Новинки » 2020 » Август » 21 » Алексей Лавров. Персонаж с демоном 2
12:28

Алексей Лавров. Персонаж с демоном 2

Алексей Лавров. Персонаж с демоном 2

Алексей Лавров

Персонаж с демоном 2. Вих, маг-авантюрист 2

 

с 21.08.20

Жанр: боевое фэнтези, героическое фэнтези, книги про волшебников, попаданцы, LitRPG

Лёша с демоном Настей в мире магии Озгир пишут новые главы волшебной книги "Вих, дорога домой".

«Я проснулся с тревожной мыслью «костёр потух»! Последние ночи проводил в лесу, в пирамиде как-то не спалось, выбирался на свежий воздух. Вот и тут воздух не то, чтобы очень свежий, но запаха костра не ощущалось!
Открыл глаза, увидел потолок каюты, сам лежу на кровати, вспомнил, что плыву на гномьем пароходе. Из иллюминатора бил свет… так это что же получается?! Я проспал до рассвета и ни разу не просыпался?! А как же Настя?!..»

Алексей Лавров. Персонаж с демоном. Вих, маг-авантюрист 2
Автор: Алексей Лавров (Виктор Стогнев)
Из серии: Вих, маг-авантюрист #2
Возрастное ограничение: 18+
Дата написания: 2020
Объем: 220 стр.
Дата 21.08.2020
Правообладатель: Автор
 
1
Электронная книга «Персонаж с демоном» – Алексей Лавров

Персонаж с демоном 2

Часть 1

Глава 1

Я проснулся с тревожной мыслью «костёр потух»! Последние ночи проводил в лесу, в пирамиде как-то не спалось, выбирался на свежий воздух. Вот и тут воздух не то, чтобы очень свежий, но запаха костра не ощущалось!

Открыл глаза, увидел потолок каюты, сам лежу на кровати, вспомнил, что плыву на гномьем пароходе. Из иллюминатора бил свет… так это что же получается?! Я проспал до рассвета и ни разу не просыпался?! А как же Настя?!

– Чиво-о-о?! – протяжно зевнула в сознании демон.

– Прекращай ломаться, – я разозлился, – типа тебе нужно спать!

– Ну, потребности такой нет, – сказала она, – а способность спать уже есть.

– А раньше не было? – спросил я серьёзно.

– Не-а, – ответила демон, – просто выключалась, пока что-нибудь не случится, или ты не позовёшь.

– И в чём разница? – я честно не понял.

– Ну, я отключалась, фактически пропадало время, – принялась оно мне растолковывать.

– А теперь?

– Теперь я сама сплю, – сказала Настя, – новый уровень самостоятельности и воплощения. Ещё одержимость превысила следующую критическую отметку, теперь у меня есть характеристика «отождествление».

– С кем? – пробормотал я в растерянности.

– Угадай с трёх раз, – сказала она насмешливо, – да ты не переживай, это только название характеристики.

– Но ты же демон! И девочка! – воскликнул я.

– А ты читал книги только про мальчиков? – вкрадчиво уточнила Настя, – не забыл Анжелику?

– Ну, не Эммануэль ведь! – воскликнул я.

– Да и ты не Казанова! – парировала она едко.

– Правда? – сказал я скромненько, – хорошо, буду!

Она грустно вздохнула, – только нечем тут гордиться, для демона это не характеристика, а диагноз. Могут больше не выпустить из инферно.

– Всё так серьёзно?! – встревожился я.

– Пока ничего особенного, просто нехороший симптом. Отождествление всего единичка, – ответила она, – зато я теперь могу по-человечески спать!

– Славно, – я немного успокоился, – а я отчего тогда продрых всю ночь? Тоже отождествление?

– А ты, горе моё, зря не посмотрел статистику, – сказала он с упрёком, – у тебя новый уровень контроля сознания «планирование». Сам же решил спать до утра при засыпании.

Я заглянул в «информацию»:

«Вы предугадали покушение на себя, верно угадали план злоумышленника и нашли эффективное решение. Вы были настолько уверены, что просидели в шкафу более часу. Сила духа плюс 1. Опыт +50. Способность контроля своего сознания увеличена на уровень «планирование». Одержимость вашего демона плюс 5. Опасный уровень одержимости, у вашего демона появилась характеристика «отождествление».

 

Так, всё, вроде бы, нормально… хотя ничего нормального и рядом нет! Допустим, вчера денёк выдался суматошный, уснул без задних ног. Но вот сейчас! Я просыпаюсь в относительной безопасности, в комфорте, и о чём думаю? О костре, душевном состоянии демона и своих характеристиках!

Алё, Лёха! Ты же чёрт знает через что прошёл и выжил, ты победил! Подумай об этом, оцени всё, радуйся, зараза!

Я торжественно уставился в потолок… принюхался. Поморщился – что-то в каюте запах не очень. Значит, радость можно считать состоявшейся, я встал с кровати, открыл иллюминатор. В каюте имелась раковина с краном, на туалетной полочке нашлось мыло, даже зубная щётка в упаковке с затейливым логотипом и запечатанная коробочка с зубным порошком.

Почистил зубы, умылся, сам позвал Настю на зарядку – чертовка снова умудрилась уснуть. Понравилось заразе! Выполнили с ней обязательный комплекс, принялся я одеваться, начал с носков… и понял, что это за запах в каюте даже при открытом иллюминаторе.

Неделю носил, не снимая, в полевых условиях. То же касается белья и одежды, странно – как это нас вообще впустили в первый класс?! Присел на койку, задумался, что делать-то теперь? Монет в сумке ещё немного есть, забрал же в управе полторы тысячи, сколько у Мрызеня было с собой и в кассе на хранении, да где ж тут магазины? Спросить бы у кого-нибудь.

Так! Если это первый класс, должен быть способ вызвать стюарда. Оглядел каюту и задумчиво уставился на ящик, висящий на переборке возле зеркала. Из ящика торчал рычаг, на нём висела трубка, и от неё к ящику тянулся провод. Это загадочное устройство походило на телефон. Но это же бред! Какой может быть телефон на гномьем пароходе в мире магии!

Оставалось только проверить. Я подошёл к аппарату, снял трубку, приложил к уху, оттуда проговорили милым женским голосом:

– Доброе утро! Что вам угодно?

– Да мне бы помыться и купить носки, – проговорил я в смущении, – ещё трусы и майку тоже.

– Сейчас к вам подойдёт стюард, он вас проводит и всё объяснит. Подождите минуту, пожалуйста.

Я повесил трубку на рычаг и принялся в темпе одеваться в то, что есть пока. Когда натягивал сапожки, в дверь постучали. Я отодвинул от дверей стул, открыл щеколду и крючок, повернул ключ в замке. В коридоре стоял молодой улыбчивый парень в белой униформе с пакетом в руках.

– Вас проводить в душ?

– Да, я ещё говорил о носках…

– Нижнее бельё пассажиров не входит в комплект, пожалуйста, две серебряных монеты.

– Сейчас, – я прикрыл дверь, прошёл к кровати, вытащил из-под неё сумку, принялся развязывать мешочек с монетами.

– Мне бы ещё побриться! – крикнул я.

– На борту работает цирюльня, – ответил стюард через дверь, – и магазины, где вы сможете приобрести всё необходимое.

Я взял десяток монет и направился на выход. Запер ключом дверь. Понятно, что это одна видимость, давешнего убийцу же не остановил замок, но хоть спьяну не вломятся.

Стюард провёл меня по коридору до конца, указал рукой на дверь, – душевые здесь. Сауна открывается ближе к вечеру. Цирюльня и магазины начнут работу через три часа.

– Через три?! – удивился я.

– Да, в девять утра, – добродушно улыбнулся стюард.

Прикинул время, срочно нужно обзавестись часами!

– Извини, старик, – пробормотал я, доставая из карманы монеты. Протянул ему три, – возьми, пожалуйста.

– Благодарю! – он с ловкостью фокусника убрал деньги в карман и протянул мне пакет, – ваше бельё. Грязное положите сюда же и поставьте на полку, там есть табличка. Его отнесут в прачечную, после стирки принесут в каюту. Стирка входит в комплект. Если вам нужно что-то ещё…

– Где тут можно будет позавтракать в такую рань? – спросил я.

– Открытый ресторан на палубе работает круглосуточно, – сообщил парень.

– Спасибо, тогда пока всё, – я вошёл в душевую.

 

Душ на волшебном пароходе почти ничем не отличался от человеческого, только регулировалась высота трубок – верчением колеса можно было задрать насадку с дырочками на два с половиной метра – как раз для Гронга. Обидно, что косу пришлось расплести, и, видимо, предстоит с ней прощаться. Кто тут её заплетёт? Не цирюльник же… хотя видно будет.

В пакете нашлись мочалка и полотенце с теми же логотипами, что и на упаковке зубной щётки. «Зябрум inc», наверное, гномий трест. Что поделать, никакая магия не может отменить капитализм и корпорации. Интересно только, «Зябрум» это что? Или кто?

Отмылся, оделся и в бодром расположении духа я пошёл на палубу. Ресторан располагался на крыше самой большой надстройки. Застать там Гронга или Рене я не рассчитывал, надеялся только, что окажусь не единственным посетителем. К своей радости увидел за столиком одинокую девушку.

Стройная фигурка в летнем платье с рукавами до локтя, в пристойный вырез практически нечему выпирать, максимум, третий размер, русое каре, симпатичная мордашка. В ручке держит чашечку. Удивительное явление само по себе – единственная посетительница в семь утра, но тут ещё и ветерок донёс с её стороны аромат.

Это был кофе! Настоящий! Я не мог ошибиться! В борделе на завтрак подали какую-то ячменную бурду. Подумалось тогда, что в этом мире кофе нет совсем, раз даже в борделе подают заменитель, я и возмущаться не стал. А сейчас готов был спалить поганый притон ещё раз.

Я подошёл к её столику, сказал светским тоном, – доброе утро. Вы позволите?

– Что? – спросила девушка испуганно.

– Я говорю, вы позволите присесть? – пояснил я.

– Ну, приседай, – ответила девица, глядя на меня с очень странным выражением.

Я решил не грузить барышню манерами, отодвинул стул и уселся.

– Эй! Тебе тут места мало, что ли?! – воскликнула она возмущённо.

– Нормально места, – ответил я.

– Я говорю, проваливай! – повысила она голос.

Не люблю скандалы, но скандалисток не люблю ещё больше, просто из принципа ей сказал, – сама проваливай!

Она беспомощно оглянулась по сторонам, призналась жалобно, – ну, я тут парня жду!

В семь утра! Интересно!

Я гаркнул в пространство, – эй! Официант!

Девушка перешла в атаку, – или ты сейчас же пересядешь, или…

– Уснули все?! – продолжил я орать, не обращая на неё внимания, – ау! Кто-нибудь!

Из служебного люка поднялся парень в белой униформе с застывшей улыбкой на злом лице, в руках он держал поднос с одинокой чашечкой.

Подошёл, поставил чашку передо мной, сказал «пожалуйста», и повернулся уходить.

Я его поймал за фалду, – ты куда?! Охренел совсем?

Он повернулся, спросил холодно, – что-то ещё?

– Завтрак тащи! – воскликнул я.

– Завтрак по билету начинается в восемь тридцать! – ответил он злобно.

– А это что? – указал я на чашку.

– Это кофе по утренней акции «на шару плиз», – ответил он, неприязненно глядя на меня, – акция действует до конца рейса.

– Я сейчас хочу завтракать! – сказал я решительно.

Официант проговорил холодно, – серебряная монета с человека, – и снова повернулся уходить.

Я опять поймал его за фалду, спросил девушку, – ты будешь?

Она коротко кивнула, я подтащил официанта, отпустил.

Бросил на стол две монеты, – чаевых не будет.

– Как вам будет угодно, – молвил халдей угодливо, склоняясь в поклоне и сразу прибрав денежки, – что желаете откушать?

– М-м-м, – я неопределённо покрутил ладонью.

– Могу предложить завтрак «купеческий простой», холодные закуски. Подкопченный фазан, блинчики с икрой, варёные яйца, пирог с осетриной, сыр.

– Да! И кофе с пирожным, – добавил я.

– Сию минуту-с, – проговорил официант обольстительно и удалился танцующей походкой.

Я повернулся к девушке, – так что «или»?

– Ничего, – потупилась она.

Я обратил внимание на свёрнутую в трубку бумагу, что лежала на столе у её правого локтя. Дело в том, что бумага была покрыта строчками печатных букв. Газета? Здесь? Тоже, наверное, рыбу заворачивают. Окинул благосклонным взором берега, заметил, что погоды стоят замечательные. Она робко улыбнулась.

Наконец, показался официант с большим подносом в руках. Ловко сервировал столик, заверил, что кофе с пирожными будут по первому же свисту, пожелал приятного аппетита и удалился.

Я широко улыбнулся девушке, – налетай!

– Спасибо! – сказала она и положила себе на тарелку кусок рыбного пирога, – ух! Обожаю рыбные пироги, у меня их мама чудесно печёт. Только гномьи ещё не пробовала, это нам не по карману.

Я тоже положил себе пирога, поднял корочку, оторвал кусочек. Действительно ошизеть просто! А начинка? Ой, мамочка! М-м-м! Я взял блин с икрой, аж плакать захотелось – на что я тратил все эти несчастные годы?!

Мы утолили немного аппетит, она спросила, – а ты кто такой? Одет как чучело, а вроде реальный такой.

– Да только, считай, притащили судно с бурлаками, – ответил я, – не успел толком приодеться.

– Так надо было в посёлке покупать, здесь дерут за всё втридорога, – сказала она с сочувствием.

– А тебя как зовут? – спросил я.

– Кэрри, – представилась девушка, – ты не думай, я не шлюха какая-нибудь!

Ага, а я подумал, что она тут в семь утра снимается!

Улыбнулся ей ласково, – ты тоже не думай. Просто встаю рано и завтракать в одиночестве не люблю, даже если спал один.

– А что же ты на пароходе? – спросила она, – купцы обычно ведь с плотами возвращаются.

– Ну, какой я купец? – усмехнулся я, – предки послали учиться в Ремуз.

– Так экзамены скоро закончатся! – сообщила Кэрри, – теперь только на заочный или ждать год!

– Ой, куда мне экзамены! – махнул я рукой, – тупой! Таким только на заочный!

– Вот бы мне быть такой тупой! – сказала она сердито, – сидела тут, кофе этот уже в горло не лез.

– Ну и нафига? – спросил я туповато.

Она вздохнула, – да теперь-то уже ясно, что зря сидела, – озорно на меня посмотрела, – хоть ты пришёл!

Я молча улыбнулся в ожидании продолжения.

– Вот я как раз студентка, магия сознания, журналистика, – призналась она, – ездила на практику изучать жизнь небольших сообществ. Общалась со всякими уродами из гильдии убийц.

Я изобразил крайнюю заинтересованность.

Кэрри скривила губки, – да всё одно и то же – плетут сплошную дичь и в койку тащат, на проститутках пытаются сэкономить. Устала нахер отсылать. Обычная была, вроде, практика. Взяла интервью у босса отделения, ещё один жучок купился на славу.

– Бандиту нужна слава? – не поверил я.

– Люди странные создания, – улыбнулась она, – тот придурок пишет роман, обещала помочь обработать. Посмотрела начало – прибила бы автора, чтоб не мучился и других не трогал.

– Ой! – обрадовался я, – а мои записки посмотришь?

Кэрри грустно на меня посмотрела, – за завтрак?

– Ну, почему только завтрак? – я смутился.

– Боюсь, не осилю, – сказала она, – просто столько не съем.

– Да и не надо, – пожал я плечом, – так ты того жучка здесь дожидалась?

– Что ты! Конечно, не его! – махнула Кэрри на меня ладошкой, – понимаешь, клеился там ко мне один парень. Изображал из себя супер-злодея, а у самого только прыщи сошли. Я его немножко подразнила, мало ли, пригодится. Он и пригодился!

– Представляешь, в посёлке сгорел бордель! – поведала она мне сенсационную новость.

Я приподнял бровь, – ну и?

– Ты не понял разве? – сказала она сердито, – в таких посёлках в борделе штаб-квартира отделения гильдии убийц!

Я поперхнулся блином с икрой, запил морсом, прохрипел, – там один разве бордель?

– Номера для лесорубов не в счёт, они постоянно горят, – поведала она, – а почти официальный публичный дом один, его даже стража обходит стороной.

– А как назывался? – уточнил я.

– У таких заведений нет вывески, – сказала Кэрри, – обычно обломок старой оставляют «Салун у …».

Я ещё попил морсу, сказал спокойней, – ладно, сгорел, и что?

– А он не сам сгорел! Заказал гильдии тот жучок-графоман одного паренька типа тебя. Тоже притащил баржу и продал уроду лес за долговые расписки и серебро. А пацан удрал с Рене Хватом в крипту, – она спросила, – про крипты хоть слышал?

Я кивнул.

– Только он там не сгинул, вернулся и как-то поджёг бордель. Стоял рядом во время пожара, проститутки выпрыгивали, а он с настоящим орком их ловили. Мужиков не ловили, а босса отделения Гарри орк поймал и обратно в огонь забросил.

– Ужас! – только и смог я сказать.

– Вот же моя статья про это в местной малотиражке! – она подала мне бумагу, свёрнутую в трубочку, добавила горделиво, – на первой странице!

Я развернул газетку. На первой странице красовалась большая подвижная фотография. Публичный дом, объятый пламенем, Гронг с голой девушкой на руках, девица дрыгает ножками. А вместо моего изображения черное пятно.

– Странная какая-то фотография, – заметил я, – заретушировали того парня?

– В том месте гномья плёнка засветилась, – поведала она таинственным шёпотом, – это же порождение Тьмы или мощный адепт!

– Да ты что! – воскликнул я.

– Только в посёлке никто не понял, даже редактор этого листка, – сказала она с лёгким презрением, – самое интересное дальше. Тот юный убивец прибежал ко мне! Гарри сгорел, но заказ не отменяли, узнали как-то, что тот пацан с орком и самим Рене Хватом купили билеты на этот пароход! Убийцы тоже купили билеты, ну и я взяла по студенческой квоте – всё равно практика закончилась. Того парня они в лицо не знают, только вычислили каюту, вот сегодняшней ночью мой воздыхатель должен был его грохнуть и сфотографировать труп, а за фотки я ему обещала э… немного благосклонности.

– Как ты интересно живёшь! – восхитился я.

– Да что там интересного! – тяжко вздохнула Кэрри, – не пришёл он на встречу, сам назначил здесь спозаранку. Идиот. Скорей всего уже дохлый.

– Да ну, – сказал я, – может, просто за борт упал, выплывет.

– Я ж тебе повторяю – порождение Тьмы или адепт! А я даже номера его каюты не знаю, – она готова была заплакать, – ладно, тебе это, наверное, неинтересно. Может, кофе спросим?

Я заложил в рот два пальца и свистнул, через минуту к нам направился официант с подносом. Поставил перед нами чашки, кофейник, кувшинчик со сливками, сахарницу и вазу с пирожными. Налил нам кофе, спросил, преданно на меня глядя:

– Желаете что-нибудь ещё?

Я с благодушной улыбкой подал ему монетку, – благодарю, любезный, всё замечательно.

– И вы, сударь, благодарствуйте-с, – пропел парень с полупоклоном, шустро убрал грязную посуду с остатками завтрака и торжественно удалился.

Сволочь, конечно, но ведь профессионал! Моё «чаевых не будет» принял как вызов и достойно меня опроверг. Это вызывает уважение.

– У тебя серебра, что ли, полные карманы? – угрюмо спросила Кэрри.

Она добавила себе сливок в кофе, цапнула пальчиками бисквитик с кремом. Очаровательные манеры у студенток и журналисток! Хотя у кого ей было набраться этикету? У Шаша или Гарри, гори он в аду, которого не существует!

Я манерно взял щипчики, положил пирожное на блюдечко, двумя пальцами, оттопырив мизинец, взялся за ручку молочника, долил сливок в чашку. Ложечкой насыпал сахару, аккуратно, ни разу не звякнув, принялся помешивать.

– Видишь ли, Кэрри, – от собственного тона скулы свело, я продолжил с каменной рожей, – в кругах, где я воспитывался, вопросы о деньгах барышни задают только после обручения.

– А до свадьбы даром дают!? – не поверила девушка.

– Да, – ответил я просто.

– Ну и нравы у купцов! – воскликнула она, – а расскажи ещё что-нибудь! У тебя есть невеста?

– Есть, – сказал и не соврал ни разу.

Гражданскую жену можно ведь считать невестой? Потащила бы в ЗАГС, будь у меня с работой порядок, и никуда б не делся. Повезло слинять, и здесь у меня есть Настя!

– А какая она? – продолжила допрос Кэрри, не забывая угощаться. Носик уже в креме!

– Я что-то не помню, что давал согласие на интервью, – заметил я будто про себя.

– Ой, да ладно тебе! – мило улыбнулась Кэрри, – соблазняешь честную девушку, а сам гад такой даже не сказал своё имя!

– Моё имя слишком известное, чтобы всем его называть, – ответил я холодно.

– Постель не повод для знакомства? – она лукаво блеснула глазками.

– Ты, наверное, будешь смеяться, – заявил я равнодушно, – но я не собирался затащить тебя в койку. Не в такую рань.

– Тут я должна обидеться и гордо удалиться, – сказала она, цапнув второе пирожное.

– Да сиди себе, – я благодушно улыбнулся.

Она грустно вздохнула, – ты действительно такая сволочь или выпендриваешься?

– Что мы всё обо мне?! – воскликнул я, – вот ты что собираешься делать после завтрака?

– Думала, что ты потащишь меня к себе в каюту, и я тебя разговорю, – призналась она, – а раз ты действительно такая сволочь, пойду на свой уровень, почитаю. Брала с собой учебники.

– А пойдём к тебе? – осенило меня, – книжки покажешь!

– Издеваешься? – сказала она мрачно, – во втором классе каюты на четырёх пассажиров!

– Кошмар! – выразил я сочувствие, – бухают?

– Что ты! – махнула она ладошкой, – гномы не церемонятся, за распитие высаживают сразу, прямо в реку!

– Вообще в каютах запрещено?! – возмутился я.

– Ну, в общих, – пояснила она и спросила невзначай, – а у тебя же люкс?

Я пожал плечами и спросил, – встретимся здесь на обеде?

Кэрри посмотрела на меня весело, – ну, ты точно в первом классе! Нам по билету сюда разрешён просто вход и кофе по акции! Да тут обед стоит, как полбилета во втором классе! Нам в каюты возят на тележках.

Я сочувственно покивал, но говорить ничего не стал. Подумаешь! На пароходах я не плавал ещё, а в поездах у нас то же самое, всем нравится. И на обед у меня были другие планы, разве что ужин…

Девушка приняла мой горестный вид за чистую монету, – да у нас ещё замечательно! В третьем классе все койки в одном помещении, только перегородки, а коридор общий. В туалет очередь, душа нет, на палубу не пускают. На первом курсе так плавали в маг-хоз мандрагору окучивать.

«Плацкарт», – сообразил я.

– Ну, раз уж тебя выпускают, пройдёмся? – предложил я, – мне в магазин надо и в цирюльню, а я тут первый раз.

– Тогда за завтрак я тебе ничего не должна! – заявила она с вызовом.

Я серьёзно кивнул, – как скажешь.

Глава 2

Я взял салфетку, вальяжно промокнул губы, небрежно скомкав, уронил на стол. Кэрри смотрела с плохо скрываемым раздражением. Завтрак закончился, настало время отрабатывать, вести меня в магазин, где ей всё дорого, а я тут ещё и корчу из себя чёрт знает что. Забавная у неё была мордашка – губки поджаты, прищурилась, на глаза упала чёлка, носик в креме.

– Ну-с, – сказал я вставая.

– Иди за мной, – буркнула она.

Мы спустились с крыши по лесенке, прошли немного вдоль борта, зашли в двери под вывеской «корабельная лавка». В небольшом уютном помещении справа тянулась блестящая труба, на которой на «плечиках» висели костюмы, слева располагался стеллаж с обувью, в отдалении виднелась витрина и какой-то человек за прилавком. Он вышел к нам, продавец-консультант или приказчик, мужчина средних лет благообразной, внушающей доверие наружности – улыбается, упитан, в серенькой паре.

Мужчина спросил бархатным голосом, – чем могу служить?

Я сказал, – мне что-нибудь для бритья, расчёску, бельё, носки и летнюю одежду, рубашки там, штаны какие-нибудь…

– Наверное, к брюкам и носкам туфли? – вкрадчиво предложил продавец.

– Тогда наоборот, к туфлям носки, – заметил я.

– Пожалуйте сюда, – он указал на стеллаж с обувью.

Я окинул товар небрежным взглядом, взял бежевую пару полуботинок, что на вид должны быть мне по размеру.

– Ну, хотя бы не жёлтые! – оценила мой выбор Кэрри.

– Главное, чтоб не белые, – заметил я философски.

– Главное, чтоб не жали! – сказала она наставительно. Обратилась к продавцу, – а покажи индикатор магии, любезный.

Приказчик пробормотал, – сею секунду, – и шустро удалился к витрине.

Зашёл за прилавок, опустился зачем-то на корточки, встал и направился к нам.

– Отключил заклинание комфорта, – пояснила Кэрри, – здесь всё будет идеально, а потом ноги отвалятся.

– Вот, пожалуйста! – воскликнул приказчик, показывая нам коробочку с двумя светодиодиками, зелёным и красным. Горел зелёный.

– Дай посмотреть, – Кэрри протянула ручку.

Тот подал ей прибор, она принялась его вертеть в руках, бормоча, – знаю я эти штучки. Покажут издали индикатор на клопов или тараканов…

– Желаете взглянуть на сертификаты? – натянуто улыбнулся продавец.

– Не откажусь! – заявила Кэрри, задрав носик в креме.

Консультант снова побежал к прилавку, вернулся с папкой, протянул девушке, – извольте-с.

Она открыла папку, принялась перекладывать бумаги, ещё раз взглянула на приборчик, – ага, соответствует. А что у нас с подлинностью товара? Гм, – она подняла лицо от папки на консультанта, – уважаемый! А обувь-то человеческая! По лицензии!

– А вы хотели увидеть в лавке настоящую гномью?! – воскликнул он, – или, может, артефактную орочью?!

– Тогда что ж у вас тут везде логотипы «ЖгиГор»? – возмутилась Кэрри.

– Я извиняюсь, на этикетках указано, что сделано по лицензии, – спокойно уточнил продавец.

Я решил ускорить программу визита. Присел на лавочку, стащил сапог с правой ноги, примерил туфель.

Спросил, – сколько эти?

– Монета серебра за две пары или семь медных за одну, – ответил приказчик.

– Упакуйте две, – распорядился я.

Перешли к брюкам и рубашкам, тут дело двинулось без задержек. На серебряную монету набрал двое легких брюк и три сорочки с коротким рукавом. Продавец ненавязчиво показал подходящий ремень, пару галстуков, выбрал чёрный шнурок и чёрную бабочку в белый горошек.

Обратил внимание, что у меня нет часов. Тут снова влезла Кэрри, правда, досталось в основном мне, за что я был ей только благодарен. Выбрали вместе некий с виду электронный прибор за монету серебра. По её словам простенькая модель, реальные часы продают за золото, иногда даже непростое, а драконье или проклятое.

Механику она не советовала, пусть они надёжнее – мне-то всё равно нужно будет брать в скором будущем что-то реальное. Сейчас лучше взять магические, батарейки как раз хватит на месяц, и вдобавок магические функции – учёт субъективного времени, астрономического, академического, убитого и будильник.

Уже немного замороченный я в темпе скомкал окончание шопинга. Взял предложенный ремешок для часов, набор «тяпок» для бритья, пузырёк с пеной, расчёску. Вытянуло ещё на восемь медяков. Я отдал приказчику последние четыре монеты. Он покрутил ручку кассового аппарата, принялся стучать по кнопкам, касса прозвенела и показала мне бумажный язык чека.

– В конце рейса по чекам проводится лотерея! – возвестил приказчик, – сохраняйте до конца поездки.

– Тогда сдачи не надо, – пробурчал я.

Приказчик выложил на прилавок упаковку салфеток, – а это подарок от заведения! Девушке пригодится, коль она всюду суёт носик.

Кэрри резко развернулась на выход, я взял салфетки и отправился с объёмным пакетом за Кэрри следом.

На свежем воздухе она холодно мне сказала, – цирюльня расположена так же в надстройке, сам найдёшь.

Я не стал возражать, покрутил головой, – обалдеть! Тут набрал на четыре монеты вещей, и за завтрак три!

– Видишь теперь? – Кэрри серьёзно на меня посмотрела, – на самом деле люди за три монеты месяц питаются, а в студенческой столовке всего за две! Вы выбрасываете серебро на понты! Выжимаете из работяг гроши, чтобы что-то из себя корчить! Вот сколько вы платите бурлакам?

– Ну да, жизнь несправедлива, – сказал я равнодушно, – тебе-то что до этого?

– Жизни можно быть несправедливой, она с магией не связана, – ответила она печально, – тебе, наверно, трудно это понять. Я же маг, у нас всё завязано на справедливость. А я вдобавок ещё и журналист, чтобы везло в частной жизни, приходится отстаивать справедливость в масштабе.

– А я думал, что как раз наоборот! – сказал я.

– Я ж говорю, не магу этого не понять, – она ласково мне улыбнулась, – не разбрасывай больше серебро на чаевые, два-три медяка достаточно.

– Хорошо, – буркнул я, протянул ей салфетки, – это тебе. Вытри носик.

Она внимательно на меня посмотрела, взяла упаковку, надорвала, вытащила бумажный платок. Вытерла нос, посмотрела на салфетку и подняла на меня очень злые глазки.

Я улыбнулся, – ты это… давай за ужином встретимся?

Кэрри помолчала, поджав губки, снова покачала головой, – ну, точно сволочь!

– Я встречаюсь только для интервью, – холодно ответила она, – что такого ты можешь рассказать?

– Ты говорила, что тот парень из твоей статьи был с орком, – сказал я с умным видом, – я тут познакомился с одним. Могу и тебя познакомить.

Она посмотрела на меня так жалостливо!

– Ну… – протянула задумчиво, – у нас ужин в восемь.

– Договорились! – обрадовался я.

– Только ты обязательно приходи! – сказала она строго, – а то ж у себя я ужин пропущу, сожрут мою порцию и скажут, что не было ничего.

 

Я направился в свою каюту занести покупки и взять немного монет. Сразу переоделся, оценил себя в зеркало. Долго колебался между чёрным шнурком с бардовой рубашкой и чёрной бабочкой в белый горох с чёрной рубашкой с тонкими белыми полосками. Выбрал второй вариант. Правда волосы, как у хиппи, а так даже Настя одобрила:

– Ну, теперь ты её точно трахнешь! Только постригись покороче, лучше на лысо.

– Я косу хочу! – возразил я.

– В бою лишний объект захвата, – сказала она.

– Волосы ж постоянно растут! А как в походе? Башка будет зудеть, и комары!

– Какой поход?! – удивилась она, – ты в город едешь! Учиться!

– Тогда какие бои на учёбе? – резонно возразил я.

– Тебя мало били в школе? – ухмыльнулась чертовка.

– Да, надо возобновлять тренировки, – заметил я, – вот только в цирюльню схожу.

Нужное мне заведения нашёл легко. В просторной каюте уже какой-то тётке делали маникюр, другую стригли, и ещё две сидели под колпаками. Впрочем, для меня тоже нашлось кресло.

– Заплетите косу и побриться, – сказал я манерному юноше в майке сеточке и блестящих брюках в обтяжку.

Тот сладенько улыбнулся, – редкий заказ! Желаешь пирсинг, тату?

Я сдержано сказал, что не сегодня.

Он повязал мне простыню, нанёс пену, взял опасную бритву, поправил на ремне и вполне профессионально принялся ею орудовать. Бритьё заняло минуты две-три, я почти ничего не почувствовал. Парень вытер мне лицо салфеткой, взялся за мою косу. Он улыбался кому-то, раскланивался, говорил мне, что с такими волосами коса лучший вариант, и уши всё-таки следует проколоть – с косой хотя бы одна серёжка считается обязательной. А тонкие пальцы его будто бы двигались сами по себе. Изредка я ощущал его прикосновения на шее, он умудрился ни разу не дёрнуть меня за волосы.

За услуги он запросил серебряную монету, я подал две. Пусть мальчик странный, что бы ни говорила Кэрри, это вовсе не понты – он заслуживал восхищения. У меня тоже своё чувство справедливости. Вообще или для всех её никогда не будет, она возможна лишь в определённые моменты только как личное решение.

Парень с достоинством поблагодарил и заявил, что ждёт меня снова прокалывать уши. Пришлось сказать, что непременно загляну. Вот теперь из зеркала на меня смотрел стильный подонок, серёжка и впрямь не помешает.

 

Вернулся к себе в приподнятом настроении, без раскачки разделся до трусов и приступил к тренировке. Разогрелся сам, только потом позвал Настю.

Она строго этак заявила, – считай, что детство закончилось. Приступаем к изучению комплекса рукопашного боя. У тебя в запасе остались желания, ты должен сам искренне пожелать.

– Если это так серьёзно, перерыва в тренировке не будет?

– Настраивайся на час.

– Тогда подожди пять минут, – сказал я.

Взял из шкафа лук, бережно развернул, погладил. Встал ровно, вытянутая рука с луком чётко перед собой.

– Извини, Насть, – подумал я, – это нужно… нам обоим. По-хорошему нам бы пострелять, да что поделать. Хоть так.

– Это ты правильно, – оценила она, – закаливай дух.

– Угу, теперь помолчим. Мне нужно накопить секунд.

Приказал себе ни о чём не думать, смотрел ровно вперёд и никуда. Изображение стало плавно мутнеть, расплываться, появились убегающие вдаль полоски. Я смотрел на них и не видел, не понимал, мне стало безразлично. Уши мягко заложило, пропали звуки. Эхо пустоты. Она проникает в меня, заполняет. Всё неважно, ничтожно. Ничего нет. Меня нет.

Время пропало. Сколько его прошло? Не имеет значения. Я очнулся от разряда боли в руке, мышцы выворачивало судорогой. Опустил руку, острая боль сменилась разрядами, блаженная истома зародилась в мышцах, поплыла от руки по всему телу.

– Ну, ты дал, богомол! – восхитилась Настя, – пятнадцать минут! Как клешня только не отвалилась!

– Нормально всё, – сказал я добродушно.

Заглянул в «информацию». Ух-ты! Целых пять минут набил за раз!

– Только к тренировке силы духа это не имеет отношения! Ты не терпел, отключился!

Я снова бережно завернул лук, отнёс в шкаф.

– Вот теперь давай тренировать терпение, – предложил я Насте.

– Пожелай стать бойцом, – ответила демон.

– Я желаю стать бойцом, – отчётливо подумал я, – вселяйся.

Я уже привычно утратил контроль над телом, вывел окошко общения «во весь экран».

Она начала вводный инструктаж, – комплекс армейского рукопашного боя не канонизирован и вообще их несколько. В армии стоит задача максимально быстро вооружить человека. Это имеет ряд преимуществ, но и существенный недостаток – боец не учится развиваться, самостоятельно расти, скорее, даже отучается. Нам это не подходит.

– Знаешь, это как с речью. Можно выучить множество языков при условии, что умеешь говорить на родном. Таким родным языком станет для нас классическое карате. Общая подготовка у тебя уже есть, в остальном много общего с известным тебе комплексом Тайцзыциань. Те же бои с тенью, своего рода танцы, като. Запоминай движения. Обрати внимание на дыхание.

Шесть с половиной минут моё тело двигалось само. Гибкость и растяжка уже позволяли делать всё это без особого напряжения, я постигал логику, смысл, эстетику. Все движения акцентированы, связки чётко разделены на элементы, рисунок дыхания ритмичен, впаян в комплекс. Это точно не у-шу – всё строго логично, лаконично, даже аскетично. Фактически нет течения, или оно вокруг, а я рублю воду мечом. И чертовски красиво!

Когда истекло время, Настя появилась передо мной.

– Теперь отрабатываем элементы по одному и по порядку. Повторяй за мной.

Снова весь набор её милых комментариев:

– Корова на батуте умудрилась залететь? Втяни брюхо! Да не верти ты башней, шею сломаешь! Нет, тебя точно тянет в небо! Вот это, что у тебя сбоку торчит? А с другого? Правда, руки? Так не маши крыльями, пингвин, всё равно не взлетишь! Дышать не забывай и рожу сделай проще!

Час вместил в себя три серии из като и отработки элементов. В конце поиграли в пятнашки. Вот она специально приняла истинный облик, зараза! Так-то она ничего, но шипы на сиськах уже колются!

После тренировки потребовалось сходить в душ. Что значит отвычка! Брёл довольный и выжатый, как «камаз» в одного разгрузил. После душа почувствовал себя бодрее, сразу засел за дневник.

Странный мир. Логика, вроде бы, та же, но как-то всё ярче, без условностей, и вдобавок магия, маги. Тут тоже есть журналисты, им тоже нужна совесть, и они изловчились заменять её разными бреднями. Возможно, они слабые маги, но если есть средства массовой информации, магия уже без надобности. Смотрим первый пункт – маги тут всё-таки существуют.

Чёрт! Сразу запутался в оборотах! Вижу нарушение логики, написать не могу. Наверное, не совсем понимаю, или не хватает опыта. Надо всё-таки будет попросить Кэрри помочь э… по-хорошему. Само собой, сначала в койку…

– И я тоже! – вмешалась в мысли Настя, – я тоже хочу!

– Она же заикаться станет!

– Ну, перейдёт с интервью на аналитические статьи, – сказала демон.

– А мне как с ней разговаривать? – спросил я снисходительно, – ты вот что… только в истинном облике можешь этим заниматься?

– Не только, – смутилась она, – но без штанов у меня там всё в принципе останется по-прежнему.

– Главное – без шипов, – строго заметил я.

– Может, у неё спросим, что ей главное? – спросила Настя.

– Ладно, – согласился я, – на обеде надо поймать Гронга и Рене, – я посмотрел на часы, – ещё час до полудня. В шашки?

– Ну, давай, – согласилась она нехотя.

 

Сыграли десяток партий, я выиграл семь. Настя заподозрила, что я использую паузу на обдумывание! Да у меня уже против неё, тем более в шашки не включается тактический режим! Сколько ни пробовал, нефига, хоть тресни. Пришлось использовать способность «планирование». Я и раньше перестал «просто играть», без замысла игру не начинал, а теперь умудряюсь генерировать план на две-три партии вперёд: обман, контр-обман, контр-контр-обман. Далее скандал, и приходится проигрывать – ну, не могу я играть в столь нервной обстановке подозрений и предвзятости. Так что последнюю партию я сознательно, но незаметно слил, просто чтобы Настенька не бесилась и не испортила мне обед.

Немного подумав, прихватил сумку с нашими монетами. Закрыл дверь на ключ и отправился в открытый ресторан. Над площадкой натянули тент от солнца, половина столиков была занята. Я быстро нашёл глазами Гронга, он восседал на сваренной из стального уголка конструкции, видимо, спешно устроенной специально для него. Наверное, не каждый рейс орки плавают в первом классе.

Рене Хват в его обществе немного терялся, хотя оставался тем же широко известным поисковиком. В том же наряде.

Я направился к их столу, уселся, сказал, – привет.

Они принялись меня откровенно разглядывать, одобрительно улыбаясь.

– Привет, – сказал прижимистый орк, – уже транжиришь наши монеты?

– Привет, – молвил Рене, – отлично выглядишь, Вих.

– Принёс я монеты, хотите, хоть сейчас разделим, – ответил я Гронгу.

– Да ладно, маг, – проурчал он благодушно, – заслужил, носи.

– А обед я заслужил? – спросил я у Рене, выразительно оглядев блюда на столе.

Тот поднял руку, крикнул, – эй! Человек!

К нам приблизился давешний паренёк.

Рене вынул из кармана наши билеты, нашёл мой, показал официанту, – вот ещё на одного обед.

– Сию минуту-с, – поклонился официант.

– И пива! – рыкнул Гронг.

– Пиво не входит в комплект, – напомнил парень.

– Вот он заплатит, – указал на меня орк толстым пальцем.

Я понятливо полез в сумку.

– Пиво на всех – серебряная монета, – сказал официант.

Я подал ему денежку, он с поклоном принял и развернулся исполнять.

– Гронг, дружище, выручи! – начал я задушевно, – познакомился, понимаешь, с девушкой, так она ещё живых орков не видела. Представляешь?

– А ты молодец, – сказал Рене, – вижу, времени не теряешь!

Гронг посмотрел на нас с обидой, – да ты что, Вих! Я тебе, по-твоему, кто, показывать меня девицам?!

– Она журналистка, хочет взять у тебя интервью! – я добавил поспешно, – это значит, только поговорить…

– Я знаю этот анекдот! – рыкнул орк.

– Только там, кажется, эльфийка брала у огра, – сказал Рене, – не льсти себе, старина.

– Ну, что ей рассказать-то? – улыбнулся орк.

– Она написала статью, как сгорел бордель, ищет участников, чтоб спросить, как всё было. Ты расскажи, можно про пирамиду что-нибудь наплести, – ответил я, – только не говори, что Вих это я. Скажи, что жадный и боится, едет в третьем классе.

Орк проницательно на меня уставился, я, сохраняя простодушное выражение, выдержал его взгляд. На мою удачу пришёл официант с подносом, разговор прервался. Он поставил на стол тарелки с моим обедом, сказал, что сейчас принесёт пиво и удалился.

Орк снова воззрился на меня, но тут вовремя влез Рене, – я бы тоже дал кому-нибудь э… интервью.

– Приоденься или это постирай, – посоветовал я, закладывая салфетку за воротник, – не пойму, как нас пустили в приличное общество!

– У меня же имидж! – воскликнул Хват, – меня таким каждая собака знает!

– Вот собак и еби тогда, – сказал я резко, – старик! От тебя тупо прёт псиной!

Рене налился гневом, однако снова вовремя явился официант, принёс большие кружки с пивом. Я невозмутимо хлебал супчик. Весьма и весьма!

Рене отхлебнул из кружки, помотал головой, – чёрт знает, может, ты и прав!

– Конечно, прав! – сказал я со всей убеждённостью, – да у Гронга больше шансов кого-нибудь трахнуть! Он же орк – вот ему положено вонять! А ты хотя бы одеколону купи!

– Да я почти все деньги потратил на билеты, – смутился он, – извините, ребята, но с вас по двадцать монет.

– Держи сто, – я наклонился к сумке.

– Мне тогда тоже отсчитай! – сказал Гронг.

– Тоже на одеколон? – хмыкнул я.

– В том числе, – ответил орк, – у меня же сегодня девушка будет брать интервью!

Я положил перед Рене сто монет, отсчитал для Гронга.

Положил перед ним деньги на стол и сказал серьёзно, – старик, ну, давай не эту! Я её почти склеил, потратился…

Последний аргумент для него прозвучал весомо, он махнул лапищей, – ладно! Если что после тебя.

Я не стал гасить ему надежду, заговорил просительно, – понимаешь, нельзя ей показывать мою каюту. Хитрая девочка, магичка, может заподозрить. Давай каютами поменяемся на одну ночь?

– Гм, – Гронг задумчиво поскрёб когтями громадную челюсть, – а ты обещай, что поможешь мне найти кого-нибудь трахнуть.

Ну, отчего ж не помочь? Спрошу кого-нибудь.

– Договорились! – сказал я торжественно и выложил на стол ключ от каюты.

– Ты пообещал, маг! – сказал он серьёзно и протянул свой ключ.

– Э… Вих, – заговорил Рене, – где ты покупал одежду? Покажешь после обеда?

Вот, думаю, клюква – парень первый раз в первом классе?

– А потом пойдём, сыграем в покер! – развил план Рене Хват, – я на реке почти всех игроков знаю. Ну, что ещё делать на пароходах?

Эге! Ясно теперь, почему у бродяги один костюм на все случаи жизни.


Читать Узнать больше Скачать отрывок на Литрес Внимание! Вы скачиваете отрывок, разрешенный законодательством и правообладателем (не более 20% текста). После ознакомления вам будет предложено перейти на сайт правообладателя и приобрести полную версию произведения. Купить электронку Купить бумажную книгу
4.0/4
Категория: Новая книга про попаданца | Просмотров: 372 | Добавил: admin | Теги: Персонаж с демоном 2, Алексей Лавров, Вих, маг-авантюрист 2
Всего комментариев: 0
avatar
Вверх