Новинки » 2019 » Октябрь » 8 » Александр Афанасьев. Счастье волков
23:06

Александр Афанасьев. Счастье волков

Александр Афанасьев. Счастье волков

Александр Афанасьев

Счастье волков

горячая новинка
 
  с 10.09.19 331  258 р (предпочтительней)
  -22% автор

 Афанасьев Александр

  -22 % Серия

 Первый удар. Фантастика ближнего боя

04.10.19 ( 402р
281 р  промокод (
АСТ_ОКТЯБРЬ ) -30% до 07 октября
 
с 08.10.19
 
Александр Баширов родился в Казани, но Стамбул стал его новым домом. Теперь он немного блогер, немного журналист, немного торговец, немного переводчик, немного риелтор. Немного шпион. В Стамбуле все или шпионы, или заговорщики. Этот город – полная политических конфликтов бомба, в любой момент готовая рвануть.
На этот раз в руки Александру попал секрет, угрожающий всему миру. И ключ к нему - Серые волки. Отряды турецких националистов, глубоко проникшие во все силовые ведомства Турции и пропагандирующие создание Великого Турана. Раньше это начиналось болтовней – и ею же заканчивалось, но не сейчас. Власти использовали Серых волков для борьбы с курдами, и в итоге Волки превратились в военизированную организацию с подготовленными отрядами боевиков, лагерями в пограничной зоне, с большим количеством оружия, в том числе химического.
И есть те, кто готов использовать "волчьи" амбиции для достижения своих грязных целей и, как всегда, подставить Россию…

М.: Эксмо, 2019 г. (октябрь)
Серия: Первый удар. Фантастика ближнего боя
Тираж: 2000 экз.
ISBN: 978-5-04-106074-9
Страниц: 352    
Иллюстрация на обложке Андрея Липаева

 
2
Начало
12 сентября 2020 года Проспект Багдади, Стамбул

Сегодня я видел сон. Это было само по себе не к добру. Обычно я сплю без снов.
Сон бьл черно-белый. В нем был снег. Такой, ка­ кой бывает в самом конце зимы - грязный, с чер­ными, в разводах сугробами по обеим сторонам дороги. Я ехал на машине в каком-то городе... ти­пичном постсоветском, с рядами унылых панелек, белыми сталактитами шестнадцатиэтажек и при­ строенными к домам стекляшками. По протоптан­ным в неубранном снегу за время зимы тропинкам брели по своим делам люди, унылые, как и жили­ща, в которых они жили, как и магазины, в которые они ходили, серые и черные... казалось, в этом мире вообще нет ярких красок, только черный, белый и трагический серый.

Дорога шла резко вниз, да еще с поворотом. Въезжая в город, ты как бы спускался в него - не поднимался, как в Иерусалим, а именно спускался, как в ад или хотя бы в чистилище. Я начал притор­маживать - и тут с ужасом понял, что под колесами не асфальт, а лед. Машину уже несло... я попытал­ся направить колеса в сторону заноса и отпустил тормоз... не помогало. Ничего не помогало. Меня с ускорением несло по дороге, одновременно раз­ворачивая на встречку. Я видел надвигающиеся встречные машины... грязная морда фуры станови­лась все ближе и ближе... и я ничего не мог с этим поделать...

Вот тут я и проснулся... И понял, что будет беда...

Меня зовут Александр Баширов . Я родился в Ка­зани, в обычной для Казани семье - отец татарин, мать русская. В семье главным был отец, потому я принял ислам. Хотя и сейчас я толком не знаю, кто я - русский, или татарин, или турок, или вообще - человек мира. И меня нельзя называть соблюдаю­щим - пять раз в день я намаз не делаю. Хотя, на­ верное, это плохо...

В этом городе я живу уже несколько лет - при­ ехал, как и все, по туристической визе, потом прод­ лился на год,  потом  получил  вид  на  жительство и право на  работу,  потом  оформил  гражданство. В прошлом у меня бизнес в России и несколько темных историй, о  которых  я  не  хочу  говорить. В настоящем - бизнес здесь, квартира и жизнь ти­пичного члена русской диаспоры, здесь довольно многочисленной . Здесь я немного блогер, немного журналист, немного торговец, немного перевод­ чик, немного риелтор - после падения турецкой лиры недвижимость здесь, и так не слишком доро­гая (дешевле Москвы), стала еще дешевле. Русские покупают, но немного - а вот из Средней Азии покупателей очень много. На первом месте... я бы сказал, Казахстан, как говорит мой компаньон по риелторскому агентству Кямран, многие покупают на случай, если дележка политического наследства елбасы перестанет быть томной, казахская пере­ стройка превратится в перестрелку и из страны придется бежать. Он лучше знает, у него отец де­путат, влиятельный член среднего жуза, но после смены власти ни в чем не уверен и сына заранее отправил сюда, готовить площадку и пристраивать наворованное. На втором месте узбеки, у них денег мало, но они чаще  всего  покупают  не под  сдачу, а насовсем, переезжать. У них преимущество в том, что их язык из той же группы, что и турецкий, - примерно как русский и украинский, взаимно по­нятные. Потому на простых работах - например, горничной   в отеле -    можно начинать работать сразу.

Татары, кстати, тоже понимают многие турецкие
слова, так что мне выученный в школе татарский пригодился. Говорю я так, что все понимают, что я не турок, - но разговорный у меня уже на прилич­ном уровне.
Я живу на проспекте Багдади. Это одна из стра­тегических трасс Стамбула, в азиатской части горо­да, она начинается у стадиона Фенербахче, выхо­дит из района Кадыкей  и идет на выезд  из города в сторону остальной Турции (Стамбул расположен у самой западной границы страны), это бывшая римская дорога. Улица эта - скорее торговая, здесь мало кто живет, в основном сюда ходят и ездят на шопинг. Но мне подвернулась приличная квартира, совсем недорого - купил и не жалею. В последнее время она сильно выросла в цене - здесь спрос по­ явился.

Живу я на последнем, пятом этаже, и с моего балкона куда ни глянь - море. Вид красивый, хотя те, кто живет в центре, говорят, что с Босфором или Золотым Рогом не сравнить.
Это азиатский Стамбул - хотя и не такой орто­доксальный, как некоторые. Большинство русских селятся в других районах, но мне все равно. Здесь много площади за небольшие деньги, я одну комна­ту под спортзал даже переоборудовал. Те, кто живет в центре, за такие деньги, как я, не живут, а ютятся. И на шопинг никуда  не надо ехать, все под рукой. В том числе море - в шаговой доступности...

Утро у меня было бы обычным, если бы не этот проклятый сон, пришедший совсем не вовремя и оставивший чувство надвигающейся непоправи­мой беды. Из-за этого я даже не стал готовить дома и спустился вниз. Торговый центр напротив уже ра­ботал, а мне всего-то надо пару чашек кофе. Но не турецкого, а нормального латте...
Еще там работала Марина.

Марину я встретил недавно... я избегаю отноше­ний с местными, чтобы не получить в нагрузку тол­ пу бабушек и дедушек. Марина из Киева, приехала сюда... Пытается пробиться... догадайтесь как. Я на­ вел справки... по крайней мере, профессионально она этим не занималась, в полиции ее досье нет. Теперь я оплачиваю ее жилье и время от времени ее посещаю... но к себе переселять не хочу. Возможно, пока. Ничего хорошего в таких отношениях нет... плохого, впрочем, тоже. Кямран бы одобрил, если бы знал... впрочем, он тот еще бабник...
Марина - платиновая блондинка... для турок просто непреодолимый искус. По их меркам, то­щая, они любят женщин в теле. Закончила КНУ­КИ- актерский в Киеве. Тоже была какая-то исто­рия, вынудившая ее уехать, которую я не знаю и знать не хочу...

Так как я здесь не чужой, я просто сажусь за стол и жду. Марина появляется с подносом, на котором две чашки кофе. Это мне, я всегда пью по две, если европейский.
Садится напротив и смотрит на меня, пока я пью кофе, стараясь избавиться от омерзительного при­ вкуса того сна. Холод от него до сих пор остался в душе, и никаким кофе его не вытравишь...
-Саша...
Я смотрю на нее.
-Что?
-    Да нет... ничего.
Я допиваю вторую чашку.
-    Вечером дома будешь?

-    Я приду, хорошо? Она кивает.

Машина у меня, по местным меркам, прилич­ная - <,Мерседес МЛ,>, хотя и подержанный. Перед тем как ехать - передвигаю кобуру с пистолетом вперед, чтобы он не давил на спину и можно было выхватить сидя. Второй пистолет в бардачке. В по­следнее время много разбойничают по району - если раньше воровали, то с  появлением  бежен­цев - разбойничают. Просто подходят, пистолет в спину - отдавай деньги, ключи от машины. В Ирак угонят - с концами. Могут и убить.

Здесь странное законодательство об оружии, на­ резное нельзя, даже если не полуавтоматическое, а вот пистолет - можно, причем с емким магазином. Видимо, тут сыграла свою роль боязнь переворотов и восстаний. История Турции полна заговоров, вос­станий, переворотов и мятежей. Потому и боятся. Если бы в шестнадцатом на руках бьии бы винтов­ки - крови было бы намного больше.

Меня это вполне устраивает, потом поймете по­ чему.
Доезжаю до поворота на пристань - тут начи­наются пробки, если проспект Багдади, по сути, за­городная магистраль, то с поворота в город с на­ бережной начинается хаос. Мне же надо к туннелю Евразия, он тут совсем рядом.

Переехав в европейскую часть Стамбула по тун­нелю, который так и называется Туннель, - я на­правляюсь в район Левент - самый деловой район Стамбула, где небоскребы соседствуют с жилыми и рабочими виллами. Средняя зарплата в этом райо­не примерно в десять раз выше, чем в среднем по городу
Это район европейский. Дорогой. Вилла, кото­рую мы с Кямраном купили, стоит полтора милли­ она долларов США, что средний турецкий бизнес­мен позволить себе не может. Но мы с Кямраном можем. Точнее, его отец. Потому что его отец был верный соратник елбасы вот уже полтора десятка лет и украл уже более чем достаточно. А теперь ел­ басы ушел, и перед его верными соратниками зама­ячила перспектива ответственности - у нового ел­ басы есть свои соратники, и они тоже хотят кушать. К тому же старший жуз всегда мечтал как следует раскулачить средний - и сейчас они близки к сбыче мечт1• Отец Кямрана один из наших постоянных клиентов, в тех небоскребах у него не один офис сдается. Размещает деньги в недвижимость здесь, в Дубае, в Абу-Даби...

Черная <,БМ-шестерка,> уже припаркована у офи­са -    значит, Кямран на месте. Смех... но машина ему обошлась... бесплатно. Подарок дочери какого­ то крупного турецкого предпринимателя, которая по дурости решила, что Кямрана можно поставить в стойло  и окольцевать. Дура -    она дура и есть. Хотя Кямран не против... его, кстати, можно в боевиках снимать в качестве отрицательного героя - приглашения уже были. Типично восточные узкие глаза - и рост метр девяносто, он больше чем на голову выше среднего турка и запросто выжимает двести килограммов от груди. Я не рискну. Кямран еще и серьезный рукопашник, КМС по самбо, еще каратист. Он вырос в непростом месте, там исторически ссыльные чеченцы жили. Не научился бы руками махать - его бы сломали...
Кямран в белом кимоно с черным поясом ко­ лотит по макиваре, я прохожу к самовару. Огром­ное преимущество такого офиса - это как бы и не офис вообще. Травка. Сад. Павильон с самоваром во дворе - на местный манер он называется... киоск! Самовар, кстати, русский -    на Ближнем Востоке очень уважают чай из русского самовара, и у кого есть старый, еще порой императорский самовар - очень этим гордятся. Правда, в чай кладут столько сахара, что это уже и не чай. Сладкая коричневая жижа.
Но я делаю себе как надо.
Пока я делаю чай - подходит Кямран. Я и ему сделал.
-  Завтра прилетает Алиреза, -  говорит он. Я киваю.
Алиреза - иранец. Тоже сынок - только на сей раз генерала Корпуса стражей исламской револю­ции. Папа контролирует границу с Афганистаном и, скорее всего, сильно наживается на наркоте. Ему тоже надо вложить деньги...
Стамбул теперь - это такой восточный пере­кресток миров. Не Запад, но и не Восток, и многие, очень многие едут сюда. Это не турецкий город, этнически он так же разнообразен, как Москва. Тут можно встретить кого угодно - от афганца до гру­зина. Иранцев тут хватает, особенно после того, как повторно ввели санкции. Контрабанда процветает, если не верите - поезжайте на границу с Ираном. Там грузовик меньше чем за год окупается, а вче­ рашние крестьяне строят трехэтажные виллы.
С иранцами и я имел дело - типичные мажоры. Отцы еще во что-то верят - но эти уже нет. Тбили­си забит клубами, открытыми для иранской моло­дежи, где клиентов обслуживают украинские про­ститутки. Уже идут массовые драки между грузи­ нами и иранцами. В Ереване иранцы (их там зовут парсики) пьют коньяк, учатся и опять-таки 6... ют. На побережье Каспия, в Туркменистане (бывшие Красные Воды), открыта целая игорная зона для иранцев в основном -  хотя  попадаются  и  арабы. И там -  украинские проститутки. Этот строй -  как и поздний советский - идет к своему концу. Только никто не знает, каким он будет, конец.
-    Покажешь ему?
-    Да. Только он еще заикался про Россию. В одну корзину... сам понимаешь.
Я киваю.
-    Хорошо .
Вот и окончилась утренняя планерка. Хорошо помогать людям размещать наворованное!

Поработали. Дальше обед - турки никогда не пропустят обед, для них отдых не менее важная часть жизни, чем работа. На работе тут никто не убивается.
Обедать я еду в район Ортакёй, это напротив Кадыкёй,  только в европейской  части страны. Там

 

Александр Афанасьев. Оккупация

Оккупация

Двадцать пять лет Украина жила в кланово-мафиозной системе координат. Подавленный путч добровольческих батальонов стал финалом.

Десятки, сотни тысяч людей, которые не умели ничего, кроме как убивать, породила та война. Людей, которые дербанили, отжимали, пытали, крышевали, занимались контрабандой. Почти все они ушли в криминал.

В России их встретили те, кто традиционно занимался серым и черным бизнесом. Бывшие и действующие менты, ФСБшники, казаки, этнические ОПГ. Свои лакомые куски они отдавать не намеревались.

Началась Вторая криминальная революция…

199.00 руб. Читать фрагмент Купить книгу

Читать Узнать больше Скачать отрывок на Литрес Внимание! Вы скачиваете отрывок, разрешенный законодательством и правообладателем (не более 20% текста). После ознакомления вам будет предложено перейти на сайт правообладателя и приобрести полную версию произведения. Купить электронку Купить бумажную книгу Купить бумажную книгу Купить бумажную книгу
5.0/3
Категория: Новая книга про попаданца | Просмотров: 260 | Добавил: admin | Теги: Александр Афанасьев, Счастье волков
Рейтинг:
5.0/5 из 3
Всего комментариев: 0
avatar
Вверх