Новинки » 2021 » Октябрь » 24 » Адриана Максимова. Сбежать любой ценой
23:30

Адриана Максимова. Сбежать любой ценой

Адриана Максимова. Сбежать любой ценой

Адриана Максимова

Сбежать любой ценой

 

с 24.10.21

Жанр: боевое фэнтези, попаданцы

Спасаясь от маньяка, я попала в другой мир, который больше похож на тюрьму. Мне сказали, что выхода отсюда нет, но если я не найду его, то тот, от кого я сбежала, убьет мою сестру и еще сотни невинных девушек. Вопреки всему я должна найти этот чертов портал и вернуться домой! Но прежде мне придется стать убийцей и узнать тайну своей семьи

Возрастное ограничение: 16+
Дата выхода на ЛитРес: 24 октября 2021
Дата написания: 2020
Объем: 350 стр.
Правообладатель: ЛитРес: Самиздат

 
Сбежать любой ценой

Глава 1

 

Полиция стоит на ушах. В городе снова пропала девушка. Ее зовут Юля, и пару раз мы пересекались по работе. Она юрист в больнице, где я тружусь операционной медсестрой. Всегда страшно, когда кто-то пропадает, сразу перестаешь чувствовать себя в безопасности. Напряжение нарастает, и опасность начинает мерещиться везде. Кажется, что сделаешь шаг в коридор, и на тебя тут же набросится некто, поджидающий за дверью. И ты ничего не успеешь сделать.

Юлю ищут уже неделю, но пока поиски не дали никаких результатов. Надежды, что ее найдут живой, становится все меньше. Ублюдок жесток и не оставляет никаких улик. Откуда я знаю столько подробностей? Дело в том, что мой отец ведет расследование этого дела. И за каждую новую смерть корит себя. Потому что не смог выйти на след убийцы и остановить его.

Моя смена заканчивается, и я переодеваюсь в ординаторской. Хочется как можно скорее оказаться дома, принять ванну и завалиться в постель с книжкой. Тихо скрипит дверь. Ойкаю и прижимаю блузку к груди. Опять я забыла закрыться на ключ! От усталости становлюсь очень невнимательной. Входит Леня. Самый лучший хирург в нашем городе и мой тайный любовник. Нет, он не женат, и я тоже свободна. Просто у меня нет уверенности в том, что у нас все серьезно.

– Хочешь уйти, не попрощавшись? – подходя ко мне, спрашивает он. Голос у него красивый, низкий. Немного с хрипотцой от дикого количества сигарет, что он выкуривает. Он высок, крепок. У него короткие темные волосы и синие глаза. – Нехорошо, Дан.

– Вся эта паника из-за исчезновения Юли… Она меня совершенно вымотала.

– Однако в операционной ты была великолепна, – Леня наклоняется ко мне и целует в шею. Убирает в сторону темные пряди волос и проводит пальцем по позвоночнику.

– Не сейчас, – отстраняясь от Лени, говорю я. Набрасываю на себя блузку и застегиваю пуговицы Черт, какие они маленькие! Когда не спешишь, на такие мелочи даже не обратишь внимания.

– Я соскучился по тебе, – пряча руки в карманы халата, говорит Леня.

– Когда только успел? – смеюсь я. Последний раз у нас был секс шесть часов назад. Впрочем… Леня – очень любвеобильный товарищ. Искренне сомневаюсь, что я у него единственная.

– Не спрашивай, – отмахивается Леня, и мы целуемся. – Давай я отвезу тебя домой.

Киваю. Мне сейчас страшно оказаться одной на улице. Обычно маньяк похищает трех девушек в сезон. Сейчас у него в руках оказалась одна. Значит, нужно ждать еще два исчезновения. А потом какое-то время можно спокойно жить. Хотя это очень циничный подход.

 

Мы с родителями и младшей сестрой живем в частном секторе. У нас свой двухэтажный дом. До этого мы жили в обычной квартире в центре города, но потом мама получила наследство от дедушки, и они с отцом решили, что на земле, которая нам досталась, надо строиться. Папа вместе со своим другом-архитектором придумали план нашего нового жилища. Дом получился знатный, и мы переехали. Моя сестра Алиса не в восторге от нового местожительства, и мечтает, как только ей исполнится восемнадцать, перебраться в городскую квартиру. Ну что ж, год ожидания – это не так уж и много.

– Может, на чай пригласишь? – неожиданно спрашивает Леня, останавливая машину. – Все-таки три месяца встречаемся.

И ровно столько времени я работаю в больнице.

– Встречаемся? – удивленно уставившись на него, переспрашиваю я.

– Ну, а что мы еще делаем?

– Давай в другой раз? Не то настроение, понимаешь? Да и семья дома.

– Или не тот мужчина, – вздыхает Леня и отворачивается. – Которого ты, судя по всему, стесняешься.

– Не сочиняй, – ласково возражаю я. Беру его за руку и легко сжимаю пальцы. – Ты же знаешь, что это не так.

Леня усмехается и кивает. Мы коротко целуемся, и я выхожу из машины.

 

В гостиной застаю Юрия. Это близкий друг отца и моя тайная любовь. Я влюбилась в него, когда мне было четырнадцать. С первого взгляда, как только увидела. Стройный высокий блондин с голубыми глазами тут же завладел моим вниманием. Для меня это было первое большое чувство, и оно сохранилось в моей душе до сих пор. О, как мне тогда сносило крышу! Я ловила каждый его взгляд, каждое слово! А как ревновала его к молодой жене! Представляла себе, как он овдовеет, я буду его поддерживать, а потом он в меня влюбится. Какой только бред не приходил в юную голову! Сейчас, когда я встречаюсь с его супругой, мне бывает неловко, потому что в памяти всплывает, какие красочные похороны я ей устраивала. Но, слава Богу, не наделала глупостей, вроде признания в любви или попыток соблазнить взрослого дядю: ведь Юрий на двадцать лет старше меня. И я никогда не признаюсь ему в своих чувствах, потому что знаю: взаимность невозможна. Не хочу выглядеть жалкой. Для меня это будет поражением.

 

Алиса ставит на журнальный столик поднос с двумя чашками крепкого кофе, от аромата которого у меня едва не текут слюни. Сама садится напротив и, взяв в руки планшет, тут же покидает нашу реальность. Сестра такая же темноволосая и синеглазая, как я, но она больше похожа на маму: мягкая и женственная. Мечтает пойти учиться на ветеринара и спасать всех – от кузнечиков до верблюдов. Она с семи лет не ест мясо, заботится о природе и рыдает, увидев женщину в мехах, – настолько ей жаль животных.

– Дана, не пора ли вспомнить про шапку? – с серьезным видом спрашивает меня Юрий. – Уже ноябрь. Хоть снега еще и нет, но холодно же.

– Я не мерзлявая, – улыбаюсь я такой отеческой заботе. Снимаю сапоги и устало опускаюсь в кресло.

– Дана так пытается защитить клетки мозга от старения, – подает голос Алиса. – Ну, ты же знаешь, что в холоде все сохраняется намного лучше!

Юрий мотает головой и смеется. Он сегодня на редкость расслабленный и умиротворенный. Никуда не спешит, даже на часы, как обычно, через каждые пять минут, не смотрит. Из библиотеки выходит папа. Вижу в его руках книгу, на обложке которой золотыми буквами написано «Записки Юлия Цезаря».

– Вот, думал, что уже выжил из ума, и показалось, что она у меня есть, – бодро говорит отец, садясь на диван рядом с другом. – Но, как видишь, нет.

– С твоей работой это маловероятно. Каждый день ребусы решаешь, – возражает Юрий, забирая книгу и торопливо пролистывая ее. – Есть что-то новое о пропавшей девушке?

– Нет, ничего, – тяжело вздыхает папа. – Думаю, через пару недель эта сволочь подкинет нам ее останки, и все будет точно так же, как в предыдущие разы. То есть, никаких следов, никаких зацепок.

– Ты держи меня в курсе, ладно? – просит его Юрий. – А то так страшно за своих девчонок, хоть телохранителей приставляй к каждой.

Папа понимающе кивает. Алиса откладывает в сторону планшет и, взяв меня за руку, просит пойти вместе с ней наверх. Делаю это с радостью. От обсуждения последних событий меня уже начинает тошнить. И даже возможность наслаждаться общением с Юрием не компенсирует это состояние.

– Тебя привез твой парень? – спрашивает Алиса. – Я видела, как ты выходила из машины, за рулем которой сидел мужчина.

– Леня не мой парень, – поспешно говорю я.

– Может, ему уже пора занять это место?

– Я подумаю об этом, – обещаю я и понимаю, что это неизбежно. Мне нужно принять решение, потому что дальше так продолжаться не может.

 

Леня пригласил меня к себе домой на ужин. Мы впервые будем общаться вне стен больницы, да еще на его территории. Это наводит меня на мысль, что с его стороны все серьезней, чем я думала. И пугает меня, потому что я не готова к такому повороту событий! У меня прежде никогда не было серьезных отношений, и я не знаю, чего ждать. Ведь я только-только начала наслаждаться самостоятельностью и свободой… Чтобы успокоиться, отправляюсь по магазинам – купить себе новое платье и красивое белье. Свидание все-таки.

Расстегнув пальто, брожу по торговому центру. Мне ничего не нравится, и это раздражает. Вот стоит только прийти сюда без цели – скупила бы все! А с целью… Ой, все такое скучное! Выхожу из очередного магазинчика с пустыми руками, когда начинает верещать мобильник. Достаю его, смотрю на дисплей. Номер мне не знаком. По спине пробегает холодок. С чего бы? Подношу трубку к уху и слышу чье-то тяжелое дыхание.

– Помоги мне, – доносится глухой женский голос и тут же тонет в помехах. – Забери меня отсюда.

– Что случилось? Кто вы? – не на шутку пугаюсь я. Выхожу из магазинчика и иду к лестнице, ведущей вниз.

– Это Юля… – голос становится четче. Теперь кажется мне знакомым. Господи! Надо срочно позвонить отцу! – Твой номер оказался первым в списке моих контактов. Я даже не знаю, знакомы ли мы в реале… Меня похитили и хотят убить. Помоги мне, прошу тебя. Мне очень страшно.

– Где ты? – я уже бегом несусь на улицу.

– Федоровские конюшни, – безжизненно отвечает Юля. – У меня сильное кровотечение, и я не знаю, как его остановить. Мне страшно, я умираю.

Связь прерывается. Отнимаю телефон от уха и смотрю на дисплей. Можно, конечно, прямо сейчас позвонить отцу, попросить его организовать проверку. Но это время. Если у нее обильное кровотечение, счет идет на минуты. Отец и его ребята просто не успеют. Я знаю, где находятся эти конюшни. Десять минут езды отсюда. А если наплевать на правила, то пять. Интуиция шепчет мне, что я сошла с ума и не стоит так рисковать, но я не хочу ее слушать. Бегу в сторону парковки. Сажусь в машину и набираю номер папы. Пересказываю ему разговор с девушкой.

– Я еду туда, – сообщаю ему.

– Дочь, я запрещаю тебе это делать! – его голос дрожит от негодования и бессилия. – Ты меня слышишь?! Немедленно возвращайся домой!

– Не могу. Она обратилась ко мне за помощью, – говорю я, прибавляя скорости. Я уже покинула парковку и гоню машину по вечерней дороге. – Через три минуты я буду на месте. Пожалуйста, вышли наряд.

– Ты понимаешь, как рискуешь? Соображаешь, что делаешь? – кричит папа, и мне становится очень жаль его. Настолько, что на глазах выступают слезы.

– Пап, со мной все будет в порядке, ты же знаешь, – напоминаю я. –К тому же у меня есть Гюрза. Лучше вызови скорую.

Нажимаю отбой и кладу телефон в карман. Мне тяжело дышать от волнения, но страха нет. Только бы не опоздать, только бы Юля сумела продержаться! Сжимая в руке шокер, выбираюсь из авто.

Федоровские конюшни с момента их постройки пользуются дурной славой. Место тут глухое и дикое, несмотря на то, что совсем недалеко от города. Рядом лес и болото. Здесь часто пропадали люди. В итоге хозяин конюшен разорился и, бросив все, уехал в другой город. По слухам, там у него дела пошли на лад. А постройки так и остались. Местные жители, зная о мистической подоплеке, обходили их стороной. Я, как потомственная атеистка, ни в какую мистику не верю. Зло могут причинять только люди, а не какие-то сверхъестественные силы. Телефонный звонок заставляет меня содрогнуться всем телом. Папа.

– Я связался с патрульными машинами, – запыхавшимся голосом, произносит он. – Через пять минут они будут на месте. Не смей ничего предпринимать одна! Я выезжаю!

– Хорошо, – машинально произношу я. – Я пока осмотрюсь здесь.

Папа бормочет что-то себе под нос, явно не веря мне. И тут же отключается.

На ватных ногах подхожу к постройке. Меня трясет от выброса адреналина. Включаю в телефоне фонарик и замечаю, как рука ходит ходуном. Черт. Делаю глубокий вдох, заставляю себя собраться. Пару секунд топчусь возле двери. Толкаю ее мыском сапога. Она пронзительно скрипит, словно кричит о помощи. В нос ударяет запах сена и гнили. Так пахнет испорченное мясо. Страшная догадка пронзает мое сознание, заставляя вздрогнуть. Мне хочется развернуться и убежать. Но я усилием воли заставляю себя переступить порог. Ведь здесь человек, которому нужна моя помощь.

Первое, что удивляет меня, – здесь горит свет. Тусклый, неприятный, но его вполне хватает, чтобы оглядеться по сторонам. Делаю два шага вперед. Тихий скрип, раздающийся откуда-то сверху, заставляет меня поднять голову. Увиденное настолько оглушает меня, что я даже не могу закричать.

Там, подцепленный крюком под ребро, на цепи, что свисает с деревянного перекрытия, болтается труп девушки. На ее теле нет кожи, не тронуто только лицо. И это не Юля. Значит, я попала в ловушку. Инстинктивно пячусь назад. Тут же упираюсь в кого-то спиной. Чужое дыхание обжигает мне шею. Хочу обернуться, но чья-то рука прижимает кусок белой марли к моему носу, и я выключаюсь.

 

Отчаянно стараюсь проснуться. Надеюсь, что вот-вот открою глаза, но снова падаю в бездну. Вокруг меня кружатся образы. Обрывки воспоминаний. Вот мы с Леней в ординаторской. Целуемся, он раздевает меня. А потом в его взгляде появляется агрессия, ненависть, и он набрасывается на меня, делая мне больно. Прошу его остановиться, но он не слышит меня.

Вглядываюсь в его лицо, и до меня доходит, что он не Леня. Это кто-то другой. Я знаю этого человека, но, хоть убей, не могу вспомнить, как его зовут. Боль растекается по всему телу, лишая меня способности думать. Хочу его оттолкнуть, руки не слушаются меня. Они прикованы к кушетке. Лже-Леня поднимается и идет к столу. Прикрываю глаза и чувствую, как по вискам катятся слезы. Слышу лязганье железа. На меня накатывает волна паники. Распахиваю глаза, ища взглядом хоть какую-то надежду на спасение. Но ее нет. Мужчина, чье имя у меня так и не получилось откопать в памяти, берет в руки скальпель и подходит ко мне…

Просыпаюсь. Жадно хватаю губами воздух. Дышать больно. Но я так рада, что жива, что подобный дискомфорт кажется мне мелочью. Меня бьет озноб, зуб не попадет на зуб от холода. Из одежды на мне только мужская рубашка. Поднимаю глаза вверх. Надо мной деревянный потолок. Невысокий, всего где-то два метра, не больше. Здесь пахнет досками, смолой и гниением. Дрожа всем телом, пытаюсь приподняться, чтобы оглядеться по сторонам. Цепи, которыми я прикована к стене, противно звенят. Наручники больно впиваются в запястья. Поворачиваю голову вправо и вижу рядом с собой труп Юли. Ее тело изрублено на куски, которые аккуратно разложены во весь ее рост. С трудом подавляю рвотный рефлекс. Ладно, не буду больше смотреть в эту сторону. Может, зря я обрадовалась, что жива?

В вене правой руки у меня стоит катетер, в который воткнута капельница. Это еще для чего? Мне становится еще холоднее, по спине бежит пот. Робко поворачиваю голову влево, подсознательно боясь увидеть там еще одну изрубленную покойницу. Там все менее кроваво, но еще более страшно.

На стене висят три портрета. Два из них украшены черной лентой – мой и Юлин. На третьем ярко-алая лента, и на нем запечатлена моя сестра! И это может означать только одно – она следующая жертва маньяка. Меня накрывает паника. Этого нельзя допустить! Господи, ну где же папа и его люди? Сколько времени прошло с того момента, как мы разговаривали с ним в последний раз? Он знал, куда и зачем я еду, он обещал прислать полицию… Почему же никого нет? И тут до меня медленно доходит, что я не на Федоровских конюшнях, а в каком-то совершенно другом месте. А это может означать лишь одно – папа не знает, где меня искать. Да, я привела его к жертве, но и сама ей стала. Кто-то заманил меня, чтобы совершить сразу два важных действия – показать дело своих рук полиции и похитить меня.

Внимательно, насколько это возможно в моей позиции полулежа на спине, осматриваю свое тело. Несколько глубоких порезов и пара гематом, но ничего такого, что могло бы угрожать жизни. Задерживаю взгляд на игле, что торчит в вене. Мне ввели наркотик? Вспоминаю папины уроки по выживанию. У меня должно получиться. От этого зависит не только мое спасение, но и судьба Алисы. Я не могу допустить, чтобы с ней случилось то же, что со мной.

Мне стоит больших усилий вытащить иглу. Но когда все закончено, и я уже собираюсь с облегчением вздохнуть, раздаются шаги. Неужели все? Спешно прячу свою добычу в опилках, которые заменяют мне подстилку. Только бы самой потом найти! Если, конечно, у меня есть это волшебное «потом» …

 

– О, ты наконец-то очнулась! – доносится до меня знакомый голос. – Я, похоже, переборщил с хлороформом. У тебя была остановка сердца. Мне даже стало страшно, что ты умрешь раньше времени.

Юрий. Слышу его речь, вижу перед собой и мне больно от этой правды. Тошно от того, что я доверяла этому человеку. Была влюблена в него и мечтала о том, что он станет моим первым мужчиной. На меня накатывает волна ненависти к себе. Каким ударом это станет для папы! Ведь он считает его своим лучшим другом, верит ему.

Чем Юрий очаровал нас, что ни у кого ни разу не возникло даже подозрения, что маньяк, держащий в страхе весь город – близкий человек нашей семьи? От жалости к самой себе наворачиваются слезы. Вот только разрыдаться мне сейчас для полного счастья не хватает! Оплакать свою наивность можно будет позже.

– Зачем? – вырывается у меня. Юрий усмехается и опускается рядом со мной на корточки. На нем джинсы и старая футболка с выцветшим рисунком моей любимой рок-группы. Я ему подарила ее несколько лет назад на день рождения. В нос ударяет запах его лосьона. Такой знакомый, домашний. Хочется обнять его за шею и попросить отнести меня домой. От того, что я вообще могла допустить такую мысль, меня передергивает.

– Что именно, милая? Поставил тебе капельницу? Превысил дозу хлороформа? Похитил тебя? Что ты вкладываешь в свой неосознанный вопрос? – наклонив голову вбок, лукаво произносит Юрий. Его глаза блестят. На коже вокруг них тонкими полосками расходятся морщинки. Ему сорок четыре года, но выглядит он не старше тридцати.

– Убиваешь, – мне сложно говорить. Дыхание то и дело сбивается, а в грудной клетке свинцовая тяжесть. Побочные действия хлороформа.

Юрий лишь смеется.

– Почему я? – не уверена, что на этот раз я попаду в точку, но все равно пытаюсь. – Я же не вписываюсь в твой типаж для охоты…

На самом деле, никакого типажа у маньяка нет. Все девушки были разными. Поведется ли Юрий на мою провокацию?

– Потому что изначально ты и твоя сестра и были моей целью, – признается он. – А все остальные – лишь иллюзия для отвода глаз. Небольшой перекус перед основной трапезой. Я потратил на это несколько лет. Жертв намного больше, чем думает твой отец. Три девушки в сезон… Их всегда было намного больше. Просто не всех было кому искать. Первое время я старался быть незаметным и не гадил там, где живу. Ты ведь помнишь, как часто я уезжал раньше? Все эти деловые командировки… Понимаешь теперь, для чего они были?

– Что такого во мне и моей сестре для тебя? Мы же совсем обычные… – шепчу я.

– Вы – да. Вся соль в том, чьи вы дочери, – улыбается Юрий. – Я играю с твоим отцом. Он вдохновляет меня на новые подвиги. Заставляет рисковать, ходить по краю, притягивать к себе внимание. Жить на грани фола. И честно говоря, я искренне удивляюсь его наивности. Его доверию ко мне. Мне интересно, как долго еще продлится его слепота? Как скоро он вспомнит, кто он? А то скучно все время ощущать себя Богом. Хочется большей остроты эмоций.

Да он же полный псих! Почему мы раньше этого не видели? Он так хорошо прикидывался? Мы были такими идиотами? Тяжело сглатываю. Очень хочется пить. Во рту все высохло. Но попросить воды не решаюсь.

– Типа, ты его ловишь на живца? – усмехаюсь я. Слабость становится сильнее. Веки тяжелеют. Видимо, капельница давала мне силы и бодрость, а без нее я просто вялое растение. Даже смотреть утомительно.

– Можно и так сказать, – смеется Юрий. Он выглядит гордым, довольным собой. Бросает взгляд на часы, хлопает себя по коленям. – Ладно, мне пора. Оставляю тебя в прекрасной компании. Вечером повеселимся.

 

Когда Юрий уходит, на какое-то время проваливаюсь в забытье. Не знаю, сколько оно длится, но когда прихожу в себя, у меня дико болит голова. Обычно так бывает, если я засыпаю после полудня, часа в четыре. Глупо, конечно, на такое ориентироваться, но если больше не на что, то и это сойдет. Предположим, сейчас шесть часов. Юрий работает до восьми. Это значит, что у меня есть два часа, чтобы выбраться отсюда. Если он из-за меня не поменял планы. А навещать он меня приходил в обеденный перерыв. Потому что утром это сделать ему было некогда. Он отвозит дочек в школу, потом провожает жену на работу. Из-за этого у меня напрашивается мысль, что держит он меня недалеко от своего офиса. Кстати, Федоровские конюшни также находятся поблизости от него. Как все просто-то, оказывается…

В опилках нащупываю иглу. Подцепляю ее ногтями. Надеюсь, она не сломается раньше времени. Мне сейчас нужно освободиться от наручников. Найти то, что может послужить мне оружием. Голова все еще кружится, тело болит, и я осознаю, что боец из меня никакой. Но я должна пробовать до последнего. На кону жизнь моей сестры. Что, если она окажется здесь одновременно со мной? От этой мысли становится очень страшно. Беру в руки иглу и осторожно вставляю ее в наручник. Замечаю на металле глубокие царапины. Кто-то из девушек так же, как и я, пытались выбраться отсюда. На меня накатывает волна отчаянья и тоски. Взгляд случайно падает на мертвую Юлю. Это тут же отрезвляет и заставляет работать.

Из наручников удается выбраться достаточно быстро. Я рада, что отец в свое время научил меня разным секретам. Поднимаюсь на ноги. Меня шатает. Делаю пару шагов и падаю на колени. Порезы от движений начинает саднить.

Звук шагов заставляет меня вздрогнуть. У меня не хватит сил с ним драться. Возвращаюсь на свое место пленницы. Пытаюсь как-то естественно пристроить руки, чтобы он не заметил, что я освободилась.

Юрий подходит ко мне и, как в прошлый визит, опускается рядом на корточки. Его похотливый взгляд скользит по моему телу. От одной мысли, что все повторится в реальности так же, как во сне, хочется сорваться в истерику. Ненавижу себя за то, что когда-то мечтала о сексе с этим типом. Правду говорят – бойтесь своих желаний!

– Соскучилась? – хрипло интересуется он, кладя руку мне на бердо.

– Иди к черту, – говорю я, удерживая себя от желания отпихнуть его. Нельзя выдать, что я уже освободилась.

– Я ведь знаю, что ты сходишь по мне с ума… Ты не умеешь притворяться, – говорит Юрий. – Неужели ты думаешь, что я слепой и ничего не замечал?

– Это моя худшая ошибка!

– Скольких ты уже пропустила через себя?

– Не будь ты таким неудачником, мог бы стать первым, – огрызаюсь я, и от одной мысли, что такое могло бы быть, меня охватывает жгучая ненависть. Юрий склоняется надо мной, и я со всей дури вонзаю ему в глаз иголку. Отталкиваю его от себя, вопящего матом во все горло. Вскакиваю и бегу к двери. Разъяренный маньяк выдергивает иглу из глаза и, отбросив ее в сторону, несется ко мне. Одним ударом он сбивает меня с ног, и я падаю на спину. Издаю тихий писк и уползаю на локтях в сторону. Ладонью попадаю на расчлененное тело Юли. Взвизгиваю от неожиданности. Юрий набрасывается на меня, хватает за горло. Наши взгляды встречаются, и я вижу, как в его водянистых голубых глазах плещется безумие.

– Думаешь, тебе удастся уйти от меня? – насмешливо произносит Юрий.

Сжимаю пальцами кусок мяса и прижимаю его к лицу своего обидчика. Он охает и отпускает меня, брезгливо вытирая физиономию. С силой отталкиваю его от себя и бегу к выходу.

Знаю, что, как только закончится действие адреналина, упаду без сил и стану безвольной куклой. Но сейчас некогда думать. Нужно бежать, просить помощи. Поднимаюсь по лестнице, тяну дверь на себя и, шагнув за порог, оказываюсь в полной темноте. Дует ветер. Пахнет гниющей листвой. И не видно ни зги. Я понятия не имею, куда мне бежать. Сообразить, где нахожусь, тоже не могу. Поднимаю глаза в небо. Ни луны, ни звезд. За спиной приближаются шаги Юрия. Решаю двигаться вперед. Неважно куда, главное, чтобы не оказаться снова в его руках.

Задыхаясь, бегу. Ноги то и дело подкашиваются. А еще очень скользко. Я замерзла. Холодный воздух обжигает горло. Помощи ждать неоткуда. Кроме мглы вокруг ничего нет. Вот попала, так попала! Мне хочется заплакать от горя и обиды, что все так сложилось. Что моя жизнь вот-вот закончится. Внезапно, словно из-под земли, передо мной возникает мужчина. У него длинные светлые волосы и одет он очень странно – в шляпу и черный плащ. Лицо бледное, как у вампира, взгляд пронзительный.

– Помогите мне! – бросаясь к нему, шепчу я. Чувствую, как от страха у меня подкашиваются ноги. Он непонимающе смотрит мне в глаза. Слышу позади себя быстрые шаги. Это Юрий, и он вот-вот окажется рядом! – Скорее! Иначе нас убьют!

Острая боль обжигает спину. Картинка перед глазами начинает мигать. Блондин подхватывает меня под локти – и мир опрокидывается. Я лечу в пустоту и выключаюсь.


Читать Узнать больше Скачать отрывок на Литрес Внимание! Вы скачиваете отрывок, разрешенный законодательством и правообладателем (не более 20% текста). После ознакомления вам будет предложено перейти на сайт правообладателя и приобрести полную версию произведения. Купить электронку
0.0/0
Категория: ПОПАДАНКА | Просмотров: 39 | Добавил: admin | Теги: Адриана Максимова, Сбежать любой ценой
Всего комментариев: 0
avatar
Вверх