Новинки » 2020 » Сентябрь » 14 » Антон Генералов. Адъютант
22:25

Антон Генералов. Адъютант

Антон Генералов. Адъютант

Антон Генералов

Адъютант

нов
Родившийся в семье потомственных военных Сашка Шабалин не представлял для себя иной судьбы, кроме как служба в армии, и после выпуска готов был отправиться на границу империи, чтобы продолжить дело его славных предков. Но верно говорят: «Хочешь рассмешить богов — расскажи им о своих планах». У судьбы были несколько иные планы на место службы свежеиспечённого лейтенанта. И не довелось ему увидеть дальнее пограничье, горы Гинкуша, покрытые ледниками, и утопающие в зелени долины, не удалось поучаствовать в стычках с горцами, а пришлось отправляться за море в королевство Ровалия на должность адъютанта военного атташе. Не самое героическое место службы, казалось бы. Вот только молодой лейтенант ещё не знает, что бал в королевском дворце может быть опасней рейда в диких горах, а убийцы тайного ордена тёмных эльфов — намного смертоносней всех горских племён, вместе взятых.

М.: АСТ, СПб.: Издательский дом «Ленинград», 2020 г.

Серия: оевая фантастика
Выход по плану: сентябрь-октябрь 2020
ISBN: 978-5-17-133655-4
Антон Владимирович Генералов
Страниц: 352
Внецикловый роман.
Иллюстрация на обложке И. Хивренко.

 

Глава 1

Адъютант

Глядя на удаляющийся берег с кормы броненосца, я не верил, что за два года, проведённые в королевстве Ровалия, могло произойти столько событий.

Назначение адъютантом нашего военного атташе в этой стране было не самым приятным известием. Нет, возможно для кого-то это — желанная синекура, а для свежеиспечённого лейтенанта, мечтающего о подвигах и приключениях — серьёзный удар.

Но обо всём по порядку.

Родился я в семье потомственных военных и ни о какой другой карьере даже не помышлял. Наш дворянский род древний, хотя и нетитулованный. Мой дед мог легко получить титул: стоило только попросить ему, прославленному имперскому генералу, никто бы не отказал.

Но просить, тем более для себя, — это выше его достоинства. Его слова: "Триста лет жили без титула и ещё столько же проживем, а клянчить — занятие придворных лизоблюдов". Да, в этом весь он.

Итак, для меня сначала был кадетский корпус, затем — Императорское пехотное училище. И всё было хорошо… продвигаясь к выпуску, я не хватал звёзд с неба, но и в систематических залётчиках тоже не числился. Главное было попасть в первые двенадцать, и тогда свежеиспечённый лейтенант мог по традиции выбрать место службы.

И выбор был давно сделан в пользу корпуса Горных егерей.

А что… дальнее пограничье, горы Гинкуша, покрытые ледниками, утопающие в зелени долины, периодические стычки с горцами.

И, главное, подальше от столицы с её приёмами, балами и многочисленной роднёй. С постоянными: "Что вы, что вы! В этот четверг вы обязательно должны быть у нас на обеде, и отказа я не принимаю".

Смокинг с накрахмаленной рубашкой, а есть ещё фрак… О, нет! Чур меня, чур!
 

Как написал один поэт:

Я устал от потрёпанных истин,

От пустых непонятных речей.

Ну-ка, ветер разбойничий, свистни

Застоявшейся тройке моей!

Пусть помчится по снежному полю

Через злую пургу и метель

На свободу — а, может, в неволю,

Только чтобы подальше отсель.


Ну, тройки у нас уже лет как с восемьдесят заменили паровозами, но смысла это не меняет. Нет, конечно, извозчиков в городах полно, но, чтобы в дальние края, да на почтовой тройке — увы.

Так что в мечтах я уже отправлялся с Восточного вокзала к месту своей службы. Но верно говорят: "Хочешь рассмешить богов — расскажи им о своих планах".

После самого выпуска и торжественного вручения погон случилось несчастье — погиб мой двоюродный брат.

Как мы потом узнали, его рота была выделена в помощь пограничной страже. Совместно они должны были перехватить крупную банду контрабандистов, собирающуюся рвануть через границу. Была устроена засада, банду застали врасплох. Но они не дрогнули и пошли на прорыв. Завязался упорный бой, в котором и погиб Станислав.

Позже, когда перетряхнули груз, — стало понятно, что послужило стимулом к такой отваге у банды. Это было золото с нелегальных приисков, целых триста кило.

Видно, это золото собиралось не один год и им было за что рисковать. Такой куш очень не хотелось терять, поэтому и дрались отчаянно, пленных почти не было.

Случилось это почти в тех краях, куда я ждал назначения. И тут маман, сильно занервничав, насела на отца. Дескать, назначение в те края — неоправданный риск, и что он, как любящий отец, должен вразумить дитё от поспешных решений.

Он, конечно, возмутился: профессия, которой все мужчины в нашей семье отдают себя без остатка на протяжении веков, связана с риском, и у него шрамы не от неудачных падений, а у его отца шрам через всю грудь от пешеханского ятагана — тоже не досадная случайность. И ей пожившей в дальних гарнизонах не пристало уподобляться курице наседке. Но эта отповедь не возымела должного, и моя Маман задействовала тяжёлую осадную артиллерию и это была бабушка. Вообще это был запрещённый приём. Они вдвоём насели на отца и деда. И это была осада и штурм по всем правилам нет я конечно знал, что они что предприняли, но, о масштабе даже не догадывался. А ведь мог бы, знаю же и ту, и другую с рождения. У них упорства как у линейных броненосцев, когда они в бою прорывают вражеский строй. Когда получил вызов в Военное министерство забеспокоился обычно назначения не требуют посещения в министерства. В управление кадров вызов был бы понятен там побывали уже все мои однокурсники. И многие уже разъехались по местам своей службы. В канцелярии осчастливили предписанием и назначением на должность адъютанта нашего военного атташе в Ровалли…Минут пять я честно пытался осознать всю глубину свалившегося на меня "счастья", а потом взял пролётку и примчался домой, чтобы разобраться с авторами этого непотребства.

— Тихон, а где все? — поинтересовался я у нашего дворецкого.

— Ваша мама вместе с Евгенией Валерьевной отбыли в гости к вашей тётке, — ответил тот. — А отец с дедом в кабинете.

— Спасибо, Тихон, — усмехнулся я, и направился наверх, чтобы поговорить с оставшимися.

По скоропостижному отъезду родственников в гости, мне стало понятно, что маман с бабкой решили таким способом переждать бурю, оставив держать оборону двух генералов.

Кабинет встретил меня гнетущей тишиной — сидевшие в креслах отец с дедом, молчали и выжидательно смотрели на меня.

— Ну что?! Сами сдались и меня сдали?! — решил я сразу захватить инициативу. — Ладно папа… Но, ты, дед, почему?! Ты же никогда и не перед кем не пасовал, а тут взял и пошел на поводу у наших дам! И как это понимать?!

Вид двух прославленных военачальников, на какой-то момент стушевавшихся как гимназисты-первоклассники, являлся весьма занимательным зрелищем. Однако долго мне им любоваться не пришлось, потому что генералы — они и дома генералы.

— Сашка, не начинай! Большой уже и сам должен понимать, что насели на нас очень сильно! — начал дед. — Ты свою бабку знаешь. Если ей что-то в голову втемяшилось, то всё… А когда твоя мать к ней присоединилась, вообще житья не стало!

— К тому же, не нас одних они теребили, а чуть ли не всю родню, — добавил отец.

— Может я вас и понимаю, но что же мне теперь делать? — уселся я за стол. — И правда в посольство ехать, что ли?!

— Именно так, — кивнул дед. — Отправишься в Ровалию, послужишь годик при посольстве, а за это время наши клуши немножко успокоятся.

— Да-да, — добавил отец. — А потом мы тебя потихоньку переведем в полк.

— А как быть с навыками командования? Там же их невозможно получить будет! — возмутился я.

— Ничего, — проворчал дед. — Ты у нас мальчик смышленый. Справишься.

— А более пристойного места не было?

— Пара мест имелась, — усмехнулся отец. — Одно в управлении тыла, а второе в управлении кадров. Думаешь это было бы лучше?

— Нет, конечно!

— А если нет, то тогда успокойся и следуй туда, куда предписано, — сказал дед. — А пока расскажи нам, что ты вообще знаешь о королевстве Роваллия…

— Ну только что было в курсе политической географии в академии.

— Ну так блесни знаниями- под зудил дед.

И я начал вспоминать. Роваллия находиться на южном материке и от делена от других стран Алтанийским хребтом. Хребет практически не проходим кроме одного места чрез которое и пролегает караванная торговля с остальным материком. Именно караванная вьючные лошади, верблюды, мулы потому как проложить железнодорожный путь на высоте с выше трёх тысяч метров это ненаучная фантастика. Площадь страны чуть больше тридцать тысяч квадратных километров имеет один крупный глубоководный порт на побережье он же по совместительству и столица Верхофстадт. Населения столицы около миллиона населения все страны пять. Правит страной его величество Максимильян IХ крепкий дядька 56 лет. Я его видел прошлой осенью, когда он приезжал принимать построенные у нас два броненосных крейсера. Ну в вооружённые силы у роваллийцев небольшие — тридцать восемь тысяч штыков и сабель разделённые на два корпуса. Страна один из наиболее значимых производителей металлопродукции, в их горах много железных рудников. А в Верхофстаде один из мировых центров торговли алмазами. Их там не добываю, а доставляют караванами из-за Алтанийских гор. И рулит там как доставкой так обработкой и продажей гномий банкирский дом "Балин, Орин и сыновья" если я правильно помню, то он третий по могуществу среди гномьих банков и то ли десятый то ли одиннадцатый среди банкирских домов мира. Отряды их кондотьеров в королевстве если и уступают по численности армии, то не на много. Именно на них лежит ответственность за сопровождение и охрану караванов, пересекающих горы. — Вот собственно почти всё что я помню, ну там ещё по мелочам численный состав флота, что отряды наёмников кондотьеров состоят как из гномов, так и людей и т. д.

— "Всё правильно"- подтвердил отец.

— "Но ты забыл один прелюбопытный момент. Под хребтом Алтанийских гор находится самое западное княжество дроу и правит там что странно для тёмных эльфов князь, а не княгиня что было бы логично для них с их матриархатом. Но даже не в этом дело. В подземном мире идёт постоянный и затяжной конфликт между королевствами гномами и княжествами тёмных. Не то чтобы сражения были систематическими, но там, где их владения соприкасаются стычки далеко не редкость. Дроу берут в рабство гномов. Гномы же соответственно пытаются захватить кого ни будь чтобы обменять на своих. Так же за богатые шахты бои не менее жаркие. И конфликту этому не менее трёх сотен лет. И естественно, что эти расы мягко говоря друг друга недолюбливают. Но в Роваллии есть единственное в мире посольство темных и это в королевстве где гномы как ты надеюсь догадался находятся в очень тёплых отношениях правительством. Неправда ли любопытный факт. Как сообщал наш посол на важных приёмах во дворце они тоже бываю и это вместе с гномами. И заметь не одной стычки не свары да что там даже косого взгляда."

— "Ну они вообще не разговаривают и сидят за разными столами"-Вставил дед. — "Уходят тёмные с приёмов всегда первыми и прибывают на них последними. Бывают только на самых важных которые по дипломатическому этикету нельзя игнорировать."

— "Загадочное миролюбие" вставил я.

— "А то. Многие дипломаты, да и не только они отдали бы немало что бы узнать причину этого перемирия"

— "Гномы как я понимаю молчат"

— "Ну да".

— "А к остроухим головорезам лезть с расспросами идиотов нет"."

— "Ну вот общий смысл ты уловил". - заключил отец.

"Будет о чём подумать во время плавания. Отправляешься завтра на "Княжне Анне" вещи у тебя давно собраны. Прощайся с друзьями у нас вечером торжественный ужин. В честь твоего отбытия к месту службы".

— "Да было бы с кем прощаться все друзья давно получили назначения и разъехались это вы меня промариновали полтора месяца".

— "Ладно не дуйся. Я сказал всего на год. Поживёшь как на курорте дипломатическая служба — это не гарнизон. Я знаю тамошнего атташе лихой вояка тоже там не по своей воле. После тяжёлого ранения его отправили на спокойное место дослужит до пенсии. Как бы не так он завали рапортами с просьбой о переводе всех вплоть до канцелярии военного министра. А скоро и до Императора дойдёт. Такой же неугомонный характер, как и у тебя думаю сработаетесь. Ну а в подарок к первому офицерскому званию мы с дедом приготовили тебе подарок. Вот возьми"- и отец протяну мне небольшой изящны перстень явно нечеловеческой работы эльфийской или гномьей. Руны, опоясывающие голову виверны украшающую печатку, были эльфийские, а вот язык был мне не знаком. С синдарин более-менее мне знаком нам его преподавали в академии. Но здесь что очень близкое, но другое и где-то я уже их видел. А здесь и видел прямо здесь. Кабинет с книгами, картами, астролябиями и коллекцией оружия бы моим любимы местом в доме. Когда отец не работал в нём я становился его полноправным хозяином перевёл взгляд висевшие на стене клинки и некоторое время изучал их. Кое-что было взято им в боях, а что-то куплено в лавках оружейников или у ростовщиков — видать, оставленное в залог пропившимися до последних штанов моряками или солдатами. Мощный нордлиндский палаш — тяжелый, широкий, обоюдоострый. Привезенный кем-то из-за Бескрайнего океана сионский Дао, изящно выгнутый, — его вытащил из окостеневшей руки поверженного Пшханского головореза ещё мой дед. Гномий боевой нож Га-бар. Арбоннская офицерская сабля с вызолоченным и богато украшенным эфесом, заканчивающимся головой волка. Вторая сабля — Эгирейская, на ее эфесе было изображение скачущего на коне всадника и странной надписью: "Делай мир ровнее" — золотом на вороненой стали. В центре всего этого оружейного великолепия висели — две жемчужины. Один это Эльвегар меч гвардии короля светлых эльфов, а второй ятаган тёмных эльфов. И вот на нём я и видел подобные руны.

— "Откуда у нас взялся артефакт дроу". -То, что это артефакт я даже не сомневался, ну не будут дарить мне пусть и очень дорогую, а работа эльфийских мастеров, как и гномьих всегда ценились очень высоко, но без полезной вещи. Слишком хорошо я знаю своих.

— "Этот подарок очень давно мне вручил один тёмный" — начал отец.

— "Примерно двадцать лет назад я был участником географической экспедиции проходившие по юго-восточной оконечности Гинкушского хребта. Командовал нашими проводниками дроу. Уж не знаю, как он попал в те края от мест обитания его народа они очень далеки. В общем если кротко излагать ту историю вляпались мы там в приключения и так случило что мы с ним спасли друг дружке жизни не по одному разу. Когда расставлюсь на память обменялись подарками. Я подарил свою саблю из пещеханской стали гномьей ковки, а он мне вот это перстень. Да и ты прав это магический артефакт" — "Что он делает?"-

"Знаешь артефакт гномов "Берсерк"?"

— "Да он увеличивает силу владельца при ранении останавливая кровь так же делает его практически не чувственным к боли. Очень любим абордажникам, морским пехотинцами, и вообще всеми кто-либо по складу характера, либо по необходимости оказывается в гуще схватки."

— "Ну и способен его купить. Его продают если я правильно цену помню червонцев за двести." вставил дед.

— "А что этот делает?"

— "Практически тоже самое, но намного лучше. Во-первых, не просто останавливает кровь, но и подлечивает владельца да серьёзные раны ему не по силам, но, а мелких можешь не беспокоится, во-вторых увеличивает силу в три раз. Ну, а на последок твоя скорость возрастёт в десять раз. Правда всего на десять секунд. Можешь не переживать что порвёшь мышцы или сухожилия этого не будет. Сам пробовал. Это перстенёк не единожды меня выручал. Правд не представляю, как маги артефакторы у дроу добились этого. Сей час привязку к тебе сделаем. И будет у тебя туз в рукаве."

Привязка была не сложной просто капнули моей кровью в пасть виверны на печатке, у неё загорелись глаза и по рунам прошлась череда маленьких огоньков. -

"Всё" — сказал отец — "Теперь он твой."

— "Ну вы меня прям на войну собираете"

— "Ну не на войну, а на всякий случай"-сказал отец улыбнувшись.

— "Ага, а случаи бывают разные"- поддержал дед, также расплываясь в улыбка.

И мы все рассмеялись. А дальше был ужин, как пишут на месте моей будущей службы- прошедший в тёплой и дружеской атмосфере.

 

Глава 2

В путь дорогу.
 

Утро встретили хлопотами. Вроде всё давно собрано, все оговорено ан нет да найдётся что положить или сказать. Ну вот закончили и с этим. Провожать меня вышло на крыльцо всё наше семейство. Мы обнялись с дедом, мама с бабушкой просто зацеловали меня, крепко пожал мне руку Тихон. Наш дворецкий практически член семьи он послужил с дедом тридцать пять лет. Пройдя путь от простого солдата до лейтенанта имеет золотое оружие за храбрость. И первым приёмам фехтования учил меня он. Да и не только меня но и отец прошёл школу это старого вояки и рубаки.

Отец хлопнул меня по плече и сказал.

— "А я с тобой прокачусь. По болтаем по дороге и тебе не скучно, и я проветрюсь.

Погрузив мой нехитрый скарб на нашу коляску, дорожный саквояж и два чемодана. И мы не спеша тронулись в сторону порта.

— Вот что Сашка. У меня будет одна просьба к тебе, точнее не у меня, а у моих хороших друзей.

Если отец начинает из далека, то дело и в правду серьёзное.

— Когда прибудешь в Верхофстадт и немного обживёшься. То прогуляйся по старому городу, найди улицу Западная дом 32. Там находится оружейная лавка и держит её гном, мастер оружейник Турин. Зайдёшь и спросишь, не изготовит ли он для тебя охотничий нож по типу орчьего ухореза и рукояткой из дерева зебрано. — На это он ответит- Хороший выбор для охотника на крупную дичь- но я бы предложил рукоятку чёрного граба и вставкам из рога лося.

Оформишь заказ он пригласит тебя выпить чашечку чая и за ней ты предашь привет из его родного Синегорья, а тебе расскажу все местные новости и сплетни. Так как мастер Турин очень уважаем в местной гномьей общине.

— Пап, а твои хорошие друзья случайно не в военной разведке служат? А?

— Сам догадался или кто подсказал? — c усмешкой спросил отец. — Не делай такое таинственной выражение лица тут не будет нечего серьёзного просто он познакомится с тобой ты с ним. И вы будете иметь друг друга в виду. Нечего серьёзного так запасной вариант на всякий случай.

— Ага и для того что бы сообщить эту не серьёзную информацию нашего кучера заменил твой адъютант? Кстати. Привет Юрка!

Я Юрку Вершинина приметил сразу как мы от ехали то дома. И ещё подумал, что это лихой старлей в кучера переквалифицировался. У всё теперь понятно пап решил дать мне последние установки. И даже кучера Ерофеича посчитал не надёжным. Просто шпионские страсти какие-то.

— Утро доброе Сашка, просто некоторую информацию лучше бы знать, как можно меньшему кругу лиц. Тем более у Кузьмы Ерофеича дела, Златник захромал ни чего серьёзного, но присмотреть надо так что всё одно к одному.

На это я лишь усмехнулся. Златник это роскошный вороной конь моего отца и любимец Ерофеича. Они вдвоём с него пылинки сдувают. Коляска мерно катила по прямой улице, проходящей с запада на восток почти через весь город строну порта. Лавки, магазины уже открылись, но прохожих было ещё не очень много. Путь наш пролегал через центральную часть города мимо помпезного здания министерства Иностранных дел и казарм двух гвардейских полков. Императорский дворца остался севернее его роскошный трёхсотметровые фасад от нас загораживали три квартал домов богатых аристократов, чиновников, промышленников и банкиров. Ниже по улице где дома стоят чуть плотнее народу прибавилось. А при выезде с улицы с права располагалось здание адмиралтейства — старое, приземистое, с часовой башней и каменными химерами на крыше. Слева начинались пирсы, доки, корабельные стоянки, здесь стоял таможенный корпус. Ветер, больше не сдерживаемый жилыми кварталами, гулял по пространству порта, пирсам и набережным. Он донес до меня запах моря, дегтя, которым были пропитаны доски пирсов и угля. Мы проехали по порту до пришвартованной у пассажирского пирса "Княжны Анны". Я не моряк, но не залюбоваться этим судно было невозможно. У лайнера были обводы яхты. Острый клипперный форштевень три трубы три мачты с возможностью постановки парусов он имел стальной корпус с двойным дном, на борту могли разместится 35 пассажиров первого класса и 210 пассажиров второго, третьего класс не было вообще и это было не обычно. В трюмах можно расположить 3250 тонн груза. Но главная его изюминка — это скорость 15 узлов крейсерского хода и 22 полного. А такими характеристиками могли похвастается только военные крейсера. И таких судна было три. Они обеспечивают скоростные пассажирские и почтовые перевозки с важными портами сопредельных государств на западе нашего континента и только "Анна" ходит в дальние рейсы к нашей единственной колонии находящийся на восточном берегу южного континента. На причале, у трапа куда мы подкатили на коляске, нас встретил стюард. Он ловко подхватил мои чемоданы, саквояж взял я, Юрка остался с лошадями до конца играя роль кучера, а нас с отцом стюард повёл нас по лабиринтам палуб и трапов туда, где находились каюты первого класса. Билеты первого класса как сказал папа — это подарок от бабушки. Да здесь не скупились, и старалась поразить своих клиентов роскошью и удобством апартаментов на своих лайнерах. Он она была не кричащей видно, что здесь потрудились мастера своего дела. В каюте было две комнаты, спальня, гостиная и ванная комната.

Бросив саквояж и попросив стюарда оставить чемоданы в гостиной, мы вернулись к трапу. Здесь мы на прощание обнялись, и отец сошёл на пирс к другим провожавшим. Я остался здесь же у борта наблюдая как прибываю и поднимаются другие пассажиры. Лайнер шёл с заходами в несколько портов по пути. Кто-то сойдёт в первом порту, а это будет Абоннское королевство и Исмар — крупнейший экспортный морской с ежегодным грузооборотом около 3 миллионов тонн. Расположен в устье специально созданного морского канала, который выходит в Висмарский залив Студёного моря. Оборудован пятью гаванями для различных типов грузов. Обитель купцов, предпринимателей, ростовщиков, разнообразных ремесленников и прочего торгового люда. Вот эта группа, прибывшая на наёмном фиакре, наверняка сойдёт там. Возглавлял её седой чопорный господин во фраке с ним было двое помощников или секретарей и гном. Седой господин и гном, не переставая что-то обсуждать поднялись по трапу предоставив разбирается с багажом стюардам и помощникам. За ними экипажи начали подъезжать очень часто и череда пассажиров потянулось сплошным потоком. Большинство было семейными парами, которые решили провести летний отдых на курортах Эгирейской республики, славившийся своей изысканной кухней и тёплым морем. У них багажа было не в пример больше, а некоторые были вместе с прислугой. В этом шумном потоке дам, господ, детей с няньками поднялись на борт и несколько офицеров. Поприветствовав их подложил наблюдение, основной поток схлынул где-то минут через сорок. Судно уже готовилось к отходу, когда на пирс прибыл еще один и похоже последний пассажир. И КАКОЙ. И кареты вышел ОРК. Да, настоящий степной орк, рослая- более чем двухметровая мускулистая громадина с клыками, выпирающими из нижней челюсти и зеленоватой кожей. Но не это привлекало внимание, а то как он был одет. На нём не было привычных для его народа доспехов из дублёной кожи степных буйволов с нашитыми кованными чешуйками. Так же не наблюдалось их излюбленных тяжёлых сабель или секиры. Вообще на орке не было ничего, что было бы присуще его народу. А одет он был в добротный хорошо сшитый костюм, в котором явно чувствовалась рука мастера. Не то что я записной модник, но прожив всю сознательную жизнь в столице волей-неволей начнёшь разбираться в одежде. Ведь справедливо говорят: "По одёжке встречают, а по уму провожают", для столицы это правило даже удваивается. В правой руке этот не обычный пассажир нес дорожный обтянутый кожей чемодан, а в левой объёмный кофр и судя по размеру все доспехи и оружие были сложены в него. Из-под лацканов пиджака выглядывали массивные золотые браслеты воина, а в ухе была серьга. Трап слегка поскрипывал под ним, хотя другие пассажиры поднимались по нему спокойно. Взойдя на борт, он протянул билет одному из стюардов, а другому свой чемодан и покинул палубу с невозмутимостью и высокомерием достойным эльфийского лорда. Хотя пялились, — именно так другого слова я не подберу, — на него все- и матросы, и пассажиры, и провожавшие. Но наш попутчик будто бы этого не заметил. Да, похоже мы будем соседями он свернул на право в сторону кормы к каютам первого класса. И похоже всё больше никого не ожидается. Матросы привычно засуетились, убирая трап. От дали швартовы. Я на прощанье махнул отцу и Юрке. И наш лайнер медленно отчаливает от причала, и, влекомый трудягами-буксирами, двинулся к выходу из порта. Так началось моё заморское приключение. Наш лайнер по праву слыл хорошим ходоком. Форштевень как острый нож вспарывал морские волны. А на палубах и в каютах лайнера текла размеренная жизнь. Здесь было все для того, чтобы пассажиры чувствовали себя как дома. Здесь имелись прекрасные салоны, большая библиотека, парикмахерская, где дамы могли сделать себе изысканную прическу и маникюр. Мы завтракали, обедали и ужинали в салоне, который был отделан орехом и украшен позолоченными барельефами тритонов и нимф, инкрустированных перламутром. Стены в курительном салоне были обтянуты кожей. На стенах салонов и коридоров висели картины с изображениями старинных кораблей и дальних стран.


Внимание! Вы скачиваете отрывок, разрешенный законодательством и правообладателем (не более 20% текста). После ознакомления вам будет предложено перейти на сайт правообладателя и приобрести полную версию произведения.
5.0/1
Категория: Боевая фантастика | Просмотров: 125 | Добавил: admin | Теги: Антон Генералов, Адъютант
Всего комментариев: 0
avatar
Вверх