Новинки » 2020 » Август » 2 » Александра Лисина. Право сильнейшего. Игрок 9
09:02

Александра Лисина. Право сильнейшего. Игрок 9

Александра Лисина. Право сильнейшего. Игрок 9

Александра Лисина

Право сильнейшего. Игрок 9

 

с 24.07.20

Жанр: героическое фэнтези, детективное фэнтези, попаданцы

«Право сильнейшего» – фантастический роман Александры Лисиной, книга девятая цикл «Игрок», жанр героическое фэнтези, попаданцы.

Обретя поддержку сильнейшего государства на Во-Алларе, отряд Фантомов начинает готовиться к войне с Невироном. А вместе с ним готовятся и несколько соседних государств, каждое из которых по-своему заинтересовано в Иште. Гайдэ предстоит сделать очередной ход. Ей снова придется сражаться за свою правду. А еще ей предстоит нелегкий выбор между черным и белым, добром и злом, Айдом и Алларом. Вот только цена за этот выбор будет гораздо выше, чем ей когда-то казалось.

Из серии: Игрок #9
Возрастное ограничение: 16+
Дата выхода на ЛитРес: 24 июля 2020
Дата написания: 2020
Объем: 300 стр.
Правообладатель: ИДДК

 
1
Электронная книга «Игрок» – Александра Лисина

Право сильнейшего

Пролог

«Не ищи над собой чью-то злую волю:

Боги не ведают добра или зла.

Мерилом для их поступков является лишь

высшая сообразность, охватить которую

человеческий разум просто не в силах».

Совет странствующего монаха

Рассвет над крепостью Нор занимался медленно и неохотно. Лениво встающее над горами солнце словно из вредности начинало новый день так, будто ему было некуда спешить. Неторопливо поднимаясь над горизонтом, оно постепенно освещало зеленые верхушки Харона, вызолачивало края городских стен, заглядывало в окна домов, играя неяркими отсветами на сонных лицах горожан и будя их для новых свершений… ну, за исключением тех, конечно, кто в эту ночь вообще не ложился.

Старший эрдал Фаэс, в силу обстоятельств относящийся именно к последней категории людей, пребывал в скверном настроении. Впрочем, в последнее время настроение у него почти всегда было скверным. Казалось бы, в чем дело? Чего жаловаться, если с появлением Ишты работы у рейзеров практически не осталось? Печати разрушены, нежить исчезла, Серые горы успокоились и присмирели… но, к сожалению, уйти на долгожданный покой уставшему ветерану не удалось.

Теперь у него появились иные заботы: где разместить горняков, присланных королем для разработки старых золотых шахт; каким образом обеспечить их инструментами, бесперебойным питанием, местами для отдыха и даже банальным сортиром. Как их побыстрее доставить к заброшенным выработкам‚ а заодно привезти туда тяжелое оборудование, обеспечить защиту от обвалов, организовать бесперебойную работу смен. Затем собрать эти самые смены, когда у проклятых гражданских есть свои требования, привычки, предпочтения и просто сдвиги в тупых мозгах… короче, тоска. Причем такая беспросветная, что иногда он начинал остро сожалеть, что рейзеры остались не у дел. И что вместо привычной охоты на Тварей ему приходится заниматься какими-то глупостями, о которых его вежливо попросил Эннар Второй.

Этой ночью Фаэс не успел даже прилечь: накануне прибыл важный груз из Северных гор вместе с очередной партией горняков, среди которых, как выяснилось, оказалось немало квартов. И все бы ничего, однако нелюди обладали столь скверным характером, что угомонить их стоило большого труда даже их старейшинам. А поскольку лучших мастеров по камню на Во-Алларе найти было трудно, и сами кварты прекрасно об этом знали, то по прибытии устроили такую склоку с явившимися раньше мастерами-людьми, что только личное вмешательство эрдала, на которого король повесил это гнусное ярмо, спасло выработку от тотального разрушения.

Пытаясь угомонить взрывоопасных карликов, Фаэс потратил двое суток лишь на то, чтобы самолично съездить до шахты и обратно; еще часа два разбирался в причинах возникшего конфликта; почти час зычно матерился на обе стороны, не сумевшие найти общего языка. Едва не сорвал голос. Чуть не лопнул от злости. Но справился. Уладил. Проклиная все на свете, повернул восвояси. И лишь сейчас добрался до родного дома, чтобы впервые за много времени рухнуть в кровать и нормально уснуть.

На порог спальни он ступил уже тогда, когда простые люди, сладко позевывая, лениво выбирались из постелей и гадали, чем бы заполнить грядущий день. С раздражением сорвал с себя пыльную куртку, стащил через голову пропотевшую рубаху, которая всего за два дня превратилась в половую тряпку. Наскоро умылся, с наслаждением растерев кожу до красноты. А потом устремился к постели, искренне надеясь, что на ближайшую дюжину оборотов сможет забыть о проклятой работе.

Однако едва старый ветеран добрался до подушки и с облегченным вздохом прикрыл глаза, как его покой бесцеремонно потревожили. Причем не кто иной, как собственный фэйр, от которого эрдал не ждал подобного предательства. – Крой, отстань, – буркнул он, вяло отбрыкнувшись и уткнув нос в восхитительно мягкую подушку. – Все завтра.

– Р-р! – возразил пес, даже не подумав отойти от хозяина.

– Нет, уйди. Алларом прошу – оставь меня в покое.

Крой недовольно фыркнул, однако не отказался от намерения испортить эрдалу заслуженный отдых. А когда тот попытался накрыться с головой, просто цапнул одеяло зубами и бесцеремонно стащил его на пол.

– Крой!

– Р-р-р!

– Да чтоб тебя… – Фаэс в раздражении вскочил и сердито уставился на фэйра, впервые за много лет испытывая сильное желание кинуть в преданного зверя чем-нибудь тяжелым. Но раздражение быстро прошло, сменившись искренним недоумением, а потом и растерянностью, потому что пес не только не отстал, но еще и за штанину хозяина ухватил, настойчиво куда-то потянув.

Эрдал обреченно вздохнул и поднялся: своему фэйру он доверял полностью. И раз уж Крой рискнул вызвать его неудовольствие, значит‚ случилось что-то такое, о чем он должен узнать немедленно.

– Ладно, иду, – снова вздохнул эрдал, когда Крой отбежал к двери и всем видом изобразил нетерпение. – Все равно покою не дашь. Что там у тебя случилось?

Следом за радостно взвизгнувшим псом Фаэс быстро вышел из комнаты, пересек короткий коридор и со все возрастающим удивлением зашел в собственный кабинет, который на время отсутствия надежно опечатал и оставил под хорошей охраной. Причем как магической, так и самой обычной, поскольку взрослый, хорошо обученный фэйр по силе и скорости вполне мог потягаться с отрядом вооруженных наемников. А Крой был обучен хорошо. Под его защиту Фаэс не побоялся бы отдать даже бесценные раритеты из королевской сокровищницы. Но сегодня пес был возбужден и откровенно взволнован… с чего бы это?

Едва ступив на порог рабочего кабинета, эрдал растерянно замер.

– Что за?.. – он неверяще уставился на большой письменный стол, который перед уходом совершенно точно оставил пустым, но где теперь лежал плотный бумажный пакет. – Крой! Это как понимать?! Ты пустил кого-то в дом?!

Фаэс кинулся к окну, однако сторожевые заклятия были не потревожены. И на двери тоже. В стенах ни щели не появилось, на замке – ни единого следа взлома. Однако пакет был. И вызывающе белел на фоне темной столешницы, будто приглашая себя вскрыть.

Не обратив внимания на тревогу Фаэса, Крой важно подошел и, цапнув сверток огромной пастью, почти торжественно вручил обалдевшему хозяину. Тот машинально взял, чувствуя под пальцами плотную бумагу, растерянно повертел в руках. Но потом кинул взгляд на спокойного пса и успокоился: Крой бы не позволил ему прикоснуться к свертку, если бы тот был опасен. Значит, подвоха нет. Да и пес скорее ждет с нетерпением, чем всерьез беспокоится. Что за бред?

Нахмурившись, Фаэс поднес пакет почти к самому лицу и неожиданно обнаружил, что на одной его стороне чьим-то изящным почерком было выведено: «Прости. Тебя не дождался: слишком долго гуляешь. Свою вещь забрал, но взамен оставляю не менее ценную. Распорядись с умом. Буду ждать результатов в Скарон-Оле». А снизу виднелась короткая приписка – неровная и корявая, как если бы писавший в последний момент вспомнил о чем-то важном и заканчивал послание впопыхах. Или же в крайне неудобной позе. Например, сидя на корточках или держа увесистый пакет на весу: «P.S. Передай да Миро, что не все его птенцы погибли. Часть «ловчей сети» жива и до сих пор работает».

Фаэс озадаченно потер подбородок, а потом разорвал верхний слой бумаги и с недоумением уставился на рассыпавшиеся по столу листы, исписанные сверху донизу мелким, убористым, но все тем же изящным почерком.

В первое мгновение он даже не понял, что именно видит, но потом вчитался и неожиданно замер. Наконец, наткнулся на аккуратно составленную карту, на которой сумел узнать только очертания гор. А потом прочитал подписи и сдавленно охнул:

– Гай!

Крой довольно заурчал.

– Шеттов ты сын… – неверяще прошептал Фаэс, жадно рассматривая добытые Фантомами сведения. – Все-таки вернулся… из Невирона… убью гада, как только увижу!

Крой улыбнулся во всю пасть и бодро застучал хвостом по полу, ни на миг не поверив, что хозяин это всерьез. А Фаэс пораженно покачал головой, поворошил дорогую бумагу, но вспомнил о важном, метнулся к тайнику, возле которого осталось непотревоженным мощное сторожевое заклятье. В страшном подозрении снял сложную защиту, сунулся внутрь и…

Со злым восхищением выругался, обнаружив, что тайник действительно пуст:

– Ах ты ж, сволочь! Хотя если уж ты в дом пробрался, не нарушив моей «охранки»… ну, Гай… ну, мерзавец… – эрдал чуть не задохнулся от обилия приходящих на ум эпитетов. Но затем опомнился. Посмотрел на лежащее на столе сокровище, важность которого была оценена им совершенно правильно. Обреченно вздохнул, поняв, что сна ему теперь долго не видать.

А потом бросил фэйру:

– Писца и мага сюда. Немедленно. И шустрого гонца к полудню. Где хочешь достань. Хоть из-под земли вырой. Но эти данные должны попасть в Рейдану не позднее завтрашнего вечера.

Крой бегом кинулся исполнять приказ. Тогда как Фаэс, даже не обернувшись, медленно опустился в кресло и надолго задумался, невидящим взором глядя на бесценные бумаги и сиротливо пустующий тайник, где еще несколько дней назад терпеливо ждал прихода законной хозяйки невероятно редкий амулет, выточенный из цельного, поразительной чистоты сапфира.

Глава 1


 

– Спасибо за урок, мастер Лаор, – сказала я, коротко поклонившись, но все равно краешком глаза следя за учителем и прекрасно помня, что самые большие гадости он любит устраивать именно напоследок. Однако обошлось: стоящий напротив скарон чуть кивнул, опустил тренировочные мечи и знаком подтвердил, что на сегодня занятие действительно закончено.

Ф-фу… выпрямившись и вернув оружие на стойку, я перевела дух. Слава Аллару, хоть на этот раз членовредительства не случилось. В смысле, почти не случилось: занятия в Школах воинов редко обходились без увечий, и мои уроки не были исключением. Но, по крайней мере, сегодня я была жива, ничего себе не сломала и даже могла самостоятельно передвигаться. Правда, натруженные мышцы и растянутые связки заметно болели, однако трехчасовое занятие отнюдь не вымотало меня, как в бытность учебы у Теней. Несмотря даже на то, что после возвращения из Благословенной пришлось начинать чуть ли не с нуля, а наработанные некогда навыки долго и упорно восстанавливать.

Вы спросите: зачем мне потребовалось чего-то там восстанавливать?

Увы. Стыдно признать, но после Рейданы мой живот слишком долго не хотел заживать, хотя Эррей каждый день исправно мазал его противной мазью господина да Лоро, а целительная «синька» значительно усиливала ее действие. К тому же я пообещала братьям, что буду строго соблюдать рекомендации королевского лекаря и не притронусь к оружию вплоть до окончания оговоренного ими срока. Соответственно, в Невироне не напрягалась, временно отставила тренировки в сторону и строго соблюдала предписанный режим. Ну насколько это было возможно. В результате чего закономерно ослабла, утратила сноровку и весьма заметно потеряла в скорости.

Однако ничто не длится вечно: по истечении четырех месяцев мерзкая рана, наконец, закрылась; страшный ожог, изуродовавший мне весь живот, практически сошел на нет. Фантомы, вернувшись из Невирона, получили кратковременную передышку. А для меня пришло время вплотную заняться восстановлением формы.

Правда, поначалу я думала, что функции тренеров возьмут на себя мои Тени, ведь кому этим заниматься, как не им? Я всю дорогу до Скарон-Ола лелеяла эту эгоистичную мысль и уже предвкушала, как буду долго и упорно их эксплуатировать, чтобы вернуться к прежнему уровню мастерства. Однако в связи с последними событиями от этого варианта, увы, пришлось отказаться: к сожалению, новоявленные владыки Скарон-Ола с трудом выкраивали время для собственных тренировок, не говоря уж о том, чтобы заниматься кем-то еще. Кажется, они и спать-то не всегда успевали. Ели на бегу, дремали вполглаза, из дворца вообще не отлучались. А все остальное время безвылазно торчали на идущих друг за другом советах кланов, решая и обсуждая накопившиеся за годы государственные вопросы, от которых, увы, было не отвертеться.

В какой-то момент я даже начала подозревать, что эти самые вопросы копились с того самого дня, как Скарон-Ол лишился своих прежних владык, или что главы кланов намеренно торопились ввести братиков в курс дел, чтобы поскорее снять с себя ответственность. Но потом рискнула поинтересоваться, над чем они работали весь последний месяц, выяснила на свою голову, чем положено заниматься государю‚ и с содроганием поняла, что ни в жизнь такие сложности не осилю. Как оказалось братики занимались буквально всем: от проблемы Степи, чья граница подходила вплотную к Кайре, и по поводу которой местные военные шишки до сих пор не пришли к единому мнению, до вопроса о скорейшем проведении коронации. От трудностей с осенней ярмаркой, на которую, прослышав о возвращении владык, обещало прибыть втрое больше караванов, целая куча иностранных послов и, соответственно, вдесятеро больше народу, чем обычно‚ до вопроса о разработке новых адароновых шахт. На братиков повесили и многие текущие дела. От них требовалось соблюдение целой массы жутко важных ритуалов, обрядов, обязанностей и другой ерунды, соблюдение которой могло прийти в голову только безумцу. Обычаи, чтоб их! И это при том, что основной шок от осознания нового статуса уже прошел‚ и братики успели неплохо освоиться. Более того, часть замшелых традиций они-таки сумели заменить, упростить и модернизировать. С чем-то, конечно, пришлось смириться. Что-то, к собственному неудовольствию, срочно осваивать. Многое запоминать, заново учить и привыкать выглядеть соответственно титулу. А когда мы вернулись из Невирона и предоставили новые данные по Тварям… когда появилась подробная карта Степи и самого Невирона‚ и всерьез встал вопрос о реальной возможности зачистить этот гадюшник…

Короче, братики увязли так, что вытащить их из этой ямы уже не представлялось возможным.

Однако Бер, которому я обмолвилась о своих трудностях, все же выкроил несколько часов своего драгоценного времени и, что-то там у кого-то выяснив, дал мне координаты мастера-мечника, чья Школа уже лет двадцать слыла одной из лучших в Скарон-Оле. После чего мне оставалось только вздохнуть и покорно отправиться к этому самому мастеру. А так как на тот момент я еще не слишком представляла, что такое эти самые Школы, то к рекомендации Бера отнеслась с некоторым скепсисом и лишь спустя несколько дней была вынуждена признать, что, пожалуй, нашла достойную замену.

Школа мастера Лаора, в отличие от большинства заведений подобного типа, располагалась не во Внешнем городе, а в Старом, что указывало на ее привилегированное положение и буквально кричало о том, что простых учеников там не бывает. Достаточно лишь напомнить, что чужакам в эту часть Скарон-Ола путь был заказан, и сразу становилось понятным, что создавалась она исключительно скаронами и исключительно для скаронов. Причем для лучших из лучших. При том, что местные жители все были немного с прибабахом, в эту элитную Школу брали совсем уж буйнопомешанных маньяков, с которыми не рискнул бы связаться ни один нормальный человек. А теперь туда взяли еще и меня… гм… да-да! Именно что взяли. И не надо ехидно ухмыляться: неловкое «гм» прозвучало лишь потому, что я некстати вспомнила, как при первом ее посещении все три великовозрастных ученика мастера Лаора обернулись в мою сторону. И ошарашенно вытаращились, когда я нагло переступила порог этого маленького, но ОЧЕНЬ известного заведения, да еще громко поинтересовалась, где мне найти уважаемого сенсея.

Представили эту картинку? Прочувствовали? Ну вот вам и «гм». А со своей стороны могу сказать, что мне в тот момент стало неуютно. Хорошо, обошлось без эксцессов, но лишь потому, что Бер позаботился обо всем заранее и от лица клана попросил учителя меня проверить. Чтобы потом, если его все устроит, взяться за восстановление утерянной формы.

Надо сказать, в самый первый момент мастер Лаор на меня особого впечатления не произвел – среднего роста (что для рослых уроженцев Скарон-Ола выглядело чуть ли не смешным), сухощавый, лет шестидесяти навскидку; почему-то обритый наголо и одетый в какую-то непонятную хламиду, похожую на одеяния странствующего монаха. Ни традиционной косы на затылке, ни знаков клана на одежде… честно говоря, он совсем не походил на знаменитого учителя, на которого смотрели открыв рот даже представители старших кланов. И это при том, что внутренняя магия мастера была далеко не самой сильной среди сородичей. Вернее, он ею практически не владел. Зато боевое мастерство достигло таких невероятных высот, что это признавали даже придирчивые Тени. Просто потому, что мастер Лаор был одним из немногих учителей, который ратовал за создание единого стиля и одним из первых попытался превратить четыре основных школы древнего боевого искусства скаронов в одну.

Собственно, именно по этой причине Бер его и рекомендовал.

Мое появление в Школе ознаменовалось почти что шоком, поразившим учеников мастера в тот самый миг, как только я представилась. Учеников, как я упомянула, было всего трое: Рубин, Изумруд и Сапфир (Адаманты, как выяснилось, ВСЕГДА учились только в своем клане и исключительно у своих мастеров), однако воззрились они на меня с одинаковым изумлением. И я их понимаю: какая-то непонятная чужачка… просится в ученики… по рекомендации старшего клана… да еще в элитную Школу, когда туда и своих-то не больно брали…

В общем‚ встретили меня без энтузиазма.

Но когда мастер Лаор, придирчиво изучив мою мнущуюся на пороге персону, сухо сообщил, что освободится только через два часа, я, признаться, даже обрадовалась: перед занятием хотелось разогреться. Никто ж не знал, как меня собирались испытывать и что для этого понадобится. Вот я и решила подготовиться к любому повороту событий. Двух часов как раз должно было хватить, так что на неприветливый тон мастера я не отреагировала и лишь попросила выделить уголок для разминки.

После этого скарон придирчиво меня оглядел, с немалым подозрением посмотрел на шейри, вновь принявшего облик снежного барса; чуть нахмурился, заметив предупреждающий оскал Лина, но местечко все-таки выделил. И не приставал с советами все два часа, пока я разминалась, постепенно доводя себя до нужной кондиции.

Конечно, разминка по первости шла туго: сквозная дыра в животе очень уж надолго выбила меня из колеи. Но выделенные мастером часы, которые кому-то могли бы показаться бесконечно долгими или даже бесполезными, стали для меня щедрым подарком. Я только-только успела аккуратно размяться и заодно убедиться, что самые трудные растяжки мне пока недоступны, как занятие у скаронов закончилось. Они всласть порезали друг другу шкуры, от души набили физиономии, поломали кости, потому как работали в полную силу и с боевым оружием, затем привычно подлечились «синькой» (где ее только взяли в таком количестве?!) и по знаку учителя уползли в раздевалку, бросая в мою сторону не слишком приветливые взгляды.

Дождавшись, когда скароны освободят пространство, господин Лаор вызвал меня на утоптанный песчаный круг, служивший ученикам своеобразным ристалищем, а затем предложил в качестве аперитива небольшую проверку, для чего мне, как даме, следовало первой выбрать оружие. «Дама», конечно же, выбрала то, что привычно – короткий аналог спатхи и более длинный меч для правой, ударной руки. Мастера этот выбор, кажется, удивил, хотя вслух он ничего не сказал. Я, в свою очередь, решила, что тут так не принято, и даже малость обеспокоилась. Но потом увидела, как он вытаскивает со стойки вторую такую же пару для себя, и облегченно перевела дух.

В итоге, мы сошлись в поединке, будучи в равных условиях. Ну, за исключением того, что он – мужчина, а я – «дама», причем изрядно контуженная. Но мастер Лаор и тут повел себя как благородный человек – с самого начала темп не взвинтил, подлых подножек не ставил, силу ударов соизмерял с моими размерами… причем порой так откровенно, что вскоре я попросила его не осторожничать. Хотя он к тому моменту и сам понял, что я не от безделья маюсь и не просто так пришла именно к нему. А когда один за другим провел на пробу четыре приема из разных техник боя старших кланов, то удивился уже по-настоящему, обнаружив, что они мне прекрасно знакомы.

После этого у нас состоялась довольно продолжительная беседа, в ходе которой я честно призналась, что моим обучением занимались братики-скароны. Причем занимались плотно, серьезно, хотя и не слишком долго. А потом пояснила, что в силу ряда причин освоила их науку практически полностью. Но с некоторых пор ослабла и срочно нуждаюсь в реабилитации. Затем я подробно рассказала о своих затруднениях. Без всякого стыда задрала рубаху, показав многострадальный живот, на котором еще виднелись следы недавнего увечья. Терпеливо снесла вдумчивый осмотр, который мастер не постеснялся провести прямо там, на ристалище. И искренне порадовалась, когда он предложил показать все, на что я еще способна в таком неприличном состоянии.

После этого еще полчаса мы потратили на выяснение моих нынешних возможностей. Причем мастер был уже далеко не так осторожен, как поначалу. Он честно протестировал меня по всем четырем Школам, безжалостно погонял по площадке, настойчиво пытаясь пробить защиту и пробуя то взять ее нахрапом, то аккуратно взламывая с разных сторон, как умелый хакер. Он даже заставил меня вспотеть, чего, если честно, не случалось уже несколько месяцев. И он-таки сумел, в конце концов, найти мое слабое место, после чего болезненным уколом в живот дал понять, что после встречи с высшей Тварью я действительно стала уязвимой.

Отдышавшись, я поднялась с песка, с огорчением констатируя, что раньше спокойно держалась против четырех воинов старших кланов, а теперь и одного не могу нормально остановить. Поднималась, надо сказать, с некоторым раздражением. Ждала, что мастер все-таки откажет. И здорово удивилась, когда впервые увидела на его бесстрастном лице улыбку. А потом обернулась и поняла, что наш спарринг воочию наблюдали все его ученики, как раз успевшие переодеться. Как оказалось, они никуда не ушли и битых полчаса наблюдали за тем, как я уворачиваюсь от подвижного, ловкого, дьявольски изобретательного скарона, который, судя по всему, добился своего и освоил все четыре техники боя. Как я падала, шипя от боли и тихо проклиная свою неуклюжесть. Короче, все они видели. Даже мой единственный и очень скромный успех, когда ценой неимоверных усилий мне-таки удалось достать проворного скарона.

В общем, поначалу я расстроилась. Но потом мастер Лаор все с той же загадочной улыбкой сообщил, что будет рад новой ученице, отчего мне тут же расхотелось страдать, а настроение взлетело до небес. Когда же я узнала, что для меня он даже готов выделить специальное время, чтобы не мешать остальным ученикам, то вообще растаяла и клятвенно пообещала являться в любой день, когда у него только появится возможность заняться моим ослабленным телом. В ответ получила заверение, что «если леди желает, то с ней могут заниматься столько, сколько она захочет», обмерла от радостной догадки и тут же выпалила, что приду завтра с рассветом. И вообще, когда он скажет. Лишь бы учил.

Мастер только улыбнулся шире.

С того времени так и повелось: каждое утро я вскакивала спозаранку, тщательно грелась и растягивалась, чтобы не тратить на это время в Школе; потом быстренько собиралась и почти бегом мчалась на занятие, чтобы успеть вдоволь пообщаться с учителем до того, как его начнут отвлекать другие ученики. Примерно до полудня он честно со мной возился, так же честно пытаясь вышибить дух из моего бренного тела, а потом я была предоставлена сама себе. Так что могла и по городу погулять, и местные достопримечательности осмотреть, и поспать, и поесть, и вообще – делать все, что заблагорассудится, не особо заботясь о последствиях.

Сегодня мы закончили чуть раньше, чем обычно – мастеру Лаору нужно было куда-то уехать, поэтому гоняли меня не до разноцветных кругов в глазах, и выходила я за ворота вполне себе бодрячком, обдумывая планы на ближайшие пару часов. Однако когда увидела терпеливо ожидающую снаружи, вооруженную до зубов охрану, моментально лишилась хорошего настроения и тяжко вздохнула.

Да, забыла сказать: с некоторых пор у меня появились телохранители. Вернее, телохранительницы. Целых восемь штук. Которые должны были оберегать мое драгоценное тело от злобных посягательств неизвестных идиотов-самоубийц командами по четыре человека: Рубин, Сапфир, Изумруд и, естественно, Адамант. В две смены: сутки через сутки. Мило, да?

Спешу пояснить: это братики распорядились. Ровно с того момента, когда я стала выходить в город. И это было не лишено смысла, однако представить, что меня будут денно и нощно охранять сурового вида девицы в традиционных одеяниях старших кланов… сопровождать меня по всему городу, демонстрируя свои адароновые мечи, да при этом шугать с дороги ни в чем не повинных людей…

Честное слово, я, когда увидела возле дверей своих покоев это сомнительное чудо, просто онемела. А когда одна из Алых заявила, что с этого дня приказом владык по две девушки от каждого старшего клана закреплены за мной, как за «особо важной персоной», знаете, что со мной было?

Правильно. Минут через пять я уже ломилась в тронный зал и с искренним негодованием изучала адароновые маски «владык», выразительно нащупывая на поясе мечи.

Черт! Не настолько я стала слаба! При том, что среди южан существовали строгие нормы поведения между противоположными полами, и за нарушение этих норм можно было нарваться на серьезные неприятности. Однако братики, видно, решили, что одну меня отпускать никуда нельзя, что без охраны я и шагу ступить не сумею, и что с этой задачей Фантомы уже не справятся.

Кстати, в то время в тронном зале опять шло какое-то совещание. На котором, естественно, присутствовали главы всех старших, а также десяти младших кланов. Разумеется, о моем существование они уже знали (братики позаботились, чтобы до каждого их подданного были доведены сведения о странных чужаках, которым позволено находиться в любой части Скарон-Ола без ограничений), и столь вопиющее нарушение традиций было воспринято ими со вполне закономерным недовольством. Правда, стража к нам не цеплялась и не задавала глупых вопросов. Однако внутреннего напряжения это не снимало. Несмотря на то, что с нами обращались ровно, подчеркнуто уважительно, правда, с такими постными выражениями лиц, что даже я, не желая создавать Теням лишних проблем, старалась как можно меньше отсвечивать во дворце.

Но в тот день у меня просто лопнуло терпение.

Надо сказать, при моем появлении братики нервно заерзали. Но когда я, подойдя поближе, ядовито осведомилась, что это за штука такая и почему у меня теперь болтается две пары попутчиц за плечами, Ас довольно твердым голосом сообщил, что без сопровождения он меня из дворца не выпустит. Особенно когда не все воины его расы знали о моем статусе. Иными словами, народ по большей части лишь догадывался о том, кем я прихожусь владыкам, главы кланов знали часть правды. И, в силу ряда причин, я сама желала, чтобы так оставалось и дальше.

Поэтому кое в чем Ас, конечно, был прав. Но меня возмутила сама мысль о том, что они ОПЯТЬ не поставили меня в известность. Тогда как девицы, похожие друг на друга, как восемь капель воды (ну, за исключением цвета глаз и тона доспехов, которые носили, не снимая, даже в хорошо защищенном дворце), отнеслись к своему назначению крайне серьезно. То есть, не спускали с меня глаз и норовили зайти следом даже в уборную. Впрочем, скароны всегда и ко всему относились очень серьезно. Даже если приказ был им не по душе.

А по девочкам я мигом поняла, что мою персону они не считают достойной такой охраны. Для них я была чужой, совершенно бесполезной и невесть каким образом получившей благосклонность владык особой, из-за которой девицы были вынуждены таскаться за мной по всему городу. Да еще и перечить не смели, когда меня заносило то в Новый, а то и во Внешний город, где ни один уважающий себя скарон не появится без веской причины. Но где зато были торговые лавки, воинские Школы и куча всего интересного, на что мне бы очень хотелось посмотреть.

В итоге, я заполучила не просто охрану, а самую настоящую головную боль. И по тому, с каким выражением уставился на меня Ас, полностью поддерживаемый Бером, Ваном и Гором, я поняла: или терплю телохранителей и свободно гуляю по всему Скарон-Олу, или посылаю всех к Айду, всерьез ссорюсь с братиками, а потом сообщаю всему миру правду о себе и тоже гуляю. Только с испорченным настроением, злая как собака… и все равно с сопровождением. Тайным. На что мне ненавязчиво намекнули, когда я заявилась в тронный зал и сообщила, что от охраны категорически отказываюсь.

Потом мы с Асом, конечно, поговорили на эту тему. В отдельном помещении и без свидетелей. И Ас даже согласился, что понимает причину моего негодования, но, к сожалению, не имеет понятия, как еще оградить меня от внимания его опасных соотечественников. Потому что выпустить меня одну он опасался, выпустить в компании Фантомов опасался вдвойне, достойных кандидатов в проводники пока не нашел, а запереть меня в четырех стенах не имел (к сожалению, видимо) права. Поэтому и предлагал некий компромисс, раз уж они, четверо, больше не способны оберегать меня как раньше.

В конце концов, мы сошлись на том, что суровые девушки-скароны во дворце меня не «пасут», а в городе я от них не бегаю. В ответ они не мешают мне делать то, что я считаю нужным, держатся на некотором отдалении и вообще, не мозолят глаза.

И они не мешали. Честно. Однако и на контакт идти наотрез отказывались. Да, девочки не хамили. Оставались неизменно вежливыми, корректными, добросовестно сменяли друг друга раз в два дня, терпеливо пропускали мимо ушей мои предложения расслабиться, а потом так же благополучно отворачивались и продолжали играть роль тупых исполнительных механизмов.

В итоге, у ворот Школы меня ждали четыре молчаливые, облаченные в адароновые брони фигуры, в которых с трудом можно было опознать особ женского пола. Говорить на отвлеченные темы эти амазонки отказывались (не положено, видите ли, с нанимателем беседы вести). Лица их оставались всегда бесстрастными и такими же выразительными, как забрала на шлемах. Так что, можно сказать, что они ни цветом кожи, ни длинными черными косами, ни выражением смурных физиономий практически не отличались от своих сородичей-мужчин.

– Госпожа… – поклонились «верные телохранители», стараясь не смотреть мне в глаза.

Я равнодушно кивнула, стараясь уделять им внимания не больше, чем они мне, и, не говоря ни слова, направилась прочь. В сторону Внешнего города, где нас уже ждали побратимы.

Кстати, у Фантомов имелись опознавательные знаки – алые кожаные шнурки наподобие «меток» в Невироне, которые повязывались на левое плечо и издалека сообщали, что данные чужаки являются важными для Алого клана. А вот мне, к сожалению, такая метка была не положена – в местном законе не указывалось, что их могут получать женщины-иноземки. А раз так, значит, таскать мне за собой охрану до скончания веков. Или пока владыки не решат, что она больше не нужна.

Ах да. Прошу прощения: о самом-то интересном я как раз и не сказала – владыки…

Когда мы сообразили, кем стали мои Тени, и принялись выяснять подробности, то оказалось, что многое из того, что мы знали об амулетах власти, было в корне неверным. Впрочем, ни один чужак не мог с уверенностью утверждать, что хорошо разбирается в обычаях скаронов, так что Лин ввел нас в заблуждение не намеренно. И он не мог знать, что на самом деле амулетами являлись не кулоны, которые сейчас красовались у братиков на груди, а именно троны. Те самые, адароновые и, наверное, жутко неудобные штуковины, куда неустанно стекалась вся сила кланов.

Собственно, это и была одна из причин, по которой братики не могли надолго покинуть дворец: пока они не научились в полной мере контролировать свои способности, отдаляться от источника силы для них было небезопасно. Сложность заключалась еще и в том, что для полного сродства с амулетами требовались знания, опыт, которыми торопливо делились с ними главы кланов, и, самое главное, время. Чтобы управлять своей магией, братикам приходилось учиться. Причем в спешке, с жуткими перегрузками, потому как до поездки в Скарон-Ол реальных знаний о своем даре у них не было. Ребята действовали больше по наитию, а теперь идти наобум было уже нельзя, в результате чего им, как и мне, приходилось начинать все с нуля. Заново изучать теорию, заново практиковаться и даже зубрить! И когда они сумеют достичь пресловутого равновесия, о котором каждый день талдычат главы кланов, одному Аллару… ох, простите… Лойну известно.

Кстати, кулоны на братиках, скорее, служили некими мостиками между их дарами и кланами. Как перемычки, по которым сила равномерно текла в обоих направлениях. С одной стороны, они давали владыкам доступ к любому из своих подданных, а с другой… и это, пожалуй, было единственным, что примирило нас с нынешним положением вещей… амулеты забирали у новоявленных владык излишки сил в общую «копилку». А когда требовалось – возвращали обратно.

Правда, в самый первый момент, когда в тронный зал набежала куча народу, парни даже предположили, что сейчас их, как мерзких воров, будут убивать, и, разумеется, изготовились дорого продавать свои жизни. Даже нахамить кому-то успели, разжигая в себе веселую злость, вместе с которой не так погано помирать.

Однако каково же было их удивление, когда ворвавшиеся в зал скароны, вместо того, чтобы напасть, лишь потрясенно выдохнули. Как-то переглянулись, жадно уставились на пылающие потусторонним светом амулеты власти. После чего внезапно вытянулись в струнку и, не произнеся ни единого слова, дружно отдали честь.

Пока братики ошалело моргали, внутрь забежали еще люди, и вооруженная до зубов толпа стала намного больше. Коридоры оказались запружены до отказа, подступы к дворцу надежно перегорожены, а все выходы наглухо перекрыты, как если бы сюда действительно сбежалось население всего города. Несколькими минутами позже в тронный зал примчались взбудораженные главы кланов, после чего началась такая свистопляска, что у Теней не осталось ни единого шанса вырваться незамеченными. Наконец, кто-то самый смелый (кажется, Сарго?) торжественно сообщил, что рад приветствовать новых владык Скарон-Ола, что настоящие артефакты – вот они, у них за спиной, и что для стабилизации дара от них нельзя отходить надолго… дескать, добро пожаловать, дорогие гости, мы так долго вас ждали, а теперь не соблаговолите ли вникнуть в наши проблемы и взвалить себе на плечи все то, от чего мы теперь будет старательно открещиваться…

Короче, братики, сами того не желая, влипли по уши. Причем сей прискорбный факт мои Тени, когда осознали, не преминули прокомментировать прямо там, у всех на виду. Ровно после того, как Ас перехватил взгляд а-сата Аро, изумился появившемуся там облегчению и, от растерянности воспользовавшись амулетом, с потрясающей ясностью вдруг осознал, что случилось. Проще говоря, неосторожно заглянул в чужие мысли и только тогда в ужасе понял, что его гнусно обвели вокруг пальца и сделали все, чтобы эта ночь закончилась именно здесь и именно так.

Оказалось, что этого мига суровый глава Алого клана ждал всю свою сознательную жизнь. Мечтал о том, что когда-нибудь у Скарон-Ола все-таки появится сильный владыка Алый. Более того, с самого начала подозревал, что у Аса может получиться. Прекрасно рассмотрел, несмотря на все ухищрения, его необычную дейри. Почувствовал ее еще там… на крыше… когда чья-то невероятно могучая воля осторожно попробовала исследовать его щит. А потом осознал, что Лойн все-таки услышал его молчаливые молитвы‚ и что эта встреча станет поистине судьбоносной, обернувшись для него самого или невероятной удачей, или же нелепой смертью.

Чем он рискнул для того, чтобы подтвердить свои догадки – о том знал, наверное, только сам господин Аро. Сколько усилий ему стоило сохранить невозмутимое лицо, одновременно приказывая убить принесшего с собой безумную надежду чужака – о том он никогда и никому не расскажет. Как никогда не заикнется, каким тяжким грузом легли на его совесть жизни трех прекрасных воинов. И каким невыносимым грузом могли бы лечь на нее жизни обеих его, одинаково любимых дочерей.

Но Аро не был бы скароном, если бы усомнился в принятом решении хотя бы на миг. И он не занимал бы столь высокий пост, если ставил во главу угла личные интересы. Отдавая собратьям смертоубийственный приказ, он преследовал лишь одну цель – заставить чужака открыться, подвести его к той грани, за которой стало бы ясно: годится ли он на роль нового владыки или же нет. И он довел Аса до этой грани. Искусно скрыв истинную причину приглашения его на совет, сделал все, чтобы увидеть настоящую дейри чужака. Но когда в тронном зале появились еще чужаки… когда рядом с Алым встали невесть откуда взявшиеся и восхитительно злые Сапфир, Изумруд и Адамант… когда при виде материализующейся возле тронов Тени даже Чеоро чуть не упал, а Ино просто онемел… когда даже Сарго тревожно вздрогнул и обернулся, ища у Алого собрата поддержки и помощи…

Вот тогда-то Аро и понял, что скоро умрет. Но умрет абсолютно счастливым, потому что гордый чужак вряд ли простит ему предательство. Впрочем, смерть главу Алых не страшила. Гнев владыки не страшил тем более. Он знал, на что шел, когда поднимал на него руку. Поэтому, когда вспыхнувший в ночи дворец возвестил о том, что после нескольких веков забвения Скарон-Ол все-таки обрел новых хозяев, Аро, ждавший этого мига с нетерпением и надеждой, первым поспешил войти в разгромленный тронный зал. Одним из первых увидел исполнение своей заветной мечты. И, смиренно преклоняя колено перед взбешенным Асом, на лице которого медленно проступало понимание, первым произнес:

– Клан принадлежит тебе, господин мой. Прими нас под свою руку и возьми то, что пожелаешь.

Ну… что на это сказать? У меня, наверное, в такой ситуации просто не нашлось бы нужных слов. У вас, возможно, тоже. Но Ас, насколько мне известно, справился даже с этим сложным делом, поэтому после процедуры представления народу тронный зал благоговейно внимал первой «торжественной» речи одного из своих новых владык.

Пожалуй, не буду утомлять вас перечислением тех выражений, которые невольно вырвались у братиков, когда они осознали свою ошибку. И не буду повторять даже малую их долю, которую слышала чуть позже собственными ушами. Достаточно сказать, что даже по прошествии полутора месяцев после той памятной ночи у Аса время от времени гневно вспыхивали глаза, а Ван так и норовил создать в комнате маленький смерч. Хотя никого, как ни странно, все-таки не убили. Более того, главы кланов сохранили свои посты. Сами кланы подверглись жесткой перестройке. Скарон-Ол теперь походил на растревоженный улей, в котором внезапно объявилась четырехглавая матка. А ощущение витающей над ним тревоги постепенно сгущалось, вынуждая меня загибать пальцы в преддверии перемен.

Глава 2

В Старом городе у меня особых проблем не возникло: кажется, нашу компанию начали узнавать издалека. Да и как не узнать, когда следом вышагивала такая внушительная охрана? Четверо симпатичных девушек, вооруженных в буквальном смысле слова до зубов, пушистый белоснежный зверь, при виде которого даже мужчины-скароны уважительно подавались в стороны, а между ними – я в роскошном черно-серебристом камзоле и совершенно без оружия (ну, Эриол не в счет). На такое чудо кто угодно обернется, чтобы убедиться, что не померещилось.


Читать Узнать больше Скачать отрывок на Литрес Внимание! Вы скачиваете отрывок, разрешенный законодательством и правообладателем (не более 20% текста). После ознакомления вам будет предложено перейти на сайт правообладателя и приобрести полную версию произведения. Купить электронку Купить бумажную книгу
4.0/2
Категория: ПОПАДАНКА | Просмотров: 23 | Добавил: admin | Теги: Игрок 9, Александра Лисина, Право сильнейшего
Всего комментариев: 0
avatar
Вверх