Новинки » 2020 » Октябрь » 4 » Олег Колмаков. Чужая параллель
10:50

Олег Колмаков. Чужая параллель

Олег Колмаков. Чужая параллель

Олег Колмаков

Чужая параллель


 Дата последнего обновления: 03 октября 2020г.
готовность 35%

с 03.10.20

Жанр: детективная фантастика, мистика, параллельные миры, попаданцы

Параллельные миры, могут быть везде, в том числе и рядом с нами. Они переплетены в некий канат, каждый волосок которого является отдельным параллельным миром, со своей историей. В каждом из параллелей, люди живут своей жизнью. Перемещаясь из одного мира в иной, попаданец пытается вернуться в свой мир и путь этот вовсе не близкий…

Возрастное ограничение: 18+
Написано страниц: 120 из ~200
Дата последнего обновления: 03 октября 2020
Периодичность выхода новых глав: примерно раз в 4 недели
Дата начала написания: 03 октября 2020
Правообладатель: ЛитРес: Черновики
Чужая параллель

Глава 1

 

– Костя, вчера к нашим соседям, из сто двадцать шестой, вновь милиция приезжала… – за завтраком обратилась ко мне супруга. – …Василий-алкаш вновь бузил, жену пьяным гонял.

– Света, сколько раз тебе повторять: не милиция, а полиция… – поправил я жену. – …Пора бы уже привыкнуть к современным реалиям.

– Да, какая разница?.. – усмехнулась в ответ супруга. –…Как ты жирафа не назови… Достали меня эти депутаты, со своими идиотскими переименованиями и непонятными законами. Ты, кстати, слыхал, чего они на сей раз удумали?.. – и, не дождавшись ответа, Светка сама же приступила к ответу. – …Прочитала во вчерашней газете, дескать, зампред одного из комитетов Госдумы предлагает ввести льготы «жертвам перестройки». По его мнению, больше всего от проведённой во второй половине 80-х годов реформы пострадали те, кому на тот момент было от двадцати пяти до сорока пяти лет. Мол, на их долю и выпали «самые серьёзные испытания». Ну, не дебил? Ведь это более половины нашей страны.

– А по мне, так именно такой закон нам ныне и нужен. Причём, за последние лет двадцать, он может стать едва ли не единственно разумным решением, которое примут наши зажравшиеся коррупционеры… – ответил я, отпивая кофе, потому и ответ мой прозвучал несколько отвлечённо. – …Эта долбанная горбачёвская Перестройка, чуть ли не всю мою жизнь перековеркала.

Ведь если вспомнить, то мне трижды приходилось подпадать под сокращения. Однажды так и вовсе, было закрыто целое предприятие, на котором я в то время работал. Всех работяг просто взяли, да и выбросили на улицу. Помниться, я тогда едва ли не спился. Эх, такую Державу загубили. А впрочем, ты вряд ли меня поймёшь, ведь тогда тебе было лет десять-пятнадцать.

– Костя, ты чего с утра такой злой? – Светлана вдруг глянула на меня чересчур вызывающе.

– Да, так. Ничего особенного… – отмахнулся я, не желая общаться на данную тему. – …Я вовсе не злой, скорее, сосредоточенный. Если помнишь, то у меня сегодня сдача нового объекта, с которым не так-то всё и гладко.

– Надеюсь, это никак не отразится на нашей завтрашней годовщине? – на сей раз, её взгляд стал каким-то предупреждающим, дескать, только попробуй что-то сейчас возразить.

– Нет, конечно. Ведь семья это святое… – я поспешил сгладить, казалось бы, возникшую из ничего напряжённость.

– Подумать только… – чуть откинувшись на спинку стула, Светлана перевела свой взгляд куда-то вверх. – …Уж пятнадцать лет мы с тобой муж и жена. Пятнадцать лет назад я примеряла своё, только-только сшитое свадебное платье.

– А если учесть ещё и пять лет, что мы были вместе вне брака… – уточнив кое-какие исторические факты, я решил немного пошутить. При этом шутка моя вышла несколько корявой, из разряда «чёрного юмора». – …Помнишь, как в старом анекдоте? Если б убил, уж давно бы отсидел.

– Плохая шутка… – с лица Светланы тотчас исчезла романтичная улыбка. – …Ты о своей бывшей, случаем, не вспоминаешь?

– С чего вдруг?.. – в удивлении переспросил я. – …К твоему сведению, вместе с Анной я прожил менее десяти лет. В то время как с тобой мы уж в два раза дольше.

– Тем не менее, для своих детей (от первого брака) ты находишь время для встреч… – и не дума скрывать своего недовольства, попыталось уколоть меня супруга.

– Так и есть. Я встречаюсь именно с детьми, а вовсе не с «бывшей».

– Кто знает, с кем ты там встречаешься… – в голосе Светы уж вовсю сквозило откровенное раздражением.

– Походу, это не я нынче злой, а именно ты с самого утра завелась… – мне совершенно не хотелось, чтоб наш утренний диалог перерос в некую перепалку. В качестве примирения, я попытался взять ладонь Светланы в свою руку. Однако та, тотчас отдёрнула свою ладошку.

– Спрашиваешь: от чего я завелась? У нас завтра такой день, а ты будто бы и вовсе ему не рад. Ни улыбки, ни ласкового слова от тебя не дождёшься. Весь завтрак просидел молчком, уткнувшись в тарелку. Да, ещё и эта твоя.… Сам знаешь, кто. Приснилась мне нынче. За все пятнадцать лет, что мы с тобой в браке, ни разу не снилась, а тут, ни с того, ни с сего вдруг привиделась. Говорит мне во сне: дескать, очень скоро она заберёт тебя к себе. И это накануне нашего семейного праздника.

– Вот те, здрасьте… – мне оставалось лишь улыбнуться. – …Ей, значит, приснилось. А я виноват.

Благо, на кухню вошёл сын, Славка, ученик восьмого класса. Потому и появился у меня благоприятный повод уйти от неприятной темы.

– Как дела в школе? – обратился я к сыну.

– Нормально. – Славик ответил в том же необязательном тоне, в котором, очевидно и прозвучал мой вопрос.

– В коем-то веке отец решил поинтересоваться делами сына… – нарочито громко фыркнула Светка. – …По-моему, о тех своих детях.… Которые, от Аньки. Ты знаешь гораздо больше, чем о сыне, с которым с самого рождения живёшь под одной крышей.

Похоже, ситуация всерьёз начала выходить из-под контроля. Светлана жаждала скандала, некоего выплеска, накопившегося негатива. Тогда как у меня, ввязываться в данную перепалку не было ни времени, ни желания. Очевидно, слишком близко к сердцу супруга воспринимала хлопоты, связанные с вышеозначенным юбилеем. Оно и понятно, ведь вся подготовка, по сути, легла на её плечи: ресторан, приглашение гостей, наряды и так далее. Отсюда и нервы.

Вот почему, чуть приобняв свою любимую за плечи и быстро шепнув ей на ухо что-то вроде: «ты у меня одна», я поспешил покинуть стены квартиры.

 

Если ж разобраться, то изначальной причиной уже моего утреннего, не очень-то и приветливого настроения, был так же сон. Однако вовсе не Светкин, а уже мой, так же приснившийся мне под самое утро.

В принципе, ничего страшного или кошмарного в том сновидении вовсе не было, обычная ночная фантазия с примитивным сюжетом. Причина ж моего беспокойства заключалась в том, что сон мой выглядел чересчур правдоподобным, максимально реалистичным, будто бы он являлся неотъемлемой частью моей текущей жизни.

Кстати, о моей нынешней жизни. Прежде чем приступить к какому-то пересказу тех ночных видений или дальнейшему повествованию, пожалуй, следует сказать пару слов о том, чем я ныне живу и чем занимаюсь.

О моей семье читатель, как будто бы, уже успели получить некоторое представление. Да, собственно, там всё просто. Супруга Светлана, с которой я прожил в законном браке ровно пятнадцать лет (без одного дня) и сын Славка. Мы живём в двухкомнатной квартире в многоэтажном панельном доме, недалеко от центра.

Если ж говорить обо мне, то зовут меня Константином Павловичем Васильевым. Почему так официально? Дело в том, что я работаю главным энергетиком на стройке, потому и привык когда обращаются ко мне по имени-отчеству. Мы строим и вводим в эксплуатацию промышленные объекты: всевозможные цеха, мастерские, электроподстанции и тому подобное. В моём подчинении около пятидесяти высококвалифицированных рабочих: электриков, монтажников, высотников и прочих специалистов.

Данной службой я очень дорожу, потому как приносит она мне не только моральное удовлетворение (приятно, знаете ли, наблюдать, как создаётся нечто новое), но и вполне соизмеримую материальную выгоду. Отсюда и моё отношение к своим служебным обязанностям, весьма серьёзное и ответственное.

На должности главного энергетика я тружусь около пяти лет. При этом ни одной более и менее серьёзной аварии, на вводимых мной в эксплуатацию объектах, слава Богу, ещё не было. Тьфу, тьфу, тьфу…

Ранее я уже упомянул о том, что именно сегодня должна была состояться сдача очередного объекта. Вроде бы всё как всегда, и повода для излишних волнений быть не должно. Тем более что данный объект, будет для меня по счёту уже двенадцатым или тринадцатым. Пора бы и привыкнуть. И, тем не менее, каждая новая стройка воспринималась мною как первая. Отсюда и переживания, и нервозность, и бессонные ночи с непонятными сновидениями. А, кроме того, это ещё и экзамен на мою профпригодность. Отсюда бесконечные уточнения схем, контроль монтажа, корректировка первоначальных проектов и множество перепроверок там, где и без того, на сто раз всё проверено.

Итак, возвращаясь к сдаче нынешнего объекта. Сегодня мы предъявляли комиссии Госстрой надзора реконструируемую фабрику по производству мебели, состоящую из пяти цехов, складских помещений и административного здания. Данная фабрика была мне хорошо знакома, ещё задолго до вышеозначенной реконструкции. Потому как здесь, на протяжении едва ли не четырёх последних лет, мы регулярно проводили всевозможные работы и наладки электрооборудования. Как не крути, а оборудование на фабрике старенькое, ещё с советских времён, требующее регулярного контроля и частичного ремонта. И вот наконец-то, хозяева предприятия решились-таки на глобальную перестройку.

Вполне естественным было и то, что по части «электрики» наша организация, успевшая зарекомендовать себя лишь с положительной стороны, выступили в качестве подрядчика. За весьма короткий срок, мы не только проложили новые кабели, поменяли электропроводку, полностью обновили оборудование цеховых ВРУ и щитовых, но и возвели на территории данного объекта ещё и абсолютно новую электроподстанцию.

Так вот, вокруг именно этой самой подстанции, собственно и развернулись события моего недавнего, вполне реалистичного сновидения.

Итак, мне вдруг приснилось, будто бы я вовсе не главный энергетик и вообще не имею никакого отношения к какому-либо строительству. Более того, на сдаваемый ныне объект я прошёл не через проходную, а пробрался ночью, словно какой-то террорист или грабитель. Перелез через высокий забор, обходя посты охраны. После чего, взломав замки, я и проник вовнутрь той самой подстанции, о которой ранее и шла речь.

В полумраке внутренних помещений было темно, хоть глаз выколи. Потому и включил я заблаговременно прихваченный с собою фонарь. Не успел луч света осветить внутреннее убранство подстанции, как нечто ужасное заставило моё сердце сжаться. Дело в том, что свет фонарь вдруг выхватил из кромешной черноты силуэт какого-то бородача, в самом дальнем и тёмном углу подстанции, который тотчас исчез. Тем не менее, я успел запомнить его черты лица. А ещё я вдруг увидел несколько странное явление. Внутренняя атмосфера, сам воздух подстанции как будто приобрёл небывалую плотность. Более того, эта самая атмосфера принялась видоизменяться: она то сжималась, то вдруг сама собой раздувалась, словно воздушный шар. То есть, плотный воздух вёл себя как нечто живое, дышащее, переваливающееся с боку на бок.

Наблюдая за столь странными метаморфозами, я наконец-то вспоминаю о цели своего визита. Мне необходимо было пробраться к одной из секции данной подстанции. Точнее, к третьей секции слева. Отчего-то я знал, что именно там находиться рубильник, который абсолютно ни к чему не подключён. Он был резервным, на случай, если из строя вдруг выйдет один из основных рубильников. При этом даже во сне я отчётливо осознавал то, что нет, и не может быть здесь никакого резерва, что каждый автомат, каждый элемент: либо подключает, либо напротив, отключает конкретного потребителя фабрики.

Тем не менее, в моём сновидении этот выключатель (имею в виду свободный рубильник) действительно имелся, и я знал о том, что он будет именно там, на третьей секции слева.

Я подошёл к тому рубильнику, и недолго думая перевёл ручку отсекателя в рабочее состояние. Невзирая на то, что к данному концевику не был подключён ни один из проводов, подвижные ножи, скользнувшие в неподвижные контакты, вдруг сильно заискрили. Попутно, я отчётливо понял, что совершаю нечто необратимое. А что именно, я так во сне и не сообразил, потому как проснулся…

Вот такой бессмысленный и пустой сон, от которого я по-прежнему находился под сильным впечатлением. Возможно, засел он мне глубоко в душу ещё и от того, что данный сон я ранее, как будто бы, уже видел. Более того, именно это самое сновидение уже внесло в мою жизнь какие-то кардинальные перемены. К тому же тот бородач, внезапно попавший в луче моего фонаря. Точнее, его лицо, опять же, показавшееся мне весьма и весьма знакомым…

Глава 2

 

Следуя на работу, я всё возвращался и возвращался своей памятью к той непонятной фантазии. Однако рабочая рутина очень скоро перенаправила мои утренние, тяжёлые и несколько навязчивые мысли, в несколько иное русло.

Первым, от воспоминаний о ночной неразберихе, меня отвлёк Иван Викторович Попов, начальник местной охраны. Он встретил мне на проходной.

– Что, Палыч?.. Сегодня заканчиваете? – поинтересовался он, протягивая мне руку для рукопожатия.

– Дай Бог, чтоб так оно и было… – ответил я, мысленно опасаясь сглазить предстоящую сдачу объекта. Попутно, я всё же пожал Попову руку.

– Конечно, сдадитесь… – Иван Викторович, будто назло вцепился в данную тему. – …Твои хлопцы работали как проклятые, не зная ни отдыха, ни спуска. Они что ж, абсолютно все трезвенники? За то время пока вы здесь, я ни одного вашего, даже выпившим не видел.

– Да-да, практически все непьющие… – прибавив шагу, я поспешил прочь.

– А как же сегодняшний фуршет? – выкрикнул мне вслед начальник охраны.

– Какой на хрен фуршет? Нам бы объект сперва сдать…

 

В строительном вагончике меня поджидал мастер Сергей Юрьевич Абрамчук – это был тот самый помощник, на которого я всегда мог положиться и рассчитывать в самых трудных ситуациях.

Вместе с Сергеем в вагончике так же присутствовала и наша неутомимая проектировщица, она же сметчица, да и просто весёлая дама, Наталья. Кроме вышеперечисленных регалий, Наташка так же обладала достаточно редким даром: она могла запросто разжалобить самое холодное сердце, в том числе и достучаться до снисходительности членов Государственного строительного надзора, которые собственно и будут принимать наш объект. Именно для этого, Наташа и была сегодня вызвана на строительную площадку. Всем же остальным электрикам, монтажникам и бригадирам был нынче объявлен выходной день, нечего им было мельтешить в своих строительных робах перед сотрудниками Госстрой надзора.

– Что-то я нынче неважно себя чувствую. Прям как десятиклассник на экзамене… – обменявшись с Абрамчуком дежурным рукопожатием, я обратился к нашей сметчице. – …Наташа, приготовь-ка мне чаю.

– Константин Палыч, по-моему, у нас нет, и не может быть повода для каких-либо волнений… – усмехнулся в ответ Сергей Юрьевич. – …Всё у нас пройдёт на «ура». Ведь это не первый объект, который мы сдаём. На сколь мне известно, то у вас это и вовсе тринадцатая серьёзная стройка. И с каждым разом, эти самые объекты становятся всё лучше и надёжней. По крайней мере, по части электромонтажа. Уж пора бы вам к этому и привыкнуть.

– Серёга, в том-то и дело, что с каждым новым объектом я вовсе не становлюсь моложе. С возрастом приходит.… Как бы лучше выразиться? Сентиментальность, что ли.… А может и опасение за то, чтоб на старости лет…. Не дай-то Бог, ударить в грязь лицом, случайно не опозориться.

А вообще-то, ребята. Я всегда завидовал этим самым проверяющим. Имею в виду, членов Госстрой надзора. Приехали, потыкали пальцем, иногда и взятку получили – вот вам и вся их работа.

– Ну, а как же ответственность? – попытался возразить мастер.

– Серёга, я тебя умоляю. Какая на хрен ответственность? Ты вспомни последние пожары, какие-то катастрофы, связанные с крушением зданий. А теперь скажи, кого в первую очередь привлекли к уголовной ответственности? Эксплуатирующие организации. Ну, на самый крайний случай, застройщика, допустившего то или иное отклонение. А о комиссиях, принимавших в эксплуатацию те аварийные объекты, даже и не вспомнили. Потому и завидую я этим хлопцам. По сути, бездельникам.

– Не в курсе, кто нынче будет председателем инспекции? – вновь поинтересовался Абрамчук.

– Всё тот же, Мациевский Валерий Саныч. Сколько ж крови он из меня выпил при сдаче Культурно-досугового центра. И это притом, что мы учились с ним на одном курсе строительного института. Дружили, встречались на вечеринках, дискотеках…

– Да, всё у нас будет нормально… – усмехнулась в ответ Наталья. – …Между прочим, в административном здании уже накрывают праздничный стол. Сам «генеральный» обещал облагодетельствовать нас своим присутствием. Так что, сегодняшняя приёмка обещает быть сугубо формальным мероприятием. Кстати, Константин Павлович. Ваш чай… – при этом сметчица протянула мне дымящуюся кружку.

– Палыч, что было вчера на совещании у генерального директора?.. – вдруг спохватился Абрамчук. – …Куда переезжаем? Какой будет наш очередной объект?

– Мы никуда не переезжаем… – ответил я, отхлебнув из кружки. – …Можно сказать, здесь же и останемся.

– То есть, как? – в удивлении округлила глаза Наташа.

– Наш очередной объект расположен буквально за забором. Увидев, как преобразилась мебельная фабрика, которую мы реконструировали, её соседи.… Имею в виду транспортную компанию. Так вот, их директор поспешил заключить с нами контракт на реконструкцию своего предприятия. Гаражи, подсобки, здание администрации – в общем, полный пакет. Как минимум на год, работой мы должны будем обеспечены.

– Ура!.. – ничуть не смущаясь, сметчица радостно вскинула руки вверх. – …Я по-прежнему буду добираться до дома, за каких-то пять минут спокойной ходьбы.

– Который нынче час? – заслышав от Натальи о времени, я тотчас глянул на часы.

– Без четверти десять… – ответил Сергей. – …До прибытия комиссии Госстрой надзора более часа. У нас ещё целый вагон времени.

– В таком случае, я, пожалуй, успею немного прогуляться, кое-что посмотреть…– так и не допив чай, я вдруг вспомнил о своём недавнем сновидении.

– Константин Палыч, может составить вам компанию? – сорвался было с места мой помощник.

– Нет-нет… – мне пришлось жестом остановить Абрамчука. – …Сам справлюсь.

– А вы куда, если не секрет? – на сей раз свой интерес проявила уже Наташа.

– Да, так. Немного пройдусь, загляну на подстанцию… – ответил я несколько уклончиво, мне вовсе не хотелось делиться с коллегами какими-либо откровениями.

Покидая строительный вагончик, я, конечно же, имел конкретную цель, мне просто не терпелось попасть в помещение электроподстанцию. Однако чтобы не привлекать к своей персоне излишнего внимания, я был вынужден сделать небольшой крюк по территории фабрики, заглянуть в пару цехов, побывать в административном здании, дабы встретиться со своим непосредственным руководством, уточнить наши ближайшие планы.

Но вот, кажется, все необходимые формальности были улажены и соблюдены. Теперь, со спокойной совестью я мог запросто уделить оставшиеся полчаса, своему личному любопытству.

К электроподстанции подходил с каким-то особым трепетом. И это невзирая на то, что возводилась она под моим прямым и непосредственным контролем, фактически с самого фундамента. Я знал её, как свои пять пальцев, до самого последнего винтика или провода. Тем не менее, нынче она скрывала от меня некую тайну.

От неожиданной вибрации мобильного телефона я вздрогну всем телом. Представьте, каким напряжённым было моё внутреннее состояние.

Звонила супруга.

– Что-то случилось? – поинтересовался я, ответив на телефонный вызов.

– Нет-нет, всё в порядке… – голос Светланы был каким-то особенно обходительным. – …Я лишь хотела извиниться за свою утреннюю истерику. Понимаешь, на меня что-то нашло…

– Не переживай. Считай, что я уже успел обо всём забыть.

– Костик, ты всё ещё меня любишь?

– К чему подобные вопросы?.. – признаться, я уж было собрался повысить тон своей речи. Не до сентиментальных глупостей мне нынче было. Однако в самый последний момент всё же передумал. – …Ты ведь сама прекрасно знаешь о том, что кроме тебя мне никто не нужен. Моя любимая и единственная.

– Ты, правда, не уйдёшь к Аньке? – Светлана продолжала давить на меня своей непосредственностью.

– Правда. Можешь считать, что я уж давно забыл о её существовании.

– Костик, возвращайся сегодня пораньше, – кажется, Светлана была полностью удовлетворена моими ответами.

– Как только освобожусь, сразу примчусь домой… – твёрдо заверил я супругу.

 

Во внутреннее помещение подстанции я вошёл очень осторожно, непрерывно осматриваясь по сторонам. Никого здесь, конечно же, не было. Да, собственно, и не могло быть. При этом привыкая к полумраку подстанции, я будто бы вновь (как это случилось в моём недавнем сновидении) ощутил некоторое искажение воздушной среды. Однако сейчас мне было вовсе не до зрительных иллюзий. Я повернул налево и подошёл к третьей по счёту секции.

Нынче меня интересовал лишь один сетевой рубильник. Тот самый элемент электросхемы, который (опираясь, исключительно на свой сон) был вовсе ни к чему не подключён. То есть, вовсе не имел связи ни с одним из энергопотребителей, ни с энергоисточником.

К моему удивлению или точнее будет сказать: к своему ужасу – именно там я его и обнаружил…

Спросите, почему «к ужасу»? Всё очень просто. Если один из рубильников оказался вне общей схемы, значит, мы умудрились не подключить кого-то из потребителей. Причём, данное обстоятельство выяснилось, не раньше и не позже, а буквально накануне приёмки объекта комиссией Госстрой надзора.

Я тотчас бросился к технической документации. Благо, проекты, однолинейные схемы и прочие чертежи находились здесь же, на отдельном столике.

Быстро перебирая листы бумаги, я искал лишь одно: к чему именно этот рубильник в обязательном порядке должен быть привязан. Никаких свободных рубильников на данной подстанции запланировано не было, потому, как мы находились в достаточно жёстких финансовых ограничениях, потому и не могли позволить себе подобной роскоши в виде необязательного электро переключателя.

И тут на одной из однолинейных схем я всё же обнаружил его присутствие. Под соответствующим схематическим обозначением значилась надпись «резерв». Я ума не мог предположить, как она могла здесь появиться. По крайней мере, обращаясь к данной схеме раз двести, именно эту самую надпись я увидел впервые.

«Слава Богу… Спасибо тебе за то, что мы не обошли, не забыли кого-либо из потребителей. Подумаешь, резервный рубильник. Как не крути, а схема собрана правильно, потому и не должно быть повода для волнений…» – я вздохнул с определённым облегчением.

Оставив документацию в покое, мне пришлось вновь вернуться к тому злополучному рубильнику, который едва не довёл меня до истерики или сердечного приступа. Воздух вновь, как будто, колыхнулся. Однако я уже не обращал на подобные метаморфозы или оптические обманы зрения, своего непосредственного внимания.

Около минуты, пристально и практически не моргая, я всматривался в тот злополучный рубильник. В голове моей проносились какие-то посторонние мысли, всплывали непонятные аналогии, разум пытался что-то припомнить, изъять из дальних уголков своего подсознания какие-то схожие эпизоды. Причём, воспоминания эти были как будто бы, вовсе не из моей жизни, словно в памяти моей промчались кадры из какого-то старого, при этом очень хорошо знакомого кинофильма.

После недолгих размышлений, я перевёл рубильник в верхнее положение. Уж и не знаю, зачем я это сделал. То ли из любопытства, то ли машинально, а быть может, что-то из недр моего глубинного подсознания, подсказало мне совершить данное действие.

Тем временем, ножи переключателя, чуть заискрив, легко вошли в медные контакты. Тут-то и произошло нечто совсем уж непредвиденное. Вокруг меня наступила полная темнота. Как будто бы кто-то, вместе с осветительными приборами внутри подстанции, погасил снаружи её ещё и солнце. Причём, перед тем как наступил тот самый «блэкаут», я как будто бы успел различить в дальнем углу помещения некий переход с открывшейся настежь дверью, очень схожий с входом в подземную пещеру. После чего, исчез и он.

Глава 3

 

Когда я покинул салон автомобиля, в голове моей что-то помутилось, в глазах потемнело, и я чуть было не потерял равновесие. В этих «сумерках сознания» я вдруг различил какой-то сырой земляной лаз, с закрывшейся за моей спиной дверью.

Но, слава Богу, достаточно скоро ясность моего ума пришла в норму.

Тем не менее, прецедент с кратковременной потерей реальности, вовсе не остался без моего пристального внимания. Я рассматривал его, не иначе, как первый звоночек перед наступлением неизбежной старости; как некое предупреждение, на что конкретно мне следует обратить своё самое пристальное внимание в ближайшем будущем.

Сколько бы я не следил за своим здоровьем, лишним весом и физическим состоянием своего тела – а мне уж за полтинник. Пора, наверное, походить по врачам, сдать какие-то анализы, провериться у узких специалистов, дабы предупредить, либо оттянуть только-только зарождающийся недугу, который в последствие может, запросто, угробит мой организм. Не стоило так же забывать ещё и о том, что мой дед, как и мой отец, распрощались с жизнью именно по причине инсульта, когда и тому, и другому было около шестидесяти. То есть, вот-вот и я так же попаду в эту самую группу риска.

«Необходимо, как можно скорее сходить в поликлинику. Пусть эскулапы выпишут мне какие-то профилактические лекарства. Кстати, интересно узнать, к какому врачу мне следует обратиться? Кардиолог или,… Чёрт побери, совсем забыл, как называют специалиста по кровяным сосудам. Вот, что значит игнорировать самые элементарные требования, не проходить плановую диспансеризацию, и так далее, и так далее…. Ведь я, уж лет десять как не был на приёме врача. Пожалуй, пришло время для прохождения полного ТО своего организма. Иначе, в следующий раз, упаду прямо у машины или вовсе из неё не выйду…»

Так, размышляя о своём, я пересёк небольшую площадь и вошёл в помещение проходной мебельной фабрики, подвергшуюся полной реконструкции. В этом, достаточно тесном помещении меня поджидали остальные члены комиссии Госстрой надзора.

– А вот и наш шеф!.. – во все тридцать два зуба разулыбался Виктор Викторович, мой неизменный коллега, отвечающий за пожарную безопасность на вновь вводимых объектах. – …Господин Васильев, собственной персоной.

– Здравствуйте, Константин Павлович, – протянул мне руку более молодой Данила, третий член нашей нынешней комиссии.

– Ну, что? Коль все в сборе, может сразу, и преступим? – подытожил я, завершив наше короткое приветствие.

– Раньше сядем – раньше выйдем… – вновь пошутил Виктор.

– Витя, ты чё такой весёлый? – я глянул на специалиста по пожарной безопасности с определённым подозрением.

– Палыч, а чего грустить? Погода хорошая. Объект обещает быть беспроблемным. По крайней мере, с данным подрядчиком у нас ни разу не возникало проблем. Дай Бог, к обеду раскидаемся. После чего, поучаствуем в праздничном мероприятии, и по домам.

– Витя, ты б не бежал впереди паровоза… – мне пришлось несколько урезонить своего коллегу. – …Объект объекту рознь. Да, и не факт, что один и тот же подрядчик в какой-то определённый момент не попытается сшельмовать. Сам знаешь, ситуации бывают разные.

И тут навстречу нам вышел улыбчивый представительный мужчина. На его новеньком бейджике я прочёл: Иван Викторович Попов, начальник охраны.

– Здравствуйте, уважаемые гости… – поприветствовал он нас, открывая «калитку». – …Входите-входите. Милости просим.

Среди «официальной делегации» подрядчика, встретившей нас на территории фабрики, я сразу отыскал взглядом Валеру Мациевского. На протяжении пяти лет мы учились с ним в одном строительном институте. Были если не друзьями, то уж точно приятелями. А далее, парню не повезло. Вначале с трудоустройством, пару раз его сокращали, потом он ввязался в какие-то сомнительные финансовые пирамиды. Прогорел. Влез в долги и едва ли не спился. Короче, потерялся на очень долгий срок. Я уж думал, мужик навсегда сгинул. А нет, лет семь назад он вновь объявился в обойме данного подрядчика. Опять же посчитал, что временно. Но нет, удержался, закрепился. В общем, Бог ему судья. У Валеры своя жизнь, у меня своя.

В отличие от моего бывшего сокурсника, у меня всё на мази. Отличная работа, семья, прекрасная супруга, с которой мы прожили около тридцати лет. А вот, кстати, и она.

Заслышав мелодию своего айфона, я поспешил ответить.

– Да, дорогая Аннушка. Я тебя слушаю.

– Привет. Ты сейчас сильно занят? – супруга была, как всегда, непосредственна.

– Ты ведь знаешь, у меня очередная приёмка… – ответил я в полголоса, да ещё и прикрывая трубку рукой.

– Хотела с тобой посоветоваться.… Но уж если ты занят, перезвоню позже.

– Как только освобожусь, я сам тебя наберу.

– Хорошо. Буду с нетерпением ждать, – ответила Анна, после чего связь прервалась.

Вот так. Нам было достаточно и пары простых слов. Мы вообще могли не говорить, при этом поняли бы друг друга без каких-либо слов. Нам лишь необходимо было услышать голос друг друга и на душе будет спокойней.

 

В общем-то, слова Виктора Викторовича, специалиста по пожарной безопасности, оказались едва ли не пророческими. Объект, действительно, сдавался без сучка и задоринки, комар носа не подточит. Данное известие отчасти расстроило. Если честно, то меня вполне бы устроили кое-какие, пусть и малозначимые недостатки, недоделки, неправильно оформленные документы. Указав на них, я вполне мог бы рассчитывать и на некую «личную материальную компенсацию». Увы, но такова специфика нашей работы – когда ты, непременно должен быть жёстким и требовательным, а под конец проверки, оставшись один на один с руководителем подрядной организации, мог дать ему и некую слабинку, резонно рассчитывая на ответный жест «доброй воли».

Тут же, как назло, всё… Абсолютно всё, было безупречно.

Меж тем, и в этой чересчур правильной ситуации, я нашёл-таки до чего докопаться. Причём, мой упрёк невольно должен был поддеть бывшего сокурсника. Имею в виду всё того же Валерку Мациевского. Как бы между делом, я обратил внимание на контуры заземления пары цехов, которые моли быть выполнены более качественно.

Валерик обиделся. Огрызнулся, зыркнув на меня презрительным взглядом.

Да и хрен с тобой, «золотая рыбка».

А впрочем, уже за щедрым и хлебосольным столом праздничного фуршета, по поводу успешной сдачи объекта (за который были любезно приглашены и все члены инспекции Госстрой надзора), мы сумели-таки сгладить, совсем недавно разгоревшийся было конфликт.

Пожалуй, невозможно отыскать более универсального средства для примирения, чем употребление крепких алкогольных напитков. По крайней мере, для русских мужчин, именно так всё и обстоит.

После официальной церемонии, пламенных речей и нескольких тостов, мы с Валерой вышли на воздух.

– Что, Костян?.. Вовсе не получилось потопить меня сегодня? – обращаясь ко мне, ухмыльнулся Мациевский.

– Если б хотел потопить… – ответил я с некоторым вызовом. – …Можешь не сомневаться, обязательно бы потопил.

– Уж в чём, в чём. А именно по этой части, ты всегда был горазд… – огрызнулся собеседник.

– Валер, а может, не будем нынче скалиться? Может, просто поговорим как друзья или старые приятели?

– Как говориться: гусь свинье не товарищ.

– Ну, на счёт гуся и свиньи, тут ты сам виноват. Сам упустил шанс стать гусем.

– Намекаешь на то, что я как был свиньёй, так ей и остался, – вновь огрызнулся Мациевский.

– Я не намекаю. Я говорю тебе открытым текстом: по окончанию института у тебя были, едва ли не самые лучшие перспективы.

– Зачем об этом сейчас вспоминать. Твоего места я, один чёрт, уже не займу.

– А хотелось бы?.. – задал я отчасти провокационный вопрос и, не дожидаясь ответа, продолжил. – …По глазам вижу: хочешь. Однако не займёшь. Потому как я тебе его, уж точно, не уступлю. А вот на счёт места в нашем ведомстве, я могу запросто похлопотать.

– Ты это серьёзно? – насторожился Валера.

– Я слов на ветер, понапрасну не бросаю.

– Что ж.… Если посодействуешь, буду тебе весьма и весьма признателен. Надоели мне эти стройки, авралы, сдачи-пересдачи и прочее.

– Надеюсь, уже завтра мне удастся поговорить со своим руководством… – на полном серьёзе, я обнадёжил своего бывшего сокурсника. – …За годы своей добросовестной службы, слава Богу, успел приобрести в своём ведомстве кое-какой вес и статус. Будь уверен, к моему мнению обязательно прислушаются. Ну, а ты, дружище, садись за «учебники» и штудируй нормативные документы.

– Чего их штудировать? Я и без того, знаю наизусть все ваши нормативы… – попытался возмутиться Мациевский. – …Как-никак, а не первый год в строительстве.

– Знаешь, не знаешь – а косяков на твоих объектах всегда предостаточно… – мне ничего не оставалось, кроме как чуть урезонить раздухарившегося приятеля. – …Скажу спасибо, я всегда смотрел на них сквозь пальцы.

– Не придумывай, – махнул рукой Валера.

– Я говорю так, как оно и есть… – этот гад уже начал меня бесить.

– Назови мне, хотя бы пару серьёзных нарушений. Предположим, на этом, только-только сданном объекте… – похоже, мой институтский приятель разошёлся не на шутку. И, пожалуй, именно я был тому причиной.

– Хорошо… – согласился я, тотчас припомнив кое-какие подробности своей недавней инспекции. – …Давай-ка, для начала, мы пройдём в помещение вашей новой электроподстанции.

– Пошли, – ничуть не смущаясь, Валерий достал из кармана связку ключей.

В тёмное помещение я вошёл вслед за Мациевским, открывшим входную дверь.

– Ну?.. Показывай мои «косяки», на которые ты, якобы, смотришь сквозь пальцы. Могу даже свет тебе включить… – он демонстративно щёлкнул выключателем, и подстанция вмиг наполнилась ярким искусственным светом.

Честно сказать, о строительных недостатках я ляпнул, вовсе не подумавши. Как говориться: для красного словца. Дабы урезонить чуть обнаглевшего и слегка зарвавшегося сокурсника. На каком основании, он вообще мог говорить со мной, с председателем комиссии Госстрой надзора, в подобном томе. При этом я вовсе не подумал о том, что под пьяную лавочку, Валера может куда-то пойти, дабы что-то мне доказать.

Но раз уж так вышло, коль мы уже здесь, внутри электроподстанции, мне необходимо было что-то придумать прямо на ходу. И первое, о чём я вдруг вспомнил, это рубильник. Во время недавней инспекции именно он отчего-то зафиксировался в моей памяти. Точнее, я как будто бы знал об этом рубильнике уже давно, задолго до приёма данного объекта. Более того, я вовсе не отдавал отчёта в том, в чём именно этот самый рубильник может быть «косячным», в чём его проблема: в монтаже, в его установки, в подключении или в чём-то ещё. Я лишь повернул налево и подошёл к третьей секции. Причём, можно было смело сказать, что я отправился туда помимо своей воли, на уровне автоматизма или некоего подсознания. А быть может, меня туда направила некая неведомая (неизвестной мне природы) потусторонняя сила.

– Ну, и каковы будут претензии?.. – из-за моей спины высунулась ехидная морда Мациевского. – …Какие вопросы могут быть по резервному, ни к чему неподключенному рубильнику?

– Почему резервный рубильник прибывает во включённом положении? – уж и, не зная к чему прикопаться, я задал первый, пришедший мне на ум вопрос.

– Сейчас исправим… – недолго думая, Валера схватился за рубильник и перевёл его в противоположное положение.

И тут, как это случилось прежде, вдруг заискрили контакты, в глазах моих тотчас же потемнело. При этом я вновь вспомнил о причинах смерти своего отца и деда…

Глава 4

 

– Ты, мля, чего творишь? – взревел Валерий Александрович.

Именно этот окрик и вывел меня из состояния временной прострации. Я огляделся по сторонам в полном непонимании. Что, собственно, здесь произошло?

Около минуты мы молчали, словно пытались вернуть свой разум в окружавшую нас действительность. Честно сказать, я не имел ни малейшего понятия, о чём размышлял в ту минуту Валерий, о том я мог лишь догадываться. Но судя по взгляду Мациевского, несколько рассеянному и отчасти испуганному, он думал сейчас примерно о том, же самом, что и я. При этом, в моей голове крутилась лишь одна единственная мысль: почему я здесь и как я сюда попал?

– Давай-ка, мы выйдем на свежий воздух… – тихим и каким-то убитым голосом вдруг предложил Валера. Мне оставалось лишь беспрекословно подчиниться.

Мы вышли на улицу, после чего я закрыл дверь электроподстанцию на замок. Далее мы молчком отправились в сторону административного здания. У меня на душе царила полная опустошённость, если не сказать абсолютный вакуум. Не проронил ни единого слова и мой бывший сокурсник.

– На банкет не вернёшься? – поинтересовался Мациевский, очевидно заметив, как я отклонился в сторону проходной.

– Нет, – коротко ответил я.

– Это же ваш.… В том числе и твой праздник… – Валера остановился. – …Такую работу провернули. Если честно, то всё у вас в порядке. Можешь считать, что это я проявил излишнюю требовательность.

– Нет-нет, ты правильно всё сделал. Ведь мы не можем позволить себе излишней расслабленности. Как не крути, а именно твои инспекции и держат меня в надлежащем тонусе… – я постарался ответить взаимностью. После чего добавил. – …Ты иди. Там пьянка в полном разгаре. Есть возможность, отвлечься от мирской суеты. А я жене обещал пораньше вернуться. Нас завтра у нас запланирован праздник по поводу юбилея свадьбы. Пятнадцать лет в законном браке.

– Понятно… – соглашаясь, кивнул головой председатель инспекции Госстрой надзора. – …В таком случае, всего тебе хорошего. Не держи на меня зла.

Уже на проходной я вновь встретился с Поповым, начальником охраны мебельной фабрики.

– Вот, Викторович, сдаю ключи от подстанции и иных помещений… – я протянул начальнику охраны связку ключей с подписанными бирками.

– Что, Костя, отстрелялись? Сдали-таки объект?

– Так оно и есть… – кивнул я, не особо вдаваясь в какие-либо подробности.

– Жаль будет с вами расставаться… – тяжело вздохнул Иван Викторович. – …Уже успел к вам привыкнуть.

– Не переживай, ещё увидимся. Примерно через неделю, мы приступаем к работам на следующем объекте, который совсем рядом, буквально за забором вашей фабрики.

 

Миновав проходную, я вышел на улицу с интенсивным пешеходным движением и очень скоро слился в том людского потока. Моё исчезновение с банкета вряд ли кто-то заметит. Разве что Сергей или Наталья, как-нибудь между делом спросят: а где, собственно, наш начальник? И не более. Всем остальным, погружённым в атмосферу текущего веселья, будет абсолютно до фонаря, куда пропал энергетик. Ну, а в том, что гулять будут хорошо, с размахом – можете не сомневаться. На подобные мероприятия начальство обычно щедро. К тому же завтра суббота, законный выходной день. Потому и праздник обещал продлиться до глубокой ночи. Говорю об этом вполне уверенно и со знанием дела, потому как сам частенько был непременным участником подобных фуршетов, веселился и отрывался на равных со всеми. Ну, а сегодня я предпочёл сделать небольшое исключение, в связи с тем, что завтра намечалось более значимое мероприятие.

А впрочем, к чему себя обманывать? Главное было, конечно же, не в этом, не в юбилее. Всё, о чём я сейчас размышлял, являлось второстепенным. В моей голове появилось нечто большее, затмившее все прочие мысли. При этом оно казалось непонятным и неподдающимся обычному человеческому осознанию. В своих размышлениях я гонялся за каким-то миражом, фантомом, пытаясь хоть как-то объяснить то, что со мной произошло.

Всеми силами я жажда пробраться в своё подсознание, в ту её область, которая для обычного человека была непременно закрыта. Возможно, именно там я сумел бы отыскать не то, чтобы ответы, хоть какие-то намёки на то, что со мной, на самом деле приключилось там, по ту сторону ворот электроподстанции.

С этим я пришёл домой, с данным грузом провёл остаток дня. На некоем автомате я исполнял то, о чём просила меня Света: резал какие-то овощи; разделывал мясо; выносил мусор; приносил что-то из гаража и всё думал, думал и думал. Чем вызывал в своей супруге если не злость, то уж точно, конкретное раздражение.

 

В тот момент мы находились на кухне.

– Костя. В конце-то концов, ты можешь ответить, что с тобой происходит?.. – после того, как я уже дважды проигнорировал обращённый ко мне вопрос, Светлана в гневе швырнула тарелку. – …У тебя что, проблемы на службе? Вам не удалось сдать тот строительный объект, о котором ты говорил мне утром?

– С объектом всё в порядке… – ответил я сухо.

– Тогда в чём дело? Костя, я тебя вовсе не узнаю.

– Признаться, я и сам себя не узнаю… – мне оставалось лишь отшутиться. – …Дорогая, дай немного времени прийти в себя. Пойми, со мной произошло нечто необъяснимое…

– Надеюсь, это не женщина? – Светлана глянула мне в глаза, при этом по её щеке пробежала небольшая слезинка.

– Уж в чём, в чём.… А в этом, ты полностью можешь быть уверена… – ответил я абсолютно искренне. Мне совсем не хотел причинять своей супруге какие-либо неприятности, тем более, накануне столь значимого для нас обоих юбилея.

И, тем не менее, что-либо поделать с собой или своей головой у меня так и не вышло. Остаток вечера прошёл в прежнем русле. Я по-прежнему был погружён в самого себя. Будто бы накануне меня посвятили в некую вселенскую тайну, открыли дверь в зазеркалье, в нечто потустороннее. Мне лишь оставалось вспоминать, расшифровать некий код, расставить всё по своим местам, после чего, в полной мере осознать всю глубину и значимость недавно происшедшего. При этом я упорно застревал на самом первом пункте, того предполагаемого плана. То есть, я не мог абсолютно ничего вспомнить. Какие-то обрывки, лоскутки, вспышки, короткие мгновения, которые никак не складывались в нечто целое, понятное, осознанное.

В итоге, я извёл себя до предела. Благо, наступил поздний вечер. Полностью измотанным, выжатым как лимон и морально истощённым я отправился спать, в надежде хоть немного отвлечься от тяжёлых мыслей.

А впрочем, я рано обрадовался.

Сразу уснуть мне так и не удалось, мой разум лишь перешёл в некую промежуточную фазу: тяжёлую, тягучую дремоту. Это был, конечно же, не сон и уж точно, не здоровое восстановительное состояние моего тела. Я вроде бы погружался в небытие, и мне даже начинали видеться какие-то тревожные видения, от которых я тотчас же просыпался. Вновь закрывал глаза, заставлял себя уснуть, успевал увидеть очередной кошмар и сразу отрывал глаза в холодной испарине.

Мне непрерывно мерещилось тёмное, пугающее своей безмолвностью помещение электроподстанции; рубильник, клацающий своими ножами и рассыпавший вокруг себя веер искр. Он будто манил меня к себе. Я непрерывно ворочался, то накрывался, то сбрасывал с себя одеяло.… И так до двух часов ночи.

В конце концов, я встал с кровати. Прошёл по тёмным помещениям квартиры на кухню и, не включая свет, выглянул в окно, в ночную даль. На улице было тихо и безветренно, весь город спал. Лишь откуда-то издалека доносились пьяные голоса подзагулявших граждан. Тут-то и созрела в моей голове идея. Под покровом ночи я вдруг всерьёз собрался сходить на уже сданный объект, незаметно проникнуть на его территорию. После чего, так же незаметно пробраться в помещении электроподстанции, к тому самому, не дающему мне покоя рубильнику. До фабрики не более двадцати минут ходьбы, столько же назад – в общем, если не возникнет ничего непредвиденного, примерно за час-полтора я должен был управиться.

Дабы не разбудить домочадцев, я вынес одежду в коридор и прикрыл за собой дверь. Когда надевал брюки из моего кармана вдруг выпала связка ключей, которую ещё днём я, как будто, отдал Ивану Викторовичу, начальнику охраны фабрики. Ума не приложу, как она вновь оказались в моих брюках.

«Да и какая, собственно разница?.. – подумалось мне в ту минуту. – …Проще будет попасть вовнутрь того самого объекта, который меня ныне интересует».

Путь до фабрики преодолел, как говориться: на одном дыхании. Забор предприятия перемахнул с одного прыжка. И вот, открыв ворота, я уже вошёл в помещение подстанции. Удивило меня то, что здесь, во внутреннем помещении, было вовсе не темно. Хоть и прибыл я на объект ночью, тем не менее, сквозь верхние окна сюда пробивался лунный свет. По крайней мере, я мог легко ориентироваться и перемещаться по подстанции. Кроме того, я вновь мог наблюдать колебания воздуха, с которым ранее уже сталкивался. Этот самый воздух и на сей раз, был словно живым, он изгибался, образуя огромные линзы, либо сгущался, перемещаясь тем сгустком из одного угла в иной.

Вовсе не обращая внимания на те, невероятные по своей красоте воздушные искривления, я взял со стола карандаш и пару чистых листов. После чего, сам не понимая зачем, принялся записывать, выявленные в процессе текущего осмотра, строительные замечания и электромонтажные недостатки.

Повторюсь, я прекрасно знал на данной электроподстанции каждый закуток, каждую опору, каждую ямку, потому и несложно мне было накатать дефектную ведомость аж на целых два листа мелким почерком. И толко после того как мне удалось подвести под тем длинным списком итоговую черту, с чувством выполненного долга, я и позволил себе обернулся к уже известному мне резервному рубильнику.

При этом злополучного отсекателя на третьей секции сейчас не было. Вместо него я вдруг обнаружил деревянную дверь. На её вертикальной поверхности, было прикреплено огромное зеркало, в отражении которого я увидел самого себя. В лунном свете, падающем из верхних окон подстанции, то отражение выглядел несколько устрашающим: тёмный силуэт с растрёпанными волосами, да ещё и в несколько агрессивной позе.

Подчиняясь своему любопытству, я открыл ту непонятную дверь и обнаружил за ней ещё одно помещение. Вошёл в него, осмотрелся и к своему величайшему удивлению понял, что попал в точно такую же электроподстанции, которая только-только осталась за моей спиной. Они были словно близнецы-братья. По крайне мере я, возводивший первый строительный объект, был в том абсолютно уверен.


Читать Узнать больше Внимание! Вы скачиваете отрывок, разрешенный законодательством и правообладателем (не более 20% текста). После ознакомления вам будет предложено перейти на сайт правообладателя и приобрести полную версию произведения. Купить электронку
4.0/1
Категория: Черновик | Просмотров: 108 | Добавил: admin | Теги: Олег Колмаков, Чужая параллель
Всего комментариев: 0
avatar
Вверх