Новинки » 2022 » Июль » 19 » Александр Михайловский, Юлия Маркова. Под знаком кометы. Никто кроме нас 9
23:00

Александр Михайловский, Юлия Маркова. Под знаком кометы. Никто кроме нас 9

Александр Михайловский, Юлия Маркова. Под знаком кометы. Никто кроме н

Александр Михайловский, Юлия Маркова

Под знаком кометы. Никто кроме нас 9

 

19.07.22

Жанр: историческая фантастика, попаданцы, социальная фантастика, альтернативная история, военно-историческая фантастика

Аналог Балканских войн нашего мира завершился полным разгромом Османской империи. Павший Стамбул оборотился Константинополем, Российская империя твердо встала в Черноморских Проливах, Сербия обрела Косовский Край и разделила с Черногорией Санджак, Болгария воссоединилась в пределах территорий проживания болгарского народа, притязаниям Греции на южную Македонию положен конец.
На фоне этих ярких событий происходят движения не столь заметные, но имеющие для будущего Европы тектоническое значение – такие, как распад Двойственного Союза и смерть императора-русофоба Франца Иосифа. Теперь в будущем этого мира ничего не предрешено, у всех политических игроков есть возможность сыграть свои партии по-иному, и как вишенка на торте – летящая к земле Тунгусская комета. Главный вопрос, которым озадачены осведомленные люди – на кого пошлет Бог.

Из серии: Никто кроме нас #9
Возрастное ограничение: 16+
Подписка завершена
Написано страниц: 390 из ~390
Дата последнего обновления:19 Июля 2022г.
готовность 100%
Периодичность выхода новых глав: примерно раз в 4 дня
Дата начала написания: 18 апреля 2022
Правообладатель: Автор, Автор

 
Книга 1

Юлия Маркова, Александр Михайловский. Операция «Слепой Туман»

 

Операция «Слепой Туман»

 

Первый том альт-исторической саги «Никто кроме нас». Это история о том, как разработка оружия, функционирующего на новых физических принципах, приводит к неожиданным результатам. Нештатное срабатывание секретной установки и учебно-боевой поход оборачивается попаданием в 1904 год без возможности возвращения. Идет самое начало злосчастной для России Русско-Японскую войны, и еще ничего не предрешено. Какое решение примут наши современники, оказавшиеся вершителями судеб этого мира, и в какую сторону свернет история на этот раз?

 

149.00 руб. Читать фрагмент
Купить книгу

Книга 2

Александр Михайловский, Юлия Маркова. Пусть ярость благородная

 

Пусть ярость благородная

 

Второй том альт-исторической саги «Никто кроме нас». Корабельная группа Карпенко-Одинцова завершила рейд по японским морским коммуникациям и теперь находится на исходном рубеже для решающей атаки. Впереди – грандиозное событие, Порт-Артурский канкан, шоу, которое благодарные зрители запомнят надолго. Мир будет потрясен, царь Николай окажется в полном недоумении, для Японской империи наступит начало конца, а у России появится возможность открыть дверь, ведущую в лучшее будущее.В оформлении обложки использован фрагмент картины“Гибель японского броненосца «Хацусе» на русских минах 2 мая 1904 года”

 

149.00 руб. Читать фрагмент
Купить книгу

Книга 3

Юлия Маркова, Александр Михайловский. Момент перелома

 

Момент перелома

 

Третий том альт-исторической саги "Никто кроме нас". Уничтожении эскадры адмирала Того кажется мелочью по сравнению с планами, которые строят попаданцы из 21-го века. Эти люди желают толкнуть мир на иной путь развития, где не было бы постиндустриального капитализма и засилья всяческих "-измов", а Россия избежала бы катастроф двадцатого века и стала бы одной из двух сильнейших держав планеты. Действия пришельцев приводят к непредсказуемому результату, который ставит под вопрос существование династии Романовых.Характеры и души людей, оказавшихся непосредственными участниками этих событий, необратимо меняются в ходе этих событий.

 

149.00 руб. Читать фрагмент
Купить книгу

Книга 4

Юлия Маркова, Александр Михайловский. Великий князь Цусимский

 

Великий князь Цусимский

 

Японский флот разгромлен, но у Японии еще остается армия, которая желает продолжать войну. Японские генералы уверены, что стоит им вступить в бой – и русские побегут от них до самой Читы. Смерть императрицы Александры Федоровны и желающий отречься Николай II диктуют необходимость быстро разгромить Японию и заняться престолонаследием. Но брат императора Михаил не желает садиться на трон. Императрицей могла бы стать его сестра Ольга, но для этого ей необходим достойный муж из правящей семьи.Эта история о том, как майор морской пехоты Новиков становится Великим князем Цусимским, что открывает ему дорогу к браку с Великой княгиней.

 

149.00 руб. Читать фрагмент
Купить книгу

Книга 5

Александр Михайловский, Юлия Маркова. Императрица Ольга

Императрица Ольга

 

Пятая книга серии «Никто кроме нас». Японская империя принимает условия России и заключает с ней мирный договор. Грандиозные перемены грядут в остальном мире. Внутри Российской Империи назревает заговор, который с успехом раскрывает Служба Имперской Безопасности, созданная усилиями пришельцев из будущего. Николай Второй покидает пост, а на его место заступает его сестрица Ольга, сразу показавшая себя достаточно жесткой и волевой императрицей.

 

176.00 руб. Читать фрагмент Купить книгу


Литрес
Книга 7

Александр Михайловский, Юлия Маркова. Время для перемен. Никто кроме нас 7

Александр Михайловский, Юлия Маркова. Время для перемен. Никто кроме нас 7

 

Аннотация от ЛитРес

Прошло три года с тех пор, как началась русско-японская война. Расстановка сил в Европе оставалась неясной, хотя явных потрясений и не наблюдалось. Британия зализывала раны, нанесенные ее репутации. Второй Рейх развивался удивительно быстро, несмотря на отсутствие колониального ресурса. Французская Республика никак не могла разобраться в своих министрах, постоянно меняя правительство и теряя дипломатический престиж на политической арене.

Тем временем Российская Империя будто замкнулась в себе, и это пугало Европу больше всего. Взошедшая на престол Ольга кардинально отличалась от кузена Ники. Она взялась за правление державой со всей суровостью: чистка чиновничьего аппарата, денежная и военная реформы, переселение крестьян в Сибирь и на Дальний Восток, урегулирование отношений с восточными соседями. Стране удалось избежать революции. Но дух войны, которая вот-вот разразится на просторах Европы, уже витал в воздухе. Нужно было готовиться к схватке.

Положение Российской Империи осложнялось тем, что в таких условиях сложно искать союзников. Западные страны, образовавшие коалицию Центральных держав, похоже, хотят выбить у русских почву из-под ног. Неужели императрица Ольга решится выступить против объединенного врага в одиночку?

Описание книги

С того момента как императрица Ольга вступила на престол прошло три года. За это время Российская Империя, счастливо избегнувшая катаклизма под названием «первая русская революция», обновляясь и усиливаясь, готовится к новой схватке, которая через несколько лет неизбежно грянет на просторах Европы. В начале 1907 года предрешен только состав коалиции Центральных держав, поскольку Германская империя день ото дня усиливает связи с Австро-Венгрией и Турцией. При этом формирование Антанты находится в зачаточном состоянии, ибо не изжита враждебность между Россией и Великобританией. Придется России в одиночку драться против враждебной коалиции или у нее в этом деле все же найдутся союзники?

179.00 руб. Читать фрагмент


Литрес
Книга 8

Александр Михайловский, Юлия Маркова. Аллегро на Балканах. Никто кроме нас 8

Александр Михайловский, Юлия Маркова. Аллегро на Балканах. Никто кроме нас 8

 

Российская империя усиленно готовится к уже близкой мировой войне. У достроечных стенок верфей стоят новейшие линкоры, армия в ускоренном темпе тренируется перед будущими сражениями, но самое главное императрице Ольге удалось сформировать новое издание Антанты, основанное не на путанице двухсторонних соглашений, а одном многостороннем договоре, в котором четко оговорены зоны ответственности сторон. В этот раз Российская армия будет действовать строго в соответствии с довоенными планами и исходя исключительно из собственных интересов, а вопрос Черноморских Проливов должен быть решен еще задолго до того, как на европейских полях загрохочут пушки.

При этом четкий и стройный план уже как минимум один раз оказался грубо нарушен и пока никто не знает, к добру окажется это нарушение или нет. Уходя в вынужденную отставку, болгарский князь Фердинанд, отрекается не только за себя, но и за всех своих детей, и на болгарский престол, после некоторых пертурбаций выбирают мужа сербской принцессы Елены (почти королевы) Михаила Александровича Романова, по совместительству любимого брата русской императрицы. Это решение болгарских депутатов-электоров равносильно ведру керосина, щедро вылитого на тлеющие угли балканской политики.

199.00 руб. Читать фрагмент


Литрес
Книга 9

Александр Михайловский, Юлия Маркова. Под знаком кометы. Никто кроме нас 9

Александр Михайловский, Юлия Маркова. Под знаком кометы. Никто кроме нас 9

 

Аналог Балканских войн нашего мира завершился полным разгромом Османской империи. Павший Стамбул оборотился Константинополем, Российская империя твердо встала в Черноморских Проливах, Сербия обрела Косовский Край и разделила с Черногорией Санджак, Болгария воссоединилась в пределах территорий проживания болгарского народа, притязаниям Греции на южную Македонию положен конец.

На фоне этих ярких событий происходят движения не столь заметные, но имеющие для будущего Европы тектоническое значение – такие, как распад Двойственного Союза и смерть императора-русофоба Франца Иосифа. Теперь в будущем этого мира ничего не предрешено, у всех политических игроков есть возможность сыграть свои партии по-иному, и как вишенка на торте – летящая к земле Тунгусская комета. Главный вопрос, которым озадачены осведомленные люди – на кого пошлет Бог.

199.00 руб. Читать фрагмент


9
Под знаком кометы

Часть 33

Венский конгресс – 2

15 сентября 1907 года, Австро-Венгерская империя, Вена, похороны императора Франца-Иосифа.

Монархи, понаехавшие в Вену с территории всей Европы, собрались под крышей старейшего дворца австрийской столицы, заложенного еще в далеком 1279 году – в те далекие времена Габсбурги только-только утвердились на этих землях. Восточная марка (старо-нем. Ostarrîchi), впоследствии герцогство Австрия, была создана германским императором Римской империи Германской нации (т. н. Первый Рейх) Оттоном II в 976 году в качестве укрепленного форпоста на пути венгерской экспансии. Менялись владыки этого места, менялись и их враги. Неизменным был только рост влияния непомерно разросшегося государства, размерами уступавшего только евразийской империи Романовых.

Но все имеет предел, в том числе и рост австрийского могущества. В ходе истории империя Габсбургов превратилась в монархическую федерацию, ибо ее владыка носил на голове целых четыре короны: Австрии, Богемии, Хорватии и Венгрии, и плюс к тому титул Апостолического величества, позволяющий его носителю вмешиваться в процесс избрания римских пап. И эта голова с множеством корон ныне оказалась единственной объединяющей идеей лоскутного государства. Раньше в арсенале австрийских Габсбургов еще был лозунг «турки даже хуже нас», но он выбыл из употребления по причине весьма своевременной кончины Османской империи.

Итак, император Франц Фердинанд, несколько дней назад взошедший на трон своих предков, оказался последним в своем роду. Его дети не могли наследовать австрийский трон из-за того, что родились в морганатическом браке, а посему монархи, собравшиеся в Вене на похороны императора Франца-Иосифа, заодно авансом хоронили всю империю Габсбургов. Однако случиться это должно было нескоро, Франц Фердинанд в настоящий момент находился в самом расцвете сил, и если его вдруг не убьют, то проживет он еще как минимум двадцать лет. Но, в отличие от демократических политиков, думающих только в пределах электоральных циклов, монархам вменяется планировать на поколения вперед.

Некоторые из гостей австро-венгерского императора уже давно присмотрели для себя отдельные «лоскутки» его кое-как сшитой державы. Италии, управляемой Савойской династией, например, очень нравится Триест с окрестностями, сербская королева Елена прямо здесь и сейчас жаждет получить исконные сербские земли: Боснию и Герцеговину, Сербскую Краину в Хорватии, Банат и Воеводину, а главным именинником на этом банкете считается кайзер Вильгельм, ведь ему (или его наследнику) достанется главный приз – Австрия. В узких монархических кругах об этом уже известно, и коллеги по цеху (за исключением британского короля и русской императрицы) исходят по этому поводу густыми волнами зависти: дескать, а за что этому нахалу такое счастье?

Правящие в Бухаресте Гогенцоллерны-Зигмаринены еще совсем недавно облизывались на Трансильванию, но теперь, в новом качестве, им больше ничего не надо. Кстати, одновременно с другими вассальными монархами (в основном германского происхождения) вместе с русской делегацией в Вену прибыла и правящая румынская королева Мария – такой вот шокирующий каприз русской императрицы, утвердившей на вакантном румынском престоле не наследника старого короля, а его супругу. Двадцатый век (по крайней мере, его первая половина) с легкой руки пришельцев из будущего становился веком правительниц, а не правителей.

Но главным сюрпризом, припасенным императрицей Ольгой для собравшихся в Вене правящих особ, являлся директор Пулковской обсерватории тайный советник Оскар Андреевич Баклунд. Доклад, который он собирался прочитать на следующий день после похорон императора Франца-Иосифа перед королями и императорами, в буквальном смысле произведет на слушателей взрывное впечатление – не меньше чем в пятьдесят миллионов тонн тротилового эквивалента. И даже принцессу Виктория Великобританская только в самый последний момент осведомили о грозящей миру опасности. Сначала императрица не сочла нужным пугать свою британскую кузину раньше, чем все окончательно прояснится, а потом ей на скорую руку пришлось объясняться с дочерью короля Эдуарда прямо в императорском поезде, мчащем из Петербурга в сторону Вены. Правда, по итогам этого разговора русская императрица несколько изменила свои намерения.

Но это случится позже, а пока по улицам Вены тянется бесконечная похоронная процессия с участием высших сановников и коронованных особ со всех концов потрясенной Европы. Происходит не просто похороны старейшего монарха мира – собравшаяся на траурные мероприятия почтеннейшая публика хоронит старый мир. И в первых рядах, наряду с британской королевской четой и кайзером Германии, идет русская императрица со своим новомодным супругом, обоими братьями и сербской невесткой. Они тоже скорбят по безвозвратно умершему старому миру, в котором родились и выросли. Теперь все будет не так, как прежде, хотя русская императрица надеется, что ей удастся избежать самых тяжких последствий.

Кстати, к величайшему сожалению кайзера Вильгельма, большого любителя всяческих скандалов, никто из венской придворной камарильи так и не рискнул нанести русской венценосной чете какого-нибудь оскорбления. Никто из патентованных великосветских бездельников не попытался задеть и честь юной сербской королевы, ибо ее супруг, болгарский царь Михаил Четвертый, известен таким же буйным и неуправляемым характером, как и у князя-консорта из будущего. Как даст в челюсть за не вовремя сказанное пакостное слово – будет потом работы дантистам вставлять выбитые зубы. И ничего не сделаешь: новый император всех строжайше предупредил, что за любой эксцесс ответственность понесет его организатор. Если русский князь-консорт или брат императрицы кого пристрелят, зарубят саблей или по-простонародному набьют морду, то значит, так тому и быть. Кысмет, как говорят в таких случаях бывшие турецкоподданные. Так что визит русской делегации в Вену проходит тихо, без оскорблений и ответного мордобоя или, не дай Бог, смертоубийства.

Но вот голова колонны останавливается у венской церкви Капуцинов, после чего возглавляющий процессию герольд трижды ударяет булавой в наглухо запертые врата храма.

– Кто идет? – глухо вопрошает с той стороны монах-привратник.

– Его императорское и королевское величество Франц-Иосиф Первый, – отвечает герольд, – Божьей милостью император Австрийский, апостолический король Венгерский, король Богемский, Далматский, Хорватский, Славонский, Лодомерский и Иллирический, король Иерусалимский и великий воевода Сербский, великий герцог Тосканский и великий князь Трансильванский.

– Мы не знаем такого, – глухо раздается из-за двери.

Герольд снова три раза бьет булавой в запертые ворота, снова монах-привратник задает вопрос:

– Кто идет?

– Его императорское и королевское величество Франц-Иосиф Первый, – снова отвечает герольд, – Император Австрийский, апостолический король Венгерский.

Но и на этот раз привратник отвечает: «Мы не знаем такого», и ворота опять не открываются. Привратник в третий раз спрашивает: «Кто идет?» – и тогда герольд коротко отвечает: «Франц-Иосиф, несчастный грешник».

В ответ в замке скрежещет ключ, врата церкви открываются, и после исполнения древнего ритуала гроб старика Прогулкина наконец получает возможность водвориться в фамильном склепе Габсбургов. Но самые интересные последствия от съезда монархов еще впереди…

 

Ретроспекция от 14 сентября 1907 года, 10:05. Варшава, Императорский поезд, вагон ЕИВ Ольги Александровны Романовой.

Присутствуют:

ЕИВ Ольга Александровна Романова;

Принцесса Виктория Великобританская;

Канцлер Империи Павел Павлович Одинцов;

Первая статс-дама Дарья Михайловна Одинцова;

Директор Пулковской обсерватории, академик Императорской Санкт-Петербургской Академии наук Оскар Андреевич Баклунд.

В Варшаве русская императрица сменила поезд, пересев с Петербургско-Варшавской на Венско-Варшавскую железнодорожную линию, имеющую европейскую ширину колеи. Эта железная дорога была построена еще во времена императора Николая Первого (второй после линии, связавшей Царское Село и Петербург), когда железнодорожные стандарты в России еще не устоялись, и считалась самым прибыльным предприятием такого рода в Российской империи.

И вот императорский поезд тронулся; поплыл куда-то назад перрон Венского вокзала Варшавы, вояж российской императрицы до города Вены вступил в завершающую стадию. На следующее утро русская императрица прибудет в Вену прямо к началу официальных траурных мероприятий, а пока было время объясниться с лучшей подругой и ситуативной союзницей.

Лекцию принцессе читал Оскар Андреевич Баклунд. Тори выслушала дозволенные речи, немного подумала, посмотрела на русскую императрицу и выдала неожиданное и в чем-то даже шокирующее умозаключение:

– Понимаешь, Хельга, на самом деле нам предстоит осознать ключевой вопрос нашего бытия с тремя вариантами ответов: первый – мы имеем дело с жестко детерминированными событиями, сломать ход которых способна только облеченная решимостью человеческая воля; второй – мир вокруг нас носит истинно случайный характер; третий – все события являются отражением воли Создателя Всего Сущего. В первом случае комета, предсказанная господином Баклундом, упадет на Землю там же, где и в прошлый раз, став громким, но воистину безвредным явлением, ибо миру до взрыва в глухой сибирской тайге не будет ровным счетом никакого дела. Тогда нам придется признать, что все так называемые «случайные события» на самом деле воспроизводятся, будто записанные на валик фонографа, ибо никто из людей никаким образом не мог повлиять на случившееся. Если же комета упадет в другой части света, то станет понятно, что мир не так прост, как нам казалось прежде. Если уничтожающему удару подвергнутся пески Сахары или воды Атлантического океана, то будет ясно, что это событие стало следствием случайных колебаний неуправляемого полета небесного тела, а если комета упадет в густонаселенной местности, то это окажется свидетельством в пользу прямого проявления Господней Воли, своего рода повторение Содома и Гоморры.

– Да, сестрица, – ответила Ольга, передернув плечами, – неуютное ощущение. А вдруг все, что мы делали вместе с Павлом Павловичем, подвергнется осуждению и уничтожению со стороны Высших Сил? Именно так надо будет воспринимать падение кометы на населенные территории Российской Империи или ее союзников: Сербии или Болгарии. И даже если удару подвергнутся страны, которые заключили с нами Брестское соглашение, то ситуация тоже получается какая-то нехорошая. Мы стремились уменьшить число человеческих жертв, отменив или по возможности сократив назревающую мировую войну, а нам вместо одобрения сих благих намерений преподносят стихийную катастрофу с миллионами погибших и еще большим количеством раненых и лишившихся крова…

– Успокойся, сестрица, и положись на милость Божию, – сказала Виктория. – Вот увидишь, все закончится хорошо. Наверняка у господина Одинцова в запасе имеется какое-нибудь средство, чтобы остановить и отразить космический удар.

– Нет, ваше королевское высочество, – покачал головой канцлер Империи, – мы тоже далеко не всемогущи, и не в наших силах предотвращать угрозы такого масштаба. Мы можем только уменьшать нежелательное воздействие, попытаться организовать эвакуацию людей из опасных мест и ускорить ликвидацию последствий катастрофы. Вот если бы мы были у себя дома, и комета падала бы прямо на Москву или ее окрестности, то можно было бы попробовать отразить ее удар еще до того, как она вошла бы в пределы атмосферы.

– А почему именно на Москву, а не Петербург, Ригу или Киев? – с интересом спросила принцесса Виктория.

– А потому, Тори, что Москва в наши времена была защищена позиционным районом противоракетной обороны, – вместо канцлера Одинцова ответила его жена Дарья. – Дальний эшелон этой защиты как раз и был предназначен сбивать объекты, летящие в безвоздушном пространстве с космическими скоростями. Ядерный боеприпас мегатонного класса запросто превратил бы летящую комету в груду мелкого щебня, который безвредно сгорит в верхних слоях атмосферы. Но, увы, до такого уровня науки и техники при самом форсированном развитии событий никак не менее пятидесяти лет. Ольга Александровна до тех времен доживет, а мы, ее старшие товарищи, едва ли.

– Об астероидной защите даже в наши времена задумывались по остаточному принципу, – добавил канцлер Одинцов, – и других угроз было предостаточно. Дай-то Бог нам добиться такого успеха в делах, чтобы через полвека самой страшной угрозой миру было падение кометы, а остальные проблемы были бы побеждены или хотя бы успешно решались с возможностью искоренения в ближайшем будущем. Голод, нищета, безграмотность, варварские межплеменные войны в джунглях Африки, когда одна народность ополчается на другую с целью истребить супостата до последнего человека – все это во весь рост встанет перед нами, когда мы отрегулируем отношения между европейскими странами, избавив их от кошмара двух мировых войн.

– Не забывай, Паша, – сказала Дарья, – что англичане и недавно нашкодившие французы все свое нынешнее благополучие черпают в колониальном ограблении подвластных им заморских территорий. И даже Ирландию – казалось бы, вполне европейскую страну – соплеменники душки Тори грабят со вкусом уже не одно столетие, не считая при этом ирландцев за людей. Алчность людская – вот настоящий враг современного мира, и против этого чувства бессильны проповеди гуманности и милосердия. Вот с этим врагом нам еще воевать и воевать, и комета на этом фоне – не более, чем побочное явление, которое может сыграть в нашу пользу, а может оказаться помехой; но в любом случае нельзя опускать руки.

– Так вы предлагаете ничего не менять и действовать как ни в чем не бывало? – спросила императрица.

– Да, – кивнул Одинцов. – Делайте что должно, Ваше Императорское Величество, и да свершится что суждено. И еще я бы не советовал объявлять о комете сразу и во всеуслышание. Об угрозе следует проинформировать только наших ближайших союзников по Балканскому союзу и Брестским Соглашениям, за исключением Франции.

– За что вы так не любите Францию, Павел Павлович? – вздохнула императрица Ольга. – Ведь Париж, когда цветут каштаны, или заполненная курортниками Ницца – это так красиво…

– А еще крикливо, болтливо и безнравственно, – проворчал тот. – Если вы что-то расскажете по секрету одному французу, то об этом в самом ближайшем будущем будет знать весь мир. Кроме того, их политики легковесны и легко заменяемы: на так называемых выборах их тасуют будто колоду карт с неприличными картинками, и преемники при этом не отвечают за действия предшественников. Вы помните, как легко Французская республика отказалась исполнять свои союзнические обязательства по русско-французскому договору от 1893 года только на том основании, что театр военных действий находится за пределами европейского континента? Так что нет, нет и еще раз нет: иметь дело с мусью – это себя не уважать.

– Да как вы так можете говорить, Павел Павлович?! – вскричал академик Баклунд. – Неужели вам ничуть не жалко миллионов французов, которые могут погибнуть в предстоящем катаклизме?

– Мне жалко всех, кто может стать жертвой удара, и французы не исключение, – ответил Одинцов. – Дело в том, что преждевременное обнародование кометной угрозы, при том, что нам известно только время, но отнюдь не место предстоящего удара, может вызвать у людей приступы бессмысленной неуправляемой паники по всей Европе, во время которой может погибнуть даже больше народу, чем в самом катаклизме. Люди целые полгода будут сходить с ума от страха, и в то же время будет совершенно непонятно, в каком направлении следует спасаться, ибо опасность будет грозить со всех сторон. В то же время, если мы обнародуем координаты угрожаемой зоны уже после того, как поступят последние данные, это явление сократится как во времени, так и в пространстве. А может, и вообще никому не понадобится пугаться, потому что комета снова упадет в одном из безопасных районов, которых на планете Земля гораздо больше, чем густонаселенных мест…

– Да, – добавила императрица Ольга, – и в таком случае жертвы будут только от паники и охватившего людей всеобщего сумасшествия. Мне бы не хотелось видеть картины всеобщего одичания и краха цивилизации – а именно так и будет, если людей как следует напугать. И в то же время я уверена, что если я сообщу о возможной угрозе только своим коллегам по монаршему цеху, то они сумеют правильно распорядиться полученной информацией, максимально подготовить свои страны к действиям в чрезвычайных ситуациях и не допустить распространение паники. С демократическими деятелями все обычно бывает совсем наоборот: все разболтают, перепугают людей, а деньги, выделенные на спасение от стихийных бедствий, растащат по личным карманам.

– А у нас разве это не так? – пожал плечами Баклунд. – Мздоимство и казнокрадство наших чиновников давно уже стало притчей во языцех.

– Только не в мое царствование, Оскар Андреевич! – оскалилась императрица. – Едва я восприняла корону у моего несчастного брата, как время безнаказанности для мздоимцев и казнокрадов закончилось раз и навсегда. Служба Имперской Безопасности, подчиненная господину Мартынову, ловит таких многогрешных людей, обдирает как липку и ссылает на каторжные работы в далекие края. Есть, конечно, кое-кто, кто у нас пока честно жить не хочет, но это у них очень ненадолго, ибо мясорубка моей сыскной службы работает бесперебойно. Россия никогда не была бедной страной, просто она длительное время чрезвычайно дурно управлялась.

Академик сконфуженно замолчал, Одинцов и его супруга понимающе переглянулись, а принцесса Виктория спросила:

– Так все же, Хельга, что нам делать, если комета вздумает упасть на одну из европейских стран, в частности, на Великобританию?

– Как что? – удивилась Ольга. – Нам следует приготовиться к трудностям, делать что должно для уменьшения жертв, стараться избегать паники и надеяться, что удар не придется по крупному городу. Обо всем прочем мы поговорим в узком кругу монархов в ходе обсуждение наших общеевропейских дел. Если Брестские Соглашения становятся основой для формирования нового миропорядка, исключающего решение международных вопросов методами войны, то пора создавать на их основе некое подобие ООН из мира Павла Павловича. До всех европейских политических деятелей надо довести мысль, что сообща мы справимся с трудностями гораздо лучше, чем поодиночке. Еще два вопроса, которые мы хотим поставить перед собранием монархов наряду с кометой, будет будущее территорий Австро-Венгерской империи после смерти милейшего Франца Фердинанда и поведение Франции, чьи должностные лица оказали содействие попытке цареубийства. Такие вещи недопустимы, господа, и должны караться жесточайшим образом.

– Но сначала, – сказал канцлер Одинцов, – сразу после официальных траурных мероприятий должны состояться ваши очные встречи с королем Эдуардом, кайзером Вильгельмом и императором Францем Фердинандом, и лишь потом можно переходить к общему королевскому кордебалету.

– Согласна с вами, Павел Павлович, – с улыбкой кивнула императрица Ольга. – Быть посему!


Читать Форум Узнать больше Скачать отрывок на Литрес Внимание! Вы скачиваете отрывок, разрешенный законодательством и правообладателем (не более 20% текста). После ознакомления вам будет предложено перейти на сайт правообладателя и приобрести полную версию произведения. Купить электронку Купить бумажную книгу
4.2/5
Категория: Альтернативная история | Просмотров: 1763 | Добавил: admin | Теги: Юлия Маркова, Под знаком кометы, Никто кроме нас, Александр Михайловский
Всего комментариев: 0
avatar
Вверх