Новинки » 2022 » Май » 16 » Денис Агеев. Дорога смертников. Арена 1
23:59

Денис Агеев. Дорога смертников. Арена 1

Денис Агеев. Дорога смертников. Арена 1

Денис Агеев

Дорога смертников. Арена 1

 

с 16.05.22

Жанр: боевая фантастика, LitRPG, РеалРПГ

Я не хотел идти на эту войну, но у меня не было выбора. Повоевать мне тоже не дали – через два месяца я попал в плен. Сначала хотели убить, но… после того, что произошло потом, я понял, что смерть была бы лучшим вариантом. Потому что меня, как и других пленных, способных еще держать оружие, погнали на легендарную Арену, победить на которой может лишь один – или никто.

Из серии: Арена #1
Возрастное ограничение: 16+
Дата выхода на ЛитРес: 16 мая 2022
Дата написания: 2021
Объем: 470 стр.
Правообладатель: Топ Груп Бук
Литрес
Книга 1

Денис Агеев. Дорога смертников. Арена 1

Денис Агеев. Дорога смертников. Арена 1

 

Я не хотел идти на эту войну, но у меня не было выбора. Повоевать мне тоже не дали – через два месяца я попал в плен. Сначала хотели убить, но… после того, что произошло потом, я понял, что смерть была бы лучшим вариантом. Потому что меня, как и других пленных, способных еще держать оружие, погнали на легендарную Арену, победить на которой может лишь один – или никто..
 

120.00 руб.
Объем: 470 стр.
Читать фрагмент


Дорога смертников

Пролог

– Следующий! – выкрикнул командор имперцев и оттолкнул от себя обездвиженное тело солдата. Его черный, с двумя ярко-красными полосами, говорящими о высоком ранге, плащ развевался на ветру, как флаг армии самого дьявола.

В сумраке его лицо сияло зловещим огнем. Шум ливня исказил голос, сделав еще более надрывным.

Двое солдат в тяжелом обмундировании и касках с опущенными забралами, огромные и черные, как демоны, подняли за предплечья парня, что стоял на коленях рядом со мной, подвели к командору. Тот приставил дуло пистолета к его лбу.

– Повторяю вопрос. Какие планы были у вашего командования?

– Прошу вас, не убивайте! Господи, пожалуйста! Я не знаю, клянусь!..

Не тому ты молишься, подумал я. Нет здесь бога.

Выстрел! Мертвое тело завалилось на бок. Предыдущий убитый хотя бы успел сказать, что он обычный рядовой солдат, и знать о планах руководства никак не мог. Пулю, правда, это не остановило.

– Следующий! – снова гаркнул командор.

Следующим был я.

Вот и все. Конец. Запоздало пришла мысль, что не стоило идти на фронт. Никакие деньги не стоят жизни. Если бы мне дали шанс, я бы нашел способ отработать все свои долги. Вынул бы из себя душу, но нашел бы.

Но теперь поздно. Шанса мне никто не даст.

Меня схватили за предплечья и резко подняли, что аж связки в кистях затрещали. Жестко толкнули в спину. Командор наставил на меня дуло пистолета, из которого ухмылялась сама смерть.

– Вопрос тот же.

Я почувствовал, что ослаб. До этого нас били и унижали, но силы в теле все еще оставались. Те крохи, которые понадобились бы, улыбнись нам удача. Но сейчас, глядя в черное дуло пистолета, я четко и ясно осознал: чуда не будет. И силы покинули меня.

Лица жены и детей встали перед мысленным взором, в глазах защипало. Не намочи лицо дождь, оно бы окропилось слезами. Кто-то уходит из жизни, моля о пощаде, кто-то – с ненавистью во взгляде и проклятиями на губах. Я же улыбался. И молчал.

Я не хотел умирать, хоть жизнь моя была и нелегка. Я не хотел идти на войну, хоть и понимал, что выбор у меня невелик.

Я хотел прожить обычную жизнь.

– Ты оглох, мать твою? Или идиотом решил прикинуться? – прокричал командор. Плащ зловеще хлопал на ветру, по серому лицу скатывались капли дождя.

Улыбка моя стала еще шире, и смотрел я точно в глаза своего будущего убийцы, в глаза зверя, опьяневшего от крови. Рассудок мой был затуманен страхом, но я понимал, что весь этот цирк он устроил не с целью выведать планы врага, а чтобы потешить своего внутреннего маньяка.

И никто его не остановит.

– Плегас, ты что творишь, сучий ты выродок? – послышалось в отдалении.

Боковым зрением я увидел человека, выходящего из-за стены ливня. Плащ его тоже зловеще развевался на ветру. Плащ с тремя ярко-красными полосами.

– Допрашиваю пленных, – ответил тот сквозь сжатые зубы.

– Да нет, Плегас, ты их не допрашиваешь. Ты их убиваешь, как паршивых овец.

– Потому что они и есть овцы.

– Ты же знаешь, что сейчас нам недостает пушечного мяса для боев на Арене, а впереди турнир. Теперь организаторы хорошо платят за каждого.

Командор опустил пистолет. Я же не сводил с него взгляда. Смотрел, но ничего не видел. Даже дышать перестал.

– Ладно, уведите это дерьмо отсюда, – недовольно бросил Плегас и отвернулся, потом резко повернул голову в мою сторону, в глазах блеснул зловещий огонек. Указал пальцем на меня. – А вот этого проучите. – Помолчал с мгновение и добавил: – Не надейся, что обманул смерть. Здесь бы ты умер сразу, а там будешь страдать.

Меня снова толкнули в спину, ударили по внутренней стороне колен, заставив ноги согнуться. Один из солдат-здоровяков замахнулся прикладом автомата и обрушил его на мою голову. Боль вспыхнула, но тут же исчезла, потому что сознание накрыла тьма.

Глава 1

Чужая земля

– У меня нет выбора, – сказал я.

– Выбор есть всегда, ты же знаешь, Шой. Ты всегда так говорил, – прозвучал ласковый голос Эрики, но меня он резал как стеклом по венам.

– Если я не начну выплачивать долги, то они заберут все, что у нас осталось. А в армии всем новобранцам дают аванс на полгода вперед. Не успею я уйти, а вы уже получите деньги. На первое время должно хватить.

– А если тебя покалечит на этой проклятой войне?! Или… – голос Эрики дрогнул, она отвела взгляд. В глазах заблестели слезы.

– Все будет хорошо, – сказал как можно тверже я и, нежно взяв ее за подбородок, повернул к себе. Улыбнулся. Через силу.

Голубые глаза Эрики переполняли слезы, скатывались по щекам. Улыбка моя ничуть ее не ободрила. Я обнял жену, крепко прижал к груди и поцеловал в лоб.

– Все будет хорошо, – повторил я, ощутив, как в голосе проскользнула фальшь.

* * *

– Встать! – раздался крик, и сразу за ним – несильный, но довольно ощутимый электрический разряд в бок.

Я вынырнул из сна, разомкнул веки. Неяркий свет ударил по отвыкшим от него глазам, в носу противно засвербело от насыщенной гаммы запахов затхлости, немытых тел и мочи.

– Значит так, черви, всем быстро собраться и через пять минут быть на построении. Кто замешкается – получит двадцать ударов шокером, и каждый из бригады – по пять, – во весь голос проорал надзиратель – невысокий тип средних лет с проплешиной на голове и уродливым кибер-имплантом вместо правого глаза. Из-за этой особенности его уже успели окрестить «Циклопом». Кожа на щеке и части лба с той же стороны была бледной, словно прилепленной с чужого лица. Наверное, в свое время его чем-то неслабо обожгло. В руках надзиратель держал черную дубинку со стальными шипами, ею он любил будить пленников. Видимо, находил это забавным.

Заключенные закопошились, быстро натягивали рваные обноски, скатывали грязное тряпье, которое здесь считалось постелью, в тугие валики и складировали его у стены.

Я послюнявил пальцы и протер глаза, нормально умыться здесь все равно не дадут. Задел ладонью левую скулу и ощутил, как боль поползла по щеке. Припухлость после удара прикладом спала еще день назад, но лицо все помнило.

Из передвижного барака, который напоминал старую консервную банку, опрокинутую на бок, выходили по одному. Не торопились, но и не волочили ноги. У двери каждому на ноги и на руки охранник конвоя нацеплял магнитные кандалы и наручники. Шли как контуженные. Ничего хорошего нас там не ждало, единственная радость – вдохнуть свежего воздуха. После двух суток утомительной тряски по ухабам и бездорожью это было все, на что мы могли рассчитывать.

Вышли и сразу стали оглядываться и мотать головами, будто впервые увидели белый свет.

Чужая земля встретила нас лучами солнца, яркими и теплыми, как благословение божье. Перед нами возвышалась высокая серая стена из железобетона. Из квадратных бойниц выглядывали черные дула орудий огромного калибра. Стена уходила в обе стороны так далеко, что не было видно краев. Это что, какой-то форт?

– В шеренгу, в шеренгу! – заорал Циклоп, встал напротив нас, широко расставил ноги и заложил руки за спину. За его спиной стояли двое солдат в черных шлемах и защитных кирасах, с эмблемами Локсийской Империи на груди – три белых ромба, соприкасающихся одним углом. Мне этот символ всегда напоминал знак радиоактивной опасности. А всех, кто носил такие эмблемы, да и вообще имел хоть какое-то отношение к Локсийской Империи, мы называли просто «локсами».

Пленные послушно выстроились в линию. Все как один смотрели вниз, на свою грязную и побитую обувь или босые ноги, на рваные и обтрепанные штанины. Всего нас было девятнадцать человек. Девятнадцать неудачников, которых судьба помиловала. Знать бы еще, надолго ли?

– Итак, черви, мы прибыли. Это место называется Ареной, запомните его хорошо, потому что здесь оборвутся ваши ничтожные жизни. – Надзиратель стал говорить тише, но повелительный тон, конечно же, никуда не делся. – Вы на чужой земле, помните об этом, поэтому любая попытка побега карается смертью на месте. Меня за такое не наградят, конечно, потому что вы пока что нужны живыми, но уж поверьте, я поступлюсь правилами и самолично вышибу мозги любому выскочке. Надеюсь, это понятно. А теперь – в дорогу.

Шеренга двинулась, как огромная многоножка. Циклоп шел впереди колонны, оба охранника – сзади. Послышался чей-то шепот, но тут же был прерван выкриком одного из караульных. Я поднял голову и снова оглядел высокую гладкую стену. Сооружение завораживало своим размером. Что-то поистине грандиозное должно скрываться за этими стенами.

Сначала мне подумалось, что стена сплошная, но оказалось, что нет. Просто створки были того же цвета и фактуры и сливались на общем фоне. При нашем приближении они со стальным скрежетом разъехались в стороны, спрятавшись где-то в недрах железобетонной конструкции. У ворот приютилась невысокая сторожка, больше напоминающая мобильный туалет, чем место дежурства охраны. Из нее выбежал караульный, тоже облаченный в тяжелый черный костюм с эмблемой в виде трех белых ромбов, и уверенной походкой направился к нам навстречу. Колонна остановилась.

Охранник что-то сказал, но я не расслышал слов. Зато отчетливо уловил ответ надзирателя:

– Все нормально. Свиней на убой веду. – Потом вытянул руку, и караульный просканировал его запястье ДНК-сканером. – Сообщи Кроносу о моем прибытии. Скажи, что мясо подано тепленьким.

Охранник оценил остроумие надзирателя, гулко заржав и похлопав того по плечу, выдал какую-то короткую реплику и замахал рукой, показывая на ворота.

Мы двинулись дальше. Прошли под аркой ворот и оказались внутри… громадного комплекса из крупных и мелких задний. Похоже, это какой-то город. Всюду сновали охранники. Некоторые кивали в знак приветствия Циклопу. Похоже, он здесь был частым посетителем. Долго любоваться железобетонным пейзажем не дали – погнали сразу вправо, в какой-то узкий коридор. Там нас ждал грузовой лифт. И судя по тому, что над лифтом надстройка была невысокая, нас собирались спускать вниз.

У створок стоял еще один охранник. При нашем приближении напрягся, оружие стиснул покрепче.

Стоя в замкнутом пространстве и прислушиваясь к дыханию своих сотоварищей и металлическому гудению спускающегося лифта, я поймал себя на мысли, что мы вполне можем устроить бунт. Да, надзиратель и охранники вооружены, но на нашей стороне существенный численный перевес. Кандалы и наручники, конечно, сковывают движения, но при умелом подходе все равно можно рассчитывать на успех.

Мысль возникла и тут же пропала. Ничего у нас не выйдет. Лифт рано или поздно остановится и откроется, по ту сторону нас встретят другие локсы. Заметив неладное, положат всех очередью из автомата и не поморщатся. Если же нам и удастся отбиться в первом бою, то потом нас зажмут со всех сторон. Да к тому же еще неизвестно, поддержат ли меня остальные или предпочтут тянуть лямку невольников?

Мы на вражеской земле, и бежать нам некуда. Все это прекрасно понимают и рисковать вряд ли станут.

Лифт вздрогнул и остановился. Створки со скрежетом отворились, на нас дохнуло прохладой и запахом озона. Похоже, здесь во всю мощь работали кондиционеры и озонаторы.

У самого выхода нас встретил высокий долговязый тип в черном мундире. С ним было еще четыре охранника, отличающихся от тех, что сопровождали нас, разве что касками, которые у местных были без черных забрал.

Долговязый на нас даже не посмотрел, будто мы были каким-то скотом. Принял у надзирателя планшет, поковырялся в нем и попрощался. И снова нас повели по лабиринтами коридоров. Мы проходили один контрольный пункт за другим, где-то нас пропускали через сканеры, где-то собирали образцы ДНК кожным скребком. Измеряли биометрические данные, мерили вес и рост, задавали несуразные вопросы. Потом сняли кандалы и наручники, загнали в душ и выдали один кусок мыла на всех.

Но без присмотра нас, конечно же, оставлять никто не собирался. У входа стояли два охранника и чутко следили за каждым нашим движением.

– Как ты думаешь, для чего все эти проверки и тесты? – шепотом спросил Нойс, двадцатипятилетний парень с чуть раскосыми карими глазами и черными редкими усиками. Он служил в моем взводе до того, как попасть в плен. Не то, чтобы мы сдружились – надзиратели пресекали любые попытки завязать с кем-то дружбу, – но иногда перекидывались фразами. Это была первая удавшаяся попытка разговора с тех пор, как нас привезли сюда. А прошло ведь не меньше двух часов.

Молчать уже не было сил. Стоять в очереди за мылом, вдыхая пар, было до невыносимости скучно. Хотя помыться после стольких дней страданий было приятно.

– Не знаю. Циклоп назвал это место Ареной. А на аренах обычно дерутся, – так же тихо ответил я.

– Я слышал, что у локсов есть народное развлечение, что-то вроде гладиаторских боев. Может, нас туда и привезли?

– Скоро узнаем.

– Прекратить разговоры! – крикнул один из охранников, и мы притихли.

После водных процедур колонну снова повели по коридорам. Но прогулка длилась недолго, и вскоре мы подошли к широкой двери, у которой стоял тот самый долговязый локс, встречавший нас у входа. Рядом с ним находился другой солдат. В одной руке держал планшет, в другой – какой-то предмет, похожий на небольшой пистолет с квадратным дулом.

– Колонна, остановиться! – будничным тоном произнес долговязый. Осмотрел нас без особого интереса. – Значит, так. Вы находитесь на территории самого крупного спортивно-развлекательного комплекса Локсийской Империи. Он имеет длинное и красочное наименование, но мы его называем просто Ареной. Через три дня начинается сто тринадцатый сезон игр. Для вас, дикарей, это, конечно же, ничего не значит, но для каждого истинного локсийца это событие – праздник и отрада для души. Вы… каждый из вас тоже примет непосредственное участие в этом акте доблести и славы. Я даже скажу больше: вам оказана великая честь погибнуть здесь с достоинством, а не отсчитывать последние моменты жизни у расстрельной стенки или в изматывающих работах на рудниках. Дверь перед вами ведет в ваше временное место проживания, где вы будете отдыхать перед сражениями. И помните, здесь, на Арене, вы отдадите свои жизни во славу Локсии, желаете вы того или нет. Лишь одному будет дарована свобода. Свобода и признание подданым нашей великой империи, вобравшей в себя десятки миров.

Долговязый умолк. Снова осмотрел нас, вглядываясь каждому, или почти каждому, в глаза. Что он хотел в них увидеть? Преданность? Смирение? Или, может быть, ожидал вопросов, хотя слова никто нам не давал?

– Хорошо, – негромко произнес он, коснулся сенсорной панели, и дверь, толстая и тяжелая, как каменная глыба, стала подниматься. – Теперь каждый из вас должен получить код регистрации. Подходите по одному.

– Давай, вперед! – толкнул первого пленного охранник. Тот послушно подошел к напарнику долговязого.

– Наклони голову, – приказал тот, поднес пистолет с квадратным дулом к шее заключенного и нажал на спусковой крючок. Глухой щелчок, и на левой стороне шеи пленного появилась ребристая полоска, под которой было нанесено несколько символов и цифр. – Теперь вытяни руку. – Снова щелчок, и на запястье появился тот же знак. – Следующий.

Охрана погнала заклейменного к двери, а к напарнику долговязого подошел другой заключенный.

Вскоре пришла и моя очередь. Я наклонил голову, потом вытянул руку, получил свой знак. «УВ839999». Повезло же мне с девятками. Безрадостно усмехнулся и зашагал к входу в место, где очень скоро оборвется моя жизнь.

Дверь сзади с тяжелым грохотом опустилась, и мы оказались в просторном помещении, разделенном на множество мелких сот с тонкими перегородками. Притом были тут вторые и третьи ярусы, соединенные хлипкими лестницами. Слева в отдалении имелся кухонный уголок со старинным пищевым синтезатором, а чуть подальше – вход в сортирную кабинку, от которой тянулись не самые приятные запахи. В таком помещении запросто могло поместиться человек сто. Сверху на нас ложился тусклый свет, порождаемый несколькими неяркими лампами. Серые стены и потолок, пол из мелкой металлической решетки навевал неприятные воспоминания о камере, где нас держали до отправки сюда. Однако в целом условия здесь были хоть и не роскошные, но вполне приемлемые для проживания.

Как только дверь окончательно закрылась, из некоторых сот начали показываться люди.

– Новичков подвезли, – с наигранной радостью произнес кто-то. К нам начали подходить. Медленно и с опаской, хотя все охранники остались за дверью.

– Кто такие будете? С какого дивизиона? – спросил коренастый мужчина средних лет со слезящимися, как будто больными, серыми глазами и отчетливо выделяющимися скулами.

– С тридцать третьего. Под Шарготом взяли нас, – ответил кто-то из колонны.

– Ну так чего встали? Проходите, располагайтесь. Свободных коек полно. Эти ублюдки выстроили для нас целый отель.

Кто-то натянуто хохотнул, и колонна начала рассыпаться.

– Пойдем себе место найдем, – подтолкнул меня Нойс.

Я неспешно побрел вдоль сот – узких коек с мелкими шкафчиками у изголовья, каждая из которых была отгорожена тонкими стенками из белесого мутного материала. Выбрал самую дальнюю у стены на первом ярусе. Расправил матрас и присел на кровать, поверхность которой хоть и была достаточно мягкой, но для комфортного сна явно не предназначалась.

Новоприбывшие заключенные начали знакомиться с присутствующими. Те в свою очередь жадно расспрашивали о последних новостях с фронтов. Похвастаться особо было нечем – локсы давили нас со всех сторон. Поэтому «новички», дабы не расстраивать сотоварищей, мямлили что-то про контрнаступление, про изменение планов командования и прочую ерунду. Радости у «старичков» от новостей не прибавилось – это ясно читалось на их унылых лицах.

Подошел Нойс. Спросил:

– Ну что, освоился?

Он старался держаться бодро. Как будто ничего фатального с нами не произошло. Пленных в том бою под Шарготом, где разверзся настоящий ад, локсы взяли много. Но из нашего взвода, в живых от которого осталось не больше половины, а не раненых и не контуженных – так вообще четверть, отобрали в колонну только нас с Нойсом. Сначала я не понял почему. Но теперь все стало на свои места: мы были здоровы, невредимы и физически неплохо развиты, что как раз требовалось для сражений на Арене. Да и какой им прок от искалеченных доходяг?

– Не думаю, что это место станет мне родным, – сказал я.

Нойс усмехнулся. Сел рядом.

– Этот хлыщ у входа сказал, что тот, кто выживет, станет подданным их прекрасной империи. Как думаешь, у кого-нибудь из нас есть шанс?

– Надеешься выжить?

– Ну… да. А ты разве не надеешься?

Интересный вопрос, подумал я. Но ответа на него не было.

– По-твоему, лучше стать локсом, чем умереть?

– Ну, знаешь… – задумчиво протянул парень, – главное – выжить и вырваться отсюда, а там можно еще что-нибудь придумать. На свободе лучше думается.

– Не верится мне, что локсы сделают кого-то из нас подданным. Мы для них враги, – произнес я.

Нойс промолчал. Но по нему было видно, что надежда его не покинула.

– Ты давно на войне? – спросил я, чтобы поддержать разговор.

– Три месяца… если не считать плена.

– Откуда призывался?

– Напрямую со своего родного мира, с Эдема-два.

– Сдался тебе этот фронт, – покачал головой я. – Слышал я, терраформирование у вас прошло не совсем гладко, есть проблемы с экологией, но в целом условия неплохие.

– Да. Есть некоторые проблемы с водой и облучением, но жить можно.

– Тогда чего тебе там не сиделось?

– Хотелось повидать мир. Всем служащим в армии обещали неплохие льготы, в том числе и возможность перелета между планетами Альрийской Федерации с пятидесятипроцентной скидкой. У нас кроме как агрономией и фермерством заниматься больше нечем. А я терпеть не могу все эти растения. Вот и решил выйти в свет. Думал, отслужу год, а там придумаю, чем заняться. Ветеранские какие-никакие да начисляться будут, профессию какую-нибудь тоже попутно со службой освою. Как-то так, в общем.

Мне бы твои проблемы, подумал я, а вслух сказал:

– Да уж, повоевать нам не дали.

Нойс кивнул и погрустнел. Понимал, что все его планы рухнули в одночасье. Как и каждого, кто попал сюда.

– Эй, мужики, а ну все сюда, – раздался чей-то голос с выдающимся гортанным акцентом. Его обладатель был явно не землянином и не обитателем близлежащих миров.

Мы с Нойсом откликнулись на призыв. Остальные тоже стали нехотя подходить к центру помещения, где, уперев руки в бока, стоял коренастый чернокожий мужчина средних лет. Ростом он был под два метра и шириной плеч отличался от остальных изрядно. До плена, наверное, служил в тяжелой пехоте. Туда только таких берут.

Подойдя чуть ближе, я заметил, что его правая рука до плеча искусственная. Не металл, но какой-то темный полимер. Притом, протез сделан качественно, с соблюдением всех пропорций.

– Сегодня среди нас появились новички, поэтому хочу сразу со всеми познакомиться. Мое имя Лайсон, звание – капрал. Двадцать четвертый дивизион, рота тяжелой пехоты. Среди вас есть кто-нибудь с более высоким званием?

Насколько я знал из обрывочных разговоров, все, кто попал в плен, – сплошь рядовые. Нашего сержанта локсы тоже схватили вместе с нами, но он начал сопротивляться, поэтому быстро получил пулю в лоб.

Никто ничего не сказал. Лайсон продолжил:

– Отлично. Тогда командование нашей теперь уже общей группой беру на себя я.

Вот и лидер объявился, подумал я. И это, наверное, хорошо.

– Мы уже не на войне, капрал, прекращай командовать, – выкрикнул кто-то из толпы.

– Нет, мы все еще на войне, – покачал головой Лайсон. – Эти ублюдки хотят нас выпустить на какую-то арену, чтобы мы там бились друг с другом, как дикие псы. Но мы не звери. Мы должны сплотиться и стать единой командой. Только так мы сможем выжить.

– Выживет только один – так сказал тот локс в плаще, – сказал кто-то из «новичков».

– Да. Он так сказал и нам. Локсы хотят навязать свои правила игры, но мы будем играть по-другому.

– Какой у тебя план? – снова тот же голос.

Поднялся легкий гул.

– Как я и сказал, мы должны сплотиться, встать плечом к плечу друг к другу. Только так мы сможем хоть на что-то рассчитывать.

– А если нам поставят условие: сражайся за себя или умри – что тогда? – спросил кто-то другой, тоже из новоприбывших.

Гул стал нарастать. Кто-то еще что-то прокричал. Полились вопросы. Капрал отвечал уклончиво, вся его тирада сводилась к одному – объявить себя лидером и укорениться на этой роли.

В какой-то миг я ощутил неимоверную усталость. Махнул на все рукой и побрел к своему месту. Нойс попытался меня остановить, но я его проигнорировал. Лег на койку и почти сразу провалился в пустой сон.


Читать Форум Узнать больше Скачать отрывок на Литрес Внимание! Вы скачиваете отрывок, разрешенный законодательством и правообладателем (не более 20% текста). После ознакомления вам будет предложено перейти на сайт правообладателя и приобрести полную версию произведения. Купить электронку Купить бумажную книгу
5.0/1
Категория: Новая книга про попаданца | Просмотров: 154 | Добавил: admin | Теги: Дорога смертников. Арена, реалрпг, LitRPG, Денис Агеев
Всего комментариев: 0
avatar
Вверх