не смог бы поведать ни один ученный из нашей группы.

Теперь Гвоздев прервался, и в его сознании всплыли тонкие шпили, уходящие в вечно серое небо.

– Мы обнаружили огромный город, мегаполис.

– С живыми инопланетянами?!

– Если бы. С мертвыми, очень давно мертвыми. Они были чем-то похожи на крабов. На сухопутных крабов, передвигающихся на шести тонких вытянутых ножках. Их панцири…

– Наружные скелеты, – на автомате поправил Кейташи Гвоздя.

– Да-да, скелеты. Так вот, эти скелеты по городу были раскиданы, как листья по тротуару поздней осенью. И знаете, что я вам скажу? У большинства крабов лапки-то были не свои. У них почти у всех были установлены протезы. Ну или как сейчас модно говорить – моды.

Выдержка японца ему изменила, он подался вперед, да так и остался сидеть с открытым ртом.

– А еще под городом я обнаружил огромные цеха. И знаете, что они все производили? Моды, моды и еще раз моды! И ничего более!

– То есть эта зараза добралась и туда?! Или развитие любой цивилизации рано или поздно доходит до фазы самоуничтожения? От ядерного оружия, от стремления сделать свои тела лучше…

– Так глубоко мои мысли не заходили. Но от греха подальше я закрыл эту область для исследования. Черт его знает, что вытащили бы оттуда ученые и приперли на Землю. Такими вещами должны были заниматься другие специалисты. Но вот я возвращаюсь и вижу, что зря я переживал, это дерьмо процветает в моем родном доме!

– И перевозить колонистов на Надежду бесполезно… Рано или поздно люди найдут эти подземные заводы, разберутся с технологией, и все начнется заново. Кто откажется стать умнее, сильнее или быстрее, практически не прилагая к этому никаких усилий? Хотя… может быть, разрушить эти цеха?

– Кейташи, вы не представляете себе, насколько они огромны. Там понадобится атомная бомба. И не одна.

– Как вы знаете, все боевые ядерные заряды уничтожены. И даже если бы мы смогли их создать заново, брать их собой в новый мир – это тоже, мягко говоря, не лучшая идея. Но куда нам отправиться? Лунная база заброшена, марсианская колония погибла без поставок с Земли…

– Луна рядом. Марс не так далеко. Кейташи, до Надежды сотню лет добираться, – Гвоздь говорил, аккуратно подбирая слова, – и на мотоцикле или на танке это будет сделать проблематично.

– На орбите же оставался колонизаторский корабль, после вашего возвращения он должен был направиться на Надежду. – Кейташи продемонстрировал свою осведомленность о программе освоения Проксимы Центавра.

– Он и сейчас там болтается. Но недостроенный.

– В каком он состоянии? – Кейташи волновался все сильнее и сильнее. – какой у него процент готовности?

Гвоздев пожал плечами:

– Не знаю. Мы так на нем и не высадились. Корпус вроде собран.

– Двигатели?

– Кейташи, я не шутил, когда говорил, что вам достался не тот человек. Наш экипаж сканировал «Ковчег», обнаружил, что орбитальный лифт до сих пор цел, но деталей я сообщить не могу.

– Понятно. Понятно… – Японец закивал, как заводная игрушка. – Сто лет нахождения на орбите без обслуживания явно сказались на состоянии этой техники не лучшим образом…

– Да не расстраивайтесь вы! – Гвоздев попытался растормошить Кейташи. – Найдем моих коллег, челнок. Поднимемся на орбиту, и сами сможете «Ковчег» пощупать.

– Ваши друзья скорее всего находятся у Люминов. – Скепсиса в голосе Кейташи не убавилось.

– Так и вы там были. И вы вас оттуда выдернули.

– Андрей-сан, я добровольно сдался им в руки. Потому что понимал – рано или поздно к ним бы угодил и ты. И я бы устроил наш побег. Но это было возможно сделать из скромного представительства Арбитров. А побег из центрального штаба Люминов невозможен в принципе. И если ваш экипаж у них – все пропало.

– Все равно не отчаивайтесь, – Гвоздь продолжил успокаивать японца. – С модами не получилось, зато я обнаружил кое-что получше. Кажется, мы сможем взять с собой на Надежду выводок улучшенных людей. Нам бы только с кораблем разобраться.

– Вы про программу ДЭКС? Я изучал материалы по генному улучшению организма. Здесь, на базе. Блестящее решение! Я в полном восторге от его изящества! Но генномодифицированные люди не годятся в спасители человечества.

– Почему? – по мнению Гвоздя, ДЭКС была неплохой альтернативой импам с их электронными улучшениями.

– Андрей-сан, вы можете представить, какое у них будет потомство? С таким-то вмешательством в ДНК!

Тут молния стукнула уже по макушке Гвоздева. Бежать и прямо сейчас заводить потомство он не собирался. Но, как и любой нормальный мужик, предполагал, что наступит время и для этапа «счастливая семья, дети, домик и собака». Добрая и дурашливая, лабрадор, к примеру. А теперь из всего этого плана только домик, лабрадор и одинокая старость вырисовывались…

– Зачем?! Вот зачем, а?! – Громкий вопль Ромы вырвал Гвоздя из тягостных дум и невеселых воспоминаний о разговоре с японцем. – Зачем ты ему все это рассказал! Ты понимаешь, какой груз нес на себе этот гениальный человек? Он за всех нас, за все человечестве в ответе был! Он сто лет ждал, пока вы вернетесь, надеялся! И тут ты ему выкладываешь – надежды больше нет, лететь нам не на чем и некуда!

– Это не его груз ответственности. Кейташи Сато преподнес вам дар! Помог безногим ходить! А слепым, – Гвоздь помахал рукой перед глазами, – видеть! А вот как вы этим даром распорядились – это уже ваша «заслуга», и Кейташи здесь абсолютно ни при чем!

Ласка и Рома разом присмирели, крыть гневную тираду Гвоздева им было нечем.

– Более того, Кейташи под конец беседы выдал вообще нечто потрясающее. Он не изобрел моды. Ему эту технологию подкинули, а Кейташи только усовершенствовал ее.

– Как…

Вопрос Ромы прервал тонкий писк робота-хирурга. Машина выдала диагноз: повреждение «сердца» и периферийных модов были фатальны. Гениальный Кейташи Сато наконец скинул со своих плеч неподъемный груз. И ушел в лучший из миров.

Глава 3

Склады центра ломились от разнообразных запасов. Там было все, кроме этилового спирта, который можно было смешать с водой и помянуть Лисовского и Кейташи. Близкими знакомыми Гвоздева они не были, но пережить два похоронных ритуала «посуху» было непросто. Ласка с Ромой едва не сцепились над саваном Кейташи. Девушка намекнула, что сердце сто первого уровня в мире только одно и… Продолжить она не успела. Инженер налетел на нее, как гусь, защищающий своих отпрысков. Когда Гвоздев все-таки оторвал его от девушки, Рома выпалил, что Кейташи намеренно сжег все моды в своем теле.

– Но если ты попробуешь коснуться его хоть пальцем…

Ласка слегка постучала кулачком по лбу Ромы:

– А зачем мне тогда это надо, а?

Дальше прощание с великим ученым прошло без задоринки. Гвоздев с инженером, тяжело отдуваясь, принесли гранитную глыбу, на которой Рома плазменным резаком выгравировал имя японца и дату смерти. И объявил, что глыба отныне – памятник людям, погибшим в борьбе за будущее человечества. Об эту эпитафию и споткнулись отношения сведенных судьбой приключенцев. Они сидели втроем в столовой, рассчитанной на двести человек, за одним из пятидесяти столиков. Их компашка в пустом зале выглядела очень сиротливо. Пока Рома ходил к автомату за новой порцией протеиновой каши, Ласка, глядя на Гвоздя, без аппетита ковыряющегося в тарелке, спросила:

– Я надеюсь, ты не веришь во всю эту чушь со спасением человечества?

Мозг Гвоздева настолько был забит глобальными проблемами, что еще одну прямо сейчас он переварить был не готов.

– Почему «чушь»? – ответил он на автомате.

– Да потому что! Ты же не хочешь, чтобы на том гранитном камне в скором времени высекли и твое имя?

Подошедший Рома все-таки услышал отповедь Ласки.

– А что в этом плохого? Совершить дела, по масштабу сравнимые с деяниями Кейташи Сато и быть погребенным рядом с ним, – это же честь! Для чего еще стоит жить? – с пафосом, будто цитируя учебник истории, произнес инженер.

– Лично я вообще не собираюсь быть погребенной. И пышные похороны мне не нужны. Давайте…

– Базу курочить не дам! – Гвоздь предвосхитил мысли девушки о быстром обогащении.

– Правильно, Гвоздь! Базу надо сохранить! Мы здесь организуем сопротивление! Мы свергнем Люминов! Мы…

– Не-не-не. И это тоже без меня. – Пылкие лозунги в душе Гвоздева отклика не нашли. – Мне не мир спасти надо, а пятерых оболтусов. И себя в придачу. А потом или здесь обустроимся, или на Луну полетим. Или на Марс. Кейташи говорил, что там старые колонии есть.

– Давно хотела спросить – чего ты так со своими экс-сослуживцами носишься? Ну сцапали их Люмины. Простись с ними мысленно и забудь.

Гвоздев с ответом немного помедлил.

– Хороший совет. В следующий раз, когда ты попадешь в историю, я плюну, разотру и забуду.

В подкорку Гвоздя было вбито одно простое правило: своих не бросать ни при каких обстоятельствах. Зачем? А затем чтобы свои тебя не бросили.

– И правильно сделаешь, – с милой улыбкой согласилась девушка.

– Если тебе нужна логическая причина, по которой я их ищу, то пожалуйста – в первый межзвездный полет отправляли далеко не валенок. Каждый из этих пятерых был в своей области не хуже Кейташи. Они, к примеру, смогут запустить лунную базу и создать там райские условия. Я билеты в этот рай продавать буду. И кушать с золотой посуды бифштексы с кровью размером с твою голову.

– Я не знаю, какой из двух твоих мотивов правдивый.

– Оба. Никакой из двух. Я, в отличие от вас, личность разноплановая. И думаю не только о мировой революции и личном обогащении. Значит, так. Организуем себе в этом центре лежбище. Кто «за», поднимаем руки, – сказал Гвоздь и поднял руку первым.

Ласка без слов повторила его жест, а Рома, как обычно, привнес в план чуточку сомнений:

– Я тоже «за», но если мы тут развернем бурную деятельность, то что скажет хозяин локи?

– Что за хозяин?

– У любой локации есть владелец. Как Патрис в Зоне тринадцать. Где-то бандиты заправляют всеми делами. Где-то феодал, тиран или целый городской совет.

– А демократия у вас в локах не процветает?

Рома отрицательно помотал головой.

– Ну да. Ей в таких реалиях не выжить. Получается, что мы должны найти хозяина локи и договориться, что мы здесь обоснуемся? Что он потребует взамен?

– Может, фиксированную плату. Может, долю в доходе. А может, вообще нас отсюда вытурит.

– Вытурит? – В мертвых глазах Гвоздя, казалось, блеснула искорка. – Это вряд ли.

Наследство Кейташи впечатляло. Во-первых, сама база была царским подарком. Спрятанная глубоко под землей, она имела вход через пещеру, созданную природой. Да такую, в которую без проблем прошел «Горыныч». Для танка использовали просторный ангар, в котором можно было разместить еще десяток машин подобного класса. Сюда же подходила подземная ветка магнитной железной дороги, но Кейташи сказал, что ее тоннель был обрушен.

Вход в сам центр проходил через шлюз, в котором для обороны было установлено восемь скорострельных турелей и два мощных плазмомета, способных выжечь в бетонной коробке шлюза все живое до последней бактерии. На случай если вражина сможет вывести из строя орудия, был предусмотрен фугасный заряд, обрушивающий и свод пещеры, и сам шлюз на бедовые головы врагов. При этом защитники базы могли ее покинуть и выйти на поверхность через два замаскированных аварийных выхода.

Далее, вдоль основного тоннеля, один за другим располагались три складских помещения. Забиты они были основательно, но детально знакомиться с их содержимым у Гвоздя не было времени. Еды хватило бы на прокорм небольшой армии. Отыскались и контейнеры с ДНК-картриджами, но в наличии были лишь версии с обычным базовым усилением, которое Гвоздь установил себе первым. Здесь же находилось снаряжение и оружие. Ничего, подобного экспериментальной «Катюше» и уникальному «Бехтерцу», – одни армейские бронежилеты и старые штурмовые винтовки. Боеприпасов для «Катюши» тоже обнаружить не удалось. Но Рома Гвоздева успокоил – дротики для гауссовой можно будет изготовить в любом количестве. Ведь по соседству со складами находился производственный цех. Инженер был от него в восторге. Кейташи организовал там что-то потрясающее, и Рома обещал спутникам устроить презентацию этого чуда.

Дальше располагались жилые модули с теми самими удобными кубриками. Из них отдельный переход вел в медицинский отсек. По уверениям Ромы, оборудование в нем позволяло практически возвращать с того света как импов, так и людей без модов. Жаль, что в случае с Кейташи это не сработало. С медотсеком соседствовала лаборатория, но разобраться, что там напихано, не успел даже носившийся без устали по базе Рома. Но краем глаза успел заметить генный модификатор, причем улучшенной модели, которая могла устанавливать сразу три ДНК-картриджа за раз.

Центр обеспечивался водой из четырех артезианских скважин. Сердцем комплекса был реактор, питающий его энергией. По словам инженера, биться это сердце могло без проблем еще лет сто. Мелкие неисправности систем комплекса автоматически устраняло еще одно творение Кейташи. По стенам и по полу постоянно ползали механические «тараканы» размером с кошку. Эти роботизированные зверушки не только следили за техническим состоянием комплекса, но и поддерживали его в чистоте. Гвоздь видел, как неутомимые трудяги стирали с пола следы от пыли, которую он принес на обуви извне. Помимо основных отсеков, на базе были и второстепенные. Гвоздь даже мельком видел зал конференций с рядами кресел и голопроектором.

А еще Кейташи Сато в наследство оставил то, что вообще реальной цены не имело. Терабайты информации, к которым можно было получить доступ с терминала в его рабочем кабинете.

– Я выяснил, кто владеет этой локой! – Информация была хорошо структурирована. Роме и пяти минут не потребовалось, чтобы добыть нужные данные.

– Какой-нибудь бандитский синдикат? – Гвоздь решил готовиться к худшему.

– Или крупная корпорация со своей частной армией? – вторила ему Ласка.

– Страшнее! Жутчее! – нагонял страху загробным голосом Рома.

– Да не тяни уже! – У девушки не выдержали нервы. Центр был лакомым кусочком, и она поскорее хотела услышать цену за то, чтобы его отстоять.

– Городок, я бы даже сказал – деревенька рыбаков, – выпалил счастливый Рома.

– Ласка, выгоняй «Горыныча» из гаража, – распорядился Гвоздь.

Глава 4

– Слушай, и правда деревня. Деревня деревней… – Из густого подлеска Ласка рассматривала поселение «хозяев локации». – Может, ну его на фиг – с этими селянами договариваться? Что они нам сделают? Дохлой рыбой закидают?

Деревенька явно не была прибежищем Темного Властелина и средоточием мирового зла. Три кособоких сруба, укрытых почерневшей от времени дранкой. Чуть поодаль притулился большой амбар, сколоченный из гнилых досок и мечтающий развалиться от легкого дуновения ветерка.

– Договориться надо. В реестре у Люминов именно эти рыбачки прописаны как лица, ответственные за распространение мути в этой локации. Если рыбаки нас обнаружат и полезут в бутылку, а мы их случайно перебьем, то Люмины могут заинтересоваться и прислать сюда Арбитров. Нам лишнее внимание точно нужно? – Как и всегда, Рома проявлял осторожность.

– С соседями надо стараться поддерживать хорошие отношения. Плюс пищевые концентраты – это хорошо, а свежий балык – лучше. Идем побеседуем с промысловиками. Ласка, ты останешься возле «Горыныча». – Гвоздю не хотелось брать с собой бесшабашную девушку, которая в лагере мирных рыбаков могла устроить ненужный кипиш. – Здесь же Сеть работает?

– Сеть везде работает, у нее глобальное покрытие. Надень очки да проверь.

– Не хочу, они мне в переносице жмут. – На самом деле Гвоздь еще до конца не разобрался, как держать постоянную связь посредством голосовых сообщений.

– Правда, если стоят глушилки, то сигнал они пропускают избирательно. Но откуда у этих лапотников такое оборудование?

– Жди возле танка, если что-то пойдет не так, мы свистнем, – продолжил давать указания девушке Гвоздь.

– И грозная кавалерия тут же примчится на выручку, мой генерал! – Ласка шутливо отдала честь.

– Я маршал. – Гвоздь вспомнил, что система военного бункера подняла его до главнокомандующего. Правда, войска, которым он «главнокомандует», уже давным-давно не существует.

Оружие у Гвоздя висело на наплечном ремне. Рука сама собой тянулась к ложу, но он себя одергивал – негоже со стволом в руках знакомиться с будущими соседями и арендодателями. Рома пацифистского настроя не разделял и незаметно старался идти за спиной Гвоздева.

Встретили их не залпы орудий, не слепящие лазерные лучи и не испепеляющая все живое плазма. А хмурый чернявый мужик, вышедший из ближайшей избушки и направившийся им навстречу. Невысокий, но поперек себя шире. Его глаза глядели из-под кустистых бровей на незваных гостей с открытой неприязнью.

– Чего надо? – буркнул он.

– Здравствуйте, – приветливо махнул рукой Гвоздь.

– Здрасте, – выглянул из-за его спины Рома.

– Здрасте-здрасте, – пробубнил мужик и встал, выжидая продолжения беседы.

– Мы соседи ваши. Новые. Пришли познакомиться. – Гвоздев решил с ходу обозначить проблему, долго не ходя вокруг да около.

– Из соседней локации? – Густая бровь чернявого выгнулась дугой.

– Э… не совсем. Из вашей. Вот пришли познакомиться и…

– Валите отсюда, – грубо оборвал Гвоздя мужик.

– А, собственно, почему? – Рома набрался смелости и выглянул из-за спины Гвоздева.

– Потому что локация у нас небольшая и бедная. Из ресурсов, – хмурый мужик кивнул на небольшое озерцо, к которому прижалась деревенька, – один этот пруд. И мы его не намерены делить с чужаками!

– Да на фиг нам ваша рыба не нужна! Мы своими делами заниматься будем. Можем вам и деньжат подкинуть. Немного.

– Можете это «немного» себе оставить. И чтоб к вечеру здесь духу вашего не было! – Хмурый мужик повернулся и пошел обратно в деревеньку.

– Эй, уважаемый! – окрикнул мужика Гвоздь, но Рома на него зашикал:

– Оставь его в покое, пусть идет.

– Но почему… – Гвоздь осекся.

А ведь верно, чего он докопался до нормального трудяги? Вокруг придурки в войнушку играют, модули друг у друга с мясом выдирают. И немудрено при этом, что староста рыбацкой артели не обрадовался соседству с мутными типчиками.

– Я его уровня не вижу, – прошептал Рома, получивший на складах Шершня небольшой мод, позволявший считывать уровни окружающих.

– И что?

– Как «что»! Я тридцатка – чтобы скрыть свой уровень, он минимум пятидесятым должен быть! – Инженер выглядел испуганным.

Испугаться было отчего – пятидесятый уровень имели бойцы-биороботы Арбитров. Вот тебе и «простой трудяга-парень» с хмурым взором. Насколько понимал местную экономику Гвоздь, на ловле уклейки и карася до такого уровня в жизни не прокачаться. Это надо исключительно белугу вагонами ловить и черную икру тоннами продавать. А заросшее и слегка подванивающее тиной озерцо не производило впечатления водоема, изобилующего ценными породами рыб.

– И глушилки тут есть. Я Ласке сообщение отправить не могу.

– Все веселее и веселее… – призадумался Гвоздев, медленно отходя от деревеньки. – А почему этот бугор на груди знак пятидесятника не носит? Тарится. Если тарится, то что-то скрывает. А ну, пойдем, кадет.

Скрываясь за высокими зарослями ковыля, Гвоздев по широкой дуге обогнул поселение.

– Если у них глушилки есть, то и датчики движения тоже, – поскуливал идущий за ним Рома.

– Да пусть хоть три сканера, до ветру мы пошли. По естественным надобностям. – Гвоздь остановился с подветренной стороны и с шумом втянул воздух. – Хех, так и знал!

Рома тоже осторожно принюхался.

– Ничего не чувствую, – признался инженер. – Сюда бы Ласку с ее сканерами, она бы нам всю раскладку по химическому составу воздуха дала.

– Какую еще раскладку? Это деревня рыбаков! Тут такой дух стоять должен, что датчики Ласки на фиг бы закоротило. Однако ничего! – Гвоздь еще раз втянул воздух. – Вообще ничем не пахнет. А ну-ка, давай прогуляемся до этих рыбачков еще раз.

На этот раз, подходя к деревне, Рома отстал от Гвоздева шага на четыре. И развитый инстинкт самосохранения его не обманул. Когда до ближайшей избы оставалось метров тридцать, из амбара с грохотом и лязгом вышли две высоченные фигуры. Экзоскелеты! Мощные рамные конструкции, не прикрытые броней. Зато в каждой лапе антропоморфный робот, ведомый пилотом, сжимал по автоматической пушке. В орудия были вставлены пулеметные ленты с пулями размером с хороший огурец. Не хотелось бы таким «овощем» получить в грудь: «Бехтерец» Гвоздя обеспечивал отличную защиту, но и нее были свои разумные пределы. Из избушки выскочил и давешний чернявый мужик. Теперь он выглядел не хмурым, а взбешенным.

– Вам сказали – убирайтесь! Зачем вы вернулись?!

– Брат Митька помирает, ухи просит! – выдал Гвоздь первое, что пришло ему в голову.

– Чего-о-о? – Лицо чернявого вытянулось от недоумения.

– Ухи, говорю, просит. Может, есть у вас рыбка? Окушки и те пойдут. – Гвоздев ломал комедию не останавливаясь.

– Окушки? – Чернявый все меньше и меньше понимал, чего от него хочет странный тип, без приглашения пришедший в деревню.

– Ну да откуда у вас окуни, сами вон пищевые концентраты жрете. – Гвоздев кивнул на пустую упаковку от питательных таблеток, валявшуюся возле крыльца избы. – Была бы у вас рыба, вы бы это дерьмо не ели.

От возмущения лицо мужика окрасилось в цвет переспевшего баклажана.

– Командир, нам ваши делишки неинтересны. У нас своих невпроворот, – более миролюбивым тоном произнес Гвоздь. – Давай спокойно поговорим?

– Ага, поговоришь ты у меня. С ними! – Мужик махнул в сторону застывших ребят в экзоскелетах.

Броней парни толком защищены не были, жестяные щиты, которые их прикрывали, «Катюша» прошила бы навылет. Если подрубить усиление, то можно одним прыжком уйти за угол избы и оттуда досыта накормить вольфрамом бойцов в экзоскелетах. Оставалась одна проблема, которая стояла и беспомощно хлопала глазами. Рома пал бы смертью храбрых в первые же секунды боя.

– Стоп-стоп-стоп, не горячись. Мы еще можем спокойно поговорить, – попытался спасти жизнь инженера Гвоздь.

– Не-е-е, сейчас мы сделаем так, что вы больше ни с кем поговорить не сможете! – довольно заухал чернявый.

Врезав все еще пребывавшему в столбняке Роме под колено и сбив его на землю, Гвоздев в длинном прыжке отправился за угол дома. Но прежде чем воздух начали рвать крупнокалиберные пули, раздалось тонкое завывание турбины, и над головами парней в экзоскелетах появился очень сердитый дрон, нацелив на них свои излучатели.

– Чего вылупились?! – надрывался чернявый мужик. – Сбейте его к чертям собачьим!

Парни едва задрали стволы вверх, как раздался рев, разом заглушивший пение турбины дрона. Врезавшись в амбар и разметав бревна, точно соломинки, на сцене появился «Горыныч». Грозно рыкнув движком, он развернул главное орудие прямохонько на бойцов в экзоскелетах.

– А… как?! – Чернявый вновь поменял цвет, став мертвенно-белым. Появление ударной машины Арбитров изумило его до глубины мозжечка.

– А вот так. – Гвоздев поднялся на ноги и отряхнул прилипшие к грудным пластинам «Бехтерца» травинки.

Рома тоже встал и по инерции рванул с плеча оружие. И пусть его станган не мог изрыгать огонь и пули, а всего лишь вырубал электронику, отошедший от испуга инженер жаждал крови. Гвоздь медленно подошел к чернявому, стоящему в ступоре.

– Мы ведь хотели по-хорошему. По-доброму! – Гвоздев с размаха приложил кулак к скуле оторопевшего мужика.

Пятидесятый у того был уровень или выше, но усиление еще работало, и рыбацкий староста отправился в непродолжительный полет. Грохнувшись на спину, он вскочил на ноги и уже было кинулся на Гвоздева, но тут опять ожил «Горыныч». Боевая машина слегка шевельнула гусеницами, покачнув орудием главного калибра. Как бы намекая: «А вот этого делать не надо».

– Так бы и сказали, что Арбитры в гости нагрянули. Зачем было ваньку валять? – Староста повел челюстью вправо-влево, проверяя ее целостность.

– Мы не Арбитры. Мы… – Гвоздь решил напустить тумана.

Он подошел ближе к старосте и заговорщицким шепотом сообщил:

– Церберы. Сам понимаешь, о таких вещах не стоит сильно распространяться.

От мозговых усилий глаза чернявого скосились к носу. Гвоздев почти наяву слышал, как в голове у того крутятся шестеренки и он пытается вспомнить, что слышал о великих и ужасных «Церберах».

– Спецоперация, – еще более доверительно произнес Гвоздев. – Не могу разглашать детали. Но мы поживем с вами бок о бок какое-то время?

Бурной радости его предложение у рыбачков не вызвало. Но и бурных протестов – тоже. Протестовать вообще сложно, когда на тебя с осуждением смотрит адская колесница, прозванная «Горынычем». А над головой закладывает виражи боевой дрон. Правда, Гвоздь не был уверен, что Ласка сможет в одиночку эффективно управлять двумя боевыми машинами во время схватки. Ей и так сейчас доступно для стрельбы только главное орудие в неподвижной боевой рубке, которым одиночных пехотинцев хлопать – все равно что комаров.

Но рыбачки об этом не знали. Им-то казалось, что экипаж боевой машины на месте, да и в десантном отделении яблоку негде упасть.

– Хорошо, давай поболтаем, – нехотя согласился чернявый.

– Гвоздь! Гво-о-оздь! – Рома, дергая Гвоздева за руку, не дал ему открыть рот. – Гляди!

Андрей перевел взгляд туда, куда указывал инженер. Среди разбросанных бревен амбара валялся синий пластиковый ящик. Один бок его был надорван, и из него на землю просыпались ампулы с бирюзовой, переливающейся перламутром жидкостью. Причем Гвоздь заметил, что таких ящиков под развалинами амбара разбросано немало. Даже на его неискушенный взгляд было очевидно, что той мути, которую «рыбачки» здесь хранили, небольшому городку хватит на полгода. А то и вовсе на год.

Глава 5

Стволы опять направлены на противников, палец предательски подрагивает на спусковом крючке. «Рыбачки» так завелись, когда Рома и Гвоздев увидели ящики с мутью, что снова схватились за оружие. И что-то Гвоздю подсказывало, что на этот раз они точно будут стрелять.

– Мужики! Дышите глубже! Нам на вашу муть – плюнуть и растереть!

– Ага, как же! Приперлись вместе с Арбитрами и сказочки рассказываете! – Чернявый выхватил из-за пояса пистолет и направил его в лоб Гвоздю.


Читать Узнать больше Скачать отрывок на Литрес Внимание! Вы скачиваете отрывок, разрешенный законодательством и правообладателем (не более 20% текста). После ознакомления вам будет предложено перейти на сайт правообладателя и приобрести полную версию произведения. Купить электронку Купить бумажную книгу
5.0/4
Категория: Новая книга про попаданца | Просмотров: 409 | Добавил: admin | Теги: LitRPG, Денис Деев, Я – другой. Книга 2, ИДДК
Всего комментариев: 0
avatar
Вверх