Новинки » 2019 » Июнь » 27 » Артем Каменистый. Первый робинзон Экса
10:37

Артем Каменистый. Первый робинзон Экса

Артем Каменистый. Первый робинзон Экса

Артем Каменистый

Первый робинзон Экса

 
  с 11.05.19 (411 ) 247 р.
Новинка мая
  -40% Серия

 Фантастический боевик

  - 40%  Автор

 Каменистый Артем

c 27.06.19
 
 
Надо быть полным неудачником, чтобы нарваться на невменяемого папашу девчонки, склеенной на пару вечеров. На дворе не Средневековье, а двадцать первый век, устраивать разборки по таким пустякам не принято. Но ее отец устроил. И еще как устроил…
Человеку с его возможностями несложно организовать персональный ад. Тот, кто в него угодил, будет мечтать о смерти как о спасении. Но это напрасные мечтания, ведь здесь ни одному волосу не позволят упасть с твоей головы, здесь терзают только душу. И эта пытка продолжится до тех пор, пока ты не свихнешься и не превратишься в мычащее животное. Выхода нет и не может быть. Мучители предусмотрели все. Жертва должна получить двойную долю страданий.
Но они связались не с той жертвой.

Каменистый А. Первый робинзон Экса: Фантастический роман / Рис. на переплете И.Воронина — М.:«Издательство АЛЬФА-КНИГА», 2019. — 343 с.:ил. — (Фантастический боевик-1162)
7Бц Формат 84х108/32 Тираж 4 500 экз.
ISBN 978-5-9922-2892-2

Первый робинзон Экса
 
Глава 1
ДВЕ СОТНИ ЗА ПРОИГРЫШ

Характеристики: —
Уровень основной: —
Уровень мастерства: —


— Если сольешься, все, что тебе светит, — подачка для неудачников. На Арене Смерти за проигрыш больше пары сотен тебе не светит. А вот если выиграешь, там цифры другие. Тысячу получишь от организаторов и еще пять штук лично от меня. Шесть тысяч — это ровно в тридцать раз больше, чем двести. Разницу понимаешь? Парень, ставить надо только на тех, в кого веришь, а в тебя я верю. Ты чертовски удачлив, и у тебя частенько получается вытягивать красивые бои, а это полезно для нашего бизнеса. Просто не дай себя завалить, и все останутся довольными. И тебе хорошо, и я свое возьму, и подписчики канала получат то, за что им нравится отваливать бабки.
Вот так, почти слово в слово, агент выдал нехитрый расклад. Прожженный деляга внезапно поверил в удачливого бойца. Почему-то уверен, что тому ничего не стоит с бетонным блоком на ноге выплыть из любого водоворота. В том числе из этого. Просчитав, как обрушится коэффициент у букмекеров, позаботился о том, чтобы сделать серию ставок в правильные моменты.
Сколько этот хитрозадый толстяк срубит в случае выигрыша? Если так запросто распахивает свой кошелек на пять кусков, можно смело прибавлять лишний нолик. Уж себя-то эта бизнес-пиранья виртуального болота обделять не станет.

Сталь сверкнула перед глазами, ей не хватило пары сантиметров, чтобы рассечь переносицу. Отлично — противник не дотянулся. Но отступление продолжается, приходится делать шаг назад одновременно с отклонением. Он все правильно делает, ведь через кратчайшее мгновение острие второго меча с шумом рассекло воздух, самую малость не добравшись до подбородка.
В схватке обоеруких противников всегда так: ускользнув от первой атаки, не надейся, что вторая далеко за горами. Она может пройти настолько быстро, что ты не заметишь между ними паузы.
Сегодня он обоерукий только по приставке и прозвищу на пестром баннере: «Дарк Обоерукий! Хватает левой, унижает правой!» И прозвище и рекламный текст — полный отстой. Но агент решил по-своему, а последнее слово всегда за ним. Его роль — не только свои двадцать пять процентов получать. На толстяке висит почти все: подбор оптимальных противников, своевременное выявление их сильных и слабых сторон, ведение переговоров с организаторами боев, проводка безопасных платежей и махинации со ставками. Ну и решение самых разных проблем, в том числе — с уже ни разу не виртуальной полицией и такими же реальными медиками. Дизайн сценических костюмов, спецэффекты на оружии и доспехах — тоже он или привлеченные им специалисты.
Ладно, Дарк сойдет. Куда лучше Кузнечика, как в поза- прошлый раз. Тогда и внешность умудрились подобрать под стать прозвищу.
Это ведь виртуал. Как решат агент и организаторы, таким ты и станешь: стройным и красивым или горбуном с обезьяньим задом вместо лица.
Конан не сбавляет темп, упорно наседает, проворно размахивая мечами. А Дарку только завидовать остается его не- утомимости. И мысленно ругаться.
На что ругаться?
Известно на что, ведь это не бой, это чистой воды подстава. Организаторы, чтоб их черти поимели, решили устроить дешевую пародию на битву гладиаторов античности. Только где же справедливость, если аутентично экипировали лишь одного, да и то — частично.
Из Дарка сделали рыбака-ретиария. Трезубец и сеть вручили — все как полагается, а вот вместо шлема — какой-то непонятный убогий обруч с расправленными серебряными крыльями. Да и на левой руке не защита, а недоразумение — всего лишь пара пластин, удерживающихся на предплечье при помощи затейливо переплетенных аляповато-желтых ремешков. Юбка из кожи такого же цвета дополняла убогий облик. Она вообще ни от чего не способна защитить. Да что там защитить, — это недоразумение с трудом срам прикрывает. Тут или откровенная угода очередной уродской моде, или кость, брошенная ради привлечения зрительниц (да и зрителей) из той среды, где хорошо оплачивается мужской эротизм.
Конана назначили мурмиллоном, что означает «морская рыба, пойманная в сети». Вот только сеть Дарк проворонил в самом начале боя, потому как совершенно не умел с ней обращаться. Остался лишь трезубец, по удобству значительно уступающий копью. Должны были кинжал выдать, но зажали... твари хитрозадые. Ушлые организаторы решили, что и без него за ретиария сойдет, а заодно изменит коэффициент ставок в нужную сторону.
Сволочи и гады. Дарк понятия не имел, насколько скатился коэффициент после потери сети, но почти уверен, что па- дение оказалось куда значительнее, чем планировали эти без- душные уроды.
Ну и что дальше? Дальше все просто: надо как-то поразить ходячую мясорубку неудобной и непривычной трезубой вил- кой. А Конан, между прочим, вопреки истории гладиаторского дела, таскает доспехи, защищающие его от шеи до середины бедер, плюс плотные обмотки прикрывают голени. Спасибо, что канонический щит отсутствует. Ну правда, а куда его цеплять, если обе руки заняты мечами?
И как такого опасного прикажете убивать?
Проводись бой не на Арене Смерти, еще можно подобрать варианты. Допустим, потаскать противника по пересеченной местности, пока тот не выдохнется от тяжести амуниции и вооружения, после чего прикончить без лишнего риска. Но здесь — без вариантов, здесь долго уклоняться не получится. Одна ошибка, одна мелкая оплошность, и Дарка нашинкуют гладиусами или порвут рычащие тигры, рассевшиеся на цепях по периметру.
Злющие звери ограничивают поле боя не хуже бетонной стены.
 
Ускользнув в шаге от пасти потянувшегося к добыче хищника, Дарк ушел в перекат, вскочил, попытался было изме- нить направление, дабы добраться до сети. Но Конан с мозгами дружил, прекратив преследование легконогой дичи, поспешно смещался к центру арены, разгадав нехитрый замысел.
Опытный боец обязан просчитывать большинство шагов противника наперед.
Вот и этот просчитал.
Оба остановились метрах в пяти друг от друга: потные, тяжело дышащие, с помутневшими глазами. Конан — без единой царапины, а Дарк заработал незначительное рассечение правого предплечья и обильно кровоточащий порез бедра с той же стороны. Ну а что еще ждать от трезубца? Неизвестно, как выкручивались гладиаторы древности, но вот ему с этой вилкой неудобно: ни атаковать нормально не получается, ни защищаться. Будь у противника один меч, еще просматриваются выигрышные варианты, с двумя — ни единого.
Тот самый случай, когда в сети рыбака попалась неправильная рыба.
И что теперь? Оба слегка отдышатся и пойдут на новый раунд? Ну да, Конану этого и надо, ведь время работает на него. Как ни крутись, что ни делай, но рано или поздно Дарк фатально ошибется. Ему хуже приходится, он в невыгодном положении по вооружению и уже потерял немного крови.
Это только начало.
Начало неминуемого конца.
Если, конечно, прямо сейчас не выкинуть нечто такое, что не вписывается в сценарий гарантированного поражения.
Проиграв, Дарк получит двести пятьдесят, а это — ни о чем. Он сейчас конкретно на мели, у него долгов набралось в шесть раз больше. Если сольет этот бой, неизвестно, когда агент смилостивится до такой степени, что начнет подыскивать следующий вариант.
Чертов трезубец! Чертов агент! Чертовы твари, придумавшие это развлечение для полностью ненормальных извращенцев!
Конан, крутанув мечи, криво ухмыльнулся и прогудел голосом столь же низким, как моральные принципы здешних организаторов:
 
—    У ты, мой сладкий пупсик. Сейчас кому-то будет бо-бо. Дарк кивнул и устало ответил:
—    Тут ты прав на все сто.
—    Какой понятливый паренек, — одобрил Конан и сорвался с места с такой прытью, что позади него взметнулись фонтаны поднятого босыми ступнями песка.
А Дарк, вместо того чтобы стандартно ускользнуть с линии атаки, сделал то, чего от него не ждали. Он самоубийственно рванул навстречу, выбрасывая трезубец в нелепом выпаде, который, даже без противодействия противника, не сможет достичь цели.
Но это смотря что считать целью. Если прикрытое доспехами тело, то — да, никак не достанет.
Вот только Дарку требуется не оно.
Бронзовый трезубец звонко врезал по мечу, одновременно проворачиваясь. При этом клинок оказался между зубцами, что сыграло с Конаном скверную шутку. Тот никогда не забывал о зрелищности и сейчас держался в своем амплуа: атаковал с грацией хищного зверя, небрежно покручивая рукояти в ладонях. Это, конечно, для зрителей смотрится красиво, а вот для боя вредно, потому что ослабляет хватку.
Если дали оружие, так держи его покрепче, а не играйся клинками в два пропеллера.
Левый меч вылетел из ладони, но это сомнительный успех, потому что трезубцем Дарк уже ничего не успевает сделать, а на него неотвратимо обрушивается оружие в правой руке Конана.
И тогда он сделал это еще раз.
Второй раз за схватку Дарк сломал шаблон.
Он не просто подставился, рискуя, а подставился там, где речь шла уже не о вероятном риске, а о стопроцентной гарантии грандиозных неприятностей.
Дарк вскинул навстречу падающему мечу левую — пустую, руку. Голую — в ней нет никакого оружия, а из защиты лишь пара узких стальных полосок, вытянутых по предплечью от локтя до запястья.
Клинок вошел именно туда, куда и должен был войти — между указательным и средним пальцем. Продолжая движе- ние, меч, брызгая красным, раскроил ладонь, с тошнотворным хрустом прошел через запястье, звякнул о металл, что-бы дальше вклиниться в предплечье между пластин защиты, разделяя при этом руку на две половины. Разрубил ее, будто тонкое полешко. Рана чудовищная, боль адская, невыносимая. После такой или сразу от шока свалишься, или спустя короткий срок, когда заработаешь приличную кровопотерю.
Но Дарк все еще в сознании, и у него осталась вторая рука — правая. Трезубец в ней ничем помочь не способен, его острия находятся далеко за спиной противника, а перекинуть оружие для удара с короткой дистанции Конан не позволит. Потому ладонь разжалась, позволив нелепым вилам выпасть. Но на этом рука не остановилась, рванулась вперед в отчаянном ударе. В ударе, на который было поставлено все.
Все пять тысяч семьсот пятьдесят победного бонуса.
Пальцы ударили туда, куда требовалось, с сочным звуком зайдя глубоко в глазницы. Оба противника заорали синхрон- но, причем в крике Дарка было больше боли, а в вопле Конана преобладала бессильная ярость.
Бросившись в сторону, Дарк лишился половинки рассеченной руки, зато теперь противник не мог знать, где именно его следует искать, что для резко изменившихся условий схватки критично.
Прикусив губу до крови, чтобы зубовным скрежетом не выдать свое местоположение, нагнулся, поднял меч, подбро- сил в руке, проверяя баланс. Простое и понятное оружие, не то что вилка-переросток.
Развернулся к беснующемуся Конану. Тот, продолжая во- пить, размахивал мечом вслепую, наивно пытаясь второй ру- кой вернуть себе зрение, утирая с лица кровь вперемешку со слизью, которая несколько секунд назад была его глазами.
Еще раз подбросив меч, Дарк сплюнул невесть откуда взявшуюся во рту кровь, перехватил трофей за рукоять и, с трудом переборов желание заорать во всю мощь легких, почти не издеваясь, а строго по делу, сообщил:
—    Конан, я тебе должок после боя верну. Деньги у меня теперь есть.
—    Ах ты козел трахнутый! — воскликнул ослепленный гигант и с ревом ринулся в атаку, ориентируясь на голос.
 
Звериный рев оборвался через секунду, потому что меч Дарка перебил этой пародии на мурмиллона шею. Чуть-чуть удару не хватило мощи, чтобы снести голову.
Ну да, попробуй врезать с такой дурью одной рукой, если на ней скверно работает пара зашибленных о чужие глазницы пальцев.
Уклонившись от заваливающегося тела, Дарк просеменил несколько шагов и присел на колено. Сжал зубы до скрежета, превозмогая усиливающуюся боль. Не хватало только свалиться прямо сейчас, до истечения положенного десятисе- кундного отчета. Вот что за идиоты его придумали? Неужели непонятно, что человек с почти отрубленной головой вряд ли даже за сутки найдет в себе силы подняться на ноги? Да, некоторые всерьез верят, что в истории человечества нечто подобное однажды случилось, но для воскрешения тогда потребовалось целых три дня.
Десять секунд... Да это и правда клинические идиоты. Или садисты.

Внимание! Схватка окончена! Победитель — Дарк! Аплодисменты победителю! Старт процедуры гибернации локации. Победителю и проигравшему приготовиться к откату.

Победный лог, вспыхнув красным перед глазами, тут же погас, сменившись непроглядной тьмой. Боль исчезла, будто ее никогда и не было. Но Дарк, к сожалению, прекрасно знал, что никуда она не делась. Нет, это еще далеко не конец. Виртуальное тело неразрывно связано с реальным через синт. Нельзя вот так просто взять и в одно мгновение отключить все накопившиеся негативные ощущения. Это биологический абсурд, без последствий такое не обходится, что-то должно прийти на смену.
Естественно, нехорошее.
Обычно это явление называют откатом, и сильнее всего оно проявляется при выходе в реал из подобных ситуаций. Иногда через него проходят легко, иногда не очень, а иногда...
А иногда агентам приходится решать вопросы с медиками и синтотехниками.
Или в самый последний раз тратиться на своего бойца, по- дыскивая для него недорогие ритуальные услуги.
 
Глава 2
КРИМИНАЛЬНЫЙ РАЙОН

Характеристики: —
Уровень основной: —
Уровень мастерства: —


—    Дарк, ты это... за козла трахнутого не сильно в обиде? Вопрос не сразу добрался до затуманенного сильнодейст-
вующими препаратами сознания. С трудом вынырнув из-под накатывающей волнами сонливости, еле-еле покачал голо- вой:
—    Я не Дарк.
—    А я не Конан, ну и что с того? Скажешь, у тебя после от- ката не бывает такого? Всегда все нормально с башкой, ни ра- зу не ловил глюки?
—    Это все медицина. Слишком много химии этот коновал нам вколол. Дешевой химии.
—    Какой бой, такая и химия, — резонно заметил Конан. — Хотя красиво, конечно, получилось. Я бы даже сказал — че- ресчур красиво.
—    Согласен, — кивнул Дарк. — Бой красивый. А вот имена нам подобрали — отстой.
—    Привыкай, дружище, у нас имен нет. Только сцениче- ские. Сегодня я Конан, а завтра буду Рембо. Ты полчаса назад был Дарком, черным, как сажа, а сейчас белокожий, как доб- ротная шведская девушка. Но все равно ты Дарк. Ты так и бу- дешь Дарком до следующего боя.
—    Ты прав, Конан. Я Дарк... до следующего боя... до сле- дующего тупого имени.
—    Так что там насчет трахнутого козла? Все нормально?
Без обид?
Тяжело поднявшись с растрескавшейся пластиковой скамьи, Дарк очень осторожно, боясь потерять балансирующее на краю бездны равновесие, приблизился к визозеркалу на стене. Дешевое интерактивное убожество, с раздражающе из- меняющейся подсветкой, способное высыпать на тебя тонну рекламного мусора за считаные секунды. А чего еще ждать от захудалого полуподвального зала для самых нищих качков? Изделие средневековых венецианских мастеров в серебрянойоправе? Мягко говоря — чересчур шикарно для провонявшей потом бичарни. Самое ценное, что здесь имеется, — широко- полосный роутер с обратной связью, подключенный к спа- ренной высокоскоростной магистрали. Этого хватает, чтобы заводить пару бойцов на нелегальную виртуальную арену, за счет чего арендаторы и не разоряются. А все эти штанги с ган- телями — простенькая ширма и заодно отмывание денег.
Реальные тренажерные залы все больше и больше сдают позиции под натиском виртуальных. Как только технология обратной связи станет по карману любому желающему, они умрут окончательно.
Откат, задавленный не самыми полезными для здоровья препаратами и дозированными вспышками «умного» меди- цинского стробоскопа, все еще сказывался. Именно на него можно списать затяжные проблемы с аккомодацией зрачка. По этой причине Дарк не сразу сумел сфокусировать взгляд на изображении, а когда сумел, в глаза первым делом броси- лась та самая реклама. Да не простая, а таргетированная. Зер- кало хитрое считало показатели потенциального потребителя, выявило предпочтения, подобрало то, что, по мнению прими- тивного искина-продвиженца, должно заинтересовать имен- но этого человека.
«Встречайте новый сезон боев! Полное погружение, отсут- ствие блоков и ограничений! Бойцам действительно больно! Они страдают по-настоящему! Реальная боль, без обмана! Ка- ждый сезон несколько смертей при откате, выжившие гадят под себя, они остаются овощами! Но бойцы знают, за что сра- жаются! Арена Смерти!!! Главное нелегальное шоу планеты! Не пропустите, смотрите трансляции вживую с частичным погружением! Захват видео — для слабаков! Все битвы прово- дятся в подпольных дата-центрах на взломанном первокласс- ном оборудовании. Пинг минимальный, реакция бойцов не- превзойденная».
Картинка, дополняющая текст, по замыслу искина, долж- на олицетворять смертельную схватку двух обнаженных атле- тов, но выглядела как размытый кадр из малобюджетного фильма про внезапно вспыхнувшую страсть между геями, пе- рекачанными стероидами.

Дарк покачал головой:
—    Конан, прикинь: даже зеркало знает, за что мы на это подписываемся.
—    Ну и что дальше?
—    Дальше... А дальше, Конан, получается, я этого не знаю, а тупое зеркало знает.
—    Да не, я про козла тему продолжаю.
—    Какого козла?
—    Да трахнутого козла! Трахнутого! Дарк, да че с тобой в натуре? Да ты конкретно поплыл, тебе надо нормальному вра- чу показаться. Ты ведь теперь при бабле, ты можешь это по- зволить. Это, блин, твое здоровье и твой синт. С такими веща- ми не шутят.
—    Я никак не врубаюсь про козла.
—    Не, тебе точно к врачу надо. Или без мозгов остаться хо- чешь? Я же тебя так прополоскал, в вирте. Сам понимаешь, не в обиду было сказано, но выглядит как-то некрасиво.
Дарк закинул в рот еще одну ядовито-оранжевую таблетку и рассеянно бросил:
—    Забей. Я даже не помню. Или вообще не помнил. Зачем мне такое помнить? Ты бы запомнил, если б я такое про тебя сказал?
—    Дарк, я тебе не лошадь, чтобы все помнить. Да и что только не ляпнешь сгоряча.
—    Сначала козел, потом лошадь... Лошадь-то тут при чем?
—    Не, ты и правда сходи к врачу. Слишком много боев на себя берешь, а это хреновое дело. Ты так себя скоро забудешь, на постоянных откатах. У лошади голова большая, в такую должно много чего помещаться. Я поэтому о лошади и сказал. Ну типа так принято говорить. Да, блин, забей. Не знаю, за- чем лошадь вспомнил. Я ведь тоже сейчас в неадеквате. Чем- то нездоровым накачали. Всегда после боя пива хочется, а сейчас не хочу. Даже думать о нем противно. Ненормально это.
Дарк, не сводя взгляда с зеркала, ухмыльнулся:
—    Прикинь, мне сейчас пыльцу фей предлагают взять че- рез безопасную закладку.
—    Че, реально?! — поразился Конан — Тебе зеркало дурь предлагает?
—    Угу.
—    Ну охренеть сервис у барыг. Они там совсем страх поте- ряли?!
Дарк, продолжая таращиться в зеркало, согласился:
—    Да. Ничего не боятся. В открытую рекламу закинули. Похоже, столько бабла гребут, что любой вопрос решить мо- гут.
—    Не, ну если подумать, а че им тут бояться? — риториче- ски вопросил Конан. — Да тут такой район, что почку на ходу вырезать могут, а пока ты это заметишь, ее уже пересадят ка- кому-нибудь богатому китайцу. Если ты при бабле, дозу пыльцы тут у любого пацаненка взять можно. Они день и ночь по всем углам трутся. Только дети барыжат, взрослые к дури даже не прикасаются, только масть держат. Удобно себя по- ставили, ведь если двенадцать не исполнилось, за пару доз на кармане хрен подтянешь.
Дарк, продолжая буравить зеркало опустошенным взгля- дом, отправил в рот еще одну таблетку и отстраненно произ- нес:
—    Конан, я тебе полторы сотни торчал. Вернул только что, проверь кэш. Благодарю, вовремя выручил.
—    Что, сильно разбогател? По такому поводу решил долги раздать?
—    А по какому поводу их еще раздавать можно?
—    Уел, тут и ответить нечего. Но знаешь, ты победил нече- стно. Это была моя победа. Никто в реале не станет подстав- лять руку под меч. Да и смысл? Там сразу такой шок отхва- тишь, что свалишься. Это ведь сплошная дешевка, лапша на уши, неполноценная симуляция ощущений. Реалом на Арене даже не пахнет. Только поэтому и сработал твой номер.
—    И что? Устроим махач еще и здесь, в реале?
—    Да не, это я так... без наезда. Хреново мне сейчас, сам понимаешь.
—    Понимаю. Прикинь, мне теперь какую-то игру для ма- жоров зеркало показывает. Я что, похож на мажора?
—    В принципе, одет ты не со свалки, всегда ходишь в чис- том, на вид ухоженный. Определенно что-то от мажора в тебе есть. А что за игра?
—    Экс. Я что-то слышал о ней, но такие картинки вижу первый раз. Красиво.
—    А, понял, — кивнул Конан. — Там да, там вроде все плюшки только для мажоров. Для остальных только бюджет- ные аккаунты. Боль там реальная, это тебе не дешевая симу- ляция, как в Арене. Прямое подключение к синту, все официально провернули. Можно даже трахаться и кайф получать, туда только для этого и ходят.
—    Значит, реклама не врет, — без удивления заметил Дарк.
—    Реклама всегда врет. Но, если картинки показывает, скинь мне. Там картинка неотличимая от реала. Не знаю, кто рисовал модели, но я видел пару скринов — телки на них та- кие, что у мертвого встанет.
—    В реале они могут оказаться слегка не такими. Или не слегка. Или даже мужиками бородатыми.
—    Думаешь, тех, кто туда ходят, это сильно парит?
—    Я ни о чем сейчас не думаю. Не хочется думать.
—    Прекрасно тебя понимаю, дружище. Займешь две с по- ловиной сотни? Это мне почти жизнь спасет.
—    Как это — почти?
—    А так. Ты же знаешь, где я сейчас пристроился? Управ- ляющая уже вторую неделю мне мозги имеет. Обещает подтя- нуть местных качков, чтобы из хаты выставить.
—    Что за терки?
—    Да так... на ровном месте. Сильно хочет, чтобы я ей за- платил чего-нибудь. Еще чуток — и все, никаких отсрочек. А там или на улицу сваливать, или... Поговаривают, есть вари- ант решить вопрос.
—    Так почему не решил?
—    Да как тебе сказать, — замялся Конан. — Вариант не очень. Говорят, надо ее ублажить по полной. Тогда подобреет. Только ублажать придется раза по четыре в неделю, она это дело любит.
—    Ну так это хорошая новость. Чем ты недоволен?
—    А чему мне радоваться? Дарк, она страшнее тебя на ро- жу, толще нас обоих вместе взятых, голос как из трубы для слива дерьма и воняет так же. Зато биопозитива на девятерых. Она реально всегда всем довольна и очень любит подмахивать по нескольку часов с воплями на весь дом.
—    Да ладно тебе. Закрой глаза, и представь, что имеешь Дезире Айшу.
—    Тогда и уши затыкать придется. Голос... сам понима- ешь.
—    Так ты под песни Айши решай вопрос.
—    Не, ну его на хрен, такие приключения. Дарк, кончай уже прикалываться. Такими вещами не шутят, она ведь еще и старше моей прабабушки. Да я лучше в вирте на максимуме регуляторов мозги себе выжгу, чем выгуливать своего красав- ца по таким помойкам. Ну так что, выручишь?
—    Проверь кэш, я уже подкинул.
—    Братан, пять раз тебе моя благодарность. Нереально вы- ручил.
—    У меня была похожая управляющая... помню ее. Я тебя понимаю, Конан.
—    До первой победы, а там верну, ты же меня знаешь. Тебе в какую сторону? Я сейчас на «Меткомбинат», могу подбро- сить в ту сторону.
Дарк, нехотя оторвавшись наконец от зеркала, начавшего рекламировать совсем уж откровенное порно, покачал голо- вой:
—    Мне в другую сторону. Но все равно благодарю.
—    Ты на чем приехал?
—    На своих двоих.
—    Тут их тебе и переломают. Непростой район, а ты после отката никакой, тебя сейчас пара самых конченых нариков легко сделает. Лучше не нарывайся, такси вызови. Только са- мое дешевое вызывай, нормальные тачки в этот гадюшник да- же днем не сунутся.
—    Понял.
—    Давай хотя бы до бульвара подкину. Там поспокойнее.
—    Сам доберусь, — ответил на это Дарк и спросил: — Слу- шай, Конан, посмотри сейчас в зеркало. Что ты там видишь?
—    А сам глянуть не можешь?
—    Мне надо, чтобы ты глянул.
—    Ну, смотрю. И че дальше?
—    Там сейчас реально двойная картинка? Две одинако- вых?
—    Да, двойная. Глюк контекстной рекламы, два баннера одинаковых выкинула. Это ведь тупое стерео, там постоянные глюки. Что, братан, подумал, что крыша поехала? После отка- та и не такое случается. Я тебя понимаю... тоже сталкивался.
 
Распахнув скрипящую дверь, Дарк хапнул сырого улично- го воздуха. В глазах мгновенно потемнело, колени задрожали, предательски подгибаясь. Ощутив, что вот-вот свалится от накатывающего головокружения, прислонился спиной к ис- пещренной примитивной граффити стене и устало смежил веки. Откат не хочет отпускать, несмотря на убойную дозу принятых медикаментов. Может, и правда стоит показаться спецу по синт-нейротехнике?
А толку? Что тот сможет сказать? Что с полностью сняты- ми блокировками заниматься виртуальными боями — вредно для башки?
Америку откроет, ага.
И деньги содрать не забудет, а ведь такие спецы цену себе держат. Дарк сейчас неплохо срубил, но это лишь на время снимет крайнюю остроту финансового вопроса. Даже если не пускаться во все тяжкие, а потратить заработанное лишь на раздачу долгов и самое необходимое, обеспеченная жизнь на- долго не затянется.
Да и обеспеченность сомнительная. Человеку, вынужден- ному скрываться от закона, приходится тратить куда больше, чем людям, не заимевшим такие проблемы.
Может, и правда послушать Конана и вызвать дешевое такси? Нет, дело не в том, что район криминогенный, ведь двуногие уличные хищники чуют проблемную добычу и пред- почитают с такой не связываться. Но вот отголоски отката — другое дело. Как бы не вырубиться на ровном месте, обагрив мостовую кровью, которая то и дело просачивается из носа.
Нет, такси это пусть и копеечные, но траты, которых мож- но избежать. Значит, придется найти в себе силы добраться до ближайшей станции подземки.
Пять глубоких вдохов, после чего придется открыть глаза и сорваться с места. Несколько секунд, чтобы набрать рабочую скорость, а дальше побежит на ней, не снижая, до самой стан- ции.
Бег — это всегда и для всех полезно. А уж когда в твоей го- лове опустошенность, а в крови химический коктейль из со- мнительных медикаментов — втройне полезнее.
Надо как можно быстрее вывести эту гадость из организма и навести порядок в мыслях.
 
Подняв залитые свинцом веки, Дарк дернулся на голых рефлексах, среагировав на массивную темную фигуру, не- весть откуда нарисовавшуюся в густых вечерних сумерках. Не раздумывая, дернулся влево, имитируя попытку уйти с линии атаки, а на самом деле никуда не ушел, лишь присел, нанеся не сильный, но крайне коварный удар. Мужчины так устрое- ны, что в это место им не обязательно лупить со всей дури.
Вот и этот крякнул подбитой уткой, сложился вдвое. Из разжавшейся ладони выпало что-то поблескивающее, звякну- ло стеклом по асфальту.
Стоп! Стеклом? Почему стекло? Ведь должно звенеть ме- таллом ножа или кастета.
Хороший вопрос, но отвлекаться на поиски ответа Дарк не стал. Вместо этого попятился влево, непрерывно крутя голо- вой. Уличные хищники предпочитают действовать стаей, странно, что до сих пор не объявились остальные.
Краем глаза засек движение на углу, к которому отступал. Начал поворачиваться, но тут в темноте что-то вспыхнуло, после чего тело согнуло в дугу жесточайшим электрическим разрядом. В глазах потемнело, но успел разглядеть что-то не- уловимо стремительное перед лицом.
И это было последнее, что Дарк увидел перед тем, как со- знание отключилось.


Глава 3 ОТЦОВСКИЙ ГНЕВ
Характеристики: 5
Уровень основной: 0
Уровень мастерства: 0


Помещение было немаленьким и выглядело крайне не- обычно. Голые стены обработаны столь искусно, что глаза не согласны с логикой, они уверены — это не дизайнеры по ин- терьерам постарались, это действительно поверхность нату- рального камня, выломанного из скалы при помощи самых примитивных инструментов. Ни капли на пластик или другую синтетику не похоже. Тяжеленные блоки обтесали со всех сторон, исключая лицевую, и сложили в несокрушимую с виду конструкцию. На вид сами по себе держатся, даже без рас- твора, но этого, конечно, не может быть.

Грубая деревянная дверь, укрепленная железными полоса- ми, высокие и в то же время узкие, почти щелевидные окна, прикрытые наборными стеклами из разноцветных осколков до такой степени мутных, что почти не просвечиваются. Ос- новное освещение дают свечи, расставленные по всему поме- щению в таких же грубых, как и все прочее, бронзовых под- свечниках. Запах, улавливаемый ноздрями, ассоциируется с медом, следовательно, сделаны они из натурального воска, что совсем уж ни в какие ворота не лезет.
Вот зачем каким-то креативным дизайнерам устраивать иллюминацию при помощи столь архаичных средств? Может, Дарк под откатом словил конкретную галлюцинацию? То, что он сидит в массивном деревянном кресле и не может пошеве- лить ни рукой, ни ногой, свидетельствует в пользу этой вер- сии. Все конечности надежно перехвачены основательными путами. Не наручники хромированные, не стяжки пластико- вые, а пеньковые веревки или что-то настолько же устарев- шее. Происходи дело в реальности, неведомые пленители не стали бы так мудрить.
Зачем им восковые свечи и древние веревки, если всем доступны разнообразные электрические лампы и эффектив- ные средства ограничения подвижности из современных материалов?

Дверь распахнулась с протяжным скрипом, в помещение вошел человек предсказуемо ненормального облика: серая, грубо скроенная куртка-безрукавка из толстой кожи, штаны из того же материала, пояс шириной в две ладони, хаотично усеянный отполированными желтоватыми металлическими кругляшами, слева на нем болтаются ножны со здоровенным тесаком. Лицо вытянутое, нездорово-бледное, волосы обес- цвеченные, длинные, фигурно подстрижены так, что по бо- кам ниспадают до плеч, а на спине спускаются ниже лопаток. И самое странное — из прически проглядывают два узких уха с заостренными кончиками. Какой-то неформал решил в эльфа поиграть? Но у тех они вроде подлиннее, да и для столь изысканной расы этот одевается чересчур топорно.
Непонятный тип принес единственный увиденный за все время предмет, претендующий на изящество — вырезанное из светлого дерева ажурное кресло с высокой спинкой. Поставил его перед Дарком и удалился, ничего не сказав и даже взгля- дом не удостоив.
Но тому не пришлось скучать в одиночестве, на смену за- явился другой. Вот этот наконец нормальный. В том смысле, что к одежде не придерешься. Строгий деловой костюм, при галстуке, в до блеска начищенных туфлях. Никаких эльфий- ских ушей или прочих глупостей, лицо холеное, грубоватые европейские черты причудливо перемешаны с азиатскими. Слишком тщательно за собой следит, возраст у таких мужчин угадать трудно — где-то от сорока до пятидесяти. И держится с таким видом, будто весь мир у него давно в кармане.
Присев на принесенное предшественником кресло, незна- комец, уставившись на Дарка лишенным эмоций взглядом, отстраненным голосом спросил:
—    Ты понимаешь, что происходит? Тот едва заметно кивнул:
—    Да. Я в кресле, вы тоже в кресле. Я к своему привязан.
Вы — нет.
—    Значит, не понимаешь, — все так же без намека на эмо- ции констатировал мужчина и задал второй вопрос: — Раньше ты зарабатывал на жизнь в виртуальных боях. Получается, ты кибербоец. Так ведь?
Дарку очень не понравилось то, что о работе сказано в прошедшем времени. И если вспомнить все прегрешения, за которые имело смысл привязывать к креслам, с виртуальны- ми делами ни одно из них связать не получится. Кого он в этой сфере мог настолько огорчить? Разве что тех, кто сделали неправильные ставки. Ну да за такое бойцов похищать не принято.
Молча кивнул.
—    Тогда как киберспортсмен что ты можешь сказать об этом месте?
—    Мне оно не нравится.
—    Понимаю... Похоже, последний бой дался тебе нелегко. Мне кажется, ты до сих пор не отошел от его последствий. Слишком многое проходит мимо твоего сознания. Не замеча- ешь.
—    Скорее я не отошел от последствий того, что произошло после боя.
—    Возможно, — согласился незнакомец. — У тебя хорошая реакция, моим людям пришлось использовать шокер. А по- том тебе вводили препараты, которые не лучшим образом влияют на ясность сознания. Да и другие методы применя- лись.
—    Если я вам денег задолжал или есть другие претензии, переходите сразу к делу.
—    Предпочитаешь решать вопросы без долгих предисло- вий? Хорошо, я не против. Скажи, ты помнишь Милу?
—    Какую Милу?
—    «Какую»? Следовательно, ты знал не одну Милу? Взгля- ни на меня. Видишь мое лицо? Не узнаешь знакомые черты?
Дарк, напрягая туго соображающую голову, ухватился за те самые проблески чего-то азиатского во внешности собесед- ника и неуверенно предположил:
—    Мила Ким? Вы что, ее родственник?
—    Отец.
—    Ни ей, ни вам я ничего не задолжал.
—    Это твое мнение, и оно отличается от моего. Насколько я знаю, ты некоторое время встречался с моей дочерью. У вас были отношения.
—    Можете называть это как хотите, но скажу прямо: мы с ней просто трахались. Я не избивал Милу, не насиловал и был не первым и не последним парнем в ее жизни. Не было у нас с ней ничего особенного. Она относилась ко всему легко, нико- гда не придерживалась строгих правил. Я не вижу смысла уст- раивать из-за этого такие разборки. Если она беременна, то и здесь я ни при чем. Мы давно не встречались, это можно лег- ко выяснить.
—    Мила мертва.
—    Мертва? Соболезную. Она была жизнерадостной де- вушкой. Когда это случилось?
—    Сорок семь дней назад.
—    Я не видел Милу почти год. И если вы ведете к тому, что я виноват в ее смерти, то сорок семь дней назад я лежал в больнице. Безвылазно лежал, с серьезными травмами, на ней- ронном восстановлении и регенерации вторичных цепей син- та. Это тоже можно легко проверить.
—    Нет смысла проверять. Я знаю, что ты ее не убивал. Дарк, ничего не понимая, задал резонный вопрос:
—    Тогда что я здесь делаю?
—    Говоришь, ты не был ее первым или последним парнем?
—    Да. Уж извините, но уточню еще раз: ваша дочь не при- держивалась строгих правил в том, что касалось отношений между мужчинами и женщинами.
—    Мои люди выяснили данные семнадцати парней, вклю- чая тебя. Все они были ее любовниками.
—    Я именно об этом и говорю. Вы что, собрались всех сем- надцать вот так, по креслам рассаживать? Мы виноваты в том, что ваша дочь любила разнообразие?
—    Уже нет. Не семнадцать. До тебя мои люди не сумели добраться сразу, ты скрывался. С остальными решилось быстрее.
Вот тут Дарк, несмотря на туман в голове, почувствовал се- бя по-настоящему неуютно. А все потому, что окончательно убедился: он угодил в лапы к психу. К натуральному психу. Похищать всех до единого хахалей своей легкомысленной до- чурки...
Это явно ненормально. Дичь какая-то.
Продолжая сверлить Дарка равнодушным взглядом, Ким продолжил:
—    Мила смешала два десятка доз звездной пыли с абсен- том. И выпила. Перед тем как отправиться к звездам, она на- писала записку. Очень короткую записку, где было сказано, что проклинает его. Кого-то. Имя, к сожалению, не оставила. К твоему сожалению. И к сожалению шестнадцати твоих... гм... сообщников. Мне пришлось всех их приглашать сюда. Одного за другим. Не слишком вежливо приглашать. И каж- дому объяснять, что не следовало так поступать с моей девоч- кой.
—    С вашей девочкой мы расстались нормально. Да мы да- же не сходились. Мы просто приятно провели несколько ве- черов, вот и все. Без слов о любви и обязательств. Такое часто случается, это нормально.
—    Да. Случается. Но это была моя дочь. И я любил ее та- кую, какой она была. Глупенькая запутавшаяся девочка... А теперь ее нет, и это навсегда. Я не смогу это исправить. Ни- кто не сможет. Зато есть семнадцать человек, один из которых свел ее в могилу.
—    Логично предположить, что это был последний.
—    Для меня неочевидно то, что ты считаешь логичным.
—    И вы решили меня за это убить? Как оригинально.
—    Кто говорил о смерти? Да что ты, не надо бояться, у ме- ня даже в мыслях такого не было. Если тебя это сильно беспо- коит, могу дать честное слово, что об убийстве не может быть и речи. Нет, я не говорю, что отрицаю действенность этого метода, но не в твоем случае. Никогда не хотел тебя убить. И не убью. Даже более того, я приложу все силы, чтобы твое- му телу не нанесли урон.
—    Ну конечно, я сейчас поверю и расплачусь от облегче- ния.
—    У меня много недостатков, признаю. Но среди них нет привычки разбрасываться словами. Мое слово — закон для всех. Включая меня самого. Ты не умрешь от моей руки или по моему приказу, не надо в этом сомневаться.
—    И вы бы на моем месте поверили?
—    Тебя пальцем не тронут. Твое тело. Я так решил, а мои решения не обсуждаются. Ладно, достаточно об этом. Скажи мне, как тебя зовут?
—    А вы разве не знаете?
—    И да и нет, однозначно ответить я не смогу. И сейчас ты сам поймешь почему. Просто назови свое имя, это ведь так несложно.
—    Д... Дар... Да что за черт?
—    Давай, вперед, называй, это ведь так просто.
—    Думаю, вы не удивитесь тому, что я не знаю своего име- ни. Только псевдоним для последнего боя в голове вертится. Чем это ваши гориллы меня обкололи?
—    Я не специалист, плохо представляю химизм процесса, так что ответить не смогу. Знаю лишь, что использовалось несколько препаратов. Комплексно. Первые просто отключают сознание. Тебя в таком состоянии вывезли в Славию. Воз- можно, ты не интересуешься политическими новостями, так что я поясню. Славия сама по себе своеобразная страна. Я бы даже не стал употреблять слово «страна». Уместнее — «терри- тория». Слишком, скажем так, много внутренних противоре- чий, а внешняя политика крайне причудливая. Такое не ред- кость в нынешней Восточной Европе, но Славия — особый случай. У них курьез на курьезе почти во всем. Законодательное пространство там — это такие джунгли, куда даже тигры- людоеды забредать боятся. Однако знающие люди могут ис- пользовать особенности этой территории, проворачивая дела, которые нигде больше провернуть не получится. И это еще не предел, потому что существует Западная Славия — отколов- шаяся в результате переворота часть молодого государства. Одиннадцать лет прошло, но до сих пор после ствия сказываются. В данный момент новая страна никем не признана, и многие важные люди кровно заинтересованы в том, чтобы этот статус держался вечно. Законы на ее территории еще бо- лее своеобразные, чем в Славии, и трактовать их можно по- разному. Однако здесь нет разрухи, зато есть высокий уровень урбанизации при развитой промышленности. Инфраструкту- ра на приличном уровне, в том числе связь. Качественные ли- нии связи в сочетании с местным законодательством позволя- ют реализовывать сетевые проекты, которые не потерпят в других местах. Здесь над тобой провели некие манипуляции, одним из результатов которых стало появление блока на опре- деленных воспоминаниях. Именно поэтому ты не можешь вытащить из памяти свое настоящее имя. На последнем этапе тебя ввели в подобие коматозного состояния. Детали не скажу, знаю лишь, что такое использовалось на заре создания виртуальных пространств с эффектом реальности. Техноло- гия не получила распространения ввиду сложностей с массо- вым использованием. К тому же не всем она подходит, да и побочные эффекты не исключены. Тебе, к счастью, она подо- шла идеально. Возможно, из-за твоего опыта в киберспорте.
—    Вы что, хотите сказать, что это вирт? — Голос Дарка был полон скепсиса.
—    Именно так.
—    Бред. Я вирта насмотрелся. Самого разного. Здесь слишком реальные модели. Я бы даже сказал, что они не хуже реальных. А так не бывает.
—    Бывает, Дарк, еще как бывает... Тебе доводилось слы- шать про Экс?
—    Навороченная игрушка для извращенцев.
—    Гм... Похоже, ты слышал об Эксе лишь краем уха.
—    Может, и так. Я видел рекламу, как раз перед тем, как попал к вашим громилам. Это было похоже на рекламу порно.
—    Да, я так и понял. Увы, но ты ничего не знаешь об Эксе. Поясню: это уникальное виртуальное пространство, подоб- ных ему больше нет. В нем одновременно реализованы два ключевых принципа, до этого нигде не использовавшиеся: непредсказуемо изменяющийся мир, управляемый искусст- венным интеллектом без диктата операторов, и прямое использование мозговых ресурсов пользователей. Проще гово- ря, это виртуальное пространство, поддерживаемое усилиями искусственного интеллекта и теми миллионами пользовате- лей, которые к нему подключены. То, что ты видишь вокруг, создается машиной и людьми. В том числе тобой и мной. На- ше серое вещество дополняет несовершенную картинку, соз- даваемую бездушной машиной. Если где-то всплывают недо- четы, мозг скрывает их от твоего сознания. Это главная при- чина того, что тебе все кажется неотличимым от реального. Помимо этого применены и другие технологии, но в них Экс уже неуникален. Например, здесь реализован механизм ес- тественной полноты ощущений. Тебе ведь это знакомо, не так ли?
—    На Арене ощущения синтетические.
—    Почему?
—    Естественные могут убить, если ограничители слетят. У них оборудование непервосортное, сбои часто дает, вот и не рискуют.
—    Вот как? Не знал. В Эксе нет синтетических аналогов ощущений, здесь все, что ты чувствуешь, полностью реально.
—    Да, я так и понял, что извращенцы в диком восторге.
—    Не буду скрывать, что в этом ты прав. Реализовывать свои самые сокровенные, а иногда и криминальные сексуаль- ные фантазии — такое дорого стоит. А если в процессе полу- чаешь ощущения, неотличимые от реальных, — это вообще бесценно. Однако есть и темная сторона — это боль. Она тоже реальна.
—    Если ощущения высокоуровневые, такая игра быстро останется без игроков, — предположил Дарк.
—    Но не в этом случае. Релиз Экса состоялся недавно, а он уже в пятерке топовых игр. Экс растет, развивается, количест- во пользователей увеличивается. Весь игровой мир поделен на зоны с разными степенями градации остроты ощущений: от единицы до девяти. В зонах девятого уровня пользователь ощущает лишь десять процентов от того, что ощущал бы в реале. В зонах первого уровня отличия можно и не заметить, там пятьдесят процентов.
—    То есть половина от реальных ощущений? — спросил Дарк. — Если так, этого все равно хватит, чтобы прикончить откатом. Не каждого, конечно, и не во всех случаях, но те, у кого проблемы с болевым порогом, очень сильно рискуют.
—    Верно, — согласился Ким. — На этот случай игроки подписывают стандартный договор, в котором четко пропи- сан отказ от всех претензий в тех случаях, когда они по своей воле заходят в опасные зоны. Для снижения риска почти все зоны первого и второго уровней располагаются в безопасных, закрытых или неиспользуемых локациях. То есть в локациях, куда пользователю непросто попасть или там есть трудности с нанесением вреда и опасностей немного. Правда, игра несовершенна, встречаются хаотично попадающиеся ошибочные или так задуманные локации, где можно получить пятьдесят процентов как наслаждения, так и болевых ощущений. Но проникнуть в такие уголки непросто, как минимум потребуется везение, отряд сильных соратников и элитный аккаунт, а стоит он столько, что далеко не каждый может себе его позволить. Но могу тебя обрадовать — ты позволил. То есть за тебя позволили. Тебе открыт полный доступ. Куда угодно можешь попасть. И да, зона, в которой мы сейчас находимся, именно первого уровня.
А еще наши специалисты управляли твоим выбором при первом подключении. Так что извини, но для тебя подобрали персонажа из слегка бракованной расы. Разработчики до релиза много экспериментировали, подбирали разные вариан- ты. Этот вариант сочли неудачным, потому он остался в архиве. Но я очень сильно кое-кого попросил вытащить оттуда именно этот вариант и отряхнуть от пыли. Для моих целей он удобен. У твоего персонажа особое расовое свойство — на пятьдесят процентов усилены ощущения. То есть там, где обычный игрок получит пятьдесят процентов боли, ты зара- ботаешь все сто. Неудивительно, что расу забраковали, ведь свойство чересчур опасное. Лишние судебные иски никому не нужны. Но ты ведь в суд не подашь, не так ли? Для тебя и еще шестнадцати пользователей мы смогли сделать исключение, подобрать персонажей именно этой расы.
 
Сто процентов боли — это не только незаконно, но и не- возможно, синт не позволит, сработает предохранитель. Но за это не переживай, мы внесли в твой синт кое-какие измене- ния. Из-за них в первые дни ты будешь испытывать проблемы с управляемостью игровым телом. Но поверь, это меньшая из твоих проблем. Ты сейчас плохо соображаешь, сам вряд ли догадаешься, поэтому скажу тебе прямо: тебя ожидает бога- тейшая гамма негативных ощущений. Говоря проще, тебя станут пытать. День за днем, неделя за неделей, месяц за ме- сяцем, без перерывов.
—    Не получится, — спокойно и уверенно ответил Дарк.
—    Почему ты так считаешь?
—    Без перерывов не получится. При подключении к сети такого уровня надо заключать отдельный договор с провайде- ром, иначе игры не будет. Все провайдеры отслеживают пока- зания синтов у таких пользователей. Максимум, сколько но- сителю синта разрешено находиться в виртуале с активными ощущениями, — тридцать шесть часов. И это в какой-то бо- гом забытой африканской стране. Обычно дают поменьше.
—    Да, все верно. Но ты позабыл один нюанс. Мы не в Аф- рике, мы в Славии. В Западной Славии. Точнее, твое тело в Западной Славии. Это многое меняет, ведь здесь возможно то, что в других местах немыслимо. В процессе революцион- ного перераспределения имущественных прав получилось так, что один из местных ключевых провайдеров сменил вла- дельца. А новый владелец потерял возможность отслеживать онлайн-носителей синтов из-за финансово-юридических не- увязок и бесконтрольной перенастройки грубо взломанного оборудования. Я это знаю точно, потому что, по странному совпадению, одна из моих компаний, владение которой я не афиширую, перекупила данного поставщика услуг связи. Это случилось сразу после гибели Милы. Я тогда подумал, что та- кие особенности связи могут пригодиться. Как видишь, я не прогадал. Теперь ты будешь оставаться в вирте столько, сколько потребуется для того, чтобы сделать из тебя растение. Человек — существо терпеливое, но его терпение небезгра- нично. Ты дойдешь до своей границы. Рано или поздно, но дойдешь. За свое тело не беспокойся: как я и обещал, о нем позаботятся. Гарантирую. В реальности ты впал в коматозное состояние. Такое случается у киберспортсменов. Слишком частые откаты на некачественном оборудовании. Сам знаешь. Тело твое передано в местный филиал Лиги содействия Крас- ному Кресту. При этом от анонимных спонсоров в Лигу пере- вели щедрое пожертвование с условием качественно следить за новым пациентом. Не сомневайся, о твоем теле будут забо- титься так, как другим и не снилось. Ты подключен к сети че- рез новейший интерфейс, таких еще в открытой продаже нет, опытный образец. А твое тело помещено в капсулу для астро- навтов. Полное жизнеобеспечение, контроль всех показате- лей, системный массаж, рефлексотерапия, принудительное мышечное возбуждение. В общем, все, что возможно, вклю- чая обратную связь и резервирование каналов на случай сете- вых сбоев. Тело не начнет разлагаться, терять физическую форму или атрофироваться, оно будет ждать столько, сколько потребуется.
Дарка все больше и больше напрягало происходящее, и он попытался зайти с другой стороны:
—    Ну хорошо, пусть будет по-вашему. Пусть поедет у меня крыша от виртуальных пыток. И что дальше? Это не вернет Милу, и легче вам от этого не станет.
—    Ошибаешься. — Во взгляде мужчины впервые мелькну- ло подобие эмоции: что-то неуловимо зверское, волчье. — Ты не забыл, что ты один из семнадцати? Некоторые твои пред- шественники оказались слабыми. Им хватило нескольких дней, чтобы дойти до границы. До той самой границы. Когда очередной превращался в овощ с опустошенными мозгами, я начинал чувствовать часть себя. Потерянную часть. Кусочек за кусочком собирал себя как целое, глядя в обезумевшие гла- за этих мерзавцев. В их глазах осталась лишь боль. Бесконеч- ная боль. И больше ничего. Мне надо закончить начатое, со- брать все семнадцать частей. А значит, я должен сломать тебя и остальных. Так что добро пожаловать в Экс. В мир, где воз- можно абсолютно все. И где твоя личность скоро растворится в цифровом шуме. Наверное, тебе эта новость не понравится, так что перед тем как оставить тебя на попечение Паука, я еще раз дам гарантию безопасности. Обещаю, что все будет хоро- шо. Как бы долго ты ни продержался, не переживай за тело. Я не собирался и не собираюсь уничтожать тебя, мое слово нерушимо. Конечно, я говорю лишь про физическую оболочку. Сам понимаешь, за твой внутренний мир поручиться не смогу.
Дарк ухмыльнулся:
—    В таком случае я с вами попрощаюсь. Извините, но мне пора в реал.
—    А тебе известно, что срок в тридцать шесть часов уста- новлен не случайно? Что пара суток пребывания в виртуале такого типа может тебя убить при неконтролируемом выходе? Фигурально выражаясь, часть твоего мозга уже привыкла к Эксу, срослась с ним. Резкий выход ее как бы оторвет. Проце- дура отключения от сервиса должна проводиться поэтапно, под контролем медиков.
—    Я все же рискну.
—    Ну что ж... попробуй нажать кнопку «Выход». Порадуй меня напоследок. Или удиви.
Губы Кима растянулись в улыбке, почти неотличимой от волчьего оскала.




  Читать Узнать больше Скачать отрывок на Литрес Внимание! Вы скачиваете отрывок, разрешенный законодательством и правообладателем (не более 20% текста). После ознакомления вам будет предложено перейти на сайт правообладателя и приобрести полную версию произведения. Купить электронку Купить бумажную книгу
5.0/5
Категория: Новая книга про попаданца | Просмотров: 3386 | Добавил: admin | Теги: Первый робинзон Экса, Артем Каменистый
Рейтинг:
5.0/5 из 5
Всего комментариев: 0
avatar
Вверх