Новинки » 2023 » Январь » 17 » Б. Беломор. Курс на юг
20:53

Б. Беломор. Курс на юг

Б. Беломор. Курс на юг

Б. Беломор. Курс на юг

 К повороту стоять! - 3 книга

 
с 31.01.21 - авторская
 
 
   -27% Автор

Беломор Б.

 
  - 27% Серия

 Военная фантастика

новинка февраля
22.02.23 (575)  472 р.-15%
код СКОРО
 
После серии неудач гордая Британия запросила наконец пощады. И пока дипломаты главных европейских держав перекраивают карту мира на международной конференции в городе Триест, вспыхивает новый конфликт, далеко от Балтики и Средиземного моря, в водах, омывающих самую дальнюю оконечность Южноамериканского континента.
И тут, конечно, не обошлось без уже знакомых нам героев: все трое, в новых ролях и на новых должностях, принимают в событиях самое активное участие.
Другие воды... Другие звезды... Другие интересы. Но так или иначе, дело все равно решают мины, тараны, броня, пушки боевых кораблей и, конечно, выучка, отвага и самоотверженность тех, кто несет на них службу.
Кроме того, друзьям придется проявить себя и на фронте тайной войны. Здесь, на самом краю света, у Российской империи могут возникнуть достаточно неожиданные интересы...

Автор:Беломор Б.
Редакция: Ленинград
Серия: Военная фантастика
ISBN: 978-5-17-151100-5
Страниц: 352
Выпуск 237
Иллюстрация на обложке Владимира Гуркова

Б. Беломор. Курс на юг
Содержание цикла К ПОВОРОТУ СТОЯТЬ! на сайте Попаданец
1. К повороту стоять! (2019)  
2. Следовать новым курсом (2021)  
3. Курс на юг  (2023) 

К повороту стоять!
Следовать новым курсом
Литрес Книга 1

Б. Беломор. К повороту стоять!. Книга 1

Б. Беломор. К повороту стоять!. Книга 1

 

Балканская война 1877–1878 годов не закончилась обидным для России Сан-Стефанским миром. Войска Белого генерала Скобелева входят в Константинополь, в ответ Британия посылает свои эскадры в Босфор и на Балтику.

Русские башенные канонерские лодки и минные катера – против грозных броненосцев Роял Нэви. Форты Кронштадта и Свеаборга – против орудий Армстронга и Витворта. Яростные морские сражения, успех которых решают таранные удары, мины и… очень большие пушки! А где-то в чужих широтах русские военные клиперы, подобно спущенным с поводков гончим, уже вырвались на торговые пути – океанская охота началась! Останется ли Британия Владычицей морей?

И на фоне этих грандиозных событий – история юного мичмана, выпускника санкт-петербургского Морского корпуса, получившего своё первое назначение на балтийский монитор «Стрелец». На нём он и примет свой главный бой.

249.00 руб. Читать фрагмент

<

Книга 2

Б. Беломор. Следовать новым курсом. Книга 2

Б. Беломор. Следовать новым курсом

 

Балканская кампания 1877–1878 гг. переросла в масштабное противостояние между Россией и Великобританией. На этот раз театр военных действий – Индийский океан, Атлантика, Средиземное море, воды, омывающие Африку и Северную Америку.

Судьбы целых стран будут решать броня, тараны и пушки – но, главное, отвага и верность присяге. Три вчерашних мичмана уже приобрели бесценный боевой опыт – и готовность до последнего вздоха сражаться с врагами Российской империи.
 

249.00 руб. Читать фрагмент

 

Книга 3

Б. Беломор. Курс на юг. Книга 3

Б. Беломор. Курс на юг

 

После серии неудач гордая Британия запросила наконец пощады. И пока дипломаты главных европейских держав перекраивают карту мира на международной конференции в городе Триест, вспыхивает новый конфликт, далеко от Балтики и Средиземного моря, в водах, омывающих самую дальнюю оконечность Южноамериканского континента.
И тут, конечно, не обошлось без уже знакомых нам героев: все трое, в новых ролях и на новых должностях, принимают в событиях самое активное участие.
 

149.00 руб. Читать фрагмент

 
 
 

Б. Беломор. Курс на юг

Пролог

21 марта 1879 г.
Юг Тихого океана. Побережье Чили. В близи порта Икике


Струя из брезентового рукава, направляемо­ го руками смуглолицего матроса, окатила палубу. Вода расплескивалась по сторонам прозрачными искрящимися брызгами, но ручейки, стекающие в шпигаты, были мутными, розовыми от смытой с тиковых досок крови.
Порядок на военном корабле прежде всего, даже если огромные стволы еще теплые от недавних выстрелов, если броня башни и каземата ис­пещрена следами попаданий, а краска, предмет особой заботы всякого боцмана, ободрана осколка­ ми и щепками от разбитого вражескими снарядами рангоута. Кровавые лужицы пятнали изуродован­ную палубу, скапливаясь в трещинах и выщерби­нах тиковых досок, там, где по ним прошлись оче­реди картечницы.

Когда бомба, пущенная с дистанции в полтора кабельтова из башенного орудия, разнесла один из котлов «Эсмеральды» и перебила всех, находя­щихся в кочегарках, корвет потерял ход. Правда, попытка ударить тараном перуанцам не удалась, но картечный залп из пары десятидюймовок (бой к тому моменту велся уже не на пистолетной, а на ножевой дистанции) прошелся по вражеской па­ лубе метлой смерти.

Командир корвета капитан Артуро Пратт, под­ гоняемый то ли безумной храбростью, то ли осознанием неизбежного конца, перепрыгнул на воз­ вышающийся бак монитора, размахивая саблей и револьвером. Увы, команда не поддержала его порыв, и за Праттом последовал только один че­ловек, сержант морской пехоты. Оба храбреца не­ медленно были застрелены, «Уаскар» же дал зад­ний ход, отошел на половину кабельтова и снова ринулся на таран.

Тогда­-то остатки команды несчастной «Эсме­ральды» и кинулись в отчаянии на абордаж — и могли бы добиться успеха, если бы не «гатлинг», встретивший осатаневших после героической, но совершенно бессмысленной гибели Пратта чилий­ских матросов. Тяжелые пули прошивали челове­ ческие тела, раскалывали тщательно выскоблен­ные тиковые доски и бессильно отскакивали от броневой палубы. Дюжина человек была сметена в считаные секунды. Это их кровь смывали сейчас в шпигаты бурлящие струи воды.

— Поздравляю вас, сеньор адмирал! — Голос вахтенного офицера прерывался от восторга. — Это грандиозная победа! Теперь чилийцы сто раз подумают, прежде чем выйти в океан!
Мигель Грау досадливо поморщился. Ему от­ чего-­то сделалось неловко за мальчишку. Еще один такой наивный энтузиаст лежит сейчас с ма­ленькой дыркой посреди лба в судовом лазарете — единственная жертва этого боя. Впрочем, един­ственная ли?
 
—    Прислушайтесь, мичман… — Он указал сло­ женной подзорной трубой на зюйдовую сторо­ ну горизонта, откуда то и дело доносился глухой гул. — Что скажете?
Юноша с недоумением воззрился на началь­ ство.
—    Орудийная канонада, сеньор адмирал. Ду­ маю, это «Индепенденсия» добивает «Ковадонгу».
«Индепенденсия», броненосный фрегат британ­ ской постройки, под командой капитана первого ран­ га Хуана Гильермо Мура, сопровождала «Уаскар» в этом рейде. В самом начале боя, когда монитор сце­ пился с незадачливой «Эсмеральдой», адмирал пе­ редал Муру приказ: преследовать второй чилийский корабль, канонерку «Ковадонга», пытающуюся уйти, прижимаясь к прибрежному мелководью.
—    У наших преимущество в ходе почти в два узла, — продолжал тем временем мичман. — Так что чилийцам от них не…
Адмиральский указующий перст, обтянутый белым шелком, взлетел к небесам.
—    По­вашему, мы слышим главный калибр
«Индепенденсии»?
Мичман прислушался — и недоуменно нахму­ рился.
—    Пожалуй, вы правы, сеньор. Для семи дюй­ мов звук несколько… жидковат.
—    А я о чем? Чилийская же канонерка несет семидесятифунтовки, и я готов поклясться моща­ ми Санта­Розы де Лима, что это их нежный голо­ сок. А теперь спросите себя: почему молчат пушки фрегата?
И дождавшись, когда лицо сопляка нальется краской смущения, добавил:
 
—    То­то, мичман. Боюсь, мы выиграли всего лишь первое и далеко не самое крупное сражение тяжелой войны. Командуйте штурвальным пово­ рот. Идем на помощь Муру. Что­то у меня дурные предчувствия…
—    Вижу дымы! — заорал сигнальщик. — Мачты вижу! Два судна на зюйд­зюйд­тень­ост! Дистан­ ция…

Адмирал, не дожидаясь, пока унтер закончит возиться с микрометром Люжоля, раздвинул свою подзорную трубу (новомодных апризматических биноклей он не признавал), подкрутил резкость, вгляделся и нахмурился. Увиденное ему реши­ тельно не понравилось.
На горизонте ясно различались в оптических стеклах два комплекта мачт. Один принадлежал га­ фельной шхуне. «Ковадонга», чилийская канонерка! И второй: куцые, укороченные перед боем по самые бочкообразные боевые марсы мачты «Индепенден­ сии», красы и гордости флота Республики Перу! Но… почему эти мачты так нелепо перекошены?

Предчувствия не обманули адмирала. Пресле­ дуя «Ковадонгу» и конвоируемый ею пароход «Ла­ мар», командир броненосного фрегата допустил роковую ошибку. Не добившись успеха в стрель­ бе из погонного орудия (единственная попавшая в цель бомба пронзила, не разорвавшись, дере­ вянный корпус канонерки), он утратил хладно­ кровие и попытался завершить схватку таранным ударом. Но не тут­то было: командир «Ковадон­ ги», тридцатишестилетний капитан первого ран­ га Карлос Конделл, умело маневрировал на мел­ ководье вблизи берега, раз за разом уворачиваясь от смертоносного бивня. И — удача любит храбрецов! Когда «Индепенденсия» приблизилась на один кабельтов и уже готова была поразить хруп­ кое суденышко своим носорожьим бивнем, пуля, пущенная со шканцев, насмерть поразила рулево­ го. Продолжая начатый поворот, бронированный утюг на полном ходу вломился на каменистую банку — и замер с сильным креном на правый борт. На этом сражение закончилось, началось изби­ ение. Могучий главный калибр броненосца сразу стал бесполезен — на огонь «Ковадонги» отвеча­ ла единственная картечница Гатлинга. А Конделл не торопясь зашел на «Индепенденсию» с кормы и принялся громить ее продольными залпами. И пока не возникла на горизонте единственная мачта «Уаскара», успел всадить в броненосец дю­ жину разрывных бомб. После чего помахал перуанцам ручкой и отправился догонять «Ламар».

Мигель Грау, провозившись до ночи с попыт­ ками стащить искалеченный броненосец с мели, плюнул и приказал Муру сжечь «Индепенденсию», предварительно сняв с нее пушки. И даже из этого мало что получилось: матросы, измотанные долгим боем, переправили на берег лишь две бесценные (с современной артиллерией у перуанцев дела об­ стояли неважно) армстронговские семидюймовки. Так что адмирал в итоге оказался прав: это была лишь первая победа. К тому же, как выяснилось, пиррова, ведь даже такому неисправимому энтузи­ асту, как вахтенный мичман «Уаскара», не доста­ ло бы оптимизма назвать равноценным размен бро­ неносного фрегата, самой мощной боевой единицы перуанского флота, на старый деревянный корвет.
 

Часть первая Игры джентльменов


I

Май 1879 г. Англия. Лондон

За три месяца до описываемых событий

Улицы Пэлл­Мэлл и Сент­Джеймс­стрит, рас­ ходящиеся от Сент­Джеймсского дворца, рази­ тельно отличаются от неухоженных улочек, тяну­ щихся всего в нескольких кварталах оттуда. Здесь настоящий имперский Лондон: выскобленные до блеска мостовые, строгие, как премьер­министры, констебли, великолепные лошади в дорогих эки­ пажах. Район слывет джентльменским оазисом, оплотом холостяцкой жизни лондонского обще­ ства. Его так и называют: Клабленд. Тринадцать джентльменских клубов, оплот традиций, оплот политической и общественной жизни лондонской элиты. Вернее сказать, мужской ее части — жен­ щины в заведения Клабленда не допускаются ни при каких обстоятельствах.
Клабленд начинается от площади Ватерлоо, у самого подножия мемориала гвардейцам в ши­ нелях и лохматых медвежьих шапках, погибшим в Крымской войне. Фигуры эти, как и фигура Флоренс Найтингейл, первой, если верить британским историкам, сестры милосердия, отлиты из бронзы русских пушек, взятых в захваченном Севастополе — весьма, весьма актуальное напоми­ нание в свете текущей политики Британской им­ перии. Увы, сравнение это отнюдь не в пользу дня сегодняшнего…

Итак, Клабленд. Средоточие лондонской по­ литики. «Реформ­клуб» лейбористов и оплот их политических недругов, консервативный «Карл­ тон­клуб». А неподалеку — «Клуб путешествен­ ников», членам которого вменялось в обязанность хотя бы раз в год удаляться от Лондона не менее чем на пятьсот миль. Другая достопримечатель­ ность этого клуба — комната под названием «Ко­ фейная», единственное место в клубе, где нельзя пить кофе.
«Если вы уже стали членом клуба, примите наши поздравления, однако не стоит привлекать излишнее внимание к этому. Даже если клуб вхо­ дит в число знаменитых, сообщить о своем новом статусе полагается как бы между прочим, спокой­ но, слегка небрежно.
Если вы пригласили в клуб гостя, имейте  в виду, что он может быть не знаком с его прави­ лами, и лучше рассказать о них заранее. Встречай­ те гостей у входа, а еще лучше — приходите вместе с ними. Если же пригласили вас, имеет смысл за­ ранее уточнить у приглашающего нюансы.
Недопустимо обсуждать в публичных беседах доходы, семью, детей; о политике тоже лучше не говорить, для этого есть специально отведенное время и место. Не стоит также блистать неуме­ ренным остроумием. О чем же говорить, о погоде? Как ни удивительно, но именно о ней. Погода — очень важная тема, ее можно обсуждать с различ­ ными нюансами и примерами, не боясь никого за­ деть...»

Нет, не о погоде беседовали двое, с комфортом устроившиеся в креслах у большого мраморного камина, главного украшения «Кофейной». Если состояние атмосферы и занимало этих достойных джентльменов, то лишь в краях, весьма и весь­ ма отдаленных не только от Пэлл­Мэлл и Сент­ Джеймс­сквер, но и от меловых утесов Дувра, окаймляющих юг Англии.
—    Вам следует поторопиться, друг мой. Эска­ дра выходит из Портленда через неделю, чтобы оказаться в Южной Атлантике до начала сезона весенних штормов. А вам, прежде чем подняться на борт посудины ее величества, предстоит еще ви­ зит в Париж — по тому же делу, — говорил невы­ сокий джентльмен с круглым, украшенным пыш­ ными усами лицом, что делало его до некоторой степени похожим на сэра Рэндольфа Черчилля, известного возмутителя спокойствия в Палате об­ щин. Часовая цепочка, свитая из золотых нитей в виде якорного каната, неприметная орденская розетка в петлице фрака и полустертая татуиров­ ка в виде якоря у основания большого пальца вы­ давали в нем моряка.
—    Для вас приготовлена каюта на корвете
«Боадицея». Капитан предупрежден, никто не бу­ дет докучать вам вопросами. Для команды вы — ученый­лингвист, отправляющийся изучать язы­ ки племен Южных Анд.
—    Слабовато верится, милорд, — отозвался вто­ рой джентльмен. — Чертовы репортеры растира­ жировали мою физиономию по всем лондонским печатным листкам. Теперь меня каждая собака уз­ нает, если обнюхает…
И верно, внешностью он обладал весьма при­ мечательной: лет пятидесяти или немного боль­ ше, очень смуглое костлявое лицо с широким лбом и раздвоенной бородой. Левую щеку укра­ шал глубокий уродливый шрам. Бросалась в гла­ за трость с массивным набалдашником из слоно­ вой кости и инкрустацией в виде арабской вязи, украшающей темный, почти черный дуб. Вопреки принятым в клубе порядкам смуглолицый не от­ дал трость при входе лакею, а взял с собой и вертел в пальцах даже сидя в кресле.
—    Ну, так вы сами и виноваты, дорогой Ри­ чард! После ваших скандальных публикаций о лю­ бовных обычаях обитателей Востока газеты в вас души не чают… на свой манер, разумеется. Вы для них — постоянный источник скабрезностей, скан­ далов и увлекательных историй.
—    Не стоит преувеличивать, милорд. — Сму­ глолицый скривился в усмешке, которую впечат­ лительный человек мог бы назвать оскалом. — Ког­ да это было! С некоторых пор я торчу безвылазно на консульской должности в Триесте и веду жизнь до отвращения благочестивую и размеренную.
—    Как, например, во время недавнего визита на Ближний Восток? — И моряк тонко усмехнулся в усы. — Кстати, русские до сих пор считают вас погибшим. Не стоит разочаровывать их, дорогой Ричард, тем более что дела вам предстоят весь­ ма серьезные. На вашем месте я бы сбрил бороду, все же так вас будет труднее узнать.
—    Кому надо, узнают, — буркнул смуглолицый, машинально потерев шрам. — Я прибуду на борт «Боадицеи» перед самым выходом в море, а уж там пусть узнают сколько угодно. Надеюсь, на воен­ ных кораблях ее величества нет русских шпионов?
—    Я бы тоже хотел на это надеяться, — вздох­ нул моряк, — хотя теперь ни в чем нельзя быть уве­ ренным. Наши агенты в Петербурге докладывают, что при русском адмиралтействе создан особый департамент, занимающийся исключительно раз­ ведкой. Кстати, возглавляет его ваш старый знако­ мец граф Юлдашев. Не забыли, надеюсь?
—    Такое, пожалуй, забудешь… — Сухие, похо­ жие на узловатые корни пальцы стиснули шафт трости. — Ведь это его я должен благодарить за срыв операции в Порт­Саиде.
—    Ничего, друг мой, срывы случаются у кого угодно, — примирительно отозвался собеседник. — Даже у великого Шекспира были неудачные стро­ ки. Но теперь все в ваших руках.
Он взял с каминной полки большой конверт темно­коричневой бумаги, запечатанный пятью вишневыми сургучными печатями.
—    Здесь подробности вашего нового задания. Документы, рекомендательные письма к некото­ рым высокопоставленным лицам в Чили и Арген­ тине. Вы ведь, если мне не изменяет память, быва­ ли в тех краях?
—    Память вам не изменяет, — сухо отозвался смуглолицый. — Я несколько лет состоял в долж­ ности консула в бразильском Сантусе и немного попутешествовал по стране.
—    Немного — это когда вы пересекли конти­ нент с востока на запад и встретили Рождество, отстреливаясь в Андах от враждебно настроенных индейцев? А когда такая спокойная и размеренная жизнь вам наскучила, отметились на фронтах ка­ кой­то мелкой местной заварушки?
—    Если вам угодно назвать мелкой заваруш­ кой жуткую резню, которую уругвайские мясники учинили в Парагвае вместе со своими союзника­ ми из Бразилии и Аргентины, то да, сподобился, побывал. И желал бы поскорее забыть о том, чему стал там свидетелем. Три тысячи детских трупов на поле сражения при Акоста­Нью до сих пор ви­ дятся мне в ночных кошмарах.
—    Ну­ну, друг мой! — И моряк примиритель­ но поднял перед собой ладони. — Не стоит при­ нимать это так близко к сердцу. Туземцы, если, конечно, оставить их без присмотра, режут друг друга, предаваясь этому занятию с энтузиазмом, достойным лучшего применения. Зато во время своих латиноамериканских странствий вы переве­ ли на английский местные сказания аборигенов, а заодно и бессмертные поэмы великого Камоэн­ са. Надеюсь, вы владеете испанским не хуже, чем португальским?
Вопрос был праздным. Обоим было отлично известно, что смуглолицый, будучи чрезвычай­ но одаренным лингвистом, более­менее уверенно владел несколькими десятками языков и наречий, включая арабский, суахили и язык индейского племени тупи­тупи.
—    Так вот, дружище, это задание — ваш шанс реабилитироваться в глазах первого лорда Ад­ миралтейства, а то и самого премьер­министра. Они, знаете ли, косо смотрят на вас после провала в Порт­Саиде. И тогда… — Тут моряк сделал мно­ гозначительную паузу. — И тогда, надеюсь, я смогу назвать вас сэром Ричардом Фрэнсисом Бертоном.

Читать Форум Узнать больше Скачать отрывок на Литрес Внимание! Вы скачиваете отрывок, разрешенный законодательством и правообладателем (не более 20% текста). После ознакомления вам будет предложено перейти на сайт правообладателя и приобрести полную версию произведения. Купить электронку Купить бумажную книгу Купить бумажную книгу
5.0/2
Категория: Военная фантастика | Просмотров: 169 | Добавил: admin | Теги: Б. Беломор. Курс на юг
Всего комментариев: 0
avatar