Новинки » 2020 » Апрель » 15 » Александр Немченко. Контакт
23:21

Александр Немченко. Контакт

Александр Немченко. Контакт

Александр Немченко

Контакт


новинка
Эксклюзив на Литрес

  

с 15.04.20

c 10.06.20  (321) 308 р. Скидка 4%
 
XXII век. Человечество пережило тяжелейшую войну с роботами, к которой привело бурное развитие искусственного интеллекта. Теперь люди избрали иную парадигму, совершенствуя свой организм с помощью генных модификаций. Человек как вид – процветает и активно исследует космос.

В один прекрасный день исследователи обнаруживают инопланетный корабль на спутнике Юпитера – ледяной Европе. Туда отправляют группу учёных, политиков и военных, чтобы попытаться установить контакт с инопланетянами. Путешествие по загадочному кораблю таит множество неожиданностей, которые заставят героев задуматься о том, что процветание и мирное существование – это ценности, за которые надо бороться.

Автор: Немченко Александр Владимирович
М.: Эксмо, 2020 г.
Серия: Новый фантастический боевик
Выход по плану: апрекль 2020    
ISBN: 978-5-04-109264-1
Страниц: 352
 
Глава 1
Огромная космическая станция, сверкающая тысячами огней словно новогодняя елка, зависла над большим гладким и белым, как бильярдный шар, спутником Юпитера – Европой. Если взглянуть чуть левее, то можно заметить сам Юпитер. На песчаного цвета поверхности видны завихрения и полосы. Сложно даже представить, какова мощь ураганов, бушующих на этом газовом гиганте.

- Алексей, долго будешь любоваться? Твой ход.

Я оторвался от изображения, проецируемого на стенку, создающего иллюзию огромного обзорного окна. На самом деле космический корабль – это огромная глухая жестяная банка. Делать в нем иллюминаторы признано небезопасным и вместо этого на внешней стороне обшивки установлено несколько камер, изображения с которых проецируются на стенки кают. Исследования нескольких видных психологов показали, что вот такие импровизированные иллюминаторы помогают людям легче переносить путешествие в космосе.

- Мы уже прилетели. – сказал я, подходя к стеклянному столику, расположившемуся посреди каюты.

- Ничего, залетать в ангар мы будем еще минут десять, а мне до победы осталось два хода.

Черт, как же надоела эта его привычка говорить, когда он победит! И если в начале путешествия меня позабавила такая самоуверенность, то сейчас, когда за все партии Кшиштоф ни разу не ошибся в своем прогнозе, это начало дико раздражать. Я глянул на шахматную доску, мои губы расползлись в улыбке. Ага, похоже на этот раз он ошибся. Неосмотрительно поставив шах ферзем, он подставился под удар моего коня.

- Похоже, под конец полета мне все-таки удастся тебя победить.

Я схватил коня, лихо сбил ферзя с доски, самодовольно улыбнулся и только в этот момент увидел хитрый огонек в глазах соперника. Я почувствовал неладное, но было уже поздно. Его ладья смела коня, поставив шах, все что мне осталось – это уйти в сторону, а разгром довершил слон.

- Шах и мат, – сообщил Кшиштоф.

Я поднял взгляд. По другую сторону столика застыл высокий широкоплечий мужчина с самодовольной улыбкой. У него густая рыжая борода и усы, а также лысая, как коленка, голова. С этой его улыбкой он больше похож на какого-нибудь пирата семнадцатого века, нежели на знаменитого астрофизика. Кшиштоф Вуйчик - мой сосед по каюте и будущий коллега по экспедиции на Европу.

Я откинулся на стуле, голографическое изображение шахматной доски исчезло. До чего же дошли технологии! Мало того, что изображение шахмат было таким, что не отличишь от настоящих, так и передача тактильных ощущений на таком уровне, что кажется, будто я и вправду беру в руки настоящую шахматную фигуру. На кончиках пальцев до сих пор чувствую прикосновение деревянной текстуры.

- Еще партию?

- Нет, хватит с меня на сегодня, – устало улыбнувшись, отказался я.

Кшиштоф пожал плечами, поднялся из-за стола.

- Пойду тогда возьму себе попить. Тебе что-то захватить?

- Апельсинового сока, если можно.

Когда дверь каюты с легким шипением закрылась за астрофизиком, я вновь перевел взгляд на проецируемое на стену изображение. Сейчас спутника уже не видно, обзор закрыла станция. Я уже вижу огромную дыру – вход в ангар, но скоро он уйдет из обзора, так как корабль повернется к нему носом, и чтобы увидеть его придется включать изображение с передних камер.

И что же меня заставило покинуть уютную Землю и отправиться в такую даль – к Юпитеру? Огромный гонорар? Возможность каких-то невероятных открытий?

Когда две недели назад мне позвонили и предложили отправиться в экспедицию на Европу, нужно было сразу отказаться. Но в тот момент я поинтересовался, почему они обратились именно ко мне, ведь есть столько других микробиологов и получше. На что собеседник ответил, что меня им порекомендовала Валентина Хань.

После этих слов я уже не смог отказаться. Встреча с Валентиной меня волновала едва ли не сильнее, чем перспектива каких-то невероятных открытий на Европе. Да и какие могут быть открытия на этом ледяном шаре с толщей воды в виде мантии? Примитивные микроорганизмы? Нет, несомненно, открытие жизни где-то еще помимо Земли – вещь великая, но не настолько волнующая как встреча с бывшей женой.

Раздалось шипение, на пороге появился Кшиштоф. В двух здоровенных, как пара лопат ладонях зажато по маленькому стаканчику. Ну, это только кажется, что они маленькие на фоне таких-то лапищ.

Поставив стакан с соком передо мной, он проследовал к шкафчику. Свои вещи я собрал еще полчаса назад, а вот Кшиштоф похоже из тех людей, кто все оставляет до последнего момента. Отпив томатного сока, он поставил стакан на маленький столик рядом с койкой, и стал не спеша собирать вещи.

- Внимание, мы прибываем на станцию Исследователь 12, – раздался мелодичный женский голос.

- А ты не выглядишь взволнованным. – произнес Кшиштоф.

Я глянул на здорового астрофизика. Он сноровисто уложил одежду в сумку, нажал на небольшую кнопку, края ее словно слиплись, став единым целым. Я слышал, что лет сто назад в начале двадцать первого века сумки закрывали с помощью приспособления под названием – молния. Не случись лет семьдесят назад мирового кризиса, наверняка технологии сейчас продвинулись бы далеко вперед, и никаких сумок с одеждами вообще не было бы. Хотя тогда и мир бы был совсем иным, и я не уверен, что он был бы таким прекрасным, как сейчас.

- А почему я должен быть взволнован?

- Как же? Нас ждет такая удивительная экспедиция. Весь мир изменится, после того как мы обнародуем доклад!

Глаза Кшиштофа сияют, он даже задышал часто, а лицо раскраснелось. Да что такого в этой экспедиции?

- Постой, только не говори мне, что ты не в курсе? – спросил он.

- В курсе чего?

Я почувствовал неладное. Похоже я подписался на нечто большее, чем просто изучение микроорганизмов, найденных под ледяной коркой Европы.

- Так ведь в толще льда Европы нашли гигантский космический корабль!

 

Я и Кшиштоф неспешно сошли с трапа. Как и на корабле, на станции присутствует искусственная гравитация, а если быть точным, то гравитационный каркас. Внутри гравитация схожа с Земной, но в целом сама станция по своему гравитационному влиянию на внешние объекты остается прежней. Создающий гравитационный каркас прибор довольно прожорлив в плане потребления электричества, но правительство считает, что здоровье и комфорт превыше излишних расходов на энергию. Тем более, что в настоящее время, когда в космических кораблях для выработки электрической энергии используют ядерные реакторы, это не является проблемой.  Помню, как недавно проходила прямая трансляция с закрытия последней теплоэлектростанции. Теперь в промышленных масштабах электричество вырабатывается всего тремя способами: на атомных электростанциях, древних плотинах с гидроэлектростанциями и на термоядерных электростанциях. Последние активно строятся только на Земле и Марсе. Все-таки термоядерные реакторы пока слишком громоздки для использования в космосе. А вот ядерные реакторы сделали достаточно компактными, чтобы парочка таких легко поместилась на корабль, в котором мы прилетели.

Ангар выглядит пустовато. Только в дальнем углу расположилась пара транспортников. Вход в ангар открылся и к нам навстречу вышла группа людей в рабочих комбинезонах. Я наконец отвлекся от мыслей, появившихся после слов Кшиштофа, потому что среди встречающих заметил знакомое лицо. Поверх рабочей одежды у нее белый халат. Я сразу заприметил ее – Валентину Хань. Невысокая девушка, несмотря на свои тридцать девять лет, выглядит лет на двадцать-двадцать пять. Ее прическа сменилась с последней нашей встречи: русые волосы подстрижены под каре, которое ей очень идет. Наши взгляды встретились, я на миг почувствовал, как ее темные глаза словно засасывают меня в себя. С трудом отвел взгляд, по губам девушки скользнула улыбка.

- С прибытием господа Вуйчик, Большаков.

Вперед выступил высокий мужчина с гладко выбритым волевым подбородком и светлыми кудрявыми волосами. Леонид Дашкевич, начальник станции. Выглядит как молодой мужчина и не скажешь, что ему почти пятьдесят лет. Вообще за последние два десятилетия, после серьезных прорывов в генной инженерии, понятие «старик» исчезло. Потому что исчезла сама старость. Теперь двадцатилетний парень и семидесятилетний мужчина выглядят одинаково молодо.

- Здравствуйте, Леонид, – произнес с улыбкой Кшиштоф и пожал протянутую руку.

Я тоже поздоровался, избегая взгляда Валентины.

- Это главный инженер Вадим Крутиков и начальник охраны Альфред Шмит.

Двое мужчин поклонились. Оба чернявые, со слегка восточными чертами лица, явно кто-то из их предков был с Ближнего Востока. Если бы не разные фамилии их можно было бы принять за братьев – даже улыбки похожи.

- Наш историк, археолог, языковед и этнограф – Валентина Хань.

Мое сердце чуть дрогнуло, когда пришлось пожать ее руку. Расстались мы больше не по причине того, что охладели чувства, а скорее из-за работы. Валентина постоянно была в разъездах. И просто однажды решила, что наш брак не имеет перспектив. Ее предложение тогда поразило меня как громом, я даже не смог найти доводов против.

- Господа, прошу задержаться, с минуты на минуту должен прибыть корабль с Марса, – внезапно произнес Леонид.

- Вы пригласили кого-то еще?

- Нет, это приказ от правительства, – вместо начальника станции ответил Альфред Шмит. Его лицо скривилось так, словно он принял горькое лекарство. – Как будто нашей охраны не хватает.

- А в чем дело-то? – невинно поинтересовался Кшиштоф.

- К нам пришлют полицейский спецназ, – пояснил Шмит.

- Внимание, приближается корабль. Просьба освободить посадочную площадку, – раздался мелодичный голос.

Я глянул в сторону посадочной площадки ангара. Все корабли влетают через один проход, но он не закрывается никогда. У несведущего человека может возникнуть вопрос, почему же тогда вакуум космоса не высасывает весь воздух из ангара? Ответ прост: мощная гравитационная мембрана. Корабль и что-то плотное сквозь нее пройдет легко, а вот воздух – нет. К тому же мощная искусственная гравитация, имитирующая земную, также не позволяет воздуху покидать пределы станции.

В темноте космоса появился силуэт корабля, он легко прошел через мембрану, как сквозь мыльный пузырь, плавно вплыл в ангар и опустился на палубу рядом с кораблем на котором прилетели мы.

- Я тут слышал, в последних новостях, что на Марсе опять активизировались «свидетели первого контакта», – как бы невзначай произнес Кшиштоф. – Странно, что при таких обстоятельствах спецназ посылают к нам.
«Свидетели первого контакта» - по сути реинкарнация религиозной секты. В наше время религия исчезла как таковая и о ней стали забывать, но вот лет двадцать назад один из сильнейших псиоников организовал свой культ и назвал его «Свидетели первого контакта». Я не особо разбираюсь в этой религии, но говорят там много псиоников. И если раньше культ вел мирные проповеди, то теперь эта организация признана опасной и запрещена. А не так давно начали погибать чиновники и главы администраций, видные ученые и просто популярные ведущие, что в свое время выступали за запрет «Свидетелей первого контакта». И пусть доказательств того, что их смерти не случайны, а являются целенаправленным убийством, нет, в сети ползут слухи, что это работа рук неосектантов, а Федерация застыла в страхе.

Тем временем трап опустился. Из корабля спешно четким шагом вышли бойцы спецназа. Я почему-то ожидал, что они выдут в полном снаряжении, в боевых скафандрах и при оружии, так что был слегка разочарован, увидев их в обычной одежде с сумками на плечах.

- Десять бойцов и офицер, – буркнул Кшиштоф, уже успевший посчитать.

Леонид Дашкевич двинулся вперед, следом за ним начальник охраны и главный инженер, я же застыл на месте, глядя на одного из спецназовцев. Он стоит с краю, самый последний в строю. Ничем особо не отличается – невысокий шатен, по габаритам самый скромный в сравнении с остальными бойцами. Но все же в нем есть одна отличительная черта: фиолетового цвета радужка глаз, выдающая в нем псионика.

 

Леонид представил нас с Кшиштофом только офицеру отряда, бравому капитану Луи Бастьену. Высокий, со слегка смуглой кожей, он имеет пронзительные зеленые глаза. А затем нас перехватил Альфред Шмит. Сначала проинструктировал о мерах безопасности, куда ходить можно, куда не следует. Затем провел по станции: показал, где находятся отсеки, душевые комнаты, спортзал, столовая, лаборатории и командный центр, а потом, распрощавшись, оставил нас одних.

Как я успел понять из рассказа начальника охраны, станция рассчитана на содержание до сотни человек, но сейчас на ней не больше двух десятков, плюс почти полтора десятка новоприбывших. Помимо спецназовцев и меня с Кшиштофом, на станции некоторое время побудут капитаны кораблей, доставивших нас. Их разместили в отдельном отсеке, после пары дней отдыха они улетят со станции.

Раньше станция находилась над Титаном – крупнейшим спутником Сатурна. И тогда она была забита под завязку разными исследователями. Сейчас же большая часть специалистов разлетелась по лабораториям писать отчеты об экспедиции изучать полученные данные и тому подобное. Станция же переместилась к Европе, так что спустя полгода, когда все данные, полученные на Титане, были бы уже обработаны, а ученые отдохнули, то они должны были прибыть на станцию и начать так же планомерно изучать Европу. Но внезапно один из дронов зафиксировал странный сигнал, пробивающийся сквозь толщу льда. Более подробное сканирование показало, что на глубине в двести метров в толще льда есть огромный объект искусственного происхождения. Срочно отправленная группа людей со станции, с трепетом произведя раскопки, обнаружила огромный космический корабль.

Было принято решение срочно сформировать группу исследователей. В которую было решено пригласить и микробиолога. Благодаря рекомендации Валентины Хань выбор пал на меня.

- Пойду закину вещи, да приму душ и спать. Что-то я устал за этот перелет, – произнес Кшиштоф. – До завтра, Алексей.

- Пока, Кшиштоф, – попрощался я.

Проводив астрофизика взглядом, я и сам решил пойти в свою комнату. В отличие от спецназовцев, которым выделили общее спальное помещение, нам – ученым, достались персональные отсеки.

Войдя в свой, я обнаружил пусть и небольшую, но уютную комнату. Своя душевая кабинка, небольшой шкафчик для одежды, односпальная кровать, уже застеленная белым покрывалом и простыней. Справа от кровати программируемый проектор, что проецирует изображение на стену. Можно включить федеральные новости, а можно просто сделать подобие окна с видом на полянку, залитую светом, или выставить изображение с внешних камер и взирать на черноту космоса через «иллюминатор». Хотя если учитывать расположение комнаты, то камера должна показывать Юпитер.

Я уселся на постель, думая о событиях последних дней. Вся эта спонтанная экспедиция, прибытие спецназа и в общем компания, в которой мне предстоит работать, несколько напрягает. Нет, общество Кшиштофа, пусть чертяка такой и обыграл меня пятнадцать раз подряд, меня вполне устраивает, как и большинства членов станции, но вот соседство со спецназом и тем более псиоником, оставляет неприятные чувства. И дело даже не столько в парнях-спецназовцах, сколько в том, для чего вообще потребовалось везти на станцию спецназ. Если сюда привели такую военную силу, то вмерзший во льдах инопланетный корабль не совсем мертв. А это, как говорилось в боевиках столетней давности, значит, что: «Пахнет жареным» (с).

Нет, пожалуй, мне надо все-таки выспаться. Ведь за почти двадцатичасовой перелет от Марса до Юпитера я так и не уснул. А учитывая, что я сначала летел на лунную базу, затем на Марс и за это время почти не спал, то перелет до станции меня порядком измотал.

Я уже было решился последовать примеру Кшиштофа – принять душ и завалиться в постель, как раздался легкий звонок в дверь.

Я нажал на кнопку рядом с дверью и прямо над ней появилась изображение коридора перед моей комнатой. Напротив двери, переминаясь с ноги на ногу стоит Валентина.
Читать Узнать больше Скачать отрывок на Литрес Внимание! Вы скачиваете отрывок, разрешенный законодательством и правообладателем (не более 20% текста). После ознакомления вам будет предложено перейти на сайт правообладателя и приобрести полную версию произведения. Купить электронку Купить бумажную книгу Купить бумажную книгу
5.0/3
Категория: Новая книга про попаданца | Просмотров: 610 | Добавил: admin | Теги: Александр Немченко, контакт
Всего комментариев: 0
avatar
Вверх