Новинки » 2019 » Июль » 14 » Александр Пивко. Последний из рода Корто
20:54

Александр Пивко. Последний из рода Корто

Александр Пивко. Последний из рода Корто

Александр Пивко

Последний из рода Корто


июль
c 15.07.19  325  312р
 
  -% серия  

Fantasy-world

Короткий, насквозь лживый приговор верховного судьи... И род Корто уничтожен — титула нет, глава казнен, земли и деньги отобраны, единственный наследник, юный маг Кассиус — смертник в печально известной Белой Крепости. Там, в выжженной солнцем степи, люди собственными жизнями защищают империю от орд чудовищ. Но... надежда умирает последней, верно?

М.: АСТ, СПб.: Издательский дом «Ленинград», 2019 г.
Серия: Fantasy-world
 Выпуск 33
Выход по плану: июнь 2019   
ISBN: 978-5-17-117043-1
Внецикловый роман.

 
Пролог
       Зал Императорского Суда:
        Мириады свечей со всех сторон заливают помещение светом без теней. Во главе стола, как и записано в Золотой книге традиций, император. Четверо судей листают свитки дел подсудимых, делая пометки и поминутно подзывая судебного архивариуса для уточнения непонятных моментов. А еще тихо, но активно совещаются, утрясая спорные моменты. Все-таки императорский суд собирается лишь раз в год, и потому нужно многое успеть. Но император, поддерживает столетнюю традицию лишь для виду. АнитилIII Милостивый интересуется лишь развлечениями. Пиры, балы, приемы и пышные церемонии - тут правителю нет равных. А суд, по мнению императора, скучнейшее занятие. Вчитываться в сухие и нудные строки служащих суда, запоминать неинтересные подробности, соотносить показания разных людей... Скучно, нудно и еще раз скучно! И потому АнитилIII вместо изучения обвинений, доказательств и доносов разглядывает карту своих владений. Этот искусный барельеф занимает половину стены справа от судей. Дымчатый кварц - Тогра - торговый город на побережье. Полудрагоценный камень означал, что предки императора ценили город, приносящий солидную прибыль в казну. Взгляд скользит левее, и ниже - тут фиолетовый турмалин. Шатори - древний, но небольшой город-винодельня, поставляющий лучшие сорта на императорский стол и погреба аристократов, а так же тех, кто может позволить выпить бутылку вина за пол сотни золотых. На юго-востоке, совсем рядом с предгорьем сапфир бросает синеватые лучи на стену - так традиционно обозначают на картах старую столицу - Униген, город тысячи дворцов. Столько дворцов на самом деле там не наберется, но это - родина большей части аристократии, собственными мечами создавшую империю. Разглядывать карту император может часами. Разноцветные полудрагоценные и драгоценные камни лишь подчеркивают красоту созданного. И лишь в одном месте карта не ласкает взор АнитилаIII - на северо-западе, у самого края карты находится мутный, необработанный белесый кусок горного хрусталя с включениями черного камня. Белая Крепость, место, где непрерывно гибнут люди...
       Постепенно все необходимые документы были изучены и помечены. Судьи затихли.
       - Ваше императорское величество, светило достигло полудня. Прикажете начинать? - обратился к нему один из судей, Гай из рода Деодоро. Мужественное лицо, изящные усы, аккуратная бородка и неизменная позолоченная курительная трубка в руках. А еще мерзкий характер, который он не стесняется демонстрировать окружающим, за редким исключением. Верный собутыльник императора. Собственно, благодаря этому он и занял кресло верховного судьи.
       - Мы повелеваем приступать.
       Три тихих слова правителя подняли целую бурю в доселе тихом зале. Молнией метнулся в боковой коридор до того беззвучно стоявший рядом слуга. Два ряда гвардейской стражи в блестящих доспехах, справа и слева от судейского стола принялись скрипеть, возводя тугие арбалеты. Четверо магов придвинулись ближе к правителю, готовясь в случае опасности совершать невозможное. Безопасность императора превыше всего!
       В полукруглых ложах с изящными каменными оградами встрепенулись скучающие аристократы. В зал Императорского Суда они имели свободный доступ, для собственного развлечения. Так заведено было еще первыми императорами. Немногие пользовались этим правом, однако десяток-другой вельмож всегда присутствовал.
       Дальний край помещения заполнялся доносчиками и свидетелями предстоящих дел, в сопровождении судебных служащих. Вместе с ними зал наполнился гулом - ведь почти каждый считал долгом шепнуть пару слов соседу... Громкий стук деревянного судейского молотка - и внезапно воцарившуюся тишину можно практически пощупать.
       Скрип тяжелой парадной двери. В зал вводят первых обвиняемых. Двое мужчин. Один лет под шестьдесят, крепкий, с благородной сединой. Второй еще совсем юноша, явно недавно сбривший первый раз усы. Высокий, стройный, кареглазый, темноволосый, с тонкой темной полосой родимого пятна на шее. У обоих дорогие, хоть и простого кроя одежды, гордая осанка. Длинные волосы, стянутые шелковыми лентами - такую прическу носят практически все аристократы. Уверенный прямой взгляд, взгляд людей, не чувствующих за собой вины. И грубые кандалы на руках. Аристократ ты или бедняк, вход через парадную дверь будет или в кандалах, или в броне стражей-конвоиров. Третьего не дано.
       Обвиняемые в гробовой тишине прошли ближе, остановившись за пятнадцать шагов до судей. А точнее, их остановили конвоиры, грубыми тычками.
       - Призываю пресветлую Фидес, богиню верности обещаниям и закону, чтобы она помогала вершить суд - в унисон провозгласили все судьи. Ничего особенного эта фраза не означала - всего лишь овеянный давними традициями набор звуков в определенном порядке. Светлые и темные боги и богини давным-давно не интересовались ни материальным миром, ни тем более каким-то судом. Но звучало внушительно, если, конечно, слышишь это впервые. А не в энный раз.
       -Дело Алессандро из рода Корто - звучным, хорошо поставленным голосом объявил Гай. И скосил взглядом на сидящего рядом. Его лысоватый коллега тут же подхватил:
       - Алессандро обвиняется в подстрекательстве мятежа против богоравного потомка Завоевателя, щедрого и мудрого правителя империи Кассили, АнитилаIII Милостивого...
       В это же время старший обвиняемый не отрывал взгляда от верховного судьи. Но сам представитель рода Деодоро демонстративно скучающе вертел в руках потухшую курительную трубку.
       ... для свидетельства по делу вызывается староста деревни во владениях рода Корто.
       Из толпы доносчиков и свидетелей выбрался пожилой мужчина простоватого вида, в мятой одежде. Слегка прихрамывая и вообще двигаясь очень осторожно, он мелкими шагами доковылял поближе. И уставился в пол.
       - Лено, что с тобой? - не выдержал Алессандро.
       Но староста ничего не ответил, лишь ссутулился.
       - Итак, Лено, урожденный крестьянин, будучи патриотом нашей империи, дал показания - невозмутимо продолжил лысоватый судья - что глава рода Корто неоднократно хулил нашего императора, заявляя, что АнитилIII Милостивый отвратительный правитель. А однажды он даже сумел подслушать, что обвиняемый планирует покушение на правителя. Охваченный беспокойством за нашего императора, он лично приехал в столицу...
       Изумление на лице Алессандро исчезло, в отличие от его сына. Корто-старший быстро справился с собой и сделав собственные умозаключения, вонзил пылающий ненавистью взгляд в Гая. Корто-младший краем глаза заметил поведение отца.
       - Что это значит? - прошептал юноша
       - А это означает, сын мой, что нас решили изобразить бунтовщиками - и не думая понижать голоса, ответил Алессандро. - И перед тобой сидит та тварь, которая виновна в этом - это Гай... - сильный удар сзади прервал его на полуслове.
       - Подсудимый, молчите! Вам слово не давали - рыкнул верховный судья, отрываясь от любимой трубки - прошу вас, продолжайте - кивнул он коллеге, зачитывавшем обращение старосты.
       - Так вот, основываясь на показаниях старосты, мы опросили еще несколько жителей окрестных деревень. И императорский суд с уверенностью может сказать, что Алессандро Корто виновен. Мы лишаем вас и ваших потомков титула, и родовых владений. Вы проговариваетесь к казни. Ваш прямой наследник, Кассиус Корто, здесь присутствующий, приговаривается к десяти годам службы в Белой крепости...
       Гудящий гомон человеческих голосов затих. Резко, внезапно. Никогда еще Императорский Суд таких приговоров не выносил. Крупные штрафы? Запрет на посещение торжественных мероприятий? Ссылка на далекие острова виновных в кровавом мятеже? Пожизненное содержание в закрытом горном храме? Все это бывало. Но казнь аристократа, с одновременным лишением титула и привилегий всех его потомков - вот такого еще не было никогда. Одним приговором, по сути, уничтожался древний род аристократов. Корто осудили как простолюдина, чернь. Причем по смехотворным в судебном деле свидетельствами. Кто такие простолюдины, живущие в селах? По местным меркам - чуть больше, чем никто. Говорящие придатки лопаты, косы, сохи и молотка. У них нет права свидетельствовать против аристократа. Тем более, против своего сюзерена - покровителя. То, что начиналось как фарс, неожиданно превратилось в трагедию. Присутствующие в зале простолюдины испуганно притихли. А люди знатного происхождения задумались. Только что, на их глазах создался прецедент. Самые дальновидные ужаснулись - ведь то же самое можно сделать с каждым. Да, род Корто, скажем честно, последние триста лет захудал. Небогатый барон, остался один потомок мужского рода. Мелкий замок, чуть превышающий размерами обычную усадьбу. Солидный земельный надел, с парой сел. Оставшиеся в живых родственники - такие же мелкие дворяне. Однако, в его фамильном древе более пятнадцати колен благородных предков. Судить и казнить, как обычного крестьянина, отобрав все у его потомка, чересчур жестоко. Возможно, это показательная жестокость со стороны. Мол, смотрите- АнитилIII, взошедший на престол всего три года назад, показывает зубы. Тогда это послание всей аристократии - что и на них при желании императора найдется управа. Вот только с прозвищем "Милостивый" он теперь распрощается.
       А может быть и так, что это сводит личные счеты Гай Деодоро, одновременно убедив императора в пользе своих действий на благо государства.
       - Согласно традиции, суд дает последнее слово осужденному преступнику. Воспользуйтесь им, чтобы покаяться за свои злодеяния.
       - Ну что же, я воспользуюсь - неожиданно спокойно ответил Алессандро. - Во-первых, я родился наследником рода Корто, баронетом. Стал бароном по праву наследия и крови. И никакой вшивый суд это не изменит. Как и для моего потомка, Кассиуса Корто. Запомните эти слова.
       Во-вторых, я хотел бы сказать вот еще. В роду Корто всегда были провидцы. Но наибольшую силу мы получаем перед гибелью. Так что я могу сказать тебе, сын - будь мужественным. Покажи ум и силу настоящего Корто! А вам, сидящим за судейским столом, я могу сказать иное. Вы все умрете. Гораздо быстрей, чем вам кажется. Моя смерть - это ключ к вашей гибели, и вы собственными руками выбрали судьбу, глупцы...
       
       Глава 1
       Скрип и тряска укачивали и навевали сон. Несколько крытых шкурами повозок медленно тащились по бескрайнему полю. Чахлые, потемневшие от пыли растения. Жаркое светило, иссушающее все живое вокруг. Из животных - лишь ящерицы и мыши. Да и те показывались лишь тогда, когда спасались из-под узких колес телег.
       - Не повезло вам, ребята. Ой как не повезло - просвещал своих попутчиков возница одной из телег. Коренастый и широкий, загоревший дочерна мужик со смешно оттопыренными ушами. - Я ажно второй десяток лет вожу в крепость бедолаг, таких же. Обратно еще никого не привез, хоть и срок службы - десять лет. Стало быть, никто не дожил. Выживают только коменданты крепости, да и то через раз. Потому что служат всего один год. А вы все, почитай, уже мертвяки. Только еще живые.
       - А сбежать? - подал голос один из пассажиров. Единственный, у кого были длинные волосы, стянутые засаленной шелковой лентой.
       - Слушай, малец. Вот как тебя зовут?
       - Кассиус - мрачновато отозвался длинноволосый.
       - Так вот, Кассиус, даже если бы ты жертвовал год, каждый день, в храм Спес, богини надежды, все равно ничего вышло бы. Та цацка в ухе, которая у всех вас болтается - магическая. И я слышал, что может голову снести, если вы не туда пойдете. Да и бежать-то тут некуда. Сам видишь - вокруг, считай, пустота. Пить нечего, пожрать ты тут тоже не найдешь. А ближайшее жилье - в неделе пути. По такой жаре, да без припасов - верная смерть. Слыхал я, что у Вилли Одноглазого с телеги сбежал один в прошлом году, ночью, на стоянке.
       - И что? - заинтересованно подался вперед Кассиус. Остальные пассажиры продолжали молчать, но слушали внимательно.
       - Да ничего. У нас-то припасы в чем? Вон две бочки. В одной - вода, во второй - пожрать. Если еду еще с собой утащить можно, сколько сможешь, то питье уже не в чем. А без воды тут проживешь недолго - пару дней, не больше. Токмо он и столько прожить не смог. У Одноглазого труба есть, увеличительная. Он с утра огляделся - и в ней увидал падальщиков крылатых. Труп они клевали, человеческий. Стало быть, сработала серьга.
       И без того невеселые лица попутчиков посмурнели еще сильнее. Дальнейший путь в тот день продолжился в молчании.
       Вечером, в темноте, под непрерывный треск сверчков, темная и высокая фигура с длинными волосами тихо выбралась из палатки, и проскользнула в окружающую мглу. Через несколько минут за ней последовала другая, коренастая и широкая. Буквально шагов через двадцать, там, где не видно было костра, второй настиг первого. Первый сидел неподвижно, скрестив ноги и, ссутулившись, разглядывал землю под ногами. Впрочем, что там можно разглядеть во тьме? Ничего. Второй покачал головой и устроился рядом, неловко подогнув ноги под себя.
       - Я уж думал, паря, что ты сбежать решил. Думал, сглупить решил.
       - Сглупить? - невесело хмыкнул юноша, выпрямляясь - а как бы ты поступил на моем месте? Моего отца убили по навету врагов. Мать и младшую сестру наверняка выгнали на улицу, я даже не знаю, что с ними. Титул вычеркнули из списка аристократов империи, владения отобрали. Теперь по документам я простолюдин. Да я вырос на рассказах о героических деяниях предков! Со мной этикетом, каллиграфией, фехтованием и магией занимались с пяти лет! Кодекс аристократа, кодекс рода - это заветы, по которым я живу. А наш "милостивый" - тут от юноши просто осязаемо потянуло ненавистью - император отобрал все, что завещали предки. Меня оправляют на верную смерть. А враг, который все это организовал, сидит и радуется жизни, заседая в императорском суде. КАК БЫ ТЫ ПОВЕЛ СЕБЯ?
       Мужчина рядом даже отодвинулся, поднимая руки ладонями к собеседнику:
       - Эй, спокойно, я-то тута не причем. Не на того злишься.
       Бывший опытный воин, ныне исполняющий роль возницы осужденных, неспроста попытался успокоить собеседника. То, что рассказал о себе юноша, заставило максимально мягко общаться с ним. Аристократы, посвящающие себя воинской службе, действительно тренировались с детства. По достижению совершеннолетия многие могли пройти по умениям в элитные воинские подразделения империи. А маги - это вообще отдельный разговор. Все чародеи начинают с усиления себя, и ускорения собственной реакции. Это значит, что сидящий рядом стройный юноша вполне может перебить всех. И поехать дальше один. Куда посчитает нужным.
       - Да я и не на тебя злюсь. Не дурак же я, в самом деле, кидаться на первого попавшегося человека, как бешеная собака. На ситуацию злюсь. Потому что изменить ничего не могу. И просто не знаю, что делать...
       - Я бы подождал. Жисть, она штука непредсказуемая. А вдруг, со временем, что-то изменится? Всяко бывает...
       - Ежели нет сил плыть против течения, позволь ему нести себя. Течение изменчиво, и завтра само вынесет туда, куда стремился ты вчера. Зуан-Хинь, "трактат о жизни" - тихо прошептал себе под нос Кассиус
       - Успокаиваешь? - уже по-доброму усмехнулся парень - чтобы чокнутый маг не перебил всех вокруг? Да ладно, не переживай, все обычные люди так думают. Не зверь я, чтобы на других кидаться без причины. Тем более, что вы и ни при чем. Иди, отдыхай. Я - то завтра по пути отосплюсь. Не переживай, сбегать не буду.
       Возница с кряхтением поднялся, шумно вздохнул, махнул рукой.
       - Эх, и рад бы тебе что-то подсказать, но... Парень умный, вижу, сам разберешься.
       Проводив взглядом собеседника, юноша поднял глаза на звезды.
       - И что мне делать? Как поступить? Молчите? Или может, тоже не знаете... И я не знаю...
       Больше Кассиус с возницей не разговаривал в пути. Разве что по нескольку слов: "подойди", "вот твоя порция", "пора спать". Это не было пренебрежением, или негативной реакцией. Все, что хотели, они сказали друг другу еще в первый вечер. Остальные попутчики тоже были неразговорчивы. Ведь их путь лежал в Белую крепость. Страшные легенды про это место знала вся империя. Там нездешние чудовища алчут человеческой крови. Они безобразны, сильны и беспощадны. Им нет числа, их сотни видов. Нападают тоже всегда по-разному. То маленькой группой в пару десятков, то огромной армадой, сжирающей и сокрушающей все на своем пути. Четырежды за последние две тысячи лет чудовища уничтожали не только гарнизон Белой крепости, но и запирающую степь Яшмовую крепость. После падения Яшмовой они разбредались по территории империи, сея смерть и разрушения. Собственно, история империи как раз и начинается после первого такого набега, уничтожившего предыдущую страну.
       Белая крепость - это ловушка, наживка, перемалывающая небольшие армии чудовищ и успевающая просигналить про большую армаду. Больше от нее ничего не требуется. Гарнизон тут - ровно тысяча. Девятьсот девяносто шесть осужденных солдат, три мага и комендант. Люди, на возвращение которых не надеется никто - ведь шансов слишком мало.
       ...Они все смертники - эта мысль давила, лишая желаний и надежд, отнимала силы. Деваться некуда. Вот почему люди ели, пили, спали и молчали.
       Кассиус внешне напоминал такое же "растение", как и его попутчики. Сидел, ел, спал по пол дня. Так же равнодушно смотрел по сторонам.
       А ночами, пока все спали, упорно отрабатывал "танец невидимого врага", сражаясь с воображаемым противником. Вместо мечей - две короткие, крепкие палки из запасов возницы, благо, тот не возражал. И несколько часов упорного труда. Обратно, в палатку, Кассиус буквально доползал. Днем, выспавшись, юный маг отрабатывал энергетические приемы.
       (...Маги, колдуны, чародеи, одаренные, как не назови - суть одна. Это люди, обладающие аномалией в ауре. Зачастую, наследственной. Аномалия связывает человека с иным планом бытия, с другим измерением. Такие индивидуумы могут вытягивать энергию через аномалию, и управлять ею. Способности к этому поддаются тренировке. Традиционно, другое измерение, из которого маги получают энергию, называют Грань... "Записки о повелевающих незримыми силами" неизвестный автор, пятисотый год до основания Империи).
       ...Ощущение тела слабеет. Как эхо от громкого крика, или изгибающееся отражение в текущей воде. Но одновременно сильнее становится ощущение тепла в голове, чуть выше бровей. И, наконец, это превращается в шершавый комок тепла - это самое близкое определение чувств активированного дара мага. Дальше Кассиус тянет энергию из-за Грани столько, сколько может удержать. Комок тепла расширяется, охватывая всю голову. Теперь нужно максимально быстро распределить энергию по организму, охватывая каждый участок тела. Тепло с головы переходит на шею, грудную клетку. Прогреваются руки, спина, живот, ноги... Все это время комок тепла в голове тухнет, отдавая себя. Это базовая напитка - так маги становятся крепче и быстрей обычных людей. Кассиус, регулярно используя это прием, может многое. На тренировках он подпрыгивал с места вверх на высоту второго этажа. Одним ударом перерубал вражеский меч и отбивал несколько стрел, летящих с разных сторон. Разумеется, есть зависимость. Чем быстрее юноша двигался, тем быстрее расходовалась энергия. А ее запас всегда ограничен, хоть и растет при постоянном использовании. Самостоятельно энергия не пополняется. Нужно осознанное усилие, и много внимания. Бой опытных магов, использующих усиление, выглядит рвано: минута-полторы сверх активности, затем передышка. Во время передышки чародей активно восполняет потраченную энергию, и снова рвется в бой.
       ... Закончив с первой фазой тренировки, Кассиус переключается на вторую: упражнение на усиление. Вновь возвращается нарастающее тепло, вытягивая энергию из-за Грани. Только теперь нельзя копить максимум. Даже наоборот - чем меньше, тем лучше. Кстати, это тоже сложно. Теперь Кассиус старается отдать, протолкнуть обратно накопленную силу. Потери чудовищны, и обратно удается отправить не более одной сотой. Но даже эта мизерная частичка отдает вспышкой дикой боли, заставляющей скривится юношу. К сожалению, так всегда. Каждая капля энергии, которую удается отправить обратно, меняет аномалию, усиливая связь чародея с Гранью, делая его сильнее. В легендах описываются древние чародеи, которые таким образом получали непредставимую силу. Они не горели в огне плавилен, их не брала острая сталь, голыми руками могли крошить камни. Простым взмахом руки могли сравнять с землей крепость или заставить расступиться реку. А все благодаря огромной силе, титаническому количеству энергии, которой напитывали их собственные тела. И человеческая плоть становилась чем-то иным. Юный Кассиус в детстве обожал истории про таких личностей. Крат Молниеносный, Литос Сильный, Джуд Карающий. Вот три сильнейших мага в истории. Недоумение вызывали лишь концовки легенд у маленького тогда Кассия. Все они заканчивались одинаково: "враги закончились, и жил он счастливо, пока не умер в окружении внуков и правнуков". Как? Как такие личности, такие невероятно сильные чародеи могли погибнуть от старости?! Второй уровень возможностей обученного мага - это самолечение, и изменение своего тела. Кассиус таким образом мог заживить небольшие раны за считанные минуты. Или отключить боль, то есть заблокировать все болевые ощущения. На большее юношу пока не хватало - эта грань колдовского искусства была слишком сложна. И еще требовала огромного количества энергии. Полноценно овладеть этими умениями Кассиус планировал годам к сорока, не раньше. Владеющие этим уровнем маги могли продлять собственную жизнь, омолаживая себя. Так что для сильного мага двести лет - еще не старость.
       Был еще один уровень возможностей чародея - третий, последний. На этом этапе чародей, имеющий отменный контроль, наработанный вторым уровнем, и солидный запас сил (спасибо первому уровню), получал возможность влиять на предметы. Так рождались артефакты - магические предметы. Как ненавистная серьга-контролер, висящая сейчас у всех вокруг Кассиуса, исключая возницу. Только этот артефакт сдерживал юношу, не давая ему сделать попытки побега. Как точно серьга работает, Кассиус не знал. Однако за время пути он не раз видел по пути серые глыбы, служащие ориентирами для возницы по пути в Белую крепость. Магическое зрение юноши четко показывало наличие чародейской энергии в этих камнях. И что самое паршивое - это то, что глыбы обменивались с серьгами приговоренных какими-то сигналами. Кассиус не сомневался, что стоит ему отдалиться на некоторое расстояние от пути, по которому его везут, как серьга отреагирует. Так глупо заканчивать свою жизнь юноша не собирался. Ведь у него осталось слишком много незавершенных дел...
       
       - Эй, парни, подъем! - внезапно заорал возница.
       Кассиус в это время отдыхал от боли тренировок. За все в жизни нужно платить, так что неприятные ощущения - достаточно небольшая цена за растущие возможности. Почти две недели пути изрядно подняли его возможности. Еще никогда Кассиус не тренировался с таким упорством, посвящая тренировкам до семнадцати часов в сутки. Больше никак нельзя -полноценный сон при таких нагрузках жизненно необходим. Так что он открыл глаза и взглянул на возницу. Остальные тоже оживились.
       - Ты чего разорался? - недовольно пробурчал сосед юноши, полноватый мужик со шрамом, рассекающим верхнюю губу, и массивными, могучими руками.
       - А все. Заканчивается наша поездка тута. Ну, ваша. Вон, глядите, чуток левее - там крепость.
       Вытянутая рука возницы вполне определенно указывала на нечто впереди. Однако еще было слишком далеко, чтобы разглядеть что-то определенное.
       Кассиуса это не остановило. Выдох с одновременной подачей небольшой порции энергии. Теплый сгусток внутри головы отправил лучик тепла к глазам. И зрение рывком приобрело небывалую четкость. Нечто перед юношей перетекло в довольно странное сооружение. Высокая стена, сложенная из разных по размеру выщербленных блоков. Стена выпуклая, ее края "уходили" назад, образуя полукруг. В центре и по бокам было три небольших крытых башенки, поднимающиеся над стеной метров на пять-шесть. Скорей всего, это для самых метких лучников, или места размещения мощных баллист. Кассиус, даже не раздумывая, поступил бы именно так. Само сооружение было сложено из темного, обветренного камня. Но башни были совсем из другого материала. Белый, кажется, даже полированный, он сверкал и сиял на расстоянии нескольких километров. Вниз от каждой башни шло основание в виде изогнутой колонны, сквозь крепостную стену. Основание из такого же белоснежного материала. Довольно странный вид для небольшой крепости в захолустье посреди огромной, необитаемой степи.
       Рассмотрев все, что хотелось, юноша прекратил подачу энергии к глазам, вернув привычное зрение. И сразу заметил изменившееся поведение людей вокруг - они отодвинулись подальше от него, одновременно глядя, как на диковинного зверя. Неприятная, но привычная реакция обычных людей, увидевших что-то из работы магов. Простые жители империи побаивались чародеев. Учитывая дикое количество слухов и страшных историй про магов - неудивительно. Впрочем, это часто облегчало жизнь. Так что развеивать слухи чародеи не спешили.
       - А-а-а что это было с твоими глазами? - наконец набрался храбрости спросить один из попутчиков. Причем, что характерно, тот, кто дальше всех сидел от юноши.
       - Смотрел на крепость - пожал плечами Кассиус.
       - И что там?
       - Ничего особенного. Высокая стена, три белых башни.
       - Так и есть - подключился к беседе возница - только их не три, а четыре. С другой стороны есть еще одна, разрушенная. Опять же, из такого же белого камня.
       - А почему из такого камня? - заинтересовался Кассиус
       - Да пес его знает. Только могу сказать вот чего - твердый он очень. Говорят, тверже стали оружейной и камней драгоценных. Ничего его не берет. Во как! Никогда такого не видел. С давних времен крепость эта. Стены не раз ломали, перестраивали. Целые только эти три башни остались. Ну, и кусок четвертой - на нее потом стену положили, повыше. Ну, да что я рассказываю - сами насмотритесь на это все, надоест еще.
       Усмехнувшись немудренной шутке возницы, Кассиус продолжил разглядывать окрестности, уже не пользуясь чародейской силой. Что-то изменилось вокруг. Неуловимо - но разум отчего-то не мог сформулировать точно, что не так. Только метров через триста юноша понял, что случилось - на плоской, как стол, степи появились неровности. Чахлые травы продолжали мимо плыть, а глаз подмечал все новые и новые отметины на земле. Чем ближе приближались к крепости, тем сильнее становились неровности. Едва заметные бугорки и впадины сменились внушительными бороздами, рытвинами и даже неглубокими котлованами, густо заросшими травами. Где-то за километр до крепости начали попадаться пятна сероватой, как бы выжженой земли. На этих отметинах не росли растения. Чем ближе - тем их становилось больше, пока они не слились в сплошное пространство. Вся земля непосредственно вокруг крепости выжжена, изуродована. К концу поездки это заметили все. Возбужденная болтовня, радость от окончания длинной и нудной поездки сменилась настороженностью. Люди притихли, пытаясь сообразить, чем это явление вызвано. Да и абсолютно мертвая земля вызывала нехорошие ощущения. Возница тоже молчал.
       Крепость теперь смотрелась совсем по-другому. Далекое, практически игрушечное строение резко превратилось в каменную громадину, подавляющую окружающее пространство грубой силой. Швы между камней, трещины и сколы смотрелись не жалко - нет, они смотрелись угрожающе. Как матерый ветеран многих битв, покрытый шрамами и отметинами, накопивший огромный опыт и от этого ставший во сто крат опасней.
       Так, в абсолютном молчании, под легкое деревянное поскрипывание, телеги миновали опущенный мост через глубокий ров. Первой на небольшой пятачок земли перед крепостью заехала телега с Кассиусом. Возница слез, и неторопливо подошел к металлической двери, собираясь постучать. Но дверь сама распахнулась навстречу... Внимание! Вы скачиваете отрывок, разрешенный законодательством и правообладателем (не более 20% текста). После ознакомления вам будет предложено перейти на сайт правообладателя и приобрести полную версию произведения. Купить бумажную книгу
5.0/3
Категория: Fantasy-world | Просмотров: 507 | Добавил: admin | Теги: Александр Пивко. Последний из рода
Рейтинг:
5.0/5 из 3
Всего комментариев: 0
avatar
Вверх