Новинки » 2021 » Январь » 25 » Антон Демченко. Небесный шкипер. Киты по штирборту 3
00:06

Антон Демченко. Небесный шкипер. Киты по штирборту 3

НЕБЕСНЫЙ ШКИПЕР

Антон Демченко

Небесный шкипер. Киты по штирборту 3


новинка
 

с 25.01.21

   

  07.12.20  462 277р
 
  -40% Серия

 Магия фэнтези

  -40%  автор

Демченко Антон Витальевич

Удача сопутствует сильным. И бывший меллингский беспризорник Рик, а ныне шкипер собственной воздушной яхты «Мурена» Рихард Бюлов всей своей жизнью подтверждает эту старую истину. Нет в небесах такой пиратской «акулы», что могла бы поймать верткую и зубастую «Мурену», как нет на земле людей, что могли бы принудить ее шкипера к службе. Силой ли, хитростью — Рихард всегда найдет адекватный ответ. И горе тому, кто решит сделать юного небесного волка своим врагом. Пираты, уничтожившие его родной Меллинг, тому свидетели.

Демченко А.В. Небесный шкипер: Фантастический роман / Рис. на переплете В.Федорова — М.:«Издательство АЛЬФА-КНИГА», 2020. — 281 с.:ил. — (Магия фэнтези-726)
7Бц Формат 84х108/32 Тираж 2 000 экз.
ISBN 978-5-9922-3167-0
Содержание цикла: Киты по штирборту

1. Небесный бродяга   [= Второй шанс] (2016)  
2. Небесный Артефактор [= Юнец Торгового Флота] (2016)  
3. Небесный шкипер (2020) 
1
Небесный бродяга
2
Антон Демченко. Небесный Артефактор
Небесный Артефактор
Киты по штирборту 3
3
Небесный шкипер

Пролог

Клаус Шульц устало потёр шею, заломившую от долгого сидения над бухгалтерскими книгами и, с наслаждением потянувшись, довольно вздохнул. Наконец-то он закончил это нудное, муторное дело. Осталось собрать бумаги, разложенные по всем доступным горизонтальным поверхностям кабинета, вернуть их в укладку, а потом, вместе с заполненным гроссбухом, отдать всю кипу документов отцу, и можно бежать прочь из лавки. Отдых?

Как бы не так. Именно после подработки в лавке старика, у Клауса начинается настоящая работа. Может быть не слишком престижная, на взгляд обычного обывателя, но совершенно точно, интересная и сложная. Быть маклером серого рынка города, непросто. Нужно иметь связи среди самых разных людей и владеть необходимой им информацией. Знать, кому и что предложить, и с кого что можно спросить. Уметь договариваться и... отговариваться. Маклер, это даже не посредник. Это торговец информацией!

И если ещё полгода назад, Клаус вынужден был сам бегать по всему Меллингу, чтобы добыть необходимые для дела сведения, то теперь для этих целей у него набран штат из нескольких толковых малолеток, прошедших суровую школу жизни на улице, но не превратившихся в натуральных крыс, готовых вцепиться в глотку за медный грош. Нет, если речь пойдёт о сохранении собственных «капиталов», мелкие будут биться до последнего вздоха противника, но ведь то за свои... Такое качество Клаус поддерживал полностью и безоговорочно. Сам такой.

Но основная ценность ребятишек была вовсе не в этом. Пронырливые мальчишки и девчонки могли пролезть где угодно, и потому являлись замечательным источником сведений, зачастую, такого характера, что иные дельцы Меллинга с удовольствием выложили бы за них немалые деньги… а другие с превеликим удовольствием пришибли бы ушлых «разведчиков», просто для гарантии, что их маленькие секреты, таковыми и останутся впредь. Но осторожности уличным детям не занимать, так что и сам Клаус мог быть спокойным.

- Герр Шульц! Герр Шульц! – стук в окно заставил юношу отвлечься от размышлений. Вспомнил, называется. Подняв створку, он выглянул на улицу и, столкнувшись взглядом с одним из своих помощников, вопросительно кивнул. Чего, мол, надо? Мальчишка отдышался и проговорил уже куда более спокойным тоном: - вы велели сообщить, когда в городе объявится «Морай»! Так вот, час назад он причалил на втором транзитном.

- Замечательно, - улыбнулся Клаус и, выудив из кармана марку, бросил её мальцу. – Спасибо за хорошие новости, Глеб.

- Благодарю, герр Шульц, - спрятав пойманную на лету монету, мальчишка прищурился. – Прикажете проследить за экипажем... или капитаном?

- Шкипером, Глеб. Не капитаном, - задумчиво протянул Клаус, но тут же мотнул головой. – Узнай, где он остановится, потом доложишь.

- Марка? – хитро ухмыльнулся тот.

- Как всегда, - кивнул Клаус.

- В «Сером Гусе» они осели. Всей командой, - тут же выпалил Глеб и, получив ещё одну монету, испарился.

- Вот же бобёр! – покачал головой Шульц, проводив взглядом исчезнувшего за углом дома мальчишку и, поднявшись с низкого подоконника, принялся собирать бумаги.

Новость была хороша, но из-за неё Клаусу придётся отложить запланированные на этот вечер дела, и никакие мальчишки-девчонки тут не помогут. Нет, будь на месте шкипера «Морая» кто-то другой, Шульц мог бы ограничиться передачей записки с просьбой о встрече, а так, придётся перекраивать планы и идти самому. Договор есть договор, и нарушать его, пусть и в такой малости – последнее дело. Тем более, что отношения, связывающие его со шкипером этой яхты, стоят куда дороже личного комфорта. Точнее, именно ему Клаус и обязан тем самым личным комфортом и забывать об этом… ну, может статься себе дороже.

На встречу со шкипером яхты «Морай» Клаус явился в девятом часу вечера. Гостиница «Серый Гусь», уже два года как облюбованная вендскими и германскими каперами, встретила молодого маклера шумом и гамом, доносившимся из обеденного зала. Остановившись перед стойкой в фойе, Шульц постучал по натёртой до блеска столешнице монетой в пятьдесят пфенингов, чем и заслужил выжидательно-услужливый взгляд портье.

- Добрый вечер, я бы хотел узнать, в каком номере остановился мой друг, Рихард Бюлов, - произнёс Клаус, ловко перекатив монету фалангами пальцев.

- Прошу прощения, мы не выдаём информацию о постояльцах посторонним лицам, - скорчил удручённую гримасу портье, тем не менее, не сводя взгляда с катающегося меж пальцев гостя серебрянного кружка. Но уловить, в какой момент полумарка в руке посетителя превратилась в целую марку, он всё равно не смог. Правда, заметить сам факт этой перемены, портье удалось, и печальное выражение его лица тут же вновь сменилось угодливой улыбкой.

- Впрочем, для друзей наших постояльцев, мы можем сделать небольшое исключение, не так ли? – почти пропел портье и шустро зашуршал листами гостевой книги. – М-м, вот. Номер восемнадцать, герр...

- Шульц, - кивнул Клаус, прихлопнув ладонью покатившуюся по стойке монету. А когда убрал руку, то не прошло и секунды, как та исчезла со столешницы, будто её и не было. – Благодарю, уважаемый.

- Не за что, герр Шульц, - улыбнулся в ответ портье. – Вы можете найти господина Бюлова в обеденном зале. Не далее как четверть часа назад он направился туда в сопровождении своей спутницы.

Рассыпаться в дополнительных благодарностях Клаус не стал, лишь кивнул и направился к двойным дверям, ведущим в ресторан. Хватит с работника гостиницы денежного вознаграждения и одного «спасибо».

Застыв на миг в дверях, Шульц окинул взглядом просторный зал, заставленный по большей части длинными столами, рассчитанными на большие компании, и, отыскав нужных людей среди толпы постояльцев, решительно направился в их сторону, ловко лавируя меж столами и снующими по залу официантами. Обогнув очередное препятствие, Клаус оказался перед одним из немногих небольших столов в этом заведении, рассчитанном от силы на пять-шесть человек. Остановившись перед сидящей за ним компанией, Шульц изобразил преувеличенно вежливый поклон, и не остался незамеченным.

- Приветствую, Клаус! – с искренней улыбкой воскликнул сидевший во главе стола молодой человек, до этого тихо что-то объяснявший своей спутнице. – Рад тебя видеть, дружище! Присоединяйся к нашей компании.

Вопреки словам портье, шкипер «Морая» оказался за столом не только в обществе дамы, здесь же сидели ещё и трое мордоворотов, составлявших команду яхты. Похожие, словно братья. Впрочем, братьями они и были – все трое. Да и спутница шкипера была им не чужим человеком. По крайней мере, в прошлые встречи с командой «Морая», Шульц неоднократно слышал, как подчинённые Рихарда называли девушку сестрой. Эдакий семейный подряд.

Мгновенно нарисовавшийся рядом, официант приставил дополнительный стул и, получив в ответ благодарный кивок от Клауса, вручил устроившемуся за столом гостю обширное меню.

Окинув взглядом небогатую, но обильную сервировку, и не заметив среди стоящих на столе напитков алкоголя, Клаус вернул официанту папку со списком блюд, ограничившись заказом крепкого чёрного кофе и выпечки к нему. Поесть он может и дома, что будет значительно дешевле. Но и сидеть за столом со старым знакомым, изображая эдакого «бедного родственника», ему было не по душе.

- Каждый раз удивляюсь, как тебе удаётся находить меня практически сразу по прибытии в город, - проговорил Рихард, едва официант исчез из виду.

- Работа такая, - пожал плечами Клаус, обменявшись приветствиями с братьями-матросами и подругой Бюлова. – Я же не удивляюсь тому, как тебе удаётся шнырять через все границы, будто их и не существует вовсе.

- Ну, ты скажешь тоже! – фыркнул Рихард. – Небо, оно большое, и стен в нём пока никто возводить не додумался.

- А для информации никаких стен и подавно не существует, - развёл руками молодой маклер. В этот момент, официант принёс его заказ, и беседа вновь остановилась. Нет, не было в ней никакой тайны, но уж кто-кто, а Клаус прекрасно знал, что даже обрывки обычного разговора, услышанные не тем человеком, могут доставить неприятности, и предпочитал не рисковать понапрасну. И Рихард, к счастью, вполне разделял это мнение. Он, вообще, несмотря на возраст, юный даже по сравнению с самим Клаусом, едва разменявшим третий десяток лет, отличался немалой осторожностью, как в делах, так и в речах. Что должно было произойти с юным шкипером, чтобы он преобрёл такие нехарактерные для порывистой юности черты, Шульц не спрашивал. Сам понимал, что ничего хорошего.

С другой стороны, эта самая осторожность ничуть не мешала Бюлову проворачивать совершенно сумасшедшие авантюры. Как одно сочеталось с другим, Клаус не понимал. Но ценил старого знакомого, в том числе, и за это самое сочетание несочетаемого. Собственно, он и явился так срочно на встречу с Рихардом, в расчёте на то, что шкипер сможет помочь ему в деле, от которого почти наверняка откажутся даже самые безбашенные каперы Венда. Нет-нет, ничего противозаконного... почти. Но соваться в небесное пространство воюющих стран... в общем, была, была у Клауса интересная тема для беседы со старым другом. Но ресторан при гостинице «Серый Гусь», совсем не то место, где она была бы уместна. И Рихард прекрасно понял поданный ему Клаусом намёк, иначе не стал бы столь скоро сворачивать трапезу, и поручать матросам яхты заботу о своей подруге.

- Не обидится на тебя твоя пассия, что оставил её одну в первый же вечер «на берегу»? – спросил Шульц, когда они с Бюловым покинули ресторан гостиницы и отправились в небольшую прогулку по набережной.

- Она у меня понимающая, - улыбнулся в ответ Рихард, окидывая рассеяным взглядом полную прогуливающегося народа, вечернюю улицу, ярко освещённую многочисленными огнями фонарей. – Удивительно, как изменился город за каких-то три года, прошедших с моего отъезда.

- Чуть больше, Рихард. Но да, - поддержал смену темы Клаус. – С тех пор, как рейх поставил здесь своего бургомистра и подчинил ему военный гарнизон, жизнь в Меллинге определённо изменилась к лучшему.

- Хотя до прежнего спокойствия, ему далеко, - протянул Рихард, и кивком указал в сторону одной из подворотен, где увлечённо, но молча, месили друг друга две матросских компании. Судя по форме их бескозырок, с франкского и германского дирижаблей.

- Хм, каперский город, что ты хочешь, - пожал плечами Шульц. – Как раньше, здесь станет только в том случае, если власти закроют порт для этой братии.

- Не станет, Клаус, - мотнул головой Бюлов, и по лицу его словно тень скользнула. – Как раньше уже никогда не станет. По крайней мере, для тех, кто жил здесь до прихода рейха.

На это утверждение, Шульцу было нечего ответить, тем более, что его собеседник, как раз и был из коренных жителей Меллинга. Переживший налёт пиратов, гибель семьи и разрушение привычной жизни, целый год прятавшийся от городских банд на китовом кладбище, Рихард знал, о чём говорил. Впрочем, и сам он, кажется, не желал продолжать эту грустную тему, а потому, хлопнув собеседника по плечу, отчего тот явственно пошатнулся, Бюлов улыбнулся, пусть и вышла эта улыбка несколько натянутой, и заговорил о другом.

- Итак, герр Шульц, рассказывайте, в какую авантюру на этот раз вы хотите втравить моего «Морая».

- Почему сразу «в авантюру»?! – делано возмутился Клаус, тем не менее, облегчённо улыбнувшись в ответ. – У меня для вас, шкипер, вполне солидный, можно сказать, мирный заказ!

- О да, где-то я уже это слышал, - хитро прищурился Рихард. – Помнится, не далее как полгода назад, один знакомый маклер так же обещал мне солидный и мирный заказ. «Всего-то и надо доставить мелкий и лёгкий груз в определённое место в точно определённое время»… так он говорил. А во что всё вылилось?

- Во что? – изобразил непонимание Клаус.

- В ремонт яхты, стоивший мне половину гонорара! – фыркнул Бюлов.

- Ну, во-первых, заказчик, насколько мне известно, полностью возместил эти затраты, причём сверх обещанного гонорара, - задумчиво проговорил Шульц. – А во-вторых... кто же знал, что его собственный управляющий сдаст точку сброса груза конкурентам? И не ты ли сам вытряс из жадного идиота «компенсацию», удвоив выручку от вылета?

- И тем не менее, Клаус, - уже серьёзно произнёс Рихард. – Я бы не хотел превращать каждый вылет в боевой.

- Мне бы тоже такого не хотелось, - кивнул Клаус. – Это плохо сказывается на торговой репутации.

- Что ж, поверю на этот раз... а теперь рассказывай, чего ради ты лишил меня общества невесты в первый вечер нашего пребывания на берегу, - заключил Бюлов.

Часть 1. Открытое небо. Глава 1. И есть что вспомнить

Три с половиной года. Если быть точным, три года и семь месяцев. Ровно столько времени прошло с тех пор, как я покинул Меллинг в компании одного хитровымудренного новгородца, от которого впоследствии сбежал, чтоб не оказаться на коротком поводке с суровым ошейником. Нет, поначалу-то, он был настроен вполне дружелюбно, и искренне желал помочь мне не только убраться из разрушенного Меллинга, но и устроиться в столице Новгородской республики, входящей в Русскую конфедерацию. Да вот, стоило мне только немного приоткрыть карты на тему своих познаний в рунике, как Мирон Завидич забыл о своём альтруизме и развернул такую активную и, главное, тайную деятельность, чтобы крепко и очень жёстко привязать меня к своей семье, что невольно хочется материться. Чёрт! Да он бы, наверное, и собственную дочь под меня подложить не постеснялся бы, если бы не мой малый возраст и не помолвка Хельги с наследником Гюрятиничей. Хотя, в этом случае, я вряд ли бы долго трепыхался, всё же «сестрица» у меня... ух. Правда, характер стервозно-взбалмошный, но как показала практика, этот недостаток вполне исправим.

Да, вот по кому я скучаю, так это по Хельге. Она, конечно, не подарок, и некоторые её выходки вызывали у меня устойчивую головную боль, но зато «сестрёнка» – искренний и честный в своих чувствах человек. А как показала моя недолгая жизнь в столице Новгородской республики, это большая редкость среди тамошних обитателей. Да и привязался я к ней за два года тесного общения, как к настоящей сестре.

Эх, и ведь даже весточки Хельге не подать, иначе вся затея с инсценировкой собственной смерти полетит ко всем чертям, а этого я допустить никак не могу. Не дай бог, прознают обо мне Завидичи с Несдиничами, о покое можно будет забыть навсегда. А что такое прятаться от всего и от всех, я помню по поведению своего старшего коллеги – мастера Федерико Боргезе. Бедолага, заперевшийся в Высокой Фиоренце, по-моему, просто утонул в собственной паранойе. Себе такой судьбы я не желаю. Тем более, что у меня невеста, команда и дирижабль. И всё это требует внимания, денег… и денег. Я же пока на мастерский знак не заработал, так что обеспечить достойную жизнь Алёне, сидя на одном месте, ещё долго не смогу.

- Что ты ворочаешься, Рик? – пробормотала сонным голосом, вроде бы уже давно задремавшая у меня на плече невеста.

- Да так... – вздохнул я в ответ.

- Волнуешься перед завтрашней встречей? – Алёна потёрлась носиком о моё плечо, обхватила руками за шею и, потянувшись, легонько коснулась моего уха губами. – Спи. Всё будет в порядке.

- Надеюсь, - пробормотал я в ответ, закрывая глаза. Ну, не объяснять же ей, что на меня просто воспоминания так не вовремя накатили? А встреча, устроенная Клаусом… не так уж она меня беспокоила. Раздражала, да. Но не более, всё же не в первый раз знакомлюсь с заказчиком, и прекрасно представляю, какой будет реакция на мой внешний вид, несмотря на то, что во всех документах мой возраст значится уже перевалившим за два десятка лет. Равно, как знаю, что ответить на возможные претензии по этому поводу. Рейтинг «Морая» - «Мурены» в реестре вендского каботажного флота мне в помощь. А он неплох. Да, выполненных заказов в нём значится всего лишь чуть больше двух десятков, зато нет ни одного провала. Ну а те рейсы, что не значатся ни в каких списках... кто знает, тот знает. А кто не в курсе, тому и не надо.

Поворочавшись с боку на бок, я всё же уснул, убаюканный тихим посапыванием Алёны, а утром был ею нещадно поднят ещё до девяти утра, отконвоирован в ванную, вымыт, выбрит и разбужен самым приятным из всех возможных способов. Именно в таком порядке. В общем, начало дня мне пришлось по вкусу, так что после весьма плотного завтрака, поданого нам в номер, я отправился на встречу с возможным заказчиком, будучи довольным и умиротворённым. А ещё, спокойным, как слон.

Деловое свидание Клаус назначил в порту. Здесь и в самом деле многое изменилось после очередной смены «хозяев» города. Но даже до бомбёжки и прихода корпораций, Меллинг не мог похвастаться ни размерами портовой зоны, ни её богатой инфраструктурой. Конечно, даже в те славные времена, когда в городе и не слышали о «Синей эскадре», порт не был так же мал, как посадочное поле приснопамятного Альбервиля, но и огромным транзитом Меллинг похвастаться не мог, принимая в день не больше двух-трёх каботажных «селёдок». «Киты» же и вовсе не особо жаловали наш город своим вниманием. Сейчас же, грузопоток вырос многократно, о чём говорит хотя бы тот факт, что перед тем, как повести «Мурену» на посадку, мне пришлось добрых полтора часа болтаться в нескольких километрах от города, на так называемом «внешнем рейде», в ожидании своей очереди. И всё это время я имел возможность наблюдать, как от длинных языков дебаркадеров взмывают в небо махины грузовых «китов», и заходят на посадку пассажирские «селёдки». О снующих туда-сюда мелких шлюпах и яхтах и вовсе можно промолчать.

Да, сменив подданство, Меллинг неожиданно стал довольно оживлённым местечком, через которое пошёл внушительный поток грузов. И вместе с оправляющимся от полутора лет разрухи городом, здесь выросли новые верфи и сопутствующая инфраструктура, ради чего новым властям пришлось не только серьёзно прижать разгулявшуюся после бомбёжки Меллинга криминальную шушеру, изрядно портившую реноме города, но и почистить ближайшую к старому порту часть китового кладбища, дабы освободить место под новые дебаркадеры и склады.

Собственно, именно поэтому, я и направился не в какую-то забегаловку в портовой зоне, где, как я помню, раньше проводились встречи «вольных капитанов» и заказчиков, не располагающих собственными конторами, а в специально отстроенный для этих целей павильон, находящийся недалеко от здания вокзала... так же не избежавшего перестройки.

Несмотря на временность этой постройки, возведённой из стали и стекла, она уже обрела своё собственное имя: «Зелёный павильон», за что следует сказать спасибо цвету стеклянных панелей, покрывающих полусферу ажурного купола, покоящегося на высоких, плавно изогнутых металлических балках... в которых я, с удивлением и невольным уважением к выдумке авторов конструкции, узнал «рёбра» старого высотника типа «Тайфун». Точно такого же, в котором я жил на китовом кладбище. А может быть и того же самого, кто знает…

Оказавшись в павильоне, я довольно быстро отыскал переговорную комнату с видом на пассажирские перроны, арендованную для нас Шульцем и... ничуть не удивился, обнаружив внутри лишь самого арендатора, с удобством расположившегося в глубоком кресле, с чашкой крепкого ароматного кофе в руке. Как и я, Клаус решил прийти на место встречи пораньше... Вполне понятный ход. Какое-никакое, а преимущество всегда на стороне принимающей стороны, за некоторыми исключениями, конечно, но в нашем случае о них и речи не идёт.

- Утро доброе, Рихард, - отсалютовав мне чашкой, произнёс Шульц сонным голосом.

- И тебе того же, Клаус, - кивнул я в ответ, присаживаясь в одно из свободных кресел у большого круглого стола, явно сделанного из слегка «облагороженного» куска обшивки дирижабля. – Не выспался?

- Да... – махнул тот рукой и, отставив чашку на край стола, яростно потёр ладонями лицо. – Отец обнаружил ошибку в бухгалтерских книгах, поднял ни свет ни заря и заставил перепроверять записи. Я уж, честно говоря, думал, что и вовсе на встречу опоздаю.

- Сочувствую, - кивнул я. – И как, нашёл ошибку?

- Ага, - усмехнулся встряхнувшийся Шульц. – У отца в памяти.

- Это как? – не понял я.

- Да просто, - Клаус потянулся, и усмешка на его лице превратилась в добродушную улыбку. – Старик просто забыл внести в гроссбух запись из кредитного блокнота. На шесть марок, если тебе интересно… а крик поднял, словно тысячи не досчитался.

- Герр Шульц? Крик? – изумился я. – Даже представить себе такого не могу. Он же у тебя, словно каменное изваяние! Истукан натуральный, уж прости за такое сравнение!

- Да ладно, сам знаю. Но то на работе, - уточнил Клаус. – А вот дома, среди своих… у-у-у, брат! Если отец не в настроении, домочадцы расползаются по углам и сидят тихонько как мыши, чтоб не спровоцировать бурю в стакане. И ладно бы старик просто орал. Он же, выдохнувшись, брюзжать начинает... и долго, чтоб ему икалось! Вот где самая гадость-то! Собственно, когда я выходил из дома, он как раз к этой фазе и подобрался. Теперь будет ворчать дня два, мотая нервы всем кто под руку подвернётся.

- А потом? – невольно улыбнулся я, слушая жалобы приятеля.

- А потом матушка не выдержит и достанет скалку, - ощерился Клаус и, хохотнув, договорил: – отец вздохнёт, нальёт рюмку коньяка, хлопнет её залпом и будет ещё два дня молчать. Обижено.

Нашу болтовню, уже перешедшую в очередной спор о том, как быстро заказчики проедутся по моему юному виду, прервало появление ожидаемых личностей. Ими оказались трое высоких молодых людей, повадками схожие скорее со знакомыми мне по Новгороду аристократами, нежели с купцами, которых я ожидал увидеть, исходя из предварительных объяснений Клауса. На вид, лет двадцати-двадцати пяти, подтянутые, они приветствовали нас короткими кивками и, не дожидаясь приглашения, уселись на свободные кресла у стола.

- Доброго дня, господа, позвольте представиться: Алистер, - на неплохом эсперанто произнёс один из них, рыжеволосый, веснушчатый и большерукий парень, несмотря на несколько простоватое выражение круглого лица, вполне комфортно чувствующий себя в классическом костюме-тройке. Окинув нас с Шульцем взглядом, рыжий указал на своих сопровождающих, тоже щеголяющих костюмами-тройками. – Это Дикон и Льюис, мои компаньоны.

- Рихард Бюлов, шкипер яхты «Морай», к вашим услугам, - кивнул я всем троим. – Ну а с моим маклером, господином Клаусом Шульцем, вы, как я полагаю, уже знакомы.

- Разумеется, - еле заметно ухмыльнулся назвавшийся Алистером представитель зелёного Эйра. Да, я узнал этот акцент. Так говорят бывшие подданые английской короны, ныне зовущиеся франкобриттами, и их соседи, скотты и айриши. Правда, ещё год назад я бы вряд ли отличил по говору того же скотта от франкобритта, несмотря на то, что оба говорят на селтике. Но сейчас... сейчас это для меня не проблема. Опыт. А в данном случае… рыжий, громогласный и говорящий на селтике… ну и кем может быть мой собеседник? Правильно, только айришем. Нет, среди островных франкобриттов тоже попадаются рыжеволосые громилы, но куда реже, чем того можно было ожидать, да и говор у них, всё же, несколько иной.

- Что ж, тогда приступим к делу, господа? – подал голос Шульц, чем отвлёк меня от накативших размышлений.

- С удовольствием, - кивнул Алистер и тут же вперил в меня взгляд своих серо-зелёных глаз. – И первый вопрос, который я хотел бы задать до того, как мы перейдём к обсуждению заказа… а не слишком ли вы молоды для своей должности, шкипер?

- Меня часто об этом спрашивают, - кивнул я, бросив красноречивый взгляд в сторону проигравшего наш недавний спор Клауса. – Отвечу так же, как отвечаю всем интересующимся: я достаточно молод для командования яхтой. Устроит вас такой ответ, господин Алистер?

- Хех, пусть так, - растянул губы в улыбке тот, но моментально посерьёзнел. – Уж простите, шкипер, но предстоящее дело довольно важно для нашей компании, и мы хотели бы быть уверенными в его удачном завершении. Конечно, я понимаю, что яхта, это не «кит» и даже не каботажная «селёдка», но управлять ею тоже нужно уметь.

- Иными словами, вам необходимы доказательства моего профессионализма, - перебил я айриша. – Так?

- Было бы неплохо взглянуть, как вы управляетесь со своим корабликом, - кивнул тот.

- Знаете, это самое толковое предложение, что я встречал за всё время работы в небе, - рассмеялся я. – Обычно, увидев меня, заказчики долго не могут поверить в то, что перед ними настоящий шкипер «Морая», так что, демонстрационный полёт приходится предлагать мне самому. Вы же меня приятно удивили.

- Мы деловые люди, господин Бюлов, - качнул головой Алистер. – И успели навести кое-какие справки о вашем кораблике, но проверить достоверность полученной информации всё же не помешает.

- Тогда, предлагаю перенести нашу беседу на мостик «Морая». Когда желаете совершить полёт? – хлопнув ладонями по коленям, предложил я.

- Сегодня после обеда, вас устроит? – подал голос сидящий слева от Алистера сопровождающий.

- Вполне, - пожал я плечами. – Подходите ко второму транзитному терминалу. Я буду ждать вас у дебаркадера.

Рыжий островитянин согласно кивнул и, поднявшись с кресла, молча удалился, вместе с пристроившимися к нему в кильватер, компаньонами. Мы же с Клаусом, выпроводив потенциального заказчика, довольно переглянулись, Правда, почти тут же выражение лица моего маклера изменилось. Заметив мой выжидающий взгляд, Шульц тяжко вздохнул и полез в карман за портмоне. Достав из него венедскую гривну, до сих пор не прекратившую хождения на территории Меллинга, несмотря на переход города под юрисдикцию Рейха, Клаус с самым печальным видом протянул её мне. Выхватив из руки Шульца проигранную монету, я бросил её в карман, и довольно прихлопнул по нему ладонью. Вот так-то! А нечего было спорить со знающим человеком! Уж кому как не мне может быть известно, какой вопрос первым звучит из уст потенциального заказчика при взгляде на меня! А сколько было фырков и возгласов: «Меллинг – свободный порт! Здесь не смотрят на то, как выглядит исполнитель, если он хорошо делает свою работу!». Но уж я-то знаю, как на самом деле реагируют люди на мой возраст, и какого вопроса стоит ожидать от них в первую очередь.

- Ты меня надул, - ткнув пальцем мне в грудь, сообщил Клаус, остановившись на ступенях павильона.

- Когда это? – изумился я.

- Ты знал, что островитяне педантичны до безумия, и просчитал их реакцию заранее! Потому и поставил на то, что вопрос о возрасте они зададут в самую первую очередь! – возмущённо заявил Шульц. Вот ни черта себе финт!

- Хм, извини, дружище, но кто мешал тебе самому просчитать эту возможность? – недоумённо протянул я. – Всё же, с нашим заказчиком ты знаком дольше, чем я. И о его предполагаемой «безумной педантичности» тебе, соответственно, должно было быть известно лучше, не так ли? Так что мешало сделать верный вывод?

- Ты меня заболтал! – сохраняя всё то же возмущённое выражение лица, гневно засопел Клаус, но, не выдержав, растянул губы в ухмылке. – Нет, ну правда, неужели и в самом деле, оно всегда так?

В ответ на этот корявый вопрос, я развёл руками.

- О, Клаус, если бы, оно, как ты выразился, всегда было именно так... Порой, при виде меня заказчики начинают откровенно беситься, орать и топать ногами, требуя представить им настоящего шкипера, а не эту «малолетнюю подделку». Вот такое действительно неприятно. Ну а то, что ты сейчас видел, можно считать вполне сносной реакцией. Господин Алистер хотя бы был вежлив.

- Видел, но всё равно, с трудом верится, - признался Шульц. – Даже с учётом того, что только на моей памяти, тебе трижды задавали этот вопрос... нет, ну, в самом деле, глупость же! Твоя яхта числится в Большом Реестре[1], соответственно, общая информация о ней, владельце и капитане доступна в любой конторе найма. Так какого же! Купцы, что, вообще не читают эти сведения?!

- Да кто их знает? – пожал я плечами и, глянув на часы, висящие у входа в павильон, невольно присвистнул. – Извини, Клаус, но мне пора бежать. Нужно ещё подготовить «Морая» к полёту.

Как я и говорил, идея демонстрационного полёта для убеждения заказчиков в квалификации шкипера, тема не новая. Именно поэтому, вчера, увидев в ресторане Клауса, и сопоставив появление маклера с возможным в скором времени заказом, братцы-матросы моей команды, вместо того, чтобы как полагается «уволенным на берег» небесникам, пуститься во все тяжкие, без всяких напоминаний и предостережений спокойно отужинали в ресторане при гостинице и дружно отправились на боковую.

А как иначе, если в любой момент они должны быть готовы взойти на борт «Мурены» и отработать несколько часов в авральном режиме, демонстрируя потенциальному заказчику квалификацию экипажа и возможности яхты? Понятное дело, что я не держу братьев Алёны в постоянной готовности ко взлёту. Это требуется, лишь когда на носу очередной заказ. Зато после выполнения задания или во время ремонта, ребята имеют возможность оторваться по полной программе, чем и пользуются без зазрения совести. Нет, поначалу-то они пытались действовать тихо и незаметно, чтобы любимая сестрёнка не разочаровывалась в своих старших братьях. Но не после того, как однажды, старший из братьев – Вячеслав увидел её выходящей рано утром из моей каюты, и в ответ на свою гневную проповедь о недозволенном поведении услышал насмешливое фырканье и фразу: «Я хотя бы с собственным женихом сплю, а не изучаю каждую бордовую занавесь во всех встречных портах»... Ну и какой смысл был в дальнейшем шифровании? Вот и братья Трефиловы решили так же, и перестали таить от сестры свои походы по борделям во время увольнений на берег.

Правда, перед этим они попытались набить мне физиономию «за совращение сестрёнки», но в этот раз я не стал сдерживаться и, намяв бока взбрыкнувшим матросам, потащил их в корабельный лазарет, ставший вотчиной Алёны. А пока невеста приводила избитых братьев в порядок, я прочёл им небольшую лекцию о недопустимости попыток избиения собственного шкипера и работодателя, и напомнил, что произойди нечто подобное на любой каботажной «селёдке», не говоря уже о «китах», и все трое тут же были бы списаны на берег без выходного пособия и компенсаций. А если бы избиение удалось, то и вовсе загремели бы в чёрный список, после чего о любой возможности устроиться на какой-либо дирижабль, они могли забыть раз и навсегда.

Слушавшая мою речь вместе с ними, Алёна была весьма удивлена действиями братьев, а узнав подоплёку происшедшего, просто взвилась и, тут же выпроводив меня из лазарета, забыв при этом закрыть входную дверь, в свою очередь, устроила грандиознейший разнос любимым родственникам, во время которого не только прошлась по их собственной нравственности, чуть ли не поимённо перечислив все посещённые ими за время путешествия бордели, но и напомнила о том, что старшие Трефиловы дали своё «добро» на наши с ней отношения. «Или вы уже не уважаете нашего батюшку?!». Братья прониклись.

И было это аккурат перед получением нашего четвёртого заказа, открытого в городе Кёнигсберге. Тогда же и появился обычай демонстрационных полётов, а мои матросы, за день до первого такого вылёта, отправившиеся «погулять» после избиения и вправления мозгов родной сестрёнкой, во время демонстрации вынуждены были работать с жуткого похмелья, за что и огребли от Алёны ещё раз. С тех пор, зная о грядущем заказе, братья откладывают «гульбу» на потом и... даже не думают пыхтеть в мою сторону. Что, несомненно, радует.

[1] Большой реестр (он же, список Вольного флота) – ежемесячно обновляемый перечень частных каботажных дирижаблей работающих по найму, но не входящих в составы флотов каких-либо государств или компаний. Помимо информации о самих дирижаблях, в реестре так же содержатся данные об их владельцах и капитанах, количестве взятых и выполненных контрактов, и страховых индексах.

Глава 2. Хвастовство как маркетинговый ход

- Маршрут подтверждён, разрешение на пробный полёт получено, - нежным тоном пропела Алёна, вынимая из стрекочущего телеграфа быстро ползущую ленту. – Наш горизонт второй, взлёт по готовности. Тренировочное «поле» подготовлено, мишени будут выставлены в течение четверти часа.

- Замечательно, - я кивнул невесте и взялся за трубу переговорника корабельной «вопилки». – Внимание команде, мы начинаем взлёт. Заказчику разрешено присутствовать на мостике.

Не дожидаясь, пока рыжий Алистер примчится из салона, я повернул ключ, и тут же услышал гул заработавших насосов, вытесняющих из купола воздух. Наполовину сложив «зонт» энергосборника, я дождался, пока указатели давления в куполе упадут до нужных значений, и потянул на себя РИВ[1]. Рунные цепи на кольцах-эффекторах тут же включились в работу, меняя давление под гондолой и над куполом «Мурены». Яхта еле ощутимо дёрнулась и, поднимаясь, принялась медленно выбирать слабину якорей. Щелчок… и в глубине верхней техпалубы раздалось еле слышное жужжание лебёдок, возвращающих сложенные якоря в клюзы, а сама «Мурена» начала медленно поворачиваться вокруг своей оси, но я лишь чуть притормозил этот процесс, «сыграв» штурвалом. Зафиксировав яхту в нужном положении, я убедился, что мерно щёлкающий высотомер набрал приемлемое значение, и подал вперёд рукоять управления ходом. Указатель надраенного до блеска судового телеграфа со звоном перешёл в положение «малый ход», и по помещениям «Мурены» прокатился короткий подтверждающий сигнал. Именно в этот момент в рубку шагнул заказчик.

- Алёна, к приборам, - я кивком указал невесте на место навигатора, и та с довольной улыбкой просквозила мимо Алистера. Да, кто бы знал, что девушке так понравится эта работа?! Уж точно не я, хотя и должен был понимать, что в семье потомственных небесников сухопутники не рождаются. – Приветствую на мостике, господин Алистер. Можете занять место телеграфиста. Оттуда вам будет отлично видно всё, что происходит на мостике и за бортом. Но сначала… Алёна, подай нашему гостю запасной спаснабор.

- Зачем? – не понял рыжий. – Мы же не собираемся забираться в облака?!

- Нет, конечно, - согласился я и пожал плечами. – Но небо, как и море, непредсказуемо. В нём лучше быть готовым к любым неожиданностям. Пожалуйста, господин Алистер, возьмите баллон и маску. В конце концов, я же не заставляю вас ими воспользоваться… прямо сейчас.

- Будьте любезны, господин Алистер, - с лёгким книксеном, Алёна протянула гостю спаснабор и тот, чуть помявшись, перекинул ремень сумки через плечо, заслужив тем самым одобрительную улыбку моей невесты.

- Итак, какая программа нас ждёт, шкипер? – спросил айриш, смирившись с необходимостью таскать на себе лишние килограммы груза.

- Для начала, полагаю, отработаем стандартную «коробочку», а потом... потом будет слалом, - усмехнулся я в ответ, отметив, как появившаяся было на лице собеседника, недовольная гримаса сменяется недоумением.

- Простите... слалом? – переспросил он.

- Увидите, господин Алистер. И надеюсь, увиденное вам понравится, - кивнул я в ответ и повернулся к Алёне. – Данные?

- Э-э... – с интересом наблюдавшая за нашей беседой, невеста на миг смешалась, но тут же взяла себя в руки и, подскочив к навигационному посту, затараторила: - высота десять кабельтовых, вышли в открытый горизонт. Абсолютная скорость - восемь узлов, ветер попутный, зюйд-зюйд-вест, два узла. Время до входа в тренировочную зону – шесть минут.

По-моему, Алёна просто кайфует от всех этих перечислений. Иначе с чего бы ей ещё пылать таким энтузиазмом?!

- Сообщи команде, готовность – два. Занять посты по боевому расписанию. Господин Алистер, вас не затруднит поучаствовать в небольшой игре?

Пока моя подруга бубнила указания в переговорник, я повернулся к заказчику.

- Чем могу помочь? – отвлёкся тот от разглядывания проплывающих под нами видов Меллинга.

- Полагаю, не ошибусь, предположив, что вы знакомы с флотской системой целеуказания? – я прищурился, заметив, как дёрнулся сидящий в кресле телеграфиста рыжий айриш.

- Шкипер, я...

- Не стесняйтесь, господин Алистер, - поняв, что попал в точку, я улыбнулся. – Для наблюдательного человека, это не секрет. Походка, то, как вы держитесь в переходах дирижабля, как поднимались и спускались по трапу, ну и... в конце концов, то, с каким интересом вы осматривались в рубке. Это не было любопытство незнакомого с обстановкой человека. Больше похоже на то, как офицер рассматривает новое место службы. А в курс подготовки любого флотского офицера, в обязательном порядке входит обучение навыку управления огнём. Итак?

- Хм, ладно, - нехотя кивнул рыжий. – Что от меня требуется?

- Посмотрите и оцените, как выдаёт целеуказания мой помощник, - я кивком указал на навострившую ушки Алёну, - а после можете занять её место, если пожелаете. Заодно, оцените работу канониров.

- Ваша яхта несёт вооружение?! – неподдельно удивился Алистер.

- Да, у нас имеется пара скорострельных орудий Брюно, - подтвердил я, не уточняя, что в отличие от общеизвестных малокалиберных, по сути, вспомогательных орудий этой фирмы, получивших широкое распространение во флотах многих стран, на «Мурене» установлены их более солидные, но куда реже встречающиеся собратья четырёхдюймового калибра. Не менее скорострельные, но куда более мощные. И кто бы знал, каких трудов и денег мне стоила их добыча и установка, у-у! Даже вспоминать не хочется. – Они расположены на верхней палубе, фактически, под самым обрезом купола. Одно погонное, и одно ретирадное. Понятное дело, для серьёзного боя этого мало, но чтобы отогнать одинокую «акулу», вполне достаточно.

Рассказывать о торпедах я так же не стал. Эта «вундервафля» хороша только тогда, когда о ней никто не знает. Ну а орудия Брюно... штука известная и весьма распространённая. Хотя, устанавливая на «Мурену» две среднекалиберных скорострелки, я уменьшил грузоподъёмность яхты на добрых четыре тонны, с учётом веса боеприпасов, зато они уже не единожды спасали нашему экипажу жизни. Да, мало кто ожидает, что мелкая яхта может быть вооружена вполне серьёзным калибром, на чём и обожглась пара пиратских лоханок, беспечно подошедших к «Мурене» на расстояние выстрела прямой наводкой. Тогда яхта полностью оправдала своё название... и мир их праху.

- Что ж, пожалуй, это будет интересно, - протянул Алистер, и в этот момент вновь застрекотал телеграф. Бросив взгляд на ползущую из него ленту, айриш кивнул. – Башня сообщает, что мишени выставлены. Вы заранее договорились об этой части… демонстрации?

- Разумеется, - кивнул я. – Собственно, именно по этой причине, нам открыли тренировочное поле над дальней частью китового кладбища. С некоторых пор, в Меллинге, знаете ли, крайне отрицательно относятся к стрельбе над городом.

- Шкипер, мы вышли в тренировочное поле! – воскликнула Алёна.

- Замечательно, - я улыбнулся. – Помощник, к перископу. Целеуказание за тобой. Господин Алистер, переключите синий тумблер, слева от пульта телеграфиста, в крайнее нижнее положение, будьте добры. Вот так... теперь у вас есть возможность наблюдать действия целеуказателя... с максимальной достоверностью.

Пока Алистер с удивлением всматривался в появившееся за откинувшейся панелью зеркало, в котором проплывали те же виды, что наблюдала в перископ Алёна, я подал рукоять управления ходом ещё дальше вперёд и судовой телеграф вновь звонко тренькнул, переместив указатель в положение «средний ход», что было тут же продублировано поданным команде сигналом. «Мурена» ощутимо прибавила скорости, миг, и Алёна под непрерывное щёлканье механического вычислителя, затараторила в трубу переговорника данные первой мишени. Алистер, довольно споро освоившийся с зеркалом, неотрывно следил по нему за воздушным шаром, медленно вползающим в центр прицельной рамки. Я пустил «Мурену» в поворот и через пару секунд, следуя внесённым Алёной поправкам, над нашими головами тихо, я бы даже сказал, интеллигентно, грохнуло орудие. Промах. Я поморщился, подруга что-то недовольно проворчала и тут же дала ещё одну поправку. Выстрел. Есть попадание. В стекле бокового обзора я увидел, как вдалеке, на месте размытого пятна воздушного шара, вспухло оранжевое облако. Яхта легла на новый курс, разворачиваясь другим бортом к следующей замеченной Алёной мишени... и вновь щёлканье вычислителя, россыпь указаний канониру, поправки... и снова выстрел. На этот раз, пришлось потратить три практических снаряда, но и цель была на добрых полмили дальше!

А спустя ещё две поражённых мишени, место целеуказателя занял Алистер. И судя по тому, как он радовался каждому удачному попаданию, наш заказчик оказался весьма азартным человеком, явно соскучившимся по хорошо знакомому делу. Неудивительно, что он слегка расстроился, услышав мою команду… честно говоря, отданную мною с одной единственной целью – подсластить пилюлю, потрафив военной жилке нашего гостя. Ну, а почему бы и нет? Мне несложно, а человеку приятно. Глядишь, и контракт станет выгоднее, а?

- Канонирам – дробь! Орудия в диаметральную плоскость! – Алёна продублировала приказ в переговорник, и мы услышали, как натужно взвыла система вентиляции, вытягивая пороховую гарь, кислые нотки которой докатились даже до рубки яхты.

- Шкипер, а какой предельный угол поворота ваших орудий? – после недолгого молчания поинтересовался Алистер. – Честно говоря, я так и не смог этого определить по ходу стрельб. Почему-то создалось впечатление, что они способны крутиться на все триста шестьдесят градусов.

- Увы, всего на сто девяносто, - ответил я и поморщился. – Но стрелять залпом в одну сторону нежелательно. Взболтает отдачей так, что потом придётся весь набор обследовать на предмет перекосов.

- Это… да. При выстреле качает прилично. Будь мы на обычной «селёдке», я сказал бы, что бьёт калибр не меньше шести дюймов, но на этой малышке трёхдюймовки Брюно, как видно, предел... - согласно покивал рыжий. – С другой стороны, порой лучше рискнуть целостностью набора, и смертельно удивить противника, чем быть взятым на абордаж с предсказуемым финалом.

- Потому и установили орудия так, чтобы иметь возможность вести бортовую залповую стрельбу, - отозвался я. – Хотя, как по мне, лучше вообще не ввязываться в бой. Яхта, всё же, не линкор, для артиллерийских дуэлей не предназначена.

- И то верно, - чуть придя в себя после накатившего азарта, признал Алистер. – Вам важнее груз доставить, чем в перестрелках участвовать. Хотя, с такими канонирами и техникой... – он с толикой зависти в голосе покачал головой. – Вам бы, шкипер, приличный каботажник под начало, какой капер мог бы получиться!

- Э-э, нет, - я замотал головой. – С этими радостями не к нам. Экипаж у меня насквозь мирный, торговый. Мы ещё жить хотим, и жить спокойно. А головой пусть рискуют те, кому её не жалко.

- Ваше право, - вздохнул айриш и, хлопнув ладонями по коленям, проговорил уже совсем иным тоном: - Вы, шкипер, ещё обещали показать некий слалом… не пора ли?

- Вы правы, господин Алистер, - согласился я. – Но сначала, уступите на минуту место моему помощнику. Нужно сообщить башне, что мы здесь закончили. Алёна, заодно, запроси у наблюдателя данные по итогам стрельб. Пара последних мишеней меня смущают. Вроде бы, цели поразили, а облака маркера видно не было.

- Есть, шкипер! – воскликнула она, сгоняя с места телеграфиста пригревшегося там Алистера. А ещё через минуту, Алёна отдала мне телеграмму от наблюдателей. Прочитав присланные данные, я довольно хмыкнул и передал их нашему заказчику. Пусть порадуется, а то, моё последнее замечание, кажется, его несколько расстроило.

- Ха, я же говорил, что попали! – довольно ухмыльнулся айриш. – У них просто не сработали контейнеры с маркерной пылью. Итого... сорок восемь выстрелов на двадцать подвижных мишеней. Результат достойный. Практически перекрыли флотский норматив!

Ну да! Чёрта с два бы мы в него вообще уложились, если бы не рунные цепи, нанесённые мною на стволы орудий по тому же принципу, что использовался в стреломётах моего прошлого мира! Но говорить об этом я не стану.

- Учтите, господин Алистер, в случае заключения контракта, стоимость потраченных снарядов я включу в итоговую сумму вознаграждения, - с улыбкой произнёс я.

- А если мы не заключим контракт? – с явственной хитринкой поинтересовался тот, не заметив хмурого взгляда Алёны, которой такая перспектива явно пришлась не по нутру. Ну, кто бы сомневался?! Всё же, бухгалтерию нашего отряда ведёт именно она, а я... так, помогаю по мере сил.

- Проведу затраты, как расходы на боевую подготовку экипажа, - пожал я плечами в ответ. – Хоть из налоговой базы их исключу, тоже выгода, как ни крути.

- М-да, логично, - протянул айриш и неожиданно широко улыбнулся. – Зато теперь я точно уверен, что имею дело с деловыми людьми.

- Надеюсь, следующий элемент нашей программы, убедит вас и в других профессиональных качествах нашего экипажа, - я отразил улыбку собеседника, и повёл «Мурену» прочь от тренировочного «поля», отведённого нам для показухи. Настал черёд слалома, а его в открытом небе не покажешь.

Попросив Алистера пристегнуться, чем вызвал у него удивлённый взгляд, я убедился, что он последовал примеру тут же засуетившейся Алёны и всё же выполнил мою просьбу, после чего, подав соответствующий предупреждающий сигнал команде и выждав оговоренные десять секунд, я перевёл рукоять изменения высоты в нижнее положение, и яхта, явственно клюнув носом, резко пошла вниз, одновременно набирая скорость. Всё быстрее и быстрее щёлкал высотомер, и ещё быстрее ползла вправо стрелка указателя скорости. На высоту в полкабельтова, мы, можно сказать, упали. И это не могло остаться незамеченным нашим потенциальным заказчиком, замершим в кресле и не сводившим взгляда с обзора, за которым отчётливо виднелись стремительно растущие стальные холмы китового кладбища.

Ну, вот мы и на месте. Глядя на окружившие нас нагромождения металла, я невольно вспомнил свою жизнь в этом, казалось бы, совершенно непригодном для обитания месте. Как, стараясь не навернуться с ненадёжных круч, ползал по нагромождениям ржавого железа в поисках пригодных для продажи деталей, ещё не скрученных с остовов разваливающихся махин дирижаблей. Как забирался в самые тёмные закоулки кладбища, и шарахался по внутренностям старых, можно сказать, древних остовов ржавых «китов», среди которых, наверное, можно отыскать даже самых первых представителей этого «племени». Вспомнил стычки с трюмными крысами и то, как удирал и прятался от их банд. Яростные торги за каждую добытую деталь в лавках и на складах верфей, и радость от покупки очередной книжной редкости... долгие вечера на верхотуре, в оборудованной под жильё рубки «Тайфуна», и удовольствие от очередного успеха в рунике. Не самое плохое время было, в общем-то. Но оно ушло и унесло с собой меня. Унесло на шлюпе новгородского китовода, чтобы через три с лишним года вернуть туда, откуда всё началось… Что ж, посмотрим, как я усвоил науку Ветрова, а?

«Мурена» медленно, особенно по сравнению с предыдущим спуском, лениво и вальяжно опустилась почти к самой земле и зависла на высоте десяти метров, точно меж двумя остовами рассыпающихся от времени «китов». Здесь, в старой части свалки, до сих пор не было проблем с местом. Выстроенные, словно по линеечке, дирижабли вполне позволяли пробраться между ними даже на моей яхте. Не везде, конечно, но всё же. Впрочем, от меня и не требуется повторить фокус Святослава Георгиевича, однажды протиснувшего своего «Резвого» меж двух остовов дирижаблей, расстояние между которыми не превышало тридцати метров. Достаточно будет и прогулки по самым широким здешним «проспектам».

- Внимание команде! – на этот раз, я взялся за трубу переговорника сам. – Занять ВНП[2] согласно расписанию. Доложить по готовности.

Алистер наблюдал за мной и суетящейся у навигационного стола, Алёной, и молчал. Хотя ему явно было очень интересно, что именно мы делаем и к чему готовимся. Потерпит. Наконец, на приборной панели один за другим загорелись четыре подтверждающих огонька, и голос невесты немедленно озвучил этот факт.

- Первый пост готов. Второй – готов. Третий – готов. Навигационный – готов, - скороговоркой произнесла Алёна, и вновь уставилась в зеркала наблюдения, развёрнутые ею над «рабочим» столом.

- Ну что, смертнички, покатаемся? – пробормотал я невесть откуда всплывшую в памяти фразу и, осторожно подав вперёд рукоять скорости хода, тут же ухватился за рулевые рычаги. Ну да, здесь лучше работать ими. Штурвалом в этих «коридорах» особо не покрутишь, ветер мигом накажет за небрежность.

И мы поплыли, медленно набирая ход. Впрочем, уже на восьми узлах, я прекратил увеличивать скорость и полностью ушёл в управление махиной «Мурены», под мерный голос Алёны, которым она сообщала дистанцию до ближайших препятствий, порой перемежая её уточняющими сообщениями, получаемыми через переговорник от расставленных по наблюдательным постам братьев.

Алистер же… наш потенциальный рыжий заказчик, поняв, что именно творится у него под носом, сначала побледнел, потом вспотел, а затем, очевидно решив проветриться, рванул ворот дорогущей сорочки так, что по полу покатились оторвавшиеся пуговицы, и вывалился из рубки на открытую площадку левого крыла мостика, да так там и завис, поедая взглядом каждую кучу ржавого металлолома, порой проплывающую в считанных метрах от купола яхты.

«Мурена» шла как по ниточке. Я чутко прислушивался к каждому порыву ветра и старался вовремя нивелировать его воздействие, то и дело «подыгрывая» рычагами и не давая дирижаблю мотыляться меж «стен» коридоров, подобно дерьму в проруби. Это было непросто, но... за почти два года управления «Муреной», я достаточно сжился со своим творением, чтобы чувствовать его, как продолжение своего тела, а потому, спустя три часа, яхта всплыла над кучами железного хлама, аккурат на границе «новой» части китового кладбища.

Отозвав экипаж с наблюдательных постов, я повернулся к Алёне и кивком указал на торчащего снаружи Алистера.

- Отведи его в салон, а потом возвращайся. Примешь управление «Муреной» и отведёшь её на стоянку. Сама, - произнёс я. Алёнка радостно пискнула, подпрыгнула на месте и, подскочив ко мне, звонко чмокнула в щёку. Миг, и её уже нет в рубке. М-да, интересно, чтобы сказала её матушка, увидев сейчас свою дочку? Впрочем, какая разница? Главное, что сама Алёна довольна. Остальное – от лукавого... кстати, о лукавом! Алистер уже в салоне, и, пожалуй, пора к нему присоединиться. Пока рыжий айриш не очухался, у меня есть все шансы подписать с ним выгодный контракт.

[1] РИВ – здесь, сокращение от «Рукоять Изменения Высоты».

[2] ВНП – здесь, сокращение от «Внешний (или выносной)Наблюдательный Пост».


Читать Форум Узнать больше Скачать отрывок на Литрес Внимание! Вы скачиваете отрывок, разрешенный законодательством и правообладателем (не более 20% текста). После ознакомления вам будет предложено перейти на сайт правообладателя и приобрести полную версию произведения. Купить электронку Купить бумажную книгу Купить бумажную книгу
5.0/5
Категория: Новая книга про попаданца | Просмотров: 577 | Добавил: admin | Теги: Антон Демченко, Небесный шкипер, Киты по штирборту 3
Всего комментариев: 0
avatar
Вверх