Новинки » 2022 » Май » 12 » Андрей Степанов. Между Мирами 7. Связующее звено
10:34

Андрей Степанов. Между Мирами 7. Связующее звено

Между мирами: связующее звено-30% Между мирами: связующее звено

Андрей Степанов

Между Мирами 7. Связующее звено

 

с 21.04.22

Последнее задание исполнено. Не с блеском. И не так, как хотелось бы. Но все, кажется, успокоилось. Кроме бурлящих сомнений самого Максима. Что-то не так - в цепи событий не хватает связующего звена и ответа на главный вопрос: почему все это происходит?

Последняя книга цикла

Автор:Андрей Валерьевич Степанов
Из серии: Между Мирами #7

Правообладатель: Автор

Содержание цикла Между мирами на сайте Попаданец
1. Спасение
2. Раскол
3, Старый новый мир
4. Господин барон
5. Паутина Влияния
6. Шестерни системы

7. Связующее звено
Литрес
1 книга

Между мирами: Спасение

Между мирами: Спасение

2 книга

Между мирами: Раскол

Между мирами: Раскол

3 книга

Между мирами: Старый новый мир

Между мирами: Старый новый мир
Все новое кажется прекрасным, но розовые очки спадают всегда, рано или поздно. А еще иногда их могут очень болезненно сбить! И тогда параллельно с привыканием к новому миру приходится еще искать и обидчика, чтобы отомстить. Максим потратил немало времени и сил ради императорской семьи. Однако его жест не оценили по достоинству. Чувства к Анне все еще сильны и потому он готов на все, чтобы добиться справедливости.  
4

Между мирами. Господин барон

Между мирами. Господин барон

5

Паутина Влияния

Между Мирами: Паутина Влияния

6

Шестерни системы

Между мирами. Шестерни системы

7

Связующее звено

Глава 1. Культурная программа

 

Аня часто говорила мне, что я слишком много на себя беру. В последнее время я даже с ней соглашался — что совсем на меня не похоже. Но ситуация сложилась таким образом, принять ее точку зрения мне пришлось.

Поскольку это был переломный момент для меня, думаю, что стоит подвести некоторый промежуточный итог. К тому же все началось с принцессы — и сейчас она вновь намерена круто повернуть мою жизнь.

Я жил во Владимире, заочно учился, занимался боксом и находил время работать в одной из многочисленных торговых компаний. Мне хватало средств на хорошую жизнь, так что за тот период мне жаловаться не стоит совсем. К тому же он оказался самым спокойным.

Но потом я встретил Аню и следующие три месяца превратились в сплошной поток приключений. Читать про них интересно и, может быть, это даже захватывает дух, но, когда я сам очутился в самом центре событий... стало уже совсем не так весело.

Во-первых, не проходило недели, чтобы мне или Ане не грозила какая-нибудь опасной. Сперва это была группа похитителей, которые намеревались использовать принцессу для какого-то глобального злодейского замысла. Да-да, Аня — дочь Алексея Николаевича, императора Российской Империи. Параллельный мир без Октября и Второй Мировой серьезно отличается от нашей действительности, знаете ли.

Во-вторых, еще одна причина моего беспокойства — безумная влюбленность в Аню. Такую красотку еще поискать: шикарная фигура, формы, отменный рост, длинные волосы и большие глаза. И образование под стать положению в том числе. Я даже иногда задумывался — что же она во мне нашла?

Но этот вопрос — решен. Причем уже давно. Поэтому я не беспокоился относительно расположения Ани. Можно переходить к третьей части.

Третья причина моего беспокойства заключалась в том, что в Империи все оказалось совсем не гладко. Если описывать это очень кратко, то вместо цветущего государства в общем представлении я нашел лишь частные преимущества, тогда как в целом была та же борьба за власть, влияние и деньги. А разменной монетой выступали самые простые люди.

Но все мои прошлые приключения меркли перед тем, что я теперь, благодаря стараниям Ани, пытался игнорировать. С этим не могли сравниться банды, напавшие на поместье ее дяди, граф Апраксин, который владел целым игровым заведением, клубом на корабле, рабочие, до сих пор уверенные в праведности «отобрать и разделить».

Перечислять можно долго. Алекс, шпион или наемник — мне так и не удалось узнать, на кого он работает. Безумные дворяне из Вельска тоже не были приятной компанией для меня.

Передо мной стояла задача опаснее всего этого, вместе взятого. Поскольку Аня была одним из немногих людей в Империи, достойных полного и безоговорочного доверия, я поделился с ней своими соображениями. Григорий Авдеевич Подбельский, профессор в Императорском Университете, едва ли работает на благо государства.

К тому же он имел неограниченную никем, даже императором, власть, руководя Третьим отделением. Эта структура обеспечивала безопасность правящей династии — всех ее членов. Кроме того, последняя просьба Алексея Николаевича наверняка была продиктована желанием самого Подбельского.

В нашем с ним последнем разговоре было слишком много нелогичных моментов. Из этого я сделал вывод, что у него есть какая-то своя цель. И все произошедшее в Империи наверняка было частью его плана.

Но Григорий Авдеевич не стал бы главой Третьего Отделения, будь он последним дураком. Этот человек ясно видел и понимал, что я могу начать действовать. Именно потому я поддался на уговоры Ани. Я бездействовал. Я усыплял бдительность профессора.

— Невероятно красивый город, — сказал я, когда мы с принцессой стояли внутри большой металлической кабины чертова колеса.

Высоченная конструкция располагалась на приличном расстоянии от центра города, от реки и от дворца. Но бинокли позволяли рассмотреть все до мельчайших подробностей.

На это колесо мы ходили довольно часто. Можно было показаться людям. Показать, что принцесса Анна-Мария Романова и барон Максим Абрамов все еще вместе.

Что сказать — люди действительно любили императорскую семью. Всех, без исключения. Даже иногда вспоминали при встрече, что давно не было слышно новостей о дядюшке Ани — том самом Сергее Николаевиче, который расписался в том, что готовил заговор против своего брата.

Пока все было не как у Шекспира и в местном королевстве не все еще прогнило. Дядя не подписал себе смертный приговор — Алексей Николаевич просто отправил его подальше от столицы. А куда именно — не отчитался ни мне, ни Ане.

После десятиминутного созерцания столицы мы спустились на землю. Театры, кино, поездки по музеям — а как-то раз даже район Восточной Ярмарки посетили, но не стали там задерживаться.

Наша культурная программа в таком виде продолжалась уже больше месяца. Середина ноября выдалась сухой и прохладной. До сих пор не выпало ни снежинки, однако город не покрылся слоем пыли — дворники всех возрастов при помощи техники и лошадиных сил усердно избавляли Владимир от грязи. Повезло мне встретить осень в Империи, а не у себя дома.

Только вот моего дома больше не было. Я даже не знал, что сейчас думают обо мне родители. Мы и так редко созванивались — и я даже предполагал, что моя пропажа в этом мире затянется на несколько недель, так и оставшись незамеченной. Но сроки затянулись и потому о родителях я начал беспокоиться слишком сильно.

Немного тянуло в мой мир. Даже с учетом того, что мой собственный дом сгорел, всегда можно заглянуть в гости к родителям. Хотя бы на денек вернуться! К тому же у меня оставался портер.

Это такая небольшая медная пластина, круглая, не больше карманных часов — тех, что раньше носили на цепочке, а в этом мире носят до сих пор. И с помощью этой пластины, а также машины, которая расположена в подвалах Императорского Университета, можно переноситься в различные точки мира. Страны. И других миров тоже.

Кто этим пользуется регулярно, я не знал. Но это действительно очень удобно. Ведь именно так в мой мир попала Аня. Я приобнял девушку, пока мы шли к моему автомобилю, а она положила голову мне на плечо.

Все, что я делал, делал только ради нее. Чем-то я обязан своим новым знакомствам в этом мире. А кое-какие вещи мне достались совершенно случайно. Например, куча денег и баронский титул.

Моя совесть уже почти пережила то, что настоящий барон с очень похожим полным именем, но немного отличающийся от меня внешне, по пьяни свалился с лошади. А ведь я уже был готов заплатить ему кучу денег за то, чтобы он просто уехал, оставив мне свои документы, титул и небольшое имение в Любце.

Но так я остался при деньгах и с титулом. Превратности судьбы, что тут скажешь. Я остановился около тумбы, заклеенной различными объявлениями, афишами и прочей рекламой. С листа на меня смотрело знакомое женское лицо.

— Хочешь, познакомлю тебя с Элен? — спросил я Аню. Та некоторое время внимательно всматривалась в плакат, а потом глянула на меня:

— Хочу, — охотно согласилась девушка. — К тому же это не так далеко. А еще в «Триумфальной арке» неплохо готовят, можно перекусить.

— Я еще не встречал мест в этом Владимире, где бы плохо готовили. Может, это вообще особенность города? — вдруг задумался я. — У нас тоже, где я только ни был, готовили весьма пристойно.

— И где же ты бывал? — так же неожиданно спросила меня Аня. — Ты мало рассказываешь о том, как ты жил до встречи со мной.

— Хм, знаешь, у нас было одно место, которого сейчас нет, называлось «Блинчики»... — и я принялся рассказывать о гастрономии родного города, увлекая Аню за собой.

Если Элен меня узнает — все-таки, мы не виделись почти два месяца, — я был бы очень рад этому.

Глава 2. Под "Аркой"

Что такое «Триумфальная Арка» — я понял не сразу. То ли обычный ресторан, то ли целый развлекательный комплекс. Это у нас пишут много терминов и сопутствующей информации, которая мелким шрифтом печатается в нижней части плаката. Здесь этого не было и потому реклама оставила меня в полнейшем неведении.

Я неспешно вел автомобиль в сторону городского центра. Колесо обозрения стояло в северо-восточной части города, большом жилом массиве, почти без промышленности. Но зато имелось достаточно развлечений.

А вот «Триумфальная Арка», судя по адресу, должна была смотреть прямо на Клязьму. Я фыркнул — Элен опять тянуло к воде. В прошлый раз она выступала на пароходе «Кутеец».

Ровная городская дорога располагала к тишине, а не к разговорам. Я закончил говорить о местных закусочных, мы обменялись еще несколькими вопросами в машине стало тихо.

Если я и раньше любил городские магистрали — именно магистрали, а не обычные улица Владимира, — то ноябрьские столичные магистрали я полюбил еще больше. Транспорта на них практически не было, а с отсутствием ограничений по скорости можно было пристойно разогнаться. Но все же я не спешил.

Зато я прекрасно знал себя. Сверни я с магистрали на любую улицу, где бродят пешеходы и перемещают горожан извозчики, мне сразу же захочется ехать быстрее.

Поэтому мы добрались без приключений и вовремя. Краткий миг спокойствия. Да и почему не быть спокойным, когда под пальто я все равно носил пистолет? Так, на всякий случай, ведь в действительности нам никто не угрожал.

«Триумфальная Арка» оказалась действительно большим комплексом: шестиэтажное здание, где два этажа внизу занимали развлечения, а верхние четыре — номера для гостей.

Попасть в ресторан оказалось несложно, несмотря на обилие желающих. Цена входа составляла сто пятьдесят рублей. Я до сих пор измерял цены тем, что услышал когда-то в «Дохлом Удильщике», таверне ростовщика Дитера фон Кляйстера. И вход на двоих нам обошелся примерно в полторы месячных зарплаты хорошего рабочего. Недешево. Совсем недешево.

Но место определенно стоило затрат. Во-первых, архитектурная красота — массивное строение делилось пополам большой, высотой в полтора этажа, аркой, с лепниной и прочими украшениями, а также обильно и умело подсвеченное с разных сторон.

Во-вторых, внутри собиралась пристойная публика, хотя я заметил, что едва ли размер кошелька можно адекватно соотносить с тем, как будет вести себя человек. Я видел богатых и властных ублюдков, и вполне себе скромных персон. То же касалось и людей с меньшим достатком.

В-третьих, ресторанный зал легко мог вместить и тысячу гостей. Но внутри стояла едва ли сотня столиков, за которыми можно было сесть не больше, чем вшестером.

В-четвертых, что мне стало особенно нравиться в последнее время, так это отношение людей. Я посещал самые разные места и заведения, иногда в компании с Аней, а до того, как все стало более-менее нормально — и без нее.

И баронский титул, как только я представлялся, сразу же делал людей еще более улыбчивыми и услужливыми. А иногда просто чуть более вежливыми и сговорчивыми. Сейчас он был мне вообще ни к чему, потому что Аню узнавали очень многие и я становился еще на одну ступеньку выше. Только потому, что я был ее спутником.

Так что в это великолепное шумное заведение нас провели без проблем, белоснежно улыбаясь, но при этом не кланяясь. Это, кстати, еще одно интересное отличие, отход от имперских традиций со всеми этими расшаркиваниями и поклонами до земли. От них просто отказались, что мне очень нравилось. Я бы с ума сошел, если бы пришлось изучать придворный этикет.

Для нас, как для особых гостей сразу же нашелся свободный столик. Я обратил внимание, что все они отличались по размеру и не было маленького стола, где сидела бы большая компания, как не заметил я и огромных полупустых столов. Точный расчет.

Я попросил поставил наш стол поближе к сцене, сразу же вспомнив, что примерно так и началось мое знакомство с Элен. До представления еще оставалось немного времени. Официанты аккуратно расставили столики вокруг нас, чтобы иметь достаточно места для того, чтобы ходить вокруг, не задевая гостей.

— Иногда я почти не помню того, что было в последние недели июля и в августе, — сообщила мне Аня. — Когда я хожу с тобой в такие места, кажется, что это длится уже несколько лет. Но порой воспоминания прорываются наружу и мне становится страшно.

— Страшно от того, что кто-то мог сделать с тобой такое?

— Нет, страшно от того, что можно так навредить моей семье. Добрались до меня. До дяди Сережи, — она вздохнула. Вокруг было довольно шумно, чтобы кто-то мог невольно подслушать наш разговор. История с ее дядей не стала достоянием общественности — Алексей Николаевич предпочел скрыть происходящее.

— И что это, вероятно, еще не кончилось. Я так и не понимаю, что происходит. Ради чего все это?

— Ваше меню, прошу, — официант передал на прямо в руки сложенные вчетверо листы и удалился.

— Зря я сказала, — ответила мне Аня. — Зря начала. Давай просто отдохнем. Мы это заслужили, тебе так не кажется?

Я улыбнулся и с головой погрузился в меню. Принцесса права. Мы это заслужили. Она мучилась дольше моего. Пора пожинать плоды.

Но, если быть честным, мы не проводили этот месяц неотрывно друг от друга. Все же мне пришлось заниматься делами. Я помнил про обещание, которое дал Павлу Трубецкому, а для его исполнения требовалось хорошенько изучить мир, в который я попал. Ведь за месяцы, что я здесь находился, я разобрался в нем очень поверхностно.

К тому же я все равно делал упор на тренировки. Та поездка в лагерь в сентябре дала мне немало новых приемов и умений, но я еще не успел закрепить их в привычки. Поэтому отыскал в городе пристойный по габаритам и персоналу «зал», где можно было практиковаться и в боксе, и в фехтовании. Тир я нашел ближе к окраинам, где осваивал пистолеты и другое короткоствольное оружие.

Ане я об этом не говорил — это ведь не спецподготовка. А запах пороха обычно выветривался еще по пути домой. Поэтому я был полностью согласен с ней — мы заслужили немного отдыха.

Мы сделали заказ, и я еще какое-то время просто любовался девушкой. Выступление Элен пока не началось, мимо проходили гости, многие здоровались с нами. Совершенно незнакомые люди.

Я пока еще не дошел до того состояния, чтобы хвататься за оружие при виде каждого незнакомца. Ситуация стала спокойнее за последние недели, поэтому я вежливо кивал и здоровался в ответ.

У меня в голове все еще звучали отголоски старого плана — надо поддерживать народную любовь и снижать людское беспокойство. Ведь когда Аня пропала в августе, многие переживали, куда она делать. С ее дядей история другая, он не является прямым наследником.

Сейчас, да и раньше тоже, я действовал не согласно плану, а исключительно по собственным желаниям. Мне хотелось быть рядом с Аней, что я и делал. А то, что это соответствовало плану — простое совпадение.

— Готовы сделать заказ?

Пока мы перечисляли блюда, на сцену, под яркий свет вышла Элен. Она была похожа на роскошную даму из черно-белых фильмов. Или просто старалась подбирать такой образ.

Длинное лиловое платье в пол, сверкающее и переливающееся в свете софитов, меховая накидка — не слишком большая, потому что в зале было довольно тепло. Черные волосы расчесаны так, что ассиметрично прикрывали лицо — с одной стороны чуть больше.

Похоже, что ей сообщили о нашем появлении. Элен всматривалась в зал и махнула мне рукой. Но тут заиграла музыка и зал наполнился ее голосом.

— Она хорошо поет, — заметила Аня без тени зависти и улыбнулась. — Ты говорил, она тоже помогала тебе?

— У нас была отличная взаимопомощь, — ответил я, умолчав о том, что как-то раз черноволосая красотка пыталась меня соблазнить, но после тактичного отказа тут же пришла в себя. — Если она не изменила своим привычкам, то она составит нам компанию еще во время выступления.

Элен начала петь под ритмичный бой барабанов и вовремя подключившиеся духовые. Что-то джазовое и бойкое, да еще с ее сильным голосом — звучало весьма и весьма эффектно. После лечения она пела еще лучше.

Потом была настоящая танцевальная композиция, а третьей песней она исполнила что-то чарующе томное, тягучее — настолько эффектное, что зал сидел в полной тишине и только голос Элен разливался, отражаясь от стен.

Под бурные аплодисменты девушка вернула микрофон на стойку, оставила на краю сцены меховую накидку и позволила музыкантам сделать небольшой перерыв. Потом сошла со сцены, покинув овал света, и мягко опустилась на стул — прямо между нами.

— Приятно познакомиться, — она протянула руку принцессе и коснулась ее пальцев. Мне показалось, что Аня вздрогнула, но ответила на приветствие. Затем Элен, приподняв бровь, посмотрела на меня: — И тебя я тоже рада видеть, Макс. Читала, что ты жив, но лучше видеть тебя собственными глазами, — она щелкнула пальцами, высоко вскинув руку, и официант почти что моментально принес ей фужер с шампанским. Девушка изящно сделала глоток и, поставив фужер на столик, спросила: — Итак, чем обязана вашему визиту?

Глава 3. И снова Дитер

Снова протяжно взвыли духовые. Элен глотнула еще шампанского и выжидательно посмотрела на меня, улыбаясь.

— В гости зашли, — ответил я.

— Да нет же, не разыгрывай, — она тут же притворно нахмурилась. Мы сидели практически треугольником, так что ей не приходилось вертеть головой во все стороны. Так что Элен просто по очереди смотрела на нас. — Что, серьезно?

— Конечно, — отозвался я со смехом, больше забавляясь удивленному виду. — Что тут необычного? Мы поклонники твоего творчества.

— Зашли послушать и познакомиться. Чему я очень рада, — добавил Аня.

— Благодарю, — шурша платьем, Элен приложила руку к груди. — Я очень польщена, правда. Рада, что вы пришли, вы оба. Обычно визиты ко мне — это пустые разговоры бестолковых поклонников. Что? Серьезно. Одни и те же вопросы! — она эмоционально тряхнула головой.

— А у тебя все по-прежнему, — прокомментировал я.

— Надо давать людям быть ближе к прекрасному, — тут же ответила Элен. — В разумных пределах, конечно!

— Само собой! — воскликнул я. — Зато место здесь отличное.

— А знаешь, как я сюда попала? — она игриво прищурилась и слегка наклонилась вперед: — Чудесное совпадение. Вместе со мной проходил лечение один из управляющих этого заведения!

— Очень удачно, — подключилась Аня, не желавшая выпадать из разговора. Но тактично не стала задавать вопросы о причине лечения.

— Особенно после корабля, — напомнил я.

— И не говори, — подхватила Элен, повернулась к музыкантам и махнула им рукой, чтобы те продолжали играть. — Кстати, ты не знаешь, что с Апраксиным? Он мог создать тебе немало проблем.

— Подозреваю, что его уже нет в живых.

— Надеюсь, это не ты приложил к этому руку?!

— Нет, у меня были другие дела. Ты же читаешь газеты, — намекнул я. — Чем сильнее тебя шокирует новость, тем выше шанс, что я принимал в этом участие.

— Казначей? — осторожно спросила Элен.

— Был рядом. Свидетель, — коротко ответил я, на что певица вскинула брови:

— Я все понимаю, любовь принцессы и прочее, но не ожидала, что ты настолько занырнешь в эти круги! Похоже, я много пропустила.

— Очень, — согласился я, одновременно слушая бодрый мотив саксофона. — А ты не поддерживаешь отношений с кем-нибудь из наших общих знакомых? С Аланом я недавно виделся, и он сказал, что ты явно предпочла бы Дитера, — тут я заметил, что Элен совсем нахмурилась, но продолжил дальше, — а когда говорил в последний раз с немцем, тот вздохнул, что ты выбрала Алана, так как он «помоложе», — над столом повисла неловкая тишина и я добавил: — вот.

— Твои друзья очень милые, — начала после небольшой паузы черноволосая девушка, — но в действительности я не общаюсь ни с кем из них. Они оба хорошие, но не в моем вкусе совершенно, — она заметила, что я уже собрался вставить слово, и тут же продолжила: — Я вижу, как они на меня смотрят.

— И как же? — спросил я, но тут же Аня добавила:

— Не как на друга.

— Да, — подтвердила Элен.

— А, — протянул я, жалея о том, что не догадался об этом самостоятельно. — Тогда все понятно.

— Но ты бы все равно навестил Дитера. Сообщил ему, чтобы он не переживал. Все же такой возраст... не хочу, чтобы с ним что-то случилось. Если увидишься с ним — скажи... м-м-м, как ты понял мои слова, так и скажи, — фыркнула девушка и вдвоем с Аней они засмеялись. — А сейчас мне пора на сцену, — она поднялась, — рада была увидеть вас обоих.

И она оставила нас вдвоем, удаляясь в луче света, который оперативно навели на нее.

— Эффектная девушка, — заметила Аня. — Не могу сказать о ней ничего плохого.

— Зато теперь ты знаешь всех, кого знаю я, — мне не удалось сдержать смешка. — Просто фантастика. Давай ужинать.

Некоторое время мы просто ели, наслаждаясь изысканным вкусом цыпленка под каким-то невообразимым соусом. С напитками здесь выбор был куда богаче, чем в Вельске. Я до сих пор с содроганием вспоминал вид и запах местного «лимонада».

— А ты бы не хотел, в самом деле, сходить к своему другу?

— Ань, едва ли он переживает так сильно, учитывая, что его помощника месяц назад зарезали. Скорее уж он за свой бизнес переживает, чем за то, что Элен его отвергла.

— Ты уверен в этом? — уже настойчивее произнесла принцесса. — Ты его не видел довольно давно.

— Если я приду к нему в гости, скорее всего, он опять втянет меня в какую-нибудь авантюру!

— Хм, — прищурилась девушка, — мне помнится, что в прошлый раз ты сам влез, хотя он тебя не просил. Сделай в этот раз наоборот, пожалуйста.

— Я очень постараюсь, — наклонившись, я поцеловал ее. — Но ведь мне необязательно делать это прямо сейчас? Схожу завтра, торопиться некуда.

— Хорошо, — ответила Аня. — Сегодня вечером у меня на тебя другие планы, — она обвила мою шею руками и страстно поцеловала.

Такие планы на вечер мне нравились куда больше.

Глава 4. Тайна Тараса

Вечер закончился более чем пристойно в плане наших с Аней обоюдных удовольствий. И скорее непристойно — если бы соседние дома были заняты. Но их жильцы временно отправились на юга, поэтому все звуки вне стен нашего дома уходили в пустоту.

А следующим днем я отправился к Дитеру. Я действительно давно не заходил в его таверну и даже не звонил. Так что даже ощутил легкий укол совести. Именно этот человек оказал мне первую, самую важную, помощь и поддержку.

Теперь же я на целый месяц выкинул его из своей жизни. Да, надо было наконец-то побыть с Аней, не рискуя постоянными встречами с Подбельским или с императором, избегая столкновений со шпионами и убийцами всех мастей. Но хотя бы раз позвонить.

Пока я добрался до таверны Дитера, то успел с десять раз прокрутить в голове все варианты извинений. Сошелся на том, что с ним буду действовать так же, как и всегда. Просто по-дружески.

Ростовщик оказался на месте. Меня проводили в его кабинет на втором этаже, где Дитер с мрачным видом, сцепив руки, сидел за столом. Завидев меня, он не сказал ни слова, но указал на стул напротив, который я тут же занял и замер в ожидании.

— Здравствуй, барон, — все так же мрачно проговорил Дитер. Ни намека на тепло в глазах, ни тени улыбки. — Хорошо, что ты зашел. Неужто соскучился?

— Да я... — от его холодности меня накрыла волна смущения. — Вообще-то проведать зашел.

— Снизошел до простых смертных, наконец.

— Что с тобой такое?! — не утерпел я. — Проблемы?

— Проблемы, фройнде, проблемы! — немец немного помолчал, а потом, вздохнув, ответил. — Всюду проблемы. Но ведь ты пришел не затем, чтобы выслушивать мое бормотание? Что ты хотел?

— Я пришел как раз тебя проведать, — с легким раздражением ответил я. — И, честно, я не понимаю, что происходит с тобой? Я ездил с Быковым в Вельск. Он там тоже ходил, не пойми какой. Бубнил, тупил, раздражался. Теперь говори, что с тобой.

— Про Карла ты помнишь, я надеюсь? — спросил Дитер, не изменив ни на йоту выражения своего лица.

— Помню, зарезали.

— Да. Коняева тоже не без твоих усилий сместили с должности.

— Это как бы косвенное, разве нет? — спросил я, не чувствуя вины за то, что старый начальник портовой полиции, сдавший, к тому же, Дитера вышестоящим инстанциям, лишился должности. — Он сам виноват.

— Я тебя не виню! — гаркнул ростовщик, затем добавил, отчасти смягчившись: — извини. Не хотел кричать. Нервы ни к черту. И лучше не становится. Без помощника я как без рук! — при этом он еще теснее сплел пальцы. Костяшки побелели.

— У тебя же есть треть от апраксинских капиталов, Дитер. Их никто не забрал.

— Это именно что капиталы, Максим. Я не хочу их использовать. То, что в банке — моя подушка безопасности на совсем плачевную ситуацию. А текущего оборота мне не хватает. Люди, прознав о моих трудностях, не желают возвращать долги. За исключением, разве что, самых честных. Поэтому взял в разработку совсем пропащее дело. Которое едва ли выгорит.

— Ты сейчас пытаешься меня заинтриговать? — немного повеселел я, однако каменное лицо немца тут же привело меня в чувство. — Что за пропащее дело? Снова какой-нибудь князек Белосельский долги не отдает?

— Что ты, он, если тебе интересно знать, вернул остаток долга на две недели раньше срока! Ты очень хорошо на него повлиял. Но речь о пристойной сумме.

— Та-а-ак, — протянул я. — У тебя же самым крупным был Апраксин.

— Ох, фройнде... ты невнимателен. Я говорил о пристойной сумме вообще, а не о пристойной сумме долга. Это разные вещи.

— То есть, не нужно выколачивать долги? И при том полно денег.

— Огромная куча. Больше, чем у Апраксина. Примерно раз в десять, — и тут Дитер повел бровями.

— Нет! Я не буду в это ввязываться, я обещал Ане больше не рисковать! — воскликнул я, почувствовав, что в действительности едва не согласился с еще неозвученным предложением ростовщика.

— Хорошо, фройнде, ладно, не суетись, — успокоил меня фон Кляйстер. — Как я мог у такой девушки забирать жениха! Поэтому я просто тебе расскажу, что к чему. И принуждать ни к чему не буду.

— И почему же мне кажется, что ты врешь?

— Не стоит бросаться такими обвинениями, — притворно обиделся Дитер. — Так будешь слушать?

— Буду-буду, — ответил я, заинтригованный предстоящей историей.

— Она не будет длинной. Помнится мне, ты хорошо знал Тараса?

Я задумался. Имя звучало знакомо, но затерялось за месяцы обильной информации о новом мире. Но я все равно вспомнил, хоть и не сразу.

Тарасом звали усатого бандита, с которым я впервые столкнулся еще в своем мире. Как и некоторые другие личности, он воспользовался машиной для переноса и попал к нам, участвовал в похищении Ани, но скоропостижно скончался.

Стоило подобрать слова получше, но я не знал, как можно более точно описать случайную смерть от моей руки. Я и фехтовать тогда не умел толком. А уже умудрился заколоть этого бродягу.

— Да, мы же с ним бились на саблях! — произнес я. — Он не был очень-то разговорчив, могу тебе сказать. И, кажется, я понимаю, к чему ты клонишь.

— Двести тысяч в золоте, фройнде, — коротко резюмировал Дитер и напомнил мне всю историю целиком.

Тарас до того, как ударился в радикалы, тоже был помощником у ростовщика. Еще до Карла. И каким-то образом с его помощью исчезли золотые червонцы номиналом в двести тысяч рублей. А двести тысяч рублей золотом в пересчете по курсу на привычное серебро давало двадцать миллионов.

— Да, я вспомнил эту историю. Но ведь все пропало. Подчистую и бесследно, разве не так?

— Так, но я недавно выяснил, что не вся банда Тараса исчезла. Много расспрашивал, долго исследовал — Карлу бы выложили все, как на духу. Но самое главное не в этом. Я выяснил, что есть некий Вани.

— Кто?

— Вани. Сокращение от Джованни, чтобы звучать по-русски. Его бабушка — итальянка. Я нашел ее, а вот Вани — нет. Пока что. Но непременно найду и тогда мы с ним поговорим по душам.

— Раскроешь тайну Тараса, — посмеялся я.

— Никаких шуток, Максим. Пропавшие золотые червонцы — это не ассигнации по пять тысяч. Я могу спокойно ими оперировать, не прося тебя об услуге. Для меня это важно, чтобы ни от кого не зависеть. Видишь, как я и обещал, я не буду просить тебя о помощи. Со старушкой я разберусь как-нибудь сам.

Я хмыкнул и задумался. История о Тарасе сразу же навела меня на мысли о Подбельском. Ситуация с золотом из Вельска осталась в подвешенном состоянии. Я потерял уверенность в том, что это было нужно империи, но не имел доказательств, что сам профессор планировал наложить лапу на пару рудников.

Если бы вдруг обнаружилась связь между Григорием Авдеевичем и огромной кучей золота, все стало бы понятно. А если не обнаружится, и, что еще лучше, выявится обратное, тогда я хотя бы буду уверен в Подбельском. Что он не распоследняя сволочь, а просто человек, ограниченный своей должностью главы Третьего Отделения.

«Он дал мне золотых червонцев», мелькнуло у меня в голове. Тогда, сразу, еще у меня дома. Сказал про жалование профессора Императорского Университета и дал с полкило золотых монет. И за три месяца я нигде не видел в обороте золотых червонцев, как и банкнот достоинством больше пятисот рублей. Наводит на мысли, но не кажется доказательством.

И все же...

— А где, ты сказал, живет эта итальянская бабуля? — спросил я.

Глава 5. На берегах Клязьмы

Все-таки Дитер втянул меня в это дело. Я не был бы самим собой, не согласись я ему помочь. Пусть и с несколько эгоистичными последствиями. Главным для меня стало не золото, а его связи с главой Третьего отделения.

Разумеется, я не стал предупреждать об этом Аню. Но выгадал для себя остаток дня, чтобы вернуться домой и пробыть с ней несколько часов. На следующий день девушка возвращалась во дворец. Я же мог преспокойно отправиться на поиски.

Для Ани это была моя поездка в имение. Я появлялся там слишком редко для того, чтобы считаться хорошим хозяином. Вовсю шла стройка и надо было хотя бы иногда демонстрировать свое присутствие и проверять, как идут дела.

А то, что имение располагалось недалеко от Коврова — так это просто совпадение. И, несмотря на то что мы отправились искать бабулю, я и в самом деле намеревался заскочить в имение.

В оружейную столицу — теперь уже не региона, а целой империи, мы с Дитером добирались поездом. Скоростной вариант я опробовал впервые и ни разу не пожалел.

Даже если бы мне что-то не понравилось, едва ли мне хватило времени все хорошенько обдумать — поездка заняла не больше пятнадцати минут, тогда как на автомобиле я бы легко потратил больше часа, пытаясь выбраться из Владимира.

На ковровском железнодорожном вокзале я был впервые. Дитер же чувствовал себя здесь уверенно и быстро нырнул в подземный переход. Несколько узких проходов располагались прямо под путями.

Перед выходом в город, недалеко от широкой металлической арки, я заметил стенд с картой. Город раскинулся по обоим берегам Клязьмы, заняв северную часть не меньше, чем южную. Но при этом сохранил квартальную застройку — большая часть улиц пересекалась под прямым углом.

Когда я попал сюда в прошлый раз, то не выходил за пределы единственного маршрута, который соединял между собой въезд в город и здание театра на набережной. Теперь эта ломаная линия казалась мне едва ли не точкой.

— Максим, ты идешь? — спросил меня Дитер, который уже прошел под аркой, а потом вернулся ко мне. — На карте ты не найдешь эту бабку. Что ты там смотришь?

— Я сравниваю. Гляди, — и я обвел пальцем овал, который в моем мире занимал город. Внутри овала оказалось не больше, а то и меньше пятой части.

— Нет имперского размаха! — отмахнулся немец. — Здесь все большое. Магистрали — большие, если железная дорога скоростная — то очень быстра. И так далее. Идем уже. Если бабка помрет, пока ты занимаешься картами!

— Хорошо, — ответил я, недовольный тем, что меня оторвали от сравнения оригинала и города, в котором я находился. — Идем. Только скажи, куда? Что это за бабка, почему она итальянка и... может мы вообще к мафии идем? — сказал я и сам фыркнул.

— Насмешил, — коротко высказался ростовщик. — Бабуля Четти и ее внук — страшная мафия оружейной столицы. Надеюсь, ты взял с собой оружие?

— У меня его достаточно в имении, но с собой тоже взял. А ты что, намерен тростью биться? — по-прежнему насмехался я, довольный собственной шуткой про мафию.

— Я вообще надеюсь, что до этого не дойдет, — спокойно ответил Дитер. — А ты почему нервничаешь? Так легко согласился, практически сразу, без уговоров. Что такого я сказал в таверне?

Решив, что на данном этапе лучше ничего не скрывать, я тихо сообщил ростовщику основную мысль, из-за которой отправился сюда. Обиды я не заметил, как и беспокойства тоже.

— И ты по-прежнему думаешь, что кто-то на самом верху затевает какое-то злодейство? — недоверчиво спросил он, тормознув такси.

— Я ищу доказательства этого. Слишком все странно получается.

В автомобиле задняя часть салона была отгорожена звуконепроницаемым стеклом, и мы спокойно продолжили беседу, пока водитель отправился к указанному Дитером адресу.

— Доказательства... фройнде, кого ты собираешься обвинять? Самого главного среди шпионов? А ты хоть знаешь, кто он?

— К сожалению, — кивнул я. — Но поскольку это государственная тайна, я не могу тебе сказать. Даже Трубецкой не знает.

— Не скажешь? — уточнил ростовщик, дернув бровью.

— Нет. Вдруг его вины нет, а я раскрою его личность.

— Понимаю. Но все равно есть подозрения. Видишь ли, ситуация с золотом из Вельска...

— А в Вельске еще и золото? — теперь весь его благородный профиль отображал чистое удивление. — Об этом в газетах не писали.

— Теперь об этом говорю тебе я, — смягчив фразу снисходительной улыбкой, я продолжил. — Дело в том, что изначально я ехал за согласием на работу в Большом Совете, а нашел два прииска среди сосновых лесов.

— Но так почему же ты решил, что это непременно козни того самого, главного человека? — Дитер сидел задумчиво, но по-прежнему старался мыслить трезво.

Автомобиль неспешно катил по бетонным улицам. Для избавления от серости, которая непременно проявилась бы со временем, тротуары имели синеватый оттенок, а вдоль них вместо ограждений располагались уже опустевшие вазоны всех мастей. Вероятно, в теплое время года весь город должен был превращаться в сад.

— Потому одна история с золотом может быть случайностью. А две — уже система, -ответил я, оторвавшись от рассматривания жилых построек, которые не отличались от столичных изяществом.

Я задумался — если бы только в Вельске было так же красиво, кто знает, как могла обернуться история Станислава и его возлюбленной. Таксист по-прежнему не спешил — я практически не слышал шума двигателя и одновременно наслаждался ровной бетонкой.

— Хорошо, пусть так. Пусть это будет системой, — согласился со мной немец. — Но ты не думаешь, что это просто задумка императора?

— Стащить двести тысяч золотом? Едва ли поверю в то, что отец Ани согласился на криминальную авантюру. К тому же это должны быть гроши для государства, разве не так?

— Это не так много, соглашусь, — произнес Дитер нехотя. — А что с золотом из Вельска? Его много?

— Минимум четыре килограмма в месяц с одного из приисков. По сути — гораздо больше.

— А вот это уже серьезно.

Шум колес изменился — мы въехали на мост. Я обернулся и посмотрел на арку, которая осталась позади. «Мост Двухсотлетия» — успел прочитать я, когда смотрел на кованые элементы по бокам конструкции.

Интересное изменение. Тем временем мы пересекли Клязьму, традиционно более широкую, чем я привык ее видеть, а потом свернули направо и долго петляли по узким улочкам в поисках нужного дома.

Я заметил, что строения стали меньше, не выше трех этажей, оштукатуренные и окрашенные в песочный или бледно-желтый цвет. Стилистика явно поменялась.

— Это что еще за итальянские кварталы? — спросил я чуть громче, чем того хотел.

— Обычные. Итальянские. В столице тоже есть. Ты что, до сих пор не бывал там? — удивился Дитер.

— Нет, — с не меньшим удивлением ответил я.

Конечно, я знал, что в столице живут люди разных национальностей. Но о посещении этнических кварталов не задумывался вовсе. И тем более мне показалось удивительным видеть такое в Коврове, еще дальше по берегам Клязьмы.

— Будешь знать, — повеселел Дитер. — В Коврове что делают?

— Оружие, — не задумываясь ответил я.

— А еще хорошие костюмы. И сыры. Так что нечего удивляться итальянским кварталам.


Читать Форум Узнать больше Скачать отрывок на Литрес Внимание! Вы скачиваете отрывок, разрешенный законодательством и правообладателем (не более 20% текста). После ознакомления вам будет предложено перейти на сайт правообладателя и приобрести полную версию произведения. Купить электронку Купить бумажную книгу
5.0/2
Категория: Новая книга про попаданца | Просмотров: 217 | Добавил: admin | Теги: Связующее звено, Между Мирами 7, Андрей Степанов
Всего комментариев: 0
avatar
Вверх