Новинки » 2020 » Июль » 18 » Андрей Васильев. Золото мертвых. Хранитель кладов 2
23:59

Андрей Васильев. Золото мертвых. Хранитель кладов 2

Андрей Васильев. Золото мертвых. Хранитель кладов 2

Андрей Васильев

Золото мертвых. Хранитель кладов 2



Дата последнего обновления: 17 июля 2020г.
готовность 68%

с 15.06.20

Бытует мнение, что если ты востребован, то жизнь твоя станет легкой и приятной. Увы, но это не совсем так, и подтверждением тому служит пример Валеры Швецова, свежеиспеченного Хранителя Кладов. Он нужен многим, но это не значит, что нуждающиеся в его услугах люди и нелюди собираются вести с ним честную игру. Ну, а если учесть, что речь идет о золоте, то хорошего ничего ждать точно не приходится. Тем более, что это золото мертвых…


Из серии: Хранитель кладов #2
Жанр: городское фэнтези
Возрастное ограничение: 16+
Написано страниц: 220 из ~330
Дата последнего обновления: 17 июля 2020г.
Периодичность выхода новых глав: примерно раз в 4 дня
Дата начала написания: 15 июня 2020
Правообладатель: Автор
Книга 1
Электронная книга «Хранитель кладов» – Андрей Васильев

Золото мертвых

Все персонажи данной книги выдуманы автором.

Глава первая

Перстень. Красивый, массивный, по-моему, все-таки золотой, а не серебряный, он потихоньку становился все более и более явным, я уже почти разглядел искусную вязь, выгравированную на нем, я вот-вот должен был различить, какого цвета камень в его навершии, и вот тут все кончилось. Взревевший смартфон разорвал сон в клочья, выкинув меня из небытия в реальность, и я снова остался ни с чем.

– Да чтобы вам! – не выдержав, рявкнул я – Вот кому неймется?

Третью ночь подряд я пытался хоть что-то разобрать в той мешанине, которая мне снилась. Если с гарнитуром Лыбеди все прошло гладко и спокойно, я увидел сразу все три предмета, плюс бонусом мне дали подсказку на то, кто теперь его хозяин, то здесь сон больше напоминал то ли алкогольную, то ли даже наркотическую фантазию, в которой очень трудно не то, чтобы осознать, но и просто разглядеть. Какие-то горящие дома, какие-то темные фигуры, какие-то дороги, непонятно откуда и куда ведущие… Бред, да и только. И – перстень, который всегда в этом бреде участвует, но как-то исподволь, на заднем плане, так, что я даже разглядеть его в деталях не могу. Сегодня вот почти удалось – и на тебе, кому-то приперлось позвонить мне в… Ну да, уже восемь утра. И что? Я-то в отпуске!

«Номер не определен». Ну да, конечно, чего же еще ожидать? Нет, когда у меня имелись время и желание, я всегда охотно беседовал с представителями медицинских центров, которым просто не терпелось провести мне почти бесплатное полное обследование или с сотрудниками компаний, объединивших под своей эгидой всех-всех-лучших московских юристов, которые неустанно пеклись о том, чтобы каждый гражданин помнил, что ему полагается правовая поддержка. Разумеется, тоже бесплатная. Я внимательно их слушал, по ходу беседы задавал какие-то вопросы, и даже соглашался немедленно приехать по названному адресу. Правда, напоследок всегда спрашивал:

– А не подскажете, где у нас в Йошкар-Оле эта улица находится? Просто я что-то такой не помню.

Половина звонивших после того, как я произносил название города сразу вешала трубку. Вторая молчала, а секунд через пять уточняла:

– Йошкар-Оле?

– Ну да – весело подтверждал я – В ней.

Тут, как правило, сдавалась и вторая половина. Ну, а самым упорным я предлагал оплатить мне билет на самолет, чтобы я полностью мог реализовать свои гражданские права, в разрезе медицинского обслуживания и юридической поддержки. Пока никто не согласился, но я не теряю надежду на то, что раньше или позже найдется добрая душа. Остались же они где-то? Не хочется верить в то, что этот мир безнадежен.

Но сегодня не до этих тихих радостей. Я устал от трех ночей, заполненных до отказа отменным бредом, который ни на шаг меня не приблизил к очередной цели. Потому – не повезло вам, славные продавцы услуг. Не до вас мне.

Я сбросил звонок, потер ладонью глаза, которые зудели так, будто под веки насыпали песку, и опустил ноги на пол.

И снова взвыл смартфон. Опять тот же номер. Это уже странно и непонятно, рекламщики как правило не перезванивают сразу, система «холодных» звонков работает по-другому.

Но номер-то почему не определился? Случайные люди мне не звонят, неоткуда им взяться, а все остальные забиты в контакты. Впрочем, так было раньше, а теперь все изменилось, не стоит себе врать. Нынче мой круг общения изрядно увеличился, причем ряд абонентов даже и не подумают себе забивать голову всякими мелочами, связанными с элементарными правилами приличия. Проще говоря – плевать им с колокольни Ивана Великого на то, хочу я с ними общаться или нет. И даже несмотря на то, что мы, может, и вовсе не знакомы. Был уже позавчера прецедент, звонил мне какой-то неприятный хрипатый господин, осведомлялся о том, как скоро я могу отправиться с ним на поиски клада восемнадцатого века, зарытого где-то под Калугой. Отдельно стоит заметить, что это был не вопрос, а, скорее, приказ, причем у звонящего и тени сомнения в том, что я ему не подчинюсь. Когда же я из интереса полюбопытствовал, каков будет мой процент, собеседник сначала долго сопел в трубку, а после посулил пять процентов, причем с великой неохотой. Как видно, он считал, что его компания и созерцание клада древнего и славного рода Нарышкиных для меня сама по себе немалая награда. И здорово обиделся, когда я посоветовал ему купить себе билет на поезд и отправиться в такую даль, где живут добрые и милые люди, готовые работать бесплатно.

Смешно? Вроде бы как да, но, если вдуматься, то на самом деле становится грустно. Если подобные маргиналы уже мой номер где-то добывают, то впору начинать плакать.

К тому же не исключен и совсем уж неприятный вариант, связанный с представителями власти. Машину тех двух идиотов уже нашли, это мне отлично известно. Кто знает, вдруг я не все предусмотрел? Вдруг их пропажу какой-то особо смекалистый следователь смог связать с моей особой? И именно он сейчас и хочет услышать от меня честный рассказ, который облегчит мне душу и увеличит срок. Ну, или сумму, которую я выложу за то, чтобы этого срока не было. Тут как повезет с персоналией.

Нет, Шлюндт ударил в набат по поводу пропажи подручных еще вечером того же дня, когда они отправились в неведомые дали загробной жизни. Он позвонил мне часиков в восемь вечера и осведомился, не известно ли мне, где его телохранители.

Само собой, правду я ему рассказывать не собирался, потому немедленно сообщил, что они неожиданно высадили меня недалеко от метро «Фрунзенская», хотя вроде собирались отвезти домой, и умчались в неведомом направлении. Я, понятное дело, удивился, но спорить не стал. Они не мои подручные, приказывать я им не вправе, а просить кого-то о чем-то не очень люблю. Короче – я не гордый, я и на метрополитене доехать до дома могу.

Карл Августович похмыкал в трубку, покряхтел, как видно, все же испытывая некие сомнения, но упорствовать не стал. Я тому порадовался и отправился дальше малину есть. Мне дядя Егор на прощание целую корзину ее подарил. Вроде бы лесная, а крупная какая, некоторые ягоды с клубничины размером. Ну, не самые большие клубничины, но все-таки! А уж какая сладкая и ароматная! Как там у Грина было? «Улей и сад»? Вот что-то вроде того.

Он вообще мне понравился, этот лесовик с Минки. Деловитый, спокойный, основательный. Надо будет его еще раз навестить как-нибудь, просто так, без дела. Гостинцев отвезти, воздухом подышать, да и по лесу походить с металлоискателем. Душой отдохнуть, проще говоря. Та прогулка к железнодорожной станции по заповедным тропам, кажется, здорово мне помогла. Все же я двух человек угробил, как не крути. Да, не своими руками, да, не самых лучших представителей нашего рода, но факт есть факт. А лес как-то оттянул все эти мысли, загнал их вглубь сознания, забрал себе все возможные нравственные муки, которые должны были, по идее, сверлить мой мозг.

Возможно, мне это только кажется, но… Есть что-то в этом ветре, гуляющем в кронах деревьев, в этой вечной тайне перепутанных и еле заметных троп.

А как дядя Егор удивился, когда я вернулся обратно нагруженный гостинцами! Причем он даже не скрывал, что ему приятно мое внимание. В городе простота и прямота чувств не принята, мы всегда прячем свои эмоции не то, что от других, но и даже от самих себя. Они могут показать наши слабости, и враги непременно ими воспользуются, чтобы усилить свои позиции. Какие враги? Любые. У нас их куда больше, чем друзей просто в силу того, что дружба все больше и больше становится архаичным понятием. А вражда никуда не девается, становясь буднями. Мы боремся за новые должности, открывающие новые возможности, за просторные кабинеты, за зоны влияния, за квадратные метры… За все, что только можно. А в борьбе нет друзей. Там есть те, кто идет рядом с тобой, и те, кто идет против тебя. Причем время от времени первые становятся вторыми, но вторые, как правило, никогда не переходят в разряд первых.

Я на этот процесс еще в детстве насмотрелся, потому и предпочел работать за копейки в маленьком и никому не нужном архиве, где куча дам, давным-давно переваливших за бальзаковский возраст, просто досиживает до пенсии, плюнув на карьерный рост. Хотя, конечно, и у них всякое случается. Женщины же, им без теории заговоров и выдуманных на ходу коварных планов жить неинтересно. Но это все же другое, это для души, для сердца делается, а не карьерного каннибализма ради.

В общем – обрадовался лесовик, в гости звал, а под конец вот, малиной угостил. Вытащил корзину прямо из-за пня, на котором сидел. Вот как у них так получается? Не было ее там еще минуту назад.

Что до Шлюндта – он мне еще раз позвонил, на следующий день, сообщил, что машину нашли, но его помощников в ней не было. Молчал, как видно ждал каких-то комментариев, но, понятное дело, ничего не услышал, кроме сочувственных и изрядно бредовых заверений на тему: «может, в лес пошли и заблудились? Хотя – что им там делать?»

Одно плохо – эту беседу услышала Стелла, которая в тот момент как раз находилась у меня в гостях. Ну, как в гостях? Она приперлась без приглашения и звонка, как видно решив для себя, что теперь для нее это норма, поразила меня смелостью очередного летнего наряда, который не то, что не скрывал ее идеальные формы, а, напротив, их усиленно подчеркивал, и с порога начала обвинять меня в том, что я нарушаю все договоренности, какие только у нас есть. Причем в чем именно я их нарушил, не объясняла, зато хитро поблескивала своими голубыми глазками, из чего я сделал вывод о том, что ничего о договорах, заключенных в Останкино, она не знает, но при этом какие-то смутные отголоски той встречи до нее донеслись. Мир Ночи, похоже, вообще довольно тесен, новости в нем разносятся быстро. Особенно если ты знаешь, к кому обратиться за ними. Стелла знала, в этом можно не сомневаться.

Во время разговора ведьма размахивала руками так активно, что в какой-то момент левая грудь все же вывалилась из платья, и я решил аккуратненько засунуть ее обратно. Во-первых, я все-таки не декоративный, у меня есть инстинкты и желания, которые в настоящий момент совершенно ни к чему, во-вторых, это смотрелось довольно-таки забавно.

Стелла замолчала на полуслове, отчего-то испуганно на меня глянула, и пробормотала:

– Ты чего?

– Восстановил порядок. Чего замолчала? Ори дальше, я слушаю.

Ведьма подтянула платье повыше, приложила к моему лбу свою ладонь, глубоко вздохнула и сказала:

– Все-таки ты офигеть какой странный, Валера Швецов из Москвы.

И уехала в неизвестном направлении, велев мне звонить, если появится новая цель. Ну, и по остальным поводам тоже. И даже не подозревала, что в какой-то момент она была в шаге от смерти, поскольку очень мне хотелось не за грудь ее подержаться, а за шею. Вот так прямо сдавить и не отпускать.

Но – удержался. Пока нельзя.

Только – не забыл. Будем считать, что до поры, до времени за мной должок будет числиться, а как придет час, я ей все с процентами верну.

К моей великой радости, другие новые знакомые меня оставили в покое, ни Михеев, ни вурдалаки о себе не напоминали. Зато вот, звонки с неизвестных номеров начались. Нет, надо позавтракать и идти в ближайший салон связи, новую симку покупать.

Если, конечно, будет такая возможность. Шутки шутками, а если и вправду меня в полицию сейчас выдернут? Я, разумеется, не мальчик-колокольчик, меня таким не испугаешь, но все равно хорошего мало. Плюс довольно быстро про это узнает мой отец, в чем в чем, а в этом я не сомневаюсь. Ему подобная новость будет лучшим подарком из всех возможных, я разом компенсирую все его пропущенные дни рождения. И вот тогда-то понесется душа в рай, к гадалке не ходи. Он сначала отправит мне на выручку одного из своих адвокатов, а потом будет долго доказывать маме, что даже не сомневался в моем окончательном нравственном падении, и изначально считал данный момент лишь вопросом времени. Но это полбеды, после он начнет утверждать, что именно она в этом виновата. Ведь именно она тогда, после аварии, не дала ему воплотить задуманное, это благодаря ей я остался здесь, а не отправился в Англию. Кто тогда заявил, что я вправе выбирать свою дорогу, а не следовать по тому пути, который, между прочим, был им, отцом, прекрасно распланирован? Она. И вот результат, вот куда этот путь привел. Сначала институт, в котором я получил абсолютно бесполезную профессию, потом работа в не менее странном месте, и теперь полиция, как логичный апофеоз бесполезной и бестолковой жизни единственного продолжателя династии Швецовых.

Мне-то на его речи плевать, но маму жалко, ей ведь все это выслушивать. Она натура хрупкая, творческая, все через сердце пропускает, через душу. У таких, как она, вообще в голове все по-другому устроено, не так, как у остальных. Вроде сидит, слушает, улыбается, а внутри, небось, ад бушует.

Так что – не хотелось бы.

Нет, ну какой же упорный этот человек, а? Первый звонок я сбросил, второй не стал, он сам затих, потому что пока я обо всем этом думал, время ожидания ответа истекло. Казалось бы – если не отвечают, значит, не хотят. А он вот, в третий раз набрал.

Ладно, надо ответить. Вдруг что-то на самом деле важное?

– Валерий, добрый день – чинно сообщил мне смутно знакомый женский голос – Думала, что ты так и не возьмешь трубку. А это, между прочим, не слишком вежливо.

– Добрый день – ответил я, пытаясь понять, с кем говорю. Нет, я точно знаю эту даму, вертится что-то такое в голове, но что… – Просто утро еще довольно раннее, я спал.

– Раннее, но буднее – верно подметила собеседница – Ты же, как мне говорили, устроился куда-то на работу. Если не ошибаюсь, даже на государственную службу. Политически шаг верный, где, если не там, завязывать нужные знакомства. Я всегда знала что ты мальчик разумный, работаешь на перспективу…

Тьфу ты! Ну конечно! Просто телефон немного меняет голос, вот я ее и не узнал! Но когда в ход пошли все эти «перспективы» и «нужные знакомства», то все сразу встало на свои места.

– Так и есть, тетя Жанна – бодро отозвался я – Правда, не до конца понимаю, как ваше сегодняшнее «разумный мальчик» согласуется с когда-то произнесенными в мой адрес определениями «отрезанный ломоть», «лишний человек» и даже, если не ошибаюсь, «паршивая овца». Я ничего не забыл? Ничего не перепутал?

– Ты вырос – бархатисто засмеялась мама Юльки – Зубастый стал. А был такой славный мальчуган! Валерик, ну к чему ворошить прошлое? Да, я возможно что-то такое брякнула в запале. Бывает. Я за тебя переживала, ты же вырос на моих глазах!

Что меня всегда восхищало в этой женщине, так это ее способность никогда не смущаться, даже в тех случаях, когда это практически невозможно. Ну, и умение врать в глаза кому угодно, разумеется, даже не краснея. Это талант. Это от бога.

– Тетя Жанна, мне про себя все давно известно – решил особо не церемониться с ней я. Да, у меня с отцом разные взгляды на жизнь, но в одном мы с ним точно солидарны – в отношении к этой женщине. Мы оба ее терпеть не можем – Переходите к делу, раз уж разбудили.

Новое дело – еще и в дверь кто-то принялся названивать. Да елки-палки, что за утро сегодня такое? Это-то кто?

– Валерочка – голос юлькиной мамы приобрел две новые нотки – встревоженность и легкое недовольство – Я пытаюсь понять, что случилось с моей дочерью.

– Она входит в нашу секту – подходя к двери, хмыкнул я – Думаю, дело в этом?

– Какую секту? – уже непритворно всполошилась тетя Жанна – Куда ты ее затащил, негодный мальчишка?

Я глянул в глазок и только головой покачал. Воронецкая. Вспомни черта – и он появится. Причем она заметила, что я на нее пялюсь и продемонстрировала мне бумажный пакет, точно такой же, с каким приходила несколько дней назад. Дескать – завтрак принесла, милый, буду тебя сейчас кормить.

– В секту под названием «потерянное поколение» – бодро сообщил я тете Жанне – Или вы теперь не смотрите дневные ток-шоу? Там через день вещают о том, что мы, дети рубежа веков, совсем ни на что не годные в этой жизни. Так что одна у нас с вашей дочерью секта, пропащие мы с ней. Ну, и с остальными «миллениалами» тоже. За компанию.

– Ты все такой же шутник – неподдельное волнение из голоса пропало, сменившись притворной естественностью – Отвыкла, отвыкла! Поймал ты меня!

– Есть такое – ключ провернулся в замке – И все-таки – чем могу служить?

Воронецкая влетела в прихожую, чмокнула меня в щеку, и снова помахала пакетом.

– Привет, пупсик – невероятно весело прощебетала она, а после похлопала меня по животу – Ты опять голенький? Ох, Валера, не кончится это добром, быть кому-то оседланным! Ладно, умывайся и дуй на кухню!

– Это у тебя там кто? – заинтересовалась собеседница – Женщина?

– Именно – подтвердил я – И, как мне кажется, вас этот факт должен радовать.

– Почему? – озадачилась тетя Жанна.

– Потому что вам, насколько я понял из ваших слов, небезразлична моя судьба. Согласитесь, было бы куда хуже услышать, что меня хочет завтраком накормить мужчина. В наше политкорректное и толерантное время подобные экзерсисы не редкость. Мало того – они уже становятся нормой. А так ваша душенька спокойна, сын старых друзей сбился только с карьерной дороги, но гетеросексуальную не покинул. Это ли не повод для радости?

– Повод, повод – надоело юлькиной маме играть в добрую тетю, теперь я это отчетливо слышу. И слава богу – Вот что, Валерий. Скажи-ка мне, что у тебя с моей дочерью произошло?

– Соитие – честно ответил я – Причем неоднократное, уж простите за подробности. Но было это так давно, что мне самому сказанное кажется неправдой.

Наверное, все это звучит довольно грубо и цинично. Да просто наверняка так оно и есть, но… Не буду я бисер перед ней метать, поскольку являюсь личностью далекой от политики всепрощения. Я не забыл всего того, что она говорила за моей спиной, точно зная, что мне все передадут, и испытывала от этого немалое удовольствие.

Юльку, правда, палить не стал, ни к чему ей знать, что наш последний «романтик» имел место быть совсем недавно. Ни к чему ей это знать, она потом дочери все жилы вытянет. Если верить самой последней смске Юльки, мы теперь стали друг другу чужими, но это не отменяет предшествующие годы.

– За дуру меня не держи – потребовала тетя Жанна – Давно, неправда… Если бы так! Она же к тебе с Бали сорвалась. Думаешь, не знаю?

– Думаю, не знаете. Признаться, я и сам не в курсе.

– Валера, не надо со мной так разговаривать. Не надо. Да, я против вашего общения. Да, я не раз требовала от Юли, чтобы она тебя выбросила из головы. Правда, все мои просьбы были что о стену горох… Но это ладно. Я думала, что она со временем перебесится, потом подберу ей хорошую партию, и все встанет на свои места. А пока пусть к тебе иногда бегает, физиология есть физиология. Но я даже предвидеть не могла того, что случится!

– А что случилось? – чуть напрягся я.

– Знаю, что прозвучит странно… – чуть ли не впервые в жизни я услышал неуверенность в голосе этой женщины. Это было на нее настолько непохоже, что мне стало немного не по себе. Уж не добрались ли до моей подруги нехорошие кровососы, плюнув на договоренности? – Валера, мне не нравится, как она пытается тебя забыть!

– Чего? – я прислонился спиной к стене, чтобы не упасть – Теть Жанна, вы только что взяли главный приз в категории «Вот это да!». В моем личном рейтинге, имеется в виду. Много чего в жизни слышал, но такого…

– Сама в шоке – подтвердила женщина – Но, Валера, ты и меня пойми, я же мать! Да, мне пришлось смириться с тем, что она выросла, что она невесть где и невесть с кем таскается по ночам, что иногда по утрам от нее пахнет спиртным, что она с тобой спит, в конце концов. Мне все это очень не нравится, но она стала взрослой и неплохо знает свои права. Я пыталась на нее воздействовать финансово, но тут в дело вступил отец, и все пошло прахом. Но это все было хотя бы понятно! А то, что происходит сейчас, меня откровенно пугает.

– Да не томите вы! – я состроил страшную рожу Стелле, которой надоело ждать меня на кухне. Она приперлась в коридор, провела ноготком указательного пальца правой руки по моей груди, а после прильнула ко мне всем телом – Поподробней можно?

– Поподробней? – в голосе женщины появился трагизм – Конечно можно! Как тебе, например, тот факт, что она позавчера изрезала на кусочки все фотографии, где вы вместе?

– Нууу… – протянул я задумчиво – Случается такое.

– Мальчик мой, ей давно не пятнадцать лет! В нежном возрасте это норма, но сейчас?

– Она в свое время увлекалась символистами – осторожно произнес я – Может, дело в этом? Есть в данном поступке некая символичность.

– Символисты – это другое – осекла меня тетя Жанна – Ладно, бог с ними, с фотографиями. Но Юля уже который день вообще из дома не выходит. Хотя нет, вру, вчера она на два часа уезжала. И знаешь куда?

– Куда?

– В церковь! – трубно возвестила собеседница – В церковь, Валера! Каково?

Каково? Хорошо! Значит мои новые друзья тут точно ни при чем. Подозреваю, что их жертвы от церкви шарахаются как черт от ладана. Кстати – хороший каламбур.

– Мало ли, чего ее туда понесло – предположил я, оттолкнув от себя вконец разошедшуюся Воронецкую, вошел в комнату, взял из пачки сигарету и отправился на балкон – Все когда-нибудь приходят к богу. Может, ее время пришло.

– Валера, у меня очень, очень плохие предчувствия – со слезой в голосе заявила тетя Жанна – Мне кажется, она решила покончить жизнь самоубийством.

– Чего? – у меня чуть сигарета из рта не выпала – Кто? Юлька? Да она скорее всех нас закопает! С ее-то жизнелюбием!

– Нет никакого жизнелюбия! – гаркнула женщина – В помине! Говорю же – дома сидит! Ноутбук не открывает! Ни одного поста в инстаграме не было уже пять дней! Ни од-но-го! Да она даже когда попала в реанимацию в Инсбруке, и то селфи постила, а тут – ничего. Валера, надо что-то делать!

– Делайте – поддержал ее я – Сами сказали – вы мать. Поговорите, найдите нужные слова. Сами не отыщите – есть психологи, на худой конец психиатры.

– Пыталась – вздохнула тетя Жанна – Не хочет говорить. Что до психологов… Они хороши только для того, чтобы выговориться, а в остальном толку-то от них… А еще не хочется публичности. Эти господа все на жаловании у интернет-порталов, нашей семье горячие новости под заголовками «Дочь бизнесмена Певцова сошла с ума» не нужны совершенно. Сергей заключает крупную сделку с канадцами, скандалы не ко времени. Кстати, твой папа тоже в ней…

– Последнее неинтересно – оборвал ее я – Повторю вопрос – от меня что требуется?

– Поговори с ней – как-то необычно искренне попросила меня она – Просто поговори. Только не по телефону. Давай, как тогда, когда вы еще… Думаю, ты понял, о чем я. Мы сейчас за городом, так вот и приезжай к нам. Посидите в беседке, посмотрите на закат, на речку сходите.

– Умеете удивить – хмыкнул я – Чего-чего, а этого не ожидал.

– Валера, есть случаи, когда самолюбие можно и нужно в одно место заткнуть – неожиданно резко произнесла тетя Жанна – Я же заткнула? Вот, нашла твой телефон, позвонила, хоть и очень не хотелось. Юля душой крепкая, в отца пошла, но она все-таки девочка, то есть имеет право на ошибку. Первая – это ты, но ее я пережила. А вот какой будет вторая, я даже думать не хочу. И чтобы она случилась – тоже не хочу. Скорее всего я дую на воду, и тем не менее. Короче – бери ноги в руки и приезжай, на ужин у нас сегодня жареный гусь. Помнится, ты его всегда любил.

– Это да – признал я – Но все же…

– Я тебя никогда ни о чем не просила! Это первый раз!

– Второй – поправил ее я – Первый был на последнем звонке. Вы заставили меня в капустнике физрука сыграть, хоть мне и не хотелось этого делать.

– Ты по фактуре подходил – сказала, как отрезала тетя Жанна – За тобой машину прислать?

– Сам доберусь – проворчал я – Но может не сегодня. Может, завтра.

Хрен ее, Юльку, знает. А ну как и вправду чего такое задумала? Особенно если учитывать, как она квасила в последнее время. И, возможно, не только квасила.

Да и права тетя Жанна. Мы на самом деле друг другу не чужие люди.

– Вот и славно – голос снова стал привычно-медовым – Я знала, что ты хороший мальчик. А что натворил дел в прошлом – так с кем не бывает?

И повесила трубку. Ну, а как же, последнее слово всегда должно быть за ней. И дочь в данном случае вся в мать!

– Кофе стынет – скрипнул балконной дверью, сообщила мне Стелла – И еще – Валер, ты уже фильтр куришь.

То-то во рту такой привкус пакостный! Тьфу!

Круассаны были хороши, джемы на этот раз не поражали странностью ароматов, что же до кофе, то тут вовсе слов не имелось. При всей своей вредности и стервозности варить его Воронецкая умела.

– Вкусненько? – прощебетала Стелла, пододвигая мне очередной круассан – Нравится?

– Не то слово – пробубнил я с набитым ртом – Хоть что-то хорошее в это утро случилось.

– Какие-то проблемы? – показала ведьма глазами на лежащий рядом со мной смартфон – Да?

– Твоими заботами – прожевав кусок, произнеся я – Кто тебя тогда за язык тянул? Ну, когда моя приятельница заявилась? Ты пошутила, она поверила, собирается руки на себя наложить теперь.

– И пусть ее – Стелла подлила мне кофе – Прости, но я дураков да дур никогда не жалею. Если она глупа настолько, что не может взять и просто поговорить с мужчиной, которого любит, а вместо этого таблетки жрет или в петлю лезет, то, возможно, это не самый плохой вариант. Значит, она не готова к тому, что жизнь это не только праздник, что в ней иногда надо самой идти вперед, а не на месте топтаться и ждать, пока тебя кто-то подвезет. Вот этот джем попробуй, абрикосовый. Очень вкусный! С кислинкой.

И ведь даже не поспоришь, сказано все верно. Только от правоты этой не духами французскими пахнет, а серой тянет за километр.

– Валеееер! – Стелла лукаво прищурила левый глаз – А ты чего сегодня вечером делаешь?

– По делам уезжаю – я намазал круассан рекомендованным ей джемом – По важным и неотложным.

– Ответ неверный – Воронецкая погрозила мне пальчиком – Сегодня вечером мы приглашены на ужин. Ну, вернее, приглашена я, а ты идешь со мной. Идешь, и это не обсуждается. Это важно для нас обоих.

– Не-а – я покачал головой – Без меня. Я подобные мероприятия не люблю.

– Да что ты? – у ведьмы как-то вдруг исчезла игривость из голоса и озорство из глаз – Ой ли? А если подумать?

– Ты о чем? – с набитым ртом поинтересовался у нее я.

– О том, что три дня назад ты охотно посетил поздний ужин в одном милом доме – Воронецкая приблизила свое лицо к моему – В Останкино!

Глава вторая

– Поверь, измены не было – отхлебнув кофе, укоризненно посмотрел на ведьму я – В моей жизни теперь есть только ты, так что успокойся. Да и не такой там уж милый дом. Так… Здание, строение…

Все же пронюхала. Хотя нет в этом ничего странного. Народу, если можно так сказать, там было немало, кто-то где-то что-то сболтнул, и понеслось дерьмо по трубам. А если учесть, что все слухи раньше или позже достигают ушей Абрагима, с которым Стелла в дружбе, то удивляться нечему.

– Будь любезен, дурака не включай – выражение лица Стеллы добрым было назвать сложно. Причем из-за этого она как-то сразу лет на двадцать постарела, кабы не больше. Может, гнев выдает истинный возраст ведьмы? – Такие штуки хороши с твоей клушей-подружкой, но не со мной.

– Ой, боюсь, боюсь – фыркнул я, и протянул ей опустевшую чашку – В раковину поставь, будь добра.

Бздынь! Белые осколки емкости, со всего маха ударенной о пол, разлетелись в стороны. Ух ты, в таком гневе Воронецкой я еще не видел, даже тогда, на лесной поляне, она держалась куда корректней. Ну, насколько это слово вообще к моей новой подруге применимо.

– Чего творишь, малахольная? – раздался возмущенный голос Анисия Фомича, а после и он сам присоединился к нам, выбравшись из-за холодильника – А? В чужом дому посуду бить? Совсем страх потеряла, ведьма?

– Ты меня еще поучи! – мигом вызверилась на него Стелла, ее ноздри раздувались, глаза сузились, и вообще она сейчас больше напоминала хищное животное, чем человека – Тебе слова не давали!

– Я тут хозяин! – и не подумал тушеваться подъездный – Дом этот под моей защитой, так что пужать меня не следует! Сейчас обчество кликну, от тебя одна шерсть останется!

– Шерсть? – заинтересовался я, вставая с табурета – Это вряд ли, Анисий Фомич. Стелла Аркадьевна дама прогрессивная, за собой следящая, так что эпилируется, полагаю, с завидным постоянством. Разве что на совсем уж интимных местах какую особо изощренную стрижку имеет, да и то не факт. Нынче в тренде…

– Заткнись! – взвизгнула ведьма.

– Как скажешь – покладисто согласился я, после сходил в кладовку, принес оттуда веник и совок, стоящие там со времен царя Гороха, и протянул ей – Держи.

– Это что? – моя компаньонка, похоже, удивилась – Это зачем?

– А ты угадай! – под злорадное хихиканье подъездного предложил я ей – Стелла, ну, наверное, не для того, чтобы ты на него села, и улетела отсюда нахрен. Для этой цели я бы тебе метелку принес. Это для уборки. Намусорила – будь любезна навести чистоту. Стоимость разбитого, так и быть, возмещать не надо. Я добрый.

– Ты серьезно? – Воронецкая отчего-то ощутимо напряглась – Ты хочешь, чтобы я подмела пол в твоем доме?

– Хочу? – я улыбнулся – Нет, милая, просто-таки настаиваю на этом. И еще – позволишь еще раз себе что-то подобное, больше никогда порог моей квартиры не переступишь. Мы с тобой не муж с женой, не брат с сестрой, ты мне даже не любовница. Мы просто скованны одной цепью до поры, до времени, но и только. Потому запомни – знай свое место, ведьма. Как следует мои слова усвой, хорошо?

– Вот это правильно! – одобрительно крякнул Анисий Фомич – И это… Если в наш дом крысиную королеву запустишь, то я исхитрюсь, но тоже тебе какую гадость сделаю! Сама, поди знаешь, что наше племя хоть и живет наособицу друг от друга, но если что, всегда заодно действует!

Ну да, пугала она его чем-то таким, было.

– Мети, что смотришь? – я снова уселся на табуретку, и взял круассан – А потом налей мне еще кофе и иди за стол. Так и быть, кое-что тебе расскажу. Но не столько, сколько собирался, и в этом ты сама виновата. Разозлила ты меня, душа-девица. Сильно разозлила.

А с веником-то владелица салона красоты управляться особо не умеет. Ну, правильно, у нее там менеджеры по уборке есть, самой ничего делать не приходится. Да и детство, видать, у нее безоблачное было, не трудили ее родители чрезмерно.

– Анисий Фомич, ты прости меня – я указал подъездному на свободное место за столом – Со всей этой суетой я о твоей просьбе совершенно забыл. Ну, той, что связана с Михейкой и рыжим котом.

– Ох – покачал головой подъездный, карабкаясь на табурет – Такой скандал вчера был, такой скандал! Хозяйка наконец заметила, что нету кольца, начала на мужа своего орать, что тот его стащил, или девке блудной подарил, или, того хуже, пропил! А он-то и ни при чем! Нет, девка есть, это правда, когда хозяйка по работе в другой город уезжает, то она с мужиком тем так блудодействует, что стены трясутся! Но жена про нее на деле-то и знать не знает. Хотя, как мне думается, догадывается.

– Все вы козлы – мрачно буркнула Стелла, сгребая осколки в совок – Борода, потом скажешь мне, в каком подъезде и какой квартире этот паскудник живет, я ему яйца отсушу нахрен!

– Не без того – согласился с ней я – Хотя кто бы говорил? Небось сама семей забавы ради разбила не меньше, чем чашек. И, кстати, вон еще два осколка лежат у стены. Не халтурь, Воронецкая, не халтурь!

– Я ведьма, мне можно – зыркнула на меня исподлобья Стелла, но, высыпав уже собранные осколки в ведро, направилась туда, куда я ей показал – Во мне инстинкт разрушения института семьи заложен изначально, мне чужое счастье видеть, как гвозди есть.

– Все равно нехорошо получилось – Анисий Фомич глянул на круассан, потом на ведьму, и не стал его брать – Неправильно. Кто у них там с кем шашни водит – дело не наше. Тем более что хозяйка тоже не без греха. Недавно днем заявилась, а с ней мальчонка лет на двадцать ее младше. Ох, что творили, что творили! Такая срамота! Но с колечком Михейкина вина, тут ничего не попишешь. Надо бы найти.

– Молодец баба – одобрила слова подъездного ведьма – Если уж грешить, так с молодым и горячим, а не с каким-то пеньком замшелым!

– Сейчас моя гостья приберется, после мы с ней попрощаемся, и пойдем искать потерянную цацку – сообщил я Анисию Фомичу. – Время у меня сегодня есть.

– Но его не слишком много, имей это в виду – Стелла стряхнула последние осколки в ведро, поставила инвентарь к стене, и тоже уселась за стол – Сначала мы все же поговорим, хочешь ты того или нет, а после тебя ждет дорога дальняя, причем на метрополитене имени В.И. Ленина. Я тебя из вредности не повезу, а на такси ты в центр долго будешь из своей глухомани добираться.

– Поясни? – попросил я ведьму.

– Тебя Абрагим в гости приглашает, к двум часам дня – с невыразимой сладостью прощебетала ведьма – Перекусить и пообщаться. И сразу предупрежу – отказываться не рекомендую, аджины очень обидчивы. Один раз его приглашение не примешь – и кто знает, может ты его заведение вообще больше никогда на улице Фрунзе найти не сможешь. Так что – одевайся, Валера, обувайся, Валера, и марш-марш вперед! Но не раньше, чем мы с тобой закончим беседу, разумеется.

– Аджин? – заинтересовался Анисий Фомич – Это кто же такой? Никогда о таких не слыхал! Иноземец, поди?

– Руки вперед вытяни – попросила его ведьма – Не лупай глазами, вытягивай давай!

Подъездный с сомнением посмотрел на меня, огладил бороду, а после неуверенно сделал то, о чем его попросила Стелла.

– Вот – ведьма взяла с тарелки два последних круассана, и положила их в ладони Анисия Фомича – Держи и иди к себе, позавтракай. Кофе не предлагаю, знаю, что твое племя его не пьет. Дай мне с Валерой спокойно пообщаться.

– Ага, спокойно – возразил ей подъездный – Ну, как ты опять начнешь посуду бить?

– Не начну – кротко пообещала Стелла – Проваливай!

– Смотри у меня – спрыгнув с табурета, велел ведьме Анисий Фомич – Если чего, то – у!

Он засунул хрустнувшие круассаны за отворот комбинезона, отправил в рот крошки, аккуратно пойманные ладонью, и скрылся под раковиной, аккуратно притворив за собой дверку шкафа.

– Проклятая глобализация – пожаловалась мне Стелла – Еще сто лет назад эта мелочь пузатая не смела носу со двора высунуть, и шарахалась от любого, кто не относится к их роду. А тут – погляди, чего творится! Как тебе это его «у»?

– Хорошее «у» – не согласился с ней я – Твердое и уверенное. Стелла, так ты долгожитель, выходит? Ты помнишь, что было сто лет назад? Нет, положительно, у нас нет будущего, как у пары. Геронтофилия – не мой профиль.

– Скотина ты эдакая – надула губы женщина – С дамой – и о возрасте? Фу! И сразу – я про прошлое знаю из рассказов коллег, а среди них попадаются те, кто не то, что начало двадцатого века помнит, но и куда более давние времена. Довелось мне как-то общаться с одной старушкой, так она на полном серьезе рассказывала мне о том, как уносила ноги от опричников Ивана Грозного. Те ведь не только измену среди государевых людей выискивали, но и противные богу промыслы изничтожали. То есть, таких как мы с тобой.

– Круто – без тени иронии отозвался я – Внушает. Интересно было бы с ней о том и о сем поболтать.

– Сплюнь три раза – посоветовала мне ведьма – Она таких как ты на завтрак ест, причем в буквальном смысле. И вообще – ты даже не представляешь, как тебе повезло со мной. Правда-правда. Я с тобой, оленем в загоне, цацкаюсь чего-то, а любая другая уже сыпанула бы в кофе порошочку специального, волю подавляющего, да и все. Служил бы ты, ей как пес верный, и радовался, когда за ушком чешут.

– Стелл, вот не надо – попросил я ее – Серьезно. Если бы ты имела возможность мне чего-то такое подсыпать, то давно это сделала бы, и мы оба это знаем. Лучше скажи, чего от меня Абрагиму нужно?

– Понятия не имею – ее голубые глаза смотрели на меня настолько честно и искренне, что сразу становилось понятно – она врет – Он мне не говорил, а я не спрашивала.

– Ну да, ну да – улыбнулся я – Лады, съезжу. И даже, если хочешь, потом тебе позвоню и обо всем доложу.

– В самом деле? Все-все? – приложила руки к щекам ведьма, и сложила губы в буковку «о», став похожей на героиню рисунков в стиле «пин-ап», только сползшего чулочка не хватало для полноты картины – Ну надо же! Я уже и не надеюсь на такое!

Я встал из-за стола и отправился в комнату, туда, где лежали сигареты, поскольку надоело мне это шоу. Нет, я ей, конечно же, ничего рассказывать не планировал, но что с того? Могла бы и подыграть.

Стелла заявилась на балкон следом за мной, и устроилась рядом, положив локти на металл ограждения.

– Валер, пойми меня правильно – тихо произнесла она – Если я не буду знать, что происходит, я не смогу координировать наши планы. А если этого не делать, то не управимся мы до осени. Никак не управимся.

– Стелла, повторю уже сказанное ранее – «мы» это очень громкое слово – выпустив дымок, произнес я – «Мы» – это когда вместе, а ты всегда предпочитаешь играть в одну сторону. В свою. Нет, я все понимаю, это жизнь, своя рубашка ближе к телу, но тогда и обижаться не на что. И потом – ты уверена, что выбралась бы из того дома в Останкино живой? Меня бы не тронули, можешь не сомневаться, а вот твой обескровленный труп нашли бы потом в соседних прудах, да и все. Какая польза тем, кто там был, от настырной ведьмы, сующей свой нос во все щели? Это добрый и интеллигентный Карл Августович более-менее терпит, а вурдалаки ребята простые и незамысловатые. Осушили бы тебя – и все. И кому бы я потом ноги мыл?

– Вот ты злопамятный, а? – вздохнула она – Брякнула один раз глупость не подумав, а ты теперь мне ее до конца времен припоминать станешь.

– Смотря каких времен – уклончиво ответил я – Подытоживая – не лезь туда, куда не надо, и может быть все закончится хорошо. Для тебя и меня, имеется в виду.

– Нас – она взяла меня под руку, и положила мне голову на плечо – Все-таки – нас. Молчи, ничего не говори, не порти момент.

И вот здесь я с ней спорить не стал, потому что люблю курить в тишине.

– Леший с ним, с подробным рассказом, после все выложишь – сообщила мне Стелла, когда мы вернулись в квартиру – Клады и сокровища – это прекрасно, но у меня еще и бизнес есть, ему требуется внимание, потому я поехала. А ты встреться с Абрагимом, а после набери меня, мы согласуем с тобой время и место нашей встречи.

– Какой встречи? – уточнил я.

– Швецов, ты вообще меня слушаешь? – опять начала заводиться Стелла – Я тебе двадцать минут назад сказала, что вечером мы едем в гости! Нас пригласили! Если точнее – тебя. Но со мной!

– Точно, было – признал я – Стелл, я не могу. Мне надо бы за город выбраться, проведать приятельницу, которая благодаря тебе…

– Не начинай снова, умоляю тебя! – простонала ведьма – Не могу больше все это слышать! Съездишь завтра, в конце концов. И, если захочешь, я дам тебе зелье, от которого твоя подруга станет веселой, словно котенок, играющий с клубком ниток. Нет-нет, это не наркотики, не переживай. Просто у нее на некоторое время обострится желание простых плотских радостей, вроде поесть, выпить, и с кем-нибудь переспать, а нравственный уровень и инстинкт самосохранения одновременно с этим наоборот немного понизятся. Ну, а когда все закончится, глядишь, она или венерическую болезнь подхватит, или забеременеет от кого-нибудь. В любом случае ей точно станет не до тебя.

– Сомнительная штука. Хотя – не лишено смысла. Я подумаю.

Конец ознакомительного фрагмента.


Читать Узнать больше Скачать отрывок на Литрес Внимание! Вы скачиваете отрывок, разрешенный законодательством и правообладателем (не более 20% текста). После ознакомления вам будет предложено перейти на сайт правообладателя и приобрести полную версию произведения. Купить электронку Купить бумажную книгу
5.0/6
Категория: Черновик | Просмотров: 2920 | Добавил: admin | Теги: Андрей Васильев. Золото мертвых. Хр
Всего комментариев: 0
avatar
Вверх