Новинки » 2022 » Сентябрь » 2 » Александр Седых. Проект «Надежда». Книга 1
09:39

Александр Седых. Проект «Надежда». Книга 1

Александр Седых. Проект «Надежда». Книга 1

Александр Седых

Проект «Надежда». Книга 1

 

с 04.03.21

Жанр: космическая фантастика, попаданцы

Проект «Надежда» – фантастический роман Александра Седых, первая книга одноименного цикла, жанр космическая фантастика, попаданцы.
Герой романа оказался в нужное время и в нужном месте. Именно там, где сошлись воедино две независимые линии вероятных событий. Теперь только от него зависит, каким будет новый виток развития: созидательным или разрушительным, да и начнётся ли он вообще. Появятся новые друзья. Появятся враги. Они помогут открыть и изучить собственные возможности. Однако в сохранении жизни героя заинтересованы и другие неведомые силы. Для него неудача – всего лишь смерть, а для них – крах надежды на возрождение.

Из серии: Проект «Надежда»
Возрастное ограничение: 16+
Дата выхода на ЛитРес: 04 марта 2021
Дата написания: 2019
Объем: 440 стр.
Правообладатель: ИДДК
Литрес
Книга 1

Александр Седых. Проект «Надежда». Книга 1

Александр Седых. Проект «Надежда». Книга 1

 

Проект «Надежда» – фантастический роман Александра Седых, первая книга одноименного цикла, жанр космическая фантастика, попаданцы.

Герой романа оказался в нужное время и в нужном месте. Именно там, где сошлись воедино две независимые линии вероятных событий. Теперь только от него зависит, каким будет новый виток развития: созидательным или разрушительным, да и начнётся ли он вообще. Появятся новые друзья. Появятся враги. Они помогут открыть и изучить собственные возможности. Однако в сохранении жизни героя заинтересованы и другие неведомые силы. Для него неудача – всего лишь смерть, а для них – крах надежды на возрождение.

 

159.00 руб. Читать фрагмент

 
Проект «Надежда». Книга 1

Глава 1. Побег

Чуткий сон Виктора прервал шум приближающихся шагов. На жёсткой лавке он и не мог быть другим. Первое ощущение на грани сонной одури и яви – боль в скованных наручниками запястьях. Она-то окончательно и заставила вспомнить, где он находится. Всё ещё не открывая глаз, слегка потянулся и пошевелил затёкшими руками, восстанавливая кровообращение. Боль тотчас вернулась.

«Не стоит дёргаться» – подумал Виктор и слегка приоткрыл глаза. Первое, что он увидел – двух полицейских, остановившихся возле его импровизированной кровати. Один из них, повыше и поплотнее, наклонился и слегка тронул Виктора за плечо:

– Эй, лентяй, поднимайся. Хватит прикидываться спящей красавицей. Если бы к самому удачливому контрабандисту побережья можно было так легко подойти, то, зачем тогда правительству содержать всю нашу контору?

Виктор, понимая дальнейшую бессмысленность представления, полностью открыл глаза и уже демонстративно снова сладко потянулся, подставляя свои «браслеты» чуть ли не к самому носу ближайшего стража порядка, благо руки сковали спереди. В противном случае пострадали бы не только запястья, а и всё затёкшее от неудобной позы тело. Да и заснуть в таком положении вряд ли бы удалось. Полицай чуть отпрянул, уклоняясь от прямого контакта с ладонями арестованного, но намёка не понял. Пришлось озвучить свои требования. Недовольно поглядывая на туповатых надзирателей, он проворчал:

– Может быть, пора снять эти дешёвые украшения, а то размяться мешают.

– Ну да, а потом опять ловить тебя по всему побережью, – усмехнулся второй, более молодой и подтянутый, полицейский.

– Как отсюда можно убежать? Здесь же кругом ваши довольные рожи. Да и как я заметил, ходите вы только парами, – возразил Виктор.

– А так же, как и в прошлый раз, из соседнего управления, – лукаво усмехнувшись, ответил плотный. – Народа там побольше нашего, но ты ухитрился выскользнуть из здания незамеченным.

– Или придумаешь что-нибудь похлеще. Бережёного бог бережёт, – добавил молодой.

– Неужели я такой страшный? – продолжая поддразнивать блюстителей закона, покачал головой Виктор.

– Не страшный, а хитрый, и это намного хуже, – отозвался молодой.

– Ладно! Хватит мозги пудрить! Поднимай задницу с постели и потопали к шефу, а то подумает, что ты опять каким-нибудь образом от охраны избавился и уже исчез в неизвестном направлении, – прервал разговор плотный.

– Эту пыточную лежанку они называют постелью. Все бока болят, – угрюмо проворчал Виктор, неторопливо вставая с жёсткой лавки.

– Ничего, шеф тебе скоро подымет настроение, – ухмыльнулся молодой, отходя в сторону и давая Виктору пройти вперёд.

– Наверное, отечески обнимет и отпустит на все четыре стороны? Нет? Тогда даже не представляю, каким образом начальник полиции собирается улучшить моё настроение. Разве что предложит распить с ним бутылочку контрабандного эфира. Тоже нет? Значит без вариантов, – буркнул Виктор, выходя из камеры.

Повинуясь указаниям конвоиров, он молча прошёл несколько поворотов по обшарпанному, давно нечищеному коридору, по укоренившейся привычке внимательно осматривая и запоминая всё вокруг, и поднявшись выше на несколько этажей, остановился посередине более-менее чистой комнаты, служившей приёмной начальника управления. На месте секретаря за примитивным пультом стационарного терминала сидел маленький, щуплый полицейский и двумя пальцами медленно и неумело что-то выстукивал на клавишах. Похоже, нейроинтерфейсом здесь даже не пахло. Да и робкие попытки блюстителя освоить примитивную технику, наводили на мысль, что это подобие секретаря даже не предполагает о существовании нейротехнологий. Впрочем, это не удивительно. Набирать таких неумёх из числа переселенцев – обычная практика полицейского управления. Редко кто из жителей города соглашался на опасную работу. Да и оплата была смехотворной.

Помещение мало чем отличалось от остальных переходов, по которым привели сюда Виктора. Небольшое пространство наполовину завалено какими-то ящиками. Практически везде лежал толстый слой пыли. Только вдоль стены и мимо стола с терминалом проходила относительно чистая дорожка. Роботы-уборщики давно не касались этого заповедника вечной грязи.

Как только Виктор в сопровождении полицейских переступил порог этой странной приёмной, словно застрявшей в далёком прошлом, секретарь каким-то змеиным движением выскользнул из-за стола и исчез за дверью шефа. Через несколько секунд он повторил эту процедуру в обратном порядке, оставив дверь открытой, и слегка кивнул сопровождению.

Виктор, не став дожидаться традиционного в этих случаях тычка в спину, сам направился в открытую дверь. Конвойные, чуть не наступая ему на пятки, беззвучно вошли следом.

В кабинете оказалось намного чище, хотя разных ящиков и тому подобного хлама для хранения всякой всячины хватало и здесь. Два больших окна, укреплённые мощными решётками, давали достаточно света, чтобы не споткнуться о какой-нибудь предмет убогой обстановки. За массивным столом сидел седой человек с нашивками капитана и что-то писал.

– Арестованный Виктор Стон по вашему приказу доставлен, – отрапортовал плотный, выйдя вперёд.

– Сопротивления и попыток к бегству не предпринимал, – добавил к рапорту молодой.

– Снимите с него наручники и ждите за дверью, – сказал капитан.

– Не боитесь, что сбежит? – неуверенно поёжился плотный, бросив осторожный взгляд на Виктора.

– Из этой комнаты выход только через двери, – махнул рукой седой в сторону толстых решёток на окнах, – а вам приказано ждать за ними именно для того, чтобы заключённый не сбежал.

Без дальнейших возражений, сняв наручники с Виктора, полицейские удалились.

– Садитесь, пожалуйста, – седой вежливо указал Виктору на единственный стул, расположенный напротив рабочего стола.

– Наконец-то слышу нормальное предложение в этом обществе, – поудобнее устраиваясь на большом сидении, довольно прокомментировал Виктор.

– Хочу поблагодарить вас за спасение сотрудника службы во время вчерашнего инцидента, – закрывая толстую папку на столе, продолжил седой, не обращая внимания на ехидный комментарий арестанта.

– Учить персонал надо лучше, – смутился Виктор, не ожидая этих слов, а затем, качая головой, продолжил: – Если бы не ваш недотёпа-патрульный, я бы сидел сейчас по ту сторону залива в лучшем баре и отмечал удачную сделку.

– Вероятно, вы правы. Однако с судьбой не поспоришь: в настоящий момент вы находитесь в полицейском управлении перед старым капитаном, которому напоследок удалось задержать знаменитого Стона всего за несколько недель до заслуженной пенсии, – задумчиво вертя ручку в руках, произнёс седой.

– Да, вы правы, от судьбы не уйдёшь, – кивая, с грустью в голосе согласился Виктор и тут же добавил: – Хотя ещё неизвестно, куда приведёт этот зигзаг удачи, и кому именно он предназначен. Преждевременно радуетесь. Поживём – увидим.

– Мне жаль вас, молодой человек, – продолжил седой в очередной раз, сбивая Виктора с толку. – Вы пошли в жизни не той дорогой. В тридцать пять ещё не поздно опомниться и изменить судьбу. Ведь по натуре вы добрый человек и пока не замешаны в убийствах невиновных людей, а при вашей деятельности рано или поздно снова придётся убивать, в том числе и безвинных.

– Уже поздно, капитан, – серьёзно поглядывая на собеседника, возразил Виктор, – с самого моего детства поздно. Не могу и не хочу сидеть в пыльном офисе и выполнять глупые задания тупого начальства. Для меня дни без приключений – это бессмысленно прожитое время. А убивать невинных я не буду никогда, и возможно, рано или поздно, это станет причиной моей смерти. На этом давайте закончим с воспитательным этапом и перейдём к подведению итогов моей деятельности.

– Если вам так не терпится, пожалуйста, хотя всё же советую пересмотреть ваши жизненные принципы, – доставая из сейфа объёмную папку, сказал седой. Современной компьютерной техникой в этом полицейском управлении даже не пахло. Он открыл увесистый фолиант, пролистал несколько страниц и начал читать вслух:

– За вами числится сто двадцать недоказанных контрабандных рейдов на побережье.

– Ключевое слово – «недоказанных», – вставил Виктор.

– Пока недоказанных, – возразил седой, упирая на первое слово, и продолжил: – Два рейда подтверждены всеми необходимыми документами, в том числе и вчерашний. Кроме того, вы замешаны в убийстве восьми человек из банды Джонни.

– Это была самозащита, и есть свидетели, – возмутился Виктор.

– Прошу меня не прерывать, – перевернув лист бумаги, спокойно сказал седой. – Да, у вас есть свидетели, но восемь человек – это много, и Джонни надавит на судей. Кроме того, у вас уже два года срока за неуплату налогов, три побега из участков с нанесением побоев полицейским и один побег из зала суда. По совокупности потянет лет на… Суд определит, на сколько. Это что касается минусов. Теперь рассмотрим плюсы. В последнем рейде вы спасли молодого полицейского после взрыва его катера, из-за чего вас собственно и взяли. Подведя итоги, могу сообщить: упрячут Виктора Стона, по крайней мере, лет на десять, а если Джонни подсуетится, то и на все пятнадцать.

– Я испугался, – комично поёрзал на стуле Виктор. – Всего лишь придётся сбежать ещё раз.

– Могу заранее обрадовать – вы будете первым, кому удастся сбежать до суда из моего управления, – седой поднялся и, подойдя к двери, вызвал охрану. Повернувшись к Виктору, добавил: – Мы почти не пользуемся в управлении современной техникой. Работаем по старинке. Но специально для такого случая, до момента передачи в суд, обеспечим вас надёжной охраной.

– Проводите господина Стона в пятую камеру. Пусть он подумает на досуге о дальнейшей судьбе. И предупредите охрану в коридоре, – приказал он плотному.

– Это к ненормальному профессору? – переспросил подчинённый.

– А у вас на примете есть свободная и надёжная одноместная камера, кроме той, которую уже арендовала шайка пришельцев с большими полномочиями? – удивлённо посмотрел седой на конвоира.

– Нет, сэр! Всё ясно, сэр! – отчеканил полицейский.

Защёлкнув на руках у Виктора наручники, старые знакомые вновь повели его по пыльным коридорам, только теперь вниз.

«Судьба подкинула очередную задачку, – подумал Виктор, шагая по этажам. – Что-то не хочется провести десять лет в четырёх стенах. Придётся уносить ноги или отсюда, или во время суда. Из тюрьмы убежать гораздо труднее. Да, капитан хорошо знает своё дело: запирает в камеру с каким-то чокнутым, да ещё и профессором. Из этого интеллигента напарник так себе. Вернее, никакой из него напарник. Знаю я эту братию. Только рассуждать красиво могут, а как до дела дойдёт – сразу сдуется. А бежать без сообщника в таких условиях – дохлое дело. Придётся придумать что-нибудь во время суда или после, а пока быть паинькой и не ввязываться в сомнительные авантюры».

– Похоже, совсем разорилась ваша контора, даже камер не хватает, и смотрю, лифтами вы из принципа не пользуетесь, – произнёс Виктор, пытаясь как-то расшевелить конвоиров.

– На тебя бы хватило, да понаехало тут разных, – с неохотой откликнулся один из них.

– Лифтом пользоваться запретили, собственной охраны кругом понатыкали, – недовольно проворчал второй.

– Это кто же может, так распоряжаться в вашем замечательном заведении? – заинтересовался Виктор.

– Нам не докладывали. Ткнули в нос шефу какой-то карточкой и стали здесь хозяевами, – продолжал недовольно ворчать плотный.

– Ага, – поддержал его молодой, – посадили в одиночку, в третью камеру какого-то жулика, и сторожат его непонятно зачем.

Так, неспешно шагая по переходам и лестницам и изредка поощряя болтливых полицейских мнимым сочувствием, удалось выяснить следующее.

Несколько дней назад с соседнего побережья прибыла большая группа гражданских с единственным пленником. Показали начальству какие-то документы. Подопечного закрыли в самой надёжной камере и установили в коридоре свою охрану. С трудом, из-за плохой здешней аппаратуры, связывались с кем-то по межпланетной связи и теперь сидят, чего-то ждут.

Профессор, к которому собираются посадить Виктора, прилетел недавно попутным рейсом для чтения лекций местным студентам из какого-то имперского университета. Однако здешним преподавателям эти лекции показались слишком странными, и они запросили сведения из учебного заведения об этом лекторе.

Выяснилось, что такого учёного никогда не было, а человек, представляющийся им – опасный сумасшедший, выдающий себя за светило науки. Поэтому псевдоучёному в еду незаметно подмешали снотворное, а когда тот заснул, упрятали его за решётку.

Проведя Виктора по последнему длинному и узкому коридору с четырьмя постами охраны, конвой остановил его возле единственной маленькой бронированной двери.

Видеокамера, расположенная под потолком, дёрнулась несколько раз, обозревая всё пространство коридора, и замерла. Створка медленно и бесшумно отъехала в сторону. Виктор первый раз за последнее время удивился по-настоящему. В небольшом помещении находились два робота-охранника класса «А». «Новых электронных стражей» показывали только однажды, в каком-то телешоу. Невероятно дорогущие, снабжённые всеми мыслимыми и немыслимыми степенями защиты, они применялись только в исключительных случаях. Раньше Виктору никогда не приходилось, не то чтобы лично встречаться, а просто слышать о том, что какой-то полицейский участок оснастили и усилили роботами «А». Вот так поворот, но это, несомненно, были они.

Беспристрастный страж представлял собой небольшую сферу, всего полметра диаметром, напичканную самой совершенной аппаратурой и мощнейшим вооружением. Собственный гравитационный привод и ртутный реактор в виде источника энергии, позволяли перемещаться в пределах планеты в любой среде: в воде, в воздухе и даже в вакууме.

– Как тебе охрана? – довольно рассмеялись полицейские.

«Однако, крутого мужика охраняют гражданские, – подумал Виктор. Подземный бункер, четыре поста, узкая дверь, глухие толстые стены, да ещё роботы. Видно удержать в другом месте пленника не так-то просто».

– Ну и устроил мне капитан весёлую жизнь, – совсем невесело пробормотал Виктор.

Роботы пропустили Виктора в сопровождении конвойных в помещение, и те, открыв одну из двух дверей кодовым ключом, впихнули арестанта в камеру.

– Просвещайся, пока есть возможность, – хихикнул на прощанье один из них.

В камере стоял полумрак. Немного привыкнув к нему после яркого света коридора, Виктор увидел довольно просторное помещение. Наверное, здесь не так давно находился небольшой склад. В центре располагался массивный квадратный стол, по краям у стен стояли две простые кровати. На одной из них, неудобно вытянувшись на боку, лицом к Виктору, лежал пожилой человек небольшого роста. На первый взгляд, никаких особенностей, указывающих на ненормальность сокамерника, Виктор не заметил. Вполне обычная внешность какого-нибудь профессора из провинциального университета. Виктор подошёл к незанятой кровати и сел. Матрас оказался неожиданно мягким.

– Условия как в отеле, и платить не надо, – тихо пробормотал он.

– Ещё бы воду провели и ванну поставили, и жить можно, – донеслось от противоположной стены.

– Ага, и гарем небольшой не помешал бы, да еду из ресторана, – продолжил Виктор, внимательно посмотрев на открывшего глаза соседа.

– Нет, пожалуй, для гарема я уже староват, – грустно улыбнувшись, не согласился профессор.

– А вы что, правда, ненормальный? – ехидно поинтересовался у него Виктор.

– Кто сказал про меня такую гадость? – вскочил с кровати профессор и выпрямился во весь небольшой рост. – Я профессор имперского университета, последние тридцать лет преподаю философию и никогда, слышите, никогда им не упрятать меня в сумасшедший дом.

– Никогда – это слишком долго, – возразил Виктор, устраиваясь поудобнее на кровати. – Кроме того, почему вы считаете, что наше общество не приют скорби? Мне думается, мы вообще живём в достаточно безумном мире.

– Пожалуй, в этом вы правы – успокаиваясь, согласился профессор и сел на кровать. – Первый раз встречаю в таком заведении здравомыслящего молодого человека.

– Приходилось раньше бывать в подобном учреждении? – удивлённо уставился на сокамерника Виктор.

– Последний раз лет семьдесят назад, – кивнул профессор.

– Сколько-сколько?.. Да сколько же вам лет? – ещё больше удивился Виктор.

– Не помню, кажется, за вторую сотню перевалило – задумчиво ответил тот, внимательно наблюдая за Виктором.

«Точно чокнутый, – подумал Виктор. – Неужели мне придётся до суда находиться в одной камере с этим ненормальным?»

– Нет-нет, я вполне нормален, но мне действительно за двести, – разгадав мысли Виктора, успокоил профессор.

– Выглядите вы на семьдесят, мне бы такую длинную жизнь, если конечно это, правда, – вздохнул немного успокоенный Виктор. Сокамерник в самом деле не походил на психа.

– Что бы вы стали делать, если у вас появится такая возможность? – в глазах у профессора загорелся огонёк интереса.

– Не знаю, наверное, продолжу действовать по-старому, – пожал плечами Виктор.

– Как это по-старому? – не отставал тот.

Виктор, немного подумав, решил не скрывать своего имени.

– Извините, не представился. Меня зовут Виктор Стон и о моих приключениях в этой дыре каждый день пишет какая-нибудь сетевая газетёнка, причём в самом невыгодном для меня свете.

– Вы тот самый контрабандист, за которым гоняется вся полиция побережья? – наступила очередь удивляться профессору. – А на фото вы выглядите гораздо старше.

– Да, я тот самый неугодный контрабандист, который перешёл дорогу местным толстосумам и поставляет на чёрный рынок дешёвые товары и продовольствие. Я тот самый, который продаёт местному населению незаконное оружие для защиты от особо ретивых государственных служащих. Тот самый, который ухлопал восемь человек, нанятых кем-то очень влиятельным для сокращения моего жизненного пути. Достаточно или продолжить перечисления прегрешений? – устало махнул рукой Виктор.

– Достаточно, – открыто улыбнулся профессор. – Это мирное население, как ни странно, интересуется философией и посещает мои лекции, на которых можно говорить не только о философии.

– Да, для полного набора мне только обвинения в политике и не хватает, тогда уж точно лет двадцать отсиживать, – невесело покачал головой Виктор.

– Что такое двадцать лет? Просто миг в жизни, – усмехаясь каким-то своим мыслям, сказал профессор.

Виктор встал с кровати и стал расхаживать по помещению из угла в угол.

– Хорошо так рассуждать, прожив, как вы говорите, двести лет.

– Виктор, послушайте, пожалуйста, старого и глупого философа. Очень давно я совершил большую ошибку, решив сделать мир лучше. Мир не может быть лучше или хуже, он такой, каким его делают живущие в нём люди. Человечество тоже нельзя исправить, его просто надо поставить в соответствующие условия. Теперь я понимаю эти простые истины, но понимать не значит принимать. Слишком поздно перестраивать мировоззрение. Детей у меня нет и передать секрет некому. Если ты согласишься, и будешь продолжать начатое дело, выражаясь философским языком, изменять условия жизни людей – я раскрою тебе секрет долголетия.

Виктор резко остановился и недоверчиво уставился на профессора:

– Неужели такой секрет существует, и вы мне его откроете за такую малую цену?

– Ты только по наивности считаешь, это малой ценой, – невесело улыбнулся профессор.

– Я в любом случае когда-то выйду из тюрьмы и опять займусь тем же делом, так что ничего не теряю, – возразил ему Виктор.

– Я тоже так думал, и был глуп, – устало махнул рукой профессор.

– Не вижу никакой глупости, – упрямо возразил Виктор.

– Вот и я не видел, – совсем глухо отозвался профессор.

– Так расскажите дураку. Наставьте на путь истинный, – усмехнулся Виктор.

– А тебе не страшно? Ведь получив мой секрет, ты не сможешь от него отказаться, – внимательно глядя в глаза Виктору, произнёс профессор.

– С какой стати я должен от него отказываться? – удивился Виктор. – Я хочу прожить подольше.

– Все мы в молодости идеалисты и романтики. Но вместе с мудростью время приносит усталость, а я устал, – совсем тихо пробормотал профессор и ещё тише добавил: – Всю жизнь я делал ошибки, и так и не нашёл правильного пути. Может быть, тебе повезёт.

– О чём ты говоришь, старик? – Виктор непонимающе уставился на собеседника. – Я не понимаю тебя.

– Ха-ха… я сам себя уже не понимаю. Может, у меня старческий маразм? – рассмеялся профессор.

– Наверное, ты и впрямь сумасшедший, – пробормотал Виктор.

– Последний раз спрашиваю, хочешь получить мой секрет? – уже вполне серьёзно, спросил профессор и встал с кровати.

Виктор прекратил ходить по камере и посмотрел на профессора. Похоже, тот не шутил насчёт секрета. Сумасшедшим в этот момент он совсем не выглядел.

«А что я теряю?» – подумал Виктор и ответил:

– Да, хочу.

– Ну что ж, ты принял решение, и я принял решение, – как бы сам себе пробормотал «чокнутый учёный».

Задумчиво и сосредоточенно старик осмотрел помещение камеры, словно что-то прикидывая или оценивая её. «Вот так, наверное, будет лучше» – успел разобрать несколько слов Виктор из невнятного монолога профессора, которым тот сопровождал свои таинственные расчёты. Наконец, окончательно определившись, собеседник сложил подушки под стенкой на одной из кроватей и знаком пригласил знаменитого контрабандиста откинуться на них. Как только Виктор уселся на край матраса и с удовольствием развалился на этом импровизированном кресле, старый философ полубоком присел рядом с ним и замер в неудобной позе, прикрыв глаза. Затем медленно протянул правую руку и коснулся лба Виктора. Самое обыкновенное прикосновение. Ничего сверхъестественного. Просто ощущение прохладной ладони. Однако через несколько секунд она стала нагреваться, а в висках появилось лёгкое покалывание.

Казалось, рука профессора прорастает какими-то горячими отростками в голову парня. Ещё через несколько секунд ощущение жара достигло максимума, и контрабандист не кричал от боли только из упрямства. Внезапно все неприятные ощущения пошли на убыль, а вскоре пропали вовсе. Профессор резко оторвал руку ото лба, и так же резко поднявшись, быстро отошёл подальше от кровати к другой стороне камеры. Виктор попытался приподняться, но не смог. Тело не подчинялось ему. Страха, однако, не было. Заметив попытку встать, профессор, грустно покачав головой, заговорил:

– Скоро скованность пройдёт. А теперь послушай, мне немного осталось коптить этот свет. Я передал секрет, хотя и не так, как ты ожидал. Теперь он твой, а моё время закончилось. Кое-что полезное я ещё успею рассказать. Когда-то очень давно, как ты знаешь, империя воевала с локами и победила. Только представь, всего одна планета против всей звёздной империи людей. Противник воевал почти двадцать лет, и продержался бы ещё больше, если бы имперские учёные не нашли способ взорвать Немею – звезду локов. Их планета погибла в пламени звёздной вспышки. Ещё десятки лет отдельные корабли исчезнувшей цивилизации нападали на караваны и планеты империи. Локи почему-то ненавидели людей, и всё, что с ними связано. Всегда атаковали при первой же возможности, даже если соотношение сил было один к ста. Нападали, одерживали победы, а затем уходили. Человечеству до сих пор так и не удалось обнаружить истоки ненависти, вынудившей локов развязать эту безумную и заведомо проигрышную войну. Живыми воинов противника никто не видел, только мёртвыми. Силы всё же оказались слишком неравные. Корабли нуждались в ремонте, заменить убитых было некому. Со временем локов перебили. Если бы они смогли обуздать необъяснимую ненависть к людям, то разгромили бы империю.

Изначально в войне с людьми союзниками локов были представители некоторых нечеловеческих рас, но жестокость, с которой те уничтожали себе подобных, оттолкнула многие негуманоидные цивилизации. Союз распался. Локи восприняли это как предательство, и со свойственной им беспощадностью стали уничтожать представителей всех рас без разбора, противопоставив себя вселенной. Я работал в то время профессором имперского университета по негуманоидным расам. Да-да, не удивляйся! Я немного обманул тебя. Мне не двести лет. Мне почти две тысячи. Я – единственный человек, который видел лока живым и говорил с ним, точнее, он говорил со мной.

Когда я исследовал остатки их планеты, участвуя в экспедиции имперского университета, на одном из астероидов меня похитил корабль локов, точнее одного лока – последнего. Он наговорил мне много непонятного. Помимо прочего он сказал, что война с людьми оказалась ошибкой. Вожди приняли человечество за потомков врагов, когда-то уничтоживших их великую цивилизацию и погибших под ответным ударом. Он сожалеет об этом, и только люди со временем смогут простить их и помочь в возрождении.

Я не понял и сотой доли того, что он рассказывал про достижения их цивилизации. Но он заявил, что это не так уж и важно. Он сообщил, что передаст мне бесценный дар – результат последнего проекта, надежду на возрождение локов. Когда люди научатся им пользоваться, то станут богами, и в благодарность, может быть, возродят погибшую цивилизацию.

Передать дар легко. Надо лишь захотеть. Как это сделать технически, ты видел. Есть и особенность. Передавший дар – погибает.

Лок высадил меня на астероиде недалеко от базы экспедиции, и затем его корабль взорвался. С тех пор я скитаюсь по империи, прячусь от полиции и служб безопасности, и пытаюсь научиться пользоваться этим подарком. Я устал и начал делать слишком много ошибок. Пожалуй, я изначально ошибался, раз не смог сделать ничего полезного ни для человечества, ни для локов. Меня наверняка уже выследили, а сюда направляется имперский крейсер, или несколько, что вероятнее всего. В общем, как ты уже понял, в легенде о том, что последний лок всё ещё бродит по империи, есть доля истины. Все сильные мира сего хотят заполучить его и добраться до так и не разгаданных тайн чужой цивилизации. Единственное, что я узнал точно, это то, что я не старею вообще. Ты видишь меня таким, каким я был две тысячи лет назад. И вот что скажу напоследок: старайся не попадаться имперским службам безопасности. Только за один секрет долголетия тебя вывернут наизнанку. Так как ты ничего не знаешь, вывернут тебя не один десяток раз. Теперь попробуй подняться! – приказал профессор.

Виктор, ещё ошарашенный рассказом профессора, неожиданно легко вскочил с кровати.

– Не чувствую ничего необычного, – пробормотал он, делая несколько простых упражнений.

– А ты ничего и не почувствуешь. Ты есть ты. Можешь не сомневаться. Я с этим прожил кучу лет, но тоже ничего не почувствовал, – усмехнулся профессор и через мгновение добавил: – А теперь мне пора, моё время закончилось. Лучше отойди подальше. Я видел, как умирают локи, отдавшие дар, а ты будешь первым, кто увидит, как погибает человек.

Виктор, не отрывая взгляда от сокамерника, отошёл к стене и, на всякий случай, присел за спинкой кровати. Профессор, сложив руки на груди, с усталой улыбкой на лице, стоял у противоположной стены камеры. Вдруг от него стало исходить еле заметное переливчатое сияние. За несколько мгновений оно набрало силу, и стала заметна спиральная структура, обволакивающая тело профессора, как кокон. Когда смотреть на кокон стало невозможно, Виктор полностью нырнул за спинку кровати. Раздался резкий хлопок, и под ногами заметно дрогнул пол камеры, затем всё успокоилось. Виктор выглянул из-за своего импровизированного укрытия и поразился. Начиная с того места камеры, где стоял профессор, вверх по наклонной, виднелся тоннель, точно по размеру кокона. В конце тоннеля светили звёзды.

«Всё правильно, сейчас и должна быть ночь» – это была первая отчётливая мысль, пришедшая в голову арестанту.

Неожиданно, в проёме отверстия тоннеля, из-за стены соседней камеры, появилась голова человека и произнесла:

– Мне это снится или я на самом деле вижу звёзды?

– Мне точно снится, – приходя в себя, потрясённо пробормотал Виктор. Он подошёл к пробитой перегородке между помещениями, потрогал гладкий, отполированный срез, и продолжил: – Но если я хочу отсюда выбраться, то лучше не просыпаться.

– Может составить компанию, а то как-то неуютно оставаться одному в комнатах с такими дырами в стене? – раздался весёлый голос из соседней комнаты, и в проёме возникла человеческая фигура.

– Как раз компания не помешает, а то одному прыгать по этажам неудобно, – задумчиво согласился Виктор, рассматривая тоннель, который уходил под углом вверх и, похоже, пробивал под наклоном всё здание полиции. Хорошо, что сейчас ночь. Люди, находящиеся днём в помещениях здания, могли серьёзно пострадать.

Где-то вдалеке завыла сирена. Сосед вздрогнул от неожиданности, повернулся и, подбежав к противоположной стене собственной камеры, упёрся в неё руками. Виктор оценил оперативность напарника и, в свою очередь, преодолев расстояние до преграды, влез ему на плечи и нырнул в проход на следующем уровне. Затем, подав руки, втащил соседа наверх. Таким образом они миновали несколько этажей здания полиции. На последнем уровне оказалась пробита комната контроля. Беглецам с трудом удалось выбраться из неё на крышу. Высота помещения оказалась вдвое больше обычной, из-за большого количества стоек с оборудованием. Уже выбравшись на крышу строения, Виктор остановился и оглянулся. У него мелькнула довольно логичная мысль. Развернувшись, он спрыгнул в комнату и подбежал к рабочему месту оператора. Возиться с паролями было некогда. Быстро выломав переднюю панель, выдернул из гнезда кристалл памяти. Затем обмотал его несколькими проводами, вырванными из этого же компьютера, запихнул самодельную конструкцию в стойку с аналогичными блоками и подсоединил провода к разъёму питания. Мгновенно возникла плазменная дуга, и вся стойка с кристаллами осыпалась на пол раскалёнными каплями.

– Вот это работа настоящего профи! За собой никаких следов! – раздался довольный голос напарника сверху.

Он спустил Виктору толстый кабель, по которому тот быстро выбрался наверх. Вдвоём они подтащили этот кабель к краю крыши и сбросили вниз, предварительно закрепив конец за решётку ближайшей спутниковой антенны. Спуск на землю не занял много времени. Всё их путешествие из подвала длилось не больше двух минут, и пока из-за суматохи вряд ли кто догадывался, что заключённые сбежали. Работала лишь пожарная сигнализация.

– Куда дальше? – спросил Виктора неожиданный спутник, как только они оказались на земле.

– Подальше отсюда, и побыстрее, – отозвался Виктор и бросился к ближайшему тёмному переулку. Напарник, не отставая, рванулся за ним. Через некоторое время непрерывного бега по самым тёмным улицам, они остановились отдышаться уже на окраине посёлка.

– Ну, ты и здоров! – восхищённо прохрипел спутник Виктора, опустившись на большой камень на краю дороги, с трудом переводя дыхание.

– Тренируюсь по мере возможности, то есть всю жизнь, – пошутил Виктор. Состояние свободы настолько воодушевило его, что он сначала даже не обратил внимания, на какое порядочное расстояние они удалились от полиции за относительно короткий промежуток времени.

– Да-а… что-то я плохо соображать стал, – проворчал напарник. – Раз мы рядышком сидели в этой конторе, то ты не из разряда законопослушных граждан.

– Куда мне до вас? – продолжал шутить Виктор. – Судя по всему, вы из третьей камеры, и насколько мне известно, это из-за вас в коридоре торчит пара таких маленьких, кругленьких, смертельных штучек, ценой с небольшую прогулочную звёздную яхту и с мощностью штурмовой бригады.

– Это мои очень хорошие знакомые подсуетились, – с неохотой признал тот, и тут же наставив палец на Виктора, добавил: – Однако и ты не так прост. Раздобыть в подвале боевую торпеду и аккуратно просверлить всё здание, это надо уметь.

– Просто повезло, «торпеда» оказалась самоходной, – вспоминая профессора, пробормотал Виктор. – Но хватит трепаться, – продолжил он, озираясь по сторонам, – пора подумать о следующем шаге.

– Абсолютно верно подмечено, напарник, – кивнул тот. – Кстати, меня зовут Стив.

– Ну что же, будем знакомы, я – Виктор.

– Может у тебя есть какой-нибудь план? – спросил Стив, непроизвольно взглянув на ту сторону посёлка, откуда они удрали.

– К сожалению, все мои планы закончились, – отрицательно покачал головой Виктор.

– Тогда послушай, оставаться на планете нельзя. Мои многочисленные старые знакомые перевернут здесь всё вверх дном, только чтобы заполучить меня, и всё, что со мной связано, то есть и тебя в том числе. Они вполне могут подумать, что это ты организовал для меня побег и, в общем, будут недалеки от истины. Кстати, благодарю за предоставленную возможность удалиться из предоставленных апартаментов.

– Пожалуйста! Всегда рад помочь человеку, сидящему в соседней камере, тем более что мне это ничего не стоило, – шутливо отозвался Виктор и, вспомнив историю профессора, продолжил.

– Кстати, могу обрадовать. Мои новые знакомые не только перевернут всё вверх дном, но ещё и перероют планету, а затем просеют через мелкий фильтр, только чтобы найти меня и всё, что со мною связано. Так что радуйся: у тебя появились дополнительные многочисленные и весьма влиятельные знакомые.

– Вот это да! А я-то думал, что только мне везёт на особых приятелей, – улыбнулся Стив. – Хотел слегка напугать спутника и сказать, что за мной выслали специальный корабль.

– Извини, – отозвался Виктор, опять вспоминая профессора. – Похоже, что проблем у тебя добавится, и если по наши наивные души вышлют меньше звёздного флота, этак с пяток крейсеров, я буду очень обижен.

– Ты серьёзно? – удивлённо уставившись на Виктора, спросил Стив.

– Да уж серьёзней некуда, – уныло кивнул Виктор. – Но хуже всего то, что побег не подготовлен, и я не знаю, что дальше делать. Понятно, что надо линять с планеты, но как?

– Ох… Никогда не думал, что за кем-то можно гоняться с такими силами. У нас почти нет шансов, – озадаченно охнул Стив.

– А разве они вообще есть? – зацепился за слово Виктор.

– Ну-у-у… некоторое количество есть, – подтвердил Стив. – Видишь ли, на планете спрятана космическая яхта. Но, во-первых, её скорость не так велика, как у крейсера, а во-вторых нужен пилот. Я, к сожалению, водить этот тип транспорта не умею. Могу только включить заранее проложенный маршрут, а вот этого делать как раз и не хочется.

– «Во-вторых» – это поправимо, – обрадовался Виктор. – Я умею водить яхты простого класса, а что касается «во-первых», у нас будет фора. Крейсера ещё на подходе. Пока они обнаружат несанкционированный старт, пока разберутся, сможем удрать довольно далеко. А дальше будет видно.

– А что! Это уже приличный шанс, можно попробовать, – воспрянул духом Стив.

Он рассказал Виктору, где спрятана яхта. Угнав с какой-то стоянки на краю города воздушный флаер, они добрались до указанного места. Виктор бегло ознакомился с управлением. Оно оказалось стандартным, и ничто не мешало быстро покинуть планету. На экране локатора обнаружилась приближающаяся к планете группа кораблей большого размера. Недолго думая, развернулись в другую сторону и дали максимальный ход, на который только была способна посудина. Просто так далеко уйти им не удалось. При выходе из подпространства на ближайшем маяке вблизи обнаружились два больших патрульных корабля. Пришлось сразу уходить к другому. Но и там их поджидал военный крейсер. Виктор понял, что их обложили основательно, а воевать на безоружном кораблике с военными – смешно. Он с кислой физиономией обрисовал ситуацию Стиву:

– Без наводки от сигнальных маркеров невозможно рассчитать точную траекторию прыжка, а патрули не дадут приблизиться к маяку. Конечно, я знаю несколько стандартных точек выхода, но очень вероятно, что и там выставлены ловушки по нашу душу.

– Ну не сдаваться же самим, пусть ловят, – возразил Стив.

– Это они мигом провернут, – возразил Виктор. – Через некоторое время локаторы патруля засекут эту скорлупку и тогда с нашей скоростью не уйти. Догонят на следующей точке прыжка.

– А если идти без маяков? – поинтересовался Стив, проявляя незнание космической навигации.

– И куда мы придём? – покачал головой Виктор. – Один раз собьёмся, и уже никуда не выйдем. В компьютере яхты, конечно, есть координаты ближайших доступных известных портов, но там нас наверняка уже ждёт не очень радушная встреча.

– А если я скажу, что в компьютере есть координаты неизвестного порта? – хитро подмигнув Виктору, улыбнулся Стив.

– Как это неизвестного? – открыл рот от удивления Виктор. – В этом секторе нет неизвестных портов.

– Очень, очень просто, – продолжил Стив. – Ты думаешь, почему за мной охотятся мои большие друзья? Я недавно побывал в одном весьма интересном месте и взял одну легендарную вещь, за которую некоторые могут выложить довольно крупную сумму.

– А не боишься, что я за сохранение собственной шкуры продам тебя вместе с этой вещью.

– Нет, уже не боюсь. Судя по переполоху, поднятому после нашего стремительного отбытия из мест заключения, эта охота организована не за мной. Чтобы накрыть колпаком все маяки в районе надо иметь столько сил и возможностей, сколько не снилось даже моим очень большим друзьям. Так что можешь меня поздравить со знакомством с очень большим государственным преступником, то есть с тобой.

Стив поднялся с кресла и церемонно отвесил лёгкий поклон Виктору.

– Угораздило же попасть к этому профессору, – ударил кулаком по краю пульта управления Виктор. Раздался треск, и литая металлопластиковая панель рассыпалась на кусочки.

– Не круши аппаратуру, – удивлённо глядя на последствия удара, успокоил его Стив. – Это судьба.

– Возможно, так оно и есть, – тяжело вздохнул Виктор. – Ладно, поскольку ничего не изменишь, доставай координаты, и сматываемся отсюда.

Стив, покопавшись в данных компьютера яхты, вывел на экран нужные сведения. Виктор быстро задал установки для перехода, и яхта нырнула в подпространство.

Из прыжка они вышли в пределах какой-то странной системы. Вокруг огромного красного гиганта вращалась всего одна планета. Ни в одном атласе Виктор не нашёл подходящего описания, как будто её не существовало. Поскольку неизвестная система находилась у него перед глазами, Виктор с ожиданием уставился на Стива.

– Ну, не знаю я… – на немой вопрос ответил тот и, пожав плечами, пояснил:

– У меня было задание. Ввести координаты прыжка. Парой кораблей в связке, на одном самому, а второй на автопилоте, выйти на орбиту планеты. Сесть на поверхность в заданной точке. Взять из мешка с вещами браслет. Быстро взлететь и добраться до второго корабля. Пересесть в него. Бросить первый. Прыгнуть к маяку, который находится в вашей системе. Высадиться в космопорту. Оставить корабль. Уже на яхте добраться до заказчика. В результате: я опять здесь с тобой и этим проклятым браслетом.

– Давай-ка по порядку, а то из твоего короткого монолога я почти ничего не понял.

– Хорошо. Вот тебе более подробная версия. Организация, в которой работаю, доставляет товары на пограничные миры. В ней я занимаю, а может уже и занимал, должность старшего менеджера по логистике. Недавно к нам обратилось частное лицо с заманчивым предложением. Руководство не устояло перед предложенным гонораром, хотя условия контракта выглядели довольно странно. В нём оговаривалась полная секретность операции, о которой должны знать только три человека: заказчик, хозяин моей фирмы и исполнитель. При этом исполнитель не должен иметь навыков пилота. Заказчик оплачивает три корабля фирмы, которые, по его словам, мы могли потерять из-за особых условий в зоне высадки. Предложенная сумма значительно перекрывала все затраты, включая немаленький гонорар работнику, в случае удачного выполнения миссии, либо возмещение ущерба конторе в случае неудачи. Господин Корб – директор фирмы – пришёл в восторг от условий сделки, и как оказалось в дальнейшем, напрасно. Поскольку я числился на хорошем счету, на выполнение задания он направил меня.

Вначале всё шло прекрасно. Я привёл на эту планету два малых автоматических транспорта, встретился на центральном космодроме с заказчиком, который перечислил на счета фирмы сумму оплаты за корабли в случае внеплановых потерь и дал коды для ввода координат прыжка и посадки. Честно говоря, заказчик мне не понравился, поэтому я решил перестраховаться и приказал сотрудникам своего отдела перегнать сюда резервную яхту. В данный момент мы на ней находимся.

Дальше началось выполнение задания. Я ввёл предоставленные заказчиком координаты в компьютер яхты и спрятал кораблик, как арендованный другим заказчиком. Затем на автопилоте прыгнул в связке с двумя транспортниками по указанным координатам.

Поскольку пилот из меня никакой, то представления не имею, где находилась конечная точка маршрута, и что это за система. На одном судне с автопилотом я сел в указанной точке, на маленьком островке посреди вонючих болот. Недалеко нашлось место, описанное заказчиком, где на сухом дереве висел большой непромокаемый мешок из кожи непонятного животного. В нём оказалось много различной одежды, меч в чёрных ножнах, деревянный браслет и тетрадь из неизвестного материала с записями на международном языке. Я забрал браслет и тетрадь, упаковал обратно всё остальное и покинул планету. Правда, не обошлось без неприятностей. При взлёте неожиданно отказали два двигателя из четырёх, а при выходе из атмосферы сломался и автопилот. Хорошо, что управление отключилось уже после стыковки с оставшимся на орбите транспортом. Я пересел на исправный корабль и отправился в обратный путь.

Когда выдалась свободная минутка, я прочитал записи, добытые на болоте, и только тогда понял, что вляпался в очень плохую историю. Система «Тау 3А» находится на карантине. В данных для автопилота были не только координаты, но и команды управления для смены идентификационных кодов корабля. Несанкционированный доступ к закрытым пространствам по имперским законам карается пожизненным заключением.

Скорее всего, прихваченный мною блокнот принадлежал космическому торговцу, которые рыскают по всем тёмным уголками галактики и не гнушаются ничем в поисках поживы. Примерно двести лет назад, обнаружив населённую планету, торгаш передал сведения о местоположении в соответствующую службу, тем самым как бы открыв её заново. Однако местное население – потомки поселенцев, колонизировавших этот мир более двух тысяч лет тому назад, не пожелали принять имперские притязания. Возник конфликт, в котором империя потерпела сокрушительное поражение.

Весь флот на орбите был уничтожен, большая часть наземного персонала тоже.


2 Читать Форум Узнать больше Скачать отрывок на Литрес Внимание! Вы скачиваете отрывок, разрешенный законодательством и правообладателем (не более 20% текста). После ознакомления вам будет предложено перейти на сайт правообладателя и приобрести полную версию произведения. Купить электронку Купить бумажную книгу
5.0/3
Категория: Новая книга про попаданца | Просмотров: 476 | Добавил: admin | Теги: Книга 1, Александр Седых, Проект «Надежда»
Всего комментариев: 0
avatar
Вверх